Творчество Арсения Несмелова тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Чен Лэй

Диссертация и автореферат на тему «Творчество Арсения Несмелова». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 131415
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Чен Лэй
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
229

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Чен Лэй

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОЭЗИЯ А.НЕСМЕЛОВА.

1.1. ЛИРИКА.

1. Начало пути. Первый сборник «Стихи».

2. Развитие обретённого в книге стихов «Уступы».

3. Зрелость. Сборник «Кровавый отблеск».

4. Усложнение картины мира в сборнике «Без России». Историософская проблематика сборника.

5. «Заказная» поэзия А.Несмелова-Дозорова в сборнике «Только такие!».

6. Сборник «Полустанок» как этапное явление в поэзии А.Несмелова.

7. Подведение итогов в книге «Белая флотилия».

1.2. ПОЭМЫ.

1. Героика первого периода творчества А.Несмелова в поэме «Через океан».

2. Поиск синтеза христианства и язычества в поэме «Прощёный бес» как способ постижения бытия.

3. Обращение к пушкинской традиции в поэме «Нина Гранина».

ГЛАВА 2. ПРОЗА А.НЕСМЕЛОВА.^

2.1. НАЧАЛО ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ: СТРЕМЛЕНИЕ К СИНТЕЗУ.

2.2. РАССКАЗЫ О ВОЙНЕ.

2.3. «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ» РАССКАЗЫ.

2.4. МЕМУАРИСТИКА А.НЕСМЕЛОВА.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Творчество Арсения Несмелова"

Творчество Арсения НЕСМЕЛОВА (литературный псевдоним Арсения Ивановича Митропольского, 8(20).06.1889, Москва — 6.12.19451, Гродековская пересылка близ Владивостока) долгое время оставалось неизвестным российским читателям и исследователям литературы, замалчивалось в том числе и западными литературоведами, как и весь пласт культуры русской эмиграции в Китае. Судьбы большинства писателей китайской ветви великого русского рассеяния, в том числе — и А.Несмелова, оказались трагическими.

Будущий поэт, прозаик, публицист, журналист происходил из семьи статского советника И.Митропольского, занимавшегося также литературным творчеством. Учился в московском Втором кадетском корпусе, позднее — в Нижегородском аракчеевском корпусе, который окончил в 1908 году. Молодость провел на фронтах первой мировой войны. Хотя и редко, продолжал писать стихи на фронте. Однако в целом окопная жизнь, как впоследствии вспоминал поэт, к стихам не располагала. Но спустя много лет, уже в эмиграции, именно события первой мировой войны определят одну из главных тем поэзии и прозы Несмелова. А.Колесов, главный редактор возрожденного «Рубежа», отмечал в своей статье, посвященной писателю: «Арсению Несмелову, пожалуй, как мало кому из поэтов его поколения, самой судьбой было предначертано пройти все круги ада российской истории первой половины нынешнего столетия — от 1914-го до 1945-го. В первую мировую Арсений Иванович Митропольский — поручик 11 гренадерского Фанагорийского полка. Потом был Омск, штаб Колчака, а в финале — ледяной поход и последующий уход с каппелевскими частями в Китай. Но уже через несколько месяцев бывший белый офицер пробирается из Маньчжурии в Приморье, где л окончательный приход к власти большевиков был еще под вопросом».

Оказавшись во Владивостоке, столице Дальневосточной республики, временного территориально-политического образования периода революции и гражданской войны, Несмелов навсегда снял военный мундир, но своим

1 Дата смерти — по кн.: Русская поэзия Китая: Антология / Сост. В.П.Крейд, О.М.Бакич. - М.: Время, 2001.-С.685.

2 А.Колесов. В жребий отщепенства окоянный. // Рубеж. - 1995. - №2 (864).С.263. небольшим офицерским чином гордился до конца жизни, никогда не забывал, что он кадровый поручик, русский офицер, ветеран Первой мировой войны.

Здесь, во Владивостоке, в 1922-24 годах и началась активная литературная деятельность А.Митропольского, взявшего себе псевдоним «Несмелов» в память о друге, убитом под Тюменью. В своих воспоминаниях «О себе и о Владивостоке» он писал: «.Арсений Несмелов родился именно в этом городе, в апреле 1920 г., когда местная газета "Голос Родины" впервые напечатала стихотворение, так подписанное. До этого дня Арсения Несмелова не существовало. Приблизительно за две недели до своего появления человек, ставший Арсением Несмеловым приехал в Приморье из Китая и, продав за двадцать иен свой браунинг, шлялся по городу, присматриваясь к его жизни»3.

После случайного знакомства с редактором японской газеты «Владиво-Ниппо», Несмелов становится ее сотрудником, издавая приложение на русском языке, целью которого, как он сам писал с иронией, «было доказать, что без японских оккупационных войск Владивосток погиб бы». Во Владивостоке Несмелов сближается с поэтами Н.Асеевым, С.Третьяковым, В.Мартом (Матвеевым), активно внедрявших идеи футуризма в сознание дальневосточной творческой молодежи. Не избежал этого влияния и Несмелов. Его первый сборник «Стихи» (Владивосток, 1921), составленный из ранних, подражательных стихотворений, представлял собой по стилю «смесь Маяковского с Северяниным»4. Многие стихи в сборнике посвящены собратьям по перу: Н.Асееву, Л.Ещену, Б.Бета, С.Третьякову. Характерно и посвящение стихотворения «Оборотень»: «Гению Маяковского». В 1922 г. во Владивостоке выходит в свет поэма «Тихвин» (сам автор жанрово определил ее как повесть), а в 1924 там же опубликован сборник «Уступы», в котором уже чувствовалась рука мастера5.

3 Арсений Несмелов. О себе и о Владивостоке // Рубеж. - 1995. - №2 (864). С.227.

4 Г. Струве. Русская литература в изгнании. - Париж, 1984. - с. 173. Он же отметил, что «тематикой и приемами» Несмелов гораздо ближе к советским поэтам, и что «к 30-м годам он «приобрел свой .стиль, напоминавший скорее Пастернака и Сельвинского». (с. 174).

5 На этот сборник откликнулся с доброжелательной рецензией Вивиан Итин («Сибирские огни». 1924.

Владивосток был в те годы довольно мощным центром русской культуры. Здесь возникали и распадались различные литературно-художественные объединения, издавались многочисленные журнала и альманахи.6 Наиболее заметными были «Багульник», «Бирюч», «Творчество». Выходили стихотворные сборники со «взрывными» названиями «Бомба», «Железная пауза» и т.д. Между тем политическая атмосфера в городе становилась все более напряженной и небезопасной для бывшего белого офицера. Сам Несмелов не хотел покидать Россию до последней минуты, но два года жизни под надзором ОГПУ, унизительная необходимость еженедельно отмечаться в «органах», все более усиливающиеся слухи о том, что вот-вот «поставят к стенке», не оставляли Несмелову выбора и он, с группой товарищей, решается бежать через границу — В Китай. Этот эпизод найдет отражение в его рассказе «Le Sourire», в автобиографической повести «Наш тигр. Из воспоминаний о Владивостоке» (см. Главу 2-ую настоящей диссертации), а также в главе из неоконченного романа «Продавцы строк» — «Ленка Рыжая». В стихотворении «Переходя границу», он с горечью пишет, обращаясь к Родине, «. прощайте, знаю: навсегда». И здесь он тоже оказался провидцем.

В изгнанье он забирает с собой единственное и самое драгоценное — «великий и могучий» русский язык: «Да, ваш язык. Не знаю лучшего / Для сквернословий и молитв. / Он, изумительный, от Тютчева / До Маяковского велик» — напишет он в этом же стихотворении.

Харбин, куда после долгих перипетий добрался Несмелов, был в то время последним «осколком» старой России, сохранившим быт и уклад небольшого уездного города. Здесь, в «русском Китае», кипела многообразная культурная жизнь: работали театры, библиотеки, различные институты, издавались многочисленные журналы и газеты, стремительно возникали и исчезали литературно-художественные объединения и кружки. Несмелов сближается с творческой интеллигенцией города, бывает в гостях у музыкального деятеля В.Д.Трахтенберга, известной артистки драматического театра Е.И.Корнаковой

6 Об этом периоде своей жизни с большой доле юмора Несмелов пишет в недавно опубликованных его воспоминаниях «О себе и о Владивостоке» — Рубеж. №2 (864).

Бринер, у директора издательства Г.Н.Шипкова, посещает оперный театр, ходит в оперетту. В Харбине Несмелов активно печатался в местной прессе, редактировал газету «Рупор», подписывался псевдонимами Анастигмат, Тетя Розга, Н.Рахманов, Мпольский, Н.Арсеньев, Арсений Бибиков, Николай Дозоров (под этим именем вышли книга «Только такие!», поэмы «Георгий Семена» и «Восстание»).

Жизнь Несмелова в Харбине, как и многих эмигрантов, была наполнена постоянными заботами о поисках заработка. Он никогда не отказывался от литературной «подёнщины»: необходимо было кормить семью (в 1925 году к нему из Владивостока переехали жена и маленькая дочка). Небольшие гонорары как-то помогали выжить, хотя конечно их не хватало, поэтому он подрабатывал сторожем, имел другие случайные заработки. Материальное положение Несмелова резко ухудшилось в 1927 году, когда закрылась газета, где он имел постоянную работу, начались разлады в семье. Несмелов перешел на положение «свободного художника», пытаясь зарабатывать исключительно литературным трудом. Помимо дальневосточных изданий, его произведения печатают в парижских «Современных записках», пражских «Воле России» и «Вольной Сибири». В Америке его публикации вышли в журнале «Москва» (Чикаго), сборнике «Земля Колумба» (Сан-Франциско). Его стихи вошли в антологию эмигрантской поэзии «Якорь» (Берлин, 1936). В 30-е годы Несмелов много работает: он пишет стихи и поэмы, фельетоны и рецензии, редактирует газету «Чураевка», переписывается с собратьями по перу. Отдельными изданиями выходят его первые эмигрантские сборники стихов «Кровавый отблеск» (Харбин, 1929, на обложке — 1928), «Без России» (Харбин, 1931) Из прижизненных изданий Несмелова следует назвать также сборник стихов «Полустанок» (Харбин, 1938), в котором нашла отражение тема Харбина, поэму «Протопопица», созданную по мотивам «Жития» протопопа Аввакума (Харбин, 1939), и, наконец, последний сборник стихов «Белая флотилия» (Харбин, 1942). В настоящее время Несмелов становится известным и как талантливый прозаик, автор рассказов о Первой мировой и гражданской войне. Книга прозы Несмелова вышла в 1936 г. в Шанхае.

С появлением на харбинском литературном небосклоне в 1927 году еженедельного литературно-художественного журнала «Рубеж» начинается тесное сотрудничество писателя с этим наиболее популярным в дальневосточном зарубежье изданием. В этом журнале были опубликованы многие произведения Несмелова. Творчество приносило радость, но политические события и личная жизнь порождали пессимистические настроения даже у такого мужественного человека, каким был Арсений Несмелов. Брак его, уже последний, с Аллой Кушель довольно быстро распался, друзья или покидали Харбин, уезжая кто в Шанхай, а кто и далее, или просто спивались, потеряв цель в жизни. После создания в 1935 году прояпонского марионеточного государства Маньчжоу-Го жизнь в Харбине становилась все тяжелее и тяжелее. На глазах Несмелова рушилась уникальная по тем временам образовательная система города, культурная жизнь русскоязычного населения подвергалась различным ограничениям и цензуре. Положение усугубилось после начала Второй мировой войны: литераторы должны были открыто демонстрировать свою лояльность по отношению к японским властям. В это время Несмелов руководит одним из литературно-художественных кружков, участниками которого были в основном молодые люди, родившиеся в первой половине 20-х годов. По воспоминаниям одного из участников, одно из занятий Несмелов посвятил творчеству «советских» поэтов: Маяковского, Есенина и др.

Жизненный и творческий путь Арсения Несмелова закончился в 1945 году, в возрасте 56 лет. После прихода советских войск в Маньчжурию он был арестован и отправлен в СССР. Вот как описывает эти события В.Перелешин: «Чтобы никто не ускользнул, они устроили вечер литераторов и журналистов, пригласив поименно всех. А в конце вечера арестовали всех гостей поименно, посадили в автобус. Были задержаны и исчезли Несмелов, Ачаир, поэт и писатель Михаил Шмейсер, о вся редакция "Луча Азии", "Зари".»

Умер А.Несмелов все же на родине, на полу пересыльной тюрьмы в Приморском крае, на станции Гродеково, недалеко от китайской границы9.

7 Е.Витковский. «На сопках Маньчжурии» // Арсений Несмелов. Без Москвы, без России. -M., 1990.

С.18.

8 Цит. По: «Рубеж». 1995. 2 (864). - С.266.

9 О подробностях смерти Несмелова см.: Воспоминания И.Н.Пасынкова — «Октябрь». 1988. №11.

Актуальность исследования. Процесс возвращения не известных широкому кругу читателей имён первой волны русской литературной эмиграции приобретает в последнее время все более интенсивный характер. Несмотря на то, что в 1980-90-е годы было издано достаточно много научных работ, обобщающих творческий опыт литературы дальневосточного зарубежья,10 следует признать, что творчество одного из выдающихся писателей первой волны эмиграции А.Несмелова до сих пор остается практически не исследованным. Таким образом, актуальность нашего исследования обусловлена насущной необходимостью целостного, системного анализа поэтического и прозаического наследия А.Несмелова в контексте русской литературы конца XIX — начала XX веков. Подобный анализ позволяет проследить идейно-художественную и проблемно-тематическую эволюцию творчества писателя, выявить основные аспекты таких концептуально важных проблем, как «традиции и новаторство», «художественный мир писателя», «система художественно-выразительных средств», «особенности языка писателя» и т.д. Принципиально важной, на наш взгляд, относительно творчества А.Несмелова, остается проблема «Восток и Запад», если учитывать тот факт, что значительная часть жизни писателя прошла на Дальнем Востоке, в окружении древнейшей китайской культуры.

Научная новизна. Если поэтическое дарование Несмелова было общепризнанно еще при его жизни, то прозаическое наследие писателя не и освещалось ни в эмигрантской критике, ни, за редким исключением, в современном российском литературоведении. В предлагаемой диссертационной работе впервые даётся анализ основных поэм и прозаических произведений А.Несмелова (в том числе и не известных широкому кругу читателей) в контексте всего творческого пути писателя. Новизна исследования заключается и в том, что нами вводятся в научный оборот труды китайских ученых по теме диссертации, архивные материалы и прозаический сборник А.Несмелова, отсутствующий в библиотеках России и любезно предоставленный нам бывшим активным членом литературно-художественного объединения «Чураевка» (Харбин)

10 См. обзор литературы во Введении и Библиографию настоящей работы.

11 См., например, ст. Ю.Иванова. Близость к человеку // Дальний Восток. - 1992. - №1, а также публикации Е.В.Витковского и глава в книге В.В.Агеносова, о которых речь пойдет ниже.

В.А.Слободчиковым, а также отдельные поэтические и прозаические тексты А.Несмелова, полученные от известного исследователя литературы русского зарубежья, поэта и переводчика Е.В.Витковского. Впервые подвергается анализу и «заказная» ультраправая поэзия А.Несмелова.

Объект исследования — массив художественных текстов А.Несмелова, поэтических и прозаических, созданных им на протяжении всей творческой биографии. Нами проанализированы все этапы творчества писателя, в различной степени затронуты все изданные при жизни книги стихов и поэм («Военные странички: Стихи и рассказы», «Стихи», «Уступы», «Кровавый отблеск», «Без России», «Полустанок», «Белая флотилия», «Через океан», «Протопопица», а также — под псевдонимом Н. Дозоров: «Георгий Семена», «Только такие!», «Восстание»), издававшиеся при жизни в периодике и посмертно поэмы («Прощёный бес», «Нина Гранина», «Встреча»), кроме того: книга «Рассказы о войне» (включающая 7 рассказов: «Второй московский», «Полевая сумка», «Короткий удар», «Охота на человека», «Шальная пуля», «Тяжёлый снаряд» и «Богоносец»), рассказы «Le Sourire», «Страшная ночь Андрея Петровича», «Ленка Рыжая», «За рекой», «По следам любви», «Сторублёвка», «Маршал Свистунов» и «Ламоза», публиковавшиеся при жизни А.Несмелова только в периодике, а также автобиографическая повесть «Наш тигр».

Цели и задачи. Целью данной работы является сравнительно-типологическое исследование поэзии и прозы А.Несмелова в контексте русской литературы XX века. Автор диссертации поставил перед собой следующие задачи: определение роли и места творчества Несмелова в контексте литературы русского зарубежья Дальнего Востока; определение роли и места конкретных произведений в творчестве А.Несмелова; обоснование проблематики и тематики произведений, их идейной направленности; выявление этапных, «программных» произведений писателя; установление основных тенденций творческой эволюции А.Несмелова в аспекте генетических и типологических связей.

Исходя из этого: определение жанровой специфики произведений писателя, особенностей его творческого метода и стиля; исследование образной системы писателя и определение основных особенностей системы выразительных средств (наиболее типичных и ярко выраженных) и языка.

Методология исследования основана на комплексном подходе к анализу текста, включившим в себя элементы структурного, культурно-типологического, семиотического, историко-биографического, текстологического и других методов.

Практическое значение данной диссертации заключается в том, что результаты проведенной работы с одной стороны могут быть использованы в дальнейших исследованиях творчества А.Несмелова, а также других представителей русской эмиграции на Дальнем Востоке и истории литературы русского зарубежья в целом, кроме того — в культурологических исследованиях, посвященных взаимодействию китайской и русской культур, проблеме «Восток и Запад». С другой стороны, учитывая современную направленность среднего образования в области литературы к изучению ранее неизвестных имён, представляет собой практический интерес использование данных материалов для обновления и расширения темы «Русское зарубежье» в школьном курсе и в аналогичных курсах высших учебных заведений.

Апробация материалов исследования была представлена на межвузовских конференциях: Первые Маймоновские чтения (Южно-Сахалинск, 1999), Шешуковские чтения (МПГУ, 2000). По результатам проведённых изысканий были опубликованы следующие работы: «Рассказы о войне Арсения Несмелова: Опыт целостного анализа» («Проблемы русской литературы XX века: Сборник» — М.: МПГУ, 1998, выпуск 5. — С. 175), «Литература русского Харбина и Шанхая: Сводный реферат», «Русский Харбин» (обе — «Реферативный журнал». 1999. № 4).

Структура исследования. Подчиняясь целям и задачам данной работы, мы рассмотрели творчество А.Несмелова в двух аспектах: Несмелову-поэту посвящена первая глава, состоящая из двух разделов («1.1. Лирика А.Несмелова», где творческая эволюция Несмелова-лирика прослеживается по сборникам стихов, и «1.2. Поэмы А.Несмелова»), Несмелову-прозаику — вторая глава, состоящая из трёх разделов («2.1. Начало творческого пути: стремление к синтезу», «2.2. Рассказы о войне», «2.3. "Дальневосточные" рассказы» и «2.4. Мемуаристика А.Несмелова»). Общая концепция творчества писателя и этапы его творческой биографии наиболее полно представлены в первой главе, особенно в разделе, посвященном лирике, что определяется той ролью, которую занимает лирическая поэзия, т.н. «лирический дневник», в общей эволюции творчества любого поэта. Идейные и эстетические взгляды А.Несмелова наиболее ярко отразились именно в его поэтическом наследии, что будет особо оговорено. В заключении подведены основные итоги исследования.

Обзор научно-исследовательских работ по русской литературе Китая.

История русской эмиграции в Харбине и Шанхае до 1945 года все больше привлекает внимание китайских ученых. Наряду с многочисленными статьями (не всегда отличающимися точностью реалий) китайскими исследователями созданы два академических издания, посвященных этой проблеме. Первое — книга «Плывущий лотос в буре»12 является сборником статей авторского коллектива, возглавляемого заместителем заведующего Бюро переводов при ЦК КПК Ли Син Ган.

В книге представлен материал об истории, развитии и различных областях жизни русских эмигрантов в Китае. Она включает в себя шесть разделов. Особый интерес представляет пятый раздел книги «Плывущий лотос в буре», посвященный русской эмигрантской литературе и раскрывающий тот историко-литературный контекст, в котором формировалось творчество интересующего нас автора —

12

Плывущий лотос в буре / Под ред. Ли Син Ган. - Пекин : Китайское Центральное издательство. Бюро переводов при ЦК КПК, 1997 - 434 с. текста и 102 с. библиографии. - на китайском языке. Следует отметить символическое заглавие книги. Словосочетание "плывущий лотос в буре" в китайском языке является фразеологизмом, который может быть переведен на русский как "нестабильность", "неустойчивость" (жизни - в данном случае). Лотос в Китае символизирует целомудрие. Внешняя подвижность цветка во время бури, объясняется тем, что он имеет глубокие и крепкие корни и всегда находится на поверхности воды. Все это может быть истолковано как своеобразная оценка русской эмиграции в Китае.

Арсения Ивановича Митропольского (Несмелова). Этот аспект мы будем выделять и при обзоре других научных изданий, вышедших в Китае, в СССР, в России.

Литература русского зарубежья в Европе и на Дальнем востоке имеет свою историю возникновения и развития, отмечается авторами книги. Многие образованные люди, покинув Советскую Россию, стали зарабатывать себе на жизнь литературным трудом. Среди них не было широко известных поэтов и писателей. Европейские эмигрантские писатели свысока относились к творчеству своих соотечественников в Китае, а саму китайскую эмигрантскую литературу считали «деревянной» и «второсортной».

В Китае часто появлялись публикации о творчестве европейских писателей-эмигратов, но в Европе очень редко писали о творчестве китайских русских эмигрантов. Например, творчество Арсения Несмелова, известного в Харбине русского эмигрантского поэта, писателя и публициста, не получило должной оценки в европейских литературных кругах. Это не значит, что его творчество не представляло литературной ценности. Его сюжеты и литературные приемы были близки произведениям советской литературы и совсем не похожи на творчество писателей, оказавшихся в Европе.

Критические работы и сборники поэзии, издаваемые в Европе после второй мировой войны, пишет автор статьи, сотрудник Пекинской библиотеки Ли Джен Не, не включали творчество русских писателей-эмигрантов, живших в Китае. В монографии Глеба Струве «Русская литература в изгнании» почти нет упоминаний о творчестве дальневосточных писателей (всего 24 строки). В сборнике «На Западе» (1953), главным редактором которого был Юрий Иваск, в примечаниях на последней странице отмечено: «Жаль, что мы не нашли литературы о харбинских поэтах».

Первым человеком, который написал о русской эмигрантской литературе на Дальнем Востоке, стал Юрий Терапиано. Во введении к его сборнику «Музы в изгнании» читаем: «Там (в Китае) появилось много способных русских литераторов».

В 1972 году в Нью-Йорке появилось фундаментальное 4-томное издание, составленное Михаилом Шатовым, под названием «Полувековой российский ежегодник»; оно включало 3182 журнала, изданных за рубежом, в том числе 300 опубликованных в Китае. Своеобразие русской дальневосточной эмигрантской литературы, по мнению Ли Джен Не, объясняется тем, что дальневосточная русская эмигрантская литература «была оторвана от европейских эмигрантских центров, но смогла не только сохранить свои национальные особенности, но и включить восточные черты, что составляло её своеобразный стиль. Это творчество стало результатом смешения двух культур: восточной и западной».

Далее представлена краткая информация о работах, в которых говорится о творчестве русских эмигрантов в Китае. В частности, упоминается первая книга о жизни русских эмигрантов, об их литературном творчестве в Китае в 1930-1950-е годы — мемуары В.Перелешина «Два полустанка» (1978), большая часть которых посвящена молодежному литературному объединению «Чураевка», а также другим наиболее известным творческим сообществам.

Литературные общества объединяли в своих рядах как писателей, поэтов и драматургов, так и филологов, ученых, изучающих Восток, и переводчиков. Большая часть из них стала печататься после эмиграции в Китае. Находясь в эмиграции, русская интеллигенция не порывала связей с отечественной литературой. С одной стороны, русская литература служила для них духовной поддержкой, с другой — издание русских произведений было средством материальной поддержки.

Говоря о наиболее общих отличительных особенностях эмигрантской литературы в Европе и Китае, автор делает следующие наблюдения: «Политические события, социальный статус и жизненная среда не способствовали созданию оптимистических произведений <.> скорее доминировал пессимистический взгляд на действительность. Творческое содержание, авторская поэзия, и художественные приемы русских писателей-эмигрантов в Китае существенно отличались от творческой деятельности их собратьев по перу, эмигрировавших в Европу. Запечатленные в произведениях русских писателей в

Китае восточная традиция, китайская история, отношения между русскими и китайскими представляют не только художественный, но и исследовательский интерес. В настоящее время многие научные, исследовательские центры Европы, Америки, Австралии, России обратили пристальное внимание на Восток, начали собирать и изучать произведения русских писателей, изданные в Китае» (с. 301).

Харбин в 1920-30-е годы стал центром дальневосточной русской эмиграции. Здесь было сосредоточено большинство русских эмигрантов, так как у них было больше возможностей зарабатывать на жизнь, не зная китайского языка. Большинство принадлежало к интеллигенции. Именно в Харбине многие из них и начали печать свои первые литературные произведения. Развитие русской литературы в Харбине, по Ли Джен Не, можно разделить на три этапа. Первый этап — с конца XIX в. (построение Харбина) по 1920-е годы (до создания литературного объединения «Чураевка»). В это время активно работали русские поэты, приехавшие в Китай до 1918 г., то есть формально принадлежавшие к первой волне русской эмиграции. Среди них самые известные — Александра Петровна Паркау (псевдоним Нилус), Федор Камышнюк, Сергей Алымов.

Второй этап — 1926-193 5гг. Это период создания объединения «Молодая Чураевка», куда входили молодые поэты и поклонники поэзии. Освещая второй этап развития русской литературы в Харбине, Ли Джен Не подчёркивает роль в этом процессе литературного общества «Чураевка». В книге содержится информация о периодических изданиях, выпускаемых «Чураевкой», об их оценке русскими эмигрантами в Европе: «3 июля в Харбине стала выходить первая еженедельная газета «Молодая Чураевка». Она стала приложением русской полосы «Харбинских вечерних новостей». Но уже через месяц, 6 августа, она прекратила издаваться. Было выпущено всего шесть номеров. Вскоре. 27 декабря 1932 г. вышел первый номер литературной газеты «Чураевка». Её издавали на литературных курсах Харбинского христианского молодежного общества. Газета состояла из 8 страниц и выходила в типографии «Любава». Позже её главным редактором стал В.Перелешин» (с. 304). Высоко оценил газету известный русский писатель Г.Адамович, живший в Париже (Последние новости - 1934.-29 марта).

Начало третьего этапа Ли Джен Не связывает с изменениями в жизни русских эмигрантов в Харбине, вызванными продажей КВЖД Маньчжоу-Го и Японии, когда после распада «Чураевки» любители литературы создали еще около семи литературных кружков — их называли именами поэтов К.К.Романова, Н.Гумилева, Н.Байкова. Кружки стали новыми центрами литературной жизни Харбина. Третий этап литературной жизни русского Харбина продолжался недолго, из-за жесткого контроля японских властей. Последнее заседание кружка имени Константина Романова состоялось в 1944 году (на юбилей 125-летия петербургского университета) Поскольку денег, чтобы снимать помещение для подобных мероприятий, не было, кружок распался.

Приложение» к книге включает «Список публикаций русских эмигрантов в Китае» (составитель — библиотекарь Бюро переводов при ЦК КПК Чжан Гу Джюнь) и «Список книг русских эмигрантов, изданных в Китае» (составитель Ли Джен Не).

Вторая книга «История русской эмиграции в Шанхае»13 является авторской монографией профессора Ван Джи Чана и одновременно справочником.

Книга представляет собой первую попытку систематического обзора русской эмиграции в период между первой и второй мировыми войнами и состоит из трех разделов. В «Приложении» приводятся: 1) русско-китайский именной указатель; 2) англо-китайский указатель старых названий улиц Шанхая; 3) фотоснимки русских эмигрантов в Шанхае.

В первом разделе «Развитие русской эмиграции в Шанхае» отражается период до Октябрьской революции, и затем в 20-е и 30-е годы, на которые приходится экономический и культурный расцвет Шанхая. Отдельно рассматриваются беженский процесс 20-х годов и роль адмирала Старка, генерала Глебова, дальневосточной казачьей группы в этом процессе. В «Заключении» раздела анализируются причины распада русской эмиграции в Шанхае. Во втором разделе содержится «Анализ социальных вопросов русской эмиграции в Шанхае». В третьем разделе «Обзор всех слоев и отраслей русской эмиграции в Шанхае», в

13 Ван Джи Чан. История русской эмиграции в Шанхае. - Шанхай, 1994. - 832 с. - на китайском языке. соответствии с заглавием, дается социально-экономический очерк жизни русской эмиграции в Шанхае.

Шестая глава третьего раздела называется «Русская культура — полцарства в международной и культурной жизни Шанхая». В ней исследуется деятельность русских эмигрантских культурных и литературных объединений. Автор приводит фактический материал, опираясь на периодические издания Шанхая («Шанхайская Заря», «Слово»).14

В России интерес к литературе дальневосточного зарубежья, и, в частности, к творчеству Арсения Несмелова, начал повсеместно проявляться с конца 80 — начала 90-х годов, когда появились первые публикации литературных произведений, критические статьи и отдельные работы по различным направлениям. В настоящее время в рамках диссертационного исследования обозреть их, даже кратко, не представляется возможным.15 Мы остановимся на наиболее значимых работах последних лет.

Заметным событием стало издание книги «Русский Харбин»,16 составителем которой является бывшая харбинка Е.П.Таскина, известная как автор статей и книг по культурной жизни дальневосточной диаспоры. Книга «Русский Харбин» является сборником материалов о жизни русской диаспоры в Китае с 1902 по 1950-е годы. В первый раздел «Страницы истории» включены воспоминания Н.А.Байкова, Вс.Н.Иванова, Н.В.Устрялова, О.Н.Падерина, Н.Н.Рериха, Е.П.Таскиной, рассказывающие о возникновении русской колонии в Харбине в связи с созданием совместной с Россией Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), о жизни русского Харбина в 1920-е годы.

Последующие разделы книги повествуют о русских ученых-синологах и краеведах, о театральной и музыкальной жизни города, о работавших в Китае русских художниках, о развитии высшего образования в Харбине, о русском спорте.

14 Например, сведения о содружестве «Понедельник» существенно расширяют представление о нем, данное в публикации Е. П. Таскиной о журнале «Понедельник».

15 Все основные работы и статьи включены в библиографию.

16 Русский Харбин / Сост., предисл. и коммен. Е.П.Таскиной. — М.: Изд. МГУ «ЧеРо», 1998. - 272 с.

Литературный Харбин представлен в мемуарах бывших членов поэтической студии «Чураевка» В.Слободчикова, В.Перелешина и Л.Андерсен. Дополняют эту тему материалы о журналах «Рубеж» и «Ласточка», написанные Ю.В. Крузенштерн-Петерец и Е.А.Васильевой, а также отклики европейских критиков о своеобразии литературы русского Китая в целом и об отдельных русских писателях (Вс.Н.Иванове, А.Несмелове. В.Перелешине и др.).

Жизнь русской эмиграции в Харбине и в Шанхае сложилась иначе, чем <.> на Западе, — писал Н.Голенищев-Кутузов в статье «Русская литература на Дальнем Востоке» в парижском «Возрождении» в 1932 году. — Быть может, правы дальневосточные писатели, утверждая, что их быт "проще, суровее, но красочнее" <.> на их стороне преимущества более активной, волевой жизни, обусловленной тем, что они не являются в Китае беженским, случайным элементом, но пионерами русской культуры, завоевавшими ценой многих жертв и усилий определенное и весьма почетное положение. Русское население китайского Дальнего Востока не поглощается местным: благодаря высокому уровню русской цивилизации ему легко отстаивать свою самобытность» (с. 106). Возможно, что, говоря о специфике литературы русского Китая, парижский критик опирался на рецензию М.Щ. (Михаила Щербакова), опубликованную в шанхайском «Понедельнике» (1930, № 1) и также включенную в этот сборник. «Здесь, на Востоке, — писал М.Щербаков, мы гораздо меньше оторваны от родины, продолжающей невидимо питать нас своими соками, тогда как на Западе этот живоносный родник иссякает всё больше и заметнее под давлением механической цивилизации» (с. 112).

В книге подробно прослежена история самого крупного литературно-общественного издания Харбина — журнала «Рубеж». «Первые номера "Рубежа", пишет Ю.В.Крузенштерн-Петерец, — вышли в свет в 1927 году» (с. 95). Журнал просуществовал 18 лет, выходя с 1929 года до конца войны в 1945 году еженедельно по субботам в объеме 24 страниц. В воспоминаниях Крузенштерн-Петерец названы фамилии редакторов журнала: первого — Г.Н.Шипкова, проработавшего в этой должности год, и «долголетнего» — М.С.Бибинова (псевдоним М.С.Рокотова), тиражи издания, перечислены наиболее существенные материалы, опубликованные на страницах «Рубежа». Существенным дополнением к названному материалу служит редакционная статья «500 "Рубежей"», опубликованная к 10-летию журнала (№ 35), где перечислены зарубежные писатели, сотрудничавшие с «Рубежом», в т.ч. Андре Моруа.

Ценнейший материал о деятельности литературного объединения «Чураевка» представлен в воспоминаниях одного из её председателей В.А.Слободчикова. Автор рассказывает о литературных собраниях в домах Паркау-Нилусов, Барри. «После одного из таких собраний у Александры Паркау, — пишет В.А.Слободчиков, — группа молодежи, не желая расходиться, ещё долго толковала на улице возле её дома. Как передавали, к группе подошел поэт Алексей Ачаир (Грызов) и предложил продолжить дискуссию в помещении гимназии Христианского союза молодых людей (ХСМЛ)». Так возникло «объединение молодых любителей русской словесности, и Ачаир предложил назвать объединение "Молодая Чураевка"» (с. 67). «Сердцем "Чураевки", её движущей силой была поэтическая студия. Председателем студии был поэт Николай Щеголев, а фактическим руководителем "Чураевки" — поэт Алексей Ачаир (Грызов). В актив студии в это время входили такие поэты и писатели, как Лариса Андерсен, Михаил Волин, Николай Светлов, Николай Кичий, Петр Лапикен, Василий Обухов, Наталия Резникова, Лидия Хаиндрова, Михаил Шмейссер и Александр Шнапштис» (с. 70). «Хотя заседания студии считались закрытыми, её стали посещать на правах гостей молодые люди, увлекавшиеся литературным творчеством. Некоторые из них, наиболее активные, становились ее членами. Так к студии примкнули поэт Георгий Гранин, Тамара и Нина Мокринские, Валерий Перелешин, Николай Петерец, Сергей Сергин, Ольга Тельтофг, Галина Худыковская, Виктория Янковская и писатели Владимир Рамбаев, Борис Юльский и Альфред Хейдок. Изредка на заседания приходили поэты Тамара Андреева, Мария Визи, Маргарита Достоевич, Елена Жемчужная, Нина Ильнек, Галина Копытова, Аркадий Упшинский. Студию посещали и писатели старшего поколения: Вс.Н.Иванов, Василий Логинов, Арсений Несмелов, Елизавета Рачинская и Григорий Сатовский-Ржевский» (с. 71).

Рассказывая об открытых «вторниках» «Чураевки», автор воспоминаний особенно подробно характеризует доклады Дмитрия Григорьевича Сатовского-Ржевского (о философии Анри Бергсона), Михаила Архиповича Талызина-Суганова (о проблемах эстетического развития России) и Николая Константиновича Рериха (о подвиге Сергия Радонежского), Особый раздел в статье В.А.Слободчикова посвящен поэтической студии «Чураевки», а также судьбам Г.Гранина (Сапрыгина), Н.Петерец, С.Сергина (Петрова), Л.Андерсен (с.70-82).

Завершая свою статью, В.А.Слободчиков пишет: «"Чураевка" оставила богатое литературное наследство. За годы ее активной деятельности издано четыре сборника стихотворений: "Лестница в облака", "Семеро", "Багульник" и "Излучины". Широкое признание получили поэтические сборники Андерсен, Ачаира, Визи, Жемчужного, Логинова, Перелешина, Резниковой, Сатовского-Ржевского, Светлова, Тельтофт, Хаиндровой, Энгельгардт и многих других; прозаики Лапикен, Хэйдок, Янковская издали ряд книг. Произведения чураевцев разбросаны по периодическим изданиям Дальнего Востока и Западной Европы. Некоторые члены поэтической студии, уехавшие из Харбина в разные страны, продолжали активную творческую жизнь и проявили себя как в области поэзии, так и в других сферах литературной и научной деятельности, используя знания и умения, приобретённые в "Чураевке". Так, Валерий Перелешин издал в Бразилии 15 сборников стихотворений, в том числе "Поэму без предмета". Михаил Волин опубликовал в Австралии стихи на русском языке с переводом на английский, 12 книг на английском языке по индийской философии и множество статей и рассказов. Его книги переведены на разные языки. Наталия Резникова издала книгу стихов и несколько романов. Виктория Янковская, издав несколько книг стихов, продолжает регулярно печатать новые стихи и рассказы в США. Писатель Альфред Хэйдок, доживший почти до столетнего возраста, опубликовал в России ряд прозаических произведений» (с. 83).

Неизвестный материал о чураевской газете содержат воспоминания В.Перелешина. Здесь уточнена история возникновения издания: «С июля 1932 года страница литературной студии кружка "Молодая Чураевка ХСМЛ" выходила в качестве еженедельного приложения к газете на английском языке "Harbin Daily

News" ("Харбинские ежедневные новости"), которую издавал и редактировал североамериканец Визи <.> Вышло всего шесть номеров Приложения, а с 27 декабря "Чураевка" стала выпускать свою собственную литературную газету. Прилагательное "молодая" было убрано. Была введена двойная нумерация — седьмой номер отарой серии, первый — новой, вышел 27 декабря 1932 года. Но теперь газета выходила не на двух, а на восьми страницах <.> Передовые статьи писали Ачаир или Щегол ев.

Статьи по литературным вопросам писали: Щегол ев, Петерец, Сергин, Слободчиков, Лев Густов, В.Рамбаев, Елена Жемчужная. Художественную прозу — Щеголев, Гранин, Петерец, Упшинский, Лидия Хаиндрова. Лапикен. Стихи напечатали: Ачаир, Петерец, Сергин, Лариса Андерсен, Щеголев, Псрелешин, Резникова, Гранин, Упшинский, Хаиндрова, Слободчиков, Янковская, Волин, Вл.Померанцев, Виктор Ветлугин, Матвей Сукеник, А.Розовский, Мария Кареева» (с. 84-85).

О еще одном издании Харбина детском журнале «Ласточка» рассказывает его редактор и главный автор Е.А.Васильева (псевдоним — Юрка): «В каждом журнале был рассказ из жизни детей. Была сказка — я лично предпочитала писать о приключениях зверюшек, одетых, как детишки, и живущих человеческой жизнью. Но были сказки и о гномах, и о принцессах — самые разнообразные, на все вкусы. Приятель мой, Кешенька Кухин, который хорошо знал китайский язык, нередко переводил мне для "Ласточки" китайские сказки.

В отделе "Почему и отчего" были всякие полезные сведения, но это уж писала не я, это не моя специальность, разве что описания китайского Нового года или японского праздника детей. Шарады, загадки, ребусы — тут моими сотрудниками зачастую были сами ребята. И они же, конечно, присылали свои собственные сочинения в отдел "Наши читатели — сами писатели" (с. 99).

С приходом в Харбин японцев, пишет в главе «Конец харбинской "Чураевки"» В.А.Слободчиков, «фашистский "Русский клуб" пытался всеми средствами завлечь нас к себе. Делалось это так: утром в газете мы читали объявление: сегодня в такое-то время в "Русском клубе" состоится доклад такогото (например, Щеголева или Лапикена) и после доклада выступят со своими стихами такие-то поэты (далее перечислялись имена чураевских поэтов) <.> Нас никто не приглашал и с нами вопроса не согласовывал, но общеполитическая обстановка в Харбине была уже такая, что не пойти было опасно. Ситуация в городе настолько усложнялась, что русские начали массовый исход из Харбина. Преимущественно в Шанхай» (с. 82).

Именно здесь был создан последний сборник харбинских «чураевцев» — «Остров», история возникновения которого приведена в воспоминаниях Л.Н.Андерсен: «Харбинские поэты, перебравшиеся в Шанхай, решили еженедельно собираться вместе. Для "раскачки" выдумали игру: название стихотворения вытягивалось из "урны" и каждый был обязан написать к следующей встрече стихи, как-то подходящие к этому названию. Вдохновение послушалось и пришло <.> Так, к концу войны [в 1946 году - Ч.Л.] возник наш сборник — альманах "Остров"» (с.91).

Среди рецензий на произведения наиболее крупных русских писателей в Китае, помещенных в книге «Русский Харбин», выделяются две: одна — на «Сонеты» (Харбин, 1929) Всеволода Никаноровича Иванова и принадлежащая перу А.Несмелова («Понедельник», 1030, № 11); другая, посвященная творчеству самого Арсения Несмелова, написана И.Н.Голенищевым-Кутузовым и опубликована в Парижском «Возрождении» (1932, 8 сент.).

Дарования поэта Всеволода Иванова в том, что он, как никто из современных русских художников, умеет чувствовать и передавать аромат допетровской Руси, — пишет А.Несмелов. — Следы допетровской Руси, корни её, не тронутые Западом, корни, которые никакой Запад не стронет никогда с их вековечных гнезд, Всеволод Иванов умеет найти и показать и в послепетровщине, и в современности <.> Его музы носятся где-то у истоков славянства, у той грани, за которой уже "хаос шевелится", где слагались первые очертания нации, у могил пращуров, у родников рода. В этом отношении у Всеволода Иванова есть нечто общее с Клюевым, но без узости последнего, без его "мужикования" <.> Прекрасный изобразитель, Всеволод Иванов не останавливается только на живописи. Он динамичен, ибо его творчество часто избирает моменты столкновения вековечно русского с тем, что приходит с Запада» (с. 114). «Творческий взор Всеволода Иванова прикован к глубинам нации, к её первооснове — роду, семье» (с.115).

Эти же черты отмечает И.Голенищев-Кутузов в поэзии самого А.Несмелова. Противопоставляя творчество восточного русского поэта поэтам европейской эмиграции, критик относит А.Несмелова к тем немногим, «достигнувшим бездны», кто понял, «что дальше падать не нужно, что для личности и для коллектива возможен лишь один путь — путь духовного восстановления. Они выросли среди могил, они — питомцы беспризорных годин революции. Роковое наследие отцов ими не отвергнуто, но жертвенно принято. Действительность для них не унизительна, но трагична, в её возвышенной горечи они ощущают начало катарсиса, очищения. Они готовы вольно соединить свою личную, неповторимую судьбу с духовным началом России, с архангелом, стоящим на страже у её субботнего гроба.

К ним, кажется мне, принадлежит и Арсений Несмелов. Он еще не совсем свободен от "страшного мира". Он еще не верит до конца в возможность духовного возрождения. Недавнее прошлое — мировая и гражданская войны, первые годы изгнания — владеют его душевным миром. Но он уже чувствует, что дно достигнуто, что где-то рядом открывается путь восхождения. Несмелов — поэт взвихренной России, огненных лет, непосильных испытаний <.> Лирика его мужественна, пафос поэта, эпический пафос, — груб. В парижских сенклях он чувствовал бы себя как Одиссей, попавший в сновидческую страну лотофагов, пожирателей лотоса» (с. 110).

Книга снабжена комментариями и сведениями об авторах воспоминаний и исторических очерков, о русских синологах и краеведах, а также иллюстрациями.

Заметным событием в процессе все более интенсивного освоения, систематизации и обобщения творческого наследия эмиграции стало издание книги

1 «у

В.В.Агеносова «Литература Яизвк^о зарубежья».

17 Агеносов В.В.: Литература Яизвкс^о зарубежья. М., 1998.

В ней, наряду с творчеством наиболее крупных писателей первой волны «литературы в изгнании» (И.Бунин, И.Шмелев, Д.Мережковский, З.Гиппиус, М.Алданов, Г.Иванов, Г.Газданов, Б.Поплавский и др.), рассматриваются основные её тенденции и закономерности, а также дается развернутая картина развития литературы второй и третьей волны эмиграции. Не вдаваясь в подробный анализ этой наиболее серьезной и обеспеченной научным аппаратом книги о зарубежье, отметим, что для нас особый интерес представлял раздел «Литературный Харбин», в котором даётся краткая характеристика периодики, литературных объединений и творчества отдельных писателей, и глава, посвященная творчеству А.Несмелова. Автор, используя сугубо филологический подход, создал творческий портрет «романтика трагического XX века», в равной степени талантливо проявившегося и в прозе и в поэзии. Методологически верный подход В.В.Агеносова, отметившего идейно-тематическую и образную взаимосвязь прозы и поэзии Несмелова, позволяет в дальнейшем рассматривать их в органичном художественном единстве. Завершается глава аннотированным списком произведений самого писателя и его исследователей.

Первым и наиболее полным изданием произведений Несмелова в России стал сборник «Без Москвы, без России», включающий в себя избранные произведения из первой книги и пять последующих книг поэта, пять поэм и десять рассказов 10 разных лет.

Предваряет сборник статья Е.Витковского «На сопках Маньчжурии», в которой подробно рассматривается жизнь и творчество Несмелова на фоне общественно-политической и культурной жизни Харбина. В частности, автор акцентирует внимание читателей на обстоятельствах смерти Несмелова и особенностях его политических взглядов, утверждая, что «Арсений Митропольский об идеологии, кажется, так и не задумался до самой смерти: видимо, ему ее заменяла офицерская честь. Поэтому не следует переоценивать ни его "советские стихи" ("Аккумулятор класса", "1905-му году"), ни ставить на нем позорное клеймо за поэму "Георгий Семена" <.> из-за того, что на обложке этой

18 А.Несмелов. Без Москвы, без России: Стихотворения. Поэмы. Рассказы. / Сост. и коммент. Е.В.Витковского и А.Ревоненко. М.,1990. поэмы Николая Дозорова нарисована свастика»19. Е.Витковский является также автором небольшого предисловия к публикации глав из поэмы Несмелова «Тысяча девятьсот четырнадцатый» в тихоокеанском альманахе «Рубеж»20 и статьи о нём в

21 литературной энциклопедии Русского Зарубежья Энциклопедическая статья Витковского в настоящее время представляет наиболее полный и точный вариант биографии Несмелова, в ней определяются основные этапы его творческого пути, список изданий Несмелова и литературы о нём.

Большой вклад в популяризацию творческого наследия Несмелова внёс американский издатель Э.Штейн. Им были опубликованы в серии «Книги русского Китая» книга избранной прозы Несмелова (первое посмертное издание) и I том его стихотворений, куда вошли прижизненные сборники писателя, поэмы (в том числе «Георгий Семена»), стихотворения, опубликованные в сборнике рассказов «Военные странички», фото-архив и указатель рисунков Е.Васильевой-Орловой.

Обе книги вышли в издательстве «Антиквариат» с предисловием и комментариями

22

Э.Штейна. В предисловии к сборнику «Без России», в который вошли все без исключения сборники стихов поэта, он писал: «С грустью приходится констатировать, что в Зарубежье сейчас интерес к творчеству Арсения Несмелова почти угас, но зато в России муза поэта находит себе все больше новых почитателей, публикации его стихотворений следуют одна за другой»23. Действительно, как отметил Е.Витковский, «поток публикаций 1988-1989 годов24 оказался приурочен к столетию со дня рождения поэта. Не нужно особой религиозности, даже суеверности не нужно для того, чтобы увидеть в этом особый перст Судьбы» («Рубеж». 1992. №1/863. - С. 6).

19 Указ. сб. С. 7.

20 Витковский Е. Ещё одна страница // Рубеж. 1992. № 1/863. - С.6.

21 Писатели русского зарубежья: Литературная энциклопедия Русского Зарубежья. 1918-1940. — М.: РОССПЭН, 1997.

22 Арсений Несмелое. Избранная проза — Orange: Антиквариат, 1987; Арсений Несмелов. Без России. Том I. — Orange: Антиквариат, 1990.

23 Арсений Несмелов. Без России. - С. 6.

24 Арсений Несмелов: Стихи. / Публ. и вступ. Ст. Л.Хаиндровой // Знамя. 1988. №9. - С.76-86; А.Несмелов. Стихи. // Юность. 1988. № 9. - С. 80-82; Арсений Несмелов. Из литературного наследия. Стихи. / Вступ. ст. и публ. Е.Витковского // Октябрь. 1988. № 11. — С. 144-149; А.Несмелов. Стихи. // Ковчег. Поэзия первой эмиграции. — М.,1991. - С. 214-246.

С каждым годом растёт интерес исследователей и читателей к литературе русского Китая, в связи с чем назрела необходимость более широко издавать труднодоступные или вовсе недоступные тексты писателей этой малоизученной ветви русского зарубежья. В 2001 году вышла в свет антология «Русская поэзия

ЛС

Китая» — плод многолетней работы американского профессора, поэта, главного редактора «Нового Журнала» Вадима Крейда и канадского профессора Ольги Бакич. В антологию включено более 600 стихотворений 58 русских поэтов Харбина и Шанхая, среди которых, кроме наиболее известных, А.Несмелова, В.Перелешина, А.Ачаира, множество малознакомых имёна (Л.Андерсен, М.Визи, М.Колосова, Ю.Крузенштерн-Петерец, В.Март, Л.Хаиндрова, Е.Яшнов и др.), на которые и был сделан упор. А.Несмелов представлен 26-ю стихотворениями, из которых 6, опубликованные при жизни поэта в периодике, не вошли в самый полный на сегодняшний день сборник «Без Москвы, без России» (это «В Китае», «Гряда», «Из Китайского альбома», «В закатный час», «Старое кладбище» и «В полночь»).

Антология снабжена примечаниями, краткими биографическими справками о каждом из авторов, а также исчерпывающим списком поэтических книг, вышедших в Китае в 1918-1947 годах. л/

В предисловии к антологии — «Все звёзды повидав чужие» — В.Крейд даёт обзор русской поэзии в Китае, задаваясь резонным вопросом: «Много или мало 58 поэтов на эмиграцию количеством от ста до четырехсот тысяч согласно двум крайним исчислениям? Во всяком случае, словесности русского Китая хватило бы для создания не слишком бедной литературы какой-нибудь богатенькой страны» (С. 6). Крейд выявляет главные отличия русской поэзии Китая и Запада. Он справедливо пишет о том, что «до японской оккупации русские жили в Китае в условиях духовной свободы, вполне сравнимой, а в чём-то даже превосходящей степень свободы на Западе. Китайская республиканская администрация доброжелательно относилась к выходцам из России» (С. 10). Слабые стороны литературного процесса в эмигрантской Франции он видит в том, что там «долго

25 Русская поэзия Китая: Антология / Сост. В.П.Крейд, О.М.Бакич. — М.: Время, 2001. - 720 с.

26 Крейд В.П. Все звёзды повидав чужие: Предисловие. // Указ. антология, 2001. - С. 5-38. Далее цитаты по этому изданию. существовала окаменелая иерархия. Писатели и поэты делились по поколениям на тех, кто начал печататься в России, и тех, кто стал писателем за границей. Существовали ограничивающие возрастные и иные деления. Молодые находились в тяжёлом, порой безысходном положении. В Китае не было "незамеченного поколения", хотя Ю.Крузенштерн-Петерец и писала о таковом под впечатлением от нашумевшей в эмиграции книги Вл.Варшавского "Незамеченное поколение"27. Идейные противостояния отцов и детей в Харбине не принимали напряжённых форм, как это случалось в Париже. "Живя в Одичавшей Европе, в отчаянных материальных условиях, не имея возможности участвовать в культурной жизни и учиться. молодое поколение было обречено", — писал Г.Газданов в парижских "Современных записках". Русская молодежь в Харбине имела возможность учиться; ей были открыты двери трех университетских факультетов, Политехнического института и др. Чувство обреченности в целом им было чуждо» (С. 11-12).

Однако это не мешает Крейду разделить русских поэтов Китая на три поколения: старшее, поколения Несмелова (С.Алымов, А.Ачаир, Вс.Иванов, В.Март и др.), проявившее себя в 1920- годы, младшее — поколение Перелешина (Л.Андерсен, М.Волин, Л.Хаиндрова и др.), самое многочисленное, вошедшее в литературу в 1930-е годы, и среднее — поколение М.Колосовой, К.Батурина, Ю.Крузенштерн-Петерец и др. Крейд подчёркивает ту особую, объединяющую и авторов и поколения, роль, которую в русском Харбине играли многочисленные поэтические кружки (прежде всего, «Чураевка»), литературные газеты («Молодая Чураевка», «Чураевка»), журналы («Русское обозрение», «Рубеж», «Понедельник»).

Автор предисловия с сожалением признаёт тот факт, что «парижанами русский Харбин и Шанхай воспринимались как провинция, от которой в культурном плане многого ожидать не приходится» (С. 15). Но в том и заключается своеобразие Восточной ветви русского зарубежья, что она «оказалась предоставленной самой себе» (С. 14), а творчество дальневосточных поэтов «отличалось определённой тональностью. Их редко спутаешь с поэтами других

27 Крузенштерн-Петерец Ю. Чураевский питомник // Возрождение. 1968. №204. культурных центров эмиграции — Берлина, Парижа, Праги, Белграда, Варшавы, Риги, Ревеля. Из всех культурных центров русский литературный Китай отличался наибольшей изолированностью, даже провинциальностью (хотя не в такой степени, как довоенная Америка) и наименьшим следованием литературной моде. От культурных центров Харбин был отделён расстоянием, но не обделён талантами. Талантливых поэтов здесь оказалось больше, чем, скажем, в Польше или на Балканах. "Они принесли с собою из России символизм и акмеизм, влияние Маяковского, Есенина, Пастернака и даже Северянина, а затем изживали эти влияния каждый по-своему"28» (С. 32).

В.Крейд в своём предисловии разделяет историю русской эмиграции в Китае, для многих трагически закончившуюся, на два периода: харбинский и шанхайский, так что «харбинско-шанхайскому Зарубежью суждено было пережить три исхода (из России, из Харбина, из Шанхая), два периода рассеяния (один по Дальнему Востоку, другой — по всему миру), а если говорить об индивидуальных судьбах, то на долю людей выпало по две-три, а то и по четыре эмиграции» (С. 38).

Особое внимание уделено Крейдом проблеме взаимодействию русской и китайской культур. Он приводит весьма спорное утверждение Н.Резниковой: «Китайская культура прошла мимо почти всех нас, выросших в Харбине»29, — и замечает: «Скорее всего, поэтесса имела в виду лишь своё ближайшее окружение. В действительности же далеко не все поэты оказались в такой степени изоляционистами. Интерес к приютившей их стране проявлялся в двух направлениях. Во-первых, осуществлён перевод на русский язык большого числа поэтических произведений разных периодов китайской литературы. Во-вторых, в оригинальных стихах многих поэтов присутствует местный колорит, образность, реалии». Перечислив переводчиков китайской поэзии на русский язык и антологии переводов (Семёна Степанова, Якова Аракина, Валерия Перелешина, Н.Светлова, В.Марта, М.Щербакова и др.) и оценив их вклад, он обращается к проникновению «местного колорита» в русские стихи эмигрантов: «Тысячи и тысячи раз дальневосточные реалии, мотивы, пейзажи входили в стихи русских поэтов Китая.

28 Перелешин В. Русские дальневосточные поэты //Новый Журнал (New York). 1972. № 107.

29 Резникова Н. В русском Харбине // Новый Журнал. 1988. № 172-173. С. 386.

Сопки Маньчжурии, жёлтая Сунгари, лица, виды, уличные сценки, китайские виньетки, музыка, праздники, заклинания, тайфуны, драконы, храмы, рикши и даосские боги — всё это густо, цветисто, одушевлённо впервые пропитало ткань русского стиха. Каждый поэт открывал свой заветный уголок "второй родины"» (С. 24).

Специально же этой проблеме посвящена статья китайской исследовательницы Ли Иннань (Пекин) «Образ Китая в русской поэзии Харбина»30. Она доказывает, «что именно китайские мотивы и образ Китая, озвученный в русских рифмах, создают неповторимую "харбинскую ноту", придают своеобразие произведениям даже второстепенных харбинских поэтов». Ли Иннань сравнивает два взгляда на китайские реалии: как на сказку и как на повседневность. «Эстетизированный Китай — это "забытая сказка", "страна мерцающей загадки", где встают видениями древние дворцы, загибающие к небу кровли черепичных крыш, где в темноте храмов таинственно блешут позолоченные статуи будд, где нас влекут по глади четкой — Тсс. не надо слов. Ярко убранные лодки Вглубь восьми веков. (М.Коростовец. "Пекин".) Богдыханы, мандарины, нежные, как цветок, принцессы с крохотными ножками, едущие в паланкинах. Всё это ассоциируется с повествованиями Марко Поло, с "Соловьем" Х.Андерсена и "Принцессой Турандот" К.Гоцци, с картинками "на чайной банке голубой"».

Такой образ Китая, по мнению исследовательницы, восходит к традиции русского «серебряного века», далёкого от реального Китая, который всё более проникает в стихи русских харбинцев: «.хотя Харбин сохранял черты старого русского города, но и в нём существовали обширные китайские кварталы с глинобитными фанзами, с закоптелыми харчевнями, страшными опиекурильнями, где на циновках корчились и умирали люди. А дальше уже джонки на Сунгари, гаоляновые просторы, "лёгкий дым маньчжурских деревень" — огромная живая страна, манящая непонятным бытом, красочными традициями, незнакомой культурой. И вот уже поэзия осторожно спускается со ступеней дворцов и храмов в узкие грязные улочки, где "мелькающие пятки потных рикш чарльстонят по

30 Ли Иннань. Образ Китая в русской поэзии Харбина // Русская литература XX века: итоги и перспективы изучения: Сборник научных трудов, посвящённый 60-летию проф. В.В.Агеносова. — М., 2002. веселому асфальту" (Н. Светлов. "Весной".), на пыльные деревенские дороги, где "свиньи чёрные у фанз ложатся мордами на север» (А.Несмелов. "Наша весна".)». Таким образом, «Под давлением прозаически-грубой реальности сказка уходит вместе с бродячими кукольниками, которые прячут её в свой потёртый цветной коробок (А.Паркау. "Сказка веков".)». При этом русским переселенцем чужда, по выражению А.Несмелова, «надменность в отношенье рас», в чём, «без сомнения, сказались гуманистические традиции русской литературы с её вниманием к маленькому человеку и уважением к труженику, будь то "бегущий рысцою рикша" или "стайка кули с говором болтливым". Лишь изредка мы видим у авторов пренебрежительное сознание собственного превосходства по отношению к китайцам, но гораздо чаще проявляются сочувствие, сострадательность, добрая усмешка, любование молодостью и физической красотой, уважение к нелегкому труду».

Китайский быт — с одной стороны, с другой — «дыхание древней культур! Эмигрантские «поиски тишины и покоя естественным образом приводят к китайск культуре, в которой покой является одной из глубинных ценностей, не только выраженно] философии буддизма, но и витающей в самой атмосфере древних дворцов и пагод», китайской земле русские изгнанники, как нигде, ощущали связь времён, непрерывно* истории, однако «особое место в художественном мире русских поэтов Харбина заним; китайская классическая поэзия». В стихах русских поэтов Ли Иннань нахох «классическую тематику китайских стихов — это описание поездок в достопримечательн места, пейзажные зарисовки; стихи, навеянные созерцанием предметов искусст отдалёнными звуками музыки». Очень интересные замечания автор статьи приводит поводу «тональности и образности стихов. Здесь выступают такие поэтические метафор как круг луны, персиковый цвет, звуки лютни, полёт диких гусей (или журавлей). Эт полет, по канонам китайской классики связанный с тоской по родине, стремлением вда вызывает томительную ностальгию и у русских поэтов».

Отдельно рассматриваются образы Китая и России: «Китай и Россия в русской поэз Харбина неразрывно связаны сложными противоречивыми отношениями. Для этих обра; характерна не только различная эмоциональная окраска, но и совершенно разная цвето1 гамма — если Китай на поэтической палитре окрашен в ровный золотисто-жёлтый цв отливающий бронзой, то Россия встаёт в сине-бело-красных отсветах своего триколор Оказывается, что «на просторах Китая просыпается и подаёт смутный голос другая азиатская — половинка русской души».

В заключении своей статьи Ли Иннань приходит к выводу, что многие «стрс харбинских поэтов не могут не вызвать резонанса в душе у китайского читателя. Наверн именно по этой причине в Китае говорят о том, что поэзия русского Харбина родилась нашей земле и поэтому она "наполовину наша"». Исследование Ли Иннань ценно, ] первых, как одна из первых попыток рассмотреть две культуры — китайскую и русскую объединённые в Харбине, во взаимодействии; во-вторых, как взгляд представите китайской культуры на русскую поэзию Китая, выявивший то, что во многом недоступ русским исследователям. Статья «Образ Китая в русской поэзии Харбина» опроверг, мнение некоторых литературоведов о том, что «китайская культура прошла мимо» русс» эмиграции.

Приведённый обзор основных научных исследований по русской литературе в Ки' говорит о неутихающем интересе к этому предмету как российских, так и китайсв специалистов, одновременно оставляя открытыми многие важные вопросы, которым е предстоит быть освещёнными в дальнейшем, в частности — в данной диссертационк работе.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Чен Лэй

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Творчество Арсения Несмелова признано наиболее ярким литературным явлением русской эмиграции в Китае. В.Агеносов включает его имя под номером один в список русских писателей Харбина, «вошедших в золотой фонд литературы русского рассеяния»86. А В.Крейд называет его «лучшим из поэтов

87 дальневосточного Зарубежья» . К концу 1930-х годов А.Несмелов становится главным литературным авторитетом русского Китая, у него «сложилась репутация поэта — почти единственного в Китае русского поэта с доэмигрантским оо стажем.» . О месте, которое отводили Несмелову при жизни в литературе русского зарубежья в целом, у исследователей возникают некоторые разногласия. Так, В.Крейд пишет, что «Несмелов был одним из очень немногих русских дальневосточных поэтов, чьё творчество вызывало интерес эмигрантских читателей в Европе и Америке»89. Е.Витковский не склонен переоценивать роль творчества Несмелова в литературном процессе западной русской эмиграции: «Хотя публикации Несмелова в конце 20-х годов в небольшом количестве отыскиваются в русских изданиях Парижа, Берлина, Праги, Риги, Нью-Йорка, Чикаго и т.д., хотя в 1939 году Георгий Адамович писал в Париже, что "из дальневосточных поэтов у нас известен один только Арсений Несмелов, да и то известен лишь "специалистам", — на самом деле известность Несмелова простиралась лишь на Харбин и русские общины Шанхая, Дайрена, Тяньцзина, Пекина — и только»90. Однако начиная с конца 1980-х годов творчество А.Несмелова начало отвоёвывать заслуженное место в истории русской литературы сначала на Западе, затем и в России, и в настоящее время общепризнано и общеизвестно. В данной работе мы рассмотрели творчество писателя прежде всего как художественное явление, не зависящее ни от широкой известности, ни от должного признания.

86 Агеносов В.В. Указ. соч. — М., 1998. - С. 54.

87 Крейд В.П. Указ. соч. — М., 2001. - С. 9.

88 Витковский Е.В. «На сопках Маньчжурии» // А.Несмелов. Без Москвы, без России. — М., 1990. - С.

89 Крейд В.П. Указ. соч. - С. 686.

90 Витковский Е.В. Указ. соч. — М., 1990. - С. 11.

Тем не менее, творчество А.Несмелова связано с традицией русской классической литературы XIX — начала XX века. В поэзии сильное влияние на раннего Несмелова оказывали сначала футуристы, ранний В.Маяковский, И.Северянин и Н.Асеев, с которым его связывала дружба, затем Н.Гумилёв, чья романтика героизма и сильной личности стала одной из характерных черт поэзии Несмелова в целом. Отмечалось, что «в жизни и творчестве двух поэтов немало общего: почти ровесники, офицеры русской армии, участники 1-й мировой войны, награждённые за доблесть, убеждённые монархисты, оба они исповедовали кодекс рыцарской чести, занимали непримиримую позицию в отношении к событиям Октября 1917»91. Позднее, как отмечал Г.Струве, он «приобрёл свой стиль,

09 напоминавший скорее Пастернака и Сельвинского» , и сильно отличался от парижских поэтов. Кроме того, как отмечал В.Агеносов, «художественный мир Несмелова-поэта в чём-то близок к метафористике любимого им С.Есенина, строится на антропоморфизме.»93.

В жанре крупной поэтической формы связи А.Несмелова с традицией более очевидны. Так, в поэме «Прощёный бес» мы выявили особую роль семантического ореола использованного Несмеловым стихотворного размера, связанного с традициями русской народной песни, поэмой Н.Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». В той же поэме немаловажную роль сыграло историософское видение России, близкое ощущению родины Н.Гоголя, А.Блока. Более тесная связь с традицией русской поэзии первой трети XIX века выявлена в поэме «Нина Гранина», чей жанр можно определить как роман или повесть в стихах, отсюда — типологическая близость произведения роману А.Пушкина «Евгений Онегин», его поэмам-анекдотам «Граф Нулин», «Домик в Коломне», а также стихотворным повестям Е.Боратынского («Эда», «Бал» и др.) и М.Лермонтова («Сашка», «Тамбовская казначейша»). В поэме «Нина Гранина» обнаружено большое количество пушкинских реминисценций на уровнях сюжета, композиции, образного строя и стиха.

91 Савченко Т.К. А.И.Несмелов // Русские писатели XX века. - М., 2000. - С.495.

92 Струве Г. Русская литература в изгнании. Изд. 2-е. — Париж, 1984.

93 Агеносов В.В. Указ. соч. - С. 276.

В прозаических жанрах художественный метод Несмелова развивался в русле классического русского реализма конца XIX — начала XX века. Гуманистический идеал Несмелова, очевидно, складывался под влиянием лучших традиций русской классической литературы (Л.Н.Толстой, А.И.Куприн, Н.С.Лесков, Ф.М.Достоевский, И.А.Бунин и др.). Так, например, в несмеловских рассказах о войне обнаруживается влияние «Севастопольских рассказов» Л.Толстого. Это относится как к их идейно-смысловому содержанию, так и к языковому воплощению. В художественной манере Несмелова соединяются лирическое и эпическое, дневниковость с патетикой, психологизм с публицистическим началом и исторической конкретикой. И, наконец, реалистическое видение мира автора с романтическим мироощущением его героев. Приобретенный литературный опыт заметен и на уровне стиля и в способах создания и раскрытия характеров героев, но в целом проза Несмелова о войне оригинальна и поэтому занимает своё, неповторимое место в литературе этого направления. Художественная система Лескова воспринята им не только в отдельных композиционных приемах и жанровых особенностях повествования. Преемственность проявляется прежде всего на уровне мироощущения и мировосприятия, формирования и развития эстетического идеала, гуманистической традиции писателя, провозгласившего своим кредо веру в нравственные силы русского человека.

Важнейшей особенность творчества А.Несмелова мы признали идейно-тематическое единство поэтических и прозаических произведений писателя. Именно это позволило рассматривать в пределах одной работы поэзию и прозу Несмелова, синхронно развивавшуюся в его творческой эволюции. Недаром первый, ученический, сборник А.Митропольского «Военные странички» включает в себя и стихи и рассказы, объединённые общей, военной, тематикой и в целом гуманистической авторской позицией. Реалистическое бытописание войны — вот та задача, которую ставит перед собой автор, не ограничивая, впрочем, себя в выборе художественно-изобразительных средств. В ранней военной прозе Митропольского ещё нет индивидуализированных образов: они появятся уже на другом этапе осмысления им военной темы, но вполне справедлив вывод о том, что «в первой книге писателя вырастает и коллективный образ русского воинства, намечен, пусть ещё не полно, склад народного характера. Реплики безымянных солдат, прослаивающие авторскую речь, обнаруживают их добродушие, незлобивость, душевную деликатность, терпеливость. Все эти свойства народной души по достоинству оцениваются рассказчиком, хотя он и избегает лирического комментария. Русские офицеры в изображении молодого автора близки к своим подчиненным по службе, уважительно, заботливо относятся к серым шинелям: судьба-то у всех военная, общая. .»94.

Таким образом, в своем первом литературном опыте освоения военной тематики, Митропольский, избегая любой политической оценки событий (что было, вероятно, обусловлено и цензурными соображениями), стремился, прежде всего, раскрыть наиболее тяжёлые и опасные стороны ратного труда, показать жестокую и бесчеловечную сущность войны.

Гуманистическая позиция писателя складывалась и оформлялась в достаточно сложное для России время, когда её потрясали войны и революции, но в изображении человека на войне он неизменно придерживался нравственной прерогативы: человеческая жизнь есть высшая ценность в этом мире, её насильственное прерывание — трагедия. Тема Первой мировой войны станет для Несмелова темой всей творческой жизни, и к ней он будет обращаться и в прозе, и в поэзии, раскрывая психологию человеческих поступков и душевные переживания своего излюбленного героя — волевого и смелого бойца, воина.

Словом «воля» В.Агеносов обозначает «ключевой образ всей поэзии Несмелова»95. В большей степени это относится к первому, дореволюционному, и второму, владивостокскому, этапам его творчества, связанному со сборниками «Стихи», «Уступы» и поэмами «Декабристы», «Через океан» (поэма, хоть и написана уже в Харбине, отражает раннее, героизированное, восприятие сильной личности). Переходными от раннего, «волевого», этапа к позднему, философскому, стали книги стихов «Кровавый отблеск» и «Без России». В них ещё воспеваются герои гумилёвского типа: бандиты, анархисты, хунхузы, партизаны и т.п. — но и возникает новая тема, безусловно, появившаяся уже у Несмелова-эмигранта, —

94 Юрий Иванов. Близость к человеку // Дальний Восток. - 1992. - № 1. - С. 154.

95 Агеносов В.В. Указ. соч. - С. 267. тема изгнанничества, которая заставляет переосмыслить поэта своё отношение к России, к революции, к русским эмигрантам.

Параллельно продолжает развиваться тема Первой мировой войны. Героизм — один из ведущих мотивов книги «Рассказы о войне». Композиция книги позволяет проследить самые разные стороны формирования и проявления героизма.

Уже первый рассказ «Полевая сумка» дает реалистическое изображение перехода сознания молодого человека от юношеских романтических представлений о войне к мужественно взвешенным оценкам войны с её героическими и одновременно натуралистическими подробностями. Самый большой по объему рассказ «Короткий удар», с одной стороны, показывает мужество русских солдат и их офицеров, с другой — является обвинением бессмысленному уничтожению этих людей.

По мере развития мысли писателя романтические описания всё чаще сопровождаются раздумьями о бесчеловечности войны. О фатальности судьбы человека на войне. Первая тенденция отчетливо выражена в рассказе «Второй московский» и — частично — «Охоте на человека». Характерно для А.Несмелова восхищение как героизмом русских солдат и офицеров, так и мужеством их врагов. Вторая тенденция отчетливо выражена в «Шальной пуле» и «Тяжёлом снаряде».

Гуманизм Несмелова в изображении войны достигает своей вершины уже в его лирике (что очередной раз доказывает единство поэзии и прозы Несмелова), особенно в последнем сборнике стихов «Белая флотилия». Стихотворение «27 августа 1914 года», изображающее выступление в поход русского полка, заканчивается страданиями «завтрашних вдов», говорящих «голосом покорным» о войне. А в стихотворении «Подарок» заброшенная в окоп ёлочка оказывается «в тёплой человеческой крови» — и военная тематика переводится в религиозный план: лирический герой стихотворения берёт с полки Евангелие, «как защиту. ужас душу грыз!».

Также дополнительный религиозный смысл имеет рассказ «Богоискатель» (финальный в книге «Рассказы о войне»). С одной стороны, как справедливо пишет В.Агеносов, этот рассказ «свидетельствует об усилении в творчестве писателя религиозной проблематики»,96 с другой — он выражает непреходящее уважение Несмелова к простому русскому человеку. Солдаты, над которыми издевается капитан Ржещевский, духовно выше этого потерявшего веру человека. Так смелость, мужество — это важнейшие для писателя качества — обретают духовное обоснование.

С духовными проблемами у Несмелова тесным образом связаны проблемы осмысления истории России и русского национального характера. Обращение к первой стало этапным для Несмелова-эмигранта, потерявшему навсегда, как ему казалось, Россию. Присягавший на верность царю, он никогда не забудет путь августейшей семьи «от коронации до Тобольска» и до конца сохранит ненависть, граничащую с омерзением, к «нечисти, запломбированной в вагоне», с «истинно волчьей стальной челюстью» («Агония» — из книги «Без России»). Но с годами Несмелов приходит к мысли об общей вине русского народа, в том числе своей, в том, что произошло с Россией («Цареубийцы» — из «Белой флотилии»), называя ужасы большевистского террора «Божьим гневом». Но инвектива большевикам не означает панегирика белому движению: часто в стихах и прозе Несмелова звучат нотки иронии по отношению к своим товарищам по несчастью. Например, в мемуарной повести «Наш тигр» Несмелов изобразил себя в числе «бывшего белого комсостава» — разгильдяями, изнеженными барчуками. Поэтому Э.Штейн считает, что квинтэссенцией творчества писателя был «сарказм, перерастающий в непримиримость в равной степени и к победителям, и к побеждённым» 97.

Начиная со сборника «Полустанок», поэмы «Протопопица» и далее — в «Белой флотилии», и особенно в поэме «Прощёный бес» А.Несмелова волнуют проблемы русского национального характера. Можно сказать, что первый опыт национальной самоидентификации — в его «заказной» ультраправой поэзии (поэма «Георгий Семена», книга «Только такие!») — оказался неудачным. Тем не менее, именно этот факт биографии писателя ознаменовал собой обращение его к новой теме, наиболее интересно, с нашей точки зрения, раскрытой в «Прощёном бесе». Здесь поэт очень точно определил суть русского народного православия — как

96 Агеносов В.В. Указ. соч. - С. 275.

97 Э.Штейн. (Письмо в редакцию) // Знамя. - 1989. - № 7. - с. 232-235. синтез христианства и язычества, духовного и природного. Одной из находок этой поэмы стал «психологический портрет» России, «опасной страны», которая попеременно то «держит, полуголая, / Ветрам подставя грудь, — / За самозванцем путь», то «покается / И руки даст связать». В другой поэме — «Нине Граниной» — Россия сжимается до маленького русского Харбина, острова русской культуры в «черноголовой желтизне» Китая. При этом в творчестве писателя сохраняется уважительно-благодарное отношение к местному населению и властям, приютившим русских эмигрантов. Но и это небольшой островок тонет и подмывается «хищной жёлтой рекой»: после японской оккупации Маньчжурии огромное число русских переселенцев бежало в Шанхай, Пекин и другие китайские города. Одним из самых трагических произведений Несмелова о драме отчуждения русских изгнанников явился рассказ «Ламоза» и одноименное стихотворение, дополняющие друг друга. Мотив трагического одиночества покинутого всеми русского поэта всё больше проявляется в последней прижизненной книге стихов — «Белой флотилии».

Однако именно в этой книге Несмелов впервые осмысливает свой личный опыт как часть всемирной истории и культуры, трагедия эмиграции даётся на фоне античности, эпохи Возрождения, мировых войн и революций. Последние стихи поэта провидчески обращены к потомству.

Второй важнейшей особенностью творчества А.Несмелова является единство литературы и судьбы, художественного и биографического. Так, в рассказах о войне художественно переосмыслен определенный отрезок жизни самого писателя (например, в рассказе «Короткий удар» герои — солдаты и офицеры 11-ого гренадерского Фанагорийского полка, в котором служил сам автор и т.д.). То же можно найти и в его лирике, в крупной поэтической форме. Личный опыт находит отражение в поэмах «Через океан», «Восстание», «Нина Гранина». В «дальневосточных рассказах» (и стихах) автор не изменяет реалистическому изображению жизни, активно используя «местный колорит». Наибольшей достоверности и наибольшего сближения образа автора с реальным автором, т.е. с собой. Несмелов достигает в мемуарной повести «Наш тигр», рассмотренной нами как художественное произведение особого жанра.

Таким образом, в данной диссертационной работе мы сделали попытку целостного подхода к такому сложному и многообразному явлению русской литературы, как творчество Арсения Несмелова, рассмотрев его в единстве с биографией писателя, в единстве формы и содержания, поэзии и прозы, наконец, в его поступательном эволюционном развитии от частного к всеобщему в идейно-тематическом плане и от восторженно-яркого к сдержанно-скромному в плане художественном. Творческий путь А.Несмелова, поэтика его стихов и прозы, несомненно, заслуживают пристального исследования, а уже накопленный опыт в их интерпретации и анализе — дальнейших доработок и уточнений.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Чен Лэй, 2002 год

1. ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ.1. <А.Митропольский> Военные странички. — М.: Изд. А.П.Гамова, 1915.

2. Стихи. — Владивосток, 1921.

3. Тихвин (Повесть). — Владивосток: Типогр. «Далёкая Окраина», 1922.

4. Уступы: Стихи. — Владивосток, 1924.

5. Кровавый отблеск: Стихи. — Харбин, 1929 (на обложке — 1928).

6. Без России. — Харбин: Печатано в художественной типографии «Заря», 1931.

7. Через океан: Поэма. — Шанхай: Гиппокрена, 1934.8. <Н.Дозоров> Георгий Семена: Поэма. — Берн (Харбин-?), 1936.9. <Н.Дозоров> Только такие! (Стихи о борьбе за Родину) — Шанхай: Издание Шанхайского Отдела Всероссийской Фашистской Партии, 1936.

8. Рассказы о войне. — Харбин, 1936.

9. Полустанок. — Харбин: Изд-во А.З.Белышева, 1938.

10. Протопопица: Поэма. — Харбин, 1939.

11. Белая флотилия: Стихи. — Харбин, 1942.

12. Избранная проза / Под ред. и коммент. Э.Штейна — Orange: Антиквариат, 1987.

13. Без России: Т. 1 / Под ред. и коммент. Э.Штейна — Orange: Антиквариат, 1990.

14. Без Москвы, без России: Стихотворения. Поэмы. Рассказы. / Сост. и коммент. Е.В.Витковского и А.В.Ревоненко. — М.: Московский рабочий, 1990.

15. ПУБЛИКАЦИИ В АНТОЛОГИЯХ, АЛЬМАНАХАХ И КОЛЛЕКТИВНЫХ СБОРНИКАХ.

16. Весенний дольник: Стих. // Понедельник: Альм. 1930. № 1.

17. Последний рубль — дорог: Стих. // Понедельник: Альм. 1930. № 1.19.<А.Н.> Всеволод Иванов. «Сонеты» (Харбин, 1929): Рец. // Понедельник: Альм. 1930. № 1.20.<А.Н.> О белом стихе (В порядке дискуссии) // Понедельник: Альм. 1931. №2.

18. Le Sourire: Рассказ; О белом стихе: Статья; Через океан: Поэма. // Понедельник: Альм. 1931. № 2.

19. Достоевский: Стих. // Книга и жизнь: Юбилейный сборник Грузинской библиотеки.

20. Короткий удар: Рассказ // Багульник: Лит.-худ. сб. / Под ред. Ф.Ф.Даниленко. — Харбин, 1931.

21. Пять рукопожатий; «В эти годы Толстой зарекался курить.»: Стихи // Багульник: Лит.-худ. сб. / Под ред. Ф.Ф.Даниленко. — Харбин, 1931.

22. Тысяча девятьсот четырнадцатый (Главы из поэмы); Хунхуз: Стих.; Богоискатель: Рассказ. // Врата: Альм. 1934. № 2.

23. Неронов Сестерций: Поэма; Ленка Рыжая (Глава из романа «Продавцы строк») // Врата: Альм. 1935. Кн. 2-ая.

24. А.Хейдок. «Звезды Маньчжурии» (Харбин, 1934): Рец. // Врата: Альм. 1935. Кн. 2-ая.

25. Наш подвиг: Поэма // Прибой: Альм. 1941. № 1.29. <Н.Дозоров> Оборонцам: Стих. // Прибой: Альм. 1941. № 1.

26. Суворовское знамя: Стих. // У родных рубежей: Сб. поэтов. — Харбин, 1941.

27. ЗГУ Никитских ворот: Рассказ. // Прибой: Альм. 1942. № 2.32. <Н.Дозоров> Восстание: Поэма. // Прибой: Альм. 1942. № 2.

28. Трудный день поручика Мухина: Рассказ. // Прибой: Альм. 1943. № 3.34.<Н.Арсеньев> «Сибирь»: Рец. // Прибой: Альм. 1943. № 3.

29. ПУБЛИКАЦИИ В ЖУРНАЛАХ И ГАЗЕТАХ.

30. Принц: Стих.// ж. «Окно», № 2, 1920.

31. Смерть Гофмана: Маленькая поэма // ж. «Окно», № 2,1920.

32. В сумерках: Стихотворения. // ж. «Русское обозрение» № 8-10, 1921.

33. Урок: Стих. II ж. «Фиал», 1921. № 1.

34. Достоевский. Еврейка: Стих. // ж. «Сунгарийские вечера». Тетрадь 1-я. Март 1923.

35. На шатком острие: Стих. // газ. «Рупор», 3.3.1926.

36. Поэт поэту: Стих. // ж. «Зигзаги», № 2, 1927.

37. Написанное для женщины: Стих. // газ. «Рупор». 25.9.1927.

38. Дни проходят: Стих. // газ. «Рупор». 30.10.1927.

39. Прикосновения: Стих. // газ. «Рупор». 30.10.1927.

40. Москва: Стих. //газ. «Рупор». 20.11.1927.

41. Сонет о поэте // газ. «Рупор». 7.1.1928.

42. Наташе: Стих. // газ. «Рупор». 7.1.1928.

43. Ни о чём: Стих. // газ. «Рупор». 15.1.1928.

44. На рубеже: Стих. // ж. «Рубеж». 1928. № 5.

45. Марины. Владивостоку: Стих. // газ. «Рупор». 15.4.1928.

46. Билетёрша: Стих. // газ. «Рупор». 15.4.1928.

47. Гребные гонки: Стих. // газ. «Рупор». 17.6.1928.67.<Анастигмат>. Стихийное: Фельетон // газ. «Рупор». 29.7.1928.68.<Анастигмат>. Жилстроительство: Фельетон. // газ. «Рупор». 6.8.1928.

48. Манакен: Стих. // газ. «Рупор». 26.8.1928.

49. Над «Войной и миром»: Стих. // газ. «Рупор». 9.9.1928.

50. Пираты: Стих. // газ. «Рупор». 2.12.1928.

51. Русь уездная: Из поэмы «Тихвин» // газ. «Рупор». 7.1.1929.

52. Узоры памяти: Стих. // ж. «Рубеж». 1929. № 1.

53. Ветер разлуки: Стих. // ж. «Рубеж». 1929. № 2.

54. Удачный заголовок: Отрывок из романа. // ж. «Рубеж». 1929. № 3.

55. Радость зимой: Стих. // ж. «Рубеж». 1929. № 7.

56. Гавайская пластинка: Стих. // газ. «Рупор». 12.5.1929.

57. Святой Георгий: Стих. // ж. «Рубеж». 1929. № 23.

58. Ледяная гибель: Повесть. // ж. «Рубеж». 1929. № № 35-39.

59. Из цикла «Память»: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 1.81. <Анастигмат>. «Русская религиозная поэзия». Избранные стихотворения, собранные и изд. проф. С.С.Груздевым: Рец. // газ. «Рупор». 2.3.1930.

60. Призраки в полночь: Стих. // газ. «Рупор». 11.5.1930.83. «Рупор» и юношество // газ. «Рупор». 11.6.1930.

61. Убивший чуму: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1930. № 23.

62. Соперники: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 23.

63. Леонид Ещин: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 25.

64. Рассказ о лошади // газ. «Рупор». 2.11.1930.

65. Приятель: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 35.

66. Из сердца народа: Глава из поэмы: Перевод из китайского поэта Гао Цан-хуна. // ж. «Рубеж». 1930. № 36.

67. Дракон Янцзы: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 38.

68. Отход: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 43.

69. Убивший Чуму: Стих. // ж. «Рубеж». 1930. № 47.

70. Как они поладили (Сказка о том, как Миша Топтыгин с лесником поссорился и как умная лиса их помирила) // ж. «Ласточка». № 22.

71. Творчество Ильи Сельвинского. //газ. «Рупор». 23.1, 30.1, 6.2, 13.2.1931.

72. На рассвете: Стих. // ж. «Рубеж». 1931. № 42.100. <Н.А.Арсеньев> Верочка Семёновна: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1930. № 42.

73. Кто не любит новогодней встречи?.: Стих. // газ. «Рупор». 1.1.1931.102. <А.Н-ов>. Динамитная лирика. О книге стихов Марианы Колосовой:

74. Рец. // газ. «Рупор». 6.2.1931.

75. Туманный мир: Стих. // ж. «Рубеж». 1931. № 45.

76. На той половине луны: Стих. // ж. «Рубеж». 1931. № 51.

77. Колдовство: Стих. // ж. «Рубеж». 1931. № 52.

78. Рождество: Стих. // газ. «Рупор».7.1.1932.

79. Будущее за нас: Стих. // газ. «Рупор». 1.5.1932.108. <Анастигмат>. Мученики праздничных дней: Фельетон. // газ. «Рупор». 1.5.1932.

80. О творческом процессе. // газ. «Молодая Чураевка». № 6. 6 августа, 1932.

81. Плавунья: Стих. // ж. «Рубеж». 1932. № 32.

82. У предела: Стих. // ж. «Рубеж». 1932. № 35.

83. Золото: Рассказ // ж. «Рубеж». 1932. № 39.

84. Свет зажжён. Журнал разрезан.: Стих. // ж. «Рубеж». 1932. № 40.

85. Орбита: Стих. // ж. «Рубеж». 1932. № 43.

86. Два поцелуя: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1932. № 44.

87. Любовь и смерть. Эпизод из Великой Войны: Рассказ. // газ. «Рупор». 6.11.1932.

88. Песня и смех: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1932. № 51.

89. Звери серебряной долины: Рассказ. // газ. «Рупор», 1.1933; газ. «Шанхайская Заря», 1.1.1933.

90. Еврейка: Стих. // газ. «Рупор». 1.1.1933.

91. Над чужими стихами: Стих. // ж. «Рубеж». 1933. № 3.

92. Формула бессмертия: Стих. // ж. «Рубеж». 1933. № 5.

93. Русская весна: Стих. // газ. «Рупор». 16.4.1933.

94. Охота на человека: Рассказ. // газ. «Рупор». 14.5.1933.

95. О Харбине и о нас: Стих. // газ. «Рупор». 31.8.1933.

96. В Китае: Стих. // ж. «Азия». № 2. 1933.

97. Зеленоглазному врагу: Стих. // ж. «Рубеж». 1933. № 14.

98. Болезнь Нины Павловны: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1933. № 22.

99. Десятилетним: Стих. // ж. «Рубеж». 1933. № 38.

100. Без: Стих. // ж. «Рубеж». 1933. № 39.

101. По следам любви: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1933. № 43.

102. Мой удар: Стих. // ж. «Рубеж». 1933. № 44.

103. Пытка страхом: Рассказ. // газ. «Рупор». 7.1.1934.

104. Новогодний подарок: Рассказ, //ж. «Рубеж». 1934. № 1.

105. Измена: Рассказ. // газ. «Рупор». 8.4.1934.

106. У распахнутого окна: Стих. // газ. «Рупор». 8.4.1934.

107. Поэт эмигрантской тоски, живший 2500 лет тому назад. // газ. «Рупор». 6.5.1934.

108. Лодочник: Стих. // газ. «Рупор». 22.7.1934.142. 27-го июля 1914 года: Стих. // газ. «Рупор». 29.7.1934.

109. Люди перед боем: Рассказ. // газ. «Рупор». 29.7.1934.144. <Анастигмат>. О Чураевских лириках: По страницам газеты «Чураевка». // газ. «Рупор». 4.11.1934.

110. Расстрелянные сердца: Стих. // ж. «Рубеж». 1934. № 7.

111. Созревшая осень: Стих. // ж. «Рубеж». 1934. № 42.

112. Возвращение: Стих. // ж. «Рубеж». 1934. № 44.

113. Опустошён, изжеван, как окурок.: Стих. // ж. «Рубеж». 1934. №. 46.

114. Дед Понужай: Стих. // газ. «Рупор». 1.1.1935.

115. Два Саши: Рассказ. // газ. «Рупор». 1.1.1935.

116. Важная походка: Стих. // газ. «Рупор». 7.1.1935.152. <Н.А.Арсеньев>. Тайна: Рассказ. // газ. «Рупор». 7.1.1935.

117. Потомку: Стих. // газ. «Рупор». 7.1.1935; «Шанхайская Заря», 18.4.1935.154. <Розга> Наша кунсткамера: Стих. // газ. «Рупор» (Юный читатель). 7.1.1935.155. <Н.А.Арсеньев>. Новое счастье: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1935. № 1.

118. Второй Московский: Рассказ // ж. «Рубеж». 1935. № 3.

119. Зайчик: Стих. //ж. «Рубеж». 1935. № 8.

120. Эпилептик: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 10.

121. Осада Лагеря IV-ro легиона: Рассказ. // газ. «Рупор». 17.2.1935.

122. Рукопись прадеда: Рассказ. // газ. «Рупор». 17.3.1935.

123. Уезжающий в Африку, или.: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 23.

124. Над обрывом, рыж и вылощен.: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 31.

125. Облака: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 32.

126. Двое и ещё один: Рассказ // ж. «Рубеж». 1935. № 34.165. <А.Митропольский> Великая эра Кан-Дэ: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. №38.

127. Бывают золотые вечера: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 40.

128. Аш два: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1935. № 41.

129. Зло: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1935. № 45.

130. С головой под одеяло.: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 48.

131. Миллион за обоими: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1935. № 51.

132. В затонувшей субмарине: Стих. // ж. «Рубеж». 1935. № 52.

133. Роковая встреча: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1936. № 1.

134. Вдова из Эфеса: Рассказ. II ж. «Рупор». 1.1.1936.

135. Подарок: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 2.

136. Мы свято верим тебя, Россия.: Стих. // ж. «Луч Азии». 1936. № 3.

137. Песни Сибирских Казаков: Очерк. // ж. «Луч Азии». 1936. № 4.

138. Кончина: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 6.

139. Юли-юли: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 7.

140. Кадетское восстание: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1936. № 8.

141. Пусть одиночество мое сегодня.: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 8.

142. Забайкальские казаки: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1936. № 9.

143. Конец Бориса Савинкова: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1936. № 10.

144. Подвиг: Стих. // ж. «Луч Азии». 1936. № 10.

145. Вниз уводят восемь ступеней.: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 11.

146. Вредитель: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1936. № 12.

147. Похитители: Стих. //ж. «Рубеж». 1936. № 14.

148. Полковник Афонин: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1936. № 15.

149. Над морем: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 25.189. <Н.А.Арсеньев>. За рекой: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1936. № 25.190. <Н.А.Арсеньев>. Два друга и девушка: Рассказ. // газ. «Шанхайская Заря», 7.4.1936; газ. «Рупор», 12.4.1936.

150. Тоту: Тропическая поэма. // ж. «Рубеж». 1936. № 27.

151. Сотник Юлий: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 29.

152. Шестое чувство: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1936. № 32.

153. Лечь, как ложится камень.: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 33.

154. Из потерянной поэмы // ж. «Рубеж». 1936. № 37.

155. Герр Тицнер: Воспоминания из кадетской жизни. // ж. «Рубеж». 1936. № 42.

156. Беатриче: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 44.

157. Христианка: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 46.

158. Жена: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 46.

159. Печью истопленной воздух согреет.: Стих. // ж. «Рубеж». 1936. № 50.201.<Н.А.Арсеньев>. Пьяная вишня: Рассказ, //газ. «Рупор». 1.1.1937.

160. Русская англичанка: Рассказ. // газ. «Рупор». 1.1.1937.

161. С Новым годом! Стих. // ж. «Рубеж». 1937. № 1.

162. На святках: Стих. // ж. «Рубеж». 1937. № 2.

163. Моя звезда: Стих. II газ. «Рупор». 1.1.1937.

164. Голубой старик: Стих. // газ. «Рупор». 1.1.1937.207. <Н.Дозоров>. Понужай: Стих. // газ. «Наш путь». 1.1.1937.208. <Н.Дозоров>. Не мир, а меч: Стих. // газ. «Наш путь». 7.1.1937.

165. Встреча: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1937. № 4.

166. Рассказ добровольца. // ж. «Луч Азии». 1937. № 2.

167. Ротная мышь: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1937. № 5.

168. Кого винить? Стих. // ж. «Рубеж». 1937. № 6.

169. Екатеринбургский пленник: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1937. № 7.

170. Я люблю, поднявшись рано.: Стих. // ж. «Рубеж». 1937. № 25.

171. Маршал Свистунов: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1937. №31.221. <Н.Дозоров>. Дорого; Наш путь: Стих. // газ. «Наш путь». 26.9.1937.222.<Н.Дозоров>. У гроба соратника: Стих. // газ. «Наш путь». 3.10.1937; ж. «Нация». 1937. № 10.

172. Поющий снег: Стих. // газ. «Рупор». 19.12.1937.

173. В новое плавание: Стих. // ж. «Рубеж». 1938. № 1.

174. Касьян и Мнкола: Стих. // ж. «Рубеж». 1938. № 2.

175. Пропавший без вести: Рассказ из кадетской жизни. // ж. «Луч Азии».1938. №4.

176. Поручик Такахасн: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1938. № 5.

177. Случай на Иртыше: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1938. № 7.

178. Контрразведчик: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1938. № 9, 10.

179. Цветок: Стих. //ж. «Рубеж». 1938. № 15.

180. При Тнбернн: Стих. // ж. «Рубеж». 1938. № 17.

181. Стихи о Харбине. // ж. «Рубеж». 1938. № 24.

182. Приключение Веры Исаевны: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1938. № 30.

183. Сны: Стих. // ж. «Рубеж». 1938. № 30.235. <А.Н—ов>. На Сунгари: Стих. // ж. «Рубеж». 1938. № 34.

184. Кольцо цезаря: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1938. № 34.

185. Тайна: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1938. № 40.238. <Н.А.Арсеньев>. Тайна женского сердца: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1938. №47.

186. Тем, кто верит: Стих. // газ. «Заря». 7.1.1939.

187. Наполеоновский клинок: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1939. № 2.241. <Н.А.Арсеньев>. Алёнушка-Спасительница: Рассказ-быль. // газ. «Заря». 30.4.1939.242. <Н.А.Арсеньев>. Родимое пятно: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1939. № 3.

188. В Кремле: Стих. // ж. «Луч Азии». 1939. № 3.244. <Н.А.Арсеньев>. Скользящий поплавок: Рассказ. // ж. «Луч Азии».1939. №5.

189. Лето: Стих. // ж. «Луч Азии». 1939. № 5.

190. Мёртвый кит: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1939. № 6.

191. Слепец: Стих. // ж. «Луч Азии». 1939. № 6.

192. Первая атака: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1939. № 7.249. <Н.А.Арсеньев>. Меркурий угрожает Земле: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1939. №7.

193. Редкая удача: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1939. № 8.

194. В сентябре: Стих. // ж. «Луч Азии». 1939. № 8.

195. В закатный час: Стих. // ж. «Луч Азии». 1939. № 8.

196. От восемнадцати до сорока: О романе З.Жемчужной. // газ. «Заря». 3.4.1939.

197. На троицу: Стих. // газ. «Заря». 28.5.1939.

198. Из Овидия: Стих. // ж. «Рубеж». 1939. №11.

199. В вагоне: Стих. // ж. «Луч Азии». 1939. № 12.

200. Два Саши: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1939. № 12.

201. Наша весна: Стих. // ж. «Рубеж». 1939. № 12.

202. Молодая весна: Стих. //ж. «Рубеж». 1939. № 12.

203. Карпаты: Стих. // ж. «Рубеж». 1939. № 13.

204. Месть врага: Рассказ, //ж. «Рубеж». 1939. № 32.

205. Дымы: Стих. //ж. «Рубеж». 1939. № 37.

206. Эпитафия: Стих. // ж. «Рубеж» 1939. № 39.

207. Роковой дневник: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1939. № 40.

208. Память: Стих. // ж. «Рубеж». 1939. № 40.

209. Солдатская песня: Стих. // ж. «Рубеж». 1939. № 41.

210. Протопопица: Поэма. // ж. «Рубеж». 1939. № 42.

211. Стихи одной темы: О новой книге В.Перелешина. // газ. «Заря». 1.10.1939.269. <Н.А.Арсеньев>. У харбинских художников. // газ. «Заря». 10.12.1939.

212. Эпизод: Стих. // ж. «Рубеж». 1939. № 51.

213. Новый год в старой Москве: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 1.

214. Стихи в письме. // ж. «Рубеж». 1940. № 1.273. <Арс.Н—лов>. Янусу: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 2.274. <Н.А.Арсеньев>. Чудесный подарок: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1940. № 2.

215. Москва пасхальная: Стих. // ж. «Луч Азии». 1940. № 4.

216. Константин Константинович и кадеты: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1940. №6.277. <Аре.Н—лов>. Как на Россию непохоже: Стих. // ж. «Луч Азии». 1940. №7.

217. Под созвездием Ориона: Из воспоминаний офицера. // газ. «Голос эмигрантов». 1.1.1940.

218. Роадество: Стих. // газ. «Голос эмигрантов». 7.1.1940.

219. Русская сказка: Стих. // газ. «Голос эмигрантов». 7.1.1940.

220. Последние патроны: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1940. № 7.

221. Батон и полицмейстер: Из воспоминаний московского кадета. // газ. «Голос эмигрантов». 21.4.1940.

222. В Вербные дни: Стих. // газ. «Голос эмигрантов». 21.4.1940.

223. Пасхальный рубль: Рассказ моего приятеля. // газ. «Голос эмигрантов». 28.4.1940.

224. В кладбищенской часовне: Пасхальная поэма. // газ. «Голос эмигрантов». 28.4.1940.

225. В Нижнеудинске: Стих. // ж. «Луч Азии». 1940. № 12.

226. Страшная ночь Андрея Петровича: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1940. № 12.

227. Ламоза: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 24.

228. Было темно. Фонаря у дома не горели.: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 28.

229. Ламоза: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1940. № 30.

230. Исповедь убийцы: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1940. № 35.

231. Давний вечер: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 35.

232. Моим судьям: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 39.

233. Бродяга: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 42.

234. Батька-Атаман: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 44.

235. Всё равно: Стих. // ж. «Рубеж». 1940. № 47.

236. Суворовское знамя: Стих. // газ. «Харбинское время». 21.3.1941; ж. «Луч Азии». 1941. № 3; ж. «Рубеж». 1941. № 13.298. <Арс.Н—лов>. Предвесеннее: Стих. // ж. «Луч Азии». 1941. № 1.

237. От судьбы не уйдёшь: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1941. № 1.300. <Арс.Н—лов>. Русская широкая.: Стих. // ж. «Луч Азии». 1941. № 2.

238. Божья ёлка: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 2.

239. Наш тигр: Воспоминания о Владивостоке. // ж. «Луч Азии». 1941. № 26.

240. Разрыв: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 4.

241. Старый знакомец: Стих. // ж. «Луч Азии». 1941. № 4.

242. Матрос Володя: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1941. № 7.

243. На Сунгари: Стих. // ж. «Луч Азии». 1941. № 5.

244. Тому: Стих. // ж. «Луч Азии». 1941. № 6.

245. Кровь на снегу: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1941. № 9.

246. Омут: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 12.

247. Розовый парус: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1941. № 17.

248. Иная любовь: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 17.

249. Драгоценные камни: Пов. //ж. «Рубеж». 1941. №24.

250. Античный мотив: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 27.

251. Без роз: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 31.

252. Гумилёву (Из «Гумилёвского сборника»): Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 36.

253. Воскресенье. Кружку пива.: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 40.

254. Снежное утро: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 46.

255. Голубое одеяло: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1941. № 47.

256. Старая рифма: Стих. // ж. «Рубеж». 1941. № 49.

257. Месть: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1942. № 1.

258. Три подарка: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1942. № 3.

259. Тральщик «Китобой»: Стих. // ж. «Луч Азии». 1942. № 3.

260. Снежинка: Стих. // ж. «Рубеж». 1942. № 7.324.<Н.Дозоров>. Только такие!: Стих. // газ. «Наш путь». 26.7.1942.

261. Ремесло поэта: Стих. // ж. «Рубеж». 1942. № 28.

262. Старый дом: Стих. // ж. «Рубеж». 1942. №31.327. <Н.Дозоров>. Красногвардейцу: Стих. // газ. «Наш путь». 6.9.1942.

263. Мародёр: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1942. № 36.

264. Месть Йога: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1942. № 37.

265. Возмездие: Стих. // ж. «Рубеж». 1942. № 38.

266. Встречи: Стих. // ж. «Рубеж». 1942. № 39.

267. Бронзовый воин: Стих. // ж. «Рубеж». 1942. № 44.

268. В гостях у полковника: Рассказ в стихах. // ж. «Рубеж». 1943. № 5.

269. В вагоне: Стих. // ж. «Рубеж». 1943. № 8.

270. Ночной пожар: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1943. №11.

271. О детской молитве: Стих. // ж. «Рубеж». 1943. № 14.

272. Начало книги: Стих. // ж. «Рубеж». 1943. № 26.

273. Пушкинский мотив: Стих. // ж. «Рубеж». 1943. № 27.

274. Драгоценные камни: Пов. //ж. «Рубеж». 1943. № 32-33.

275. Старое кладбище: Стих. // ж. «Рубеж». 1943. № 32.

276. Герань: Стих. // ж. «Рубеж». 1943. № 33.

277. Победа духа: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1943. № 35.

278. Волки: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1944. № 3.

279. Старые погоны: Стих. // ж. «Луч Азии». 1944. № 3.

280. Часовщик: Стих. // ж. «Рубеж». 1944. № 3.

281. Нечаянный выстрел: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1944. № 4.

282. Старик: Стих. // ж. «Луч Азии». 1944. № 4.

283. Зубры: Стих. // ж. «Луч Азии». 1944. № 5.

284. Недоразумение: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1944. № 5.

285. Необыкновенная Манька: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1944. № 5.

286. Портрет Луки Паччиоли: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1944. № 7.

287. Тень Грозного: Московская быль. // ж. «Луч Азии». 1944. №11.

288. О старом мастере: Стих. // ж. «Рубеж». 1944. №11.

289. К годовщине со дня смерти Нины Завадской // ж. «Луч Азии». 1944. № 12.

290. Нина Гранина. Повесть о Старом Харбине: Поэма // ж. «Рубеж». 1944. № 12-13.

291. Рассказ об осаждённых: Стих. // ж. «Луч Азии». 1944. № 13.

292. От друга: Стих. // ж. «Рубеж». 1944. № 13.

293. Всадник с фонарём: Рассказ, ж. «Луч Азии». 1944 г. № 13.

294. Ненастье: Стих. // ж. «Рубеж». 1944. № 27.

295. У чужого окна: Стих. // ж. «Рубеж». 1944. № 30.

296. Азия и Европа: Стих. // ж. «Рубеж». 1944. № 35.

297. Как пароход от пристани: Стих. // ж. «Рубеж». 1945. № 1.

298. Невеста миллионера: Рассказ. II ж. «Рубеж». 1945. № 1.

299. Воля императора: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1945. № 2.

300. Увозят зиму: Стих. // ж. «Рубеж». 1945. № 3.

301. В полночь: Стих. // ж. «Рубеж». 1945. № 4.

302. Ракета: Стих. // ж. «Рубеж». 1945. № 8.

303. Род: Стих. //ж. «Рубеж». 1945. № 9.369. <Н.А.Арсеньев>. Золотой медальон: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1945. № 9.

304. Встреча: Поэма. // ж. «Рубеж». 1945. № 15.

305. Ночь в чужом доме: Рассказ. // ж. «Луч Азии». 1945. № 16.

306. Творитель: Рассказ. // ж. «Рубеж». 1945. № 18.

307. Прощёный бес: Поэма. // «Новый Журнал» (New York). 1973. № 110; ж. «Дон». 1989. №4.

308. Подборка стихов> / Публ. и вступ. ст. Л.Хаиндровой // ж. «Знамя». 1988. №9.-С. 76-86.

309. Подборка стихов> // ж. «Юность». 1988. № 9. С. 80-82.

310. Из литературного наследия. Стихи. / Вступ. ст. и публ. Е.Витковского //ж. «Октябрь». 1988. № И.-С. 144-149.2. ЛИТЕРАТУРА.

311. СЛОВАРИ, СПРАВОЧНИКИ И БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ УКАЗАТЕЛИ.

312. Алексеев А.Д. Литература русского зарубежья. Книги 1917-1940: Материалы к библиографии — СПб.: Наука, 1993.

313. Булгаков Вал. Словарь русских зарубежных писателей / Предисловие, ред. Ванечковой Г., вступ. ст. Richard J. —N.Y.,1992.

314. Газеты русской эмиграции в фондах Отдела литературы русского зарубежья РГБ. Библиогр. кат.: Вып. 2. — М.: РГБ, 1964.

315. Казак В. Лексикон русской литературы XX века. — М.: Культура, 1996.

316. Квятковский А.П. Поэтический словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1966.

317. Литература русского зарубежья возвращается на родину. Вып. первый. Ч. 1-2. — М.: Рудомино, 1993.

318. Литература энциклопедия русского зарубежья (1918-1940). Т. 2, ч. 12. / Гл. ред. Николюкин А.Н. — М.: ИНИОН РАН, 1996.

319. Литературный энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.М.Кожевникова, П.А.Николаева. -М.: Сов. энциклопедия, 1987.

320. Материалы к сводному каталогу периодических и продолжающихся изданий российского зарубежья в библиотеках Москвы (1920-1971 гг.) / Сост. Березовская И.Е. и др.; ред.-сост. Овсянникова М.А. — М., 1991.

321. Писатели русского зарубежья: Лит. энциклопедия Русского Зарубежья. 1918-1940 / Гл. ред. Николюкин А.Н. — М. : РОССПЭН, 1997.

322. Русская эмиграция: Журн. и сб. на рус. яз. 1920-1980. Сводный указ ст. (L'émigration russe: rev. et. rec., 1920-1980) / Сост. Гладкова Т.Л. и др.; ред. Гладкова Т.Г., Осоргина Т.А. — Paris, 1988.

323. Русские писатели 20 века: Биографический словарь / Гл. ред. и сост. П.А.Николаев. —М.: Большая Российская энциклопедия,. 2000.

324. Русское зарубежье: Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века: Энциклопедический биографический словарь. — М.: РОССПЭН, 1997.

325. Сводный каталог русских зарубежных периодических и продолжающихся изданий. — СПб., 1996.

326. Сводный каталог периодических и продолжающихся изданий русского зарубежья в библиотеках Москвы (1917-1996 гг.). — М., 1999.

327. Словарь поэтов русского зарубежья. / Под. ред. В.Крейда. — СПб.: РХГИ, 1999.393. «Современные записки»: Указ. к №№ I-LXV за 1920-1937 гг. — Париж.

328. Указатель содержания «Нового Журнала» // Новый Журнал (New York). 1993. № 190/191; 1995. № 200.

329. Фостер JI.A. Библиография русской зарубежной литературы, 1918-1968 (Bibliography of Russian emigre literature, 1918-1968) / Сост. Фостер JI.A. — Boston (Mass.), 1970. Vol. 1-2.

330. Handbook of Russian Literature / Ed. by Terras Victor. — New haven and London: Yale University Press, 1985.

331. ОТДЕЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ И СТАТЬИ.

332. Агеносов В.В. Прошедший все ступени: А.Несмелов // Литература Russkogo зарубежья. —М.: Терра. Спорт, 1998. С. 265-279.

333. Агеносов В.В. Литературный Харбин // Там же, 1998. С. 51-62.

334. Агеносов В.В. Соотношение отечественной культуры и культуры русского зарубежья // Культурология сегодня: Основы. Проблемы. Перспективы.—М.: 1993.

335. Андреев Н. Об особенностях и основных этапах развития русской литературы за рубежом // Русская литература в эмиграции / Под ред. Н.П. Полторацкого. — Питтсбург, 1972. С. 15-38.

336. Афанасьев А. Неутолённая любовь // Литература русского зарубежья: Антология. — М., 1990. Т.1. Кн.1. - С. 5-60.

337. Балакшин П.П. Финал в Китае. — San Francisco, 1959.

338. Букреев Ю. Всеволод Никанорович Иванов (1888-1971) и еголитературное наследие // Иванов Вс.Н. Из неопубликованного.-Л., 1991.-С. 304-318.

339. Бузуев О.А. Очерки по истории литературы русского зарубежья Дальнего Востока (1917-1945): Монография. — М.: Прометей, 2000.

340. Бузуев О.А. Харбин и Китай (1918-1945): Хроника литературной жизни русского зарубежья // Литературоведческий журнал. — М., 2001. № 15. -С. 293-323.

341. Вейдле В. Традиционное и новое в русской литературе XX века // Русская литература в эмиграции / Под ред. Н.П. Полторацкого. — Питтсбург, 1972.-С. 7-13.

342. Витковский Е.В. Дань живым // Новый мир. 1989. № 9. С. 57-59.

343. Витковский Е.В. Ещё одна страница / Предисл. к главам из поэмы А.Несмелова «Тысяча девятьсот четырнадцатый» // Рубеж. 1992. № 1/863. -С. 7.

344. Витковский Е.В. «На сопках Маньчжурии» // А.Несмелов. Без Москвы, без России.-М.: Московский рабочий, 1990. С. 3-22.

345. Витковский Е.В. «Не убежавший от борьбы.» / Публ. и предисл. к стих. А.Несмелова // Октябрь. 1988. № 11. С. 144-149.

346. Волин М. Русские поэты в Китае // Континент (Париж-Мюнхен). 1982. №34.-С. 337-357.

347. Волин М. Гибель Молодой Чураевки (Воспоминания) / Публ. и примеч. Э.Штейна // Новый Журнал (New York). 1997. Кн. 209. С.216-240.

348. Гаспаров M.JI. Метр и смысл. Об одном механизме культурной памяти. М.: РГГУ, 2000.-С. 88-103.

349. Гвоздева А. Долгий путь / О Вс.Н.Иванове // Сибирские огни. 1968. № 6. -С. 158-163.

350. Гвоздева А. Чувство родины: К 100-летию со дня рождения Всеволода НиканоровичаИванова//Наш современник. 1988. № 10.-С. 173-181.

351. Гроссе JI. Белая флотилия: Рец. // Прибой: Альм. № 1. 1941.

352. Гулыга А. «Родина у нас одна»: О культурном феномене русской эмиграции // Москва. 1989. №2. С. 199-203.

353. Долматовская И.А. Жизнь и творчество С.Гусева-Оренбургского. — М., 1967.

354. Дяо Шаохуа. Художественная литература русского зарубежья в городе Харбине за первые 20 лет (1905-1925гг.) // Россияне в Азии. 1996. № 3.

355. Дьяков Д., Перемиловский В. Литературная хрестоматия: В 2-х т. — Харбин, 1921.

356. Жернаков В.Н. Николай Аполлонович Байков. — Мельбурн, 1968.

357. Иванов Вс.Н. Об эмигрантской литературе // Огни в тумане. Рерих — художник-мыслитель. —М., 1991. С. 239-243.

358. Иванов Ю. Прошедший все ступени: «Идеологический сюжет» поэзии А.Несмелова // Лит. учёба. 1992. № 5-6. С. 31-35.

359. Иваск Ю. Поэзия «старой» эмиграции // Русская литература в эмиграции / Под ред. Н.П.Полторацкого. — Питтсбург, 1972. С. 45-69.

360. Индриксон Е. «Неостывший пепел строк.» / Публ. и предисл. к стихам А.Несмелова // Сибирские огни. 1988. № 8. С. 154-162.

361. Индриксон Е. Алексей Ачаир / Предисл. к публ. // Сибирские огни. 1989. № 11.-С. 147-149.

362. Кауфман Е.С. Редакционная статья // Рубеж. 1943. № 1. С.1.

363. Ким Рехо. Творчество Николая Байкова: Взаимодействие культур. 13 с. (Рукопись).

364. Ким Рехо. Николай Байков: Судьба и книги // Лит. обозрение. 1993. № 7-8.-С. 41-49.

365. Колесов А. «Осторожно. Красиво. Стремительно» / Предисл. к «Звёздам Маньчжурии» А.Хейдока // Рубеж. 1992. № 1/863. С. 108-133.

366. Коносова В. Использование сюжета «Жития Антония Римлянина», памятника новгородской житийной литературы XIV века, в «Сказании об Антонии Римлянине» Вс.Иванова (1996) // Иванов Вс.Н. Из неопубликованного. — Л., 1991.-С. 148-150.

367. Короткова Л.И. Основные этапы творчества С.Г.Скитальца // Уч. зап. Томского ун-та. — 1965. № 54. С. 39-55.

368. Костиков В. Не будем проклинать изгнанье. Пути и судьбы русской эмиграции. —М., 1990.

369. Кошечкин С.П. О Скитальце, его жизни и книгах // Скиталец С. Светлые лучи любви. — М., 1989. С. 3-20.

370. Крейд В.П. Все звёзды повидав чужие // Русская поэзия Китая: Антология / Сост. В.П.Крейд, О.М.Бакич. —М.: Время, 2001. С. 5-38.

371. Крейд В.П. Примечания. Биографические сведения о поэтах. // Там же, 2001. С. 652, 674, 685-686.

372. Крузенштерн-Петерец Ю. Чураевский питомник // Возрождение (Paris). 1968. № 204.

373. Курбатов С. Академик Рерих // Заря (Харбин). 1934. 28 мая. С. 3.

374. Ли Иннань. Образ Китая в русской поэзии Харбина // Русская литература XX века: итоги и перспективы изучения: Сборник научных трудов, посвященный 60-летию проф. В.В.Агеносова. — М., 2002.

375. Лидии Н. Русская эмиграция на Дальнем Востоке // Русские записки (Париж-Шанхай). 1973. № 1.

376. Линник Ю. Валерий Перелешин // Новый Журнал (New York). 1992. № 189.-С. 227-256.

377. Литература русского зарубежья: 1920-1940 / Сост. и отв. ред. О.Н.Михайлов. — М., 1993.

378. Ломтев C.B. Проза русского символизма. М.,

379. Лотман Ю.М. Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий: Пособие для учителя. — Л.: Просвещение, 1980. С. 166, 251.

380. М.Щ. Арсений Несмелое. «Кровавый отблеск» (Харбин, 1929): Рец. // Понедельник: Альм. № 1. 1930.

381. Мария Ш. «Белая флотилия»: Арсений Несмелов: Стихи: Рец. // газ. «Голос эмигрантов». 30.8.1942.

382. Маркизов Л. Все остается людям (К 100-летию Харбина) // Проблемы Дальнего Востока. 1997. № 4. С. 118-122.

383. Меликов Г. Предисловие к «Великому вану» Н.Байкова // Рубеж. 1992. №> 1/863.-С. 12-13.

384. Муратова К.Д. А.Д.Алексеев — библиограф-энтузиаст // Алексеев А.Д. Литература русского зарубежья: Книги 1917-1920: Материалы к библиографии. — СПб., 1993. С. 3-8.

385. Николаев П.А. Историк и очевидец // Иванов Вс.Н. Империатрица Фике. Дочь маршала: Исторические повести. — М., 1992. С. 3-12.

386. Новый успех А.Н. Вертинского // Заря (Харбин). 1936. 22 января. С. 3.

387. Перелешин В. Поэзия и литературная жизнь в Харбине и Шанхае. — Амстердам, 1987.

388. Перелешин В. Русские дальневосточные поэты // Новый Журнал (New York). 1972. № 107.

389. Перелешин В. Русские поэты Харбина // Современник (Торонто). 1979. № 43/44.

390. Петров В.П. Российская Духовная миссия в Китае. — Вашингтон, 1968. -С. 3-15.

391. Петров В. Литературная жизнь в Харбине и в Шанхае // Вопр. лит. 1989. №8.-С. 76-281.

392. Пискунов В. Чистый ритм Мнемозины: О мемуарах и мемуаристах русского зарубежья // Лит. обозр. М., 1990. № 10. С. 21-31.

393. Плывущий лотос в буре / Под ред. Ли Син Ган. — Пекин: Китайское Центральное издательство. Бюро переводов при ЦК КПК, 1997. (На китайском языке).

394. Разсохин М. Поэт на полустанке. // газ. «Новости дня». 17.4.1939.

395. Резникова Н. В русском Харбине // Новый Журнал (New York). 1988. №172-173.

396. Резникова Н. «Светослужение» К.Бальмонта // Рубеж. 1937. № 48. С. 1920.

397. Ревоненко А. «И встала обновленною страна.» / Публ. и предисл. к стих. А.Несмелова // Дальний Восток. 1988. № 12. С. 80-81.

398. Романенко Д. В духе добрых традиций: О Вс.Н.Иванове // Дальний Восток. 1964. № 3. С. 173- 177.

399. Русская литература в эмиграции. Сборник статей / Под ред. Н.П.Полторацкого. — Питтсбург, 1972.

400. Русский Харбин / Сост., предисл. и коммен. Е.П.Таскиной. — М.: Изд. МГУ. «ЧеРо», 1998.

401. Савченко Т.К. А.Несмелов // Русские писатели 20 века: Биографический словарь. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. С. 495.

402. Светлов Н. :Поэт уходящего поколения. // газ. «Шанхайская Заря». 13.1.1935.

403. Скиталец С.Г. Речь о Белоэмигрантской литературе // Первый всесоюзный съезд советских писателей 1934: Стенограф, отчёт. — М.,1990.-С. 607-611.

404. Соколов А.Г. Проблемы изучения литературы русского зарубежья // Вестник МГУ. Сер.9. Филология, 1991. № 5. С. 11-17.

405. Соколов А.Г. Судьбы русской литературной эмиграции 1920-х годов. — М., 1991.

406. Стефан Джон. Русские фашисты: Трагедия и фарс эмиграции 1925-1945. — М., 1992. (Перевод с англ.)

407. Струве Глеб. Русская литература в изгнании. Изд. 2-е. — Paris, 1984.

408. Струве Г.П. Журналы русского зарубежья: «Новая русская книга» / Рус. лит. 1990. № 1.-С. 108-131.

409. Сульчинская О. Рубеж: Тихоокеанский альманах // Лит. газета. 1993. 15 сент. С. 4.

410. Таскина Е.П. Литературное наследие русского Харбина // Харбин. Ветка русского дерева. — Новосибирск, 1991. С. 3-36.

411. Таскина Е.П. Поэтическая волна «Русского Харбина» (20-е — 40-е годы) // Записки русской академической группы в США. 1994. Т. 26.

412. Таскина Е.П. Поэты русского Харбина // Проблемы Дальнего Востока. 1989. №3.-С. 120-131; №4.-С. 118-126.

413. Таскина Е.П. «Рубеж» // Звезда. 1991. № 9. С. 207.

414. Терапиано Ю. Арсений Несмелов. Без России // Числа (Париж). 1933. № 7/8. С. 276-277.

415. Тигонен Г. От составителя // Иванов Вс.Н. Из неопубликованного. — Л.,1991.-С. 3-4.

416. Трегубое А. Предисловие // Повести и рассказы. Воспоминания. — М.: Московский рабочий, 1960. С. 3-22.

417. Устрялов Н.В. В борьбе за Россию. — Харбин, 1920.

418. Устрялов Н.В. Итальянский фашизм. — Харбин, 1928.

419. Фостер JI. Статистический обзор русской зарубежной литературы // Русская литература в эмиграции / Под ред. Н.П.Полторацкого. — Питтсбург, 1972. С. 39-44.

420. Фраднина С. Русская литература XX века как единая эстетическая система // Вопр. лит-ры. 1993. Вып. 3. С. 86-91.

421. Хаиндров И.Л. Д.Л.Хорват. — Харбин, 1938.

422. Хаиндрова Л. Судьба поэта: Об Арсении Несмелове // Дон. 1989. № 4. -С.170.

423. Харбин — очаг русской культуры: На доклад академика Рериха в Христианском союзе // Заря (Харбин). 1934. 4 июня. С. 3.

424. Челышев Е.П. Культурное наследие русской эмиграции // Литература русского зарубежья. — М., 1993. С. 5-28.

425. Черемисина-Ениколопова Н.В. Законы и правила русской интонации: Учебное пособие. — М.: Флинта: Наука, 1999. С. 212, 220.

426. Шевченко В. Верность России / О Вс.Н. Иванове // Дальний Восток. 1988.№ 11.-С. 111-112.

427. Шмидт М. На первом концерте Шаляпина // Заря (Харбин). 1936. 17 марта. С. 5.

428. Шмидт М. Прощальные песни и слова Ф.И.Шаляпина // Заря (Харбин). 1936. 22 марта.-С. 5.

429. Штейн Э. Журналы русского Китая // Знамя. 1990. № 5. С. 231-236.

430. Штейн Э. На полустанке изгнания (Предисловие) // А.Несмелов. Без России. Т. 1. — Orange: Антиквариат, 1990. С. 5-13.

431. Штейн Э. Письмо редактору журнала «Знамя» / О поэзии А.Несмелова // Знамя. 1989. № 7. С. 232-235.

432. Штейн Э. Поэзия русского рассеяния (1920-1927). New York, 1978.

433. Штейн Э. Предисловие // К кн.: Избранная проза. А.Несмелов. — New York, 1987.-С. 1-5.

434. Штерн О. Две книги. Сборники стихов А.Несмелова и Н.Резниковой. // газ. «Заря». 13.11.1938.

435. Якимова С.И. Из России — с Россией: Заметки о творчестве Вс.Н.Иванова периода эмиграции // Дальний Восток. 1992. № 7. С. 139144.

436. ЛИТЕРАТУРА НА КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ.

437. Ван Джи Чан. История русской эмиграции в Шанхае. — Шанхай, 1994. 502. Плывущий лотос в буре / Под ред. Ли Син Ган. — Пекин: Китайское

438. Центральное издательство. Бюро переводов при ЦК КПК, 1997.1.Ч.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 131415