Церковные финансы и бюджетная политика российского правительства эпохи "великих реформ", конец 50-х - 70-е гг. XIX века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Фирсов, Андрей Германович

Диссертация и автореферат на тему «Церковные финансы и бюджетная политика российского правительства эпохи "великих реформ", конец 50-х - 70-е гг. XIX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 150107
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Фирсов, Андрей Германович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
198

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Фирсов, Андрей Германович

ВВЕДЕНИЕ

Общая характеристика исследования.

Степень изученности темы.

Обзор источников.

ГЛАВА I. Теория и практика государственного участия в финансировании церковной жизнедеятельности (исторический обзор).

1.1. Канонические основы церковно-государственных отношений в финансовой сфере.

1.2. Принципы и формы финансовых взаимоотношений Церкви и государства в России.

1.3. Особенности финансового обеспечения церковной жизнедеятельтобти в Российской империи в середине XIX в.

ГЛАВА II. Церковные средства и бюджетная реформа 1862 г.

II. 1. Оформление статуса церковных доходов в ходе подготовки финансовой реформы.

II.2. Определение прав собственности на церковные капиталы.

II.3 Правительственные разногласия по вопросу о контроле за синодальными капиталами.,„„.

ГЛАВА III. Финансы православной Церкви в пореформенном бюджете

Российской империи.

III. 1. Особенности выплаты штатного содержания монастырям по смете ведомства православного исповедания.

III.2. Изъятие церковных средств из состава государственного бюджета.

III. 3. Церковные средства и проблема сокращения бюджетных расходов.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Церковные финансы и бюджетная политика российского правительства эпохи "великих реформ", конец 50-х - 70-е гг. XIX века"

Экономическая и хозяйственная деятельность различных структур крупнейшей российской религиозной организации - Русской Православной Церкви - в настоящее время осуществляется на основе общих норм гражданского права. Однако современное законодательство, регулирующее финансово-экономические отношения в России, не учитывает специфических особенностей функционирования юридических лиц, осуществляющих религиозную деятельность. В практике взаимодействия между церковными учреждениями и органами государственной власти и управления регулярно возникают спорные ситуации, связанные с неурегулированностью государственно-конфессиональных отношений в области экономики и финансов. Это и вопросы порядка налогообложения имущества и деятельности религиозных организаций, и особенности эксплуатации недвижимости, не являющейся церковной собственностью, и внутриконфессиональные имущественные конфликты, выносимые на разрешение административных или судебных органов. Кроме того, не разрешена окончательно проблема возврата имущества, изъятого у Церкви и других религиозных объединений в советское время.1

При разработке государственной политики в области регулирования имущественного положения и хозяйственной деятельности религиозных структур необходимо учитывать исторический опыт организации церковно-государственных отношений в финансово-экономической сфере. Изучение особенностей финансового взаимодействия Церкви и государства на разных этапах исторического развития страны помогает оценить степень приемлемости тех или иных форм и методов регламентации экономического статуса церковных учреждений.

Действовавшая в России на протяжении двух столетий синодальная система церковного управления представляет собой уникальный, хотя и не во всем привлекательный, опыт организации церковно-государственных отношений. Организационная зависимость Церкви от государственной власти в ХУ111 - нач. XX вв. проявлялась и в финансово-экономической сфере. Декларируемое государством попечение о церковном благосостоянии выражалось, с одной стороны, в установлении контроля за распоряжением церковным имуществом, а с другой - в принятии значительных финансовых обязательств по отношению к церковным структурам, духовенству и некоторым направлениям церковной жизнедеятельности.

Отмена крепостного права и "великие реформы" 60-70-х гг. XIX в., ознаменовавшие вступление России на путь модернизации, сопровождались значительными изменениями в финансово-экономической системе страны. В годы реформ была проведена реорганизация государственного бюджета, разработано и утверждено новое финансовое законодательство. Материальные затруднения, вызванные Крымской войной, заставляли правительство сформулировать развернутую программу экономического и финансового развития, основные положения которой реализовывались все пореформенное время.2 Анализ проблем, возникавших в ходе применения новых принципов финансово-бюджетной политики к церковным средствам, необходим для понимания особенностей финансовых взаимоотношений Церкви и государства в синодальный период.

Объектом предлагаемого исследования является система церковно-государственных отношений в финансовой сфере в период "великих реформ" 60-70-х гг. XIX в. При этом в качестве главного элемента, определяющего характер и содержание этих отношений, выделяется проблема соотнесения

1 Подробно об этом см.: Куницын И.А. Правовой статус религиозных объединений в России. - М., 2000. - С. 272-341.

2 Гиндин И.Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861-1892 годы). - М., 1960. -С.30. правовых норм и практики правительственной деятельности со спецификой финансово-экономического устройства Церкви.

Предметом исследования является финансово-бюджетная политика российского правительства в тех ее мероприятиях, которые определяли либо изменяли положение церковных средств относительно других видов финансовой собственности, прежде всего, государственной.

Изучение правительственных бюджетных мероприятий проводилось в рамках периода "великих реформ" конца 50-х - конца 70-х гг. XIX в. В 18581862 гг. разрабатывается бюджетная реформа, при подготовке которой неоднократно затрагивался вопрос о статусе церковных средств. Начало 80-х гг. XIX в. представляет собой определенный рубеж в истории церковно-государственных отношений во всех сферах, поскольку с 1881 г., после воцарения Александра III, происходят серьезные изменения в церковной политике правительства, связанные с усилением влияния возглавлявшего синодальное ведомство К.П.Победоносцева.

Основная цель исследования состоит в том, чтобы на основе имеющихся источников проследить те изменения в системе церковно-государственных отношений в финансовой сфере, которые произошли в результате мероприятий финансово-бюджетной политики российского правительства периода "великих реформ" и выявить, в какой степени в этой политике учитывались специфические особенности церковных средств. Для достижения этой цели были поставлены следующие исследовательские задачи:

1. Рассмотреть принципиальные основы церковно-государственных отношений в финансовой сфере и исторический опыт их осуществления.

2. Определить особенности финансового обеспечения церковной жизнедеятельности в России накануне эпохи "великих реформ".

3. Изучить, как решался вопрос о статусе церковных средств в ходе разработки бюджетного законодательства 1862 г.

4. Выявить особенности положения церковных финансов в пореформенном бюджете Российской империи.

5. Раскрыть, в какой степени финансово-бюджетная политика российского правительства конца 50-х - 70-х гг. XIX в. учитывала специфические особенности церковных средств.

В основу методологии исследования легли принципы историзма, объективности и системности, предполагающие рассмотрение того или иного конкретно-исторического феномена обязательно в историческом контексте, с учетом динамики его развития и необходимости теоретического осмысления в рамках современной проблематики.

Научная новизна работы заключается, прежде всего, в самой постановке проблемы. Вопрос о положении церковных средств в российской финансово-бюджетной системе периода "великих реформ" еще не рассматривался в исторической науке. В исследовании так же впервые предпринимается попытка охарактеризовать церковно-государственные отношения в финансовой сфере с точки зрения их соответствия принципиальным основам имущественного статуса и экономической деятельности церковных структур.

Практическая значимость работы определяется возможностью использовать материалы и выводы исследования в ходе дальнейшего изучения истории русской Церкви, церковно-государственных отношений, истории российской экономики и финансовой системы, при подготовке соответствующих учебных и специальных курсов, а так же при определении концептуальных основ и разработке конкретных мероприятий в области государственной политики в отношении религиозных организаций.

Основные положения диссертации апробировались в выступлениях на ежегодных научно-практических конференциях в Петербургском государственном университете путей сообщения "Неделя науки" (1999 г., 2000 г., 2001 г.), ежегодных конференциях факультета социальных наук Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена

Герценовские чтения" (1999 г., 2001 г., 2002 г.), в ходе работы постоянного семинара "Теория и практика исторического знания" Исторического общества при Европейском университете в Санкт-Петербурге.

Структура работы определяется задачами исследования. Во введении представлены историографический очерк, характеризующий степень изученности темы, и обзор источников. Основная часть работы состоит из трех глав. Первая глава посвящена рассмотрению канонических основ церковно-государственных отношений в финансовой сфере и анализу основных форм государственного участия в финансировании церковной жизнедеятельности в России. В ней же охарактеризованы особенности финансового обеспечения русской Церкви в середине XIX столетия. Во второй главе излагается материал, отражающий процесс определения статуса церковных средств в ходе подготовки бюджетной реформы 1862 г. В третьей главе рассматриваются примеры использования церковных финансов в пореформенном бюджете Российской империи. Статистические сведения, иллюстрирующие некоторые положения работы, помещены в приложениях.

В тексте диссертации принят следующий порядок правописания и сокращений:

1. Цитаты из источников приводятся с сохранением некоторых особенностей орфографии и грамматики подлинника, хотя, естественно, в современной графике.

2. Слово "Церковь" везде, где оно не употребляется в значении "храм" или "приход", пишется с прописной буквы.3

3 Современные орфографические правила обязывают ставить прописную букву в том случае, если речь идет о Церкви как о богословском понятии. При написании названия конфессии, согласно тем же правилам, с прописной буквы пишется только первое слово названия - Русская православная церковь (См.: Правила употребления прописных букв. - Параграф 26, 28 // Лопатин В.В. и др. Прописная или строчная? Орфографический словарь русского языка. - М., 1999. - С. 24-25). Правила не содержат указаний на правописание этого слова в усеченном названии конфессии, хотя предписывают в усеченных однословных названиях органов власти, учреждений, организаций etc. употреблять прописную букву (Правила . Параграф 34// Там же. - С.27). Кроме того, правила не учитывают случаев употребления слова "Церковь" в конкретно-историческом значении, при отсутствии необходимости конфессионального уточнения. В новейшей научной литературе в этих случаях слово "Церковь" употребляется с прописной буквы (См. напр.: Куницын И.А. Правовой статус религиозных объединений в России. - М., 2000; Римский С.В. Российская Церковь в эпоху

3. В современной научной литературе приняты различные варианты написания понятия, обозначающего комплекс реформ, осуществлявшихся в России в царствование Александра II (1855-1881 гг.). В работе везде используется вариант: "великие реформы", в котором оба слова пишутся со строчной буквы и заключены в кавычки.

4. Ссылки на книги Священного Писания и церковные канонические правила оформляются, в соответствии с общепринятой традицией, без библиографических указаний.

5. В подстрочных примечаниях использованы сокращения:

РГИА - Российский государственный исторический архив

ПСЗ - Полное собрание законов Российской империи.

Степень изученности темы

Организация финансового обеспечения церковной жизнедеятельности представляет собой существенную часть системы церковно-государственных отношений. Поэтому различные аспекты этой проблемы находили свое отражение и в систематических трудах по истории русской Церкви в Синодальный период, и в специальных работах, посвященных положению Церкви в Российской империи в рассматриваемый отрезок времени. Таким образом, историографию вопроса целесообразно будет представить в общем контексте изучения русской церковной истории рассматриваемого периода.

Следует также учитывать, что теоретические и методологические установки, которыми руководствовались исследователи при обращении к тем или иным проблемам истории православия в России, неоднократно претерпевали существенные изменения, обусловленные конкретно-историческими обстоятельствами жизни и деятельности авторов. Поэтому представляется более продуктивным рассматривать опыт изучения финансововеликих реформ. - М., 1999; Фирсов С.Л. Православная Церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. - СПб., 1996), встречаются и случаи употребления строчной (Элбакян экономических взаимоотношений Церкви и государства в исторической науке не по тематическим разделам, а по хронологическим этапам, в рамках которых целесообразно выделить интересующую нас проблематику.

Историография истории русской Церкви периода "великих реформ" Александра 11 до последнего времени не становилась предметом специального исследования. Первый, и отметим сразу, весьма удачный, на наш взгляд, опыт историографического анализа этой темы представлен соответствующим разделом диссертации М.В.Никулина. В этом труде содержится обстоятельная характеристика значительного числа работ отечественных и зарубежных историков, так или иначе затрагивающих различные аспекты церковно-общественных проблем эпохи Царя-Освободителя. Автор выделяет несколько периодов в изучении церковной истории этого времени: до 1917 г. - "казенно-фактографический" период; 1917 г. - середина 50-х гг. XX в. - "радикально-атеистический" период; третий период называется научно-систематическим (вторая половина 50-х гг. XX в. - 1985 г.); четвертый период связывается с политической либерализацией в стране после 1985 г.; начало современного этапа относится к 1992 г.4 Целесообразность установления именно этих дат в качестве конкретных хронологических рамок не везде бесспорна, наименования, данные периодам, не всегда представляются удачными. Однако наблюдения над характером исторических исследований того или иного времени достаточно точны и интересны. Обзор работ предшественников в диссертации обычно имеет вспомогательную цель - показать степень изученности темы. У М.В.Никулина историографическая часть приобрела вполне самостоятельное значение - читателю представлен общий очерк истории изучения русского православия времени Александра 11. Проделанная автором работа существенно облегчает выполнение стоящей перед нами задачи

Е.С., Медведко С.В. Хозяйственно-экономическая деятельность Русской православной церкви (теоретический и практический аспекты). - М., 2001).

4 См.: Никулин М.В. Православная Церковь в общественной жизни России (конец 1850 - конец 1870-х гг.): Автореф. дис. к. ист. н. - М., 1997. - С. 7-10.

- историографического обзора темы настоящего исследования, однако диссертация московского историка не затрагивает проблем финансово-экономического положения русской Церкви. Соответственно, не рассматривается и отражение этих вопросов в работах отечественных и зарубежных исследователей.

При обращении к работам, вышедшим до 1917 г. следует учитывать, что близость изучаемого периода во времени определила некоторые характерные особенности, присущие этим исследованиям. По мнению М.В.Никулина, систематические труды большинства дореволюционных исследователей носят обзорный характер.5 Еще раньше к такому же выводу пришел И.К.Смолич, отметивший, что работы этого периода построены на добросовестном воспроизведении документального материала, а критический анализ эпохи и оценка последствий ее для церковной жизни сведены к минимуму.6 Внимательное ознакомление с дореволюционной историографией синодального периода истории русской Церкви не дает нам оснований не согласиться с такой точкой зрения. Сохранение синодальной системы церковно-государственных отношений в качестве политической реалии существенно ограничивало применение критического подхода при анализе фактического материала. В исследованиях А.П.Доброклонского, П.В.Знаменского, Н.Руновского, С.Г.Рункевича7 рассмотрение вопросов, связанных с финансовым обеспечением Церкви, сводится к перечислению правительственных мероприятий в этой области.

Следует также учитывать, что правительственные мероприятия в отношении Церкви и духовенства, проводимые в царствование Алексадра 11,

5 Никулин М.В. Указ. соч. - С. 6.

6 Смолич И.К. История русской церкви. 1700-1917. - М., 1996. - 4.1. - С. 53-54.

7 Благовидов Ф. Деятельность русского духовенства в отношении к народному образоваию в царствование императора Александра 11. - Казань, 1891; Доброклонский А.П. Руководство по истории русской Церкви. Вып.4. Синодальный период. 1700-1890. - М., 1893.; Руновский Н. Церковно-гражданские законоположения относительно православного духовенства в царствование императора Александра 11. - Казань, 1898; Знаменский П.В. Руководство к русской церковной истории. - Казань, 1888; Рункевич С.Г. Русская Церковь в XIXвеке.-СПб., 1901. приобрели широкий общественный резонанс. В то же время, большинство проблем церковной жизни так и не получило окончательного разрешения и сохраняло актуальность вплоть до 1917 г.8 Поэтому специальные публикации, посвященные проблемам финансово-экономического положения Церкви и духовенства носили полемический характер.

Анализ отношения общества к проблемам финансового обеспечения Церкви не входит в число задач настоящего исследования. Но следует все же отметить, что в дореволюционной публицистике можно выделить два разных подхода к теме церковного благосостояния. В большинстве публикаций материальное обеспечение Церкви a priori признается недостаточным не только для выполнения возлагаемых на нее государством и обществом задач, но и для нормальной церковной жизнедеятельности. Это мнение совпадало с правительственной позицией.9 Главной темой публикаций другого направления стала разработка тезиса об огромных материальных богатствах, сосредоточенных в руках Церкви. Именно в таких сочинениях предпринимаются попытки анализа финансового положения Церкви на основании фактических данных.

Первым опытом такого исследования стало сочинение Д.В. Ростиславова "О православном белом и черном духовенстве в России", изданное, по цензурным причинам, за границей.10 Эта весьма объемная работа должна была, по мнению автора, показать все стороны жизни русского духовенства, в том числе, и его экономическое положение, с критической точки зрения. В разделах "О доходах монастырей" и "О доходных статьях белого духовенства" с помощью массы примеров из реальной жизни выявлены источники церковных доходов, живописно изображены возможные способы и обстоятельства их использования. Эти описания подкрепляются и

8 См. напр.: Фоминых Е.В. Самодержавие и вопрос о преобразовании церковного прихода в 1905-1917 гг. //Вестник ЛГУ: Сер. 2. - 1986. - Вып. 4. - С.86-88; Она же. Проекты церковных преобразований в России в начале XX века: Автореф. дис. к. ист. н. - Л., 1987. - С. 1.

9 Римский С.В. Церковная реформа 60-70-х гг. XIX века/Ютечественная история. - 1995. - № 2. - С. 170.

10 Ростиславов Д.И. О православном белом и черном духовенстве в России. - Лейпциг, 1866. количественными данными, взятыми из ежегодных всеподданнейших отчетов обер-прокурора Синода по ведомству православного исповедания.11 Приведенный материал должен был свидетельствовать, что материальные проблемы духовенства во многом надуманны и что церковные средства вполне позволяют обеспечивать церковную жизнедеятельность. Однако отмечается, что выделяемого казной для ряда причтов жалованья явно не хватает на содержание духовенства.12 Разоблачительный пафос, которым проникнуто все сочинение, делает его весьма занимательным для чтения, но не позволяет автору обратить внимание на существовавшие законодательные ограничения и практические затруднения в использовании церковного имущества и доходов.

В следующей работе Ростиславов предпринял попытку детального исследования всех источников монастырских доходов с целью показать, что материальное обеспечение иноческих обителей находилось на высоком уровне.13

Это направление получило дальнейшее развитие в небольшом по объему, но очень содержательном труде В.Кильчевского.14 На основании анализа законодательства и различных справочных материалов автором составлена полная картина источников прямых или косвенных доходов, которыми могло пользоваться духовенство, проведен примерный, но очень показательный подсчет финансового выражения этих доходов. Хотя изложение не сопровождается комментариями, цель работы понятна - показать, что духовенство располагает значительными материальными ресурсами.

Сочинения Кильчевского и Ростиславова содержат и фактический материал, и весьма интересные рассуждения, однако в силу их полемических

Указ. соч.-С. 161-323.

12 Там же. - С. 288.

13 Ростиславов Д.И. Опыт исследования об имуществах и доходах монастырей. - СПб., 1876. Следует отметить, что выведенные автором числовые показатели монастырского благосостояния подвергнуты основательной и весьма убедительной критике. См.: Критический обзор сведений о Свято-Троицкой Сергиевой лавре, сообщаемых в книге "Опыт исследования об имуществах и доходах монастырей." - М., 1876.

14 Кильчевский В. Богатство и доходы духовенства. - СПб., 1908. целей, носят односторонний характер. Такие труды следует отнести скорее к разряду публицистических, а не исторических работ.

В целом следует отметить, что работы указанного периода для современного историка представляют ценность или как источник по истории общественной мысли, или как вспомогательные, справочные материалы, позволяющие сориентироваться в фактической стороне рассматриваемой проблемы.

Особенности изучения церковной истории в отечественной историографии после 1917 г. и до конца 80-х гг. XX в. были обусловлены господством атеистической идеологии. Первоначальные политические задачи советской власти требовали активной антицерковной пропаганды, в которой одно из ведущих мест отводилось "разоблачению" "реакционной" роли религии и Церкви в российской истории.

В послереволюционные годы церковное имущество становится для советской власти одним из важнейших источников финансирования государственной деятельности. Конфискация синодальной типографии, лишение религиозных организаций прав на владение собственностью, наконец, развернувшаяся с февраля 1921 г. кампания по изъятию церковных ценностей требовали определенного теоретического обоснования. "Церковь сосала из народа свое имущество. И этот царь-народ, воплощенный в Советском правительстве, хочет теперь взять то, что он и никто другой, раньше давал", -писал А.В.Луначарский.15

Таким образом, обращение к анализу финансово-экономического положения Церкви становилось весьма перспективным для идеологических спекуляций. Тема церковного богатства занимает важное место в атеистической литературе 30-х годов прошлого столетия.

В работе Е.Ф.Грекулова "Русская церковь в роли помещика и капиталиста" для подтверждения положения о росте материального благосостояния Церкви в XIX веке используются данные из сочинений Д.И.Ростиславова и В.И.Кильчевского. Однако автор не счел нужным критически отнестись к публицистике прежней эпохи, поскольку ставил перед собой, как и его предшественники, не столько научные, сколько пропагандистские цели. "Интересы церкви, как обладательницы огромнейшей движимой и недвижимой собственности, - пишет Е.Ф.Грекулов, - сближали ее с крупными помещиками и представителями торгово-промышленного капитала. Церковь защищала интересы господствующих классов не только потому, что она подчинена была русскому самодержавию, но и потому также, что союза с господствующими классами требовали ее капиталистические интересы".16 Заявленные идейно-политические установки предопределили необъективность в освещении темы. Так, утверждая, что секуляризация нисколько не лишала церковь права вновь приобретать недвижимую собственность17, автор "забывает" отметить, что с 1819 г. всякое закрепление за церковными учреждениями недвижимости было возможно только с Высочайшего разрешения, что существенно ограничивало имущественные права Церкви. Отметим, что и спустя почти сорок лет, говоря о достаточном материальном обеспечении православного духовенства во второй половине XIX века, Е.Ф.Грекулов продолжал опираться на дореволюционную публицистику.18

Первым опытом систематического освещения истории русской Церкви в советской историографии стал труд Н.М.Никольского.19 О значении его для последующего изучения церковной истории в отечественной науке свидетельствует ряд переизданий этой книги в 80-е годы XX века Являясь сторонником распространенной в 30-е гг. теории "торгового капитала", Никольский подходит к рассмотрению проблем финансового положения

15 Луначарский А.В. Кому принадлежит церковное имущество? - М., 1922. - С. 13-14.

16 Грекулов Е.Ф. Русская церковь в роли помещика и капиталиста. [М., 1930] - С.5

17 Там же.-С. 15.

18 Грекулов Е.Ф. Церковь, самодержавие, народ. - М., 1969. - С. 6-8.

19 Никольский Н.М. История русской церкви. - М., 1930.

Церкви во второй половине XIX века с точки зрения экономической целесообразности использования церковных средств.

Никольский выделяет два главных источника существования всех церковных учреждений - казенные кредиты и доходы от требоисправления, причем последнее расценивается как эксплуатация обращавшихся к Церкви верующих. "Но поскольку казенные субсидии в конечном счете восходили к тем же народным копейкам, то церковь жила высасыванием соков из народного организма, не давая ему в обмен никагого эквивалента в форме реальных хозяйственных благ".20 Далее автор отмечает: "Если средства, собиравшиеся в церквах на поддержание в порядке церковных зданий и усадеб, еще отчасти возвращались в оборот трудящихся в форме заработной платы, то средства, собиравшиеся в пользу причтов, были, в сущности, совершенно непроизводительным налогом на содержание паразитического общественного слоя".21

Итак, непродуктивность церковной экономики, слабая вовлеченность Церкви в систему капиталистических отношений - вот основная мысль Никольского. Для доказательства этого тезиса приводится целый ряд фактических данных о неэффективности использования церковных угодий и капиталов. В итоге получается, что "церковь тянется вслед за веком к капиталистическому накоплению, но совершает это чрезвычайно уродливым образом, и . работает не столько на себя, сколько на государство".22 В общем, согласно Никольскому, Церковь оказалась плохим предпринимателем, и поэтому эпоха капитализма для нее стала эпохой безысходного кризиса.

Оценивая эту работу, один из крупнейших историков-религиоведов А.И.Клибанов отмечал, что, несмотря на методологические издержки, "в свое время труд Никольского именно новизной рассматриваемых им проблем, и самим стилем научного мышления и изложения не только обогатил советскую

20 Никольский Н.М. История русской церкви. - М., 1985. - С. 405.

21 Там же. - С. 407. историческую науку, но и наметил дальнейшие пути изучения истории церкви, послужил стимулом к этому".23 Другой историк русской Церкви, И.К.Смолич, отказался признать за этой работой какое-либо научное значение.24 На наш взгляд, "История русской Церкви" Н.М.Никольского - это интересный памятник исторической мысли 30-х гг.ХХ в., четко отражающий и теоретико-методологический аппарат исследователя того времени, и последствия его применения к историческому материалу.

Работа Н.М.Никольского долгое время оставалась единственным авторским систематическим трудом по истории русской Церкви. В 60-80-гг. труды отечественной науки в этой области представлены, в основном сборниками статей и коллективными монографиями. Это связано с тем, что разыскания в области церковной истории ведутся в это время как историками, так и специалистами по истории религии и атеизма. С другой стороны, изменение социально-политической обстановки в стране со второй половины 50-х гг. обусловило отказ от идеологических схем и пропагандистских приемов изложения материала, принятых в 30-е годы. На смену им приходит собственно научный подход к изучению истории Церкви, основанный на анализе самых разнообразных источников. Расширяется проблематика исследований.

Разработка вопросов, характеризующих экономическое положение Церкви становится важной задачей для отечественной науки. Это объясняется, во-первых, методологическими особенностями советской историографии. Изучение экономической основы того или иного социального, политического или культурного феномена расценивается как необходимое условие его правильной интерпретации. Существенное значение имел также идеологический фактор. Тезис о материальных богатствах Церкви играл важную роль в определении исторической роли Церкви как реакционной силы, что, в свою очередь, являлось одним из основных положений атеистической

2222 Там же. - С. 404.

23 Русское православие: вехи истории. - М., 1989. - С. 7. пропаганды. Наконец, следует учитывать и фактор преемственности в определении тематики исследований. Таким образом, эта тема становилась актуальной и с научной, и с политической точек зрения.

Однако внимание исследователей, как правило, привлекали периоды экономической независимости Церкви от государства. Проблемы церковно-государственных отношений в имущественной сфере после секуляризации 1764 г. специально не рассматривались, хотя некоторые вопросы затрагивались в работах, посвященных церковной истории XIX века.

Анализируя церковную политику правительства в первой половине XIX века, С.С.Дмитриев отмечал, что в этот период "хозяйство православной церкви, ее владения, имущества, капиталы, ее многообразные доходы, материальная обеспеченность духовных кадров значительно выросли и упрочились".25 На чем же основывает исследователь свой вывод? На данных, приведенных еще в сочинениях Д.И.Ростиславова, причем принимает их без всякой критики, как раньше это сделал Е.Ф.Грекулов. Автор выделяет три источника церковных доходов: государственные субсидии, специальные капиталы и пожертвования, но не предпринимает попытки установить их соотношение. Утверждается, что достоверных сведений о специальных средствах Синода у нас нет, в то время как их можно было получить не только их архивных источников, но и из ежегодно публиковавшихся отчетов обер-прокурора Синода по ведомству православного исповедания. Эти замечания не опровергают основного вывода С.С.Дмитриева о том, что церковная политика самодержавия сделала много для обогащения православной Церкви.26 Однако показанные особенности исследовательского подхода никак не позволяют считать его объективным.

24 Смолич И.К. Указ. соч. - 4.1. - С.500.

25 Дмитриев С.С. Православная церковь и государство в предреформенной России. // История СССР. - 1966. - № 4.-С. 50.

26 Там же. - С. 54.

На страницах коллективной монографии "Церковь в истории России. IX в. - 1917 г"., в разделе об экономическом состоянии Церкви в XIX веке С.С.Дмитриев высказал те же самые положения.27 В главе о Церкви в пореформенной России, написанной Е.Ф.Грекуловым эти вопросы не затронуты. В своей следующей работе Е.Ф.Грекулов ограничился повторением мысли о необоснованности жалоб духовенства на бедственное материальное оо положение.

Вышедшая в 1989 г. еще одна коллективная монография "Русское православие: вехи истории" должна была стать ответом отечественной исторической науки на повышение общественного интереса к различным сторонам религиозной и церковной жизни, проявившееся после изменения государственной политики в отношении Церкви, связанном хронологически с празднованием 1000-летия Крещения Руси в 1988 г. Отдельная глава посвящена в ней вопросам землевладения русской православной церкви и ее хозяйственно-экономической деятельности в XI - нач. XX вв. Однако ее автор, Я.Е.Водарский, сосредоточился на анализе изменения количества монастырей в России, их размещения, организации монастырского хозяйства. Изучение сведений о монастырском землевладении от Крещения Руси вплоть до 1917 г. приводят автора к выводу о том, что и после секуляризации "церковь, используя доступные ей способы обогащения - выпрашивая землю у государства, паразитируя на темноте и суеверии угнетенных народных масс, нуждающихся в моральном утешении, - сумела вернуть утраченные земельные владения и скопить огромные денежные и материальные богатства".29 Но динамика количественных данных приводится автором без учета качественных изменений. Я.Е.Водарский не оговаривает существовавших в XIX веке законодательных ограничений на использование земель и угодий, которые существенно меняли характер церковного землевладения. После секуляризации

27 Церковь в истории России. IX в. - 1917 г. - М., 1967. - С. 209.

28 Грекулов Е.Ф. Церковь, самодержавие, народ. - М., 1969. - С.7. земельные участки выделялись не в собственность приходской церкви, а в пользование духовенству, для сельскохозяйственной обработки, и были призваны служить источником продовольственного обеспечения сельских причтов. Невнимание к подобного рода важным обстоятельствам значительно снижает ценность проделанной автором работы. Эти недостатки, впрочем, были предопределены целью исследования - показать "реакционную" роль в русской истории монастырей и Церкви в целом.30

Книга "Русское православие: вехи истории" стала последним опытом освещения истории русской Церкви в советской историографии. Отметим некоторые особенности подхода к проблемам финансово-экономического состояния Церкви в эпоху "великих реформ". Прежде всего, следует обратить внимание на политическую актуальность темы. Проведенная экспроприация церковного имущества требовала исторического обоснования, а положение о материальном богатстве Церкви служило важным оружием в идеологической борьбе с религией, проводимой в советском государстве. Таким образом, характер и содержание исторических разысканий в этой области обуславливалось пропагандистскими задачами. Предопределенность негативной оценки роли православия в истории России существенно повлияла на методологию исследований. Для доказательства того или иного тезиса достаточно было найти такое же мнение на страницах дореволюционной публицистики, а приводимые там фактические данные принимались и использовались без всякой критики. Такое некорректное обращение с источниками считалось вполне приемлемым для достижения поставленных не столько научных, сколько политических целей.

Зарубежная историческая наука, в отличие от отечественной, была свободна от необходимости соотносить задачи исследований с советской

29 Русское православие: вехи истории. - С. 560.

30 Там же. - С. 559. идеологической политикой. Поэтому труды иностранных авторов построены на более внимательном отношении к источникам.

В работе американского историка Джона Кэртиса (John Сиг1л55)анализу экономического положения Церкви в Российской империи уделена целая глава.31 Исследователь* внимательно рассматривает систему финансового обеспечения церковных структур, действовавшую в начале XX века. Кэртис высказал интересную мысль, перекликающуюся с методологическими положениями советской историографии: обладание значительным материальным богатством определило зависимость Церкви от государственного покровительства.32

Изучению положения русского духовенства в синодальный период посвящены работы одного из ведущих зарубежных специалистов по истории русской Церкви, Грегори Фриза (Gregory Freeze).33 Эти публикации стали итогом многолетних разысканий историка в данной области. Автор привлек широкий круг источников, включая документы центральных и местных архивов, материалы периодики, обширный комплекс мемуарной литературы. Такой обстоятельный подход к проблеме делает работы Г.Фриза ценнейшим пособием по ряду проблем русской церковной истории.

Рассматривая обстоятельства правительственной деятельности в отношении православного духовенства в эпоху великих реформ, историк приходит к выводу, что церковные реформы Александра 11 были неудачными, что ни один вопрос, и вопрос материального обеспечения духовенства в том числе, не был решен. Одной из основных причин такого положения Фриз называет финансовую слабость государства и Церкви.34 Таким образом, корень всех церковных проблем автор, как и представители церковной публицистики

31 Curtiss J. Church and State in Russia. The last years of Empire: 1900-1917. - New York, 1940. - P. 87-130.

32 Ibid. - P. 87.

Freeze G. The Parish Clergy in nineteenth-century Russia. Crisis. Reform. Counter-reform. - Princeton, 1983. Предыдущая работа посвящена истории русского духовенства в XVIII в.: Freeze G. The Russian Levites. Parish clergy in the eighteenth century. - L., 1977

34 Freeze G. The Parish Clergy in nineteenth-century Russia. - P. 459-460.

XIX века, усматривает в недостаточном материальном обеспечении духовенства. Представленный в книге материал, в том числе, цифровые данные, сведенные в ряд таблиц, должны были проиллюстрировать бедственное положение приходских клириков.

Однако основные положения, содержащиеся в трудах Фриза, были подвергнуты серьезной критике Б.Н.Мироновым. Опираясь на ряд макроэкономических показателей (уровень инфляции, рост цен) и на сообщения источников о сокрытии подлинных сведений о пожертвованиях, поступавших в церкви, Б.Н.Миронов показал, что с учетом изменения курса денег и цен реально денежные доходы церковных причтов за период с 1714 по 1914 гг. возросли более чем в 2,5 раза.35

Обстоятельность, с которой Б.Н.Миронов подошел к разбору основных положений, высказанных в книгах Г.Фриза, выводит его критический обзор за рамки историографического очерка. Впервые в отечественной науке для оценки экономического положения Церкви и духовенства были привлечены объективные социально-экономические характеристики. В свете такой солидной аргументации оценка Г.Фризом материального достатка белого духовенства выглядит ошибочной. Нельзя не согласиться с Б.Н.Мироновым в том, что американский историк явно попал под влияние либеральных критиков из среды духовенства. Но не лишним будет повторить, что по богатству материала книгам Фриза нет равных.36

Проблемы религии, духовной жизни традиционно занимают важное место в немецких исследованиях по русской истории.37 Однако самая серьезная и обстоятельная работа по истории русской Церкви, увидевшая свет в Германии, принадлежит перу русского эмигранта, И.К.Смолича. Его "История

35 Миронов Б.Н. Американский историк о русском духовном сословии. // Вопросы истории. - 1987. - № 1. - С. 156.

36 Там же. - С. 158.

37 См.: Россия Х1Х-ХХ вв. Взгляд зарубежных историков. - М., 1996. - С. 51. русской Церкви. 1700-1917."38 стала первой попыткой концептуального осмысления синодального периода. Такой подход потребовал от автора систематизации огромного материала, содержащегося как в источниках самого разнообразного характера, так и в исследованиях, посвященных различным вопросам церковной истории. Для научного стиля Смолича характерны лаконичность изложения, насыщенность фактическими данными, почти полное отсутствие каких-либо политических оценок. Необходимость освещения всех сторон церковной жизнедеятельности на протяжении двух веков - задача, поистине грандиозная - не позволила автору увлекаться оценочными суждениями и служила своеобразной гарантией объективности исследования.Значение работы Смолича как энциклопедического труда, выполненного на высоком научном уровне, трудно переоценить. Сведения, содержащиеся в его книгах, могут стать отправной точкой для капитальных исследований любой области церковной жизнедеятельности.

В разделах, посвященных анализу положения Святейшего Синода, епархиальных установлений и приходского духовенства, Смолич детально описывает систему финансово-экономического обеспечения деятельности этих церковных структур на протяжении всего синодального периода. Приводимые автором справочные сведения, почерпнутые из отчетов обер-прокурора по ведомству православного исповедания и энциклопедических изданий позапрошлого и прошлого столетий, используются вполне корректно, с учетом их неполноты и официального характера.

Объективная оценка экономического положения Церкви невозможна без четкого представления о целях использования церковного имущества. Хотя этому вопросу Смолича уделил немного внимания, именно на страницах его

381-е нем. издание: Smolitsch 1. Geschichte der Russischen Kirche. 1700-1917. Leiden, 1964. Bd.l; Wiesbaden, 1991. Bd. 2. труда впервые в литературе сведения о церковных доходах и капиталах

39 представлены вместе со сведениями об их предназначении.

В ходе своей многолетней работы Смолич мог пользоваться только опубликованными материалами. Однако строгое следование таким методологическим принципам, как объективность и системность, позволило исследователю не просто обобщить сведения, содержащиеся в источниках и в специальной литературе, но и сделать ряд интересных наблюдений, касающихся тех или иных аспектов темы.

Основной проблемой, решению которой посвящен капитальный труд И.К.Смолича, являются церковно-государственные отношения "с их воздействием на все стороны церковной жизни".40 Актуальность и научная значимость именно такого подхода к анализу синодального периода русской церковной истории определилась и в отечественной исторической науке с начала 90-х годов XX века. Усиление общественного влияния православной Церкви после либерализации политической жизни в стране, необходимость определения новых основ государственной религиозной политики обусловили особое внимание историков, философов, религиоведов к этой проблеме. Анализ исторического опыта церковно-государственных отношений становится предметом специальных диссертационных исследований, выносится на научные конференции, подробно освещается в учебных пособиях.41 Наряду с разработкой общих проблем взаимоотношений Церкви и государства в России, появляются работы, посвященные оценке положения Церкви в отдельные периоды социально-политического развития страны. Так,

35 Смолич И.К. История русской Церкви. 1700-1917. - М„ 1996. - 4.1. - С. 148-149.

40 Там же. -С. 19.

41 См. напр: Бабинов Ю.А. Государственно-церковные отношения в условиях России: историко-методологический анализ: Автореф. дис. . д. философ, н. - М., 1993; Зубанова С.Г. Православная Церковь в социальной, культурной и духовной жизни российского общества XIX века: Автореф. дис. . к. ист. н. - М., 1995; Джораева С.В. Государственно-церковные отношения в России: опыт философско-исторического анализа: Автореф. дис. . к. философ, н. - М., 1997: Государственно-церковные отношения в России: Материалы "круглого стола". - М., 1993;

Бакаев Ю.Н. История государственно-церковных отношений в России.:Учеб. пособие. - Хабаровск, 1994; Государственно-церковные отношения в России: опыт прошлого и современное состояние: Курс лекций. - М., 1995. конец XIX - начало XX века и предреволюционные годы привлекли внимание С.Л.Фирсова,42 церковная политика правительства во время царствования Александра 111 отразилась в работах А.Ю.Полу нова.43 При признании ведущей роли светской власти в системе церковно-государственных отношений закономерным выглядит и выделение эпохи "великих реформ" Александра 11 как особого периода в жизни православной Церкви.

Ростовский историк С.В.Римский, анализируя правительственную деятельность в отношении православной церкви в 60 - 70-е гг. XIX века, пришел к выводу о необходимости выделения особой церковной реформы в ряду других преобразований александровского царствования.44 Следует отметить, что для изучения данного вопроса исследователь одним из первых в отечественной историографии обратился к архивным документам. Для проблематики нашего исследования большой интерес представляют замечания историка о характере системы государственной регламентации финансово-экономической деятельности Церкви.45 Однако представляется, что оценка правительственной активности в сфере церковной жизнедеятельности как церковной реформы призвана скорее всего подчеркнуть научную значимость проведенной С.В.Римским исследовательской работы. Представленный автором материал не дает оснований характеризовать проведенные в 60 - 70-е гг. мероприятия, направленные на улучшение материального быта православного духовенства, как единую реформу государственной Церкви,46 поскольку основы синодальной системы управления не подверглись никаким изменениям.47

42 Фирсов С.Л. Православная церковь и российское государство в конце XIX - начале XX вв. (Проблема взаимоотношений духовной и светской власти): Автореф. дис. . к. ист. н. - СПб., 1994; Он же. Православная церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. - СПб., 1996.

43 Полунов А.Ю. Под властью обер-прокурора. Государство и Церковь в эпоху Александра 111.- М., 1996; Он же. Церковь, власть и общество в России (1880-е - первая половина 1990-х гг.) // Вопросы истории. - 1997. - № 11.-С. 125-136.

44 Римский С.В. Церковная реформа 60-70-х годов XIX века/Ютечественная история. - 1995. - № 2. - С. 166.

45 Римский С.В. Церковная реформа Александра 11 // Вопросы истории. - 1996. - № 4. - С. 36-37.

46 Отечественная история. - 1995. - № 2. - С. 166.

47 Фирсов А.Г. Проблема церковных преобразований в правительственной политике России 60 - 80-х годов XIX века // Православие и правоохранительная деятельность в России. - СПб., 1996. - С. 19.

Своеобразным итогом разработки С.В.Римским темы правительственных преобразований в сфере церковной жизни стала публикация обобщающей монографии "Русская православная Церковь в XIX веке". Этот же материал совсем недавно увидел свет под другим, более соответствующим содержанию, названием.48

Положение русской Церкви в 60 - 70-е гг. XIX века стало предметом многолетних изысканий М.В.Никулина, завершившихся защитой в 1997 г. кандидатской диссертации "Православная Церковь в общественной жизни России (конец 1850-х - конец 1870-х гг.)". Очень важным для формирования правильного представления о церковно-общественной жизни XIX века является стремление историка рассматривать Церковь не как государственный механизм, а как определенный социальный организм, находящийся в центре общественного идеологического диалога.49 Существенным методологическим достижением М.В.Никулина следует признать отказ от противопоставления Церкви и государственной власти в условиях православной страны, которой являлась Россия. Особое внимание следует обратить на различение автором понятий "православная Церковь" и "ведомство православного исповедания", о чем свидетельствует очень редко встречающаяся в литературе корректность в их употреблении. Так, описывая особенности взаимодействия Церкви и правительства в рассматриваемую эпоху, М.В.Никулин предпочитает говорить о бюрократизации не Церкви, а духовной власти, что, на наш взгляд, правильней отражает реальную ситуацию.50

Появление работ С.В .Римского и М.В.Никулина свидетельствует о том, что изучение различных вопросов истории церковно-государственных отношений в отечественной науке выходит в последнее время на качественно

48 Римский С.В. Русская православная Церковь в XIX веке: Ученые записки Донского юридического института. - T.7. - Ростов н/Д, 1997. Он же. Российская Церковь в эпоху великих реформ. - М., 1999.

49 Никулин М.В. Указ. соч. - С. 3.

50 Никулин М.В. Православная Церковь и государственный аппарат России в эпоху великих реформ (1856-1874) // Российская государственность. Этапы становления и развития: Тезисы научной конференции. - Кострома, 1993.-Вып. 1.-С. 163. новый уровень, характеризующийся отказом от априорных оценок, комплексным и системным использованием источников, появлением новой проблематики. В такой ситуации закономерным выглядит обращение ряда исследователей к анализу финансово-экономического положения Церкви в России в XIX веке.

Характеризуя систему финансирования православного духовного ведомства, сложившуюся к 50-м гг. XIX века, С.В.Римский отметил логическую уязвимость ставшего традиционным тезиса о перманентном увеличении церковных богатств. Даже беглый взгляд на особенности церковно-государственных отношений в финансовой сфере позволил исследователю обозначить целый ряд проблем, нуждающихся в специальном рассмотрении. Среди них можно выделить вопрос о правовом статусе церковной собственности в российском законодательстве и проблему государственного регулирования движения церковных капиталов.51

Анализу системы управления имуществом приходских церквей посвящена небольшая, но очень содержательная работа Е.В.Ропаковой.52 Автор приходит к выводу, что организация этой системы давала возможность государству контролировать распоряжение церковными доходами и имуществом. Интересно и замечание о прямой заинтересованности государственной власти в изъятии значительной части денежных поступлений в приходские церкви в ведение Синода как государственного учреждения.53 Таким образом, встает вопрос о возможной переоценке "спонсорской" роли государства по отношению к Церкви.

Своеобразным показателем историографической актуальности темы финансово-экономического положения Церкви в России может служить появление в первом номере нового журнала "Церковно-исторический вестник"

51 Римский С.В. Российская Церковь в эпоху великих реформ. - С. 137.

52 Ропакова Е.В. Проблема управления денежными средствами и имуществом приходских храмов в XIX веке // История православия в России: люди, храмы, источники. - СПб., 1995. С.81-87.

53 Там же. - С. 88. сразу двух статей, затрагивающих эту проблему. В работе В.Морозана рассмаривается экономическое положение православного духовенства в XIX -начале XX века.54 Исследователем представлены сведения о государственных выплатах на содержание приходских причтов и местных источниках материального обеспечения священно-церковнослужителей. В.Морозан отмечает тесную связь финансовых проблем духовенства с общим внутренним положением страны, ее экономическими возможностями, без усиления которых улучшение положения приходских клириков, как и всего народа в целом, не могло призойти.55 Примечательно, что при таком подходе правительственная забота о материальном обеспечении духовенства теряет политическое измерение и может рассматриваться как своеобразная константа церковно-государственных отношений синодального периода. Отметим, что в историко-правовой науке перевод духовенства на государственное содержание оценивается как одна из сторон процесса огосударствления Церкви в XVIII -XIX вв.56

Финансовое положение русской церкви в 1907 - 1917 гг. подробно рассмотрено в статье С.Л.Фирсова.57 Историк проанализировал основные параметры сметы доходов и расходов святейшего Синода, сведения об экономическом положении монастырей и статистику вкладов лиц духовного звания в сберегательные кассы. Приведенные С.Л.Фирсовым данные свидетельствуют о том, что "материальное положение Православной Российской Церкви <.> было весьма непростым".58 Во всяком случае, распространенное в широких кругах российского общества в предреволюционные годы мнение об исключительных богатствах

54 Морозан В. Экономическое положение православного духовенства России в XIX - начале XX вв.//Церковно-исторический вестник. - 1998. - № 1. - С. 137-144.

55 Там же, с.144.

56 Титов НЛО. Процесс огосударствления церкви в XVIII - XIX вв.// Вопросы научного атеизма. - Вып.37. - М., 1988.-С.174.

57 Фирсов С.Л. Финансовое положение русской церкви в последнее предвоенное десятилетие//Церковно-исторический вестник. - 1998. - № 1. - С. 145-160.

58 Там же.-С. 156. православной Церкви не находит однозначного подтверждения в привлеченных исследователем источниках. Примечательно, что лишь современному историку оказалось возможным аргументированное возражение антиклерикальным публикациям начала века.

Подводя итоги, следует отметить следующие важные, на наш взгляд, особенности изучения вопросов экономического положения русской Церкви в синодальный период в исторической науке.

Проблема оценки финансово-экономического состояния Церкви возникает на страницах дореволюционной публицистики в связи с активизацией правительственной деятельности в отношении материального обеспечения духовенства. При этом, наряду с признанием бедственного положения православных священно-церковнослужителей, формулируется тезис об огромных имущественных богатствах, находящихся в распоряжении Церкви.

В послереволюционные годы разработка темы церковных богатств обуславливается конкретными политическими и идеологическими задачами советской власти - необходимостью изъятия церковных ценностей и атеистической пропагандой. При этом полемические сочинения XIX - начала XX века становятся основным источником сведений о материальном положении Церкви до революции.

Проблема экономического положения Церкви сохраняла свое идеологическое значение вплоть до конца 80-х годов. В отечественных исследованиях этого периода имущественным взаимоотношениям Церкви и государства после секуляризации 1764 г. уделено очень мало внимания. Богатейший документальный материал практически не используется, основой исторических трудов остаются положения, высказанные в дореволюционной публицистике.

Работы иностранных авторов базируются на комплексном использовании разнообразных источников. Однако проблематика исследований так же определена влиянием дореволюционной полемики, с той разницей, что зарубежным историкам более близкой оказалась либеральная оценка материального положения Церкви как крайне неудовлетворительного.

С начала 90-х годов история русской Церкви перестает быть объектом идеологических спекуляций и занимает полноправное место в ряду основных направлений российской исторической науки. Финансово-экономическое положение Церкви начинает рассматриваться в контексте истории церковно-государственных отношений. Но меняются не только теоретико-методологические подходы к этой теме. Не менее важным представляется выявление основных проблем, на решении которых сосредотачиваются исследователи. Наконец, необходимо особо отметить, что современные работы базируются на репрезентативных комплексах источников, ранее не вовлекавшихся в научный оборот.

В настоящее время вопросы экономического положения православной Церкви в дореволюционной России привлекают все большее внимание исследователей. В то же время, историографическая ситуация не может быть признана удовлетворительной. Обозначенные в ряде работ проблемы церковно-государственных отношений в финансово-экономической сфере нуждаются в разработке на конкретно-историческом материале. В этой связи изучение состояния и характера церковно-государственных отношений в финансовой сфере в эпоху "великих реформ" - задача, еще не ставившаяся в исследованиях, посвященных синодальному периоду русской церковной истории - приобретает важное значение.

Обзор источников.

Изучение состояния и характера церковно-государственных отношений в финансовой сфере в период "великих реформ" предполагает использование источников различных категорий. В условиях широкого участия государства в церковных делах и, в частности, в материальном обеспечении церковной жизнедеятельности, денежное хозяйство православной Церкви в России вовлекалось в орбиту финансово-бюджетной политики правительства. Обращение к документации, отражающей деятельность высших органов власти и управления в этой области, может, таким образом, рассматриваться в качестве основного пути исследования.

В то же время, адекватное понимание и оценка тех или иных правительственных мероприятий, затрагивающих систему финансовых взаимоотношений Церкви и государства, невозможны без привлечения информации из иных источников: церковных канонических материалов, статистических и справочных сведений, документов личного происхождения.

Среди материалов официально-документального характера наибольшее внимание было уделено разного рода нормативным актам, определявшим правовую ситуацию в области церковно-государственных отношений применительно к интересующей нас теме. Основная проблема, возникающая при работе с этими источниками, заключается в отсутствии четко определенного корпуса правовых норм, регулирующих церковную жизнедеятельность в Российской империи. Источниками церковного права выступали книги Священного Писания и правила древней вселенской церкви. Государство не отрицало их значимости, но и не придавало им законодательного статуса. Роль основного нормообразующего документа отводилась "Духовному регламенту" Петра Великого. Вопрос о соотношении канонических норм с государственным законодательством не был урегулирован при проведении кодификационных мероприятий в царствование Николая 1, хотя первоначально М.М.Сперанский планировал включение в Свод законов 1832 г. и законов духовных. Позднее инициатива отдельного издания Собрания и Свода духовных законов не была осуществлена из-за выдвинутого Синодом условия одобрения такого корпуса полнотой

Вселенской церкви.59 Для регулирования церковной жизни в 1841 г. было предпринято издание "Устава духовных консисторий", который определял порядок управления и суда на епархиальном и приходском уровнях. Чуть раньше, в 1839 г. была осуществлена публикация канонических норм,60 но сфера их компетенции не получила четкого определения. Чаще всего они использовались при решении богослужебных, дисциплинарных и брачных дел.

Канонические материалы стали привлекаться исследователями для анализа различных аспектов церковно-государственных отношений лишь в самое последнее время.61 Между тем, они содержат важную информацию о нормах церковной жизни, в том числе, о принципиальных основах финансово-экономического положения Церкви.62

Государственное законодательство, так или иначе затрагивавшее церковную жизнедеятельность, можно, следуя И.К.Смоличу, разделить на законы, изданные государством специально для Церкви и общегосударственные нормативные акты, распространявшиеся и на духовное ведомство, представлявшее собой часть системы органов государственного управления.63 При этом, финансовая составляющая системы церковно-государственных отношений отразилась, в основном, в законодательстве общего характера, помещенном в Полном собрании законов Российской империи. Первостепенное значение для нашего исследования имеют документы, обозначившие реформу финансово-бюджетной системы России, прежде всего, "Правила о составлении, рассмотрении и утверждении

59 См. об этом: Шахматов М., Кострицын Н. Обзор истории кодификации духовных правил и узаконений православной греко-российской Церкви с конца ХУ111 столетия по настоящее время. // Журнал министерства юстиции. - 1917. - № 7-8. - С. 184-190.

6060 См.: Извлечение из отчета по ведомству духовных дел православного исповедания за 1839 г. - СПб., 1840. -С.45-46. Современное издание: Книга правил Святых Апостолов, святых Соборов Вселенских и Поместных и Святых Отец. - Б/м., 1992. - Репринт.

61 См. напр.: Закржевский А.Г. Архиерейская власть в системе церковно-государственных отношений в первой половине ХУ111 века. Автореф. к. ист. н. - СПб., 2000. - С. 11.

62См.: Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории. - М., 1998. - С. 236-249.

63 Смолич И.К. История русской Церкви. - М., 1996. - Ч. 1. - С. 143. государственной росписи доходов и расходов и финансовых смет министерств и главных управлений", утвержденные 22 мая 1862 г.64

Особое место среди источников такого рода занимает периодическое бюджетное законодательство - ежегодно утверждаемая государственная роспись доходов и расходов, весьма объемный составной документ, работа с которым требует применения специальных знаний и навыков.

Бюджетные правила определяли, что государственная роспись представляет собой совокупность финансовых смет министерств и главных управлений.65 Но проекты ведомственных смет подготавливались и обсуждались по отдельности и не составлялись в единый официальный документ - объем такого сборника представлялся слишком большим для практического использования. После согласования отдельных смет в государственных органах финансового управления и контроля, основные показатели доходов и расходов включались в так называемый свод государственной росписи, который становился главным документом, представляющим государственный бюджет. Именно в виде свода государственная роспись представлялась на подпись императору и помещалась в Полном собрании законов и других изданиях.

Ведомственные сметы, отображавшие полную картину отраслевых доходов и расходов правительства, в принципе, не являлись секретными документами. Но их полномасштабная централизованная публикация достаточным тиражом была признана невозможной по финансовым соображениям. Каждому министерству предоставлялось самостоятельно решать задачу обеспечения гласности собственного бюджета. Наиболее простым способом являлась публикация сметы в ведомственных периодических изданиях. Другим путем распространения сведений об ассигнованиях по той или иной отрасли государственного управления могла б4ПСЗ-11.-Т. 37: 1862 г. - № 38309.

65 Там же. - С. 469. стать рассылка по библиотекам или свободная продажа излишних рабочих экземпляров смет.66

Ведомство православного исповедания в 60-х - 70 гг. XIX в. не имело собственного официального печатного органа. Для получения подробной информации о казенных субсидиях на церковные нужды следует обращаться к синодальной финансовой документации.

Рукописные и печатные экземпляры ежегодных смет ведомства Святейшего Синода хранятся и в фондах правительственных учреждений Российского государственного исторического архива, и в библиотечных собраниях. Однако в документах, относящихся к одному и тому же году, можно встретить серьезные расхождения как структуре доходов и расходов, так и в цифровых показателях.

Нетождественность одноименных экземпляров синодальных финансовых смет обусловлена особенностями подготовки бюджетного законодательства, в ходе которой документальное оформление сведений о ведомственных доходах и расходах производилось неоднократно. Первоначальный проект сметы составлялся в подразделениях главного духовного управления и печатался в значительном числе экземпляров, которые использовались в качестве рабочих материалов в ходе рассмотрения и утверждения бюджета. Какие-то экземпляры впоследствии подвергались правке в соответствии с изменениями, вносимыми в смету в процессе ее согласования, а какие-то оставались в первоначальном виде. Кроме того, после утверждения сметы подготавливались дополнительные экземпляры, отражавшие новую редакцию. Иными словами, не все экземпляры, доступные в настоящее время для изучения, содержат нормативные данные. При их использовании следует обязательно учитывать, какую редакцию сметы отражает тот или иной конкретный документ.

Работа с такими специфическими источниками, как государственная роспись доходов и расходов и ведомственные финансовые сметы может быть

66 См: Обзор бюджетного законодательства России за 1862-1890 гг. - СПб., 1891. - С. 247-256. существенно облегчена при условии привлечения к исследованию всего комплекса правительственной документации, отразившей процесс подготовки и утверждения бюджета. В этой связи ведущее значение для изучения финансово-бюджетной политики Российской империи и ее влияния на состояние церковно-государственных отношений приобретают материалы делопроизводства высших и центральных органов государственной власти и управления.

Хорошая сохранность таких материалов делает их одним из основных источников по истории России XIX - нач. XX века. Но при их использовании следует обязательно учитывать особенности делопроизводственной системы Российской империи в тот или иной период времени.

В 60-70-е гг. XIX в. порядок правительственного делопроизводства, складывавшийся со времени учреждения министерств, был четко отлажен. Тот или иной документ создавался, передвигался и отлагался в делах в строгом соответствии с определенными принципами и правилами. Применительно к этому времени знание законов делопроизводства не только существенно облегчает задачу поиска, отбора и прочтения документов, но и позволяет более четко представлять механизм функционирования системы государственной власти и управления, без понимания которого вряд ли возможна корректная оценка тех или иных мероприятий правительства.67

Документальные материалы, отражающие деятельность государственных учреждений, заведовавших финансово-бюджетными вопросами, сосредоточены в фондах Российского государственного исторического архива.

Основной массив документации, связанной с разработкой и утверждением ведомственных финансовых смет и государственной росписи доходов и расходов, находится в фонде департамента государственной

6767 См. об этом: Кочаков Б.М. Русский законодательный документ X1X-XX вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. - М.-Л., 1937. - С. 319; Шепелев Л.Е. Проблемы источниковедческого и историко-вспомогательного. изучения делопроизводственных документов XIX - начала XX вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. - Т. ХУ. - Л., 1983. - С. 32. экономии Государственного совета (РГИА. Ф.1152). Именно в это учреждение направлялись все материалы, необходимые для рассмотрения, согласования и утверждения бюджетного законодательства: проекты смет, справки, замечания, предложения, доклады и записки министров, журналы заседаний, сопроводительная документация. Эти бумаги, с завершением ежегодного делопроизводства по бюджету, оформлялись в одно архивное дело, состоящее из значительного числа томов, литерные обозначения которых доходят до последних букв алфавита. При таком объеме документации поиск необходимой информации связан с определенными трудностями технического характера, тем более, что содержание отдельных единиц хранения в составе дел за 186070-е гг. не отражено в регистрационно-справочном аппарате архива.

Материалы Государственного совета, представляя собой конечный этап длительного и сложного процесса правительственного делопроизводства, могут быть использованы в качестве исходного пункта для разыскания предшествующих или параллельных ей документальных отложений.68 Поиск важных для исследования дополнительных сведений в документах других ведомств осуществляется, в таком случае, систематично и целенаправленно.

В процессе подбора необходимой информации использовались материалы синодальных учреждений: канцелярии Синода (РГИА. Ф.796), канцелярии обер-прокурора Синода (Ф.797), хозяйственного управления при Синоде (Ф.799) и других. Соответствующие архивные фонды были сформированы и постоянно пополнялись в период функционирования учреждений-фондообразователей и, в дальнейшем, мало подвергались технической обработке, не менялось и их территориальное расположение. С одной стороны, подобные обстоятельства можно назвать благоприятными для исторического исследования - в распоряжении историка находится огромный документальный массив. В то же время, существенно осложняется поиск и

68 Кочаков Б.М. Государственный совет и его архивные материалы // Ученые записки ЛГУ. - 1941. - № 73. - С. 75. тематический отбор необходимых материалов - роль архивных описей отводится хронологическим реестрам дел структурных подразделений ведомства православного исповедания.

Документальные материалы синодальных структур отличает высокий уровень организации делопроизводства. Каждое архивное дело содержит полный набор документов, необходимых для получения информации по интересующему вопросу. Сюда входят и черновые записи, наброски и копии исходящих бумаг, сопроводительные записки, записки для памяти. Наверное, только от историков могут дождаться благодарности сотрудники официальных учреждений за их трепетное отношение к оформлению документации - на современников придирчивость чиновников производит, как правило, крайне негативное впечатление.

Существенные сведения о характере связи церковных средств с финансово-бюджетной политикой правительства можно почерпнуть из фондов министерства финансов. Особый интерес представляют материалы департамента государственного казначейства (РГИА. Ф. 565), в котором сосредотачивались все финансовые документы распорядительного характера, в том числе, официальные подлинники свода государственной росписи доходов и расходов. Обращение к таким источникам позволило выявить обстоятельства реализации тех или иных распоряжений правительства, касающихся церковных финансов.

Важную информацию, помогающую раскрыть и уяснить значение бюджетной реформы 1862 г. для церковных финансов, содержит документация учреждений, осуществлявших подготовку преобразований -Высшей контрольной комиссии и комиссии кассового и ревизионного порядка. Некоторые итоговые материалы работы этих комиссий были преданы гласности еще до издания нового бюджетного законодательства.69 Ряд документов опубликован J1.H. Яснопольским в приложении к исследованию по русскому бюджетному праву.70 Там же помещен реестр архивных материалов обеих комиссий. Однако поиск необходимых сведений с помощью этого реестра в настоящее время невозможен - архив Государственного контроля, на который ссылался автор, претерпел реорганизацию, дела получили другое наименование и новые шифры хранения, а некоторые документы, использованные JI.H. Яснопольским, вообще не удалось обнаружить. В то же время, в итоговых документах отразились далеко не все проблемы, возникавшие при попытках применения общегосударственных норм финансовой ревизии к церковным средствам. Более того, некоторые обстоятельства подготовки нового бюджетного законодательства могут быть корректно изложены и истолкованы только при условии привлечения всего комплекса документов по тому или иному вопросу. Таким образом, наряду с использованием публикаций, необходимо ознакомление с подлинными материалами комиссий, хранящимися ныне в фонде Государственного контроля РГИА (Ф.576. Оп.35).

Основные направления финансово-бюджетной политики российского правительства 60-70-х гг. XIX в. определялись и оформлялись в рамках существовавшей бюрократической системы государственного управления. Уровень доступности информации о разработке тех или иных мероприятий для современников определялся степенью их личной причастности к процессу правительственного делопроизводстве. К сожалению, авторы большей части сохранившихся нарративных материалов, относящихся к интересующему нас периоду, располагали, как правило, поверхностными и не всегда достоверными сведениями. Тем не менее, отдельные источники такого типа могут быть привлечены к исследованию.

Классическим источником по истории России эпохи "великих реформ" можно назвать дневник одного из ведущих правительственных деятелей

69 См.: Преобразование государственной отчетности. По системе смет: В 3 т. - СПб., 1861.

70 См.: Яснопольский Л. Очерки русского бюджетного права. - М., 1912. - Приложение. царствования Александра 11 П.А.Валуева.71 В 1861-1868 гг. Валуев занимал пост министра внутренних дел и играл первостепенную роль в осуществлении политики правительства.72 Его дневниковые записи за этот период особенно интересны в качестве источника сведений о политической и психологической обстановке в правительственных кругах.

Важным источником по истории Церкви и церковно-государственных отношений являются материалы жизни и деятельности митрополита Московского Филарета (Дроздова). Прежде всего, это его отзывы и заключения по различным вопросам церковной и общественной жизни конца 50-х - начала 60-х гг. XIX в. - периода подготовки бюджетной реформы. Постоянно пребывая в это время в Москве, святитель Филарет, тем не менее, стоял в центре всех церковно-политических событий. Пост обер-прокурора Синода в 1856 - 1862 гг. занимал граф А.П.Толстой, известный своим глубоким благочестием и принадлежавший к числу почитателей духовных и административных талантов московского митрополита, так что почти все важные синодальные дела в частном порядке пересылались в Москву на предварительное рассмотрение владыки.73 Извлеченные из различных официальных и частных архивных собраний, мнения митрополита Филарета были изданы в виде многотомного собрания в 80-е гг. XIX в.74 Однако текстологическая сверка разных экземпляров не была произведена, зачастую публиковался черновой вариант заключения, сохранившийся в личных бумагах владыки, а не окончательный текст, поступавший в Синод. В таких случаях целесообразно прибегать к архивному подлиннику документа, поскольку именно в такой редакции соображения московского святителя использовались в правительственном делопроизводстве.

71 См.: Валуев П.А. Дневник П.А.Валуева, министра внутренних дел: В 2-х т. - М., 1961. - Т1: 1861-1864; Т.2: 1865-1876.

72 Валуев П.А. Дневник. - Т. 1. - С. 6.

73 См.: Смолич И.К. Указ. соч. - 4.1. - С. 217. п Собрание мнений и отзывов Филарета, митрополита Московского и Коломенского по учебным и церковно-государственным вопросам: В 6 т. - СПб., 1885-1888.

Интересные сведения об обстоятельствах правительственной разработки тех вопросов, по которым испрашивалось мнение владыки Филарета, можно почерпнуть из записей окружавших его лиц. Подобную информацию о событиях рубежа 50-60-х гг. XIX в. содержат записки архиепископа Ярославского Леонида (Краснопевкова), бывшего в то время одним из викариев Московской епархии.75

При изучении вопросов финансово-бюджетной политики любого хронологического периода невозможно обойтись без привлечения статистических данных и сведений справочного характера. Поиск и обработка таких материалов применительно к эпохе "великих реформ" не представляет особых затруднений. Состояние финансового хозяйства страны в 60-70-е гг. XIX в. - годы важных социально-экономических изменений - вызывало особый интерес в научных и общественных кругах как во время реформ, так и в последовавшие десятилетия. Публикация государственной росписи доходов и расходов, начатая вскоре после бюджетной реформы 1862 г., открывала доступ к ключевым цифровым показателям финансового развития России. Финансово-бюджетная статистика этого периода становилась предметом специальных исследований, материалы которых могут быть напрямую использованы историками.76

Значительное количество статистических и справочных данных содержит правительственная документация. Особый интерес представляют архивные материалы созданной в 1879 г. Высшей комиссии по изысканию способов к сокращению государственных расходов (РГИА. Ф.1214). Для обеспечения работы этой комиссии был проведен сбор сведений об обстоятельствах составления и содержании бюджета за период 1863-1879 гг., выявлялась статистика и определялась динамика расходов по государственной росписи в

75 См.: Леонид (Краснопевков), архиеп. Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. - М, 1907.

76 См. напр.: Блиох И. Финансы России XIX столетня: История. Статистика: В 4-х т. - СПб., 1882; Вильсон И.И. Статистическое обозрение русского государственного бюджета за десятилетие 1875- 1884 гг. - СПб., 1886. целом и по ведомственным сметам в отдельности. Деятельность комиссии не имела заметных результатов, однако в ходе подготовительных работ отложился большой объем документов: справок, аналитических записок, статистических ведомостей и таблиц.

Основные цифровые показатели прихода и расхода церковных сумм, состоявших в заведовании Святейшего Синода, как и ряд других статистических характеристик состояни церковной жизнедеятельности, помещались в публикуемых с 1836 г. ежегодных всеподданнейших отчетах обер-прокурора о деятельности ведомства православного исповедания.77

Следует отметить, что в различных статистических источниках цифры итоговых выкладок по одним и тем же показателям государственной росписи, ведомственных смет или конкретного расхода могут не совпадать. Эти расхождения объясняются различиями исходных данных, использованных для статистической обработки. Вычисления могли производиться на основе разных редакций бюджета - проектов ведомственных смет, утвержденных показателей росписи или даже сведений о фактических доходах и расходах за тот или иной год. Поэтому для корректного использования информации, содержащейся в статистических материалах, необходимо обязательно учитывать, какой вид финансовой документации служил источником данных для подсчетов.

Таким образом, все привлеченные к исследованию источники в зависимости от характера содержащейся в них информации, могут быть подразделены на четыре основные группы: нормативные акты, делопроизводственную документацию, материалы личного происхождения и сведения статистического и справочного характера. Некоторые источники опубликованы и используются в исторической науке самым широким образом. Однако значительная часть документов, прежде всего, ряд материалов

77 Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за [1836 - 1861, 1866-1914 гг.]. - СПб., 1837-1915. Статистическую обработку сведений из приложений к отчетам см. : Преображенский И.В. Отечественная церковь по статистическим данным с 1840-41 по 1890-91 гг.-СПб., 1901.

W.'CV^CKAtf госуДА^'-^зенк^ ^л&ППОТЕГЬ делопроизводства правительственных учреждений, была выявлена непосредственно в ходе исследования и впервые вводится в научный оборот. Кроме того, в отдельных случаях, несмотря на наличие публикации тех или иных источников, адекватное прочтение и корректное использование содержащейся в них информации оказалось возможным только после обращения к архивным подлинникам документов.

Принимая во внимание отмеченные особенности каждой выделенной группы источников, состояние их в целом можно признать вполне удовлетворительным для решения исследовательских задач в области изучения церковно-государственных отношений в финансовой сфере.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Фирсов, Андрей Германович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Характеризуя особенности системы финансовых взаимоотношений Церкви и государства в России в эпоху "великих реформ" конца 50-х - 70-х гг. XIX века, можно выделить следующие положения:

1. С точки зрения канонических представлений о церковном имуществе, финансовые средства, поступающие в распоряжение православной Церкви, обладают специфическим характером. Главным принципом их аккумулирования и использования является строгое следование этическим установкам христианства. Реализация этого принципа может быть обеспечена наилучшим образом при условии закрепления за передаваемым церковным структурам имуществом, в том числе, и финансовыми средствами, статуса целевого благотворительного дара - пожертвования.

Опыт церковно-государственных отношений в Византии и Древней Руси свидетельствует о том, что те или иные виды безвозмездных государственных выплат в пользу церковных учреждений, рассматривались, по крайней мере, на практике, как пожертвования. Этот фактор, по всей видимости, играл важную роль в предупреждении проблемы финансового расчета между государственной властью и церковными учреждениями, пользующимися правительственными субсидиями. Ведь при пожертвовании объем выделяемых средств определяется исключительно волеизъявлением жертвователя, основанным на его собственных нравственных и (или) рациональных соображениях.

Принципиально иную форму государственного участия в материальном обеспечении церковной жизнедеятельности представляет собой система бюджетного финансирования тех или иных церковных расходов. Предпосылки для формирования такой системы в России появились после установления выплат из государственного бюджета штатного содержания монастырям по итогам секуляризационных мероприятий правительства, осуществленных в 60-х гг. ХУ111 в. На протяжении первой половины XIX в. объем казенных ассигнований возрастает, существенно расширяется номенклатура выплат, меняется их характер. Государство декларирует нормой своих субсидий полную сумму необходимого расхода и устанавливает собственный контроль за перечислением и тратой как всей суммы, так и конкретных назначений. Финансовые выплаты из казны не переходят в разряд церковной собственности, а рассматриваются как государственный кредит, обеспечивающий церковную политику правительства.

2. В условиях действовавшей в России синодальной системы церковного управления, различия в статусе денежных средств, предназначенных для централизованного финансирования церковных расходов, не влияли на порядок производства операций и финансовой ревизии по этим суммам. Контрольно-ревизионные полномочия по синодальным финансам распределялись между органами государственного контроля и хозяйственными подразделениями главного духовного управления независимо от источника денежных поступлений. И церковные, и государственные средства могли находиться в заведовании как церковных, так и государственных структур.

К середине XIX века все средства, расходуемые на церковные нужды, оказались включены в компетенцию Святейшего Синода. Однако это не означало перехода государственных субсидий в церковную собственность. Наоборот, в практике правительственной финансово-бюджетной деятельности объединение церковных и государственных финансов под управлением Синода рассматривалось как свидетельство того, что собственные средства Церкви представляют собой разновидность ведомственных денежных резервов, состоящих в юрисдикции государственной власти. Такое отношение к посторонней для государства собственности во многом было обусловлено состоянием дореформенной финансово-бюджетной системы Российской империи, отличавшейся сложностью и запутанностью, включавшей в себя разнообразные по происхождению и обстоятельствам формирования источники денежных средств, статус которых не был четко определен.

3. Предпринятая правительством Александра 11 в конце 50-х - начале 60-х гг. XIX века реформа финансово-бюджетной системы предусматривала установление строго государственного контроля за использованием отдельными ведомствами бюджетных ассигнований. Синодальная система церковного управления являлась составной частью ведомственной структуры государства, а государственные субсидии представляли собой один из источников материального обеспечения православной Церкви. Особое положение собственно церковных доходов и капиталов не было закреплено никакими нормативными актами. Вопрос об их статусе неоднократно затрагивался в ходе подготовки и проведения реформы.

Проекты предполагаемых мероприятий и законоположений составлялись без учета специфики церковных средств, сбор и использование которых планировалось подчинить государственному финансовому контролю. Однако в результате настойчивого противодействия со стороны руководства синодального ведомства новое бюджетное законодательство было утверждено с целым рядом оговорок, освобождавших денежные средства церковного происхождения от общегосударственной финансовой ревизии. Правительственный надзор за расходами по обеспечению церковной жизнедеятельности ограничивался сферой казенных ассигнований по смете ведомства православного исповедания.

4. В ходе бюджетной реформы 1862 г. церковные финансы были в некоторой степени освобождены от правительственной опеки, возникли предпосылки для оформления их особого статуса. Однако в пореформенной финансово-бюджетной политике правительство не проводило последовательной реализации принципа разграничения церковных и государственных средств. В ряде случаев именно специфика церковных расходов обусловила те или иные коррективы в структуре и содержании государственного бюджета, в то же время даже прямое использование церковной собственности для покрытия правительственных расходов не воспринималась в качестве действий неправомочных или, по крайней мере, чрезвычайных. Состояние церковно-государственных отношений в финансовой сфере зависело, таким образом, от текущих задач финансовой политики правительства.

5. Характер и содержание правительственной политики по отношению к церковным финансам во многом, если не целиком, зависели от позиции обер-прокурора Святейшего Синода. Положение начальника отдельного ведомства в условиях самодержавной системы власти и управления позволяло, в случае необходимости, применять различные методы воздействия на ход разрешения того или иного вопроса в правительстве - от использования особенностей бюрократического механизма до прямого обращения к монарху. А.П.Толстой и А.П.Ахматов, управлявшие синодальным ведомством, соответственно, в 18561862 и 1862-1865 гг., по своим личным взглядам были людьми глубоко церковными. И тот, и другой сверяли свою служебную деятельность с соображениями о пользе Церкви; и тот, и другой, в большинстве случаев, руководствовались советами митрополита Филарета (Дроздова); и тот, и другой использовали свои полномочия для защиты прерогатив Церкви. Поэтому в конце 50-х - первой половине 60-х гг. XIX в. финансово-бюджетные мероприятия правительства разрабатывались с учетом своеобразия церковных средств.

С другой стороны, в правительстве обер-прокурор выступал в качестве компетентного представителя церковных интересов, причем при выполнении этой функции он не был связан никакими формальными обязательствами по отношению к Церкви и мог руководствоваться исключительно собственными соображениями. Возглавлявший синодальное ведомство в 1865-1880 гг. граф Д.А.Толстой, в отличие от своих предшественников, не был расположен ни к духовной составляющей православия, ни к духовенству; индиферрентный к церковным проблемам, он вполне обходился бюрократическими методами решения тех или иных вопросов, действуя так, как сам считал нужным. Соответственно, с середины 60-х гг. XIX в., при решении правительственных задач в области финансово-экономической политики интересы Церкви не принимались во внимание.

Оценивая роль и значение бюджетной политики российского правительства эпохи "великих реформ" в контексте исторического развития финансово-экономических взаимоотношений Церкви и государства, важно учитывать, что в условиях действовавшей в России системы церковно-государственных отношений, бюджетные мероприятия правительства, даже если они затрагивали собственные средства Церкви, как правило, не преследовали цели ухудшить финансирование церковной деятельности и благоприятно отражались на состоянии церковных финансов. Предложение о пожертвовании в 1867 г. в казначейство ста тысяч рублей из типографского капитала Святейшего Синода, как уже говорилось, было разработано с учетом финансовых интересов ведомства православного исповедания. Возможность несоблюдения принципа разграничения церковных и государственных средств позднее, с приходом к руководству синодальным ведомством К.П.Победоносцева, позволила обеспечить ежегодное, правда, незначительное по величине, приращение синодальных капиталов за счет казенных кредитов. Согласно утвержденному 24 апреля 1884 г. мнению Государственного совета все остатки от бюджетных ассигнований на содержание городского и сельского духовенства, неизрасходованные церковными структурами в течение финансового года, не возвращались в казначейство, как того требовали сметные правила 1862 г., а приплюсовывались к специальным средствам Святейшего Синода.1

Однако допустимость контаминации разнородных денежных средств при финансировании церковной жизнедеятельности препятствовала урегулированию церковно-государственных отношений в финансовой сфере. Специфика церковных финансов не получила особого правового оформления, а государственное участие в денежном обеспечении церковных расходов не было четко регламентировано и определялось конкретными политическими обстоятельствами.

При этом, в тех случаях, когда государственное финансирование церковных расходов осуществлялось в форме пожертвований, вопрос об объмах ассигнований не возникал. Так, штатное содержание монастырей выплачивалось по синодальной смете с особенностями, характерными для пожертвований, при этом сумма выплат оставалась стабильной на протяжении многих лет. Напротив, включение того или иного предмета расходов в бюджет на общих основаниях провоцировало постепенное увеличение субсидий, поскольку предполагало необходимость выплат в размере, соответствующим реальной потребности. Примером тому может служить вопрос об обеспечении приходского духовенства ' казенным жалованьем. Выплаты по этой статье, начатые в 1842 г., постоянно возрастали, составляя самую значительную всей суммы ассигнований по смете Синода.2

В условиях самодержавного правления православного монарха, при осуществлении государственной опеки над Церковью, существовавшая система церковно-государственных отношений в финансовой сфере, при всей своей неупорядоченности, несмотря на наличие целого ряда проблем и трудностей, оставалась вполне приемлемой и действенной. Но по мере эволюции государственно-политического строя страны в буржуазно-демократическом направлении необходимость правового урегулирования вопросов финансового взаимодействия Церкви и государства становилась очевидной.

11 ПСЗ-Ш. - Т.4: 1884 г. - № 2173.

2 См.: Смолич И.К. Указ. соч. - 4.1. - С. 365; Морозан В. Экономическое положение православного духовенства России в XIX - нач. XX вв.// Церковно-исторический вестник. - 1998. - № 1. - С. 138-139; Фирсов С.Л. Финансовое положение Русской Церкви в последнее предреволюционное десятилетие// Там же. - С. 145-147.

Первый шаг к оформлению особого статуса церковных финансов был сделан в ходе "великих реформ". Однако принцип разграничения церковных и государственных средств не утвердился в правительственной бюджетной политике пореформенного времени, разделив судьбу целого ряда преобразований 60-70-х гг. XIX в., подвергшихся корректировке. Проблема определения границ государственной компетенции в управлении церковными финансами обострилась с началом работы в России представительных учреждений. Уже с 1908 г. к смете духовного ведомства, поступавшей в Думу, стали прилагаться, в соответствии с пожеланием парламентской бюджетной комиссии, сведения о состоянии собственных средств Синода. Хотя бюджетные полномочия Государственной думы не позволяли активно воздействовать на финансовую политику в отношении Церкви, парламентарии иногда использовали обсуждение сметы ведомства православного исповедания для предъявления Синоду тех или иных пожеланий по части церковного устройства и жизнедеятельности.3

Следует отметить, что и в современных условиях демократического правового государства отсутствие у церковных структур детально разработанного имущественно-правового статуса не согласуется с декларируемыми принципами общественно-политического устройства. Как показывает анализ современного состояния государственно-конфессиональных отношений в финансово-экономической сфере, их правовая база оформлена без учета специфического характера хозяйственной деятельности религиозных объединений. В руках государства сохраняются рычаги неправового, прежде всего, экономического, воздействия на религиозные организации. Такая ситуация нарушает провозглашенный Конституцией принцип светского характера государства, препятствует реализации права человека на свободу

3 Церковно-исторический вестник. - 1998. - №. 1. - С. 151-153. совести и противоречит международным обязательствам Российской Федерации.4

Общественная роль Церкви на современном этапе чаще всего оценивается с точки зрения участия церковных структур в социальном обеспечении, благотворительности, проповеди здорового образа жизни, психологической и физической реабилитации тяжелобольных, инвалидов, жертв наркотической зависимости. Однако полноценная реализация всего потенциала общественно значимой деятельности Церкви невозможна без материальной и организационной поддержки государства.5 В этой связи разработка вопросов финансово-хозяйственного взаимодействия Церкви и государства приобретает особое значение.

Вопрос о принятии отдельного федерального закона, четко регламентирующего отношения между Церковью и государством в сфере собственности уже поставлен в публицистике и научной литературе.6 Исторический опыт церковно-государственных отношений в России подтверждает необходимость соотнесения государственной финансово-экономической политики с теоретическими и практическими особенностями церковной жизнедеятельности.

4 См.: Куницын И.А. Правовой статус религиозных объединений в России. - М., 2000. - С. 314-315.

5 См.: Кирилл (Гундяев), митрополит Смоленский и Калининградский. Русская Православная Церковь в современной России: служение обществу, трудности возрождения // Вопросы экономики. - 2002. - № 1.- С. 29.

6 См.: Элбакян Е.С., Медведко C.B. Хозяйственно-экономическая деятельность Русской православной церкви (теоретический и практический аспекты). - М., 2001. - С. 63.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Фирсов, Андрей Германович, 2003 год

1. Законодательные и канонические материалы

2. Древнерусские княжеские уставы XI-ХУ вв. М.: Наука, 1976. - 239 с.

3. Книга правил Святых Апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных и Святых Отец. Б.м.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1992. - Репринт.

4. Полное собрание законов Российской, империи. Собрание первое. СПб., 1830. - Т. 16: 1762-1765 гг.; Т. 39: 1824 г.

5. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. 13: 1838 г. - СПб., 1839; Т. 14. - 1839 г. - СПб., 1840; Т. 28: 1853 г.- СПб., 1858; Т. 32: 1857 г. - СПб., 1858; Т. 37 - 55: 1862 - 1880 гг. - СПб, 1865-1884.

6. Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. 4: 1884 г. -СПб, 1887.

7. Преобразование государственной отчетности. По системе смет: В 3 т. СПб, 1861. - Т 1: Объяснительная записка. - Конволют; Т. 2: Проекты. - Конволют; Т. 3: Всеподданнейшие доклады. - 204 с.

8. Собрание узаконений и распоряжений, на которых основаны назначения по финансовым сметам Святейшего Правительствующего Синода: В 4 ч. СПб, 1910.-600 с.

9. И. Материалы делопроизводства высших и центральных органов власти иуправления

10. РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ (РГИА):

11. Фонд 563 Комитет финансов. Опись 2. Дела № 116, 196, 201. Фонд 565 - департамент государственного казначейства Министерства финансов. Оп. 14. Дела № 493, 495, 5486, 5499.

12. Фонд 576 Государственный Контроль. Оп. 35. Дела № 20, 21, 22, 25, 166, 167, 491.

13. Фонд 796 канцелярия Синода. Оп. 205. Д. 639; Оп. 209. 1867 г. Д. 1488; Оп. 443. Д. 579.

14. Фонд 797 канцелярия обер-прокурора Синода. Оп. 32. 1 отд. Дела № 54,77.

15. Фонд 799 хозяйственное управление при Синоде. Оп. 29. Дела № 558,568.

16. Фонд 802 духовно-учебное управление при Синоде. Оп. 13. Д.83. Фонд 1152 - департамент государственной экономии Государственного совета. Оп. 5. 1861 г. Дела № 132 а, 132 б; Оп. 6. 1863 г. Дела № 138 а, 138 н; Оп. 7. 1867 г. Дела № 169 а, 169 х.

17. Фонд 1214 Особая Высшая комиссия для изыскания способов к сокращению государственных расходов. On. 1. Д.15.1.I. Справочные издания

18. Блиох И. Финансы России XIX столетия: История. Статистика: В 4-х т. СПб., 1882. - Т. 4. - 306 + XXX е., схемы.'

19. Государственный Контроль. 1811-1911. СПб., 1912.-355 с.

20. Извлечение из всеподданнейшего отчета обер-прокурора Святейшего Синода по ведомству православного исповедания за 1857 1861, 1866-1867 гг.. -СПб, 1859-1868.

21. Лопатин В.В, Чельцова Л.К., Нечаева И.В. Прописная или строчная? М.: АСТ-ПРЕСС, 1999. - 384 с.

22. Преображенский И.В. Отечественная Церковь по статистическим данным с 1840-41 по 1890-91 гг. СПб., 1901. - 236 с.

23. Специальные капиталы Святейшего Правительствующего Синода. СПб, 1914.-220 с.

24. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802-1917: Биобиблиографический справочник. -СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. 830 с.1.. Нарративные материалы

25. Валуев П.А. Дневник П.А.Валуева, министра внутренних дел: В 2-х т. М.: Изд-во Академии наук, 1961. - Т1: 1861-1864. - 422 е.; Т.2: 1865-1876. - 588 с.

26. Леонид (Краснопевков), архиеп. Из записок преосвященного Леонида, архиепископа Ярославского. М, 1907. - 413 с.

27. Муханов В.А. Из дневных записок В.А. Муханова. 1861-1871 гг. // Русский Архив. 1897. - № 1. - С. 45-109.

28. Собрание мнений и отзывов митрополита Московского и Коломенского Филарета по учебным и церковно-государственным вопросам: В 6 т. СПб., 1885 - 1888.

29. Феоктистов Е.В. За кулисами политики и литературы (1848-1896): Воспоминания. М.: Новости, 1991. - 464 с.

30. РГИА. Ф.832 Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский. On. 1. Дела №27, 127.1. V. Литература

31. Бакаев Ю.Н. История государственно-церковных отношений в России.

32. Хабаровск: Изд-во ХГТУ, 1994. 81 с.

33. Барсов Т.В. Синодальные учреждения прежнего времени. СПб., 1897. - 249 с.

34. Бердников И.С. Государственное положение религии в римско-византийской империи. Казань, 1881. - 566 с.

35. Бердников И.С. Краткий курс церковного права. Дополнение к краткому курсу церковного права. Казань, 1889. - 488 с.

36. Благовидов Ф. Деятельность русского духовенства в отношении к народному образованию в царствование императора Александра 11. Казань, 1891. - 374 с.

37. Высоцкий К. Церковно-имущественное право по русскому законодательству // Журнал гражданского и уголовного права. 1887. - Кн.1. - С. 74-128.

38. Вильсон И.И. Статистическое обозрение русского государственного бюджета за десятилетие 1875- 1884 гг. СПб., 1886. - 155 с.

39. Гиндин И.Ф. К вопросу об экономической политике царского правительства в 60-80-х годах XIX века// Вопросы истории. 1959. - № 5. - С. 63-82.

40. Гиндин И.Ф. Государственный банк и экономическая политика царского правительства (1861-1892 годы). М: Госфиниздат, 1960. - 414 с.

41. Горчаков М.И. Монастырский Приказ. М., 1868. - 296,159 с.

42. Государственно-церковные отношения в России: Материалы "круглого стола"/ Сост. Н.А.Трофимчук. М.: Луч, 1993.- 134 с.

43. Государственно-церковные отношения в России: опыт прошлого и современное состояние: Курс лекций/ Одинцов М.И. и др. М., 1995. - 257 с.

44. Грекулов Е.Ф. Русская церковь в роли помещика и капиталиста. М., 1930. -153 с.

45. Грекулов Е.Ф. Церковь, самодержавие, народ. М.:Наука, 1969. 184 с.

46. Дмитриев С.С. Православная церковь и государство в предреформенной России. // Вопросы истории. 1966. - № 4. - С. 20-54.

47. Доброклонский А.П. Руководство по истории русской Церкви: В 4-х вып. -Вып.4: Синодальный период. 1700-1890. М.,1893. - 441 с.

48. Древнерусское государство и его международное значение. М.:Наука, 1965. -476 с.

49. Дьяконов К. Духовная школа в царствование императора Николая 1. СПб., 1907.-435 с.

50. Завьялов А.А. Вопрос о церковных имениях при императрице Екатерине 11.-СПб., 1900. 399 с.

51. Завьялов А.А. ?. Имущества церковные // Православная богословская энциклопедия: Т. 5. - СПб., 1904. - Стб. 880-884.

52. Заозерский Н. Право православной грековосточной Церкви как предмет специальной юридической науки. М., 1888. - 143 с.

53. Знаменский П.В. Руководство к русской церковной истории. Казань, 1888. -510 с.

54. Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории. -М.-.РГГУ, 1998.-702 с.

55. Каштанов С.М. Из истории русского средневекового источника. Акты Х-ХУ1 вв. М.:Наука, 1996. - 263 с.

56. Кильчевский В. Богатство и доходы духовенства. СПб., 1908. - 46 с.

57. Кирилл (Гундяев), митрополит Смоленский и Калининградский. Русская Православная Церковь в современной России: служение обществу, трудности возрождения // Вопросы экономики. 2002. - № 1. - С. 23-31.

58. Кочаков Б.М. Государственный совет и его архивные материалы // Ученые записки ЛГУ. 1941. - № 73. - С. 75-104.

59. Кочаков Б.М. Русский законодательный документ Х1Х-ХХ вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. М.-Л.: Изд-во Академии наук, 1937.-С. 319-371.

60. Красножен М.Е. Церковное право. Юрьев, 1913. - 304 с.

61. Критический обзор сведений о Свято-Троицкой Сергиевой лавре, сообщаемых в книге "Опыт исследования об имуществах и доходах монастырей." М, 1876. -32 с.

62. Куницын И.А. Правовой статус религиозных объединений в России. М.: Православное дело, 2000. - 464 с.

63. Лебедев А.П. Материальное состояние духовенства во 11 и 111 вв. М, 1897. -26 с.

64. Лебедев А.П. Материальное состояние духовенства в 1У, У, У1 и У11 вв. -М, 1898.-44 с.

65. Луначарский А.В. Кому принадлежит церковное имущество? М. : ГИЗД922. -15 с.

66. Макарий (Булгаков), митрополит Московский. История Русской Церкви: Кн. 4. 4.2. - М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1995. - 438 с.

67. Миронов Б.Н. Американский историк о русском духовном сословии. // Вопросы истории. 1987. - № 1. - С. 153-158.

68. Морозан В. Экономическое положение православного духовенства России в

69. XIX начале XX вв.//Церковно-исторический вестник. - 1998. - № 1. - С. 137144.

70. Никольский Н.М. История русской церкви. М.: ИПЛ, 1985. 448 с.

71. Никулин М.В. Православная Церковь и. государственный аппарат России в эпоху великих реформ (1856-1874) // Российская государственность. Этапы становления и развития: Тезисы научн. конф. Кострома, 1993. - Вып. 1. - С. 163-168.

72. Обзор бюджетного законодательства России за 1862-1890 гг. /Сост. М.А.Кашкаров. СПб, 1891.- 858 с.

73. Павлов А.С. Курс церковного права. Сергиев Посад, 1902. - 539 с.

74. Погребинский А.П. Очерки истории финансов дореволюционной России (XIX

75. XX вв.). М.: Госфиниздат, 1954. - 268 с.

76. Погребинский А.П. Финансовая реформа начала 60-х гг. XIX века в России // Вопросы истории. 1951. - № 10. - С. 74-88.

77. Полунов А.Ю. Под властью обер-прокурора. Государство и Церковь в эпоху Александра 111.- М.: АИРО-ХХ, 1996. 144 с.

78. Полунов А.Ю. Церковь, власть и общество в России (1880-е первая половина 1990-х гг.)//Вопросы истории. - 1997.-№ 11.-С. 125-136.

79. Римский С.В. Российская Церковь в эпоху великих реформ. М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1999. - 567 с.

80. Римский С.В. Русская православная Церковь в XIX веке: Ученые записки Донского юридического института. Т.7. - Ростов н/Д, 1997. - 384 с.

81. Римский С.В. Церковная реформа Александра 11 // Вопросы истории. 1996. -№ 4. - С. 32-48.

82. Римский С.В. Церковная реформа 60-70-х гг. XIX века //Отечественная история. 1995. - № 2. - С. 166-175.

83. Ропакова Е.В. Проблема управления денежными средствами и имуществом приходских храмов в XIX веке // История православия в России: люди, храмы, источники: Материалы научн. конф. 28 апр. 1995 г. СПб., 1995. - С.81-87.

84. Россия Х1Х-ХХ вв. Взгляд зарубежных историков: Сб. ст. М.: Наука, 1996. -251 с.

85. Ростиславов Д.И. О православном белом и черном духовенстве в России: В 2-х т. Лейпциг: Франц Вагнер, 1866. -Т.1.-602 е.; Т.2. - 673 с.

86. Ростиславов Д.И. Опыт исследования об имуществах и доходах монастырей. -СПб, 1876.-396 с.

87. Рункевич С.Г. Русская церковь в XIX веке. СПб, 1901. - 232 с.

88. Руновский Н. Церковно-гражданские законоположения относительно православного духовенства в царствование императора Александра 11. -Казань, 1898.- 332, IX с.

89. Русская Православная Церковь и право. М.: Изд-во БЕК, 1999. 494 с.

90. Русское православие: вехи истории. М.: Политиздат, 1989. 716 с.

91. Смолич И.К. История русской церкви. 1700-1917: В 2-х ч. М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996-1997. - 4.1. - 1996. - 798 е.; 4.2. - 1997.-798 с.

92. Соколов П. Церковно-имущественное право в греко-римской империи. -Новгород, 1896.- 300 с.

93. Степанов B.JI. Дмитрий Андреевич Толстой // Российские консерваторы. М.: Русский мир, 1997. - С. 233-286.

94. Суворов Н.С. Курс церковного права: В 2 т. Ярославль, 1889-1890. - 369, 515 с.

95. Суворов Н.С. Христианская благотворительность в языческой Римской империи. Ярославль, 1889. - 56 с.

96. Титов Н.Ю. Процесс огосударствления церкви в XVIII XIX вв.// Вопросы научного атеизма. - Вып.37. - М, 1988. - С.173-186.

97. Троицкий И. Церковные имущества до Юстиниана 1 // Христианское чтение. -1866. № 2. - С. 107-140; № 4. - С. 323-363.

98. Фирсов А.Г. Проблема церковных преобразований в правительственной политике России 60 80-х годов XIX века // Православие и правоохранительная деятельность в России: Материалы межвуз. научн.-практ. конф. 24 окт.1996 г. - СПб, 1996. - С. 16-19.

99. Фирсов C.JI. Православная Церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. СПб.: Изд-во РХГИ, 1996. - 660 с.

100. Фирсов СЛ. Финансовое положение русской Церкви в последнее предвоенное десятилетие/ЛДерковно-исторический вестник. 1998. - № 1. - С. 145-160.

101. Фоминых Е.В. Самодержавие и вопрос о преобразовании церковного прихода в 1905 -1917 гг. //Вестник ЛГУ. Сер. 2. - 1986. - Вып. 4. - С.86-88.

102. Церковь в истории России. IX в. 1917 г. М.: Наука, 1967. - 336 с.

103. Цыпин В.А. Церковное право. М.: Круглый стол по религиозному образованию в Русской Православной Церкви, 1994. - 442 с.

104. Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х гг. XIX века. Л.: Наука, 1978. - 248 с.

105. Чернуха В.Г. Программная записка министра финансов М.Х.Рейтерна (сентябрь 1866 г.) // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. 10. -Л., 1978.-С. 269-284.

106. Шахматов М., Кострицын Н. Обзор истории кодификации духовных правил и узаконений православной греко-российской Церкви с конца ХУ111 столетия по настоящее время. // Журнал министерства юстиции. 1917. - №2-3. - С.240-277; №7-8.-С. 172-215.

107. Шепелев Л.Е. Акционерные компании в России. Л.: Наука, 1973. - 347 с.

108. Шепелев Л.Е. Проблемы источниковедческого и историко-вспомогательного изучения делопроизводственных документов XIX начала XX вв. //

109. Вспомогательные исторические дисциплины. Т. ХУ. - Л., 1983. - С. 31-61; Т. ХУ1.-Л., 1985.-С. 24-51.

110. Шепелев Л.Е. Судьбы России. Доклады и записки государственных деятелей императорам о проблемах экономического развития страны (вторая половина XIX века). СПб.: Лики России, 1999. - 358 с.

111. Шепелев Л.Е. Царизм и буржуазия во второй половине XIX века: проблемы торгово-промышленной политики. Л.:Наука, 1981. - 275 с.

112. Шимко И.И. Патриарший Казенный Приказ. М., 1894. - 361 с.

113. Шмеман А. Исторический путь православия. М.: Паломник, 1993. - 387 с.

114. Штутц У. Церковное право. Ярославль, 1905. - 368 с.

115. Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси XI-XI11 вв. М.:Наука, 1978. - 291 с.

116. Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси Х1-Х111 вв. М.:Наука, 1989. - 228 с.

117. Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси XI-XIУ вв. -М.-.Наука, 1976. 240 с.

118. Элбакян Е.С., Медведко С.В. . Хозяйственно-экономическая деятельность Русской православной церкви (теоретический и практический аспекты). М.: Книжный дом "Университет", 2001. - 95 с.

119. Яснопольский JI.H. Очерки русского бюджетного права. М.: Изд. В.П.Рябушинского, 1912. - 298, 99 с:

120. Ярушевич Б. Роль мирян в управлении церковным имуществом с точки зрения канонов древней вселенской Церкви. Чернигов, 1914. - 32 с.

121. Curtiss J. Church and State in Russia. The last years of Empire: 1900-1917. New York: Columbia univ. press, 1940. - 442 p.

122. Freeze G. The Parish Clergy in nineteenth-century Russia. Crisis. Reform. Counter-reform. Princeton: Princeton univ. press, 1983. - 507 p.

123. Freeze G. The Russian Levites. Parish clergy in the eighteenth century. Cambridge - L.: Harvard univ. press, 1977. - 325 p.

124. VI. Авторефераты диссертацийv

125. Бабинов Ю.А. Государственно-церковные отношения в условиях России: историко-методологический анализ: Автореф. дис. . д. философ, н. М, 1993.- 44 с.

126. Джораева С.В. Государственно-церковные отношения в России: опыт философско-исторического анализа: Автореф. дис. . к. философ, н. М, 1997. -23 с.

127. Закржевский А.Г. Архиерейская власть в системе церковно-государственных отношений в первой половине ХУ.111 века: Автореф. . к. ист. н. СПб, 2000.- 24 с.

128. Зубанова С.Г. Православная Церковь в социальной, культурной и духовной жизни российского общества Х1}£ века: Автореф. дис. . к. ист. н. М, 1995. -29 с.

129. Никулин М.В. Православная Церковь в общественной жизни России (конец 1850 конец 1870-х гг.): Автореф. дис.к. ист. н. - М,1997. - 26 с.

130. Фирсов С.Л. Православная Церковь и российское государство в конце XIX -начале XX вв. (Проблема взаимоотношений духовной и светской власти): Автореф. дис. к. ист. н. СПб, 1994. 17 с.

131. Фоминых Е.В. Проекты церковных преобразований в России в начале XX века. Автореф. дис.к. ист. н. Л, 1987. - 16 с.

132. Щапов Я.Н. Церковь как феодальная организация в древней Руси : Автореф. дис. к. ист. н. М., 1964. - 24 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 150107