Творчество армянского миниатюриста Тороса Рослина в контексте культурных связей Киликийской Армении ХIII в. тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.04, доктор искусствоведения Чугасзян, Левон Бабкенович

Диссертация и автореферат на тему «Творчество армянского миниатюриста Тороса Рослина в контексте культурных связей Киликийской Армении ХIII в.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 107364
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Чугасзян, Левон Бабкенович
Ученая cтепень: 
доктор искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
17.00.04
Специальность: 
Геометрия и топология
Количество cтраниц: 
362

Оглавление диссертации доктор искусствоведения Чугасзян, Левон Бабкенович

Введение . 4

Глава I. История изучения творчества Тороса

Рослина. 25

Глава II. Время, художественная среда и рукописи

Тороса Рослина. 93

1. История армянского царства Киликии и его связи с государствами Запада и Востока (1080-1375 гг.). 93

2. Киликийская армянская миниатюра

ХН-ХШ веков. 129

3. Армянский католикосат Ромклы и

Ромкла как очаг армянской культуры. 144

4. Торос Рослин как хронист. 177

5. Замечания относительно происхождения и биографии Тороса Рослина.191

6.Рукописи, расписанные Торосом

Рослином.217

7. Новоявленные иллюстрированные фрагменты рукописей, приписываемые мастерской Рослина.233

Глава III. Развитие иконографических тем и декоративных традиций в творчестве Тороса Рослина.250

1. Миниатюры на тему "Рождество

Христово" .250

2. Миниатюры на тему "Воскрешение

Лазаря" .286

3. Миниатюры на тему "Распятие".309

4. Миниатюры на тему "Снятие с креста" .363

5. Мотив сфинкса в рукописях, иллюстрированных Торосом Рослином.404

6. Декорированные буквы Тороса Рослина.436

Глава IV. Появление новых художественных тем в оформлении рукописей Тороса Рослина и западное искусство.465

1. Миниатюра "Неверие Фомы".465

2. Миниатюра "Переход через Красное море".484

Глава V. Возрождение жанра царского портрета в убранстве рукописей Тороса Рослина.509

1. Портрет принца Девона.509

2. Портрет принца Девона и принцессы

Керан.566

Глава VI. Торос Рослин и византийское искусство.590

1.Творчество Тороса Рослина и византийская книжная живопись.590

2.Творчество Тороса Рослина и византийская монументальная живопись.618

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Творчество армянского миниатюриста Тороса Рослина в контексте культурных связей Киликийской Армении ХIII в."

Искусство народов бассейна Средиземного моря является сложным и многослойным феноменом, истоки которого следует искать в глубине веков. Это искусство создавалось совместными усилиями народов, живших на этой территории, и является их бесценным вкладом в мировую цивилизацию. На протяжении многих веков здесь создавались шедевры, всегда поражавшие и пленявшие ценителей прекрасного.

В 12-14-ых веках важной составной частью искусства этого региона становится книжная живопись Киликийского армянского царства, возникшего на берегах Средиземного моря.

Книжная миниатюра является основной, доминирующей формой средневековой армянской живописи, поэтому без изучения рукописных сокровищ, в частности иллюстрированных кодексов, трудно себе представить полную картину истории армянского искусства. Выявление, исследование этих памятников, раскрытие их художественной ценности, исторического значения и представление их общественности было и является актуальной для армянских искусствоведов нового времени.

Введенные в последние десятилетия в научный оборот миниатюры армянских, сирийских, коптских, византийских, арабских рукописей, а также манускриптов крестоносцев дают право со всей уверенностью утверждать, что миниатюры киликийских рукописей 12-14-ых веков являются одним из наиболее значительных явлений искусства этого периода в данном регионе.

Для связей армянской миниатюры с окружающим миром всегда актуальна культурно-историческая парадигма Восток-Запад, проблема национальных и общехристианских художественных ориентаций. В 13-ом веке в контакте с кипрским, антиохийским и иерусалимским государственными образованиями крестоносцев, ослабленной, но не сломленной Византийской империей, сельджукскими и арабскими султанатами и монголами, армянские миниатюристы в киликийском армянском царстве имели возможность других религиозно-эстетических выборов.

Мысленно, охватив взором оформленные книги соседей армянского народа, можно убедиться, что украшенные миниатюрами армянские рукописи, вышедшие из скрипториев Киликии, могут с ними поспорить в количественном отношении.

Киликийские миниатюристы превосходили своих соседей-коллег не только по числу украшенных ими рукописей, но и высоким художественным уровнем их исполнения. В этом отношении с созданными ими сокровищами могут поспорить разве что иконы крестоносцев синайского монастыря Св.Екатерины, в определенной степени имеющие сходство с отдельными произведениями киликийского искусства.

Искусство миниатюры небольшого Киликийского армянского государства - одно из наиболее загадочных и поразительных феноменов в истории живописи. Киликийская же миниатюра является весомым вкладом в культурную сокровищницу народов стран Средиземноморья.

Иллюстрации киликийских рукописей кажутся порой своеобразными коврами из рубинов, изумрудов, гранатов и других драгоценных камней. Перемежаемая золочеными участками цветовая гамма зачастую наводит на мысль о цветной эмали. Игра света на их красочной поверхности, сияние позолоты вызывают изумление и восхищают не только мастерством исполнения, но и поистине ювелирной тщательностью, вложенным кропотливым трудом, свидетельствующим о том, что авторы их достигли в своей профессии действительно высшего совершенства.

В 13-ом веке в созвездии киликийских художников особенно выделяются авторитетные миниатюристы скриптория Ромклы, а наиболее выдающейся личностью среди них является Торос Рослин. Среди средневековых армянских миниатюристов вряд ли можно найти другого художника, чьи слава и имя были бы столь известны.

Актуальность диссертации, представленной к защите, заключается в попытке освещения иконографии миниатюр Тороса Рослина в контексте культурных связей Киликии со странами Средиземноморья.

Долгое время в армянском и в частности в советском искусствоведении уделялось основное внимание рассмотрению эстетических сторон миниатюр, особенностей их стиля, вопросов атрибуции и изучались культурные связи, но не исследовались вопросы иконографии. Как правило, эти проблемы занимали внимание зарубежных ученых.

Актуальность данной диссертации обусловлена отсутствием работ на указанную тему в то время, как интерес к различным аспектам творчества Рослина все возрастает, и в различных странах его искусство становится предметом изучения не только в книгах и статьях, но также и в диссертациях.

Оставленное Торосом Рослином наследие занимает исключительное место в истории армянского искусства. Не счесть как много художников, эстетов, писателей, искусствоведов, плененных поэтическим рослиновским миром, начиная с католикоса Костандина I, киликийских царей, покровительствующих ему меценатов, и тех, очарованных искусством мастера простых людей, которые порой с опасностью для жизни, а то и ее ценой сохранили и донесли до наших дней старинные рукописи.

Многие поколения армянских художников, включая гладзорских миниатюристов 14-го века Тороса Таронаци и Авага и кончая колористами 20-го века Аршилом Горки (Востаником Адояном) и Минасом Аветисяном, восхищались Торосом Рослином и учились у киликийского мастера.

Исследованиями и анализом творчества мастера занимаются сегодня не только армянские, но и французские, австрийские, итальянские и американские ученые. Об искусстве Тороса Рослина можно прочесть в изданных на различных языках мира многочисленных книгах, посвященных истории армянского искусства. Упоминается его имя и в вышедших в разных странах всевозможных изданиях общего характера, касающихся истории и культуры Армении.

Искусство Тороса Рослина уже занимает подобающее ему место в крупнейших энциклопедиях, а также в специальных энциклопедиях по истории искусства1.

1 См. И.Р.Дрампян, Торос Рослин. — Большая Советская Энциклопедия, т. 26, Москва, 1977, с. 113-114; Л.Р.Азарян, Торос Рослин. - "Армянская советская энциклопедия" т. 4, Ереван, 1978, с. 208-210; [А.Чугасзян], Торос Рослин,- Краткая Армянская Энциклопедия, т. 2, Ереван, 1995, с.

Как и в случае со многими средневековыми художниками, даты жизни и творчества Тороса Рослина неизвестны. К счастью, в украшенных им манускриптах сохранились написанные рукой Рослина памятные записи. Они повествуют нам о горестных событиях, происходивших во времена художника, дают представление об отношении великого мастера к тем или иным политическим деяниям, связанным с жизнью его родного народа, передают его радость и скорбь. Благодаря памятным записям Рослина можно судить о его некоторых личных качествах, вкусах, наблюдательности и гражданственности.

Эти записи донесли до нас характеристики различных исторических личностей и в силу этого являются бесценными документальными свидетельствами. Иначе говоря, памятные записи позволяют нам в какой-то степени воссоздать облик самого Рослина и картину окружающего его мира. В истории искусства 13-го века других стран нет иного такого мастера, который будучи блестящим живописцем одновременно выступал и в качестве хрониста, рассказывая о своем окружении.

Некоторые из украшенных Торосом Рослином рукописей, скопированных его же собственной рукой, говорят о том, что он был и великолепным переписчиком. Рукописи эти свидетельствуют о том, что созданы они рукой человека, глубоко воспринявшего красоту армянского алфавита, любящего и уважающего эти письмена, а его ровный, бисерный почерк,

311-312 (на арм. яз.); N.Stepanyan, Toros Roslin. - The Dictionary of Art, Ed. by. J.Turner, vol. 31, Macmillan Publishers Ltd., 1996, p. 177; S.S.Manukyan, Awetis Kahana. - Saur Allgemeines Kunstlerlexikon, Bd. 6, München-Leipzig, 1992, S. 18; L.Chookaszian, Baralam Mixayeli. - Saur Allgemeines Kunstlerlexikon, Bd. 6, 1992, S. 614-615. несомненно, должен был вызывать восхищение средневекового читателя. Своим изяществом рослиновские строчки являют собой классический образец каллиграфического искусства.

Будучи прекрасно знаком с принципами латинского письма Рослин в своей работе творчески использовал отдельные эстетические особенности европейского каллиграфического искусства, до того отсутствовавшие в рукописях предыдущих поколений армянских переписчиков. В ряде случаев, например, золотые графические инициалы распространяются на всю страницу и, переходя в узор, охватывают и поля. Все это свидетельствует о новаторском творческом вкладе Тороса Рослина в армянское каллиграфическое искусство2. Если добавить к вышесказанному, что памятные записи наделены рифмой, то со всей определенностью можно сделать вывод и о незаурядном поэтическом даре Рослина как об исключительном явлении в истории искусства того времени3.

Поистине чудом дошли до нас произведения Рослина - целый ряд украшенных миниатюрами рукописей, ставших эпохальным явлением в армянском искусстве 13-го века. Торос Рослин сыграл ключевую роль в искусстве миниатюры Киликийского армянского царства, в значительной степени став предтечей качественных сдвигов и большого прогресса в области книжного оформления.

Приход Тороса Рослина ознаменовался для армянского книжного искусства, особенно в киликийской миниатюре 13-го века, новым художественным мировосприятием и новыми идеями.

2 См.А.С.Хачикян, Последнее пристанище рукописи Тороса Рослина. -Журнал "Гарун" (Весна), Ереван, 1976, № 4, с. 55-62 (на арм. яз.).

3 См. там же.

Подобно трудолюбивой пчеле, собирающей нектар с близких и далеких цветов, рослиновская мастерская аккумулировала в себе многовековый эстетический опыт армянского народа и традиции искусства соседних народов. Рослин открыл для миниатюристов последующих поколений новые горизонты, новые творческие возможности.

В творениях Рослина мы видим неизвестные до него настроения, новаторскую трактовку старых традиций, темы и иконографические типы, не встречавшиеся ранее в армянском искусстве.

Одним из наиболее значительных нововведений Рослина является индивидуализация человеческого лица. Изображения вполне конкретных, а не идеализированных людей появляются в средневековом искусстве лишь со второй половины 13-го века4. И в этом смысле великий художник занимает почетное место в ряду наиболее крупных новаторов своей эпохи. Оставленное им художественное наследие отличается великолепием, роскошью, изысканностью и завершенностью замысла.

Каждый из манускриптов, принадлежащих перу и кисти Рослина, является как бы ларцом сокровищ, и каждый, кто приобщается к нему, переживает не только восторг и волнение сопричастности к подлинно прекрасному, но и погружается в глубины тех переживаний, представлений, настроений, мировосприятия и традиций, которые были присущи людям, жившим много веков тому назад. В этом аспекте Торос Рослин и

4 См. T.Velmans, Manierisme et innovations stylistiques dans la miniature cilicienne â la fin du XIIIe siècle. - The Second International Symposium on Armenian Art, Collection of Reports, vol. IV, Yerevan, 1978, September, 12-18, Yerevan, 1981, p. 68-69, 73-74. его коллеги являются хранителями исторической памяти своего времени и своего народа.

Глубины памяти в произведениях мастера необыкновенно емки, богаты и многогранны. В их слоях как бы продолжают жить в скрытом, зашифрованном виде следы культурных связей киликийских армян с окружавшими их соседними народами. Расшифровка памяти, скрытой в оставленных Рослином шедеврах, является основной задачей нашего исследования, а "волшебным ключом" здесь становится анализ иконографических и стилистических особенностей работы мастера.

Значение миниатюр Рослина гораздо выше, чем может иметь обычная книжная иллюстрация. Этим произведениям, не относящимся к образцам монументального искусства, присущ тем не менее широкомасштабный охват окружавшей художника жизненной среды. Миниатюры, созданные Торосом Рослином и его собратьями по кисти, являются своеобразным памятником, увековечивающим славу и блеск Киликийского армянского государства.

Историческая реальность Киликийского царства живо и многообразно отразилась в произведениях Рослина. Образы художника постоянно свидетельствуют о всевозможных политических, экономических, торговых и других связях Киликии с окружающими странами и народами, отражают менталитет этой населенной армянами земли, их искусство, театральные традиции5,

См. Э.Х.Петросян, Театральные черты в средневековых армянских миниатюрах. - Армянская этнография и фольклор, Материалы и исследования, т. 7, Ереван, 1975, с. 140-141, табл. IV, рис. 1-5, табл. V, рис. 1-2. обычаи, градостроительные принципы, национальный костюм, растительный и животный мир.

Миниатюры мастера перекликаются с философским восприятием людей его эпохи. С.Парсумян-Татоян считает, что Рослин, как и Саргис Пицак, живший в начале 14-го века, акцентирует человеческую индивидуальность, относятся к ней как к самостоятельной ценности, и это, как полагает С.Парсумян-Татоян, сближают их с номиналистами6. Среди последних, в частности, французский философ Абеляр (1079-1142 гг.) рассматривает "личность с ее индивидуальными качествами как бытие, остающееся самостоятельным, несмотря даже на участие в общественной деятельности. Такое представление об индивидуальности, - пишет С.Парсумян-Татоян, - соответствует восприятию сущности человека Торосом Рослином"7.

В миниатюрах Рослина чувствуется вдохновение, навеянное образцами античного искусства, знание национальной литературы и т. д. Наследие великого художника многогранно и цельно отображает панораму цивилизации армянского государства, чего нет в армянских памятниках литературы и архитектуры Киликии. Появление Рослина и его сподвижников на берегах Киликии, которую называли "Морской Арменией", является своеобразным духовным критерием художественной действительности этого государства. Его творчество стало закономерным результатом поисков и достижений многих поколений киликийских

6 См. С.Парсумян-Татоян, Номиналисты армянской миниатюры - Торос Рослин и Саргис Пицак, "Айказян айагитакан андес" (Арменоведческий журнал Айказян), Бейрут, т. 9, 1981, с. 240 (на арм. яз.).

7 См. Там же, с. 237. миниатюристов. Обилие действующих лиц и широкий охват действительности у Рослина в значительной степени обусловлены и необыкновенно большим числом иллюстраций в его рукописях.

Чтобы по достоинству оценить интересующее нас явление с точки зрения истории искусства того времени, следует учесть и то обстоятельство, что среди бесчисленного множества рукописных византийских книг, скопированных в 9-13-ых веках, лишь примерно в тридцати Евангелиях и Лекционариях можно найти более шести изображений праздничного цикла. Сузив круг этих рукописей увидим, что достаточно расширенный цикл миниатюр встречается лишь в тринадцати книгах, созданных в период, охватывающий последние десятилетия 12-го века и конец 13-го века8. Этот факт позволяет со всей определенностью утверждать, что исключительное значение рослиновского наследия обусловлено не только прекрасным их качеством и уникальным количеством, но и степенью иллюстрированное™ рукописей вообще.

С точки зрения оценки искусства Рослина примечательно одно из замечаний С.Дер-Нерсесян. Она совершенно справедливо находит, что творческое наследие мастера дает специалистам уникальную возможность не только в смысле определения личного вклада художника в искусство живописи 13-го века, но и раскрытия связей между эпохой и художественной жизнью среды, важных для исследования творческого метода Рослина. И это одно из тех обстоятельств, которые помимо локально армянского

8 Cm. E.C.Constantinides, The Tetravangelion, Manuscript 93 of the Athens National Library. «AEATIOY THE XPIETIANIKHS ETAIPEIAE» IIEPIOAOS A' - TOMOZ ©', Athens, 1979, p.194. значения придают миниатюрам Рослина также общечеловеческую значимость.

Творчество Тороса Рослина в сущности полностью еще не исследовано. До сего дня нет еще ни одной отдельной специальной монографии, где были бы воспроизведены и проанализированы все его миниатюры. Тем не менее благодаря исследованиям последних лет сделано многое и сегодня уже четко выявлены рамки его наследия.

Каждая из рослиновских рукописей имеет свою одиссею и полную всевозможных перипитий историю. Их памятные записи повествуют о многих пленениях, выкупе, новых пленениях, похищениях, странствиях и чудесных спасениях. Особенно трогательна запись 15-го века в Евангелии 1260 г., созданном Рослином9. Епископ Костандин Вахкаци сообщает в ней, что он долгое время расспрашивал и искал по городам, селам и пустыням Евангелие, которое было бы "прилично" и "красно письмом", "златоукрашено и расписано многокрасочно". После длительных поисков Вахкаци в крымском городе Кафе увидел у некоего сирийца Ходжи Асилбека оставленную ему в залог рослиновскую рукопись.

С большим трудом, "мольбами и благословениями" при поддержке других священников и знатных армян Вахкаци удалось выкупить вожделенную книгу. В 1413 г. Костандин Вахкаци заказал для нее позолоченный серебряный оклад и передал рукопись в иерусалимский армянский монастырь Св.Яковов, где она и

9 См.Н.Погарян, Каталог рукописей библиотеки армянского патриаршества в Иерусалиме (Св.Яковов), т. 2, Иерусалим, 1967, с. 18-21 (на арм. яз.). хранится по сей день. Эта записанная около пятисот лет назад история всего лишь одна из многих, повествующих о том благоговении, которое вызывало у самых разных людей волшебное искусство Рослина.

Через века дошли до нас украшенные Рослином книги. Своими миниатюрами они и сейчас восхищают людей 21-го века, по всему миру прославляя своего создателя и продлевая его бессмертие. Примечательно, что рукописи Рослина в течение веков копировались различными переписчиками. Достоин упоминания тот факт, что один из известнейших миниатюристов и переписчиков 17-го века Барагам Себастаци (1600?-1675?), расписывая в 1636-1640 гг. Библию (Иерусалим, собрание монастыря Св.Яковов, № 3438), как образцом воспользовался Евангелием Рослина 1262 г. (Балтимор, галерея Уолтере, рук. 539)10, находящимся в то время в Себастии.

С.Дер-Нерсесян находит, что указанную Библию Барагам расписывал в течение 1631-1640 гг. и указывает на сходство портретов евангелистов в этой рукописи и в кодексе Рослина11. Интерес и любовь к искусству киликийского художника Барагам передал и своему сыну, известному переписчику и миниатюристу Микаэлу. Последний в оформленном им Евангелии 1668-1673 гг. сообщает, что скопировал из Евангелия Рослина 1262 г. хораны, портреты Иоанна и Прохора и миниатюру "Вознесения", а кроме того, воспользовался одним из его же изображений Христа для

10 См. Н.Цовакан (Погарян), Армянские художники (11-15-ые века), Иерусалим, 1989, с. 205-207 (на арм. яз.).

11 См. S.Der Nersessian, Armenian Manuscripts in the Walters Art Gallery, Baltimore, 1973, p.12; L.Chookaszian, Baralam Mixayeli, S. 614-615. посвятительного хорана12. По какому-то удивительному совпадению эта рукопись Микаэла хранится в той же вашингтонской галерее Фрир (рук. 3218), где находится и приписываемое Рослину Евангелие, скопированное по заказу принца Васака13.

В числе рукописей, созданных на основе Евангелия Себастии, можно назвать также армянское Евангелие (№ 6) в Спенсеровском собрании Публичной библиотеки Нью-Йорка, часть его миниатюр, вероятно, скопирована в Себастии неизвестным художником в первой половине 17-го века с рослиновской рукописи 1262 г. Вскоре после ее создания эта рукопись оказалась в Кесарии, где в 1700 г. была украшена роскошным серебряным переплетом, создателем которого был, по всей видимости, ювелир Григор Шахбаз. К сожалению, памятная запись этой книги не сохранилась, и мы ничего не знаем ни о ее переписчике, ни о художнике. Изучение рукописи показало, что оформление ее не было завершено14.

Большой интерес к рукописям, принадлежащим перу и кисти Тороса Рослина, проявляли не только художники, но и переписчики. В некоторых случаях они переписывали и памятные записи Рослина, чтобы сохранить их для потомков. Об этом свидетельствует, например, хранящийся в ереванском

12 Cm. S.Der Nersessian, op. cit., p. 12.

13 Cm. Idem, Armenian Manuscripts in the Freer Gallery of Art, Washington, 1963, p. 90-98, 114., pi. 87-94, 98-100.

14 Cm. Treasures in Heaven, Armenian Illuminated Manuscripts, Ed. by Th.F.Mathews and R.S.Wieck, The Pierpont Morgan Library, New York, 1994, No. 56, p.187-188, fig. 139. 140.

Матенадаране им.М.Маштоца фрагмент рукописи (№ 1975), написанной на бумаге. В свое время он принадлежал нью-йоркскому антиквару и любителю искусства А.Азаряну и был в 1975 г. подарен Матенадарану. Этот фрагмент содержит памятную запись одной из рослиновских рукописей 1262 г.

Вот так любовно и бережно, благоговейно и с восхищением, передаваемые из рук в руки, из поколения в поколение, сохранились и дошли до нас удивительные рослиновские манускрипты. К счастью, для нас в некоторых случаях сохранились имена реставраторов и обновителей рослиновских книг. Так известно, что в 1626 г. в Себастии в соборе Сурб Аствацацин (Пресвятой Богородицы) переписчик Меликсет заново переплел Евангелие 1262г., впоследствии получившее название Себастийского. Необходимость в обновлении возникла вследствие того, что драгоценная рукопись находилась в руках иноверцев. В 1602 г. Патвакан Себастаци вызволил это Евангелие из плена15.

После этого рукопись 300 лет хранилась в Себастии. Последним ее пристанищем был кафедральный собор Св.Ншан. После депортации армян Себастии в 1915 г., во время геноцида армян, организованного правительством младотурков, Евангелие было похищено и каким-то образом попало в Париж, где было куплено всемирно известным коллекционером, меценатом и общественным деятелем Тиграном Келекяном (Хан Келекян). В 1929 году Т. Келекян продал манускрипт Генри Уолтерсу -основателю Галереи Уолтере в Балтиморе, где Евангелие Себастии хранится и поныне.

15 См. Каталог армянских рукописей монастыря Св.Креста в Себастии, Составил Т.Гушакян, Вена, 1961, с. 19, 20 (на арм. яз.).

Судьба подвергла рукописи, украшенные Рослином, многим всевозможным опасным испытаниям, но как будто некая незримая сила сохранила и сберегла эти чудесные творения. Особенно удивительна и очень мало кому известна одиссея Зейтунского Евангелия 1256 г. Около пяти веков оно бережно и благоговейно хранилось в Зейтуне. В роковые дни зейтунских восстаний против османского ига Евангелие Рослина извлекали из сокровищницы, и весь церковный клир с дьяконами и священниками обходил с ним городские улицы, а воины, которых отправляли на поле брани, причащались им16.

До геноцида армян, учиненного в 1915 г., реликвия эта по всей видимости хранилась в зейтунской церкви Сурб Аствацацин, попечителями которой были князья этого квартала Суреняны, старшим из которых являлся Асатур-ага. Род этот был настолько известен и авторитетен, что весь примыкающий к церкви район назывался кварталом Суренянов.

В 1915 г., когда первый караван депортированных армян -зейтунцев выслали в Султание, местность близ Конии, среди них были и Пап, Акоб и Саркис Суреняны с их семьями. Остальную часть рода, в том числе и Асатур-агу, а также Артина и Мацака Суренянов турки временно пощадили. Дело в том, что плененные армянами во время Зейтунского восстания 1895 г. высокопоставленные турецкие офицеры до самого конца восстания безбедно жили у Суренянов, которые приютили их. За эту гуманную акцию султан Абдул-Еамид даровал им фирман (грамоту) и меч, которые хранились у Артина-аги.

16 См. А.С.Шорвоглян, Как спаслось Зейтунское Евангелие? - Газета "Зартонк", Бейрут, 1967, 5 августа, с. 2 (на арм. яз.).

Накануне горестных событий 1915 г. церковь Сурб Аствацацин фактически переместилась на подворье Асатура-аги. Уже были составлены и отправлены первые караваны людей, депортированных из Зейтуна, и ни проблеска надежды на спасение Зейтуна уже не оставалось. Однако никто не посмел бы воспрепятствовать Асатуру-аге, если уж он решил, вместе с рослиновским Евангелием забрать с собой и всю драгоценную церковную утварь и облачения. Ибо он был самым богатым помещиком города. С балкона его великолепного родового особняка открывалась сказочная панорама близких и дальних окрестностей Зейтуна.

Всех зейтунцев, согнанных в Султание, еще до конца года загнали в пустыню Дер-Зор, тогда как Асатур-ага со своей родней и имуществом в сопровождении слуг был препровожден в город Мараш*, и читальня американских протестантских миссионеров была предоставлена ему для жилья. Асатур-ага привез с собой Зейтунское Евангелие и каждый вечер коленопреклоненно молился перед ним. Даже ночью он не расставался с ним, пряча драгоценную рукопись под подушку, он считал Евангелие спасителем всего своего рода.

В те годы в Мараше в качестве врача немецкой больницы служил доктор А.Тер-Казарян, познакомившийся и подружившийся с Асатуром-агой еще в бытность свою в Зейтуне. Встретившись с Асатуром-агой в Мараше, доктор узнает, что рослиновское Евангелие находится у него. А.Тер-Казаряну очень хочется хотя бы ненадолго заполучить книгу и, наконец, ему

Евангелие Рослина Марата, потому, что в отдельных изданиях называется Евангелием некоторое время эта рукопись находилась там. удается уговорить Асатура-агу дать рукопись ему на пару дней. Поддавшись мольбам А.Тер-Казаряна, Асатур-ага отдает ему манускрипт. А уже на следующее утро резко меняется, казалось бы безопасное положение семьи Суренянов, - совершенно неожиданно всех их, в том числе и самого Асатура-агу, высылают в Конию, и Евангелие остается у врача.

В конце войны А.Тер-Казарян вместе с отступающей французской армией покидает Мараш. Две его сестры, спасаясь от турецкого вторжения, решают укрыться в миссионерском квартале и из всего своего имущества забирают только рослиновское Евангелие. По дороге они внезапно попадают в руки кемалистов, однако турки во время обыска, обнаружив у женщин лишь какую-то книгу, со смехом и издевками, отпускают их. Оказавшись, наконец, в безопасности, сестры передают рукопись миссионеру Кею Лаймону Нельсосу, у которого около десяти лет и хранился драгоценный манускрипт.

Зейтунцы, пережившие организованный турками-кемалистами геноцид 1921-1923 годов, обосновались в Алеппо и через некоторое время основали земляческий союз. В 1928 г. миссионер Кей Лаймон Нельсос сообщил правлению земляческого союза, что Зейтунское Евангелие находится у него, и что он готов передать ему рукопись. Однако поскольку вскоре в Турции был принят закон о запрете на вывоз любых древних раритетов, то было сочтено более целесообразным передать рукопись Константинопольской армянской патриархии. В 1928 г. американский миссионер вернулся на родину, и, видимо, именно в это время рукопись в силу обстоятельств оказалась в Алеппо у врача А.Тер-Казаряна.

Существует также мнение, что в эти годы некоторые иллюстрированные страницы Евангелия были изъяты из книги и впоследствии через много лет были переправлены в США. Есть еще версия, будто бы книгу на хранение миссионеру передал некий доктор Мелкон Адамян, который, что не исключено, и изъял из рукописи упомянутые страницы, оказавшиеся затем в Бостоне (Уотертаун) у его сына Н.Адамяна17.

Нам неизвестно, когда именно основная часть рукописи была переправлена в Константинополь и отдана на хранение Армянской патриархии. Так чудом было спасено Зейтунское Евангелие Тороса Рослина.

Рукописи, украшенные Рослином, продолжают еще хранить тайны о пройденных ими путях и множество других художественных загадок.

Вынося на суд читателей данную работу, посвященную творчеству Рослина, мы затрагиваем лишь часть проблем, касающихся оставленного им наследия.

Основной целью нашей диссертации является всесторонний анализ иконографии основных иллюстративных циклов, а также новых для армянской средневековой живописи библейских тем и двух портретов царевича Левона (будущего царя Левона II), украшающих рослиновские кодексы.

Одним из основных наших исследовательских замыслов явилось показать, что иллюстративный цикл этих рукописей, и эти миниатюры возникли из знаний, накопленных Рослином и его

17 См. Г.Овсепян, Католикос Костандин I, с. 41-42 (на арм. яз.). коллегами в области искусства народов и государств Средиземноморья и западноевропейских стран.

Важность этой проблемы обусловлена тем, что появление лицевых миниатюр в книжной живописи рослиновской мастерской коренным образом изменило систему иллюстрирования армянских манускриптов.

Следующим исследовательским намерением автора этих строк стало, с помощью анализа отдельных декоративных мотивов и стилистических особенностей, выявить связи миниатюр прекрасного мастера как с искусством исламского, так и византийского мира. Длительный опыт работы автора в области изучения армянской книжной живописи свидетельствует, что вне поля зрения ученых остался целый комплекс историко-художественного материала, связанного с контактами киликийских армян с византийцами, крестоносцами, исламскими народами, что по причине отсутствия научного интереса и по другим независящим от нас мотивам, мы лишены знания многих страниц жизни Тороса Рослина, связанных с его художественными ориентациями.

Не воссоздав картины целостного фона общения армянских и других культур после становления Армянского княжества и в дальнейшем провозглашения царства Киликии, невозможно осознать всю оригинальность творчества, логику рождения иллюстративных циклов до самого конца художественной карьеры Тороса Рослина.

Мы поставили перед собой задачу воссоздать относительно полную картину взаимосвязей главных иллюстративных циклов Рослина в искусстве христианского мира, восприятия Рослином и его коллегами произведений этого наследия и определенного рослиновского влияния на творчество последующих армянских мастеров.

Нами широко привлекались книги и статьи, недавно вышедшие в свет, которые вводили в научный оборот новые, ранее неизвестные, рослиновские миниатюры и произведения византийского, западноевропейского и исламского искусства, а также работы, пересматривающие датировку уже известных армянских и иных памятников.

Для достижения указанной цели в работе находят решение следующие задачи: воссоздание истории изучения рослиновского наследия, истории Киликийского царства, а также армянского католикосата Ромклы и ее роли как интернационального культурного очага, скриптория, действовавшего при патриаршем престоле. Изучение рукописей, созданных рослиновской мастерской, функционировавшей там же, воссоздание исторического контекста отдельных рукописей и их дальнейшей судьбы на протяжении веков, определения новых иллюстрированных листов (неизвестных ранее).

Ключевыми проблемами данной работы стало раскрытие и изучение особенностей малоисследованных доселе миниатюр Тороса Рослина. В диссертации нами ставились задачи выявления дополнительных сведений относительно биографии художника. Важной проблемой стало выявление художественных традиций, сближающих работы мастера с миниатюрами его коллег по скрипторию и с произведениями армянских миниатюристов предшествующих веков.

В ходе работы затрагивались также и другие, недостаточно изученные вопросы: о причастности коллег мастера к той или иной миниатюре, о значении образца и принципов его копирования в рослиновской мастерской, о применении отдельных технических навыков итальянских художников, о новом аспекте понимания темы "Переход через Красное море" в контексте исторических событий времени, о связи миниатюр Рослина со средневековой армянской и, вообще, христианской литературой; о геральдике армянских царей, об одеяниях, отображенных в портретах; о пережитках митраизма в средневековой Армении.

Решение этих вопросов позволяет оценить значение лицевых миниатюр и декоративных иллюстраций рослиновских манускриптов как важного феномена культуры средневековой Армении и наметить ориентиры изучения произведений киликийской книжной живописи послерослиновского периода.

Отдельные наши выводы, по-видимому, могут показаться на первый взгляд гипотезой. Не исключено также, что некоторые еще не до конца исследованные стороны творческого наследия Тороса Рослина могут получить иное объяснение, нежели данное нами. Бесспорно одно, что это не последнее слово о Рослине, - это лишь первая из монографий, в которой будут подробно проанализированы миниатюры мастера и представлены ранее неизвестные иллюстрированные листы, связанные с его мастерской.

Заключение диссертации по теме "Геометрия и топология", Чугасзян, Левон Бабкенович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

13-ый век ознаменован появлением в центральной Армении, а также в Киликии ряда крупных миниатюристов. Стиль мастеров центральной Армении, таких как Маргаре (автора иллюстраций Евангелия Ахпата 1211 года), характеризуется архаизмом рисунка и ограниченным колоритом.Стиль Григора Цахкоха (оформителя Евангелия Таргманчац 1232 года) выделяется сумрачным тоном живописи с напряженным контрастом цветосочетаний, нагромождением архитектурных строений, своеобразным "кубизмом" скалистого пейзажа, но более всего незабываемыми лицами фигур со сплошными тенями глазниц, придающим образам некую мистическую насыщенность.

Творениям Игнатиоса Оромосци (работавшего в районе города Ани и исполнившего миниатюры Евангелия 1236 года, хранящегося в Исфагане) также присущ драматический колорит, но вместо экспрессивной силы произведений Григора Цахкоха, в них наблюдается деликатное выполнение рисунка, некоторое тяготение в сторону византийского столичного искусства.Лики фигур Игнатиоса тронуты определенной долей лиризма и трагического пафоса. Его миниатюры являются как бы переходным звеном между творениями Маргаре, Григора, других мастеров центральной Армении и киликийских миниатюристов, включая Тороса Рослина.

Стиль миниатюристов центральной Армении характеризуется архаичными, очень восточными особенностями, тогда как стиль киликийских художников, в том числе и Тороса Рослина, выделяется рафинированностью, ювелирной шлифованностью, инспирированной византийским искусством.

По сравнению с остальными миниатюристами предшественниками из центральной Армении и Киликии, время донесло до нас больше иллюстрированных рукописей Тороса Рослина.

Миниатюры рукописей, созданных в мастерской Тороса Рослина, являются удивительным проявлением красоты, высочайшим олицетворением изысканного вкуса и гармонии. Изображения многочисленных эпизодов библейской истории, созданных руками мастера и его сподвижников, доставляют духовное наслаждение зрителю, волнуя его воображение не только последовательным живописным повествованием драматического содержания, но и ее своеобразной утонченной передачей.

Рослиновские неподписанные произведения привлекли внимание любителей художественной старины и книголюбов в середине 19-го века, но подлинное исследование его миниатюр было начато лишь в первой половине 20-го века. Именно в это время его имя вошло в научный оборот. С этой поры о творчестве Тороса Рослина писалось во всех изданиях, посвященных армянскому искусству и культуре, вышедших на разных языках мира. Произведения мастера рассматривались в статьях, изданных в научных сборниках и в энциклопедиях. Его творчеству отводилось значительное место в отдельных диссертациях.

Вступление Тороса Рослина в армянское книжное искусство Киликии 13-го века было ознаменовано новыми эстетическими восприятиями и идеями. Вобрав в себя многовековый художетвенный опыт армянского народа и народов Средиземноморья, Торос Рослин открыл новые горизонты и творческие возможности для последующих поколений миниатюристов.

В мире духовных ценностей, созданных Рослином, мы встречаем неведомые до него эстетические веяния, по-новому интерпретированные древние традиции, новые темы и иконографические типы.

Искусство миниатюры небольшого Киликийского армянского государства, возникшего на берегах Средиземного моря, - одно из наиболее загадочных и поразительных феноменов в истории живописи. Книжная миниатюра Киликии является весомым вкладом в культурную сокровищницу народов стран Средиземноморья.

Весьма скудны данные о биографии Тороса Рослина. Годы рождения и смерти художника не известны; мы знаем лишь, что сохранившаяся первая подписанная им рукопись скопирована и иллюстрирована в 1256, а последняя - в 1267-1268 годах. От талантливого мастера дошли до нас семь роскошно оформленных кодексов, которые хранятся в Ереване, Иерусалиме и Балтиморе (США). Кроме этих сокровищ, его кисти приписываются две неподписанные рукописи, и один фрагмент. Все эти манускрипты украшены художником и его собратьями в основном в Ромкле, а одна в Сисе - столице Киликии.

Торосу Рослину заказывали рукописи армянский царь Гетум I, его брат - принц Васак, католикос Костандин I Бардзрбердци и другие представители высшего духовенства.

Сопоставление художественных особенностей миниатюр рослиновских манускриптов с двумя иллюстрированными листами, фрагментами несохранившихся кодексов позволяет утверждать, что эти фрагменты связаны с мастерской художника и созданы, видимо, миниатюристами, работавшими под руководством Тороса Рослина.

По счастливой случайности в рукописях Тороса Рослина сохранились памятные записи (колофоны), написанные его рукой. Эти записи позволяют частично представить тот мир, в котором творил художник, они дают скупые сведения о покровителях и заказчиках Тороса Рослина - католикосе Костандине I Бардзрбердци, царе Гетуме I, его жене Изабелле и об их детях, в первую очередь о принце Левоне (будущем царе Левоне II). Памятные записи характеризуют их автора как хрониста, сохранившего любопытные факты о событиях своего времени. По этим колофонам можно судить о вкусах и наблюдательности художника.

Детальное изучение колофонов позволяет узнать и то, что Рослин принадлежал к знати, а также, что он был священником. Выдвигается версия о возможном шотландском происхождении предков художника.

Для уточнения даты рождения миниатюриста принципиальную важность имеет вопрос уяснения времени, необходимого для профессиональной подготовки Рослина как миниатюриста. Наши изыскания позволяют выдвинуть новую гипотезу относительно времени рождения и смерти художника. Исходя из примерного количества годов, необходимых для учебы и путешествий за границей и для работы помощником мастера в мастерской другого художника, с целью профессионального совершенствования, можно предположить, что Рослин родился между 1210-1216-ыми годами. Различные факты и наблюдения дают право полагать, что художник жил в период с 1210 по 1270-ые годы.

История "Рождества" занимает значительное место в творчестве Тороса Рослина. На эту тему художник создал несколько творений, изучение которых показывает, что в каждом отдельном случае Рослин иллюстрировал историю "Рождества" в оригинальной манере, не повторяя даже самого себя. В исследуемых миниатюрах четко выступает ориентация мастера на образцы армянского рукописного наследия 11-го века, в частности, анийской книжной живописи. В этих миниатюрах достаточно часто встречаются особенности, связывающие его живопись с итальянскими и византийскими произведениями.

Знания в области отечественного искусства, а также наследия соседних стран дают богатую пищу яркому, своеобразному мышлению Рослина, и его интеллект рождает творения, которые наделяют киликийскую миниатюру самобытностью. На этом пути возникают качественно новые явления и изменения, и мастер своей фантазией переосмысливает опыт прошлых веков, создает произведения, которые своей неповторимостью, определяют национальный характер киликийской книжной живописи.

Иллюстрации "Воскрешение Лазаря" включают в себя интересные факты, дающие представление о рослиновских художественных ориентациях, его интересах разных лет. Эти миниатюры выделяются эстетическими особенностями, отличающимися или даже отдаляющимися от известных иконографических закономерностей, особой манерой развития линий и цвета, эмоциональной характеристикой и т.д. В каждой миниатюре живописец словно демонстрирует свое мастерство и накопленные по иллюстрируемой теме знания.

История "Распятия" — искупительной жертвы Христа нашла свое оригинальное воплощение и в творчестве Тороса Рослина. Его миниатюры еще раз убеждают, что известные канонические (в данном случае византийские) принципы не копируются, а усваиваются, трансформируясь в индивидуальном стиле.

Изучение "Распятий" Рослина позволяет выявить связи с отдельными итальянскими работами Николо Пизано, Джованни Пизано и Чимабуе, представителями школы Гвидо да Сиена, Дуччо, относящимися ко второй половине 13-го века. Некоторые особенности миниатюр Тороса Рослина свидетельствуют о его компетентности и в итальянской скульптуре вообще.

Цикл "Распятий" Рослина приводит к следующим выводам: а) эти иллюстрации по своей композиции знаменуют новую ступень развития темы "Распятия" в армянской миниатюре; б) среди рассматриваемых произведений совершенством художественного исполнения, как исключительный образец графического и цветового искусства, выделяется миниатюра Евангелия Малатии 1268 года; в) эти иллюстрации представляют исключительную ценность по той причине, что дают возможность раскрыть участие Тороса Рослина и его учеников в создании одной, отдельно взятой, миниатюры; г) посредством названных "Распятий" возможно выяснить, какие именно художественные принципы унаследовали от Рослина его последователи; д) эти произведения чрезвычайно богаты содержанием, ибо в них нашел блестящее воплощение накопленный в течение столетий художественный опыт народов Средиземноморья; е) исследуемый нами цикл миниатюр содержит множество фактов в стремлении мастера приобщиться к творениям своих современников; ж) цикл "Распятие" содержит неоценимые данные, подтверждающие историческую ценность, оригинальность оформлений манускриптов, подписанных Рослином.

Для глубинного постижения гуманистического содержания наследия киликийского художника программное значение имеют созданные им на тему "Снятие с креста" миниатюры четырех рукописей разных лет. Эти миниатюры значительно отличаются друг от друга колористическим исполнением, количеством и расположением персонажей, их экспрессивным наполнением. В данном случае Рослин ориентировался на иконографические варианты, нашедшие распространение в регионе Средиземноморья с середины 12-го века.

Манера передачи эмоционального состояния Богоматери роднит миниатюру Рослина со своеобразной группой памятников итальянской, французской и сербской живописи 12-13-ых веков (Нерези, Аквилея и т.д.). Следует отметить, что произведения армянского живописца имеют много общего с итальянскими образцами.

Особенно неповторима по своей красоте миниатюра Малатийского Евангелия. Трагический, потрясающий пафос этого произведения — не только плод воображения и мысли прочитавшего библейские предания, взволнованного ими человека, но и результат творческого взлета замечательного живописца, проникнутого гуманистическими патриотическими помыслами.

Освещаемая тема — своеобразный пробный камень. Она показывает, как воспринимает автор человеческую трагедию. Рослиновские произведения, воплощающие тему "Снятие с креста", имеют решающее значение для определения истинной силы мастерства, творческого темперамента, совершенства стиля этого армянского миниатюриста.

Вдохновения, дошедшие до художника из арсенала античного искусства нашли многочисленные отражения в его произведениях.

Высвечиваются особенности, унаследованные Рослином и его коллегами от своих учителей, а также становится ясным, чем именно мастера рослиновских рукописей опережали своих предшественников.

Из античных мотивов в рослиновских творениях особенно часто изображается сфинкс. Подобно волшебному ключу, мотив сфинкса позволяет открыть завесу над связями, которые существовали между киликийской книжной живописью и персидскими, арабскими, византийскими, сельджукскими произведениями, в частности, памятниками, приписываемыми армянским мастерам или отражающими традиции, берущие начало из армянского искусства. При оформлении рукописей Рослин многократно обращается к одной и той же заглавной букве, каждый раз создавая отличающиеся примеры ее изображения. Инициалы Рослина восхищают своим совершенством, однако нельзя забывать, что они представляют усовершенствованные и обработанные варианты, наблюдаемые в армянской миниатюрной живописи 12-го века. Поразительный образец игры воображения Рослина мы находим в букве Ь (И) титульного листа от Иоанна Вашингтонского Евангелия. На этот раз его удивительный инициал, совершенно неожиданно, представляет сон Якова. Несмотря на различие канонических особенностей рослиновский инициал не имеет аналогов ни в истории армянского книжного искусства, ни у других народов. Декорированные инициалы Тороса Рослина как часть его наследия знаменуют важный этап в истории искусства оформления армянских букв.

Весомый вклад Тороса Рослина в историю армянской миниатюры невозможно представить без тех нововведений, которыми он обогатил национальную живопись. С этой точки зрения новые темы, впервые иллюстрированные в армянской миниатюре Торосом Рослином, дают исключительно богатый материал и вместе с тем позволяют глубже понять оригинальность творчества художника, по достоинству оценить высокий уровень его профессиональной подготовленности.

Впервые кисть Рослина воплотила историю "Неверия Фомы" в убранстве Малатийского Евангелия 1268 г., "Переход через Красное море", в миниатюре Маштоца 1266 года. "Неверие Фомы" Тороса Рослина выделяется среди множества средневековых изображений одной существенной подробностью, которой отведено значительное место в общем замысле миниатюры - это помещение горы в качестве фона. "Неверие Фомы" в исключительной форме сливается с эпизодом явления Христа апостолам в Галилее.

Исследование миниатюры Тороса Рослина "Неверие Фомы" подводит нас к заключению: а/ темы "Неверие Фомы", "Встреча в Галилее" никогда и никакими мастерами не ассоциировались. Следовательно, работа Рослина занимает особое место в одноименных произведениях. Изучаемая миниатюра занимает промежуточное положение между предрослиновским и послерослиновским образцами 13-го века; б/ в этом памятнике отразились знания миниатюриста в области как восточного, так и западного искусства, причем в нем преобладают принципы европейской живописи; в/ подбор средневековых канонов в этой миниатюре служит осуществлению своеобразной стилистической задаче, усилению художественного воздействия; г/ изучение миниатюры показывает, как трансформировались канонические закономерности в искусстве народов Средиземного бассейна и латинского Запада. В этом аспекте значение произведений Рослина выходит далеко за рамки армянского искусства; д/ Торос Рослин создал своеобразное произведение, которое при всех своих иконографических сходствах с другими памятниками резко отличается от них, являясь новым важным достижением в пределах этой темы.

В средневековом искусстве сохранилось большое число примеров сюжета "Переход через Красное море", но с первого же взгляда можно убедиться, что среди этого множества произведение Рослина выделяется оригинальностью, неповторимостью перестановки, перегруппировки знакомых образов и других составных частей, иначе говоря, "отредактированным", переосмысленным вариантом композиции.

Киликийские армяне Египет называли "домом фараона". В год вторжения египтян в Киликию (1266 г.), обращаясь к этой библейской истории, Рослин стремился вдохнуть веру в своих соотечественников, вселить надежду, что с божьей помощью мамелюки погибнут, как это случилось с войском фараона в водах Красного моря.

С именем Рослина связано и воскрешение былых традиций армянской книжной живописи, в частности, - с изображением представителей царской семьи. Им и после него был создан целый ряд портретов, увековечивших киликийских исторических деятелей 13-14-ых веков. В созвездии таких памятников одним из первых примеров, дошедших до нас, является портрет принца Левона, будущего царя Киликии, который приписывается Рослину.

Здесь принц возведен в ранг святых. Художник подчеркивает святость Левона не только нимбом вокруг его головы, но и сопровождающими его ангелами с литургическими веерами. Присутствие ангелов, держащих веера над наследником трона, указывает на литургическую значимость композиции. Левон держит в руке зеленую ветвь. Этот атрибут подчеркивает святость наследника трона.

Художник не только изобразил царевича как святого, но и уподобил его юному Христу, в этой связи становится понятным не только присутствие на портрете ангелов, нимба, ветки, но также представление Левона без бороды и с непокрытой головой.

Платье царевича являет, как нам кажется, интересный, редкий образец армянского геральдического одеяния. Под красным плащом царевича хорошо вырисовывается платье, украшенное медальонами, в которых присутствует лев совместно с солнцем. Можно отчетливо разглядеть изображение коричневато-золотистого льва и красный диск над его фигурой. Царь зверей показан шагающим, он идет направо, а хвост и одна передняя нога подняты. На фоне темно-красного диска светлым тоном выделяется золотой полумесяц. Кайма медальонов очерчена золотым пунктиром. Точки на кайме можно принять за звезды. Не вызывает сомнения, что на одеянии Левона представлен его герб.

Портрет принца Левона имеет чрезвычайное значение не только для искусствоведа, изучающего наследие Тороса Рослина, но и для ученого, занимающегося историей Киликийского государства, а также для востоковеда, углубившегося в область армяно-иранских, армяно-турецких отношений. В такой же мере это относится к исследователю армяно-европейских связей, к этнографу, интересующемуся древними верованиями армян, к специалисту армянского исторического костюма, к знатоку геральдики.

На другом из сохранившихся портретов Левон II представлен вместе с женой - будущей царицей Керан. Эта миниатюра украшает Евангелие 1262 г. (Иерусалим). Портрет супружеской четы, как и сама рукопись, видимо, созданы в связи с их свадьбой, так как именно в 1262 г. состоялось бракосочетание Левона с Керан.

Идея портрета принца Левона и его супруги навеяна примерами византийского императорского искусства, символическими изображениями священной сущности власти монархов, так как над четой изображена частично представленная фигура Христа, простирающего над ними руки.

Тема благословления Христом монарха и его жены и тема мистического коронования неразрывно связаны одна с другой. Миниатюра указывает не только на покровительство небес Левону и Керан, но и, подобно ктиторским рельефам на стенах церквей, фиксирует сцену подношения Евангелия Христу. Свадебные короны, венчающие головы супругов, и присутствие фигуры Христа означают, что Христос благословляет бракосочетание Левона и Керан.

Изучение убранства Левона убеждает нас, что оно оформлено в соответствии с традициями шелкоткачества бассейна Средиземного моря. Одеяние принцессы оформлено согласно орнаментальным традициям армянского искусства. Ткань, из которой оно сшито, очевидно, является образцом местного производства и оформлена в соответствии с орнаментальными особенностями армянского искусства, но с учетом принципов, господствовавших в текстильном производстве этого времени как на Востоке, так и на Западе.

Как и в юношеском изображении царевича, здесь имеем дело с особой иконографической программой миниатюры, преследующей определенную идеологическую цель - всеми средствами представить сущность происхождения царственной четы.

Миниатюры Тороса Рослина имеют много общих черт с примерами монументальной живописи и книжного искусства Византии. Контакты творений Тороса Рослина с византийской миниатюрой особенно наглядны в портретах евангелистов армянского художника.

Выявление связей миниатюр рослиновских кодексов с образцами византийского книжного искусства позволяет проникнуть в сферу знаний киликийского мастера и его коллег и, кроме того, понять их творческий подход по отношению к культурному наследию соседней Византии. К тому же изучение этих связей позволяет еще более приблизиться к проблеме разграничения самобытных национальных и канонических общечеловеческих феноменов в мире произведений Рослина.

Портреты евангелистов Зейтунскоого Евангелия 1256 г. дают наиболее полный материал о стилистических приемах Рослина в 50-ые годы 13-го столетия. Детальное рассмотрение портретов евангелистов Рослина позволяет выявить такие точки соприкосновения мастера с византийским монументальным искусством, которые невозможно заметить при анализе других частей оформления рукописи.

Не исключено, что Рослин (больше, чем остальные его предшественники из Ромклайского скриптория) обладал глубокими знаниями в технике и стиле византийской живописи. Рослиновские миниатюры наводят на мысль, что все самое лучшее, созданное армянскими и византийскими художниками, явилось для Рослина как бы своеобразным арсеналом, подготовившим появление его творений.

При всех нововведениях рослиновские миниатюры отражают всю сумму художественных знаний, которые были накоплены ромклайскими художниками к середине 13-го века и тот эстетический уровень, который был достигнут к этому времени сподвижниками мастера.

Изученный фактический материал позволяет представить, как именно отразились византийские эстетические представления, каноны, нововведения в миниатюрах рослиновских рукописей. Эти миниатюры, особенно иллюстрации Зейтунского Евангелия, свидетельствуют, что их создание обусловлено использованием высших достижений византийской книжной и монументальной живописи, и в этом смысле византийское искусство послужило своеобразным кладезем знаний для Рослина и его коллег из Ромклайского скриптория.

Миниатюры рукописей, созданных в мастерской Тороса Рослина, являются удивительным проявлением красоты, утонченного вкуса и гармонии. Изображения многочисленных эпизодов библейской истории, созданных руками мастера и его сподвижников, доставляют духовное наслаждение зрителю, волнуя его воображение не только последовательным живописным повествованием драматического содержания, но и ее своеобразной изысканностью передачи.

Фигуры действующих лиц и другие составные части миниатюр характеризуются профессиональным уровнем и их уравновешенным, равномерным расположением. В основном сдержанно, иногда в более или менее эмоциональной манере, вместе с переживаниями создавших их художников, они передают содержание "Священной книги". Страницы жизни Христа и других святых в их миниатюрах приобретают новый смысл, раскрывая перед зрителем вполне реальную человеческую историю.

Из жизненной среды и эпохи Тороса Рослина в миниатюры проникают ощущения и настроения, вдумчивые лирические характеристики художников, их житейские впечатления. Торос Рослин и его коллеги, побывавшие, несомненно в Константинополе и во многих других странах, осваивая материальный мир, запечатляли на страницах своих рукописей не только прототипы, почерпнутые из различных источников, но и лица знакомых им людей, особенности их одеяний, манеру общения, настороженность, сомнения и опасения, испытываемые друг к другу.

Многофигурные композиции рослиновских рукописей являются отражением киликийской действительности и типичной восточной жизни. Дух времени остановился здесь навечно и проявился в различных художественных формах. Настроения людей 13-го века отражаются на лицах персонажей и на деталях пейзажа и архитектуры.

Интерпретация отдельных изображений, созданных Рослином на библейские темы, например, истолкование "Перехода через Красное море", отчетливо свидетельствует, что история освобождения евреев из плена египтян вселяла надежду, что с божьей помощью армяне Киликии тоже спасутся от ига мамелюков Египта. Связи с повседневной действительностью Киликии особенно наглядно ощущаются благодаря портретам принца Левона и принцессы Керан. Эти портреты имеют уникальное значение в истории армян.

Священные книги, созданные в монастырской среде Ромклы, предназначенные для представителей высшего духовенства и дворцовой знати, благодаря сотрудничеству Тороса Рослина и его коллег, приобщают нас не только к эпизодам Нового и Ветхого Заветов и истории армян Киликии, но и к искусству блестящих живописцев.

Даже человек, недостаточно владеющий армянским языком, которому трудно прочесть содержание этих рукописей, но будучи знакомым с Библией поймет темы иллюстраций рослиновских кодексов, а если он к тому же и эстет, то окажется очарованным красотой этих миниатюр.

Эти изображения сразу находят дорогу к сердцу зрителя, так как в них представлены многочисленные персонажи из Священного Писания с прекрасными и утонченными чертами лица. Эти лица своей духовной мудростью вызывают у нас чувство эстетического наслаждения. Принадлежат они к той части духовенства, которое являлось хранителем многовековых культурных ценностей, жило умеренной, праведной жизнью, посвящая себя чтению, копированию рукописей и церковному служению.

Персонажи иллюстраций кодексов Рослина уникальны не только благородством внешности, но и общей объемной, почти скульптурной их передачей. Это удивительная особенность, которая не наблюдается в работах ни у одного другого мастера прошлых веков.

Феномен появления Тороса Рослина и расцвет миниатюры скриптория Ромклы был обусловлен стараниями таких людей, которых собирал воедино Католикос Костандин I Бардзрбердци.

Очевидно, что цель художественной программы католикоса Костандина I включала в себя расширение культурной самостоятельности Киликийского армянского государства и, вообще, всего армянского народа. Идея эта была вполне созвучна с независимой политикой царства Киликии. Эстетическая программа не была обособленной и не имела ограничений только в рамках национального искусства, она питалась истоками новых цивилизаций, так как территория Киликии стала культурным перекрестком Запада и Востока.

Миниатюры манускриптов Тороса Рослина пленяют нас великолепием цветового решения. Тот, кому хоть раз посчастливилось увидеть эти дивные кодексы, никогда не сможет забыть изумительно насыщенный синий и вспышки красного цвета, которые во многом обусловили поразительную сказочность миниатюр.

Великий мастер глубоко осознавал, что именно цвет является основным средством художественной выразительности. В рослиновских миниатюрах наблюдается знание закономерностей иконографии цвета, в чем убеждаемся при рассмотрении иллюстраций на темы "Распятие" и "Снятие с креста". Кроме таких канонических принципов в творениях замечательного мастера, в частности в портретах евангелистов, проявляется безупречное умение определения цветовых акцентов в общем колорите. Это касается, в частности, красного цвета, распределение которого происходит почти с геометрической точностью по скрытому для неискушенного зрителя принципу симметрии, перекликаясь с другими пятнами того же цвета в остальных частях композиции и оживляя всю красочную гамму.

Миниатюры рукописей Тороса Рослина имеют тысячи граней, в которых, словно в зеркалах, отражены многочисленные художественные влияния и разнообразные культурные феномены.

Невозможно охватить одним взглядом сотни иллюстраций кодексов, связанных с именем Рослина. При тщательном рассмотрении этих произведений в отдельности высвечиваются все новые и новые общности их с другими памятниками.

Следует обратить особое внимание на то обстоятельство, что в истории восточнохристианского искусства рослиновской эпохи не известно имени какого-либо другого миниатюриста, чье наследие было бы представлено рукописями с таким огромным количеством иллюстраций.

Наше исследование показывает, что произведения Тороса Рослина многочисленными узами тесно связаны с византийским искусством. При определении исторического места творений мастера следует учесть, что они сочетаются с творениями византийского искусства больше, чем с какими-либо другими памятниками. В отдельных миниатюрах рослиновских рукописей отождествляется общность с наиболее известными образцами византийской живописи. В этом отношении обращает на себя внимание тот факт, что известный австрийский ученый О.Демус из числа художников-армян, и соседних им народов лишь в рослиновских миниатюрах находит иконографические параллели, наблюдаемые в отдельных мозаиках собора Сан Марко в Венеции.

Рассматривая общности такого рода, не следует упускать из виду то обстоятельство, что история византийского искусства 13-го века, в первую очередь, история монументальной живописи. Одним из основных мотивов общностей рослиновских миниатюр и византийской монументальной живописи является обилие тем армянских иллюстраций, а также мозаик и фресок различных соборов.

В процессе подобного оформления евангельского текста, авторы византийских фресок и мозаик и киликийские миниатюристы, руководствуясь тонким вкусом, постоянно пользовались арсеналом многовекового христианского искусства, которое обеспечивало широкое поле для культурных сношений.

Примечательно, что отдельные нововведения в миниатюрах рослиновских рукописей выступают и в византийских фресках и мозаиках 13-го века. Это касается объемного и цветового решения человеческих фигур, распределения складок на одеждах и т.д.

Для определения знаний Рослина и его коллег представляет известный интерес возрождение элленистических традиций в монументальной живописи Византии 13-го века, которые наблюдаются в кодексах, сохранивших подпись армянского художника.

Миниатюры, созданные усилиями Тороса Рослина и его сподвижников, отражают и те нововведения, которые были свойственны византийской книжной живописи 13-го века. Не углубляясь во все новшества, можно отметить лишь индивидуализацию человеческих лиц, отмеченную Т.Вельманс, в творениях Рослина и его последователей.

Появление новых особенностей в произведениях киликийских мастеров совершенно отличает рослиновские фолианты от манускриптов, скопированных переписчиками и миниатюристами Ромклы в предшествующие им времена.

Эстетические принципы, перешедшие в иллюстрации рослиновских кодексов из западноевропейского и восточного искусства, позволяют выделить значение Тороса Рослина как крупного новатора в области армянской книжной живописи.

Многогранность знаний отличает мастера от своих учителей и отсутствует в творчестве последних. Огромный прогресс художников рослиновского созвездия обусловлен именно этим богатством знаний. Многочисленными и разнообразными нововведениями Торос Рослин и его коллеги обогатили армянскую миниатюру, обеспечив достойное место для своих творений в истории всемирного и, в частности, армянского искусства.

В нашей диссертации мы поставили перед собой задачу выявления истоков и прототипов лицевых миниатюр Рослина, которые, после 11-го века, стали исключительной редкостью. Кроме того, перед нами стояла задача выявления тех произведений, на основе которых художником были представлены, ранее не встречающиеся в армянском искусстве, темы, и воссозданы традиции изображения царского портрета.

Решение этих вопросов позволило очертить круг памятников, в который вписываются работы мастера. Декоративный мотив сфинкса, избранный нами как предмет изучения, позволил расширить мир этих памятников. Мы ставили перед собой также задачу освещения связей, существовавших между творчеством Рослина и византийским искусством. Попутно мы старались, по мере наших возможностей, рассмотреть долю работы Рослина и его помощников в одной отдельно взятой миниатюре, ставшей предметом нашего исследования, или попытаться в изображениях, созданных на одну и ту же тему найти миниатюры, написанные коллегами мастера.

В настоящей диссертации автором была решена лишь часть проблем, связанных с изучением наследия Тороса Рослина. Остается еще много нерешенных вопросов, на которые предстоит ответить будущим рослиноведам. Прежде всего следует издать, описать и скрупулезно изучить все миниатюры рослиновских рукописей, хранящихся в иерусалимском и ереванском собраниях.

Необходимо выявить и разграничить миниатюры Рослина в убранстве кодексов, связанных с его именем и следует осветить их художественные достоинства. Стоит проследить развитие манеры Рослина во всех его рукописях в течение десятилетий, и определить художественные связи всех этих выделенных миниатюр Рослина с искусством остального христианского и исламского мира.

Следует также разграничить миниатюры различных помощников мастера в рослиновских манускриптах. Необходимо раскрыть имена этих художников, проследить в каких иных киликийских рукописях появляются их иллюстрации, и в каких скрипториях они продолжают работать. Для всестороннего

649 изучения эстетических ориентаций миниатюристов рослиновского круга имеет важное значение выявление прототипов работ этих мастеров и вообще истоков их искусства.

Надлежит установить связь убранства отдельной взятой рукописи от мышления и художественной ориентации заказчика. Возможно, время подскажет или выдвинет на первый план другие проблемы и задачи для всестороннего освещения духовного наследия Тороса Рослина и его коллег.

Миниатюры рослиновских манускриптов являются несравненными, исключительными страницами в искусстве средневековой Армении, выходящими за рамки обычного книжного оформления и следует надеяться, что будущие поколения историков и историков искусства внесут свою лепту в изучение рослиновского феномена и будут знать значительно больше об искусстве мастера и его помощников.

Список литературы диссертационного исследования доктор искусствоведения Чугасзян, Левон Бабкенович, 2001 год

1. II.О-., ИрЬц1 Ьш^ш^иШ Лгодфцш^иШ Ьш^штшфрйЬрпиЗ: «^шОцЫ шйиорЬиц», 1929, р.п 10-11,1? 634-650, р}и 12,752-759: (А.Г., Солнце в армянских народных довериях. Журнал "Андес амсореа", Вена, 1929, № 10-11, с. 634-650, № 12, стр. 752-759).

2. ИрЬгушй и., ЬрЦЬр, Ьшш. Ь, Ьркшй, 1975: (М.Абегян, Труды, т. 7, Ереван, 1975).

3. ЦрЬгциШ 1Г., «ОшМшйш»^ птшйшфгхф Ьш. ршйшитЬг^йш^шС 15Ь2: «Зфродш]!», сЬихпЦшдт, Ьркшй, 1934, 1:2 117-128. (Абегян М., Стихосложение "Шахнаме" в армянской поэзии. Сборник "Фирдуси", 1934, с. 117-128).

4. ИрридЬш^иШ 4.11, ЦрЫшшЛЬрр ^иуиштшйпп!, 4-18-рг. од., ЬрииШ, 1956: (В. А.Абрамян, Ремесла в Армении 4-18-ый вв., Ереван, 1956).

5. ЦгрШд ^шшйш^шй пшппШши^рпгр^ШйЬр, Фшр.щ, 1948: (Н.Адонц, Исторические исследования, Париж, 1948).

6. Цл^шщиШ ЦГк, ©црпи ШицДО: — Ц^шЦпцр.! й2шСидф1р олр&^СЬрр, 5-18-рц цшрЬр, ЬрКшй, 1976, 335-342: (Л.Азарян, Торос Рослин. В кн.: Видные деятели армянской культуры (5-18-ые века), Ереван, 1976, с. 335-342;)

7. ЦхрищиШ Е.Як, ЛЭпрпи ГкшфО: <<4и1.1|ш1ш0 ип^ЬтшЦшй ^шйри^тшриШ», Ьшт. 4, ЬрЬшй, 1978,208-210:(Л.Р.Азарян, Торос Рослин. "Армянская советская энциклопедия" т. 4, Ереван, 1978, с. 208-210).

8. Цхрир^иШ Ц.П-., к^^^ша йшйршй^шр^пфзшйр, ХИ-ХШ од., ЬрЬшС, 1964: (Л.Р.Азарян, Киликийская миниатюра 12-13-ых вв., Ереван, 1964).

9. Цциодшй Г.П-., ^иуЦид^иШ иш^ршрЬр /ицрпй/, Ь^й^ш&^О, 1973: (Л.Р.Азарян, Армянские хачкары /Альбом/, Эчмиадзин, 1973).

10. Ихцдвдшй Ь.П-., Чшц й^рйищшрзшй Ьиц^ш^иШ риШгри^р, ЬрКшй, 1975: (Л.Р.Азарян, Армянская раннесредневековая скульптура, Ереван, 1975).

11. ЦЩ^шй Я., ^ицшщшити!, ЧЬОЬифЦ, и.Яищиир, 1901: (Г.Алишан, Айапатум Сборник мелких хроник. Венеция, Св.Лазарь, 1901).

12. Щ^иШ Я., 1шпштр 1рш1 ЬЬршйпиш1}шй Цройр hшJng, ЧШЬигф!!, и.Чищшр, 1895: (Г.Алишан, Старая вера или языческая армянская религия, Венеция, Св.Лазарь, 1895).

13. Щт^идА Я., и^итшй Ы ЦпгШ ЦЬ&и^прд, ЧЬСит.^, и.Яи^шр, 1885: (Г.Алишан, Сисван, Венеция, 1895)

14. ИЩШЬшй "и, <Ьрпи5 II pшqшmp|l йшЬиМ шшр^й /1269, Ъгйрп. 29/: «^шйцЫ шйиорЬиц», 1948, гёшрщ-зтСфи, р|и19-6,1:2 270-279: (Н.Акинян, Год смерти царя Гетума I /29 октябра, 1269 г./. "Андес амсореа". - Вена, 1948, март-июнь, № 9-6, с. 270-279).

15. Ш^йЬшй V, Ш^шш^ ШдшшриШр 1197 ртаЩшйЬС Г^тЦ! 1ии. шррЬи^и1р!1цгшшршС]1 qpшI]:шpшGllй Ч^ЬйСш, 1930: (Н.Акинян, Скеврское евангелие 1197 года в библиотеке армянского архиепископата во Львове, Вена, 1930).

16. ЦбшгуиШ <р., ^ицпд иШ6Сшйп1(ШЬр11 ритшриий, Ь. II, ЬрЬгшб, 1942: (Р.Ачарян, Словарь армянских личных имен, т. I, Ереван, 1942).

17. ИбшхцшО <р., 4иупд шйбОшОшМЬр.! ршпшршй, 11шш. Р, ЬрЬшШ, 1944: (Р.Ачарян, Словарь армянских личных имен, т. II, Ереван, 1944).

18. Цбшщшй <р., 4и1щд шйбОшОтййЬр!! ршпшршй, Ьшш. 0-, ЬрЬ.шС, 1946: (Р.Ачарян, Словарь армянских личных имен, т. III, Ереван, 1946).

19. ШшйЬшй 11., "ЪЬри1;и Сйпр1ищ11, Ьш^р.1^шйг|ш1рий Ь^ЬцЬдш^шС ]шршрЬрп1р]11ШЬр: «Рищйил^гц», ЧЬ^Ьш^Ц, U.rlшqшp, 1999, р]и1 1-4. 12 18-31. (П.Ананян, Нерсес Шнорали, армяно-византийские отношения. — "Базмавеп", Венеция, Св.Лазарь, 1999, № 1-4, с. 1831).

20. ЦШонушО 4,.и., ЧшрхрдШ Ц^Ыд.1(1 щицЬи Ьш11Ьрш21пп1р]шО qшqшфшpш]шlu: 1969, трЩ 1:-С, 1:? 52-58: (А.С.Анасян, Вардан Айгекци как идеолог солидарности. - "Эчмиадзин", 1969, № 7-8, с.52-58).

21. ШишЬшй З.и., ЦГшОр Ьр^Ьр, Цш Ш^Ьи, 1987: (АС.Анасян, Малые труды, Лос-Анджелес, 1987).

22. ШршиииШ Ф.Ф., Чтиргрий ИрЬг^КЗ!1) ^ушйрй ш qnp&nlGhnlpJnlGp, qllpp 11, ЪрЬшй, 1987: (П.П.Антапян, Вардан Аревелци, Жизнь и деятельность, кн. 1, Ереван, 1987).

23. UnmgbymG P.V, -ßuirpupGbpp U uiphbuuiühpp

24. Иф}Ш.рЬсцшй J0-., <

25. ЦфзшцзЬсушй id-., U.ihpp huijng tft?, 41ibGGui, 1929: (Т.Авдалбегян, Михр в среде армян, Вена, 1929)

26. Uilbin.iujuiü U.Ъ., 4,uijl|uil}iuG йш Gpui Glpnp^nipjшG Q-piiönp]i rpqpngp, bpbuiG, 1971: (А. Н.Аветисян, Гладзорская школа армянской миниатюры, Ереван, 1971).

27. AuippJilijuiü UGipniGlilpiu 2-pq Ihluiq ^mibnpiqnu: «

28. PbhhuQ.i: ^uijlpulpuG Un^buiuiliuiG ^GpmqjunuipiuG, hmrn. 2, bpUuiG, 1976, t? 383: (Бехесни. "Армянская Советская энциклопедия", т. 2, Ереван, 1976, с. 383).

29. PnqnjuiG U. U. ,PjniquiGqjimjJi шрЬЬушй pmi.uipuiliuiünipjniüp L kJijJilumG

30. PnqnjuiG U.U., PjniqiuGqiul|iLiG Ы^ЬцЪдшЦшй рш Guiljgnipjni GQhp.i ilmilhpmqphpp/1165-1178 pp./, Ьркшй, 1995: (А.А.Бозоян, Документы армяно-византийских религиозных переговоров (1165-1178 гг.), Ереван, 1995).

31. PimGuiqjuiü U.,

32. Q-uipiinjuiG U., UnGijniuiliiuG ¿МшЧ1 hmj q.iimGmq}imnLpjmG uimmünipjniG]ig, LbGliGml^mG, 1945: (А.Галстян, К истории армянской дипломатии монгольского периода, Ленинакан, 1945).

33. Q-pJiqnpjmG ЧшЬршй PmpniGni ф^ипфицшр^пгйр, bpUuiG, 1969. (Г.О.Григорян, Философия Ваграма Рабуни, Ереван, 1969).

34. Q-bnpqjmG U., UmG hppnpq puiquiilnpli ЩЪтшршйр: «РшйрЬр UiuinhGmr.mpmGli», Ьшш. 8, 1967, t? 143-156: (А. Геворгян, Евангелиецаря Левона Третьего. "Вестник Матенадарана" т. 8, Ереван, 1967, с. 143-156).

35. U/UmlpjiuG, IpiluiqGbp hrnj^ml^mG tfJipGuiipiipjuiG Щ1ршпш1|ш0 шрЦЬшгф iqmmünipjmQ, bplauG, 1981: (С.Давтян, Очерки истории армянского средневекового прикладного искусства, Ереван, 1981).

36. J0~uihtf.iqjiuG XrM., Irbpubu CGnphm|jiG bpqmhuiG U hpiud^in, bpbuiü, 1973: (Н.К.Тагмизян, Нерсес Шнорали композитор и музыкант, Ереван, 1973).

37. Luquijbuiü Ч, Чшршйгри: «llqquiqpiulpiiG huiGqtu», qjipß Р, ГЭфЗДш, 1897, t2 4-294: (В.Лалаян. Варанда. "Азгагракан Андес" ("Этнографический журнал"), кн. 2, Тифлис, 1897, с. 4-294).

38. Опфл^шй Ъ., МгщшрЬшй/ й^шрпцйЬр /сШ-<±Ь грирЬр/, ЬрпшищЫ, 1989: (Н.Цовакан (Погарян), Армянские художники (11-15-ые века), Иерусалим, 1989).

39. UiuipijmG U., UlipGuiquipjuiG huijtpxilpuG upibtfp, bpUuiG, /cHI-cf£> quipbp/, 1985: (А.Мадоян, Средневековая армянская поэма (11-16-ые века), Ереван, 1985).

40. Uuiplüiujuiü U.U., bplpn шрсШршфзр dbnuiqjip Шшртц Uui2umg.7 uiG^iuQ ШищЬйшцшршй^й: «tgüJiuiöliG», 1976, qblpnbtfphp, tg. 45-51: (А.С.Матевосян, Две ценные рукописи Матенадарану им. М.Маштоца. — "Эчмиадзин", 1976, декабрь, с. 45-51).

41. UmplmujuiG U.U., -^uijbpbü dbnuiqpbp.i h{i2uiuiiLilpupuiüGbp cf-Q- rpup, bpbuiG, 1984: (А.С.Матевосян, Памятные записи армянских рукописей, 13-ый век, Ереван, 1984).

42. UluplüiujmG k., ^uijng ^тЬпшй pmqnihjiü: «U2Uilpiijp» huiGqbu, bpbuiG, 1990, p.ii 1, t2 49-51: (К.Матевосян, Армянская царица Керан. -Журнал "Мшакуйт" ("Культура"), Ереван, 1990, № 1, с. 49-51)

43. UuipbnujmG 4., Umpquipb, bpbuiG, 1990: (Р.И.Матевосян, Маргаре, Ереван, 1990)

44. Uoimpbnu flmhm.bg]i, cfmiîmGmlimqpnLpjnLÛ, pmpqtimGnipjnLÛp, ûbpmômpjniûii b &mûnpmqpnipjniûGbpp4 <.JPuipp]il]jmG]i, bpbiuû, 1973: (Маттеос Урхаеци (Матфей Эдесский), Хронография, Перевод, Вступительная статья и комментарии Г.Бартикяна, Ереван, 1973).

45. UbiJig-OhuiG^uiGjuiG Ч., U|ippm-U|ihpp «UuiuGuj Onbpli» iSbj, bpbuiG, 1946: (К.Мелик-Оганджанян, Митра-Михр, в эпосе "Неистовые из Сасуна" Ереван, 1946).

46. UûmgmlimûjmG U.C., ^uylpulpiiû qmpijmpilbuin, bpbmû, 1955: (А.Ш.Мнацаканян, Армянское орнаментальное искусство, Ереван, 1955)

47. U"ûmgml|mûjmCi U.C., ^uijlpiilpiiû lïligGiuipiipjiuG dniptiilprpuljuiG bpqbp, bpUuiG, 1956: (А.Ш.Мнацаканян, Армянские средневековые народные песни, Ереван, 1956)

48. ITGiugmliiuûjiuG U.Iu., ^iujl|uibmQ m2tumph|ili щшш^Ьршршйг^шЦр IX-XIV rpupbpniiî, bplauG, 1976: (С.Х.Мнацаканян, Армянский светский рельеф 9-14-ых веков, Ереван, 1976).

49. UTimguilpiiQjaiG U.Iu., XjfiÎprpujnu Uuirîji U hmj âmpmmpmuihmnipjniûp, bpUmû, 1969: (С.Х.Мнацаканян, Николай Марр и армянская архитектура, Ереван, 1969).

50. Unilutu kmqmGliminmmgli, ^luimiîniplnG Urpuuiûlig ui2Ïuuiph.i, -fîQGiulpuû pûmqjipp U Ghpiu&nipjniGp4 4.Unmpb|jmGli, bpUmû, 1983: (Мовсес Каланкатуаци, История страны Алуанк, Критический текст и предисловие В.Д.Аракеляна, Ереван, 1983).

51. UnipuiqtïiuG 'П., Щгфршр Q-r^fi i{piug.iQbpliG nup-piiuifr rpinuiGmlpiiQ pnir|pp:-«q-mGômuuip», huiin. Q, bphtmû, 1996, 336-402: (П.Мурадян, Вероисповедное послание Мхитара Гоша, обращенное к грузинам.-"Гандзасар", т. VI, Ереван, 1996, с.336-402).

52. Unipmintmûg ГГ., ^uiiniînip.iiû huijmuinuiûhiujg шпшрЬ^ш^шй Unipp bllhqhgmj, bpniuuiqtiî, 1872: (М.Муратянц, История армянской Святой Апостольской церкви, Иерусалим, 1872)

53. З^шшшЦшриШ puiquimpuilpiiG 6ui2ngliG Ipuiï hmiîmnom iqiuiminip.iiû O-nipliûhmû J^luuiûuig: «llpuipuim», 1871, инщфь t? 382-386: (Памятная запись царского чашоца или краткая история князей Рубенидов, "Арарат", 1871, апрель, с. 382-386).

54. ЗпфДфЬшО Ск, <шш1д 0тшф ШЬйшфр^^р Ьг. йгуйшйпгй .П12шр6иШ0Ър Ьиу шртЬииф ^2, ЬрпшпщЫ, 1937: (Г.Овсепян, Хавуцтарский Спаситель и одноименные памятники, Иерусалим, 1937).

55. Зпф^фЬиШ О-., <Ьрпп1 Цф ЩЬигшршСф гёйшдггрпДЬрр: «^иуршр» шшрЬ^1грр, йпр игшргш. ршдит]114, Рпишпй, 1949, Ь2 7-11: (Г.Овсепян, Фрагменты Евангелия Гетума I. Ежегодник "Пайкар", новогодний выпуск, Бостон, 1949, с. 7-11).

56. Guihiuqliq b., ^шшйш^шй iqmui^hpGbp, ©фффи, 1903: (Е.Шахазиз, Исторические иллюстрации, Тифлис, 1903).

57. CnpijoqibuiG U.U., QbjpniQli llilbinmpmGp .iG0¿iqbu фр1р.Ьдип: «QuippoGp» оршрЬрр, Pbjpnip, 1967, 5 oqnuuinuli, t$ 2: (А.С.Шорвоглян, Как спаслось Зейтунское Евангелие? Газета "Зартонк", Бейрут, 1967, 5 августа, с. 2).

58. QniqmuqjmG P.L., -¿,uujbpbü ábnuiqpbp UúbpJilpjijíi Uliuigjuq IjriuhujGqübpniú: PutGpbp ШшпЬйшгриршй.!, p|n 12, 1977, tg 219-277: (Б.Л.Чугасзян, Армянские рукописи в Соединенных Штатах Америки. - "Вестник Матенадарана", т. 12, 1977, с. 219-277).

59. QniqumqjuiG P.L., ^mj-JipuiGuiliuiG qpuiljuiü mnG¿nipjniGGbp /5-18-рц ipp/,

60. QniqiuuqjuiG P.L., £>bmuqpbp.i hbmpbpnil, bpbmG, 1982: (Б. Л.Чугасзян, По следам рукописей, Ереван, 1982).

61. OniqmuqjuiG L.P., ШЬр^шф pjiújilpiuübpp bi huij lüuiGpuiGljiup^nipliiGp: «

62. Американские химики и армянская миниатюра. Журнал "Андес амсореа", 1989, № 1-12, с. 146-153).

63. РпцшисцшС Е.Р., О-р^пр Оии^гщ, ЪркиШ, 1986: (Л.Б.Чугасзян, Грикор Цахкох, Ереван, 1986).

64. Отдшисишй Е.Р., ^рпш^йЬр 1Эпрпи Гкшфй.! дшпи^тр^Ш^д: «Ри^15ш11:ир>, ЧЬСЬт^, и.Яищшр, 1987, ШиЬ. шшр[1, р]и 1-4, 12 253286: (Л.Б.Чугасзян, Отрывки из наследия Тороса Рослина. -Журнал "Базмавеи", Венеция, Св.Лазарь, 1987, № 1-4, с. 253-286).

65. ОшхршкуиШ Е.Р., £>Ьзртй.1 Цфтшршй: «^ш^шЦшй ^шйиттп <шGpшq]шlшpш(i>>, 11шш. 2, Ър1шШ, 1995, 196: (Л.Б.Чугасзян, Евангелие Зейтуна. "Краткая Армянская энциклопедия", т. 2, Ереван, 1995, с. 196 не подписано].

66. ОгжрдлкциШ Е.Р., ©прпи Шшфй (рпг^Ьиьиурпй), ЬрЬиШ, 1985: (Л.Б.Чугасзян, Торос Рослин (буклет-альбом), Ереван, 1985).

67. Ргшршкцшй Е.Р., ©прпи Шшфй: ^иуЦшЦшй ^шйшшип <иШри^]ш1шршС, Ьшш. 2, Ьркшй, 1995, 311-312: (Л.Б.Чугасзян], Торос Рослин.- Краткая Армянская Энциклопедия, т. 2, Ереван, 1995, с. 311-312).

68. Опиршкцшй Е.Р., Шпрпи П-пиф^ <<0ъф1ид.11 шGllШllшшnlpJnlGp» ^шйриШ^шрр: «РиШрЬр 1Гши1Ьйш^шрш0]1», Ьшт. 16, 1994, 1:2 31-43: (Л.Б.Чугасзян, Торос Рослин "Неверие Фомы", "Вестник Матенадарана", т. 16, Ереван, 1994, с. 31-43).

69. Огжрткушй Е.Р., 0-прпи Ф^фипфш: «^ш^ш^шО <ш\1шппш <шСри^.ш1шршй>>, Ьшт. 2, ЪрЬшй, 1995. 12 313 /Пйитприкфр/: (Л.Б.Чугасзян], Философ Торос. "Армянская краткая энциклопедия", т. 2, Ереван, 1995, с. 313 [неподписано]).

70. Опирткушй Ь.Р., «Ь-ги^ЬрирЬиШ» рЫ5иШ .Эпрпи Д-пифй]! шргиЬиттй: «^иШг^и ШиорЬиц», гЦМйш, 1988, р1п 1-12,191-218: (А.Б.Чугасзян, Тема "Распятия" в творчестве Тороса Рослина. "Андес амсореа", Вена, 1988, № 1-12, с. 191-218).

71. Ош^шисушй Е.Р., «СОАгушй» рЬйшй 1Эцрпи П-пифО^ иир^Ьиттгё: «РидйрЬр иштЬйшцшршСф», Ьшш. 15, ЬрЬиШ, 1986, 12 145-172: (А.Б.Чугасзян, Тема "Рождества" в искусстве Тороса Рослина, "Вестник Матенадарана", т. 15, Ереван, 1986, с. 145-172).

72. Ошц.шисушй Ц.Р., -^ицЦшЦиШ ¿Ьпш^рЬр}! qшpI.шшшnhpp: «итрипш^иШ ^и^шитиШ» ииЗии^]!, 1986, р1и1 11, 12 33-34: (А.Б.Чугасзян, Декорированные инициалы армянских рукописей. Журнал "Советакан Айастан", 1986, № 11, с. 33-34).

73. ОшхрхикуиШ Е.Р., «Яищшртф .шршр]и0р» рЬйшй 1Эпрпи П-пифО^ шршЬишгий: «Рищгёии^щ, 1990, 151иС. шшр|1, р]п 3-4, 439-459: (А.Б.Чугасзян, Тема "Воскрешение Лазаря" в творчестве Тороса Рослина. "Базмавеп", 1990, № 3-4 с. 439-459).

74. TlnqnujuiG U., кштфиушй U., kJiililjjuiG

75. SuquqbuiGg U., 'fimGuiuimphnpipiipjiiü \i UhfrG

76. JQ-2umiG.i,

77. Айастаняйц екехеци" (Нью-Йорк), 1931, № 31, с. 1127-1129; № 37, с. 1161-1164; № 40, с. 1260-1262; № 43, с. 1358-1359).

78. ЩщггёЬЬиШ П., Шхур дпгдш^ ЬиуЬр^й ¿Ьпи^ршд Ьг Цйр^финф ш 15шийшшршд, Ьшщ. Р, ^ш^иц, 1936: (А.Сюрмэян, Большой каталог армянских рукописей Алеппо, Антилиаса и частных коллекций, т. II, Алеппо, 1936).

79. Шршишу ищшршщЬиф тшр1^.1рр, Ипш^шршСр Ь. ИЬрпр!; 4-ЦхицЬшй]!, ЧЬйЬш^, иЛдщшр, 1956: (Летопись Смбата Спарапета, предисловие С.Агляна, Венеция, Св.Лазарь, 1956).

80. ИрЦшйбицшйд О-., 0прпи Игцзиир, гёший итш^й, Ч^щ^и, 1879, 1;? 183189, 324-331: (Г.Срвандзтянц, Торос Ахбар, часть 1, Константинополь, 1879, с. 183-189, 324-331).

81. Чш1грш15ш. РтрпШиц птшйштр щштйтр^Ш Шпр^йЬшСд, \\ уци р05ш]Ьшд ЬоийцЬрй ёгиШортрЬииЗрр к.Чрц. СшЬЛи^шрЬшйд, Фшр1щ, 1859: (Поэтическая история Рубенидов Ваграма Рабуни, Подготовка к изданию и примечания К.Шахназарянца, Париж, 1859).

82. ЧшрцшСуиШ Ч., йшицЬр «^их^шЦиШ ип^Ьшш^шО <шйршд.ипшршО», 11шш. 3, ЬрЬшй, 1977, 1;? 659: (В.Варданян, Запел, "Армянская советская энциклопедия", т. 3, Ереван, 1977, с. 659).

83. Б^-ЦпффиЬшй 1Г., к.ижШ ршфпЬп ШпшшршОр: «ШшЬ^ип», Фшр^, 1907, рМ 10-12, 200-204: (М.Тер-Мовсисян, Евангелие царицы Керан, "Анаит", Париж, 1907, № 10-12, с. 200-204).

84. З^-ЪЬриЫЬшй И., ^фф^ЬиШ йшбршй^шр^иЩиШ ИлЬтшршй йр: «^шй^и шйиорЬшр>, Ьп^т. ц^их., 1961, 1:2 987-1006: (С.Тер

85. Нерсесян, Киликийское иллюстрированное Евангелие. Журнал "Андес амсореа", октябрь-декабрь, 1961, с. 978-1006).

86. БЪр-^ЬтрпиЬшй Е., Ципр^Ьр.!. г^Ьрр ЬиуЦш^шО к^Щт] г^шЦтрш^й ^Ьшйрпи! сН^-с^О- грирЬртй, ЧЬ0Ът]111, 1989: (Л.Тер-Петросян, Роль сирийцев в культурной жизни армянской Киликии в 12-13-ых веках, Венеция, 1989).

87. ЗЪр-^Ъгпршцшй Е., 1ф(1 ршрср5шйш1шй дрш1рдайп1р.п10, ЬрЬшО, 1984: (Л.Тер-Петросян, Древне-армянская переводная литература, Ереван, 1984).

88. ЛзЬррЬррп U., "öhGniliuglip 4uijuiuinuiG.i üt$: Puiqtiunltui, 1921, фЬтрнир, p]ii 2, t? 49-51: (А.Ферретто, Генуэзцы в Армении. — Базмавеп, 1921, февраль, № 2, с. 49-51).

89. Абегян М., История древнеармянской литературы, Ереван, 1975.

90. Азарян Л., Торос Рослин. В кн.: Видные деятели армянской культуры (5-18-ые века), Ереван, 1982, с. 266-272.

91. Алпатов М.В., "Распятие" Дионисия. В кн.: "Искусствоведческие избранные работы, Очерки всеобщей истории искусства, Западноевропейское искусство, Русское и советское искусство", Москва, 1979, с. 170.

92. Аревшатян A.C., Малый Требник "Маштоц" как памятник средневековой армянской музыкальной культуры. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения, Ташкент, 1986.

93. Армянская миниатюра, Вступительная статья и объяснения к таблицам Л.А.Дурново, Редакция и предисловие Р.Г.Дрампяна, Ереван, 1967.

94. Армянская миниатюра, Ованнес Сандухкаванеци, Составление, вступительная статья и комментарии Т.Измайловой, Ереван, 1986.

95. Бакалова Э., Фрески Церкви-гробницы Бачковского монастыря и византийская живопись XII в. — Византия, южные славяне и древняя Русь, Западная Европа, Сборник статей в честь В.Н.Лазарева, Москва, 1973, с. 216-234.

96. Банк A.B., Прикладное искусство Византии IX-XII веков, Москва, 1978.

97. Барсегов Ю.Г., Арбитраж в международных отношениях Армении эпохи античности и средних веков. Историко-филологический журнал, 1982, № 1, с. 39-54.

98. Барсегов Ю.Г., Борьба Киликийской Армении против пиратства в Средиземном море. — Историко-филологический журнал, 1973, № 3, с. 71-84.

99. Барсегов Ю.Г., Консульские учреждения в истории Армении. -Историко-филологический журнал, 1982, № 4, с. 69-79.

100. Барсегов Ю.Г., Отказ армян от "берегового права". — Историко-филологический журнал, 1971, № 1, с. 95-110.

101. Бертелли К., Заметки об иконе богоматери Одигитрии из церкви Сан Лука близ Болоньи. В кн.: Византия, южные славяне и древняя Русь, Западная Европа, Сборник статей в честь В.Н.Лазарева, Москва, 1973, с. 415-420.

102. Быков A.A., Пережитки античности на монетах Зенгидов и Ортокидов.- Труды государственного исторического музея, вып.ХХУ1, нумизматический сборник, часть вторая, под. ред. Д.Б.Шелова, Москва, 1957, с. 120.

103. Вейцман К., Синайская псалтирь с иллюстрациями на полях. В кн.: Византия, Южные славяне и древняя Русь, Западная Европа, Сборник в честь В.Н.Лазарева, Москва, 1973, с. 112-131.

104. Виноградский Б.Н., Миниатюры Ватиканской библейской рукописи XII века (сборник общества древнерусского искусства на 1873г.), Москва, 1873, с. 135-150 (поп vidi).

105. Всеобщая история искусств, т. 1, История древнего мира, Общ. ред. А.Д.Чегодаев, Москва, 1956.

106. Всеобщая история искусства, т. 2, Искусство средних веков, кн. 1, Под общ. ред. Б.В.Веймарна и Ю.Д.Колпинского, Москва, 1960.

107. Гордлевский В., Государство селджукидов Малой Азии, Москва-Ленинград, 1941.

108. Григорян Г., Ваграм Рабуни, Анализ "Категорий" Аристотеля, Ереван, 1967.

109. Дрампян И.Р., К проблемам изучения искусства Тороса Рослина. -Историко-филологический журнал, 1997, № 1, с. 227-240.

110. Дрампян И.Р., Об одном киликийском евангелии крута Тороса Рослина. II Международный симпозиум по армянскому искусству (Ереван, 1978), 12-18 сентября, Сборник докладов, т. IV, Ереван, 1981, с. 58-66.

111. Дрампян И.Р., Торос Рослин и киликийская книжная живопись эпохи расцвета, Диссертация на соискание ученой степени доктора искусствоведения, Ереван, 1999.

112. Дрампян И.Р., Торос Рослин, против фальсификации биографии художника. Газета"Новое время", Ереван, 24 августа, 1999, с. 4.

113. Дрампян И.Р., Художественные особенности искусства Тороса Рослина (Миниатюры Малатийского Евангелия). Древнерусское искусство, Рукописная книга, Сборник третий, Москва, 1983, с. 331-341.

114. Дрампян И.Р., Корхмазян Э.М., Художественные сокровища Матенадарана, Москва, 1976.

115. Дрампян Р. Г., Армянская миниатюра и книжное искусство. В кн.: Очерки по истории искусства Армении, Сборник статею, М. — Л., 1939, с. 22-23.

116. Дрампян Р.Г., Изучение армянской средневековой живописи (ее история и современное состояние). — Известия АН Арм.ССР, Общественные Науки, 1946, № б, с.35-54.

117. Дурново A.A., Древнеармянская миниатюра, Ереван, 1952.

118. Дурново A.A., Краткая история древнеармянской живописи, Ереван, 1957.

119. Дурново A.A., Очерки изобразительного искусства средневековой Армении, Москва, 1979.

120. Дурново A.A., Портретные изображения на первом заглавном листе Чашоца 1288 г. "Известия Академии Наук Армянской ССР", Ереван, 1946, № 4, с. 63-69.

121. Измайлова Т.А., Армянская миниатюра XI века, Москва, 1979.

122. Измайлова Т.А., Армянская рукопись, написанная в Генуе в 1325 году и ее серебряный оклад 1347 года. — "Византийский Временник", т. XX, Москва-Ленинград, 1960, с. 243-258.

123. Т.А.Измайлова, Истоки Армянской миниатюрной живописи Киликии 12-го в. и Черная Гора. Вестник Ереванского Университета, 1988, № 3, с. 36-46.

124. Т.А.Измайлова, Мастер и образец, Ромклайская модель, вторая половина XII в. начало XIII века. - Историко-филологический журнал, Ереван, 1989, № 3, с. 174-191.

125. Измайлова Т.А., Мурганский образец в армянской миниатюрной живописи. "Труды гос. Эрмитажа", т. V, Ленинград, 1961, с. 7697.

126. Измайлова Т.А., О связях армянской миниатюрной живописи с искусством Иерусалимского королевства (Рукопись Матенадарана2589). — II Международный симпозиум по грузинскому искусству, Тбилиси, 1977.

127. Измайлова Т.А., Рукопись 1200г. (Матенадаран, № 2589). -"Византийский Временник", Москва, 1981, т. 42, с. 129-138.

128. Искусство Византии в собраниях СССР, т. 2, Каталог выставки, Москва, 1977.

129. Каковкин А., Скеврский складень 1293 г. — Вестник Общественных Наук АН Арм. ССР, 1978, № 1, с. 92-97.

130. Корхмазян Э.М., Армянская миниатюра Крыма, Ереван, 1978.

131. Корхмазян Э.М., Армянские рукописи, иллюстрированные в Италии. "Историко-филологический журнал", 1971, Ыы 3, с. 247255.

132. Крамаровский М., "Шапка Мономаха": Византия или Восток? -"Сообщения Государственного Эрмитажа", вып. Х1ЛТ1, Ленинград, 1982, с. 66-70.

133. Лазарев В.Н., Византийское и древнерусское искусство, Москва, 1978.

134. Лазарев В.Н., Живопись Х1-ХИ веков в Македонии. — В кн.: "Византийская живопись", (Сборник статей), Москва, 1971, с. 170-201.

135. Лазарев В.Н., История византийского искусства, т. 1, Текст, Москва, 1986.

136. Лазарев В.Н., История византийской живописи, т. 2, Таблицы, Москва, 1986.

137. Лазарев В.Н., История византийской живописи, Москва-Ленинград, 1947, т. 1, Текст.

138. Лазарев В.Н., История византийской живописи, Москва-Ленинград, 1947, т. 2, Атлас.

139. Лазарев В.Н., Происхождение итальянского Возрождения, т.1, Искусство Проторенессанса, Москва, 1956.

140. Лясковская В.Н., Французская готика Х11-Х1У вв., Москва, 1973.

141. Лихачева В.Д., Византийская миниатюра, Москва, 1977.

142. Мадоян А.Г., О литературном наследии Ваграма Рабуни."Вестник ереванского университета", 1992, № 3, с. 31-39.

143. Марр Н.Я., Ани, Книжная история города и раскопки на месте городища, Ленинград-Москва, 1934.

144. Маршак Б., Скань XIII века на Ближнем востоке. "Сообщения Государственного Эрмитажа", вып. ХГУН, Ленинград 1982, с. 6366.

145. Матенадаран, т.1, Армянская рукописная книга У1-Х1У веков, Составители и авторы текста В.О.Казарян, С.С.Манукян, Москва, 1991.

146. Микаелян Г.Г., История киликийского армянского государства, Ереван, 1952.

147. Мифы народов мира, Энциклопедия, т. I, Москва, 1980.

148. Михалевич Г.П., сообщение Насир аддина Туси о резном изумруде хорезмшаха Текеша,- "Средняя Азия и Иран", Сборник статей, Ленинград, 1972, с. 107-113.

149. Мурадян П.М., Идея конфессиональной толерантности и межнационального согласия в армянской книжности ХП-ХИ веков, Ереван, 1977.

150. Орбели И., Басни средневековой Армении, Москва-Ленинград, 1956.

151. Орбели И.А., Избраные труды, Ереван, 1963.

152. Орбели И.А., Избранные труды, т.1, Москва, 1968.

153. Петросян Э.Х., Театральные черты в средневековых армянских миниатюрах. Армянская этнография и фольклор, Материалы и исследования, т. 7, Ереван, 1975, с. 126-194.

154. Петрушевский И.П., Хулагуидов государство. Советская историческая энциклопедия, т. 15, Москва, 1974, с. 683-685.

155. Плутин В.А., Андрей Рублев "Воскрешение Лазаря". - В кн.: Византия, Южные славяне и Древняя Русь, Западная Европа, Сборник статей в честь Лазарева В.Н., Москва, 1973, с. 300-309.

156. Покровский Н., Евангелие в памятниках иконографии преимущественно византийских и русских, СПб, 1892.

157. Ромаскевич А.Л., Изваяния и изображения львов в Иране. — III Международный конгресс по иранскому искусству и археологии, Доклады, Ленинград, сентябрь, 1935, Москва-Ленинград, 1939, с. 212.

158. Сахаров A.M., Монгольские завоевания 13в. — Советская историческая энциклопедия, т. 9, Москва, 1966, с. 644-647.

159. Свирин А.Н., Миниатюра древней Армении, Москва-Ленинград, 1939.

160. Степанян Н., АЧакмакчян, Декоративное искусство средневековой Армении, Ленинград, 1971.

161. Сукиасян А.Г., История киликийского армянского государства и права (XI-XIV вв.), Ереван, 1969.

162. Тараян З.Р., Набойка в Армении, Ереван, 1978.

163. Тер-Петросян Л., Древнеармянская переводная литература, Ереван, 1984.

164. Тревер К.В., Новое "сасанидское" блюдце Эрмитажа (Из истории культуры народов Средней Азии). — Исследования по истории культуры народов Востока, Сборник в честь академика Орбели И.А., Москва-Ленинград, 1960, с. 256-270.

165. Тревер К.В. Очерки по истории культуры древней Армении, Москва-Ленинград, 1953.

166. Ф.Успенский, Константинопольский Серальский кодекс Восьмикнижия. — Известия русского археологического института, т. XII, София, 1907.

167. Фалина А.И., Хулагу-хан. Советская историческая энциклопедия, т. 15, Москва, 1974, с. 685-686.

168. Ченино Ченнини, Книга об искусстве или Трактат о живописи, Перевод с итальянского Лужицкой А., Под редакцией и со вступительной статьей Рыбникова А., Москва, 1933.

169. Чутасзян Б.Л., Отзвуки иранских сказаний в "Письмах" Григора Магистроса. — "Проблемы востоковедения", 1960, № 3, с. 150-155.

170. Чугасзян Л.Б., Армянская книжная миниатюра в УТ-ХШвв. (новые страницы). В сб.: Армянская и русская средневековая литературы, Ереван, 1986, с. 454-477.

171. Чутасзян Л. Б., Армянская миниатюра в свете новейших исследований. В сб.: Русская и армянская средневековые литературы, Ленинград, 1982, с. 204-234.

172. Чугасзян Л.Б., Миниатюра Тороса Рослина "Переход через Красное море "."Вестник общественных наук" Ереван, 1990, № 10, с. 32-43.

173. Чугасзян Л.Б., Стиль миниатюриста Григора и позднекомниновская живопись. II Международный симпозиум по армянскому искусству (Ереван, 1978), 12-18 сентября, Сборник докладов, т. IV, Ереван, 1981, с. 160-161.

174. Чугасзян Д., Творчество Тороса Рослина и византийская монументальная живопись. "Вестник ереванского университета", 1989, № 2, с. 103-108.

175. Чугасзян Д., Торос Рослин (буклет-альбом), Ереван, 1985.

176. Щепкина М.В., Миниатюры Хлудовской Псалтири, Москва, 1977.

177. Ювалова Е.П. Немецкая скульптура 1200-1270гг., Москва, 1983.

178. БуриЬ J.B., Византищске фреске у JyrocAaBHju, Београд, 1975.

179. Ackerman Ph., Sassanian Seals. In: A Survey of Persian Art, vol. 2, New York, 1981, p. 789, vol. 7, Plates.

180. Ackerman Ph., Standard Banners and Badges. In: A Survey of Persian Art, vol.VI, New York, 1981, p. 2766-2782.

181. Adam P., Contribution à l'héraldique de l'Orient latin. Revue Française d'Héraldique et de Sigillographie, 6e année, 1950, Bulletin №14, p. 38-46.

182. Adam.- Even P., Jequier L., Un armoriai français du XIIIe siecle, l'Armoriai Wijnbergen.-Archives Heraldiques Suisses (Lausanne), 66 (1952), p. 28-36; 68 (1954), p. 55-80.

183. Agémian S., Manuscrits Arméniens Enluminés du Catholicossat de Cilicie, Préface de S.S. le Catholicos Karekine II, Antelias-Liban, 1991.

184. Agemian S., Deux manuscrits cilicien du XIVe siècle dans les Archives d'Etat de Cluj-Napoca. "Revue des Études Sud-Est Européennes", tome XVIII, 1980, No.2, p. 251-261.

185. Akurgal E., The Art of the Hittites, New York, /w.d./.

186. Anderson J.C., The Seraglio Octateuch and the Kokkinobaphos Master. -"Dumbarton Oaks Papers", Washington, vol. 36, 1982, p. 83-114.

187. Armenian Kunst und Geschichte im 1. Jahrtausend, Mit Beiträgen von: B.Brentjes, H.G.Franz, E.M.Ruprechtsberger, Linz, 1989 (Linzer Archäologische Forschungen, Bd. 18/1).

188. Armenian Miniatures, Text and Notes by L.A.Dournovo, Preface by S.Der Nersessian, New York, 1961.

189. L'art arménien de l'Ourartou à nos jours, Musee des arts décoratifs, Octobre 1970-Janvier 1971, Catalogue, Paris, 1971,

190. Aubert M., Cathédrales et trésors gothiques de France, Paris, 1971.

191. Avédissian O., Peintres et sculpteurs arméniens, Le Caire, 1959.

192. Avery M., The Exultet Rolls of South Italy, Princeton, 1936.

193. Baer E., Sphinxes and Harpies in Medieval Islamic Art, An Iconographical Study (Oriental Notes and Studies, №6), Jerusalem, 1965.

194. Baldwin Smith E., Early Christian Iconography and a School of Ivory Carvers in Provence, Princeton, 1918.

195. Baltrusaitis J., Le stylistique ornamentale dans la sculpture romane, Paris, 1931.

196. Barasch M., Gestures of Despair in Medieval and Early Renaissance Art, New York, 1976.

197. Bartikian H., Les Arewordi (Fils du Soleil) en Arménie et Mésopotamie et l'épiître du Catholicos Nèrsès de Gracieux. "Revue des Etudes Arméniennes", t.V, Paris, 1968, p. 271-288:

198. Beckwith J., Early Christian and Byzantine Art, Harmondsworth, 1970.

199. Beckwith J., Early Medieval Art, Carolingian, Ottoman, Romanesque, London, 1974.

200. Bedoukian P., Coinage of Cilician Armenia, New York, 1979.

201. Benezit E., Dictionnaire critique et documentaire des Peintres, Sculpteurs, Dessinateurs et Graveurs, Nouvelle des Peintres, Sculpteurs, Dessinateurs et Graveurs, Nonvelle Edition, t. 3, Paris, 1976.

202. Berenson B., Quadri Senza casa. Il Trecento Senese-1. Dedalo, XI ( 19301931), p. 263-284.

203. Berg K., Studies in Tuscan Twelfth-Century Illumination, Oslo, 1968.

204. Bertaux E., L'Art dans l'Italie méridionale, Iconographie comparée des Rouleaux de l'Exultet, Tableaux synoptiques, Paris, 1904.

205. Blawatsky W. et Kochelenko G., Le culte de Mithra sur la côte septentrionale de la Mer Noire, Leiden, 1966.

206. Boase T.S. R., (Editor) The Armenian Kingdom of Cilicia, Edinburgh, 1978.

207. Th. von Bogyay, Deesis. Im: Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd. 1, Stuttgart, 1966, S. 1185-1186.

208. Boskovits M. Jâszai G., Kreuzabnahme. - Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Rom, Freiburg, Basel, Wien, Bd. 2, 1970, S. 590-595.

209. Braun J., Tracht und Attribute der Heiligen in der deutschen Kunst, 2. Lief., Stuttgart, (1943).

210. Brentjes B., Die Sohne Ismaels, Leipzig, 1973.

211. Brentjes B., Mnazakanjan St., Stepanjan N., Kunst des Mittelalters in Armenien, Berlin, 1981.

212. Buberl P., Die Miniaturenhandschriften der Nationalbibliothek in Athen, Wien, 1917.

213. Buberl P., Gerstinger H., Die byzantinischen Handschriften, 2, Die Handschriften des X-XVIII Jahrhunderts, Illuminierten Handschriften und Inkunabeln der Nationalbibliothek in Wien, Leipzig, 1938.

214. Buchthal H., A Byzantine miniature of the fourth Evangelist and its relatives.-"Dumbarton Oaks Papers", vol. XV, 1961, p. 127-139.

215. Buchthal H., A Greek New Testament Manuscript in the Escorial Library. Im: Byzanz und der Westen, Studien zur Kunst des europaischen Mittelalters, Herausg. von. 1. Hutter, Mit einem Vorwort v. H.Hunger, Wien, 1984, S. 85-94.

216. Buchthal H., The Miniatures of the Paris Psalter, London, 1938.

217. Buchthal H., Miniature Painting in the Latin Kingdom of Jerusalem, Oxford, 1957.

218. Buchthal H., Studies in Byzantine Illumination of the Thirteenth Century. -"Jahrbuch der Berliner Museen", Bd. 25, 1983, p. 27-102.286. "Bulletin de 1'Institut Egyptien", no. 1, 1880, 2m serie, (Non vidi).

219. Buschhausen H. und H., Armenische Handschriften der Mechitharisten-Congregation in Wien, Katalog zur Sonderaustellung in der Österreichischen National Bibliothek, Wien, 1981.

220. Buschhausen H. und H., Das Evangeliar Codex 697 der Mechitharisten-Congregation zu Wien, Eine armenische Prachthandschrift der Jahrtausendwende und ihre spatantiken Vorbilder, Berlin, 1981.

221. Cabelli D.E., Orna M.V., Mathews Th. F., Analysis of Medieval Pigments from Cilician Armenia. Archaeological Chemistry 3, Advances in Chemistry Series 205 (Washington, D.C., 1984), p. 243-254.

222. Cames G., Recherches sur les origines du Crucifix à trois clous.- "Cahiers Archéologiques", tome XVI, 1966, p. 185-202.

223. Canard M., Une mention des Arewordik, dans un texte historique arabe. -"Revue des Etudes Arméniennes", t. 3, 1966, p. 201-203.

224. Cernovodeanu D., Contribution à l'étude d'héraldique byzantine et postbyzantine. XVI. Internationaler Byzantinistenkongress, Wien. 4-9. October 1981, Akten 11 /2, Wien, 1982, p. 409-422.

225. Chatzidakis M., L'Evolution de l'icône aux 11e- 13e siècles et la transformation du templon. XVe Congrès International d'Etudes Byzantines. Rapports et co-rapports, III. Art et Archéologie. Byzance de 1071 à 1261, Athènes, 1976, p. 159-191.

226. Chookaszian B.L., Échos des légendes épique iraniennes dans les "Lettres" de Grigor Magistros. "Revue des Etudes Arméniennes", t. 1, Paris, 1964, p. 321-329.

227. Chookaszian L., Baralam Mixayeli. Saur Allgemeines Kunstlerlexikon, Bd. 6, München-Leipzig, 1992, S. 614-615.

228. Chookaszian L., Barsel (Basil, Vasil Urhayeci). Saur Allgemeines Künstlerlexikon, Bd.7, München-Leipzig, 1993, S.198.

229. Chookaszian L., Cilician Book Painting: Miniatures of Toros Roslin and Italian Art. "Atti del Quinto Simposio Internazionale di Arte Armena", Venezia-Milano-Bologna-Firenze, 1988 28 maggio-5 guigno, Venezia-S.Lazzaro, 1992, p. 321-329.

230. Chookaszian L., Remarks on the Portrait of Prince Lewon (Ms Erevan 8321).-"Revue des Études Arméniennes", t. 25, Paris, 1994-1995, p. 299-336.

231. Chookaszian L., The Style of Grigor the miniaturist and late Comnene painting.-The Second International Symposium on Armenian Art, Collection of Reports, vol. IV, Yerevan, 1978, September, 12-18.

232. Christe LY., Velmans T., Losowska H., Recht R., Art of the Christian World 300-1500, A Handbook of Styles and Forms, London, 1982.

233. Cole A.S., Ornament in European Silks, London, 1899.

234. Colwell E.C. and Willoughby H.R., The Four Gospels of Karahissar, The Cycle of Text Illustrations, vol. 2, Chicago, 1936.

235. Constantinides E.C., The Tetraevangelion, Manuscript 93 of the Athens National Library. «AEATIOY THX XPIZTIANIKHE

236. ETAIPEIAZ» nEPIOAOZ A'-TOMOZ 0', Athens, 1977-1979, p.185-215.

237. Cook W.W.S., The Earliest Painted Panels of Catalonia (V). "The Art Bulletin", 1927, vol. X, №2, December, p. 153-365.

238. Cormack R., Writing in Gold, Byzantine Society and its Icons, London, 1985.

239. Cox R., Les Soieries d'art depuis les origines jusqu'à nos jours, Paris, 1914.

240. Cumont F., The Mysteries of Mithra, New York, 1956.

241. Daneu Lattanzi A. et Debae M., La miniature italienne du Xe au XVe siècle, Catalogo, Introduction de M.Salmi, Bruxelles, 1969.

242. Dédéyan G., Thierry N., Le Temps de la Croisade (fin XIe-fm XIVe siècle). Histoire des Arméniens, Sous la direction de G.Dédéyan, Toulouse, 1982.

243. Demay G., Le Costume au Moyen Age d'après les sceaux, Paris, 1880.

244. Demus O., Die Entstehung des Paläologenstils in der Malerei.- Berichte zum XI. Internationaler Byzantinisten-Kongress, München, 1958, S. 1-63.

245. Demus O., The Mosaics of Norman Sicily, London, 1949.

246. Demus O., The Mosaics of San Marco in Venice, vol. 1, Text, Chicago-London, 1984.

247. Demus O., Romanesque Mural Painting, New Vork, 1970.

248. Demus O., Studien zur byzantinischen Buchmalerei des 13. Jahrhunderts. -"Jahrbuch der Österreichischen Byzantinischen Gesellschaft", Bd. IX, Wien, 1960, S. 77-89.

249. Demus O., The Style of the Kariye Djami and its Place in the Development of Palaeologan Art. In: P.A.Underwood (Editor), The Kariye Djami, vol. IV, Princeton, 1975, p. 107-160.

250. Depolder H., Die attischen Grabreliefs des 5. und 4. Jahrhunderts v. Chr., Weimar, 1969.

251. Der Nersessian S., Aghtamar. Church of the Holy Cross, Cambridge, Mass., 1965.

252. Der Nersessian S., Armenia and Byzantine Empire, A Brief Study of Armenian Art and Civilization, Cambridge, Mass., 1945.

253. Der Nersessian S., Armenian Gospel Illustration as seen in Manuscripts in American Collections. Etudes Byzantines et Arméniennes, Armenian and Byzantine Studies, t. 1, Louvain, 1973, pp. 517-524).

254. Der Nersessian S., An Armenian Lectionary of the Fourteenth Century.- Etudes Byzantines et Arméniennes, Armenian and Byzantine Studies, t. 1, Louvain, 1973, p. 653-659.

255. Der Nersessian S., The Armenians, London, 1969.

256. Der Nersessian S., Armenian Manuscripts in the Freer Gallery of Art, Washington, 1963.

257. Der Nersessian S., Armenian Manuscripts in the Walters Art Gallery, Baltimore, 1973.

258. Der Nersessian S., L'art arménien. Etudes byzantines et arméniennes -Byzantine and Armenian Studies, t. 1, Louvain, 1973, pp. 497-508).

259. Der Nersessian S., L'Art Arménien des origines au XVIIe siècle, Paris, 1977.

260. Der Nersessian S., L'art byzantin art europeen, Publications filmees d'art et d'histoire, Paris, 1965.

261. Der Nersessian S., The Chester Beatty Library, A Catalague of the Armenian Manuscripts, vol. 1, Dublin, 1958.

262. Der Nersessian S., The Chester Beatty Library, A Catalogue of the Armenian Manuscripts, vol. 2, Dublin, 1958.

263. Der Nersessian S., The Date of the Initial Miniatures of the Etchmiadzin Gospel. Etudes Byzantines et Arméniennes-Byzantine and Armenian Studies, t. 1, Louvain, 1973, p. 533-558.

264. Der Nersessian S., L'Illustration des psautiers grecs du Moyen Age, II, Londres Add. 19. 352, Paris, 1970.

265. Der Nersessian S., Manuscrits arméniens illustrés des XIIe, XIIIe, et XIVe siècles de la Bibliothèque des Pérès Mekhitharistes de Venise, Texte, Paris, 1937.

266. Der Nersessian S., Manuscrits arménienes illustrés des XIIe, XIIIe et XIVe, siècles de la Bibliothèque des Peres Mekhitaristes de Venise, Album, Paris, 1937.

267. Der Nersessian S., La miniature arménienne au XIII0 siècle. "Archeologia", 1979, No 126, Janvier, p. 18-25.

268. Der Nersessian S., Miniatures ciliciennes. Etudes byzantines et arméniennes -Byzantine and Armenian Studies, t. 1, Louvaine, 1973, p.509-515.

269. Der Nersessian S., Miniature Painting in the Armenian Kingdom of Cilicia from the Twelfth to the Fourteenth Century (Dumbarton Oaks Studies XXXI), vol. 1, vol. II, Washington, D.C. 1993.

270. Der Nersessian S., Le psautier arménien illustré. Etudes Byzantines et Arméniennes - Byzantine and Armenian Studies, Louvaine, 1973, t. 1, p. 638651.

271. Der Nersessian S., Le reliquaire de Skévra et l'orfèvrerie cilicienne aux Xllfet XIVe siècles. Études Byzantines et Arméniennes-Byzantine and Armenian Studies, Louvain, 1973, t. 1, p. 705-721.

272. Der Nersessian S., Toros Roslin et l'Evangile de Zeytoun.- Etudes Byzantines et Armeniennes-Byzantine and Armenian Studies, t. 1, Louvain, 1973, p. 559-562.

273. Der Nersessian S., Une apologie des images du septième siècle. Etudes byzantines et Arméniennes, - Byzantine and Armenian Studies, Louvain, 1973, t. l,p. 379-403.

274. Der Nersessian S., Mekhitarian A., Miniatures Arméniennes d'Ispahan, Preface et Introduction de S.S.le Catholicos Karékine II, Brussels, 1986.

275. Diehl C., Manuel d'art byzantin, t. 2. Paris, 1926.

276. Diez E. and Demus 0., Byzantine Mosaics in Greece, Hosios Lucas and Daphni, Cambridge, Massachusetts, 1931.

277. Dimand M.S., A Handbook of Muhammadan Art, New York, 1947.

278. Diringer D., The Illuminated Book, its History and Production, London, 1958.

279. Documenti di Architettura Armena, 8, AGHT'AMAR, Milano, 1974.

280. Documenti di Architettura Armena, 6, G(H)EGNARD, Milano, 1973.

281. Documenti di Architettura Armena, I, HAKHPAT, Milano, 1968.

282. Dominguez Bordona J., Spanish Illumination, vol.1, 2, New York, 1969.

283. Dowsett C.F.J., Quelques ouvrages récents sur l'art médiéval arméniens. "Cahiers de Civilization Mondiale", t. 16.3, 1973, p. 215-219.

284. Drampian I.R., Premi re p riode de l'oeuvre de Thoros Roslin. Atti del Quinto Simposio Internazionale di Arte Armena, Venezia-Milano-Bologna-Firenze, 1988 28 maggio-5 guigno, Venezia-S.Lazzaro, 1991, p. 333-344.

285. Dufrenne S., L' Illustration des Psautiers grecs du Moyen Age, t.l, Pantocrator 61, Pans, 1966.

286. Dupont Auberville M., L'Ornement des Tissus, Paris, 1875.

287. Dupont J. et Gnudi C., La peinture gothique, Geneve, 1954.

288. Early Christian and Byzantine Art: An Exhibition Held at the Baltimore Museum of Art, April 25-June 22, Organised by the Walters Art Gallery, Baltimore, 1947 (non vidi).

289. Ebersolt J., Les arts somptuaires de Byzance, Paris, 1923.

290. Edwards R.W., The Fortifications of Armenian Cilicia, Washington, 1987.

291. Epstein A.W., Middle Byzantine Churches of Kastoria: Dates and Implications.-"The Art Bulletin", vol. LXII, 1980, June, No 2, p. 190-206.

292. Errera I., Collection d'Anciennes Etoffes, Catalogue, Bruxelles, 1901.

293. Ettinghausen R., The Unicorn, Studies in Muslim Iconography, Washington. 1950.

294. Ettinghausen R. and Grabar O., The Art and Architecture of Islam: 650-1250, New York, 1987.

295. Evans H.C., Manuscript illumination at the Armenian patriarchate in Hromkla and the West, Ph. D., New York University, 1990, Ann Arbor, 1990.

296. Eve G.W., Decorative Heraldry, Practical Handbook of its Artistic Treatment, London, MDCCCXCVII.366. von Falke O., Kunstgeschichte der Seidenweberei, Zweiter Band, Berlin, 1913.367. von Falke O., Kunstgeschichte der Seidenweberei, Berlin, 1936.

297. Ferguson G., Signs and Symbols in Christian Art, New York (w.y.).

298. Focillon H., Peintures romanes des eglises de France, Paris, 1938.

299. Folda J., Crusader Manuscript Illumination at Saint-Jean d'Acre, 1275-1291, Princeton, 1976.371.de Francovich G., Benedetto Antelami architetto e scultore e I'arte del suo tempo, 2 tome, Milano-Firenze, 1952, (non vidi).

300. Friend Jr. A.M., The Portraits of the Evangelists in Greek and Latin Manuscripts.- Art Studies, Medieval, Renaissance and Modern, Cambridge, 1927, p.l 15-147.

301. Frinta M., An Investigation of the Punched Decoration of Medieval Italian and Non-Italian Panel Paintings. "The Art Bulletin", New York, vol. XLYII, No 2, June, p. 261-265.

302. Frinta M., Punchmarks in the Ingeborg Psalter. In: The Year 1200: A Symposium, The Metropolitan Museum of Art, 1975, p. 251-260.

303. Gantzhorn V., Der christlich orientalische Teppich, Köln, 1990.

304. Gheerbrant A., Chevalier J., Dictionnaire des symboles, Paris, 1982.

305. Goldschmidt A., Weitzmann K., Die byzantinischen Elfenbeinskulpturen des XXIII. Jahrhunderts, Bd. 2, Berlin, 1934.

306. Grabar A., Christian Iconography, A Study of Its Origins, Princeton, University Press, Washington, 1968.

307. Grabar A., L'Empereur dans l'art byzantin, Paris, 1936.

308. Grabar A., "Wolfgang Grape, Grenzprobleme der byzantinische Malerei, Wien, 1973". Cahiers Archéologiques, t. 24, 1975, r. 197.

309. Grape W., Grenzprobleme der byzantinischen Malerei. Dissertation zur Erlangung des Doktorgrades an der Philosophischen Fakultat der Universität Wien, Wien, 1973.

310. Greisenegger W., Ecclesia und Synagoge. Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Rom, Freiburg, Basel, Wien, Bd. 1, 1968, S. 569-578.

311. Hadermann Misguich L., Kurbinovo. Les fresques de Saint-George et la peinture byzantine du XIIe siècle, Deux tomes, Bruxelles, 1975.

312. Hadermann-Misguich L., Tendances expressives et recherches ornementales dans la peinture byzantine de la seconde moitié du XIIe siècle. Byzantion, t. 35, 1965, p. 429-448.

313. Hartner W., The Pseudoplanetary Nodes of the Moon's Orbit in Hindu and Islamic Iconographies, "Ars Islamica", vol.V, Part 2, (1938), p. 113-154.

314. Hartner W., Ettinghausen R., The Conquering Lion, the Life Cycle of a Symbol. "Oriens", vol. 17, Leiden, 1964, p. 161-171.

315. Harvey W, Lethaby W.R., Dalton O.M., Cruso H.A.A., Headlam A.C., The Church of the Nativity of Bethlehem, Ed. by R.Weir Schultz, London, 1910.

316. Haussig H.W., A History of Byzantine Civilization, London, 1971.

317. Father Hay Augustine Richard, Genealogie of the Sainte-Claires of Rosslyn, Edinburgh, 1835.

318. Hellenkemper H., Burgen der Kreuzritterzeit in der Grafschaft Edessa und im Königreich Kleinarmenien, Bonn, 1976.

319. Hesseling D.-C., Miniatures de L'Octateuque grec de Smyrne, Leyde, 1909.

320. Houston M.G., Ancient Egyptian, Mesopotamian & Persian Costume and Decoration, New York, 1954.

321. Houston M.G., Ancient Greek, Roman and Byzantine Costume & Decoration, London, 1963.

322. Huber P., Bild und Botschaft, Zurich-Freiburg, i.B., 1973.

323. Hunger H., Wessel K., Evangelisten. Im: Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Stuttgart, Bd. 2, 1971, col. 451-507.

324. Hutter I., Corpus der byzantinischen Miniaturenhandschriften, Oxford, Bodleian Library, Bd. 1, Stuttgart, 1977.

325. Hutter I., Palaologische Ubermalungen im Oktateuch Vaticanus graecus747. -"Jahrbuch der österreichischen Byzantinistik", Bd. 21 (= Festschrift fur Otto Demus zum 70. Geburtstag), Wien, 1972, S. 139-149.

326. Izmailova T.A., Le cycle des fêtes du Tetraévangile de Mougna (Maténadaran, No 7736). "Revue des Etudes Arméniennes", t. VI, Paris, 1969, p. 105-139.

327. Izmailova T.A., L'iconographie du cycle de fêtes d'une groupe de codex arméniens d'Asie Mineure. "Revue des Etudes Arméniennes", t. IV, Paris, 1967, p. 125-166.

328. Izmailova T.A., Le Tetraévangile illustré arménien de 1038 (Maténadaran, No 6201). "Revue des Études Arméniennes", Paris, 1970, t. VII, p. 203-240.

329. Jacoff M., A Bolognese Psalter of the Late Thirteenth Century and its Byzantine Sources (Bologna, Biblioteca Universitaria, cod. 346), New York University, Ph. D., 1976.

330. Jacoub Artin Pacha, Contribution à l'étude du blason en Orient, Londres, 1902.

331. Jalabert D., De l'Art Oriental Antique à l'Art Roman, Recherches sur la faune et la flore romanes, Le Sphinx. "Bulletin Monumental", vol. 94, Paris, 1935, p. 71-104.

332. Jantzen H., Deutsche Bildhauer des dreizehnten Jahrhunderts, Leipzig, 1925.

333. Kalavrezou I., Imperial relations with the church in the art of the Komnenians.-In: Byzantiume in the 12th century, Canon, Law, State and Society, Ed. by N.Oikonomides, Athens, 1991, p. 25-36.

334. Kalopissi Verti S., Die Kirche der Hagia Triada bei Kranidi in der Argolis (1244), München, 1975.

335. Kasrawi Tabrizi S.A., The History of the Lion and Sun, Tehran. 1930 (in Persian).

336. Katzenstein Ranee A. and Glenn Lowry D., Christian Themes in Thirteenth-Century Islamic Metalwork. Muqarnas, An Annual on Islamic Art and Architecture, vol. 1, New Haven and London, 1983, p. 53-68.

337. Kauffmann C.M., Jakob. Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Bd. 2, Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1970, S. 370-383.

338. Kauffmann C.M., Romanesque Manuscripts 1066-1190, A Survey of Manuscripts Illuminated in the British Isles, London, 1975.

339. Kendrick A.F., Catalogue of Early Medieval Woven Fabrics, London, 1925.

340. Kévorkian R.H., Achdjian B., Tapis et Textiles Arméniens, Marseille, 1991.

341. Khandanian A., Le theme de la Sirène-oiseau dans l'enluminure des manuscrits arméniens. "Atti del Primo Simposio Internazionale di Arte Armena", (Bergamo 28-30 guigno 1975), San Lazzaro-Venezia, 1978, p. 377-394.

342. Khuscivadze L., Medieval Cloisonné Enamels at Georgian State Museum of Fine Arts, Tbilissi, 1984.

343. Kitzinger E., The Hellenistic Heritage in Byzantine Art Reconsidered.- XVI Internationaler Byzantinistenkongress, Wien. 4-9. October 1981, p. 663-665, 669-670.

344. Korkhmazian E., Drambian I., Hakopian G., Armenian Miniatures of the 13th and 14th Centuries from the Matenadaran Collection, Yerevan, Leningrad, 1984.

345. Korkhmazian E., Deux manuscrits arméniens écrits et illustrés à Bologne "Atti del Quinto Simposio Internazionale di Arte Armena", Venezia-Milano-Bologna-Firenze 1988 28 maggio-5 giugno, San Lazzaro-Venezia, 1991, p. 517-521.

346. Kouymjian D., The Iconography of the "Coronation" Trams of King Levon I.Armenian Numismatic Journal, 1978, vol. IV, p. 67-74.

347. Kühnel E., Islamische Stoffe aus ägyptischen Gräbern, Berlin, 1927.

348. Kunst des Mittelalters in Sachsen, Festschrift Wolf Schubert, Dargebracht zum sechzigsten Geburtstag am 28. Januar 1963, Weimar, 1967.

349. Kurz O., Three Armenian Miniatures in the Fitzwilliam Museum, Cambridge. -In: Selected Studies, vol. 2, With a preface by E.H.Gombrich, London, 1982, p.36-51.

350. Kurz O. and Buchthal H., A Hand List of Illuminated Oriental Christian Manuscripts, London, 1942, p. 71, 81, 82, 84, 91.

351. Lafontaine-Dosogne J., Les représentations de la Nativité du Christ dans l'art de l'Orient chrétien In: Miscellanea Codicologica F.Masai, Dicata MCMLXXIX, Gand, 1979, p. 1-21.

352. Lane Poole St., The Coins of the Turkuman Houses of Seljuk, Urtuk, Zengee etc. in the British Museum, London, 1877.

353. Lassus J., La création du monde dans les Octateques byzantines du douzième siècle. Monuments et Mémoires, publiés par l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres, Fondation, E.Piot, 62, (1979), (non vidi).

354. Lassus J., Quelques reprséntations du "Passage de la mer Rouge" dans l'art chrétien d'Orient et d'Occident. Mélanges d'Archéologie et d'Histoire, XLVI, 1929, p. 159-181.

355. Laske K., Holl O., von Dobschutz R., Jàszai G., Thomaszweifel. Im: Lexikon der christlischen Ikonographie, Rom, Freiburg, Basel, Wien, Bd. 4, 1972, S. 301-303.

356. Latil A.M., Le Miniature nel rotoli dell'Exultet, Montecassino, 1899.

357. Lazareff V., Early Italo-Byzantine Painting in Sicily.- "Burlington Magazine", LXIII, 1933, December, p. 279.

358. Leroy J., Le décor de l'église du couvent des syriens au Ouady Natroun (Egypte). "Cahiers Archéologiques", t. 23 (1974), p. 151-167.

359. Leroy J., Les manuscrits syriaque a peintures conservés dans les Bibliothèques d'Europe et d'Orient, Text, Paris, 1964.

360. Leroy J., Les manuscrits syriaque a peintures conservés dans les Bibliothèques d'Europe et d'Orient, Album, Paris, 1964.

361. Leroy J., Les manuscrits syriaque a peintures conservés dans les Bibliothèques d'Europe et d'Orient,Texte, Paris, 1964.

362. Il Libro délia Bibbia , Esposizione di Manoscritti e di edizioni a stampa délia biblioteca Apostolica Vaticana, dal secolo III al secolo XVI, Biblioteca Apostolica Vaticana, 1972.

363. Lucchesi Palli E., Hoffscholte L., Beweinung Christi. Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Rom, Freiburg, Basel, Wien, Bd. 1, 1968, S. 278-282.

364. Lucchesi Palli E., Jâszai G., Bauer H., Haussherr R., Neumann H., Kreuzigung Christi. Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Rom, Freiburg, Basel, Wien, Bd. 2, 1970, S. 606-642.

365. Magirius H., Zu Fragen der Ikonographie der Goldenen Pforte. In: Kunst des Mittelalters in Sachsen, Festschrift Wolf Schubert, Dargebracht zum sechzigsten Geburtstag am 28. Januar 1963, Weimar, 1967, S. 198-221.

366. Maguire H., The Depiction of Sorrow in Middle Byzantine Art. "Dumbartion Oaks Papers", vol. 31, Washington, 1977, p. 123-174.

367. Maguire H., The Iconography of Symeon with the Christ Child in Byzantine Art. "Dumbarton Oaks Papers", vol. 34-35, Washington, 1980-1981, p. 261-269.

368. Mâle E., L'Art Religieux du XIIe siècle en France, Paris, 1924.

369. Mâle E., The Gothic Image. Religious Art in France of the Thieteenth Century, New York, 1958.

370. Mâle E., Religious Art. From the Twelfth to the Eighteenth Century, New York, 1958.tVi

371. Malmquist T., Byzantine 12 Centuru Frescoes in Kastoria, A Agioi Anargyroi and Agios Nikolaos tou Kasnitzi (Acta Universitatis Upsaliensis. Figura. N.S. XVIII), Uppsala, 1979.

372. Manukyan S.S., Awetis Kahana. Saur Allgemeines Kunstlerlexikon, Bd. 6, München-Leipzig, 1992, S. 18.

373. Marava-Chatzinicolaou A., Toufexi-Paschou Sh., Catalogue of the Illuminated Byzantine Manuscripts of the National Library of Greece, Athens, 1978.

374. Marks R. and Morgan N., The Golden Age of English Manuscript Painting 1200-1500, London, 1981.451. van Marie R., The Development of the Italian Schools of Painting, vol. 1, The Hague, 1923.

375. Mathews Th., The Early Armenian iconographie Program of the Ejmiacin Gospel (Erevan, Matenadaran MS. 2374 olim 229). Dumbarton Oaks Symposium 1980, East of Byzantium: Syria and Armenia in the Formative Period, Washington, 1982, p. 199-215.

376. Matthiae G., Cronaca, Lavori délia soprintendenza ai monumenti del Lazio. Affreschi in S.Maria di Vescovio. Bolletino d'Arte, 1934, p. 86-96.

377. Maumené Ch. D'Harcourt L., Iconographie des Rois de France, Premier partie, Paris, 1929 (Archives de l'Art Francais, t. XV).

378. Maurice Fiey J., Sur un panneau historic en bois sculpté. "Annales d'Histoire et d'Archéologie de l'Université Saint-Joseph", Beyrouth, vol. 4, 1985, p. 88-100.

379. Mayer L.A., Saracenic Heraldry, Oxford, 1933.

380. Medieval Miniatures from the Department of Manuscripts (Formerly the"Libray of Burgundy"), the Royal Library of Belgium, Commentaries by L.M.Délaissé, Foreword by H.Liebaers, Introduction by F.Masai, New York, 1965.

381. Mekhitarian A., Treasures of the Armenian Patriarchate of Jerusalem, Jerusalem, 1969.

382. Meis M., The Madonna of Humility. The Art Bulletin, XVIII, 1936, p. 435464.

383. Meredith C., The Illustration of Codex Ebnerianus, A Study in Liturgical Illustration of the Comnenian Period. "Journal of the Warburg and Courtauld Institutes", 29, 1966, p. 419-424.

384. Miljkovic-Pepek P., La Formation d'un nouveau style monumental au XIIIe siècle. Actes du XIIe Congrès international des études byzantines. Ochride, 1016 Septembre 1961, t. III, Beograde, 1964, p. 309.

385. Millet G., L'Art des Balkans et l'Italie au XIIIe siècle. Atti del V Congresso Internazionale degli Studi Bizantini, Roma 20-26 Setiembre 1936, vol. 2, Roma, 1940, p. 272-297.

386. Millet G., L'octateuque byzantin. "Revue Archéologique", 1910, II, (non vidi).

387. Millet G., Recherches sur l'iconographie de l'Evangile aux XIVe, XVe et XVIe, siècles d'après les monuments de Mistra, de la Macédoine et du Mont Athos, Paris, 1960.

388. Miniatures Arméniennes, Texte et notes de L.A.Dournovo, Préface de S.Der Nersessian, Paris, 1960.

389. Mithraic Studies, Proceedings of the First International Congress of Mithraic Studies, vol. I-II, Manchester, 1975.

390. Morey C.R., Notes on East Christian Miniatures. "The Art Bulletin", 1929. vol. XI, No 1, p. 5-103.

391. Museum of Fine Arts, Boston: Arts of the Middle Ages 1000-1400: A Loan Exhibition, Boston, Massachusetts, 1940.

392. Mutafian C., La Cilicie au carrefour des empires, t. 1, 2, Paris, 1988.

393. Muzzioli G., Mostra storica nazionale della miniatura, Palazzo di Venezia-Roma, Catalogo, Fierenze, 1954.

394. Narkiss B. (Editor), Armenian Art Treasures of Jerusalem, In collaboration with M.E.Stone, Historical Survey by A.K.Sanjian, New Rochelle, 1979.

395. Nersessian V., Armenian Illuminated Gospel Books, London, 1987.

396. Neubecker O., Heraldik, Augsburg, 1990.

397. Neubecker O., Wappenkunde, München, 1991.

398. Omont H., Évangiles avec peintures byzantines du XIe siècle, t. 1, Paris, 1908.

399. Omont H., Miniatures des plus anciens manuscrits grecs de la Bibliothèque Nationale du VIe au XIVe siècle, Paris, 1929.

400. L'opéra compléta di Cimabue e il momento fïgurativo pregiottesco, Prezentazione, apparati critici e filologici di E.Sindona, Milano, 1975 (Classici Dell'Arte Rizzoli 81).

401. Oswald G., Lexikon der Heraldik, Leipzig, 1984.

402. Paccagnini G., Martini Simone. Encyclopedia of World Art, vol. IX, 1964, London, p. 502-507.

403. Pace V., Armenian Cilicia, Cyprus, Italy and Sinai Icons: Problems of Models.-In: Medieval Armenian Culture, Ed. by Th. J.Samuelian and M.E.Stone, (University of Pensylvania Armenian Texts and Studies, 6), Chico, Calif., 1984, p. 291-305.

404. Painting in Venice from its origins to the 18th century, Edizioni Storti, Venezia, 1978.

405. Pelekanidis S.M., Christou P.C., Tsioumis Ch., Kadas S.N, The Treasures of Mount Athos, Illuminated Manuscripts, vol. 1, Athens, 1973.

406. Pelekanidis S.M., Christou P.C., Tsioumis Ch., Kadas S.N., The Treasures of Mount Athos, Illuminated Manuscripts, vol. 2, Athens, 1975.

407. Piotrowski B.B., Urartu, The Kingdom of Van and its Art, London, 1967.

408. Pirani E., Miniatura romanica, Milano, 1966.

409. Pop-Hennessy J., Giotto. Encyclopedia of World Art, vol. VI, 1962, London, p. 339-355.

410. Prinzing G., Neue Funde, Ein verschollenes Prachtwerk der armenischen Buchmalerei in Gnesen wiederentdeckt. "Kunstchronik", Heft 6, Juni, 1993, München, S. 310-314.

411. Ratkowska P., The Iconography of the Deposition without St. John.- "Journal of the Warburg and Courtauld Institues", vol. XXVII, 1964, p. 312-317.

412. Reath N.A. and Sachs E.B., Persian Textiles and their technique from the sixth to the eighteenth centuries including a system for general textile classification, New-Haven, 1937.

413. Réau L., Iconographie de l'Art Chrétien, t, 2, Paris, 1957.

414. Rhodes E.F., An Annotated List of Armenian New Testament Manuscripts, Tokyo, 1959.

415. Rice D.S., Inlaid brasses from the workshop of Ahmad Al-Dhakr Al-Mawasilt.-"Ars Orientalis", vol. 2, 1957, p. 307.

416. Rickert M., Painting in Britain, the middle ages, London, 1954.

417. Ristow G., Geburt Christi. Im: Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Unter Mitwirkung von M.Restle, Herausgegeben von K.Wessel, Bd. 2, Stuttgart, 1971, col. 637-662.

418. Rohault de Fleury Ch., Les Saints de la Messe et leurs Monuments, vol. IX, Paris, 1899.

419. Rosenau H., Problems of Jewish Iconography. "Gazette des Beaux-Arts", New York, Ser. 6, 1960, Juillet-Août, vol. 56, p. 4-18.

420. Ross M.C., An Eleventh-Century English Bookcover. "The Art Bulletin", vol. XXII, 1940, No 2, June, p. 84-85.

421. Rothe E., Buchmalerei aus zwölf Jahrhunderten, Die schönsten illuminierten Handschriften in den Bibliotheken und Archiven der DDR, Berlin, 1966.

422. Runciman S., A Story of the Crusades, vol. 1, Cambridge, 1951

423. Saint-Clair Roland William, The Saint-Claires of the isles, Auckland, 1898.

424. Sakisian A., Tissus royaux arméniens de Xe, XIe et XIIIe siècles. Pages d'Art Arménien, Paris, 1940, p. 40-45.

425. Salmi M., L'Enluminure italienne, Milano, 1956.

426. Salmi M., La Miniatura. Tesori Delle Biblioteche d'Italia: Emilia e Romagna, a cura dal Prof. D.Fava, Milano, 1932, p. 267-299.

427. Sandberg-Vavala E., La croce dipinta italiana e l'iconografia délia Passione, Verona, 1929.

428. Saul N., Age of Chivalry, New York, 1992.

429. Setton Kenneth ML, A History of the Crusades, vol. IV, The Art and Architecture of the Crusader States, Edited by Harry W.Hazard, Wisconsin, 1977.

430. Schiller G., Iconography of Christian Art, vol. 1, London, 1971.

431. Schiller G., Iconography of Christian, Art, vol. 2, London, 1972.

432. Schiller G., Ikonographie der christlichen Kunst, Bd. 3, Gütersloh, 1971.

433. Schmidt H.J., Alte Seidenstoffe, Braunschweig, 1958.

434. Schmitt O., Gotische Skulpturen des Strassburger Münster, Bd.l, Frankfurt am Main, 1924.

435. Schramm P.E., Die deutschen Kaiser und Könige in Bildern ihrer Zeit, I. Teil, Bis zur mitte des 12. Jahrhunderts (751-1152), Berlin-Leipzig, 1928.

436. Schweicher C., Grablegung Christi. Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Bd. 2, Rom-Freiburg-Basel-Wien, 1970, S. 191-196.

437. Shorr D.C., The Mourning Virgin and Saint John.- The Art Bulletin, vol. XXII, 1940, No.2, June, p. 61-69.

438. Sinclair A., The Sword and the Grail, New York, 1992.

439. Skhirtladze Z., The Mother of all the Churches. Remarks on the Iconographic Programme of the Apse decoration of Dort Kilise. "Cahiers Archeologiques", t.43. Paris, 1995, fig.9, p. 107.

440. Slomann V., Bicorporates, Studies in Revivals and Migrations of Art Motifs, Munksgaard-Copenhagen, 1967, 2 volumes.

441. Sotheby and Co., Catalogue of the Twenty-three Important Armenian Illuminated Manuscripts, Tuesday 14 March, 1967, London, 1967.

442. Soulier A., Les influences orientales dans la pemture toscane, Paris, 1921.

443. Spatharakis I., The Portrait in Byzantine Illuminated Manuscripts, Leiden, 1976.

444. Stepanyan N., Toros Roslin. The Dictionary of Art, Ed. by. J.Turner, vol. 31, Macmillan Publishers Ltd., 1996, p. 177.

445. Strzygowski J., Die Baukunst der Armenier und Europa, Bd. I, II, Wien, 1918.

446. Strzygowski J., Der Bilderkreis des griechischen Physiologus des Kosmas Indikopleustes und Oktateuchs nach Handschriften der Bibliothek zu Smyrna-Byzantinisches Archiv, 2 (Leipzig, 1899), S.117-126.

447. Survey of Persian Art A., vol. XII, New York, 1981, pl.1336, vol. X, pi. 721.528. von Sybel L., Christliche Antike, Einführung in die altchristliche Kunst, Zweiter Bd., Marburg, 1909.

448. Swarzenski G., Die Sazburger Malerei von den ersten Anfangen bis zur Blutezeit des romanischen Stils, Leipzig, 1908.

449. Talbot Rice D., Art byzantin, Paris-Bruxelles, 1959.

450. Talbot Rice D., Art of the Byzantine Era, London, 1963.

451. Talbot Rice T., Animal Combat scenes in Byzantine Art. In: Studies in Memory of D.Talbot Rice, Ed.by G.Robertson and G.Henderson, Edinburgh, 1975.

452. Talbot Rice T., The Seljuks in Asia Minor, London, 1961.

453. Tanavoli P., Lion Rugs, The Lion in the Art and Culture of Iran, Basel, 1985.

454. Tchobanian A., La Roseraie d'Arménie, t. 2, Paris, 1923.

455. Temple E., Anglo-Saxon Manuscripts 900-1066. A Survey of Manuscripts Illuminated in the British Isles, London, 1976.

456. Thierry J.-M. et N., Donabedian P., Armenian Art, New York, 1987.

457. Thoby P., Le Crucifix des origines au Concile de Trente, Nantes, 1959.

458. Tikkanen J.J., Die Psalterillustration im Mittelalter, Bd.l, Heft 2, Die Psalterillustration in der Kunstgeschichte, Helsingfors, 1895.

459. Treasures in Heaven, Armenian Illuminated Manuscripts, Ed. by Th.F.Mathews and R.S.Wieck, The Pierpont Morgan Library, New York, 1994.

460. Tsuji S.C., Le passage de la Mer Rouge. Etude iconographique d'un des panneaux sculptes des portes de Sainte-Sabine a Rome. Orient (Tokyo), 8, 1972, p. 53-79. (nonvidi).

461. Turnovo L., Miniature Armeana, Bucuresti, 1975 (non vidi).

462. Upton J.M., Ackerman Ph., Furniture. In: A Survey of Persian Art, Ed. by A.U.Pope, vol. VIb, Text, New York, 1981, p. 2637.

463. Valland R., Aquilée et les origines byzantines de la Renaissance, Paris, 1963.

464. Velmans T., L'Image de la Déesis dans les églises de Géorgie et dans celles d'autres régions du monde byzantin. Cahiers Archéologiques, 29 (1980-1981), p. 47-102.

465. Velmans T., Maniérisme et innovations stylistiques dans la miniature cilicienne à la fin du 13e siècle. Revue des Etudes Arméniennes, t. XIV, 1980, p. 415-433.

466. Velmans T., Manierisme et innovations stylistiques dans la miniature cilicienne a la fin du XHIe siècle. The Second International Symposium on Armenian Art, Collection of Reports, vol. IV, Yerevan, 1978, September, 12-18, Yerevan, 1981, p. 68-74.

467. Velmans T., La Peinture Murale Byzantine à la fin du Moyen Âge, t. 1, Paris, 1977.

468. Velmans T., Le portrait dans l'art de Paléologues. Art et société à Byzance sous les Paléologues, Venise, 1971, p. 94-148.

469. Velmans T., Le Tétraévangile de la Laurentienne, Florence, Laur. VI. 23, Paris, 1971.

470. Velmans T., Les valeurs affectives dans la peinture murale byzantine au XIIIe siècle et la maniéré de les représenter. L'art byzantin du XIIIe siècle, Symposium de Sopocani 1965, Beograd, 1967, p. 47.

471. Vican G., Illuminated Greek Manuscripts from American Collections, An Exhibition in Honor of K.Weitzmann, Princeton, 1973.

472. Vigni G., Duccio di Buoninsegna. Encyclopedia of World Art, Vol. IV, London, 1961, p. 503-510.

473. Volbach W.F., II tessuto nell arte antica, Milano, 1966.

474. Volbach W.F., Lafontaine Dosogne J., Byzans und der christliche Osten, P.K.G., III, Berlin, 1968.

475. Wadsworth Atheneum, Hartford, Conn., The Life of Christ: A Loan Exhibition., 1948 (non vidi).

476. Walter Ch., Marriage crowns in Byzantine iconography. Zograf, vol. 10, Beograd, 1979, p. 83-91.

477. Walters Art Gallery, Handbook of the Collection, Baltimore, 1936, p. 95 (non vidi).

478. Weckwerth A., Durchzug durch das Rote Meer. Lexikon der christlichen Ikonographie, Bd.l, Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1968, S. 553-558.

479. Weibel A.C., Two thousand years of textiles, The figured textiles of Europe and the Near East, New York, 1952.

480. Weis A., Drei Könige. In: Lexikon der christlischen Ikonographie, Bd.l, Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1968, col. 539-550.

481. Weitzmann K., Age of Spirituality, Late Antique and Early Christian Art, Third to Seventh Century, The Metropolitan Museum of Art, New York, 1979.

482. Weitzmann K., Die armenische Buchmalerei des 10. und beginnenden 11. Jahrhunderts, Bamberg, 1933.

483. Weitzmann K., Aus den Bibliotheken des Athos, Hamburg, 1963.

484. Weitzmann K., Byzantium and the West around the Year 1200.- In: The Year 1200: A Symposium, Art Metropolitan Museum of New York, 1975, p. 53-73.

485. Weitzmann K., The Character and Intellectual Origins of the Macedonian Renaissanse.-In: Studies in Classical and Byzantine Manuscript Illumination, Princeton, 1971, p. 176-223.

486. Weitzmann K., The Classical in Byzantine Art as a Mode of Individual Expression. In: Byzantine Art - An European Art, Lectures, Athens, 1966, p. 149-177.

487. Weitzmann K., The Constantinopolitan Lectionary, Morgan 639.- In: Byzantine Liturgical Psalters and Gospels, London, 1980, p. 358-373.

488. Weitzmann K., Crusader Icons and Maniera Greca. In: Byzans und der Westen, Studien zur Kunst des europaischen Mittelalters, Hrsgb. von I.Hutter, Mit einem Vorwort von H.Hunger, Wien, 1984 p. 143-170.

489. Weitzmann K., Eine spätkomnenische Verkundigungsikone des Sinai und die zweite byzantinische Welle des 12.Jahrhunderts In: Festschrift für Herbert von Einem zum 16. Februar 1965, Berlin, Bonn, 1965, S. 299-312.

490. Weitzmann K., The Icon, Holy Images from sixth to fourteenth century, London, 1978.

491. Weitzmann K, Icon Painting in the Crusader Kingdom. Dumbarton Oaks Papers, vol. 20, 1966, p. 49-83.

492. Weitzmann K., Illustrated Manuscripts at St. Catherine's Monastery on Mount Sinai, Collegeville, Minnesota, 1973.

493. Weitzmann K., Late Antique and Early Christian Book Illumination, London,1977.

494. Weitzmann K., The Monastery of Saint Catherine at Mount Sinai, The Icons, vol. 1, Princeton, New Jersey, 1976.

495. Weitzmann K., The Octateuch of the Seraglio and the History of Its Picture Recension. Actes du XIe Congrès International d'Etudes byzantines à Stamboul, 1955, Stamboul, 1957, p. 183-186.

496. Weitzmann K., The Origin of the Threnos. In: Byzantine Book Illumination and Ivories, London, 1980, p. 476-491.

497. Wentzel H., Antiken-Imitationen des 12. und 13. Jahrhunderts in Italien. -Zeitschrift für Kunstwissenschaft, Bd. IX, Berlin, 1955, S. 29-41.

498. Wessel K., Anbetung der Magier und Hirten. Im: Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd.l, Stuttgart, 1966, S. 147-154.

499. Wessel K., Durchzug durch das Rote Meer. Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd. 2, Stuttgart, 1971, S.l-9.

500. Wessel K, Ekklesia. Im: Reallexikon zur byzantinishen Kunst, Bd.2, Stuttgart, 1971, S. 30-34.

501. Wessel K., Erscheinungen des Auferstandenen. Im: Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd. 2, Stuttgart, 1971, S. 371-388.

502. Wessel K, Jakob. Im: Reallexikon zur byzantinischen Kunst, Bd. 3, Stuttgart,1978, S. 519-526.

503. Weyl Carr A., A Group of Provinicial Manuscripts from the Twelfth Century.-"Dumbarton Oaks Papers", vol. 36 (1982), p. 39-81.708

504. Wilhelm P., Geburt Christi. Im: Lexikon der christlichen Ikonographie, Bd. 2, Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1970, S. 86-119.

505. The Year 1200, II, A Background Survey, Published in conjunction with the Centennial Exhibition at the Metropolitan Museum of Art, Compiled and edited by F.Deuchler, The Cloisters Studies in Medieval Art II, The Metropolitan Museum of Art, 1970.

506. Zastrov O., Autonomia creativa e sua delimitazione nella miniatura di Toros Roslin.- Atti del Primo Simposio Internazionaledi Arte Armena (Bergamo 28-30 guigno 1975), San Lazzaro-Venezia, 1978, p. 793-802.

507. КАТАЛОГ РУКОПИСЕЙ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫХ ТОРОСОМ РОСЛИНОМ

508. Ереван, Матенадаран им.М.Маштоца, № 8321. Евангелие.

509. Основная библиография: Г.Овсепян, Католикос Костандин I., с. 41-42; Treasures in Heaven, p. 206, pi. 10, 11, Cat. № 82.

510. Библиография: Л.Р.Азарян, Киликийскаяминиатюра, илл. 66-69; Н.Погарян, т. 2,1967, с. 14-23, илл.1-3;

511. Иллюстрации 1266 г., представляющие, в основном, декоративные маргиналии, расположены на следующих листах:

512. В ев. от Марка 118а, 1196, 1206, 121а, 122а, 1236, 125а, 127а, (маленькая цапля и инициал), 130а, 132а, 133а, 1346 (древо жизни и инициал), 1356, 137а (птица неопределенного вида и инициал), 1376 (птица в полете и инициал), 1386, 140а.

513. В ев. от Луки 1776, 178а, 181а, 182а, 185а, 1866, 189а, 1906, 192а, 193а-б, 1956, 219а, 222а, 2236, 2266, 227а-б, 228а, 229а, 2296 (храмик), 2316, 235а, 2356 (Христос и ангел).

514. Вашингтон, Галерея Фрир, 32.18, Евангелие

515. Основная библиография: А.Матевосян, Памятные записи., с. 757-759; S.Der Nersessian, Miniature Painting., vol. 1, 128-132, vol. 2, fig. 524-528; Э.Корхмазян, Рукопись № 6290 Матенадарана и новоявленная миниатюра Тороса Рослина, с. 54-63, илл. 2.

516. Кембридж (Англия), Музей Фицвильям (фон Макклина № 201). Сборник фрагментоврукописей

517. Отдельный лист, XIII в. Пергамен. 26x17,4. Евангелист Лука и Теофилий. Приписывается к мастерской Тороса Рослина.

518. Основная библиография: O.Kurz, Three Armenian Miniatures., p. 36-47, fig.; S.Der Nersessian, Miniature Painting., vol. 1, p. 92, vol. 2, fig. 355.

519. МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВОЗНАНИЯ1. На правах рукописи1. ЧУГАСЗЯН ЛЕВОН БАБКЕНОВИЧ

520. ТВОРЧЕСТВО АРМЯНСКОГО МИНИАТЮРИСТА ТОРОСА РОСЛИНА В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ КИЛИКИЙСКОЙ АРМЕНИИ XIII ВЕКА1. ДИССЕРТАЦИЯ Пна соискание ученой степени доктора искусствоведения

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 107364