Творчество народного артиста СССР Муратбека Рыскулова. К проблеме становления и развития реализма в киргизском драматическом театре тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.01, кандидат искусствоведения Иманкулов, Дж.Р.

Диссертация и автореферат на тему «Творчество народного артиста СССР Муратбека Рыскулова. К проблеме становления и развития реализма в киргизском драматическом театре». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 301354
Год: 
1982
Автор научной работы: 
Иманкулов, Дж.Р.
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Ташкент
Код cпециальности ВАК: 
17.00.01
Специальность: 
Театральное искусство
Количество cтраниц: 
173

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Иманкулов, Дж.Р.

ВВЕДЕНИЕ.

I ГЛАВА. Начало пути Шервая проба сил. Роль бытовой и социальной драмы в творчестве М.Рыскулова. Процесс формирования актерской личности. 1936-1945 гг.).

П ГЛАВА. Новый этап {Драматургия социалистического реализма в развитии актерского мастерства М.Рыскулова. 1945-1950 гг.).

Ш ГЛАВА. Освоение классики (Актерские вершины М.Рыскулова - важная веха в развитии киргизского драматического театра. 1950-1974 гг.).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Творчество народного артиста СССР Муратбека Рыскулова. К проблеме становления и развития реализма в киргизском драматическом театре"

Основываясь на строгом научном анализе состояния социалистической культуры В.И.Ленин следил и мгновенно подхватывал, творчески обосновывал политически заострял новые, едва намечавшиеся ростки молодого советского искусства. В беседе с Кларой Цеткин Владимир Ильич подчеркивал, что "для того чтобы искусство могло приблизиться к народу и народ к искусству, мы должны сначала поднять общий образовательный и культурный уровень".*Только на почве широкого народного образования и воспитания трудящихся масс, указывал В.И.Ленин может вырасти новое великое коммунистическое искусство, которое создаст форму соответственно- своему содержанию.

Выполняя ленинские указания Коммунистическая партия и Советское правительство сразу же взяли твердый курс на раскрепощение трудящихся, на их просвещение и преодоление старых пережитков, взглядов и нравов, всестороннее гармоническое развитие личности, создание подлинного богатства духовной культуры.

Одной из сторон в решении этой проблемы было создание театра и подготовка театральных кадров.

В процессе становления и развития Киргизского советского театра всегда острой и волнующей была проблема привлечения в труппу актеров, обладающих необходимыми знаниями, или, говоря точнее, умеющих читать и писать, без участия которых театр не смог бы жить творческой полноценной жизнью.

Но социализм, по словам В.И.Ленина, "впервые создает воз-1- В.И.Ленин о культуре и искусстве. М., 1956, с.520.мокность. втянуть действительно большинство трудящихся на арену такой работы, где они могут проявить себя, развернуть свои способности, обнаружить таланты, которых в народе - непочатый родник и которые капитализм мял, давил, душил тысячами и миллионами".*Для того чтобы осуществить ленинские идеи "партия боролась за искусство, отвечающее потребностям и целям революции и революционного народа. Борьбу приходилось вести в условиях войны, блокады, нищеты, неграмотности и крайнего недостатка худонест-венной интеллигенции, хотя бы в общих чертах представляющей, каким должно быть новое искусство и где начинается заповедная дорога к нему. Эта борьба осложнялась тем, что от имени властии народа отдельные художественные направления и школы провозрглашали себя единственно верными".

Трудности - не раз вставали и на пути развития Киргизского театра. Но они были постепенно преодолены и ныне Киргизский драматический театр сверкает ярким созвездием актерских талантов. Далеко за пределами нашей республики известны имена народных артисток СССР Б.Кыдыкеевой, Д.Куюковой, народных артистов Киргизской ССР С.Дкаманова, С.Джумадылова, С.Кумушалие-вой, Дж.Сейдахматовой, Г.Дулатовой и многих других.

Большой и славный путь прошел Киргизский драматический театр. На всех этапах становления и развития театральной культуры Киргизии видная роль принадлежала киргизским драматическим актерам. От примитивных образов и не профессиональных постановок до этапных спектаклей, где с идейной глубиной и большой художе\ Ленин В.И. Полк,собр.соч., т.35, с.195.с Ленин. Революция. Театр. Документы и воспоминания. Искусство, Ленинградское отд. 1970, с.25.ственной обобщенностью раскрыты национально-исторические и социально-психологические особенности характера героя - таков путь развития киргизского актерского искусства.

Однако театр и сегодня должен помнить как малограмотные,голодные, оборванные батраки и бедняки, у которых скромен был быт, скуден обед, но они стойко сражались с пьесой в руках и некоторые из них, как Хамза Хаким-Заде Ниязи, пали смертью героев, иные, участвуя в идеологических боях, создавали художественную летопись времени.

В сложных условиях 20-х гг. проходит начальный этап свое7го формирования киргизский театр, его создание было связано соособенными трудностями. Дело не только в том, что в силу исторически сложившихся особенностей социально-экономического строя киргизского народа наибольшее развитие получили такие виды искусства, как декоративно-прикладное, устное песенно-поэтическое9и музыкальное творчество и потому Советская Киргизия не имела в наследии даже сколько-нибудь организованного самодеятельного коллектива. Не было ни одной пьесы на киргизском языке.

Если учесть, что "не только для широких масс коренного населения, но и для многих ответственных работников, стоящих в то время во главе правительства Киргизской автономной области, вопрос о национальном искусстве и национальном театре был совершенно неясен и приходилось вопрос об оформлении искусства разъяснять чуть ли не каждому работнику в отдельности, то станет вполне понятным при каких тяжелых условиях приходилось насаждатьоК.Керими. "Туркменский театр". М., Искусство, 1946, с.12. %ЦГАСА, ф.9, оп.9, д.186, лл.40-42.

1 ЦГАСА, ф.157, оп.2,-д.869, л.95. ? ЦГАСА, $.157, оп.2, д.869, л.126.

Н.Львов. Материалы к истории Таджикского театра. Труды Госуд. с центр.музея им.Бахрушина. М.-Л., 1941.

Н.Нуржанов. История таджикского советского театра (1917-1941). 7 Душанбе, "Донши", 1967, с.10-85. ■о ЦГА Киргизской ССР, ф.688, оп.1, д.З, л.14, 15, 16. § ЦГА Киргизской ССР, ф.658, оп.1, д.48, лЛ59. Н.Львов. Киргизский театр. М., "Искусство", 1953, с.5, 6, 7,ТОх Чистяков Н. Строим национальный театр. Советская Киргизия, 1929, 20 авг.б Киргизии национальное искусство.

Но несмотря на все трудности, в 1926 году делала свои первые шаги Киргизская театральная студия, которая предшествовала созданию в республике профессионального театра.^Далеко шагнуло театральное искусство советского Киргизста-на. Рожденный пролетарской революцией Киргизский драматический театр достиг ныне рассвета, сохранив в своем творчестве всю прелесть многокрасочного искусства своей Родины, воскрешая картины ее прошлого и отражая ее борьбу за счастливую будущность.

Театр, всегда живший интересами своего народа, стремился к одной цели: путем органического освоения творческих достижений других народов СССР и, в первую очередь, реализма русской театральной культуры содействовать созданию большого искусства нашей эпохи. Эта благородная задача театра сплотила одаренных киргизских актеров разных поколений и разных творческих индивидуальностей.- Нельзя без волнения говорить о той высокой миссии, которая выпала на долю актеров и актрис Киргизского театра. Каждыйраз, перелистывая их биографии, мы убеждаемся, что жизнь их«была подвижничеством во имя искусства, что они были авангардом могучих народных дарований, пробужденных от векового сна величайшими событиями истории - Великой Октябрьской Социалистической революцией и рождением новой социалистической формации.

Представьте себе группу юношей и девушек, вчерашних батраков и пастухов, полуграмотных, полуголодных, но сильных верой в1 Развитие и популяризация киргизского национального искусства, о Советская Киргизия, 1929, 8 февраля.^ Чистяков Н. Строим национальный театр. Советская Киргизия, 1929, 20 августа.несокрушимую правоту своего дела, принесших свою юность, свою жизнь на алтарь им самим еще малопонятного, но очаровавшего их души искусства.

Юноша пешком проходит путь от далекого Чаека до Фрунзе в поисках театра - это народный артист СССР Муратбек Рыскулов,* который с первых творческих шагов и до конца дней своих предстает перед нами как художник широкого диапазона, воодушевленный мечтами о расцвете и возрождении независимой, свободной Родины.

Говорят, что история выдвигает необычайные трудности, требует героизма, жертв от тех, кто первыми прокладывает дороги прогресса. Б ряду деятелей киргизской культуры М.Рыскулов принадлежит к тем, кто сумел за свою недолгую жизнь (65 лет) сыграть громадную роль в родной истории, несмотря на то, что знаменем его актерского творчества служило вовсе не "академическое" образование. Продолжая лучшие традиции народного искусства и русского театра, он в своих образах с огромной силой реалистического обобщения воссоздает важнейшие события истории Советского государства, воплощает передовые идеи эпохи.

М.Рыскулов - это самобытное, редкое и яркое явление в развитии киргизского драматического театра и национального актерского искусства, которого трудно с кем-нибудь сравнить. Его главная особенность - удивительная творческая интуиция, понимание сложных театральных процессов и их зрелищных комплексов как-то сразу и всеобъемлюще, улавливание творческих связей, строгое логическое мышление. Он умел и любил работать, думать и обобщать* Киргизский государственный ордена Трудового Красного Знамени академический театр драмы. Ф., "Кыргызстан", 1978, с.41.стремился к тому, чтобы это же сделали и другие актеры. Внешне это проявилось в некоторой сухости обращения, нежелании подсказывать готовое решение, ибо ему важнее было, чтобы актер сам -, подумал и самостоятельно нашел правильный.ключ к образу.

Его соратник, жена, постоянный партнер по сцене, народная артистка Киргизской ССР С.Кумушалиева рассказывает, что к М. Рыскулову нельзя было, просто так, подойти и попросить посоветоваться о работе над ролью. Он мог рекомендовать лишь область художественного исследования, обрести душевную твердость, просто и мудро формировать идейные убеждения и нравственные позиции актера, выкриетализовывать его мировоззрение, но конкретное направление того, как достичь глубокого драматизма на сцене - не давал.ПЖизнь, творчество, судьба М.Рыскулова почти полностью были связаны с Киргизским государственным ордена Трудового Красного Знамени академическим театром драмы, на сцене которого он прошел путь от актера массовки до выдающегося мастера,, современности.

От первого выхода в массовой сцене спектакля "Ревизор" Гоголя до шекспировского Короля Лира и Грибоедовского Фамусова им создана целая галерея самых различных образов в произведениях киргизских и других советских авторов, русских и зарубежных классиков.

Он был первым исполнителем ведущих ролей в большинстве новых пьес киргизских драматургов. Для него специально писали свои произведения: Аалы Токомбаев, Касымалы Джантошев, Кубаныч-бек Маликов, Токтоболот Абдумомунов и др. Свою лучшую пьесу отдал ему на суд покойный Райкан Шукурбеков. Ему посвятил свою первую пьесу драматург Бексултан Джакиев. А такие персонажи из пьес киргизских писателей, как Джайэктош, Тейитбек, Акылбек, Эшкожо, Уметалы, Макечал и другие, надолго запомнились зрителям в исполнении М.Рыскулова.

Всеобщее признание получили его работы над ролями бессмертных героев мирового театра: Городничего, Отелло, Булычева, Короля Лира, Фамусова. Образ Короля Лира стал вершиной его творчества, итогом многолетних плодотворных поисков и раздумий. М.Рыску-лову выпало счастье в числе выдающихся исполнителей шекспировских творений побывать на родине великого драматурга в дни празднования его 400-летнего юбилея.

Напряженная творческая работа М.Рыскулова была неотрывна от его кипучей общественной деятельности. Он много ездил, выступал, делился опытом, встречался с разными людьми, участвовал в различного рода мероприятиях. М.Рыскулов состоял членом и председателем жюри многих творческих смотров, был участником пленумов, съездов ЦК КПСС и Компартии Киргизии, депутатом Верховного Совета Киргизской ССР, являлся членом Комитета по Ленинским и государственным премиям СССР в области литературы и искусства. Долгие годы до самой кончины он бессменно возглавлял Киргизское театральное общество, ему присуждена была Государственная премия Киргизской ССР им.Токтогула.

Но, участвуя в самых различных по характеру областях общественной жизни, М.Рыскулов всегда помнил, что он актер, творец, от которого ждали все новых и новых открытий. Потому-то он был постоянно в творческом поиске, упорно и настойчиво готовил себя к встрече с новыми героями, со зрителями.- II IЭтими обстоятельствами определен выбор темы и актуальность ее изучения. В то же время такое исследование на наш взгляд позволяет рассмотреть ряд важных и актуальных проблем, общих для всего киргизского драматического искусства и, прежде всего, дает возможность на конкретном материале коснуться вопроса актерского искусства.

При этом следует заметить, что в разработку этой темы значительный вклад внес кандидат искусствоведения ДМ.Брудный, автор книги "Муратбек Рыскулов" (М., ВТО, 1974 г. 6,9 п.л.). Интерес представляют и брошюры, статьи кандидата искусствоведения Б.Джумабаева и др. деятелей, работающих в сфере искусства. Однако, нельзя не учитывать того обстоятельства, что найдя соответствующее отражение в литературе, творчество М.Рыскулова еще не стало предметом специального научного исследования. Данная работа представляет собой первую в киргизском театроведении попытку исследовать творчество М.Рыскулова.

В этом исследовании диссертант попытался научно показать творческий портрет Рыскулова, теоретически осмыслить и анализировать его сценическую деятельность, дать характеристику его творчества на очень широком материале, с тем, чтобы полнее охватить деятельность замечательного мастера сцены.

Но изучая актерскую деятельность Рыскулова его времени, автор, однако, обосновывает свои выводы и обобщения на примере конкретных художественных образов при этом подчеркивая общую демократическую и реалистическую направленность творчества Рыскулова, присущее ему глкбоко человеческое восприятие жизни, соединенное с внутренней правдивостью его мастерства. Во всех своих более или менее значительных главах работы соискатель старалвыдвигать на первый план вопрос о национальных истоках творчества Рыскулова, о его связи с устным народным творчеством, пытался ярче и глубже раскрыть эволюцию творчества Рыскулова, ставил проблему рыскуловского сценического реализма и гуманизма.

В течение длительного времени диссертант занимался монографическим исследованием творчества Рыскулова. Впервые книга о Рыскулове была выпущена автором настоящего исследования в 1968 году. Она называлась "Муратбек Рыскулов народный артист СССР". (Фр.,"Кыргызстан", объем 6,43 п.л.). Книга не претендовала на всеобъемлющий анализ творческого пути артиста, в ней были упущены некоторые стороны артистической биографии Рыскулова, в частности, отсутствовала глава о его работе в кино.

Свой второй труд "Наш Муратбек" (Фр., "Кыргызстан", объем 10,2 п.л.) соискатель опубликовал в 1970 году. В третьем, значительно переработанном и дополненном издании, которое вышло в том же издательстве под названием "Биздин Муратбек" (на киргизском языке объем 10 п.л.) в 1977 году, творчество артиста представлено более полно, хотя автор и не считает свою работу исчерпывающей.

Особый и весьма важный раздел в диссертации занимают новые задачи перед наукой, литературой и искусством, поставленные ХХУ1 съездом КПСС. Изучение всего разнородного, порой противоречивого материала по творчеству М.Рыскулова, использованного в диссертации (исследовании киргизских и русских советских ученых - историков, филологов, философов, театроведов; статьи, рецензии, архивные материалы, воспоминания и высказывания актеров, драматургов, писателей, личные наблюдения, а также беседы с покойным М.Рыскуловым), пронизано единым принципом - принципом марксистско-ленинской методологии.

НАПАЛО ПУТИ (ПЕРВАЯ ПРОБА СИЛ. РОЛЬ БЫТОВОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ДРАМЫ В ТВОРЧЕСТВЕ М.РЫСКУЛОВА. ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ АКТЕРСКОЙ ЛИЧНОСТИ. 1936-194-5 гг.)Муратбек Рыскулов родился в 1909 году в маленькой деревушке Карой (ныне колхоз имени Ленина) Джумгальского района Тянь-Шаньской области в семье бедного крестьянина.

В детстве он очень рано испытал горечь лишений. Его отцу приходилось трудно - надо было прокормить восьмерых детей и старшие, чтобы хоть немного облегчить участь отца, вынуждены были работать у бая. Начал с этого и Муратбек. Суровая действительность многому научила его, выработала настойчивость и трудолюбие, закалила характер, дала неисчерпаемый запас наблюдений, разнообразных впечатлений. Как это пригодилось потом артисту.

В те дни животноводы Джумгала не имели ни малейшего представления о театре, зато любили песни и музыку. Любознательного мальчика невозможно было удержать от увлечения поэзией. Он мог часами слушать рассказы старого манасчи Кулмамбета о героических днях Манаса, Саметая и Сейтека, о трагической любви своего деда Болота к красавице Ак-Мёёр. Как гласило предание, его дед был участником событий, легших в основу этой поэтической драмы, до сих пор любимой в народе.

Любовь к устному творчеству, зародившаяся в душе мальчика, прошла через всю его жизнь.

Октябрь 1917 года принес счастье жителям далекой Джумгаль-ской долины. С каждым днем идеи Великого Октября все глубже входили в жизнь маленького аила Карой. Уходили в прошлое унижение и бесправие, утверждались в борьбе новые идеи и представления. Молодому человеку можно было теперь думать о том, куда ис кем идти, кем быть, перед ним открылись неизведанные пути к науке и знаниям, к любой профессии.

Рыскулов поначалу работал в колхозе, но в 1935 году в судьбе его произошла перемена. В аил на каникулы из столичного города Фрунзе стали возвращаться студенты - сверстники Муратбека. Они с увлечением рассказывали о городской жизни. А житель того же аила режиссер Отунчу Сарбагишев поведал своим землякам о работе актеров, о волшебной силе сценического искусства. Все жители аила с восхищением поглядывали на задорных юнцов, пришедших словно из другого мира.

Это захватило Муратбека. Ему тоже захотелось попробовать свои,силы, увидеть неведомый город, необыкновенных людей, найти свое настоящее призвание.

Муратбек пешком отправился в город за сотни верст от родного аила. Очень скудные познания юноши лишили его возможностипоступить сразу на учебу. Не попав ни в техникум, ни в школу, »он все-таки не вернулся домой. Чтобы заработать на жизнь, Муратбек поступает рабочим на стройку, потом пробует себя в различных профессиях. Постепенно юноша с Тянь-Шаня становится горожанином.

Немало волнующих событий того периода было в жизни артиста. Многие потом забылись. Но вот первый увиденный им спектакль со всеми подробностями врезался в память Муратбека на всю жизнь. Это был "Карачач" К.Джантошева.- Открылся занавес, - вспоминает Рыскулов, - и вышли артисты. Они просто говорили, ходили, смеялись. Но все это было настолько необычайно и вместе с тем настолько правдиво, что трогало сердца даже искушенных и умудренных жизненным опытом людей. А для меня совершилось настоящее чудо. Я увидел Театр. С той поры меня неудержимо тянуло на сцену.- 15 В один из теплых весенних дней 1936 года Рыекулов встретился с ведущими деятелями киргизского искусства Аширалы Бота-лиевым, Аманкулом Куттубаевым и покойным Касымалы Эшимбековым, которые и сыграли решающую роль в его жизни, заронив в душу сельского паренька страстную любовь к театру, которая и привела его на сцену.IТворческая жизнь Муратбека Рыскулова началась в тот самый счастливый период, когда страна вступила в новую фазу - фазу завершения строительства социалистического общества. Киргизия из автономной республики была преобразована в Союзную.

В культурной жизни Киргизии также происходили коренные изменения. Начали работать филармония и театр юного зрителя. А коллектив Киргизского драматического театра в это время накапливал силы, совершенствовал мастерство.

Именно в то время, в тридцатые годы, были заложены основы дальнейшего развития киргизской культуры. Забота партии и правительства помогла расцвету молодых талантов. В их числе был и Рыекулов.

В тот день, когда Муратбек переступил порог Киргизского театра, вся труппа усиленно работала над комедией Гоголя "Ревизор", Постановщик спектакля В.Я.Васильев (тогда режиссер Фрунзенского Русского драматического театра, потом народный артист Киргизской ССР, режиссер Киргизского академического ордена Ленина театра оперы и балета), не взглянув на вошедшего робкого парня, встретил его словами: "Пока блесни в массовке, а там посмотрим".

Получив первую роль, Муратбек не сразу почувствовал себя артистом. Столько возникло у него вопросов, соображений, опасений и надежд.- 16 Муратбек был всего-навсего участником массовки в заключительной сцене комедии "Ревизор". Но репетиции все же захватили его. Молодой артист дневал и ночевал в театре.

Постепенно, изо дня в день накапливались впечатления от репетиций, дававшие ему толчок для самостоятельной работы над этюдами, начинавшие будить его творческое воображение.

И хотя премьера спектакля "Ревизор" весной 1936 года в Киргизском драматическом театре не стала событием, все же этот не очень удачный спектакль оказал несомненное влияние на творчество Рыскулова, а также на развитие киргизской драматургии. В частности, молодой драматург Райкан Шукурбеков под влиянием "Ревизора" написал комедию "Джапалак Джатпасов".

В пьесе Р.Шукурбекова рассказана история об одном столичном франте, попавшем в далекий аил. Сюжетная канва и основные мотивы гоголевской комедии были почти целиком перенесены в произведение молодого драматурга. В начале комедии главный герой Джапалак узнает, что аильные старики считают его "значительным лицом". Тут и начинается безудержное хвастовство. Разыгрывая из себя важную персону ("я в мире всех важней, я представитель власти") Джапалак почти повторяет поступки Хлестакова. Он сочиняет всякие модные романы (хлестаковские водевили), не прочь и поухаживать за женщинами. Но в отличие от гоголевского героя, похождения Джапалака кончаются полным провалом. В последнем действиимилиционер арестовывает его за многоженство.

Не будем разбираться в просчетах молодого автора, суть дела сейчас не в том.-'" Участие в этом спектакле явилось незаменимым уроком для Муратбека.

Как иногда выходит, роль он получил случайно. В день спек* Шукурбеков Р. продолжал интенсивную работу над своей комедией.• Через девять лет после первого представления, состоявшегося в 1936 году, спектакль появился в новом варианте на сценах областных театров, а в 1958 году пьеса "Джапалак Джатпасов" вновь вышла на подмостки государственного драматического театра; вызвав живой интерес зрителей.такля неожиданно заболел исполнитель роли милиционера Алджан Сарбагишев. Режиссерский выбор пал на смуглого парня. Утром помощник режиссера Абдугазыр Айбашев, немного позанимавшись с Му-ратбеком, пожелал ему удачи в предстоящем спектакле. Вечером, с нетерпением ожидая своего выхода, Муратбек с важностью прогуливался за кулисами в гриме и костюме. И надо же такому случиться] Перед самым выходом Муратбек начисто забыл уроки Айбашева. Не успев снова его расспросить и узнать, что ему предстоит делать, молодой артист очутился на сцене, подтолкнутый в нужный момент чьей-то заботливой рукой.

Выскочив на сцену, перепуганный милиционер так и не выполнил своей задачи. Джапалак, которого должен был "арестовать" Муратбек, был уведен со сцены кем-то другим. В первый момент Рыс-кулов пытался передвигать ноги, но они не слушались его. Непривычный контраст черной бездны зрительного зала и яркого света софитов и прожекторов лишили остатков самообладания. Так он и простоял неподвижно, пока помреж не увел его со сцены.

Если в "Ревизоре" Рыскулов был незаметным среди толпы рядом с колоритными фигурами Городничего, Ляпкина-Тяпкина и Земляники, то в роли милиционера никак уж нельзя было ускользнуть от любопытных взоров зрителей. Отсюда - скованность, нерешительность, страх.

Такими оказались самые первые шаги. Не очень-то ладилось дело у начинающего артиста. И тем не менее даже после столь неуверенного дебюта дальнейшая судьба Рыскулова была решена. При всей его растерянности и беспомощности нетрудно было заметить в молодом артисте сценическое обаяние. Эта особенность и привлекла внимание руководителей театра. Рыскулова зачислили в труппу, с которой на всю жизнь связал он свою судьбу.- 18 Итак, Рыскулов - профессиональный актер. Но профессиональных навыков мало. И, конечно, началась упорная учеба. При помощи своего первого сценического наставника В.Я.Васильева молодой артист разыгрывал этюды, разучивал отрывки из самых разных пьес, постепенно усложняя работу, ставя перед собой все новые и новые задачи. Тогда он впервые столкнулся с принципами школы Станиславского, с методом перевоплощения.

В.Я.Васильев внимательно присматривался к начинающему актеру. В густом бархатистом голосе низкого тембра, в его манере держаться было что-то властное, повелевающее. Эти качества, по мнению режиссера, подходили для исполнения острохарактерных ролей. Вероятно поэтому после незначительных и малозаметных выступлений на сцене Рыскулову поручили центральную роль старого жестокого бая Чойбека в, пьесе "Кайгылуу Какей" ("Горемычный Ка-кей") М.Токобаева.2Мрачная, беспросветная жизнь киргизского народа до революции долго оставалась главной темой в творчестве писателей и поэтов социалистического Киргизстана. Эта тема прошла и через всю киргизскую советскую драматургию. Первым драматургом, воплотившим ее в своем творчестве, был Молдогазы Токобаев. Поставленная студией еще в 1928 году "Кайгылуу Какей" впоследствии претерпела много изменений, пока в окончательном своем варианте в 1936 году не увидела вновь свет рампы, а в 1950 году еще раз вошла в репертуар Киргизского драматического театра.

Основная тема драмы - трагедия принудительного брака -разрабатывалась и ранее в пьесах "Эски турмуш" ("Старая жизнь"), "Жаны турмуш" ("Новая жизнь"), "Эскиден калган энчилер" ("Пережитки прошлого").- 19 По сравнению со своими предшественниками Молдогазы Токо-баев в своей драме развил и углубил социальные мотивы, четко определил классовые позиции героев. На одном полюсе - старый бай Чойбек, на другом - бедняк Малдыбай, вынужденный за долги отдать дочь богачу.

По ходу действия выясняется, что отец красавицы Какей лишился верблюда, единственного своего кормильца. Это дело рук приближенных бая. Теперь Чойбек знает, как заполучить дочь бедняка.

Рыскулов сразу же вводит зрителя в атмосферу беспросветной прошлой жизни киргизского аила, когда 13-14 летних девочек насильно отдавали замуж за богатых стариков в уплату долгов, чаще всего наполовину выдуманных баем. Здесь актеру помогало знание дореволюционной киргизской жизни. Из рассказов и из собственных наблюдений Рыскулов знал множество красочных деталей, рисующих быт и характеры баев.

В третьем действии на сцене появляется сытый Чойбек, погруженный в свои думы. Но вот бай сунул руку себе за пазуху (Рыскулов хорошо помнил, как баи хранили деньги) и вытащил сверток с деньгами. Бережно развернув тряпицу, Чойбек на какое-то мгновение повеселел, но тут же недовольно нахмурился. Как видно, подумал о каких-то расходах. О том ли, какой калым дать за девушку, или быть может о том, как роскошно справить свадьбу. Но нет! Чойбек способен только брать. Лишь для соблюдения правил приличия отложил немного денег для свахи, потом снова пересчитал отложенную сумму и часть спрятал. Трудно расстаться с деньгами.

Та же тема продолжает развиваться и в четвертом действии. И здесь М.Рыскулов, продолжая обыгрывать кошелек, раскрываетновые черты характера своего героя.

В пьесе создан образ не слишком умного, но алчного, изворотливого старика. Из-за своей женитьбы Чойбек часто попадает в комические ситуации. Для актера комедийного плана здесь много зацепок для того, чтобы посмешить публику. Первый исполнитель роли Чойбека (постановка 1928 г.) Алджан Саргабишев по свидетельству критиков "пересаливал" в комических местах. От этого образ был принижен, терял социальную остроту.

В исполнении М.Рыскулова Чойбек не только жаден и скуп, но и преисполнен собственного достоинства. Он убежден в том, что байский сан дает ему право чувствовать себя выше других, что ему все подвластны. Вместе с тем он настолько уверен в своей неотразимости, что пытается даже завоевать сердце пленительной девушки. При виде ее сухое и злобное лицо Чойбека расплывается в умильной улыбке, речь становится мягкой, вкрадчивой. Этот грубый и неуклюжий старик пытается очаровать свою жертву.

Актер в этой сцене добился резкого контраста между внешни»! видом Чойбека и его полной страсти речью. Слегка сгорбленная фигура и отталкивающая физиономия Чойбека противоречили его манере говорить.

Так исподволь М.Рыскулов подводил своего героя к саморазоблачению. В финале Чойбека настигало возмездие. Юноша Омуркул со своими друзьями врывался в юрту, где шел свадебный той, и освобождал свою любимую. И чем больше негодовал разъяренный Чойбек, тем более смешным и нелепым становился он на глазах у зрителей.

Артист убедительно показывал, как бай, еще недавно устрашающий своем силой, превращался в жалкого старика. Так уходила в прошлое феодально-патриархальная эпоха.

Работа над образом Чойбека многому научила М.Рыскулова. Онпонял, в частности, что главная задача актера на сцене заключается в умении сохранить естественную реакцию на окружающие неестественные предметы. Конкретные поступки в предлагаемых обстоятельствах помогали создать нужное настроение. М.Рыскулову очень помогало знание дореволюционного быта Киргизии: какие-то внешние детали, подмеченные в жизни, служили нередко ключом к раскрытию образа.

Работая под руководством режиссера над образом Чойбека, М.Рыскулов приблизился к пониманию принципов системы Станиславского.

И все же сам артист остался недовольным своей первой большой работой.

Подлинную глубину проникновения в самую суть образа и разносторонность своего дарования показал Рыскулов несколько лет спустя в новой постановке той же драмы режиссером А.Свистуновым (1950).

Во время гастролей Киргизского драматического театра в Алма-Ате (1950 г.) "Казахстанская правда" писала об игре Рыску-лова в роли Чойбека: ".он, Чойбек, жаден, хитер, властолюбив и при всех этих отрицательных качествах жизненно правдоподобен".1Для того, чтобы мастерство Рыскулова росло и мужало, ему необходимо было выступить в полноценной роли в современной советской пьесе. И такой ролью оказался образ курбаши Момуша -героя драмы "Алтын-Кыз" ("Золотая девушка") Дж.Боконбаева, поставленной в сезоне 1937-38 гг.

Образ бывшего торговца и предводителя басмачей Момуша своим острым, сложным и динамичным рисунком сразу заинтересовал актера.

1 Токпанов А. Казахстанская правда, 1950, 18 июня.- 22 Посвященная вечной для нашего искусства теме - победе социализма - драма "Алтын-Кыз" (музыка В.Власова и В.Фере, постановщик О.Джетикашкаев) повествует о героическом эпизоде борьбы за коллективизацию сельского хозяйства Киргизии.

С большой эмоциональной убедительностью драматург создает в "Алтын-Кыз" атмосферу жизнерадостности, молодого задора. Живые человеческие характеры предстают перед зрителем. Таковы командир добровольческого отряда Джапар и золотая девушка - Чинар. Таков и курбаши Момуш.

М.Рыскулов сначала играл Момуша так, что зритель никак не мог заподозрить в нем врага. Только глаза! Холодный, настороженный, злобный взгляд порой выдавал истинный его характер.

Вот Момуш пришел к веселящимся колхозникам, выдавая себя за сочувствующего новой жизни человека. И сам он весел, бодр, приветлив. Каждое движение продумано. Мягкая, немного настороженная походка. Спокойное лицо. Разве скажешь, что этот симпатичный человек связан с английской разведкой?Очень естественно этот всеми покинутый, одинокий, честный торговец горько оплакивает свою безрадостную судьбу. Он очень нуждается в человеческой ласке и теплоте. В жизни у него одна отрада - песня, которую он "любит бесконечно". Ему так хочется побыть с колхозниками, насладиться их песнями. А в нужный момент вынуть нож!По гостеприимному обычаю киргизов даже непрошенный гость -все же гость. Его хорошо встречают. Но вот добровольческий отряд во главе с Джапаром и его верной спутницей Чинар - не решается принять его в свои ряды, как бы ни клялся он в своей преданности колхозному строю. Момуш озлоблен.

М.Рыскулов правдиво показывает, как постепенно меняетсяего "герой". В глубине души он ненавидит большевиков, ненавидит коллективизацию, ненавидит все то, что заставляет рухнуть казавшиеся незыблемыми устои старой жизни. И когда его замыслы срываются, он в бессильной ярости бежит к своим басмачам.

Момуш в надежном убежище. Вот когда раскрылась подлинная его натура. Здесь он грозен, надменен, жесток, бесчувственен. Куда исчез романтик, наслаждающийся звонкой песней'М.Рыскулов с большим темпераментом показывает озверевшего бандита, потерявшего человеческий облик. Жестоко расправляется он с Чинар и ее матерью. "Сцена расправы с беззащитными женщинами одна из наиболее драматических и захватывающих в спектакле". * Но все же нельзя сказать, что эта сцена полностью удалась артисту. Временами чувствовалось, что он увлекается чисто внешней занимательностью, забывая о психологии своего персонажа. Душевное состояние трусливого Момуша, старательно скрывающего свой страх под маской жестокости, не было раскрыто во всей своей жизненной достоверности.

События последней картины, в которой участвует Момуш, происходят уже после ликвидации басмачества, когда вырос и окрепший колхоз уверенно зашагал вперед.

Переодетый в дырявый, словно маскарадный, костюм появляется Момуш в финале спектакля. Его черная фигура мелькает на фоне белого склада хлопка. Пугливо оклядываясь по сторонам, он поджигает склад. А когда его ловят, каким отвратительным и жалким выглядит застывший в нелепой позе пойманный бандит.'Следующей ролью (и снова ролью отрицательной) стал Алым-бай из музыкальной драмы "Аджал ордуна" ("Не смерть, а жизнь") Джусупа Турусбекова, поставленной в 1938 году А.Куттубаевым итА Львов Н. Киргизский театр, М., "Искусство", 1953, с.82.

В.Васильевым.

Как и большинство произведений молодой киргизской драматургии, "Аджал ордуна" писалась долго. Начиная с первой интерпретации сделанной еще в 1934 году Аманкулом Куттубаевым, до 1938 года она четыре раза подвергалась крупным переделкам, прежде чем завоевала популярность у зрителя.

Зато сценическая жизнь §той драмы длится уже тридцать лет -случай, единственный в истории киргизского театрального искусства.

Но, к сожалению, материал роли Алымбая в "Аджал ордуна" был очень беден. Драматург оказался скупым на слова, когда дело доходило до отрицательных героев.

Хотя, как говорит актер, ".разобравшись в характере своего героя, с большим увлечением начал я работать над каждой из его шести маленьких фраз, проверял их то в одном, то в другом звучании", и все же образ Алымбая получился однотонным, созданный актером характер не поднялся до большого обобщения. В этом была повинна скорее всего поверхностная режиссура.

Немногим более чем через два года на долю Рыскулова выпал не совсем обычный случай - выступить в первом киргизском балете "Анар", поставленном балетмейстером Н.Холфиным по собственному либретто, написанному совместно с К.Эшимбековым (музыка В.Власова, А.йалдыбаева и В.Фере). Он исполнил одну из центральных ролей - манапского джигита Кудаке.

От Рыскулова, не тлевшего специальной хореографической подготовки, требовалось немногое: пантомима чередовалась с нетрудными танцевальными номерами. Рыскулов появлялся на сцене, чтобы сообщить манапу Багишу, пытавшемуся жениться на бедной девушке Анар, радостную для него весть - погиб ее возлюбленный Кадыр.- 25 По свидетельству участников балета, это единственное выступление Рыскулова в роли танцора прошло удачно, он создал пластически выразительный образ.

В первых четырех ролях М.Рыскулова удачи чередовались с просчетами. Стало ясно одно: у артиста есть тяга к образам с крупными, яркими характерами.3Творческое развитие Киргизского драматического театра после постановки' "Алтын-Кыз" и особенно "Аджал ордуна" • несколько замедлилось. Основная причина этого - слабость тогдашнем киргизской драматургии. В некоторых пьесах, вошедших в то время в репертуар театра, содержались серьезные политические ошибки, что не могло, конечно, не сказаться на творческом росте театра.

В поисках репертуара театр обратился к переводным произведениям советских авторов, к лучшим творениям мировой классики. Так, на его сцене впервые появляются Мольер и Шекспир.

В 1940 году театр поставил "Проделки Скапена" Мольера. Выбирая эту комедию, руководители театра имели ввиду ее органическую связь с народным фарсом. Ведь искусство киргизских импровизаторов, народных комиков было очень близко к фарсу.

И где-то, пожалуй, комедия "Проделки Скапена" чем-то перекликались с проделками Куйручука и Шаршена. Вот почему появление мольеровской пьесы на сцене театра было горячо встречено фрунзенскими зрителями. Перед ними открылось очень яркое, эффектное и вместе с тем доступное для понимания зрелище, отдаленно сходное с самобытным киргизским искусством.

В заглавной роли Скапена выступил М.Рыскулов. Эта первая его комедийная роль была сыграна тепло, живо, динамично. На сцене появлялся не просто умный и ловкий слуга, а прежде всегокомический персонаж, при первом же появлении которого зрители предвкушали, что тут-то и начинается самое смешное. В каждой сцене их ожидали новые и новые комические трюки, особенно в сцене с мешком во втором явлении третьего акта, где Скапен избивает палкой ловко спрятанного им в мешок Керонта. Скапен-Рыс-кулов казался олицетворением жизнерадостной энергии и сметливости, остроумным народным забавником. Рыскулов заставлял зрителей хохотать буквально до слез. И все-таки в его исполнении местами чувствовалось излишнее комикование.

При всех своих очевидных недостатках, работа над образом Скапена стала для Рыскулова первым опытом создания настоящей комедийной роли. "Амплуа" артиста расширялось, дарование приобретало новые грани.

Важным этапом в творческой жизни всего театра и в частности Рыскулова явилась постановка комедии В.Шекспира "Двенадцатая ночь", премьера которой состоялась в начале марта 1943 года.

К тому времени театр накопил уже немалый опыт работы над произведениями Гоголя, Островского, Мольера. Это помогло коллективу создать по-настоящему жизнерадостный, брызжущий весельем красочный спектакль.".Мы с большим удовлетворением можем констатировать, что "Двенадцатая ночь" на сцене Киргизского драматического театра -хороший, культурный, радостный спектакль, свидетельствующий о большой и вдумчивой работе как всего коллектива в целом, так и отдельных его участников, - отмечала газета "Советская Киргитзия".* Советская Киргизия, 1943, 14 марта.- 27 Содействовала удаче своеобразная трактовка "Двенадцатой ночи" режиссером Отунчу Сарбагишевым, попытавшимся сблизить комедию с современной жизнью киргизского народа. Он усилил акцент на отдельных сценах и ситуациях, чем-то напоминавших окружающую киргизов действительность.

В этом увлекательном спектакле чувствовался живой дух эпохи Ренессанса, атмосфера беззаботной, наполненной любовью, звонкой шуткой и полной забавных положений жизни сказочной Иллирии. Спектакль получился оптимистический, пронизанный любовью к жизни, подлинным шекспировским гуманизмом.

В постановке, правда, не все было равнозначным. Ее стремительный ритм нет-нет да и прерывали паузы, темп замедлялся, что сразу же сказывалось на спектакле, тускнели его краски, блекло заразительное веселье. Исполнение некоторых актеров тоже было неровным: мешали попытки играть "на зрителя", стремление к чисто эстрадным эффектам.

И тем не менее в спектакле была крепкая основа, он не переставал радовать зрителей.

Удались центральные герои: Виола, Оливия, Орсино. Талантливо, с настоящим комедийным блеском, сыграл М.Рыскулов роль веселого "пожирателя бифштексов" сэра Тоби. В своем прочтении образа сэра Тоби Рыскулов, сам того не подозревая, приблизился к характеристике, данной крупнейшим шекспироведом А.Аникс-том: "Он типичный пожиратель бифштексов и любитель веселых попоек, как сэр Джон Фальстаф. Остроумия у него поменьше, чем у славного рыцаря, но разгульную жизнь он любит не меньше еготи хорошей шутке тоже знает цену".

Уильям Шекспир. Полное собрание сочинении, т.5, М., "Искусство", 1959, с.603.- 28 Именно таким и видели зрителе сэра Тоби в исполнении Рыскулова - беззаботным гулякой, рожденным, как ему кажется, лишь для веселья и забав. Сэр Тоби стал центром всего спектакля. Не случайно рецензент Я.Апушкин особо выделил Рыскулова из всех участников постановки, считая его "наиболее полно постигшим природу образа шекспировской комедии".

Способствовала удаче верно найденная артистом внешняя фактура. Характерный тембр голоса, своеобразный говорок, тяжелые и неуклюжие жесты, неповторимая походка.

Впервые свойства актера и особенности роли совпадали полностью. И потому Рыскулову удалось подчинить свои, порой выходящие из обычных рамок, приемы общему замыслу спектакля, до конца раскрыть характер своего героя. Такая глубокая и правдивая разработка образа и обеспечила успех. Работа над ролью сэра Тоби стала для Рыскулова важной вехой в его творчестве.

После успешного выступления в роли сэра Тоби, творческие заслуги артиста получили общественное признание: вскоре ему присваивается звание заслуженного артиста Киргизской ССР.

Правдивость и проникновенность отличали исполнение М.Рыскулова и в ряде других ролей, сыгранных им в годы Великой Отечественной войны. Уже после нескольких спектаклей по пьесе А. Токомбаева "Ант" ("Клятва"), поставленной режиссером А.Айдарку-ловым е 1942 году газета "Советская Киргизия" писала: ".И вот эта, с виду неподвижная фигура, живет в чувствах зрителя до конца спектакля. Белек на фронте, и сквозь грохот и дым выстрелов к нему доносится дрожащий голос комузчи Мурата. Визжит, надсе-дается немец-палач., а тут в его высокомерный визг входит* Советская Киргизия, 1943, 14 марта.рассказ о фашистских угрозах, плавный голос старого Мурата. Падает без сознания Белек, он в бреду, а в нашем чувстве великие призраки, окружающие Белека, ассоциируются с тем же живым Муратом. Создать из малоподвижном фигуры Мурата такую впечатляющую силу мог только незаурядный поэтический талант. М.Рыскулов в роли комузчи Мурата живет не только как поэтический, но и бытовой портрет народных певцов".*С комедийным блеском, с народным юмором сыграл Рыскулов Бар-пыка, героя комедии "Ким кантти" ("Кто что сделал") К.Джантошева (1943 г.,), интересной была и его трактовка роли Алдара Косе, героя одноименной пьесы казахских драматургов Ш.Хусаинова и М.Пин-чевского, (постановка режиссера А.Айдаркулова).

Искренно, просто рисовал киргизский актер образы Джолдоша из пьесы Р.Шукурбекова "Кек" ("Месть"), посвященной советскому патриотизму в дни Великой Отечественной войны (1944 г., постановщик К.Джантошев) и Самсонова в "Полководце Суворове" И.Бех-терова и А.Разумовского (1942 г., постановщик А.Амдаркулов).

Какое значение для дальнейшего творческого роста Рыскулова имели эти спектакли? Они дали ему возможность овладеть исполнительской техникой, точнее определить свои возможности, подготовить почву для создания больших этапных ролей.

Новый период творческой жизни Рыскулова начинается в конце Великой Отечественной войны.

В годы тяжелых народных испытаний Киргизский драматический, как и другие театры нашей страны, отдает свои силы созданию исчторико-патриотических спектаклей. Именно в эти годы киргизские драматурги написали ряд замечтательных произведений о народных героях, в которых отражалось героическое прошлое киргизского * Советская Киргизия, 1942, II октября.- 30 народа, боровшегося за свою независимость.

Этапной была для коллектива театра постановка драмы К.

Джантошева "Курманбек" (1944 г. режиссер Отунчу Сарбагишев), написанной по мотивам народного фольклора. В основу драмы легли записи поэтических сказаний, переданные акынами Молдобасаном Му-суманкулоЕым и Кадыком Акиевым.

К.Джантошев в "Курманбеке" с большим темпераментом, живо и талантливо рассказал о борьбе своего народа с чужеземными захватчиками. Историческая драма звучала остро современно, она звала, вдохновляла советских людей на подвиг."Главное в джантошевском "Курманбеке" - не в воскрешении старинь;, а в поэтическом утверждении сил, эту старину разрушающих. Тут все устремлено в будущее, все - отрицание и ниспровержение старого, уродливым и страшным кошмаром нависающего над героями пьесы. Ее поэтическая энергия вырастает из необходимости противопоставить этому жестокому и бесчеловечному прошлому народный идеал мужества и бесстрашия. И именно этот идеал, олицетворенный в поэтически условных, по-своему глубоко драматичных образах народного заступника Курманбека и его самоотверженной возлюбленной Айганыш, дает жизнь пьесе. И чем песеннее, чем возвышеннее в своем жизнеутверждающем страстном лиризме она звучит, тем яснее нам становится ее органическая внутренняя связь с тем, что наполнило счастьем жизнь молодой Киргизии".1Аззтор сразу же в экспозиции драмы показывает расстановку основных сил, подготовку патриотической борьбы народа с иноземными захватчиками.

Народный герой Курманбек - олицетворение величия и красоты1 Сурков Е. Лит.газ., 1958, 23 окт.человека, вставшего на путь борьбы против угнетения. В образе его отца-хана Тейитбека драматург разоблачает жестокость уходящего мира.

Работа над образом Тейитбека потребовала от актера серьезного труда. Пришлось основательно изучать устное народное творчество, давшее богатый материал для понимания характера Тейитбека. Артист долго и настойчиво искал ключ к образу, стремясь сделать его многогранным.

Рыскулов страстно обличает страшный мир деспотов и угнетателей. Эгоизм, угрюмый, озлобленный нрав Тейитбека, его свирепая воля, мрачный характер показаны актером с необычайной выразительностью. Тейитбек становится как бы символом ушедшего в далекое прошлое строя.

Создавая этот образ актер еще раз доказал масштаб своего дарования. Надо сказать, что успех всего спектакля во многом зависел от его талантливой и яркой игры. Рыскулов, "внесший в некоторые эпизоды спектакля почти шекспировскую насыщенность страсти, больше, чем кто-либо другой в этом горячем поэтическом спектакле сумел быть по-человечески достоверным и вместе с тем ::аким крупным, подчеркнуто зловещим и страшным, каким итдолжен быть персонаж народного эпоса".

Тейитбек у Рыскулова - образ противоречивый, многогранный, С помощью богатой гаммы голосовых красок, выразительного пластического решения артист являет своего героя в самых разнообразных аспектах ; словно поворачивает то одной, то другой гранью,,Могучая экспрессия, темпераментная, чеканная фразировка -все помогает артисту показать своего хана во всей силе и непов1 Сурков Е. Лит.газ., 1958, 23 окт.торимости его характера.

В сценах народного гуляния, а также при встрече с сыном Кур-манбеком и особенно со снохой Айганыш Рыскулов достигает подлинных высот драматического искусства. Правдивость, сила таланта придала всем элементам мастерства артиста - каждому тембровому оттенку, каждому жесту, движению, позе - глубокую целеустремленность. Перед зрителями предстал трагический образ хана - жестокого, мстительного, подозрительного и вместе с тем глубоко несчастного, страдающего, охваченного сомнениями.

Вот сцена всеобщего веселья и радости. Ждут начало помолвки Курманбека и Айганыш. Казалось бы ничего не может омрачить народное торжество. Но вот появляется словно бы чугунная фигура грозного хана - Рыскулова. И сразу замерло веселье, в тревоге заметались люди. Тяжело расставляя ноги, входит разгневанный хан. Он не может примириться с мыслью, что единственный сын хочет жениться на дочери его злейшего врага.

Вдруг мелькнула какая-то новая мысль. Хан задумался. А затем мощный голос Рыскулова повествует о коварной затее Тейитбе-ка, замыслившего предать свой народ врагам и стать воистину могущественным ханом - владыкой многих народов. И тут он словно перерождается, обретает новую силу и готов плакать от восторга, воображая себя "Великим ханом".

Суров и четок рисунок роли. Незабываемое впечатление оставляет внутренний монолог хана в сцене, когда приближенные Курманбека просят у него крылатого коня для победы над врагами. Безжалостно разоблачает артист своего героя, и эта беспощадная правда наполняет зал возмущением и гневом.

Но и в этом страшном человеке есть еще, оказывается, что-томягкое, интимное, только оно очень глубоко запрятано. И не легкобыло артисту добраться до этих глубинных чувств, рассказать о них зрителю.

Рыскулов не сразу дает нам заглянуть в душу Тейитбека. С мучительным раскаянием бросается тот на мертвое тело погибшего сына. "Кажется, еще секунда, - и человеческие чувства победяттхолодное сердце Тейитбека". Но вновь проснувшееся лицемерие, желание угодить грозному хану Коруну заставляет его скрывать искренние порывы души.

Рыскулов, внезапно переходя от добра к злу, от одной абсолютно достоверной интонации к другой, ведет сложный психологиче^ ский рассказ о том, что в обществе, где царит несправедливость, в человеке подавляется все хорошее. В образе Тейитбека он обличает античеловеческую сущность деспотизма.

Образ Тейитбека знаменовал начало нового этапа в творчестве Рыскулова. Артист нашел новые краски, новые интонации, чем-то напоминающие героев шекспировских трагедий. Уже после премьеры "Курманбека", делясь в беседах и выступлениям своими творческими замыслами, Рыскулов мечтает воплотить на сцене столь же сильные характеры. Через шесть лет он сыграл Отелло.

Не меньшим успехом, чем "Курманбек", пользовался у публики и другой историко-героический спектакль Киргизского драматического театра, посвященный легендарной девушке-батыру Джаныл. Рыскулов исполнил в этом спектакле роль старика - главы рода нойгутов.

В пьесе К.Маликова и А.Куттубаева "Джаныл", поставленной в 1945 году А.Свистуновым и К.Джантошевым, ярко передано величие подвига девушки-батыра, которая по силе и воинскому мастер* Симонов Е. Правда, 1958, 26 окт.ству не уступала мужчине. Также, как и в "Курманбеке", в "Джа-ныл" далекое прошлое освещено с позиции современности, героическое сочетается с лирическим. Воспроизводя события глубокой старины, авторы и театр сумели отразить в спектакле пафос Великой Отечественной войны. Народ, поднявшийся на врага, - вот что стало главным содержанием спектакля.

Легенда о народной героине Джаныл-Мырза относится ко второй половине ХУШ века. В ней повествуется о любви Джаныл и Тулку-батыра. Тулку самоуверен и самонадеян, он требует от гордой девушки немедленного ответа, станет ли она его верной подругой, Уклончивый ответ вызывает его гнев, Джаныл - единственная мечта и радость - унизила его, не посчитавшись с честью и достоинством. И Тулку тайно приказывает своим джигитам напасть на мирный аил Джаныл.

Тогда девушка одевает военные доспехи, чтобы отомстить за позор к унижение своего народа. Такое решение принял глава рода - мудрый старик (Рыскулов) вместе с народом.

Всего несколько слов говорит в этой сцене артист, но как глубоко сумел проникнуть он во внутренний мир создаваемого образа. Слов мало, зато богатый подтекст. Артист стоит, склонив голову,, и Джаныл безмолвствует, но мы отчетливо читаем его мысли: гнев на Тулку, боязнь за молодую девушку. Сможет ли она устоять против грозного врага? Как победить его?Второй выход Рыскулова происходит в последнем акте, когда старик, преобразившись в шамана, проникает в темницу, в которой томится взятая обманом в плен Джаныл.

Артист виртуозно проводит эту сцену. Выкрикивая, делая смешные прыжки, он дает знать Джаныл о себе и о той силе, которая освободит ее из плена. Старик-Рыскулов идет на очень рискованный шаг. Малейшая неосторожность - и он погибнет. Только истинная любовь к свободе, преданность своему народу толкают его на риск. Это говорит о твердом характере, о цельности незаурядной натуры, что так выразительно, точно и глубоко, постигнув сущность образа, показал Артист. Работа Рыскулова в этой роли сильна удивительной внутренней логикой, предельной простотой выразительных средств.

Артист, используя ограниченный материал роли, создал образ впечатляющий и значительный. Мы с волнением следим за его думами, поступками, за каждым движением актера, сумевшего передать в своем герое главное: веру в силу народа, в конечное торжество справедливости."Всего два раза появляется на сцене старик - глава рода, к которому принадлежит Джаныл. Это не помешало артисту М.Рыс-кулову создать удивительную запоминающуюся фигуру", - писала в 1950 году во время гастролей в Алма-Ате газета "Казахстанскаятправда".

Постановка таких капитальных пьес как"Аджал ордуна", "Двенадцатая ночь", "Проделки Скалена", "Курманбек", "Джаныл" и блестящая актерская удача М.Рыскулова в роли Тейитбека, вписавшая новую страницу в историю театра, дали коллективу новый разбег, позволили взяться за постановку вещей еще более крупного масштаба.

Любовь зрителя к Рыскулову к этому времени уже была огромной. И вновь назначенный после смерти бывшего художественного руководителя театра Отунчу Сарбагишева (март 1944) на должность главного режиссера А.А.Свистунов (бывший актер и режиссер ленинтх Токпанов А. Казахстанская правда, 1950, 18 июня.градского Большого драматического театра) обратил особое внимание на Рыскулова. Он увидел глубинные творческие возможности артиста и поставил перед собой задачу испытать его в русской классике.

НОВЫЙ ЭТАП (ДРАМАТУРГИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА В РАЗВИТИИ АКТЕРСКОГО ИСКУССТВА М.РЫСКУЛОВА. 1945-1950 гг.)В послевоенный сезон 1945-1946 года наметилось некоторое отставание Киргизского драматического театра. В эти годы в его репертуаре наряду с классическимиспектаклями "Двенадцатая ночь" и "Ревизор" шли лучшие фольклорно-исторические постановки "Кур-манбек" и "Джаныл", но спектакли, показывающие интересные, живые характеры современника, отсутствовали."Драматурги, не замечая прекрасной, цветущей жизни своей республики, передовых людей современности в их творческом порыве",* во всем величии их душевных качеств, увлекались очень узким кругом проблем, уделяя большое внимание негативным явлениям жизни.

Но весь ход истории советского общества, партийные решения по идеологическим вопросам, самые передовые идеи современности, вооружающие наших писателей верным пониманием происходящих событий, наконец, всемирно-историческая победа нашего государства над гитлеровской Германией - все это обусловливало переход к новому этапу в развитии советского театра.

Драматургам предстояло стать неутомимыми, страстными певцами сегодняшнего и завтрашнего дня и гневными обличителями всего косного, отсталого, что мешало советским людям строить светлое будущее.

1 Львое Н. Киргизский театр. М., "Искусство", 1953, с.178.- 37 Призыв партии создавать яркие, полноценные произведения о жизни советских людей оказал влияние и на работу Киргизского драматического театра.

В его репертуарный план были включены переводные пьесы русских и украинских авторов. Животрепещущие вопросы советской действительности стали разрабатываться глубже, вдумчивее, с большим художественным вкусом. Эти помогло театру создать ряд значительных и актуальных по теме спектаклей.

Указания партии помогли его коллективу с подлинно партийных позиций подойти к подбору драматических произведений, предъявить к авторам пьес повышенные требования.

На киргизской сцене появились такие современные пьесы, как "Сотворение мира" Н.Погодина, "Русский вопрос" К.Симонова, "Особняк в переулке" братьев Тур, инсценировка Н.Охлопкова "Молодая гвардия" по роману А.Фадеева, "Калиновая роща" А.Корнейчука. Продолжалась работа над новыми произведениями киргизских драматургов: "Кумдуу чал" ("Песчаное плоскогорье") и "Курман" Т.Аб-думомунова, "Менин айлым" ("Мой аил") Р.Шукурбекова, "Баатыр-дын колу" ("Тропа героя") А.Свистунова и Р.Шукурбекова, "Биз баягы эмесбиз" ("Мы не те, что были") К.Маликова и А.Куттуба-ева.

Во всех этих спектаклях был занят М.Рыскулов. Как и всякого советского актера и гражданина, живущего заботами и тревогами нашей беспокойной эпохи, М.Рыскулова всегда привлекала задача создать образ современника, борца и строителя, человека, думающего и умеющего претворять свои мысли в величественные дела. Драматургический материал не всегда давал актеру такую возможность. Герои на сцене порой выглядели менее яркими и интересными,чем те, которых видел Рыскулов в жизни, вокруг себя. Однако актер не прекращал постоянного поиска современного героя, способ- ' ного взволновать умы и сердца зрителей.

Одной из первых таких работ стала роль коммуниста Валько в инсценировке Н.Охлопкова романа А.Фадеева "Молодая гвардия". Киргизский драматический театр поставил ее в январе 1948 года. В памяти народа были тогда особенно свежи события героических военных лет. Осмысление войны, преодоление ее последствий и борьба против угрозы новой войны - вот что занимало советских людей в первые послевоенные годы. И образ замечательного коммуниста Валько не мог не быть им созвучным в тот трудный период, когда страна возрождалась из руин.

М.Рыскулов нашел для этого героического образа точное пластическое решение. Сцену смерти Валько актер воспринял как сцену бессмертия и торжества его нравственных и философских идей. Его Валько не умирал, он продолжал звать людей к подвигу.

Прочитав так роль Валько, М.Рыскулов как бы развивал на киргизской сцене лучшие традиции революционного романтизма в советском театре, заложенные еще "Бронепоездом 14-69" и "Оптимистической трагедией".

Интересной в цикле ролей современников, сыгранных М.Рыску-ловым, явилась работа над образом старого шшенера-геолога Бондарева в пьесе Т.Абдумомунова "Кумдуу чап" ("Песчаное плоскогорье"), поставленной театром в апреле 1947 года. Это была первая в киргизской драматургии пьеса, отражающая трудовые будни рабочего класса и молодой интеллигенции республики. Драма Абдумомунова и ее интерпретация во многих отношениях оставляли желать лучшего. Основной ее конфликт носил черты, характерные для целого циклапьес того периода, которые позднее были определены б литературоведении и театроведении как "производственные". Область отношений между людьми мало затрагивалась автором "Кумдуу чап", проблематика ее носила несколько утилитарный характер, затрагивая вопросы производства. И все же для актеров пьеса представляла интерес, ибо она непосредственно отражала современную им жизнь.

М.Рыскулов сыграл в этой драме роль человека, прототип которого был ему хорошо знаком. Прообразом Бондарева был академик Скрябин, председатель Киргизского филиала Академии наук. Это знакомство дало актеру возможность наполнить схематический образ живыми штрихами и деталями. Кроме того, артисту довелось наблюдать самому жизнь геологов-поисковиков, разведывающих нефтеносные районы. Он сумел передать человеческое обаяние, незаурядность натуры, острый ум и тонкий юмор - все, что было потенциально заложено автором пьесы в образе старого геолога, лучшего представителя русской советской интеллигенции, помогающего молодым киргизским коллегам.

Совершенно в ином облике предстал зрителям М.Рыскулов в пьесе Р.Шукурбекова "Менин айлым" ("Мой аил"), которую театр показал весной 1948 года. Исполнив роль бездельника Рысбека, отлынивающего от работы в колхозе, актер еще раз проявил важную особенность своего дарования - способность воссоздать на сцене чисто комедийные характеры.

Образ Рысбека уходит своими корнями к устному народному творчеству киргизского народа. Если проводить аналогии, то его далекий предшественник в киргизском фольклоре чем-то схож с персонажем русских народных сказок Иванушкой-дурачком. В Рыс-беке много привлекательных черт - ум, сообразительность, умение сказать острое словцо и наряду с этим. неиссякаемая лень. Драматургу удалось создать ряд комических ситуаций, где последнее свойство характера персонажа представлено в самом невыгодном свете.

М.Рыскулов довел эти сцены до подлинного гротеска. Особенно удачна сцена, в которой бездельник Рысбек сдает птицеферму новой заведующей, старушке, матери главной героини Саадат. Он уверен, что мать Саадат неграмотная и, потешаясь над ней, начинает считать, сколько на ферме гусей, кур, уток. Нелепо размахивая руками, Рысбек острит, называет какие-то смехотворные цифры. Когда же старушка начинает обстоятельно записывать результаты подсчета, Рысбек застывает в полном недоумении, выпучив глаза и открыв рот.

На протяжении всей пьесы актер шаг за шагом, то крупным штрихом, то незначительной на первый взгляд деталью показывает зрителям, как под влиянием новой жизни меняется характер Рыс-бека, как из бездельника он превращается в хорошего человека, честного труженика.2Значительной работой Рыскулова явилась роль Романюка в комедии А. Корнейчука "Калиновая роща", поставленной на сцене Киргизской драмы в 1950 году.

Председатель одного из украинских колхозов Иван Ромашок -образ достаточно психологически сложный, колоритный, с ярко выраженной индивидуальностью. Актер, приступающий к работе над такой ролью, должен владеть всей палитрой актерского мастерства - от гротеска до глубокого психологического проникновения в сокровенные тайны человеческой души.

Самое главное, что удалось М.Рыскулову в этой роли, - это правильно прочитать и тонкими штрихами передать тот конфликт, который возник в душе главного героя пьесы - председателя - и вылился затем в его столкновении с колхозниками "Калиновой рощи". Некогда передовой руководитель Иван Петрович Романюк, остановившись в своем развитии, не замечает, как из силы, способствующей поступательному движению нашего общества вперед, превращается постепенно в тормозящую. Актер столкнулся здесь с интересным и глубоким процессом, верно подмеченным драматургом.

Муратбеку Рыскулову свойственна важная особенность: он может настолько поверить в предлагаемые драматургом обстоятельства, что собственная его индивидуальность как бы подчиняется драматическому образу, сливается с ним. В этом случае все другие грани характера внешнего образа артиста, не совпадающие с психофизическими свойствами персонажа, остаются в тени.

Романюк Рыскулова одарен, умен, работоспособен. Но вместе с тем это человек, у которого чувство собственного достоинства переходит в какой-то момент в свою противоположность - зазнайство и бахвальство. (Эффектно первое появление Рыскулова - Ро-манюка на сцене: в орденах и регалиях и со жбаном кваса. Рыску-лов удачно использовал точно найденную драматургом деталь -жбан. Своей неуместностью рядом с боевыми орденами она как бы подчеркивает ту двойственность образа, которую задумал А.КорДалее актер черточку за черточкой раскрывает перед зрителем все стороны этой противоречивой натуры. Порывистый, не без хитринки, по-своему обаятельный поначалу человек, почти незаметно, исподволь становится выразителем вредной философии самоуспокоенности и "золотой середины". Многоездесь в самомнейчук.тексте, но то, как естественно держится Рыскулов на сцене, как сидит на нем широкополая шляпа и вышитая украинская сорочка, подчеркивает и дополняет написанные реплики."Калиновая роща" в постановке Киргизского драматического театра - лишнее подтверждение того, что залог сценического успеха драматического произведения состоит в органическом единстве таланта драматурга и таланта актера. Только такой сплав может заставить зрительскую аудиторию любить и страдать, радоваться и ненавидеть вместе с героями пьесы.

Рыскулов создает завершенный образ выразителя "философии стоячей воды". Но и здесь он не теряет чувства реального. Его Романюк сохраняет свои обаятельные черты - природный ум, чувство собственного достоинства и способность глубоко пережить свою собственную трагедию.

Именно сознание собственного достоинства помогает Романю-ку-Рыскулову легче преодолеть самого себя. Несколько дней он не ест, не пьет, не выходит из дому. Но у него, человека по самой своей сути деятельного, неравнодушного, появляется желание критически оценить и понять все пережитое.

Логически ясно развивается повествование Рыскулова о жизни Романюка. Новые стремления появляются у его героя. Как бы проснувшись, он видит, что жизнь в действительности несравненно прекраснее и шире той, что представлялась ему прежде. Это прозрение возвращает ему прежнюю уверенность в себе.

Теперь Романюк-Рыскулов может уже с гордостью вспомнить о своем прошлом. Оно кажется ему особенно прекрасным. С какой значительностью произносит он свое имя, которое недавно еще пользовалось всеобщим признанием.- 43 Б финале пьесы ашгтаея Рыскулов показывает своего героя окончательно прозревшим и истосковавшимся по труду. Да и могло ли быть иначе? Настоящий герой наших дней немыслим вне атмосферы труда. В эпоху всеобщего творчества только тот может стать примером для подражания, кто ищет, в ком неистребимо творческое начало.

Все это показано просто, тепло. Вместе с тем созданный Рыс-куловым образ придал спектаклю остросовременное звучание.3Вслед за "Калиновой рощей" к 25-летию со дня образования республики (1951) Киргизский театр подготовил драму К.Малико-ва и А.Куттубаева "Биз баягы эмесбив^) ("Мы не те, что были").

Авторы пьесы стремились ответить на самые животрепещущие вопросы современности. В ней говорилось о новой сельской интеллигенции, о борьбе за социалистическое отношение к труду, о советской морали.

Нельзя не отметить, что авторы подошли к избранной ими теме несколько узко, прежде всего их интересовала чисто агрономическая сторона дела. Известная иллюстрированность сюжета, схематичность отдельных образов, ненужный дидактизм - все это представляло для театра немалые трудности. Но весь творческий коллектив вместе с режиссером А.Свистуновым, проделав в течение долгого времени значительную работу, добился интересного художественного решения этой несовершенной пьесы. Благодаря удачным режиссерским находкаж и прежде всего благодаря достоверной реалистической игре М.Рыскулова в главной роли Джайыктоша стала яснее и отчетливее основная идея драматического произведения, воплощенного на сцене.- 44 Профессионально крепкая работа режиссера А.Свистунова в сочетании с психологически тонким и точным мастерством М.Рыскулова помогли создать спектакль, оказавшийся шире и интереснее своей литературной первоосновы. Характеры, воплощенные на сцене, полны воли, энергии, решимости в большей степени, нежели герои самой драмы.

Джайыктош прошел путь от полуголодного батрака до крупного руководителя социалистического хозяйства. Казалось бы, кого, как не его должна захватить атмосфера постоянных волнений, дерзаний, беспокойства, неудовлетворенности достигнутым. Сама жизнь как будто бы с неизбежностью подталкивает его к этому. Но новое приходит не так-то просто. Лишь в упорной борьбе, дорогой ценой он освобождается от цепей старого.

Знакомство с таким героем - пусть не во всем удавшимся, но требующим от исполнителя подлинного внутреннего накала и мастерства перевоплощения, сразу же заинтересовало режиссера и артиста. Но, пожалуй, особенно сильно привлекала пьеса своим острым конфликтом. В ней показаны противоборствующие позиции людей одной итой же профессии, стоящих на переднем крае борьбы за социалистическое сельское хозяйство: бывшего председателя колхоза Джайык-тоша, сделавшего немало доброго людям на посту председателя, и его сына Актана, выпускника сельскохозяйственного института, выбранного председателем нового объединенного колхоза.

Сложные проблемы, стоящие перед руководителями колхозов, с неизбежностью привели к столкновению Джайыктоша, отставшего от требований времени, с его же сыном Актаном. Джайыктош и Ак-тан в начале действия во многом понимают друг друга. У них общие друзья и общие интересы, и, казалось бы, они одинаково должны подойти к пониманию нового, передового. Но по мере развития действия мы убеждаемся, что Джайыктош и Актан на двух разных полюсах, что здесь столкнулись два взгляда на жизнь, на людей, на то новое, что происходит в сельском хозяйстве. Это не конфликт между заслуженным колхозным деятелем Днайыктошом и новатором Актаном, между отцом и сыном. Здесь налицо столкновение между мировоззрением советских людей и пережитками буржуазного сознания, эгоизма, себялюбия, индивидуализма.

Сюжет "Биз баягы эмесбиз" в какой-то мере перекликается с сюжетом "Калиновой рощи" А.Корнейчука. И ее герой Джакыктош сходен с героем "Калиновой рощи" Романюком. Общее у обоих персонажей - ум, честность, немалые заслуги перед обществом. И вместе с тем упорное непонимание своей отсталости, отсутствие чувства нового.

Но повествование об этих качествах Джайыктоша Рыскулов ведет совсем по-другому, чем Романюка. Артист нашел точные краски, которые помогли показать самое важное и характерное в образе Джайыктоша, его радости и печали, его провалы и победы, его внутреннюю взволнованность и мужество, создать особенный, неповторимый образ.

Выходит на сцену властный, сильный духом, немножко грубоватый, но и самоуверенный, убежденный в своей силе и непогрешимости Джайыктош-Рыскулов и остается таким до тех пор, пока он не поймет свою ошибку. Но в своеобразной властности и резкости Джайыктоша нет ни тени бездушия или бездумия. Он всегда остается человеком большого ума и сердца, бурного темперамента и целеустремленной золи.

Сильное впечатление производит Рыскулов в сцене, когда отстраненный от должности председателя колхоза, но все еще властный, уверенный в своей силе и правоте Джайыктош пытается бороться с "несправедливостью". Все старания окружающих его людей -Актана, Сергея, Павлова - растопить лед обиды в душе старика, вернуть его к труду, к коллективу ни к чему не приводят. "Пятнадцать лет честно руководил он колхозом, при нем увеличилась посевная площадь, во много раз выросло поголовье скота. И вот теперь он. должен уступить руководство колхозом своему неопытному, неокрепшему оде, как он думал, сыну. Он не хочет даже разговаривать с сыном, готов замкнуться в себя, отойти от колхозтного актива". В этой сцене актер очень верно раскрывает всю сложность образа Джайыктоша. Актерская игра наполнена здесь богатым психологическим подтекстом. То, что не удалось авторам, артист понял своей творческой интуицией.

Потрясает зрителей и тот эпизод, когда замкнувшийся в горьком одиночестве герой отвергает все попытки товарищей вернуть его к настоящей жизни. Мрачный, потерянный бродит он по комнатам своего дома.

Наступает самое страшное: постепенно, изо дня в день, он утрачивает самое ценное, что есть^в человеке: способность мыслить, действовать, мечтать. Что может быть хуже для человека, который и без того жестоко страдает от сознания своей малограмотности и отсталости?Джайыктош должен уступить новому. Но с этим он не хочет, не может мириться. И когда товарищи пытаются переубедить этого упрямого, убежденного в своей правоте человека, конфликт еще больше заостряется.* Львов Н. Киргизский театр. М., "Искусство", 1953, с.198-199.- 47 Вот Рыскулов-Джайыктош молча встает с постели и присаживается к столу. Он один в комнате, где еще так недавно был счастлив. На лице - обида, горечь.

В эти минуты любое слово, пусть оно из уст родного человека, ранит болезненное самолюбие Джайыктоша. Всем он отвечает грубо, а то, сдерживая себя, мрачно молчит. Даже в минуты глубокого раздумья над пройденным жизненным путем он все же старается еще раз поверить в свою правоту."В образе, созданном Рыскуловым, - пишет критик 0. Олидор,-мы ощущаем тончайшие оттенки настроения Джайыктоша, напряженную работу его мысли, искреннюю растерянность, непонимание своих ошибок, К общественному конфликту присоединяется личный: боль, глубокое горе по поводу разрыва с сыном, которого он долгоетвремя считал виновником всех своих бед.

Лишь позднее, узнав о больших переменах, происшедших в колхозе за время его отсутствия, он начинает понимать свои ошибки.

Какое волнение охватывает Джайыктоша-Рыскулова, когда выясняется, что из-за недостатка кормов на зиму колхозному животноводству угрожает опасность! Первым бросается он спасать овец, забыв о своих недавних переживаниях.

Совсем иным, чем прежде, предстает герой Рыскулова в финале. Теперь он деятелен, весел, жизнерадостен, готов дерзать.

Вот его последние слова, обращенные к зрительному залу: "Не те много знают, кто много прожил, а те, кто много видел. Эпоха идет вперед, и жизнь мчится, как паровоз, а я хотел догнать ее на лошади".

Критика отмечала, что эта роль стала для Рыскулова важной1 Олидор 0. На пути к зрелости. Театр, 1951, № 9, с.46.вехой ва творческом пути, его мастерство как бы возмужало, созрело для работы над новым образом современности.

С волнением и чувством серьезной ответственности готовился народный артист республики М.Рыскулов в 1952 году к исполнению роли Шадрина в пьесе Николая Погодина "Человек с ружьем", которую Киргизский театр подготовил к 35-летию Октябрьской революции (режиссер А.Свистунов).

Ставя пьесу "Человек с ружьем", театр пытался создать широкое историческое полотно, показывающее народ, совершивший революцию, осуществить давнюю заветную мечту - воссоздать на своей сцене образ великого вождя пролетарской революции Ленина.

Упорные творческие искания, слаженная работа всех участников спектакля дали возможность придать ему настолько выразительную сценическую форму, что постановка пьесы "Человек с ружьем" стала, по оценке критики, выдающимся событием театральной жизни Киргизии.

Много сил и энергии затратил для этого и исполнитель роли Шадрина Муратбек Рыскулов. Он так проникновенно, с такой предельной внутренней собранностью играл своего героя, что зрительный зал не ощущал перед собой артиста - это был Иван Шадрин, пришедший на сцену поделиться своими мыслями и чувствами.

Бот появляется на сцене эпическая фигура человека с ружьем -олицетворение стойкости, силы и мужества русского человека, русского солдата. Это лишь один из миллионов взявших в руки оружие русских людей. Потрепанная фронтовая шинель, серая папаха. Как будто и годится этот солдат только выполнять приказы офицеров, брать ружье на перевес, бежать в атаку. Он побыл с нами недолго - перекинулся несколькими словами в окопе с большевиком Лопу-ховым, столкнулся с грозным ротным командиром, рванулся в революционный Питер. И ощущение театра уходит. Перед нами уже не актер, а сошедший со страниц пьесы персонаж Погодина.

Умение артиста выписать образ своего героя, используя не только крупные мазки, но и множество деталей, делает образ полнокровным. Рыскулов сумел через судьбу простого крестьянина показать, какие гигантские силы пробудились в народе после революции."Полно раскрывается в спектакле незаурядное дарование народного артиста М.Рыскулова, играющего роль Ивана Шадрина", -писала по поводу этой работы газета "Советская Киргизия".1Постоянное перевоплощение М.Рыскулова, его способность говорить и на языке драмы, и на языке комедии, его в равной мере яркие и интересные роли и в современном, и в классическом репертуаре - все это снова свидетельствовало о его необычайно широком актерском диапазоне. Исполнение ролей Романюка в "Калиновой роще" А.Корнейчука, Джайыктоша в "Биз баягы эмесбиз" К.Ма-ликова и А.Куттубаева, Шадрина в "Человеке с ружьем" Н.Погодина подготовили его к встрече с образом Акылбека в драме молодого драматурга Б.Зйакиева "Атанын тагдыры" ("Судьба отца"), которую Киргизский театр подготовил в 1960 году, где дарование артиста раскрылась наиболее ярко.

В творческой биографии Рыскулова насчитывается более сорока сыгранных им ролей современников. Среди них, кроме перечисленных, особенно памятны такие сценические образы, как Тулкуба-ев ("Тар-Капчыгай" Т.Абдумомунова, 1953 г.), Вектур ("Уядан уч* Кожевников X. Советская Киргизия, 1952, 6 апр.кандар" Ш.Бейшеналиева, 1954 г.), Каныбек ("Каныбек" К.Днантоше-ва, 1956 г,), Борбаш ("Борбаш" Т.Абдумомунова, 1956 г.)» Байбо-лот ("Журок толкуйт" К.Маликова, 1957 г.)» Айтемир ("Бийик жер-де" К.Маликова, 1959 г.), Курман ("Бетме-бет", Ч.Айтматова, 1961 г.), Жаров "("Терто журуп жатат" А.Токомбаева, 1963 г.), профессор ("Балдар бойго жаткенде" М.Байджиева, 1965 г.), Маке-чал ("Алтын аяк" Б.Джакиева, 1968 г.), Суюнбай ("Осмонкул" К.Маликова, 1968 г.) и др.

По единодушному мнению прессы, во всех ролях, безразлично-главных или второстепенных - с тем же отточенным мастерством артист органично создает сложные человеческие характеры, полные какого-то особого очарования."Как настоящее торжество киргизского национального театра прошел на кремлевской сцене спектакль "Судьба отца" Б.Яакиева, получивший очень высокую оценку и у зрителя, и у московских работников искусства, обсуждавших после окончания гастролей работу театра..„.Особую любовь и симпатию зрителей вызвал своим исполнением роли старого Акылбека М.Рыскулов, вообще ставший главным героем московских гастролей. В игре артиста привлекает не только совершенное мастерство, но и безусловная подлинность всего, что он делает на сцене, такая, что даже искушенные зрители забыли, что они в театре", - писал по поводу этого спектакля после гастролей Киргизского государственного драматического театра вМоскве, состоявшихся в марте 1965 г., московский критик К.Критвицкий.ï§65?!f апр.ПраВДа ШСЛеЙ И чувсиз' Советская Киргизия,- 51 Драма Бексултана Жакиева "Атанын тагдыры" занимает особое место в киргизской драматургии. Она глубоко современна по самому строю мыслей автора, по характеру образов. В то же время драматург нигде не нарушает житейского правдоподобия. Он этнографически точен и психологически достоверен.

На берегу Иссык-Куля в небольшом аиле живет старый колхозник Акылбек. Каждый вечер шагает он на пристань со своим внуком Дженишбеком встречать пароход. Каждый вечер уходит домой, никого не встретив, чтобы на следующий день снова отправиться на берег и снова ждать. Он надеется встретить своего сына Болотбека, не вернувшегося с войны. Давно уже приехали демобилизованные, смирились со своим горем вдовы, а старик все ходит и ходит к Иссык-Кулю, не теряя надежды.

Этим начинается и этим же кончается пьеса, как бы обрамляя ту напряженную психологическую драму, которая разыгралась в далеком прииссыккульском аиле.

Самые близкие люди для старика - невестка Зуура и внук Джениш-бек. Но есть у киргизов такой древний обычай: если умер сын, его вдова должна уйти из дома и вернуться к своей родне. Лишается старый Акылбек самого дорогого: сначала его покидает Зуура, потом Дженишбек. Подступает одиночество. В сложной противоречивой борьбе проходят дни старого колхозника - он борется за право на любовь. И только в финале пьесы к нему приходит радость, найденная здесь же, рядом. Оказывается, он нужен людям, нужен не только родным, но и окружающим его детям. Возвращается Дженишбек, и Акылбек успокаивается. Теперь его дни будут наполнены. И все же он снова идет на берег встречать долгожданного сына. "Разве можно жить без надежды?" - такими словами завершается драма.- 52 В образе Акылбека в исполнении М.Рыскулова воплотились лучшие черты киргизского народа: мудрость, доброта, душевная деликатность, трудолюбие, крепкие нравственные основы. Акылбек вместе с тем начисто лишен черт героя фольклора, несмотря на свои немолодые годы, он целиком принадлежит нашим дням. Он против старых обычаев, если они вступают в противоречие с человечностью. Ему легко найти общий язык с детьми, он радуется и огорчается вместе с ними.

Уже самый внешний облик старика найден очень точно. Надо хорошо знать свой-народ, жить с ним одной жизнью, чтобы увидеть и воплотить в образе такого житейски убедительного и обаятельного героя. Да, конечно, подобного Акылбека в белой рубашке, с небольшой седой бородкой легко встретить на дорогах-Киргизии. Но артист ни на минуту не принижает своего героя, не растворяет в десятках бытовых деталях. Акылбек похож на сотни своих прообразов - живых стариков из колхозных поселков. В то же самое время он неизмеримо выше каждого из них, являя собой обобщенный образ сына своего народа, мужественного и скромного.

Главная сила Рыскулова в этой роли - его сдержанность, точная мера выразительности, Он с предельной скупостью отбирает сценические краски, чувствуя, что не во внешнем проявлении должен сказаться характер его героя. Даже в самые трагические моменты, когда рушатся, казалось бы, самые основы жизни, Акылбек не "рвет страсти в клочья", сохраняет благородную сдержанность.

Рассердившись на избалованного и эгоистичного внука, Акылбек ударил его. Дженишбек обижен. Когда вскоре появляется его родственница Бурул и уговаривает мальчика поехать к матери, соблазняя купленным мотоциклом, Дженишбек в конце концов соглашается. Они уезжают. На сцене появляется радостно возбужденный Акыл- 53 бек. Он купил для внука велосипед и заранее предвкушает радость от подарка. А внука нет. И скоро дед узнает мрачную весть - Дженишбек отправился к матери. Как можно поверить в такое?Очень легко в этой сцене поддаться соблазну дешевых сценических эффектов. Волнение, отчаяние, гнев героя на самого себя доходят до высокого накала. Но это передается без судорожной жестикуляции, без истерических выкриков. Взгляд, полный безысходной тоски. С трудом вырывающиеся слова. Скупой жест, выдающий силу внутренней страсти. Несколько неуверенных шагов по сцене. И перед зрителем - несчастный старик, переживающий едва ли не самую страшную минуту своей жизни. Рыскулов достигает в этой сцене высот подлинной трагедии, заставляя вспомнить героев Шекспира.

Принципиальна важна сцена из 3-го акта, когда Акылбек приезжает в дом, где живет теперь Зуура со своим новым мужем,Дже-нишбеком и новой свекровью - Онолкан, которая олицетворяет собой все старое, отживающее, что мешает жить людям. Эта болтливая, вздорная старуха - главная виновница всех бед, приключившихся с Акылбеком.

Онолкан (ее превосходно играет С.Кумушалиева) и Акылбек - два непримиримых врага, люди с противоположными воззрениями на жизнь. Одна - хранительница заветов прошлого, стремящаяся на всех "надеть узду", стяжательница и домашний тиран. Другой -олицетворение истинной человечности, любви к людям.

Тут как будто сталкиваются и две совершенно различные актерские манеры. С.Кумушалиева создает бытовой образ, густо насыщенный броскими деталями, удачно найденными красками. М.Рыскулов идет от психологической правды, ставя перед собой сложнуюзадачу показать противоречивые чувства своего героя.

Но разлада не происходит. Актеры естественно дополняют друг друга, создавая удивительный по слаженности дуэт.

Акылбек ждет встречи с Зуурой и Дженишбеком, двумя самыми близкими ему людьми. Мысли его заняты только этим. А надоедливая старуха бормочет, пристает с какими-то ненужными вопросами.

Рыскулов сидит в это время неподвижно. Никаких внешних проявлений эмоций. Он односложно, механически отвечает на вопросы Онолкан, скорее из вежливости, из врожденной деликатности. Смотрит на дверь, из-за которой должны показаться Зуура и Дженишбек. Только смотрит. И такой глубокий подтекст в этом взгляде: тут и ожидание, и раскаяние, и тревога, и отчаяние.

За сценой Онолкан и Акылбека следишь, как за великолепным концертным номером, настолько она естественна, хотя и не в унисон играют оба больших киргизских артиста. Если С.Кумушалиева восхищает точностью и живостью сценического поведения, то М.Рыскулов потрясает силой сдерживаемого чувства.

Незабываемое впечатление оставляет и разговор с портретом сына. Всю накопившуюся за годы одиночества неизрасходованную любовь к людям, всю свою тоску вкладывает Акылбек-Рыскулов в лаконичные слова, во взгляд своих старых глаз. Снова предельная простота выразительных средств и удивительная наполненность каждого движения, каждой интонации.

Во всех этих равно как и в других сценах нет и тени сентиментальности, чувствительности. М.Рыскулов не старается вызвать чувство жалости к своему герою, он заставляет зрителей переживать вместе с ним, пройти через все круги жестокого одиночества, чтобы лучше понять душу обыкновенного старика с береговИссык-Куля.

Главная тема спектакля, как ее трактуют М.Рыскулов и режиссер Дж.Абдыкадыров, все же не одиночество. Драма Акылбека не столько в том, что он остается один, сколько в невозможности помогать людям, быть им близким и нужным.

Так драма, на первый взгляд бытовая, приобретает черты возвышенной поэзии.

Трактовка образа Акылбека, найденная М.Рыскуловым, тесно связана с основными творческими принципами, выработанными за годы его сценической деятельности. Отказавшись от приемов чисто внешней выразительности, артист сумел со всей глубиной раскрыть характер своего героя, приподнять его над бытовыми подробностями. В такой интерпретации основная идея спектакля в какой-то мере перекликается с темой айтматовского "Материнского поля". Удивительную нравственную стойкость народа показывает Рыскулов в образе Акылбека, сумевшего сохранить, несмотря на все невзгоды, неиссякаемый запас веры в светлое будущее, любви к людям.

В 1967 году Рыскулов выступил в роли современного героя, отличающейся от всех предыдущих и своим внешним рисунком, и своим характером. Это роль революционного матроса Романа Кошкина из "Любови Яровой" К.Тренева. Киргизскому зрителю этот герой был знаком еще с 1949 года, когда Кошкина сыграл К.Эшимбе-ков.

Премьера 1967 года - значительное событие в жизни киргизского театра. Успех спектакля был предопределен огромным трудом всего театрального коллектива и, в первую очередь, постановщика, заслуженного деятеля искусств Киргизской ССР Дж.Абды-кадырова, народной артистки Киргизской ССР Б.Кыдыкеевой (ЛюбовьЯровая) и М.Рыскулова, которому удалось обогатить образ Кошкина множеством точных, верно найденных деталей.

Создание образа революционного борца времен гражданской войны для Рыскулова было делом не новым. До Кошкина он уже выступал в ролях командиров добровольческих отряДов, которые боролись с басмачеством. Это Каныбек из одноименной драмы К.Джанто-шева и Козубай из кинофильма по книге Г.Тушкана "Джура".

Герой драмы К.Тренева был, однако, более колоритным и ярким, чем Каныбек и Козубай. В исполнении Рыскулова образ наполнен глубоким содержанием, и по драматическому накалу не имеет себе равных среди созданных артистом подобных образов.

Рыскулов показывает нам Кошкина как революционного вожака и трибуна, что вполне отвечает духу тех пламенных лет. В его образе воплотились черты цельного, твердого, непоколебимого героя гражданской войны, олицетворяющего собой партийное начало в руководстве массами.

Уже с первой картины нас захватывает дух того времени, где рядом с героическим уживается комическое, а вместе с верными ленинцами действуют анархически настроенные элементы, примазавшиеся к партии и революции.

Перед нами ревком, расположенный в типичном барском особняке. Стремительно чередуются события, лица. Вот на сцену врываются комсомолки, трещат телефонные звонки. Появляется Вихорь. Хрущ пытается дать ему какую-то бумагу, но тот отмахивается. Затем мы видим неунывающего Швандю. Эта несколько сумбурная сценка длится до тех пор, пока не входит комиссар Роман Кошкин. Он быстро наводит порядок и ставит все и вся на свои места.- 57 В чем же истоки успеха Рыскулова? Они - в глубоком чувстве времени, в понимании сути исторических событий и точном воспроизведении характерных черт образа, поднимающегося до значения символа. Кошкин в трактовке Рыскулова не только героичен, не только живет нынешним днем, сегодняшними заботами. Он устремлен в будущее. Он малограмотен, но он понимает силу науки, силу света и поэтому готов стоять насмерть в битве с темными силами. И еще он мечтает о прекрасном будущем. Характерная деталь: всего за несколько часов до отступления Кошкина интересуют вопросы образования, вопросы будущего строительства. Он отступает и в то же время верит в победу. Кошкин силен тем, что чувствует себя частицей великого - партии. В нем олицетворены лучшие черты партийного руководителя. И именно таким показывает его-яам Рыску-лов. Потому-то его герой находится в центре событий, он связывает воедино все линии сюжета, ведет все действие спектакля.

Глубина проникновения Рыскулова в характер героя особенно ярко сказывается в сцене с Грозным. Грозный - враг, но пока он прячется под маской революционного борца. Кошкин-Рыскулов еще не знает, что его вчерашний соратник - мародер. И их беседа поначалу идет дружелюбно, спокойно. Но в последующие минуты происходит взрыв. Мы видим, как стремительно развивает Рыскулов внутреннюю динамику характера Кошкина, как из друга, "кровью спаянного брата", его герой превращается в беспощадного судью.

Кошкин совершает над Грозным правосудие и внешне спокойным тоном продолжает:- Оставляя город в полном революционном порядке.

Какая изумительная выдержка и сила! В глазах артиста мы видим решимость биться насмерть с врагами революции и победить.

Его Кошкин - богатая натура, б которой собрано все лучшее, что есть в человеке.

Роль эта в пьесе невелика. Реплики Кошкина вдвое меньше реплик Михаила Ярового. Но смысловая нагрузка их задает тон всему произведению. Рыскулов сумел то немногое, что ему приходится говорить и делать на сцене, насытить огромным содержанием.

Примечательно, что в характер своего нового и ставшего навсегда близким героя артист привносит черты лучших героев спектаклей национальной драматургии. Это и его, актера Рыскулова,характер. Характер человека, познавшего на себе, что такое ненавистная власть угнетателей, что такое война и горе.

Рыскулов предельно приближает к нам своего героя. Тождество Кошкин-Рыскулов придает спектаклю высочайшую достоверность. Верится, что итогом жизни комйссара будет не только завоеванная ценой многих лишений свобода, но и счастье таких людей, как Любовь Яровая, окрепших душою рядом с ним.ПВ полосу зрелости М.Рыскулов вступает во всеоружии высокого мастерства, с неисчерпаемым запасом разнообразных замыслов и идей, которые он реализует и в кинематографе.

Муратбек Рыскулов как мастер кино - тема специального исследования. В задачу этого раздела не входит исчерпывающий анализ его работы над ролями в кинофильмах. Ее цель дополнить творческий портрет артиста несколькими штрихами, показать наиболее характерные черты Рыскулова-киноактера. Без §того исследование будет неполным, ибо на экране талант артиста открылся новыми своими гранями, неприметными на театральной сцене.- 59 Еще б 1949 году М.Рыскулова пригласили сниматься б фильме "Алитет уходит в горы". Картина о жизни далекого и совсем неведомого для жителя Средней Азии народа Севера. Однако режиссер Марк Донской не ошибся в выборе. Актер очень чуткий и восприимчивый, М.Рыскулов точно понял свою задачу. Он мастерски сыграл роль старого Вааля, запечатлев в его образе трудную долю угнетенного прежде народа.

Правда, в данном случае актер, что называется,подошел как удачный типаж: восточный тип лица позволил ему без большого труда перевоплотиться в уроженца Дальнего Севера. В творческой биографии Рыскулова эта эпизодическая роль не имела сколько-нибудь существенного значения. И все-таки то было первое знакомство с кино.

Рыскулов пришелся ко двору в киноискусстве. Даже в упомянутой выше эпизодической роли Бааля он сразу добился полной естественности поведения. Зрителям и в голову не могло прийти, что артист, играющий этого старика, родился и вырос за много тысяч километров от Чукотки, в южной стороне.

Здесь, несомненно, сказалась самая природа артистического дарования Рыскулова. Ему глкбоко чужд всякий наигрыш, аффектация, он начисто лишен стремления к позированию. Свойственные ему искренность, умение сливаться с создаваемым образом как нельзя лучше подошли к требованиям незнакомого для него вида искусства.

Вместе с тем экран потребовал новых навыков. Нельзя было обойтись без особо тщательной работы над мимикой - крупный план в фильме во много раз усиливает каждое движение мускулов лица. Приходилось отказываться от специфически театральных приемов, обусловленных узкими рамками сцены.- 60 В этом смысле роль Вааля была своеобразным вступлением к будущим многочисленным ролям в кино. В ней актер как бы испытывал себя перед глазом кинокамеры, привыкал к необычному освещению, к своеобразным требованиям режиссуры.

Первой полноценной работой Рыскулова в кино стала роль председателя колхоза Тугельбаева в фильме "Салтанат". Роль эта в чем-то она совпадала с ролью Джайыктоша из пьесы К.Маликова и А.Куттубаева "Мы не то, что были". Да и Романюк из "Калиновой рощи" А.Корнейчука, хотя и отдаленно, но в какие-то моменты напоминал Тугельбаева.

Для первой половины пятидесятых годов типичным было стремление авторов изображать немолодого, умудренного опытом руководителя, отстающего от требований времени. Некоторые драматурги решали такой конфликт по старой, заранее заданной схеме: новатор-консерватор. Причем, как правило, образ консерватора выписывался одной краской. Играть его было скучно, а зрители с самого начала знали, чем кончится конфликт.

Создатели фильма "Салтанат" отошли от обычной схемы. К Ту-гельбаеву нельзя было приклеить ярлык типичного консерватора. Он не просто тупой приверженец традиций, а человек, в котором причудливо сплелось хорошее и дурное, трезвый взгляд на вещи и застарелые привычки. Глубоко преданный делу партии, кровными нитями связанный с народом, Тугельбаев не вызывал сомнений в безусловной чеетности, был лишен каких бы то ни было своекорыстных побуждений. Если он заблуждался, то заблуждался искренне, будучи не в силах правильно понять смысл происходящих событий.

Таким-и сыграл его Муратбек Рыскулов.

Когда на экране появляется Тугельбаев-Рыскулов, поначалуон кажется очень суровым, дане мрачноватым. Но это только внешне. По незначительным оттенкам выражения его лица, по манере говорить зритель постепенно догадывается, что перед ним человек сердечный, обладающий несомненным природным умом, хваткой настоящего организатора.

Конфликт с Салтанат показывает другую сторону его натуры. Речь идет об освоении целины. Тугельбаев не сразу понимает большой смысл.этого нового дела. В том-то и трагедия его: недостает знаний, чтобы верно оценить новшество. Конфликт острый, неприг-лаженный. Председатель колхоза противоборствует с зоотехником, всей силой своего авторитета препятствует ей в достижении намеченной цели.

Вместе с тем Тугельбаев вовсе не туполобый консерватор. Как бы ни связывала его сила традиций, он способен понять свои заблуждения, перебороть их.

Столь сложную душевную, коллизию непросто показать актеру. Быстро, "под занавес" продемонстрировать перерождение всего проще. Рыскулов де сумел в коротких эпизодах, очень лаконично передать богатый подтекст характера своего героя, убедив нас в неизбежности такого финала. Его Тугельбаев не мог в конце концов не понять, что принесет колхозу освоение новых земель, так как в основе его характера лежала честность.

В этой роли Рыскулов выступает уже как сложившийся киноактер. В его работе нет театральных штампов, ибо они вообще не были им усвоены. Арсенал актера обогатился новыми выразительными средствами: отточеннее стала мимика, появилось больше широты, свободы в движениях, сковывавшихся ранее рамками театральной сцены.- 62 Участие Рыскулова в фильме "Салтанат" имело еще одну инте- ресную особенность. Играя одну из центральных ролей, он одновременно выступил в другой, эпизодической. Зрителям трудно было догадаться, что председатель колхоза Тугельбаев и старый табунщик Асан - один и тот же актер. Лишнее свидетельство высокого искусства перевоплощения, свойственного Рыскулову.

Эту его особенность хорошо поняли режиссеры кино. В 1956 году Рыскулов снимается сразу в трех фильмах; в "Илье Муромце" (Неврю), "Песне табунщика" (Бадма) и "Сорок первом".(старый казах). Все это разные фильмы, но персонажи, которых играл Рыскулов - советник татарского хана Неврю, бурят Бадма и старый казах, - по своему внешнему облику были в общем-то схожи, и артист довольно легко добился воплощения их образов на экране. Но не потому так активно приглашали его сниматься режиссеры, что их соблазнял подходящий типаж. Гораздо труднее было подыскать исполнителя, который с неослабевающим увлечением отдавался бы работе над эпизодом, сохраняя при этом высокое мастерство большого артиста. Именно таким исполнителем был Муратбек Рыскулов.X х X"Илья Муромец". Величавая кинобылина, воскрешающая далекую старину. Народ, поднимающийся на борьбу с чужеземными захватчиками. Русский богатырь Илья Муромец - олицетворение мощинарода, лучших черт русского характера.

Все это предстояло показать средствами киноискусства. И параллельно с изображением обобщенного образа борющегося за свою свободу народа надо было запечатлеть страшный облик завоевателей. В их стане ханский советник Неврю - средоточие хитрости и коварства.- 63 Роль Неврю позволила смело применить средства гротеска. Тут не потребовалась углубленная психологическая разработка образа. Резкими, броскими, почти плакатными мазками лепит Рыску-лов облик врага, вызывая к нему ненависть и отвращение. Изображать отрицательных персонажей было ему не в новинку. Только в "Илье Муромце" следовало делать это лаконично, укладываясь в узкие рамки экранного времени.

Видевшие фильм не забудут Неврю, его узких глаз, повадки хищника. Рыскулов отлично вошел в ансамбль, создавший впечатляющую народную эпопею. Все ее герои условны, сказочны. Сказочен и Неврю. Но зрители уходят из зала далеко не равнодушными к происходящему на экране, ко всему тому, что хотели сказать авторы и что так блистательно донесли до них исполнители.

Старый Бадма из фильма "Песня табунщика" - образ очень близкий Рыскулову. Этнически буряты довольно далеки от киргизов, да и расстояние между двумя республиками огромно. Но быт бурятских животноводов во многом сходен с бытом их собратьев с Тянь-Шаня.

Поэтому-то Рыскулову не пришлось долго вживаться в образ. Психология умудренного жизнью табунщика-бурята оказалась сродни психологии таких же стариков из киргизских аилов, каких уже приходилось играть артисту.

Как всегда, найдено точное пластическое решение образа. Словно изваяние застыл Бадма, слушая пение своего ученика Тумана. Плавно поднимается дым из трубки, куда-то вдаль смотрят глаза. Слушает, задумавшись, старый табунщик. А мы явственно ощущает работу его мысли.

Одна из кульминаций фильма - проводы Тумана в Москву. Большой платок ходит по рукам, люди кладут туда свои сбережения.- 64 И бот платок с деньгами в руках старика. Жестом, исполненным простоты и величия, протягивает он собранное юноше. Тумэн не берет. Сколько чувства звучит тогда в гневных словах Бадмы: "Не оскорбляй обычай народа!"Сцена решена просто. В игре Рыскулова не чувствуется экзальтация. Он сдержан, а потому точен.

И когда в финале Бадма, узнав, что Тумэн, наконец, стал студентом, ликует вместе' с внучкой и учеником, мы не можем не радоваться вместе с ним: так умиротворен и лучист его взгляд, так просветлело лицо.X х X"Сорок первый" - первый фильм Григория Чухрая. Он победоносно прошел по экранам мира. Зрители горячо принимали исполнителей главных ролей - Олега Стрииенова и Изольду Извицкую. В рецензиях того времени почти не писали о небольшой роли старого казаха. Она была малозаметной на фоне трагических событий, происходящих в фильме. И все же зритель приметил этого доброго, отзывчивого человека.

Чухрай знал, кого пригласить на эту роль. Рыскулов создал образ не только достоверный по внешнему облику, поведению, но и сумел за несколько минут экранной жизни своего героя познакомить нас с психологией степного кочевника, гостеприимного и наивного, непонимающего-еще смысла грозных революционных событий.X х XСледующая роль Рыскулова в кино - Сабыр из фильма "Моя ошибка" (1957 г.). Эту ленту нельзя отнести к достижениям киргизской кинематографии. Сюжет ее малозначителен, важные проблемы борьбы за новый быт показаны поверхностно, сведены к забавному анекдоту.

На фоне посредственной комедии выделилась работа двух артистов - Рыскулова и покойного Тюменбаева. Тюменбаев отлично вылепил острохарактерную роль старика. Сабыр - отец Гульджан -в исполнении Рыскулова также хорошо запомнился всем, кто видел этот фильм.

Уше в первых кадрах, когда Сабыр со вздохом вспоминает о своей непростительной ошибке и начинает рассказывать о том, что произошло, он вызывает глубокую симпатию у зрителей. Артист создал образ старика из народа, образ, столь хорошо знакомый ему по театральным работам. В чем-то самодур, в чем-то неплохой отец, извечный труженик Сабыр - истый представитель того поколения киргизского народа, к которому принадлежит и сам артист. Поколения, переживающего революцию и войну, коллективизацию и становление колхозов. Плоаьот плоти, кровь от крови народной.

Фильм "Моя ошибка" не оставил заметного следа в истории киргизской кинематографии. Ценность его разве только в том, что это первая самостоятельная работа Фрунзенской киностудии, созданная без участия центральных студий страны. Творческая же биография Рыскулова пополнилась еще одной, пусть скромной победой.

Совершенно особняком в киргизском киноискусстве стоит "Легенда о ледяном сердце". Постановщики фильма Сахаров и Шенгелая, использовав фольклорные потивы, создали произведение остросовременное как по выведенным в нем характерам, так и по необычной, несколько эксцентрической форме. Легенда о волшебном чооре -древнем музыкальном инструменте, дошедшая из глубины веков,причудливо переплелась в фильме с действительностью, фантазия -с реальными чудесами, порожденными ростом науки и техники. Герой спешит не на ковре-самолете, а на. вертолете. Волшебный чоор звучит в ультрасовременном зале, и человек превращается в ледяную статую на фоне модернистики оформленных стен. Традиционное столкновение добра и зла оборачивается конфликтом. между администратором филармонии и порывистым юношей.

Администратора филармонии 1айкиева играет Рыскулов. Совершенно новая для него роль. Вместо столько раз надеванного чапа-на и меховой шапки - вечерний костюм. После многочисленных баев, председателей колхозов, стариков - элегантный, подтянутый, ловкий делец от искусства.

Однако артиста не смутила сложность и необычность вставшей перед ним задачи. С присущей ему добросовестностью, можно сказать, с достоинством взялся он за разработку характера, за шлифовку деталей поведения своего героя.

При работе над ролью надо было учитывать общий стиль фильма. Сказочность сюжета на фоне сегодняшней действительности требовала особой манеры игры. И Рыскулов интуицией истинного художника уловил, что именно надо изменить.в своих приемах. Сочетание условности поведения с реалистическим воплощением образа оказалось под силу артисту. Он создал образ характерный, приближающийся к гротеску.

Его !а|ЭДзв смешон и жалок, хотя артист и пренебрегает бытовыми подробностями, противопоказанными в этом от начала до конца условном фильме. Известно, что ему удалось, не нарушая цельности общего замысла, соединить острую форму игры с психологической убедительностью. Актер, выросший на высоких примерах русской реалистической школы, остался верен себе.X х XПеред второй Декадой киргизской литературы и искусства в Москве на экранах появилась кинолента "Далеко в горах", где Рыскулов сыграл одну из основных ролей - бая Сарыгула. На вечере после премьеры фильма в московском Доме кино артиста горячо приветствовали москвичи. Народный артист РСФСР Сергей Лукьянов поздравил Рыскулова с новым замечательным достижением."Далеко в горах" - фильм историко-революционный. Он воскрешает далекие дни гражданской войны на юге Киргизии, эпизоды борьбы с басмачами. В острой схватке сходятся бойцы добровольческих отрядов и наемники-интервенты.

Не первый раз пришлось Рыскулову воспроизводить образ классового врага, ненавидящего все советское. Из этой серии театральных и киноролей Сарыгул - одна из наиболее ярких.

Артисту удалось найти главное в характере своего героя: хитрость, коварство. Сарыгул неизменно остается непримиримым врагом, хищным зверем, готовым на все ради достижения подлых целей. Но, когда нужно, он маскируется, выжидает, чтобы, выбрав подходящий момент, внезапно напасть. Артист точно передает эти переходы, оттенки, вызывая к своему персонажу чувство ненависти.X х XНастоящий взлет художественного кино Киргизии относится к шестидесятым годам. Появление таких фильмов, как "Зной","Джура", "Трудная переправа", ("Белые горы'), знаменует творческую зрелость киргизской кинематографии, способной решать сложные задачи. ■В "Зное" Рыскулов не участвовал. Зато роль Козубая в "Джуре" можно считать одной из лучших в кинобиографии артиста.

Экранизация известной повести Г.Тушкана составила основу увлекательной кинокартины, рассказавшей о необычайных приключениях киргизского парня Джуры из затерянного в горах кишлака.

Первым учителем и наставником Джуры становится командир добровольческого отряда Козубай.

Рыскулов трактует этот образ совершенно необычно. Мы видим на экране немолодого, болезненного с виду человека, которому не так-то легко скакать с шашкой наголо навстречу басмачам.

Поначалу можно заподозрить, что налицо просчет режиссера и артиста, что не таким должен предстать грозный Козубай. И только вдумавшись поглубже в замысел Рыскулова, начинаешь понимать, сколь точен найденный им образ.

Ведь Козубай прежде всего представитель Советской власти в этих глухих районах, где люди еще недавно сочувствовали басмачам. Ему важно не только разбить шайки бандитов, но и добрым словом внести покой и ясность в смятенные умы дехкан. Его взаимоотношения с Джурой - это отношения мудрого, много пожившего и знающего человека с юношей, которому свойственна смелость барса и душа ребенка.

Медленно и трудно идет перерождение Джуры. Он индивидуалист, он не привык считаться с коллективом, думать о других. С бесконечным терпением, с доброй усмешкой выносит Козубай выходки своего воспитанника. То он вырвет винтовку у бойца, товскочит на чужого коня, то не подчинится командиру. Козубай все понимает, видя в юноше незаурядную смелость, честность, и действует ненавязчиво, без скучных поучений. И - безотказно.

Можно представить, как нелегко делать Рыскулову работу над новой ролью. Прошлый опыт не годился. Предстояло перевоплотиться в человека, исключительного по своим душевным качествам, но не выдуманного, а с ног до головы живого.

Артист добился этого, хотя даже чисто физическая нагрузка - непрерывная скачка на лошадях, например, - была не так уж легка для Рыскулова в его пятьдесят с лишним лет.X х XВысокую оценку получили и фильмы последующих лет: "Белые горы", "Небо нашего детства", "Ак-Мёёр", "Выстрел на перевале Караш". Их отличает стремление к гражданственности, высокое мастерство постановщиков и артистов.

В "Белых горах" Рыскулов играет роль старика. Фильм снят по рассказу М.Элебаева, повествующего о событиях первых лет Советской власти в Киргизии. В символических образах режиссер М.Убукеев, выступивший на этот раз и в роли сценариста, стремится показать обобщенные черты киргизского народа, строящего новую жизнь.

Роль Рыскулова в этом фильме немногословна. Даже каждая пауза несет в себе определенную смысловую нагрузку. Его старику свойственны простота и мудрость. В образе, созданном артистом, есть что-то обаятельное, притягивающее. Чистый и ясный профиль, неторопливая, спокойная речь, независимость осанки -все это располагает к старику людей. И они,измученные, пострадавшиеся, садятся возле него, надеясь услышать ответ на мучительные вопросы.

Старик мудр. Ни в прошлом, ни в настоящем он не запятнал себя корыстью и злобой, ему нечего стыдиться своей нелегкой жизни. Мудрость пришла к нему через страдания. Это подчеркивает артист - мы часто слышим его тяжкое дыхание.

Работа над ролью старика в фильме "Белые горы" еще раз показала Рыскулову, что образ оживает на сцене и экране только тогда, когда проникаешь в его душу и отдаешь его воплощению всего себя, без остатка. Именно такое вот слияние индивидуальности актера и роли, которого добился Рыскулов, по-настоящему волнует зрителя, заставляет его размышлять не только над судьбой героя, но и над своей собственной жизнью.

Новой ступенью в артистической биографии Муратбека Рыску-лова явилась работа над образом главного героя - табунщика Ба-кая в фильме Т.Океева "Небо нашего детства". Именно здесь наиболее ярко сказались новаторство актера, свежесть его мысли и глубина философских раздумий над смцелом жизни.

Удачна режиссура фильма. Это поиск кинематографического выражения раздумий человека о жизни, о самом себе и природе. Человек и природа. Эта проблема волнует художников издавна. Она по-своему драматична, что и показано в фильме. Другой аспект фильма - утверждение в жизни высоких коммунистических идеалов, сопряженное с жестокой и непримиримой борьбой со всем тем, что мешает продвижению вперед.

Бакай - потомственный табунщик. В фильме рассказывается о его жизни и жизни его семьи, о его победах и ошибках.

Образ, созданный Рыскуловым, столь достоверен, что в нашем воображении он сливается с обликом самого артиста. Мыслышим его гибкий и страстный голос, видим, какой большой думой затуманены его глаза, ощущаем стук его горячего сердца. Мы являемся свидетелями того, как он борется за рост поголовья скота, з*а богатый корм, за летние горные пастбища. И видим, как борется он с самим собой, с собственным упрямством и сомнениями. Мы видим личную жизнь Бакая и как бы становимся ее участниками.

Тема большой правды, того, во имя чего живет человек, с особенной силой раскрывается в образе главного героя. В раздумья Бакая, в его побуждения и поступки, в его внутренний монолог вложил Рыскулов всю страсть своего таланта и собственные раздумья. Он полюбил своего киногероя, как полюбил когда-то Акылбека из пьесы Б.Дшакиева "Судьба отца". Бакай стал для него таким же реальным., подвластным любви и страданиям, горячо отстаивающим свои убеждения человеком, как и Акылбек. Большое, общее снова проявилось в единичном, неповторимом - вот путь, на котором Рыскулов одерживает свои творческие победы.

Роль Бакая позволила артисту развернуться в полную силу. Режиссер представил ему простор для всестороннего раскрытия творческой индивидуальности. И Рыскулов блестяще использовал эту возможность.

Для этой роли характерны резкие и вместе с тем органичные перехода из одного эмоционального состояния в другое. Бакай суровый и душевно смятенный, грубый и благородный, озорной и внутренне деликатный. Может, например, показаться, что им движет обида: столько лет он провел здесь, на дорогом его сердцу пастбище - и вдруг оно, творение его рук и сердца, будет изуродовано дорогой, изранено, изъезжено десятками и сотнями машин. Но артист показывает, что не обида движет стариком, а нечто другое, идущее от сложившихся'веками представлений.- 72 Но Бакай не так прост, как может показаться вначале. Это незаурядная личность, и характер его меняется из кадра в кадр. То он подвижный, ласковый и обаятельный жизнелюб, говорливый аксакал. Его глаза смеются и устремлены вдаль на заснеженные горы, в ясное летнее небо. То ондрузный старик с загадочным взглядом, в котором проглядывает задумчивость и неизбывная грусть.

В дни шестого кинофестиваля республик Средней Азии и Казахстана в газете "Коммунист Таджикистана" Дм.Дудин высказал мысль0 том, что созданные Рыскуловым и Джангорозозой образы по своей силе и правдивости войдут в галерею лучших достижений национального кино, наравне с героем Сеpro Закариадзе из фильма "Отец солдата".* И это действительно так. Вероятно, образ Бакая стал жизненно убедительным, запоминающимся потому, что народный артист СССР Муратбек Рыскулов, сын потомственных скотоводов, сам был пастухом и на себе познал радости и горести жизни табунщика.х х XДовольно высокую оценку в прессе получила также исполненная Рыскуловым роль Сарсена в фильме "Выстрел на перевале" по повести М.Ауэзова. Роль эта эпизодическая и не занимает сколько-нибудь существенного места в творческой биографии артиста. И хотя он сумел с присущей ему добросовестностью раскрыть внутренний склад своего героя, все же представляется что Муратбек Рыскулов - актер многоплановый, призванный создавать образы героев ярких, разносторонних, наделенных сильным характером и волей.

Одним из таких героев стали для него Джантай в художественКоммунист Таджикистана, 1967, 2 июня.ном телефильме "Ак-Мёёр?, и Ажы в картине "Поклонись огню" Т. Океева. Эти роли последние по времени работы Рыскулова в кино.

Легенда о пылкой, полной драматизма любви юной красавицы Ак-Мёёр и юноши-пастуха Болота с детства знакома каждому киргизу. Она и вдохновила многих киргизских литераторов на создание оригинальных произведений. А в начале 1969 года мы увидели ее на телеэкране.

Фильм "Ак-Мёёр поставил на Фрунзенской студии телевидения М.Убукеев по сценарию, написанному им в соавторстве с Т.Ка-сымбековым. Они сумели создать романтическую, проникнутую подлинным драматизмом картину с острым конфликтом и необычным режиссерским решением.

М.Убукеев нашел свое решение. В его фильме нет солнца, хотя действие происходит в солнечном краю, нет цветов и очень мало радости. Это трагичная и неуютная страна, подвластная грозному хану Джантаю.

Так, с самого начала фильма перед нами возникает образ печального прошлого, когда красивые гордые люди вынуждены были жить в неволе и могли выражать свои чувства лишь в протяжных и тоскливых песнях. На этом фоне разворачивается история любви Ак-Мёёр (С.Турсунбаева) и Болота (Б.Бейшеналиева;. Они тянутся друг к другу, но над ними вот-вот прозвучит голос разлуки и все закроет беспросветная ночь. Ак-Мёёр знает, что она должна стать женой Джантая. Знает это и Болот..Медленно, весь погруженный в себя, терзаемый мыслью о дерзости Болота и непокорности Ак-Мёёр, входит хан Джантай. В поисках юной красавицы он изъездил много верст, в нем неожиданно вспыхнули буйные чувства, которые он не в силах удержать, да и не стремится удержать - ведь он всесильный хан. Джантай' не видит никого кроме своей прекрасной невольницы. Никто и ничто не может помочь девушке - она полностью во власти Джантая, одержимого страстью.

Актер убедительно показал коварство, лицемерие и житрость хана, деспотично попирающего народные массы. Неумолим и беспощаден и его Ажы из "Поклонись огню". Этот мрачный, неприступный, тщеславный, уже седоволосый предводитель басмачества и лютых врагов коллективизации, точно также как и Джантай-хан, является опорой феодально-патриархального строя, феодального гнета, религиозного фонатизма, причиной обнищания и грабежа. Оба эти роли еще раз доказали, что М.Рыскулов художник больших тво]> ческих возможностей, умеющий лепить крупные человеческие характеры.

ОСВОЕНИЕ КЛАССИКИ (АКТЕРСКИЕ ВЕРШИНЫ М.РЫСКУЛОВА - ВАЖНАЯ ВЕХА В РАЗВИТИИ КИРГИЗСКОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА.

1950-1974 гг.)Работа над произведениями русских и зарубежных классиков стала важнейшим этапом в развитии молодого киргизского театрального искусства. Эти пьесы давали исключительно богатый материал для создания психологически сложных, жизненно правдивых характеров. На них театральный коллектив учился основам актерского мастерства и реализма.

Ярким свидетельством этого явились подготовленные коллективом Киргизского драматического театра постановки пьес А.Островского "Не все коту масленица" (1945 г.), "Бесприданница" (1951 г.), "Гроза" (1958 г.). Драматургия А.Островского открывает возможности не только перед начинающими актерами, но иперед мастерами сцены, пробующими сбои силы в сценическом воплощении шедевров мировой классики. Самыми примечательными в этих спектаклях являются роли Ипполита, Кнурова, Дикого, исполненные Рыскуловым.

Эти спектакли показали, как плодотворно влияет работа над классикой на рост мастерства киргизских актеров, в частности Рыскулова.

Особенно интересна и значительна была трактовка Рыскуловым образа Дикого в "Грозе". На декаде литературы и искусства Киргизии в Москве в 1958 г. эта его работа пользовалась заслуженным успехом.

Но, пожалуй, для становления и роста Киргизского театра ни одна постановка классического произведения не сыграла такой исключительной роли, как работа над гоголевским "Ревизором". Театр четыре раза возвращался к бессмертной комедии.IК пьесам Гоголя, особенно к "Ревизору", национальные театры обращаются охотно. "Ревизор" интернационален, он давно стал достоянием всего человечества. И вместе с тем каждая нация находит в нем свое, характерное. На это указывал, например, артист Казахского драматического театра К.Куанышбаев. "Я стремился связать тему "Ревизора" со знакомыми мне фактами прошлой жизни казахского народа" - писал он.1И действительно, факты, аналогичные тем, что высмеиваются в комедии, бытуют в жизни каждого народа. Но национальный, в частности киргизский театр, обращается к бессмертной комедии1 Театр, 1952, № 3, с.25.главным образом для того, чтобы постичь глубину русского реалистического искусства и на этой надежной основе двигаться дальше.

Работа режиссера А.Свистунова над "Ревизором" помогла профессиональному росту киргизских актеров. Спектакль был поставлен в 1946 г., а в 1952 г. был восстановлен к 100-летию со дня смерти Н.Гоголя.

Уже самый состав участников спектакля, сложившийся из ярких разносторонних актерских индивидуальностей, дал возможность постановщику глубоко раскрыть бесконечно разнообразные гоголевские характеры.

М.Рыскулов по замыслу Свистунова должен был играть Городничего. Это предложение отвечало горячему желанию артиста. Это было именно то, чего не хватало ему в предыдущих постановках, когда не доставало простора и широты для полного слияния актерской мысли и темперамента с цельными и глубокими образами реалистической пьесы.

Исполняя отрицательные роли в пьесах киргизских авторов ("Кайгылуу Какей", "Алтын Кыз", "Аджал ордуна", "Анар", "Кур-манбек"), М.Рыскулов развил в себе такие актерские качества, которые позволяли воплощать на сцене образы жестоких и властолюбивых баев. И чем сильнее передавал М.Рыскулов внутреннюю экспрессию исполняемых им ролей, тем полнее и ярче раскрывался основной конфликт пьесы.

В ранее сыгранных ролях герои Рыскулова были грубы, сильны и напористы, но все же далеки от столь крупного,хитрого и ловкого мошенника, как Городничий. И чтобы обладать всей необходимой актерской палитрой для этой совсем новой для него работы, М.Рыскулову предстояло многому научиться.- 77 Нужно также учесть еще одно немаловажное обстоятельство. Порою, обладая большим талантом и не меньшим трудолюбием, актер не может достичь желаемых результатов. Это происходит потому, что театр - искусство коллективное. Успех исполнителя главной роли зависит от общего уровня подготовленности всех участников спектакля, от ансамбля. К.С.Станиславский резко выступал против гастролерства отдельных, даже очень крупных актеров.

И действительно ли киргизский театр был подготовлен к работе над "Ревизором"? Не было ли риска в том, что М.Рыскулов приступил к работе над ролью Городничего?Несмотря на то, что за дату возникновения Киргизского государственного театра обычно принимают 1930 год, с тех пор коллектив театра постоянно менялся и, конечно, решение им больших постановочных задач, связанных с работой над "Ревизором" было проблематичным.

Об этом периоде критик О.Олидор писал в журнале "Театр": "Тенденция к схематической, поверхностной трактовке образов существовала в этом театре (Киргизском. - Дж.И.) в течение долгого времени.

Она является результатом. отсутствия подлинного мастерства (подчеркнуто мною. - Дж.И.). В прошлом театр не раз терпел неудачи: вместо преодоления слабостей некоторых пьес, усугублял их, вместо углубленного раскрытия образов ограничивался внешним, иллюстративным пересказом драматургического материала."1Из множества причин отставания киргизского театра в описываемый период, самые важные следующие:Во-первых, молодые артисты, пришедшие в театр, не имели специальной подготовки, с ними не велась систематическая учеб1 Олидор 0. Театр, 1951, № 9.ная работа.

Во-вторых, в театре не было квалифицированной режиссуры. Даже выпускники ГИТИСа, влившиеся в труппу в 194-1 году^ не смогли найти верных путей к творческому росту. Институтский опыт повторялся, но не расширялся.

В-третьих, драматургия, к которой вынужден был обращаться театр, страдала серьезными недостатками. В большинстве своем, за редким исключением, пьесы местных драматургов страдали эскизностью и схематизмом.

И в-четвертых, в первый период работы театром были допущены ошибки идейного порядка, которые не могли не сказаться и на росте актерского мастерства.

От всего этого приходилось освобождаться. Без преодоления столь серьезных недостатков нельзя было рассчитывать на успех.

А.Свистунов кропотливой настойчивой работой добивался от исполнителей ясного понимания поставленных перед ними задач.".Исполнители решили в процессе репетиции "Ревизора" серьезные творческие задачи, - писашО.Олидор, - полнее раскрылась индивидуальность артистов, преодолевались ошибки прошлых лет, артисты на практике овладевали реалистическим методомтК.С.Станиславского".

И не удивительно, что спектакль готовился в течение шести месяцев. В процессе работы над "Ревизором" с помощью режиссера А.Свистунова коллектив успешно преодолевал прежние ошибки, расчищая путь для подлинно реалистической трактовки образов.

Новая работа целиком захватила М.Рыскулова. Вот когда пришлось потрудиться в полную меру своих сил' Но задача оказалась1 Олидор 0. Театр, 1951, № 9, с.50.намного труднее и сложнее, чем думалось вначале. По мере развития характер Городничего поворачивается все новыми и новыми гранями. То это алчный и жестокий хищник, то карьерист и честолюбец, то ловкий циник.

Чем дальше шли репетиции, тем заметнее становилось, что Рыскулов - одаренный комедийный актер, обладающий на редкость кипучей энергией, совмещающий в своем даровании острую жанровую характерность с язвительностью сатирика и художественной выразительностью.

М.Рыскулов долго искал характерный, запоминающийся внешний портрет своего героя - грим, походку, манеры, движения, интонацию.

Артисту представлялось, что если найти какую-то характерную черту в движениях, походке, речи это поможет более точной характеристике образа.

Работая над речью Городничего, Гоголь стремился сделать ее экспрессивной, ёнергичной, лаконичной. Начиная с первой же реплики "К нам едет ревизор", Городничий говорит сжатыми, стремительными фразами, придающими определенный ритм всей этой роли.

Гоголь тщательно убирает из текста все необязательное. Самый строй речи предполагает столь же энергичную манеру исполнения.

Для Рыскулова это было не1 привычно. В большинстве пьес киргизских авторов, по преимуществу бытовых, господствовал иной ритм. От традиций восточного искусства, от народного эпоса шел замедленный темп. И даже темперамент артиста ограничивался рамками этого неспешного течения действия.

В работе над "Ревизором" актеру предстояло найти новые ритмы, преодолеть известную ограниченность, явившуюся следствиемлдлительного участия в пьесах киргизских драматургов. Наконец, дать простор своему темпераменту.

Уже в начале, и потом от сцены к сцене, в новом для себя стремительном темпе ведет Рыскулов действие до самого яркого заключительного аккорда - финального монолога.

Обманут Городничий. Рухнули все надежды. И кем обманут? Мальчишкой, вертопрахом, ничтожеством. Рыскулов точно передает смятенное состояние Городничего, его бессильное бешенство, его злобу. Вся сцена разворачивается как каскад неожиданностей.

Была у артиста и другая трудность. "Ревизор" - комедия, и блистательная комедия, изобилующая комичными положениями, гротесковыми ситуациями. Очень легко увлечься внешним комикованием.

Именно от этого предостерегал актеров Гоголь. В своем "Предуведомлении для тех, которые желали бы сыграть как следует "Ревизора", он говорит: "Больше всего надобно опасаться, чтобы не впасть в карикатуру. Чем меньше будет думать актер о том, чтобы смешить и быть смешным, уем более обнаружится смешное взятой им роли. Смешное обнаружится само собой именно в той серьезности, с какой занято своим делом каждое из лиц, выводимых в комедии".*Рыскулов следовал заветам Гоголя. Зрители смеялись над Городничим. Но не буффонные трюки (чем иногда пользовался артист прежде) вызшвали этот смех. Безудержно комическими были сами положения, в какие попадал Сквозник-Дмухановский, безошибочно действовали на зрителя интонации, мимика артиста.

Постигнув самую душу образа, Рыскулов перестал нуждаться в чисто внешних приемах. Городничий жалок и смешон, потому что жалок и смешон теперь для нас весь тот ушедший в далекое прошлое строй. Зритель своим смехом осуждает все то, что уродует жизнь тГоголь К.В. М.,"Художеатвенная литература", 1959, с.371.- 81 Вот Городничий появляется в номере Хлестакова. Что главное в этой сцене для Рыскулова? Панический страх перед приезжим чиновником. Все зависит от того, как пройдут эти первые минуты встречи. Не угодишь ревизору - и так легко может рассыпаться в прах вся налаженная, благополучная жизнь захолустного властителя.

Хлестаков и Городничий взаимно не понимают друг друга. Городничий пускает пробный шар - приглашает мнимого ревизора переехать "на другую квартиру".

Тот испуган и взбешен - на другую квартиру - стало быть в тюрьму?."Да как вы смеете?. Да какое вы имеете право?" - в бессильном страхе хорохорится он.

А для Городничего его слова - нож острый. Значит, ревизор, не поддается, значит, все знает, обо всем успели нажаловаться проклятые купцы. Катастрофа!Оба напуганы, оба стараются выпутаться из необычайно запутанного положения. Надо было видеть застывшую в ужасе маску Городничего -Рыскулова. Неповоротливый, грубый, он всеми силами старается быть благовоспитанным, вежливым, угодливым. Только бы пронесло] Оттого-то так неуклюже держится Антон Антонович, не знает, как ступить, что делать с руками. Очень точно показывает артист, как постепенно успокаивается его герой, начиная понимать, что, кажется, можно кашу сварить с Хлестаковым. Чуть-чуть изменилось выражение лица, более уверенной стала поза.

Страх сменяется надеждой на благополучный исход, благо, оказывается, и ревизору можно подсунуть. Временами страх возвращается, когда Хлестаков, в пылу вранья, заносится в высшие сферы. И понемногу, исподволь, начинают расти мечты о невероят- 82 ной карьере при помощи такого зятя.

Все эти оттенки поведения Рыскулов передавал с той мерой вкуса, какая дается лишь истинному таланту. Игра чувств и мыслей на протяжении сцен с Хлестаковым была отчетливо передана мимикой, часто меняющимися позами, жестами. Угодливость, расчет, тревога, надежды, природное хамство - до зрителя донесены все переливы этого характера.

Поистине страшным становится Городничий-Рыскулов в пятом акте. Пришла уверенность в победе, забыты тревоги и опасения. Он выиграл схватку с ревизором! И вот во всей своей наготе предстает перед нами истинная натура Сквозника-Дмухановского.

Эпизод с купцами. Совсем другой человек на сцене. Не тот, что заискивал перед Хлестаковым. Ни тени страха на этой тупой физиономии с наглой издевательской усмешкой. Он наслаждается своей властью, своей безнаказанностью, беззащитностью купцов. Наверное, что-то от байских повадок, от их жестокости и самоуверенности принес в эту сцену Рыскулов. Вот когда пригодились впечатления юности.

Эпизод с гостями. Новый оттенок в поведении. Самодовольство, упоение своими будущими успехами, презрение к окружающим. Городничий в зените недолгой славы. И вдруг - катастрофа. Хлестаков - ничтожество. Сам Антон Антонович - жалкий простофиля, поверивший в пустышку, в петербургского хлыща.

Момент очень трудный для всякого актера. Как сыграть переход от взлета к падению? Чтобы было жизненно, достоверно, убедительно?Рыскулов стоит довольно долго неподвижно. Как будто молния ударила. А когда поворачивает голову, перед зрителями опять другой человек. Искаженное лицо его бессмысленно. Позднее прозрение, запоздалая злоба на себя, на весь мир.- 83 Потом - заключительный монолог, о котором уже говорилось. С впечатляющей силой произносит артист знаменитые слова: "Над кем смеетесь?""Искусство должно изображать, - как писал Гоголь, - таким образом людей земли, чтобы каждый из нас почувствовал, что это живые люди."Работа Рыскулова над ролью Городничего - образец создания такого живого образа. Участие в гоголевском спектакле приобщило его к животворному источнику русской реалистической драматургии. Характер, поворачивающийся самыми различными гранями, характер своеобразный, неповторимый, требовал новых сценических красок.

Артист долго работал, думал, пока добрался до самой сокровенной сути своего героя.

Шел кропотливый отбор сценических приемов, шлифовка грима, мимики, интонации, походки, поиски нужного темпа и ритма. Так бывало с каждой новой ролью. Но здесь самые принципы работы в большей степени, чем прежде, приблизились к основным принципам реалистической школы русского театра, к принципам системы Станиславского.

В этом значение роли Городничего в творческой биографии Рыскулова.21950-й год. Встреча с Шекспиром, на этот раз в одной из самых знаменитых ролей мирового репертуара - в "Отелло". Задача была сложной: сколько великих предшественников создавали этот образ, по разному трактовали его, находили все новые и новые глубины. Выдержать такое испытание - значит сдать серьезный экзамен.- 84 "Спектакль "Отелло" был огромным достижением театра в работе над мировой классикой. Образ Отелло, созданный М.Рыскуло-вым, покоряет своим обаянием с первого же появления его на сцене",* - писал Н.Львов.

В ряде статей отмечалось, что талант М.Рыскулова сделал Отелло близким нам. Зрители не только сочувствовали трагической судьбе героев, но и ощутили общественную правду трагедии, которую донес до них М.Рыскулов. Эта великая заслуга артиста. В истории театра известны постановки, в которых Отелло представлен жалким и растерянным. М.Рыскулов мог сыграть и обыкновенного ревнивца, человека с "дикими" страстями, пойти по пути, традиционному для многих европейских театров. Даже великий негритянский актер Айра Олридж не избежал излишней чувствительности в исполнении роли Отелло.

Папазян играл Отелло в благородной классической манере, приподнято и возвышенно. Хидоятов, Хорава, Тхапсаев, Алекперов каждый по своему трактовали эту сложную и благодарную роль.

Замечательный русский актер Остужев совершенно по-новому понял Отелло. Главным в его трактовке было гуманистическое начало. Он видел в этом герое человека, борющегося за свои идеалы, за свою мечту и гибнущего в неравной борьбе. Ценой своей жизни Отелло утверждает то, к чему стремился.

Добиться подобного пытались многие актеры. Не всем это удавалось. Трагедия с особенным успехом шла в национальных республиках. Следуя в главном концепции Остужева, такие самобытные актеры, как Карм, Касымов, Кульмамедов, Бадыров обогащали ее новыми мотивами, почерпнутыми из опыта своей нации.* Львов Н. Киргизский театр. |^'Искусствотг^Млу 1953, с.203-205.- 85 Трагедия Отелло близка и понятна киргизскому народу, веками страдавшего от угнетения.

М.Рыскулов вложил в своего героя страстную ненависть к неравенству. Не случайно в киргизском эпосе с такой силой звучат мотивы борьбы с поработителями, с теми, кто унижает достоинство человека другой национальности. Было бы наивно прямо сближать Отелло с героями древних сказаний, но в чем-то, пусть очень отдаленно, они соприкасаются. Поэтому в ритме игры, во всем художественном строе образа, созданного М.Рыскуловым, чувствуется национальный колорит, в какой-то мере отражается своеобразие духовного мира киргизского народа, гордого и страдавшего, но не потерявшего веры в будущую лучшую жизнь.

Что особенно дорого актеру в этой роли? Его интересует не столько Отелло - военачальник, Отелло-мавр, сколько Отелло- человек. Ему дорог Отелло простодушный, влюбленный, доверчивый, чистый сердцем, а поэтому особенно легко уязвимый.Тема доверчивости становится лейтмотивом спектакля. Вместе с тем актер своей трактовкой роли утверждает, что доверие Отелло к людям не первобытная наивность, а высшее выражение гуманизма.

Подготовка к этой роли потребовала упорного труда. Рыску-лов долго занимался изучением истории средневековой Венеции, быта этой эпохи, дело заключалось не столько во внешних приметах поведения (хотя и они важны), сколько в желании постигнуть самый дух времени."Вопрос о благородстве Отелло, - говорил Остужев, - приобретает не только литературно-специфическое, но и большое политическое значение. Действителвно, вопрос чудесного мавра настолько тесно сплетается с национально-рассовой проблемой, чтополитическая его весомость не может быть не ощутима. Всю силу своего лирического чувства, тепла, симпатии и пламенной любви отдал Шекспир своему мавру, чтобы противопоставить белому негодяю Яго, белой проститутке Биаике, бездарности белого Родриго -черного, умного, благородного Отелло.

Нанося этим контрастом убийственный удар шовинистическим бредням о "высших" и "низших" расах, об естественном приоритете белого человека над людьми цветных рас, Шекспир настоятельно требует, чтобы Яго ненавидели не только за Яго, но и за Отелло".1Исполнитель роли Отелло, если он следует остужевской концепции, поднимает свой голос в защиту миллионов цветных людей, угнетенных и униженных строем эксплуататоров.XX век - век крушения колониализма. Десятки народов Африки и Азии обрели самостоятельность и продолжают бороться за человеческое существование. Борьба против расовой дискриминации становится знаменем эпохи. Сколько близких по духу соратников Отелло сочувствуют ему во всем мире. Поэтому концепция Остужева как нельзя более современна и плодотворна.

Замысел Остужева увлек и Рыскулова. На сцене его Отелло -человек простой, душевно чистый, с высокоразвитым чувством собственного достоинства. В этом спокойном уравновешенном человеке чувствуется ум,.большой жизненный опыт.

Венецианский мавр? Да, конечно, по одежде, по манере держаться, говорить, двигаться. Военачальник? Безусловно. Чувствуется натура сильная, властолюбивая, умеющая повелевать и вести за собой на битву. Но одновременно и киргиз, сын кочевников,гордый, не умеющий склонять голову. Только очень крупному ху-1 "Остужев-Отелло", сборник. Л.-М., ВТО, 1938, с.29-30.дожнику по плечу такой органический сплав различных черт, объединенных общим замыслом.

Сцена в сенате. Отелло предстает перед венецианскими патрициями. Насколько превосходит он их умом, волей, темпераментом. Легко заметить выражение снисходительной иронии на его лице, когда Брабанцио держит свою речь. При всем уважении к отцу любимой, Отелло чувствует, до какой степени полярны их взгляды.

Б этой сцене Муратбек сразу привлекает зрителя на свою сторону. Свойственное ему как человеку жизнелюбие, высокий жизненный тенус помогает актеру. Слова не нужны. Достаточно одного взгляда на этого могучего и нежного человека, чтобы понять, какая сила чувства исходит от него, читается в его горячем взгляде.

Отелло светится любовью. Чувство к Дездемоне переполняетего.

Как поэтично рассказывает Отелло-Рыскулов о том, за что полюбила его Дездемона. Он хочет убедить окружающих, что и он, черный, тоже имеет право на любовь. Но патриции только многозначительно улыбаются. Они-то верят в незыблемость деления на "высшие" и "низшие" расы. А он, этот сильный и красивый человек, весь во власти любви. Чувства Отелло и Дездемоны настолько возвышенны, что они не боятся обнаружить их всенародно. Дездемона приходит в сенат, чтобы спросить, кому она должна быть послушна: отцу или мужу? Все замерли в ожидании. Отелло берет нежные руки любимой и, кажется, все для него исчезло. Нет ничего дороже Дездемоны, нет ничего вокруг, есть только любимая.

Но вот рассерженный Брабанцио начинает осыпать дочь упреками. Отелло бережно прикрывает своими темными руками уши любимой, чтобы она не слышала проклятий отца. Трогательными интонациями звучит голос М.Рыскулова, когда он просит сенат разрешить Дездемоне ехать с ним. Его любовь светла. Эта высокая любовь, завоеванная вопреки всему - цвету кожи, традициям, -вершина его счастья. И потеря этого счастья означает крах для него не только как обычного человека, в этом крах его идеалов, конец его веры в человека.

Для нашего зрителя, воспитанного в совершенно иных традициях, трагедия Отелло представляется особенно чудовищной. Как, этот прекрасный человек страдает потому лишь, что он не белый?Рыскулов заставляет привязаться к своему герою, переживает за него, жить с ним одними чувствами. Каждое слово, ранящее его, ранит и нас. На протяжении трех часов сценического действия каждый зритель словно сам становится венецианским мавром, испытывает все, что тому пришлось перенести.

То особый, редкий дар. Обаяние самой личности актера становится обаянием его героя. Красота и мужественность, сила и благородство Отелло, переданные актером покоряют нас.

Б исполнении Рыскулова особенно заметна простота, отсутствие всяких актерских ухищрений. Его Отелло не на котурнах ложноклассического театра, он всегда естественен. Разговаривая с сенаторами, Отелло не позирует, а держится с неизменным для него чувством собственного достоинства, он доброжелателен, мягок и вместе с тем полон магической силы, скрытого темперамента. Мы не замечаем техники актера, настолько она совершенна.

Рыскулов играет Отелло как человека бурных страстей, но умеющего владеть собой. В любую минуту он может обуздать себя. В сцене на Кипре Отелло, привлеченный ссорой Кассио, Монтано, Родриго, готов в бешенстве броситься на них. Страшным усилиемболи он сдерживает свою ярость. Ее можно заметить лишь по тому, как он медленно сгибает упругий клинок сабли. Перед нами не дикарь, безотчетно поддающийся овладевшей им страсти, а муж высокого ума и стальной воли.

Одна беда у него - для венецианцев он остается чужаком, пришельцем из страны варваров. Для Отелло Венеция - это прежде всего родина Дездемоны, прекраснейшей из женщин.

Когда Рыскулов-Отелло говорит о Венеции, отчетливо ощущаешь, насколько он простодушен, как открыта его душа для всего хорошего. Поэтому Яго не сразу удается осуществить свой коварный замысел. Когда он впервые начинает намекать на предательство Кассио, Отелло не в силах поверить ему. Лицо Рыскулова в этот момент застывает. Какая-то тень сомнения чуть пробегает по его чертам. Но только на мгновение. Через минуту он снова сияет, полный радостной любви к Дездемоне.

Дальнейший ход событий требует от актера, играющего Отелло, особенно тонких психологических оттенков. Яго все время, последовательно, упорно старается заронить сомнение в душе мавра. Отличный тактик в психологической борьбе, Яго умело подстраивает все новые и новые "доказательства" измены. Идет внутренняя борьба. Как понимал еще А.С.Пушкин "Отелло от природы не ревнив -напротив: он доверчив". Он как бы сопротивляется ревности. Его благородная душа выше злобных наветов. Но доказательства!Трудно мятущейся душе. Сперва вспышка подозрений, потом ненадолго отлегло от души, снова вспышка, снова временное успокоение. С каждым разом страсти накаляются. Вера в Дездемону сменяется подозрительностью, грубой бранью, побоями.

Здесь очень легко сыграть взбалмошного, сумасбродного дикаря. При такой трактовке переходы из одного настроения в другоемало мотивированы, дикая душа вспыхивает и гаснет внезапно.

Или вывести на сцене истинного ревнивца, чья безумная страсть постепенно подогревается интригами Яго.

Рыскулов заставляет нас следить за всеми перипетиями психологической драмы с болью в сердце. Зрители успевают привязаться к этому большому ребенку с умом государственного деятеля и сердцем нежным и легко ранимым. Актер вызывает горячее сочувствие к своему герою, мечущемуся в умело расставленных сетях предателя.

Яго наносит самый меткий удар:"Она отвергла многих женихов Своей страны, и звания, и цвета".

РыскулоЕ-Отелло как-то сереет, сникает от этих жестоких слов. С трудом сдерживается он, чтобы не поддаться ярости. Негодяй рассчитан® задел самое больное место.

Любовь к Дездемоне заставила мавра на какое-то время забыть о цвете своей кожи, о непреодолимом различии между пришельцем из чужой страны и чванливыми венецианцами. Но вот отравленная стрела Яго попала в цель. Да, он на самом деле чужой здесь, в Венеции. Острая боль, как от удара ножа, -пронизывает сердце.

Вет, это уже не тот Отелло, что стоит счастливый и гордый перед сенаторами. События смяли и перевернули его. Разрушена светлая душевная гармония. Утрачена стремительная, говорящая о полноте счастья, походка, резче обозначились черты лица.

Рыскулов играет здесь смятенного, впадающего в отчаяние, но все же еще не побежденного человека. Терзаясь и мечась, он по-прежнему пытается держаться за свою прежнюю веру. Доказательства Яго вместе с тем столь логичны.- 91 Но все-таки Дездемона так хороша и так нежна. "Нежная женщина, прелестная женщина. О, в мире нет создания прелестней]. О, она своим пением выдохнет дикость из медведя. И потом, какая нежная душа. Но как все это грустно. Яго! О, Яго, как все это грустно, Яго.111Все это Отелло произносит, стремясь сберечь свою мечту, от-градиться от грубой действительности. Но доказательства вины его любимой все нарастает.

Последнее доказательство - платок. Дьявольский план Яго завершен.

Во время театральных спектаклей бывают моменты, когда весь зал, захваченный мастерством актера, кажется, готов броситься на сцену, движимый одним чувством!"Платок!? - одно только слово произносит Рыскулов - и непроизвольный вздох проносится по рядам. Отелло страшен. Вся его рванувшаяся вперед фигура говорит о титанической силе долга сдерживаемой страсти, глаза безумны.

И все же перед нами не дикий ревнивец. Даже в это мгновение мы отчетливо понимаем, что мнимый проступок Дездемоны для Отелло нечто гораздо большее, чем просто измена любимой женщины. Тут крушение всех иллюзий, гибель идеала. Поэтому гнев соединяется с отчаянием. Поэтому Отелло мстит не только Дездемоне, а всем, всем.

Теперь, наконец, колебания позади. Она виновна, а вина требует наказания. Предстоит выполнить тяжелую обязанность.

Лицо Рыскулова окаменевает. Теперь он стал воплощением грозной карающей силы. От смятения, полубезумия он переходит к мрачной сосредоточенности.- 92 Близится неизбежный финал. Отелло кажется почти спокойным, вернее, он старается быть спокойным, непоколебимым, уверенным в своей правоте. От этого ему еще тяжелее. Убить прекрасную, такую невинную на вид женщину, олицетворение света и ласки. Но он должен. Скорее, скорее, не дать воли своей жалости.

Дездемона мертва. Только в этот момент Рыскулов дает волю своей пылкой натуре, точно совпадающей с неистовой страстностью Отелло. Мастерство позволило ему на протяжении всего спектакля сдерживать буйство чувств, чтобы приберечь клокочущую силу страсти к кульминации.- О, Дездемона! Мертвая!Отчаяние Отелло безмерно. Смерть виновной не принесла ему облегчения. Он-то надеялся, что справедливой карой очистит ее и себя. Напрасно. Оказалось, что мир без любимойъбеден и тускл, что жизнь бессмысленна.

И особенно тяжело прозрение. Отелло узнает, что жена его была невинна, понимает, что оказался жертвой вероломства. Бот она, настоящая цена мира белых, предавших его, отнявших единственно ценное, смысл всей жизни. Вот чем обернулось его простодушие, слепая доверчивость.

Жить незачем. Глухая тоска на лице Отелло-Рыскулова, он словно сразу постарел. Теперь он стал мудрее и понял все. Но на что ему мудрость, этому испепеленному страданиями человеку?В этом финальном эпизоде Рыскулов стремится показать не столько отчаяние Отелло, сколько его просветление. Мавр умирает непобежденным. Погибла Дездемона, гибнет Отелло, но жива великая вера в Человека, жива высшая справедливость.

Исполнение роли Отелло имело большое значение для роста маетерства киргизского актера. Гений Шекспира создал образ удивительно неоднозначный. Множество переходов от спокойствия к подозрению, от отчаяния к надежде, от подозрения к уверенности, от ревности к безнадежной скорби, от ненависти к спокойной умиротворенности - все это надо сыграть психологически достоверно, не добиваясь дешевых эффектов.

Рыскулов убедителен от первой сцены до последней. Медленно подымаются черные руки - и зал кажется даже не дышит от волнения. Так и только так мог поступить Отелло, никогда не существовавший в действительности мавр, вызванный к жизни великим английским драматургом и сыгранный киргизским актером. •Киргизским! - вот что особенно важно. Дело не только в наружности - даже загримированные черты лица Рыскулова выдают в нем киргиза - дело во всем пластическом решении образа, в самом духе созданного характера. По сцене движется венецианский мавр - и киргиз в то же самое время. Видимо, потому, что простодушие и чистота души героя трагедии очень близка многиЦгероям киргизских сказаний.3Встреча с Горьким - всегда животворный источник для художника. Творчество Горького неисчерпаемо, и каждый, кому приходится работать над его произведениями, обогащается и глубиной мысли и бесконечным многообразием красок, свойственных этому мыслителю и творцу.

Значителен вклад великого пролетарского писателя в развитии драматургии - одного из труднейших жанров литературы. Горьков-ская драматургия принесла на сцену советских театров философские раздумья о коренных вопросах бытия, самобытные характеры, выписанные густыми мазками мастера. Она вобрала в себя лучшие традиции русской классической драматургии, обогатив ее революционным духом.

Одним из носителей этого духа был Егор Булычев - самое совершенное выражение характера, уже не раз привлекавшего внимание писателя. За свою жизнь Горький встречал немало людей из буржуазной среды, которые как бы "становились боком" к своему классу. Эти белые вороны в стае черных ясно ощущали близость революции, неизбежность гибели обреченного историей общественного строя. И, порвав со своим классом, не находили себе нового места в жизни.

Трагедия Булычова, показанная Горьким, с поразительной силой обнажает непримиримые противоречия капиталистического строя, уродующего даже самых талантливых его представителей.

Пьеса обошла многие советские и зарубежные сцены. Коллектив Киргизского государственного драматического театра поставил ее в 1953 году. Первая встреча с Горьким потребовала от всех участников спектакля как бы новыми глазами посмотреть на задачи актера. Горьковские персонажи не просты для воплощения. Тут мало бытовой достоверности. Передать их раздумья над смыслом жизни, их порой парадоксальную философию можно только в результате пристального изучения эпохи, настойчивого труда над постижением того, давно ушедшего в прошлое мира.

Труднее всех пришлось, разумеется, М.Рыскулову, исполнителю главной роли. Характер Егора Булычова противоречив, многокрасочен. Это фигура единственная в своем роде, не имеющая аналогов в мировой драматургии.

Человек неукротимой энергии, жадного и цепкого ума, могучеготемперамента и вместе с тем очень одинокий, тоскующий, всеми силами противящийся смерти - таким предстает на сцене Егор Булычов-Рыскулов."С новой художественной силой проявилось в спектакле незаурядное дарование народного артиста республики М.Рыскулова, -писал заслуженный артист РСФСР Ф.А.Лещенко. В его исполнении Егор Булычов предстал перед зрителями как сильная, одаренная от природы натура, полная непримиримых внутренних противоречий".

Чем жило русское общество в 1905-1917 годах? Какие нравы господствовали в купеческой среде того времени? Какова была психология буржуазии к концу империалистической войны, когда все предвещало близость решающих перемен? Во всем этом предстояло разобраться актеру, взявшемуся за роль Егора Булычова. Надо было поднять совершенно новые, доселе незнакомые пласты жизненного материала.

Хорошо помог ему в этом постановщик спектакля народный артист Казахской ССР, заслуженный артист РСФСР И.Г.Боров, работавший в то время главным режиссером театра. Знаток горьковской драматургии, он направляет усилия Рыскулова в поисках необходимых ему фактов,.наблюдений, жизненных черточек.

Помог и жизненный опыт. Было бы напрасным искать в биографии Рыскулова встречи с людьми, чья судьба прямо напоминала бы судьбу Булычова. Но более сложные и отдельные ассоциации не могли не возникнуть. В киргизском обществе первых десятилетий двадцатого века процесс классовой дифференциации продолжался очень интенсивно, байство богатело, власть его росла. Вместе с тем наиболее прозорливые представители этого класса не могли не чувствовать своей обреченности, неизбежности прихода нового общест1 Киргизский Государственный драматический театр. Фр., Киргосиз-дат, 1958, с.36венного порядка.

В памяти Рыскулова остались воспоминания о людях, чей характер в какой-то степени был близок Булычову или тем, кто его окружал.

Актеру в его сложном хозя'йстве все может пригодиться. И вот, наряду с литературными материалами, рассказами Борова, помогли и крупицы личного жизненного опыта.

Каков же будет его Булычов?Ключ к настоящему пониманию роли Рыскулов нашел в словах самого писателя."Булычов в конце пьесы не должен умирать, он еще будет жить некоторое время. Нет, не физическая смерть помешала ему найти выход, а его историческая ограниченность, его мучительный духовный тупик - это страшнее смерти".

Итак, не в страхе смерти основное, а в духовном тунике. И Рыскулов, продолжая работу над ролью, исследует прежде всего ее философскую основу, трагические и бесполезные поиски истины.

Так нашел Рыскулов своего Булычова. И, ища, вспомнил о встречавшихся когда-то в жизни людях, переживавших ту же трагедию обреченного историей класса.

Работа над ролью продолжалась. Черточка за черточкой складывался образ. Рыскулов не повторял Щукина, Лукьянова, Крушельниц-кого, он лепил Егора Булычова таким, каким тот представлялся в долгих раздумьях.

Русский купец предреволюционной поры. Массивный, но не неуклюжий, с постоянно хитроватым взглядом чуть прищуренных глаз. Говорит с человеком, а глаза все время цинично подсмеиваются над ним. Встанешь рядом с таким и поежишься: этакая глубина силы физической и духовной. Сокрушит любого. Только временами болезнь подступает вплотную, словно пригибает к земле. А потом снова сила богатырская и язвительный хоход над всеми, над самим собой.

Рыскулов не пытался примирить противоречия в характере своего героя. Наоборот, он постоянно подчеркивал разительную противоположность крайних полюсов булычовского нрава: неуемная жадность к жизни и трезвый, беспощадный ум, ненависть к ничтожным людям, копошащимся возле него, и нежность к дочери, отчетливое сознание грядущей беды и ограниченность мышления.

Потребовался весь арсенал накопленной актерской техники, чтобы стать Булычовым. Ведь Муратбек Рыскулов по своему характеру очень далек от горьковского героя.

Быть может, йрче всего Рыскулов раскрывает сущность Булы-чова в тех эпизодах, где он выступает как яростный разоблачитель окружающего его лицемерия и обмана. Какое злорадство в его взгляде, с каким отчаянным торжеством глумится он над всеми.

Особенно характерна сцена с трубачом. Нелепый, этот смешной человек пришелся по нраву Булычову: не похож на остальных, по-своему честен. И тут проявляется еще одна черта этого многогранного характера - любопытство к людям.

Лицо Рыскулова озарено живым интересом. Кто перед ним, жулик или просто чудак?"Так кто же ты-глупый или плут?" - спрашивает Булычов.

Трубач. Шестнадцать рублей дадите?Булычов. Глаха, принеси! В спальне. Почему шестнадцать, Таврило?Трубач. Ошибся! Надо было больше спросить.

Булычов. Значит - глупый ты?Т р у б а ч. Да нет. Я не дурак.- 98 Б у л ы ч о в. Стало быть - нулик?Трубач. Да и не кулик. Сами знаете, без обмана не проживешь.

Булычову весь этот разговор необыкновенно любопытен. Иронически поглядывая своими прищуренными глазами на удивительного "лекоря", он все подзуживает своего собеседника, и каждая ответная реплика вызывает восторг. Здесь, как и во многих других случаях, сказывалось живое чувство партнера. Найдя верный тон, Бу-лычов-Рыскулов как бы вовлекал партнера в увлекательную игру и все темпераментнее, с заразительным весельем усиливал темп диалога.

И вот кульминация эпизода. Булычов восклицает:"Ах ты, Таврило' Ты вот что, ты покажи как оно. Ну-ка, действуй!"Оглушительный рев трубы разносится по квартире. Когда сбегаются перепуганные домочадцы, он со злорадством кричит, издеваясь и юродствуя:"Это же Гаврило-архангел конец мира трубит!. Светопреставление! Конец миру! Труби-и!"То, быть может, наивысший момент торжества Егора Булычова во всей пьесе. В эти краткие минуты он чувствует себя неизмеримо выше перепуганных, сбитых с толку ничтожеств. Он один понимает, что действительно грядет конец мира - их мира. И трубазловеще возвещает о светопреставлении.

Очень трудно актеру одновременно передать совсем разные ощущения - буйной радости и безысходности. Рыскулов добивается этого. Сама преувеличенность его веселья ясно говорит о том, как старается горьковский герой приглушить тоску о бесцельно, ненужно прожитой жизни "на на той улице".- 99 Муратбек Рыскулов, как ранее Борис Щукин, нашел черты народности в образе Булычова. Размашистая русская удаль, сила характера напоминает былинных героев.

В спектакле возникал и обобщенный образ народа, стремящегося к свободе. Яков Лаптев, Донат, Глафира, даже дочь Булычова Шурка - все тянутся к новому, грядущему миру. Финал звучит грозным оптимистическим аккордом: начинается революция. Гибель Булычова воспринималась как гибель отживающего, уходящего в прошлое. Вот такого человечищу искалечил и погубил буржуазный строй - так звучала основная мысль спектакля. Всей силой своего таланта Рыскулов утверждал эту мысль.

1963-й год тоже можно считать важной вехой в творческой биографии М.Рыскулова. Выступив в заглавной роли в трагедии В.Шекспира "Король Лир", он по-настоящему потряс киргизских зрителей. В истории искусства не так часты случаи, когда высокое мастерство и глубина замысла сочетаются столь естественно с доступностью, когда каждое слово артиста порождает немедленный отклик в зрительном зале.

За триста с лишним лет, миновавших с тех пор, как трагедия "Король Лир" в 1608 году увидела свет, она обошла сцены всех стран мира. В шестидесятых годах XX века величайшее произведение Шекспира пришло в Киргизию.

Перед постановщиком спектакля, молодым киргизским режиссером Дж.Абдыкадыровым, стояла задача необыкновенной трудности. Следовало не только воссоздать атмосферу той сказочной эпохи, но заставить актеров жить мыслями и чувствами, героев, бесконечно далеких нам и вместе с тем чем-то близких по переживаниям.

Изобретательность режиссера, увлеченный труд всего коллектива привели к тому, что спектакль зажил полноправной жизнью, был найден нужный ритм, создан свой неповторимый колорит. На этом фоне дружной коллективной работы особенно выделялась игра М.Рыску лова.

Его трактовка образа Лира в своей основе близка к пониманию, ставшему классическим для советской сцены. Его привлекает в Лире не трагедия оскорбленного отца, не гибель иллюзий о незыблемости своей власти. Рыскулов видит в своем герое прежде всего человека, ценой страшных страданий и потерь постигающего правду жизни. Но Лир Рыскулова не однозначен Лиру Михоэлса, Мордвинова или Тхапсаева. Работая над ролью, он дополнил образ новыми чертами. Для каждого народа герои шекспировских трагедий близки и дороги по-своему. Лир на сцене киргизского театра в чем-то изменился, почерпнув новые краски в сокровищнице национального искусства.

Перевоплотившись в короля Лира, Рыскулов в сущности продолжил свои поиски совершенного человека, начатые в предыдущих работах. Через неслыханные муки проходит его герой к пониманию истинной сущности жизни. Не в этом ли соприкасается его Лир с героями киргизского эпоса?В дни гастролей Киргизского драматического театра в Москве (1965 г.) театральная критика отмечала большое мастерство М.Рыс-кулова, глубину проникновения артистом в образ. "Его Лир,—писал московским критик К.Кривицкий, - от сцены к сцене все меньше остается королем и все больше становится человеком. И хотя все беднее и проще становится окутывающая его тело одежда, все богаче и совершеннее становится его внутренний мир, его душевная сокровищ- 101 ница. Эту сторону шекспировской трагедии - духовное прозрение Лира - Рыскулов передал с такой убедительностью, что и без перевода русскому зрителю было понятно все, что происходило в душе благородного старика, и многие снимали наушники, чтобы лучшетслышать проникновенный голос артиста".

Рецензент не случайно обратил внимание на "проникновенный голос артиста". М.Рыскулов обладает очень мощным и очень гибким голосом. И то, что он когда-то пел на сцене музыкального театра, очевидно, расширило диапазон и тембровую выразительность голоса. Речевая характеристика в творчестве М.Рыскулова всегда имеет первостепенное значение. В этой работе пластический образ Лира и неповторимые интонации его речи счастливо соединились, образуя совершенную гармонию.

В "Короле Лире" проявилась важная особенность творческой индивидуальности артиста. М.Рыскулов по натуре не созерцатель, а деятель. Артист умеет быть на сцене подвижным, пластически выразительным, изящным, и вместе с тем простым и правдивым. Артистической натуре Рыскулова противопоказана всякая поза, наигрыш, игра на зрителя. Именно этим своим качеством он особенно дорог нам.

Остановимся еще на одной его особенности - на тонком чувстве партнера. Пожалуй, он один из первых среди киргизских актеров понял все значение сценического общения. Современное поколение деятелей сцены немало почерпнуло в этом отношении от Рыскулова.

Удивительное чувство партнера в сцене, например, с Корделией, всегда помогает играющей эту роль актрисе. Ей остается* Советская Киргизия, 1965, 16 апр.- 102 только воспринять найденную им тональность, верно попасть в интонацию, подготовленную Рыскуловым."Король Лир" - одно из наиболее гуманистических произведений, затрагивающих вопросы отношений между детьми и родителями, между обществом и тем, кто правит им. Тема этих взаимоотношений раскрывается на протяжении всей трагедии. И суть ее, конечно, не столько в запутанных конфликтах между родственниками, сколько в противоречиях самого общественного строя.

Король Лир очень любит свою дочь Корделию, но он вынужден ее проклясть, ибо таковы нравы общества, которые его окружают. Перед всеми одна цель - добиться своего любой ценой - ценой жизни близких, ценой собственной чести. Каждый из них готов предать, продать, убить своего сотоварища или самого близкого человека.

Как будто все необходимое для счастья было у Лира. Его величие заставляло многих трепетать перед ним, льстить ему. Но постепенно всеобщее внимание делает его самовлюбленным и беспринципным. Он как бы слепнет, не в силах различить, кто истинно предан ему, а кем движет только корысть. Он и мысли не допускает, что дочери Гонерилья и Регана склоняются перед ним лишь как перед монархом. Лир отдает им все, что у него было, надеясь, что останется столь же любимым и уважаемым и без богатства, без королевских владений.

Но как глубоко ошибся Лир! Не предполагал он, что вместе с утратой королевской власти рухнет и все его величие. Не будетбольше рядом рыцарей> всегда ему верных!Многие артисты прошли в образе Лира этот скорбный путь. М.Рыскулов не хотел повторять пройденное. ЕЙУ не хотелось подчеркивать угасание старого Лира - человека, разбитого несправедливостью. Актер стремился показать не трагедию отцов и детей, а- 103 трагедию безумного мира собственников.

В сцене раздела королевства как бы заложены семена будущей катастрофы. В ней содержится и ключ к пониманию противоречивого характера Лира. Хорошее переплетено в нем с дурным, это типичный властитель давних времен, наивный и взбалмошный.Эта противоречивость характера проявляется в первых же сценах.

Наряден и величествен дворец Лира. Гремит музыка в богато разукрашенных залачх. Лир-Рыскулова величав. Будто из древней легенды пришел он, сильный духом и телом, выходец из героического племени людей, равно могучих в добре и зле. Лир идет к трону, спокойный, торжественный, погруженный в свои столь радостные для него мысли.

Думает король, что сейчас совершит верный шаг, сохранит любовь и согласие в своей семье. Он подходит к трону и обводит доброжелательным взглядом всех присутствующих.

По-прежнему полный мыслями о предстоящем добром деле, Лир безмятежен, благосклонно позволяет сесть придворным и по-хозяйски оглядывает зал.

Заключение диссертации по теме "Театральное искусство", Иманкулов, Дж.Р.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современный киргизский советский театр, проникнутый ленинскими принципами социалистического гуманизма, - это важное средство идеологического воздействия на умы многотысячной аудитории. Знаменуя собой новый этап творческого расцвета, киргизский драматический театр страстно утверждает социалистическую действительность, советский образ жизни, создает духовные ценности, имеющие всесоюзный, общенародный интерес. В нем все более ярко и широко проявляются тенденции к интернациональным связям с театрами братских народов СССР. Ибо общность социалистического содержания искусства разных народов сказывается и на развитии национальной формы, которая, выступая каждый раз в конкретном своеобразном единстве с содержанием, является не только носителем особенного, но и средством выражения того общего, что объединяет все социалистические нации в братскую семью народов.

Естественно, что в процессе взаимодействия и взаимообогащения национальных культур вырабатываются общие интернационалистические черты, формирующие основу новой, коммунистической культуры, представляющей собой по определению Леонида Ильича Брежнева

".органический сплав создаваемых всеми народами духовных цент

ностей. Огромную роль в этом процессе играет творчество художника, такого как М.Рыскулов, чье творческое наследие и опыт становятся этапом развития искусства, всего драматического театра Киргизии.

Творческую деятельность "и художественную практику основоположники марксизма всегда рассматривали как неотъемлемую состав-

х Брежнев Л.И. О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических Республик, с.21.

ную часть духовной культуры общества. Эстетическое освоение мира человеком Маркс назвал в числе основных форм познания и изменения

действительности. При этом сущность такого освоения Маркс видел в том, что человек постигает гармонию содержания и формы конкретных предметов действительности и творит по законам красоты, ставя перед собой определенные цели и умея воплотить их в жизнь в соответствии с мерой каждого вида реальных явлений".'

Развивая дальше учение Маркса и Энгельса о творческой деятельности человека, В.И.Ленин^в статьях о Толстом и о других выдающихся п представителях передовой русской культуры. раскрыл глубину и своеобразие. творчества, показал идейно-художественное богатство

прогрессивного реалистического искусства, его исключительную пор

литическую, эстетическую и нравственную ценность", что на сегодня является основополагающим теоретическим достижением той грандиозной практической деятельности, которую проводят Коммунистическая партия и Советское государство.

Потому и Владимир Ильич Ленин с глубоким уважением относился к процессу творчества. Он считал, что главное, в художнике - направленность его искусства и талант.

Именно этим должно определяться отношение к художнику, а не присущими ему частными недостатками. "Талант - редкость, - писал В.И.Ленин. Надо его систематически и осторожно поддерживать. Грех будет на вашей душе, большой грех (во сто раз больше "грехов" личных разных.) перед рабочей демократией, если вы талантливого сотрудника не притяните, не поможете ему".

* К.Маркс и Ф.Энгельс.об искусстве. В 2-х т. М., "Искусство", ? 1967, с.240.

£ Ленин и искусство. М., "Наука", 1969, с.427. ^ Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.48, с.182.

Это глубокое указание великого вождя революции стало необходимым условием дальнейшего плодотворного развития театрального искусства и актерского творчества для народов нашей страны в целом и для киргизского театра в частности.

Вот почему нет ничего удивительного в том, что ленинские заветы позволили киргизскому театру решить важные проблемы, одной из которых было вовлечение "талантов" в театральное искусство.

Так же не удивительно и то, что из маленького глинобитного аила "Карой", затерянного в предгорьях Джумгальского Ала-Тоо, начинается актерский путь М.Рыскулова, прекрасное искусство которого и поныне сохраняет свое художественное значение, обличая угодничество, раболепного преклонения перед сильным мира сего, власть и мир капитала. Он весь был поглощен великой, лучезарной, живительной идеей Октября, Ленина, которая сыграла "решающее значение развитию социалистического содержания культур народов СССР,.содействовала их дальнейшему взаимообогащению и сближению, укреплению их интернациональной основы и тем самым формированию бут

дущей единой общечеловеческой культуры коммунистического общества".

Творчество народного артиста СССР, страстного художника-

коммуниста Муратбека Рыскулова - одна из интереснейших страниц в истории многонационального театрального искусства нашей страны. Выдающийся исполнитель ролей в спектаклях по первым пьесам киргизских советских драматургов, русских советских авторов, создатель образов Отелло и Короля Лира, вошедших в советскую сценическую шекспириану, один из лучших интерпретаторов русской классики, известный киноактер - все это делает фигуру М.Рыскулова одной из значительнейших в советском актерском искусстве.

1 "Программа Коммунистической партии Советского Союза", с.115.

"Многообразие жизни в ее прошлом, настоящем и будущем, все, что может почувствовать вдохновенный поэт, над чем может размышлять мыслитель и философ, - содержится во всеобъемлющем творчестве Муратбека Рыскулова", - писала о нем газета "Кыргызстан ма-данияты" ("Культура Киргизстана") от 7 февраля 1974 года.*

Действительно, широкий диапазон актерского дарования М.Рыскулова давал ему возможность одновременно работать над произведениями различных масштабов, жанров и форм. В его искусстве сочетались монументальность, драматизм, неиссякаемая энергия и безудер-»

жная ярость и, вместе с тем в его актерском арсенале нельзя было не ощутить извечного чувства жизненного бытия своего народа, его радостей и великих надежд. И все это говорит о сильном характере, о большом мастере, который по единодушному признанию его современников и соратников, равно "велик" в выражении простых человеческих чувств ив передаче глубиной народной мудрости, в высокой трагедийности и в изображении всеобщего подъема и порыва к справедливости.

Обращает на себя внимание тот факт, что среди спектаклей, в которых в течение тридцати восьми лет выступил М.Рыскулов, весьма значительное место заняли произведения о революции и гражданской войне, о мирной жизни и созидательном труде, о дружбе народов, интернациональной солидарности и коммунистической морали, показывающие современную жизнь советских людей, уделяющих большое внимание судьбе человека, его освобождению и активной, самостоятельной роли в общественной жизни.

Самая возможность такого момента в творчестве актера предоп-

* Абд^момунов Т. Великий мастер. Кыргызстан маданияты, 7 фев.,

ределена единством идеологической сущности и идейного содержания социалистического искусства советских народов.

Несравненный талант Муратбека Рыскулова нельзя представить себе в виде одинокого дуба, высящегося среди равнины. Он не мог возникнуть случайно, неожиданно. Рыскулов рос и совершенствовался как актер вместе со всем киргизским театром, будучи органически связанным с ним. Может быть, образ могучего дуба и уместен, но лишь в том случае, если вообразить вокруг него целую рощу больших и малых стволов, тянущихся веысь. Кыдыкеева, Куюкова, Бо-талиев, Джаманов, Китаев, Кумушалиева и многие другие выросли в одно время с ним и стали зрелыми мастерами сцены. А рядом поднималась молодая поросль, уже по меньшей мере три поколения артистов, недавних выпускников театральных вузов.

Поэтому, знакомясь с генезисом такого поразительного явления в истории сценического искусства, как Муратбек Рыскулов, силою вещей приходится рассматривать его в неразрывной связи с историей всего киргизского театра.

Каковы же основные истоки творчества Рыскулова?

Прежде всего следует назвать традицию народного искусства. Не имея в прошлом своего театра, киргизы тем не менее всегда тянулись к лицедейству, к изображению каких-то драматических сценок. Достаточно видеть исполнение Манаса любым народным сказителем (в наше время Саякбаем Каралаевьтм), чтобы убедиться, как много элементов актерской игры они использовали и используют. Разнохарактерной мимикой и интонациями они умеют воспроизводить любые оттенки настроения, связанные с содержанием исполняемого отрывка.

Влияние народного творчества отчетливо ощутимо в игре Муратбека Рыскулова. С детства впитывал он самый дух эпических сказа-

ний, бессознательно воспринимая такие приемы, как неожиданные переходы голоса, искусную мимику и т.п.

Но национальные черты в творчестве Рыскулова не исчерпываются этим влиянием. Человек из народа, работающий во имя его и для него, он до сих пор черпал силы в сокровищнице народного духа. Ему не надо было ездить в "творческие командировки", чтобы поддерживать связь с самыми широкими слоями трудящихся родного края. Он всегда был с народом, будь то частые встречи с избирателями, собрания Театрального общества, репетиции в театре или поездки по кыштакам и аилам.

Вместе с тем Рыскулов был и остается истинным киргизским интеллигентом, обогащающим духовную культуру своего народа, видящим шире и дальше, чем отцы и деды. Всей своей натурой он противился национальной ограниченности, борясь за прогресс, за широкое общение с другими народами, за интернациональное единство. Его талант помог киргизам познакомиться с Гоголем, Островским, Горьким, Мольером, Шекспиром, Грибоедовым, приобщиться к духовной культуре других народов. И наряду с этим Рыскулов всегда оставался большим киргизским актером со своей неповторимой творческой индивидуальностью. Собственные национальные черты не растворялись без остатка в очередном сценическом образе, но как бы сливались с ним, образуя сплав редкой силы и красоты.

Скажем, общая трактовка роли Отелло у Рыскулова сходна с ос-тужевской. Но Отелло - Рыскулов во многом отличается от Отелло -Остужева. Он по-другому движется, говорит, даже стоит на сцене. Пластика образа заставляет зрителя не забывать, что мавра играет киргиз.

И это не обедняет, а обогащает образ. Умение постичь психоло-

гию героя вовсе не означает умения полностью выключить особенности собственной натуры, утратить свою индивидуальность. Киргизский зритель увидел Отелло, особенно близкого и понятного ему.

Вторым источником, питающим творчество Муратбека Рыскулова, является русское искусство. С первого же своего появления в театре он столкнулся с представителями русского театра и до последнего времени работал в тесном общении с ними.

Рыскулов не получил законченного театрального образования. Знание принципов русского театра, системы Станиславского пришло в нему разными путями. Тут и знакомство со спектаклями лучших театральных коллективов страны, и личное общение с русскими мастерами сцены, и изучение литературы, и работа с киргизскими режиссерами, получившими образование в вузах Москвы и Ташкента.

На последнем нужно остановиться отдельно. Становление Киргизского драматического театра проходило при активной помощи русских режиссеров-постановщиков. В.Васильев, А.Свистунов, И.Боров, Ф.Лещенко, В.Молчанов и другие помогали киргизским актерам, в том числе и Муратбеку Рыскулову, освоить наследие корифеев русского театра, постичь самые основы советской театральной школы.

Особенно значительной была помощь И.Г.Борова. Вдумчивый, изобретательный режиссер и талантливый педагог. он сумел научить Рыскулова, обладавшего уже значительным сценическим опытом, более сознательному отношению к своей работе. В известной мере это заменило артисту театральное образование.

Таким образом, русские режиссеры помогали формированию творческой индивидуальности Рыскулова, совершенствованию его мастерства. Постепенно в Киргизском драматическом театре стали занимать все более видное место молодые постановщики-киргизы. Но это были

люди одной школы. Так, Дж.Абдыкадыров, ученик русских мастеров сцены, продолжил линию, начатую его предшественниками.

В киргизском театре утвердился как основное направление метод социалистического реализма. Рыскулов полностью воспринял его принципы. Ему свойственна высокая идейность, сочетающаяся с подлинным реализмом в выборе изобразительных средств. Художник-коммунист, он достаточно отчетливо представляет себе назначение искусства, как воспитателя масс в духе коммунистической идеологии. Каждую новую роль артист рассматривает прежде всего исходя из этих позиций: какое значение она может иметь для эстетического и нравственного совершенствования трудящихся.

Настоящая партийность, непримиримость к проявлениям чуждой идеологии - такова еще одна важнейшая основа, послужившая формированию Рыскулова как деятеля театра.

Верными помощниками Рыскулова в формировании мировоззрения, в совершенствовании его таланта были и остаются драматурги всех времен. Гоголь и Погодин, Островский и Корнейчук, Горький и Мольер, - как много дала работа над их произведениями для понимания психологии людей, законов построения драмы.

Особенное, отдельное место занимает в творчестве артиста Шекспир. Рыскулову близки по духу многие герои великого английского драматурга - эти титанические люди, способные на поступки, достойные богатырей. Не зря говорится, что в "Манасе" заключены десятки сюжетов, пригодных для шекспировских трагедий. Киргизский эпос монументален, как монументально творчество Шекспира. И Рыскулову по плечу как герои эпоса, так и персонажи трагедий и комедий, пришедшие на землю Ала-Тоо из далекой Англии.

Однако эволюцию рыскуловского мастерства нельзя рассматривать в отрыве от развития киргизской драматургии. Он участвовал

б спектаклях по самым первым произведениям, созданным зачинателями национальной литературы. От пьес, подобных "Кайгылуу Какей" ("Горемычная Какей") М.Токобаева, с их одноплановыми характерами и прямолинейными решениями конфликта, он прошел путь до "Атанын тагдыры" ("Судьба отца") Б.Джакиева, произведения, отмеченного куда более высоким мастерством драматурга. Пьесы К.Джантошева, К.Маликова, А.Токомбаева, Р.Шукурбекова, Т.Абдумоыунова и других киргизских мастеров драмы давали благодатный материал для актера, содействовали его творческому росту.

Только решение сложнейших задач в искусстве давало простор рыскуловскому таланту и двигало вперед его художнический поиск, только большая роль рождала в нем ответную вдохновенную творческую энергию.

Не классика ли с ее бессмертными образами служила Рыскулову вечным неувядающим источником совершенствования мастерства, постижения глубокой социальной и психологической сущности человеческих характеров? Так думаешь, внимательно и глубоко изучив творческий путь этого замечательного актера.

Даже в его ролях, сыгранных в пьесах современных советских драматургов, можно выделить тз общие черты, которые роднят их с героями Шекспира, - душевное беспокойство, напряженные поиски ответов на вопросы, которые постойнно порождает их пытливый взгляд и ум. Возмем ли мы Отелло, Короля Лира, или Егора Булычова - это люди, как уже сказано выше, крупные, яркие, масштабные, неутомимые поборники правды, личности, наделенные сильными страстями, большими мыслями, романтическими взлетами, которые не вписываются гладко в отведенные им социальные схемы.

Ведь дело не в том, что разум Лира становится рабом чувства и он лишится трона и Корделии, ревность побуждает Отелло убить прекраснейшую Дездемону, а протест Булычова, несмотря на его трагический исход, не ведет к разрыву с миром капитала. Главное - их поиски правды, которую они ищут и не находят в жизни.

Но протест против зла высоко поднимает Лира, Отелло, Егора Булычова над миром Гонерильи, Эдмунда, Реганы, Яго, Меланьи, говоря иначе путь, который они избрали, вполне отвечал человеческому духу М.Рыскулова. В этих ролях актер выступал как продолжатель высокой классической традиции советской сцены, которую, он ввел в киргизский драматический театр, открывая какие-то важные слои духовной и нравственной жизни народа.

В классике М.Рыскулов всегда стремился преодолевать трудности и искать возможности, насколько ему в этом помогало о?о художническое отношение, слиться с идеалом великих писателей. У него здесь была та особенная задушевность игры, та нежалеющая себя работоспособность, которая делала его роли, такие, например, как Король Лир, почти что исповедью. Он ничего не скрывал в своих героях, он не идеализировал их, не "улучшал", но открывал своей игрой такие глубокие тайники души, что мы видели не только страдание Отелло или крушение жизненных идеалов Егора Булычова, но и всю сложность порождающих их причин.

И все же при всей задушевности, трепетности игры Рыскулова ей всегда была присуща, та сила чувств и сила их выражения, о которой нередко забывают наши актеры в погоне за мнимой простотой. Быть может, это качество актера воспитано шекспировским

театром. Он не боялся на сцене бурных вспышек отчаяния и едва остывшего психо-физического состояния, вскрика боли и долгого потрясенного молчания. Он временами позволял себе играть во всю силу голоса и во всю силу своего актерского и человеческого темперамента, потому что его искусство было искусством искренности и доверия к зрителю.

Разбирая достоинства и недостатки, сыгранных Муратбеком Рыскуловым в театре классических ролей, критики часто приходили к выводу, что такие острые рыскуловские преувеличения в лицах и ситуациях, когда, кажется, переложи погуще краски - и разрушится, исчезнет реальность происходящего - все это не пугало актера, а, наоборот, будило его творческую фантазию. Ощущение большой творческой свободы родилось в художнике от полного обладания материалом, от глубокого постижения стиля авторов.

С другой стороны - в спектакле, которым выступал Рыскулов, всегда представали перед нами не только жизнь, показанная драматургом, не только идеи и художественные особенности автора пьесы, но и духовный мир самого актера, который,достоверно- передавая сущность характера, вкладывал в свое творение идейно-эмоциональное отношение к миру, свои личные мысли и чувства, свой социальный и жизненный опыт. Поэтому нетрудно представить себе актерский принцип Рыскулова, который выступал как созидательная сила самого творческого процесса.

М.Рыскулов был воистину Щепкиным в киргизском драматическом театре, он как бы воплотил на киргизской сцене систему Михаила Семеновича.

Однако вопрос об использовании метода русского демократи-

ческого театра. б согласии со своими национальными особенностями может быть рассмотрен в разных аспектах. Одним из таких аспектов является определение особенностей спектаклей классической русской -драматургии на киргизской сцене. При этом надо заметить, что большой опыт постановок пьес русских классиков в киргизском театре позволяет прежде всего указать на общую закономерность, действующую при выборе произведений.

Она состоит в том, что все действительно значительные произведения русских классиков, близки, понятны и интересны своим содержанием киргизским зрителям и являются важным источником обогащения репертуара киргизского театра.

Поэтому и М.Рыскулов ввел новые принципы и понятия в игру актеров, разрушая обычное разделение их на актеров "трагических" и "комических", "положительных" и "отрицательных" и приближая

зрителей к пониманию, что бессмертный "Ревизор" Гоголя "столько

же трагедия, сколько и комедия". Именно поэтому творческим вдохновителем, и нужно сказать не только Киргизского академического театра драмы, а всего киргизского национального драматического искусства становится М.Рыскулов.

Как люди приходят в искусство, как касается их его дыхание, каков духовный путь к новой жизни простого, ничем будто не примечательного человека?

Своим творчеством М.Рыскулов дал ответ на эти сложнейшие вопросы. Он проходит типичный для того времени путь: от полного отчуждения, бесправия, покорности судьбе к первым, но крепким связямь с тем, что вошло в жизнь с театром.

Год за годом формируется на сцене характер Муратбека -

сильного, страстного, немного дерзкого, неукротимого и увлекающего молодого парня. Но постепенно провинциальное начало характера отходит на второй план, и Муратбек вырастает в наших глазах, превращаясь в настоящего народного артиста, готового на все ради победы того дела, за которое боролись его предшественники.

Мы надеемся, что творчество М.Рыскулова созвучно прекрасным словам, сказанным о нем лауреатом Ленинской премии, народным художником Киргизской ССР Т.Садыковым (автором надгробного памятника актеру): - "И когда его уже больше нет, вы особенно явственно начинаете чувствовать и понимать, что ушла сильная и крупная личность, что дремавшие и пробужденные в нем актерские силы и в десятой доле не нашли еще своего отражения, что все они были устремлены в будущее".

Такой авторитет и обаяние имени Рыскулова достигнуто лишь через горнило самых разнообразных труднейших исканий. Пройдя такой путь, он обрел не только новую пластическую красоту, обаяние глубокой философской мысли, покоряющую силу большого чувства, но и действенный творческий заряд.

Все это говорит о том, что актер глубоко понимал великое назначение театра, понимал его общественную и воспитательную роль. Как никто другой до него, в киргизском искусстве, он знал, что театр - острое, действенное оружие в духовном развитии народа. Вот почему его Лир настолько выше и нравственнее всех остальных героев спектакля, что за ним, этим непоколебимым суровым и непокорным старцем, ощущаешь как бы живого,скорбного короля многострадального древнего народа. Он пришел сказать людям, что

они живут, как дикие звери, что власть и богатство не измерят и не окупят ни слез, ни страданий, ни подлости и мерзости, что истинная жизнь - в правде и красоте человеческих отношений, в высоком уважении к человеческому достоинству даже самых бедных, самых обыкновенных.

Как никто другой до него, М.Рыскулов знал и секреты сцены, и людей театра, жил их делами и заботами, помыслами и устремлениями. Именно поэтому он говорил: -

• Самое святое и дорогое для меня - мои соратники, сам театр, его стены, кресла, запах, необыкновенной бархатной тишины, возбужденный зритель, уставшие актеры. Люблю остаться в театре один, сесть в зрительном зале и ощутить до конца свое счастье.

Да, театр жив актерами. Ими обеспечивается "золотой запас" его поисков, уровень его разговора со зрителями, степень его влияния на душу людей. "Главное в театре, - утверждал Рыскулов., -способность взаимопонимания. Чтобы не только слово, но дыхание друг друга актеры чувствовали через рампу, как люди одной эпохи".

Вот почему, с таким гражданским и творческим волнением, с такой ответственностью и сосредоточенностью относился он к своим замыслам, своим поискам, современных решений темы, которые он вел именно посредством ведущих киргизских мастеров драмы, через творчество - Б.Кыдыкеевой, Д.Кую^овой, С.Кумушалиевой, С.Джаманова, Н.Китаева, А.Кобегенова, Ш.Туменбаева, А.Сарбагишева и других.

Работал М.Рыскулов, всю жизнь напряженно и неутомимо. Он понимал, что жизнь течет, что она неповторима. Искусство тем более не может быть застывшим, догматичным, стремление театра во все

времена и особенно современного - это стремление к неповторимости, к умению познать жизнь и уметь это знание воспроизвести как сиюминутное происходящее сейчас.

"Театр должен потрясать, - говорил М.Рыскулов, - а потрясать могут лишь глубочайшие движения души человеческой. Мне кажется, в творчестве главное - поиск, движение в будущее."

Всю жизнь, до последней роли М.Рыскулов был занят творческими поисками; искал жемчуга, искал женьшеня, искал праьду на сцене, искал движение в будущее. Он был полон энтузиазма и планов на творческое завтра. Он хотел создавать единую драматическую сцену, где бы одинаковым успехом ставились бы пьесы начинающих и популярных авторов, где актеры областных и столичного киргизского драматического театра играли бы вместе во многих постановках по произведениям мировой и отечественной классики. Такое сочетание, по мнению М.Рыскулова и создавало бы яркое, острое искусство единства дружбы, и достойно продолжило хорошие традиции советской сцены и заветы великого Горького.

Эти еще далеко не исчерпывающие наблюдения над творчеством М.Рыскулова расширяют представление о нем, если мы приведем поразительно неожиданное слово поэта, Героя Социалистического Труда, академика Аалы Токомбаева, посвященное безвременно ушедшему от нас большому художнику: "Жизнь его, дела и мечты многогранны и неисчерпаемы. И я буду очень рад, если мне доведется еще разуви деть на киргизской сцене такого актера".

И это так. М.Рыскулов никогда не утрачивал позиции совет-

ского актера. Правда - вот что для актера было самым главным в искусстве. Пусть жестокая, пусть горькая, но только правда, а не напыщенно=риторическая ложь. Рыскулов боролся за мужественное искусство, за суровость и сдержанность чувств. Даже в спектакли, отмеченные чувствительным, мелодраматическим настроением, Рыскулов вносил свою мужественную интерпретацию. Он восстал против равнодушия, боролся за щедрость душевных трат, за одержимость высокими идеалами, созвучными духу времени.

Именно таким образом, а не иначе, мы постигали особенности этого чудесного дара, который так ярко и правдиво раскрывал "душевную стойкость и мужество человека перед невзгодами жизни, преодоление страданий и активный деятельный оптимизм"*. Именно под этим углом зрения по-

дошли к его творчеству наши театроведы, критики, которые безошибочно оценили в нем гуманизм, чистоту и мудрость мысли, благодарную страстность чувств - то, что является плотью и кровью нашего социалистического искусства.

Таким образом, подытоживая сказанное выше, автор диссертации приходит к выводу, что М.Рыскулов вооружившись высокими идейными и художественными критериями, шел к воплощению портрета советского человека, наделенного максимумом человеческих способностей, реализация которых

зависела прежде всего от его таланта, воли и энергии -больше того - от цели его жизни.

И он до конца жизни стоял на позициях совет-

1 Ходорковская Л. Театр, 1963, 12, с.87.

ского художника, боевого, современного отношения к театру. Всей своей деятельностью он стремился к сближению киргизской культуры с великой многонациональной культурой народов нашей страны и богатейшей мировой культурой.

О своем огромном интересе и об интересе киргизских мастеров сцены к культуре и искусству народов всех стран не раз говорил он в своих выступлениях.

• "Не подлежит сомнению, что постоянный обмен ценностями между союзными республиками (в области драматургии, а также достижениями режиссерского и актерского мастерства, искусством оформления постановок) - необходимое условие дальнейшего плодотворного развития театрального искусства народов СССР, осваивающих в то же время лучшие достижения искусства народов мира".

Развивая эту мысль, М.Рыскулов отмечал - "Искусство имеет поразительную действенную силу - помогает людям всего мира бороться за мир, служит лучшему взаимопониманию между народами. Язык подлинного искусства близок и понятен во всем мире, будь это искусство,вырастающее,в стране бамбуков, в стране русских берез или в краях, где протекают бурная река Нарын и Аму-Дарья. Искусство создает благоприятный климат для взаимного уважения, сближает народы".

Неповторима и удивительна актерская судьба М.Рыскулова. Неповторимо - насыщенное глубоким содержанием, высокой идеей служения Отечеству творчество актера, которое никого не оставило равнодушным. Это значит, что захватывающая сила его бурного тем-

перамента не сдерживалось никакими эстетическими канонами и порой вместо того, чтобы доставить эстетическое наслаждение зрителю, он обжигал всех - чуткое зрительское сердце - как горячее дыхание земных глубин (но М.Рыскулов тем не менее - истинно реалистический актер, чуть ли не единственный великий лицедей современного киргизского драматического театра и кино), он доводил до изнеможения любого участника в сцене, где у партнера не хватало физических сил вести диалог на той высоте, которую берет Рыскулов.

Думается, что стоит упомянуть и о том, что когда наступал рабочий день и оживал и работал организм театра, самым важным для Рыскулова было - переступить порог, этого дорогого для него здания, уже внутренне готовым к творчеству во время репетиции -ему необходимы были непосредственность, искренность. Эти качества в работе над образом необходимы для того, чтобы в сценической правде зритель увидел жизненную правду. В этом его жизнь, радость, от этого зависело, какой след он оставит. Следы бывают разные. И он понимал, что в актерской профессии любые следы не смываются.

"Моя работа в театре, - писал М.Рыскулов, - началась необыкновенно счастливо: мне суждено было дебютировать в спектакле "Ревизор". Нужно ли говорить, с каким трепетом и ответственностью работал я над ролью чиновника. Прошло много лет. Сыграны десятки ролей. Все было: счастье успеха и горечь неудач. Чего я жду от театра, от своей работы в нем? Хочу играть в интересных, нужных спектаклях, чувствовать незримую, но крепкую нить, связываю-

¡дую тебя со зрительным залом, быть необходимым ему. Ради этого стоит отдавать все свои силы и способности".*

М.Рыскулов, как художник, менее оригинален был в проблематике. И тут ничего обидного. Его волновали социальные и нравственно-этические проблемы, которые никогда не оставляют равнодушными зрителей. Это - область духовных отношений, радость человеческого познания.

У него не было главного, что нужно для законодателя сцены гораздо больше учености и экстраординарности: исключительности. Да и потом Рыскулов, достигнув широкой славы, оставался типичным киргизским актером, а типичность - это как раз то, что противопоказано звезде.

В творческом плане ему, конечно, не хотелось производить впечатление натуралистически-бытового и серого театрального провинциала. Но вместе с тем он не мог не учитывать вкусы подавляющего большинства зрителей, воспитанных на традициях реалистического психологического театра. Он не имел права отрываться от них и, тем более, отдавать дань снобистской моде, формотворчеству и пустому оригинальничанью.

Таким образом, очевидно, что в художественной структуре спектакля киргизского драматического театра, в тех средствах, которые выражая правду жизни, делали постановки предметом эстетического воспитания людей, во взаимосвязи художественных образов и всех частей произведения - в сложном переплетении высту-

1 "О 0е<5е". Газ."Советская Киргизия", 1966, 27 октября.

пали рыскуловские традиции и художественные особенности народного творчества, которые крепчайшими нитями были связаны с традициями киргизского драматического театра и передовой демократической литературой, ярко отражавшими мысли и чувства народа.

Вот почему, мы убеждены, что М.Рыскулов глубоко знал и досконально изучал традиции киргизского народного творчества и в этих традициях создавал свои роли. Он не призывал ради формы, ради новизны,оригинальности на сцене ломать вековые традиции в работе над классикой, как это делают нынче некоторые новаторски настроенные актеры, неистово ратующие за то, чтобы "сломать" хребет устаревшего традиционного метода работы актера над собой в творческом процессе воплощения.

Более того, к новым формам в актерском искусстве Рыскулов пришел именно от традиции народного творчества. И в своих работах Рыскулов следовал за творчеством актеров демократического направления, но следовал не слепо, не копируя, а творчески. Он "скрестил" киргизскую традиционную форму с лучшими образцами русского актерского искусства, с русским бытом, демократическим творчеством. От такого "сплава" киргизское сценическое искусство только выиграло, стало богаче, краше по форме, содержанию, актерской технике.

На заре развития киргизского драматического театра газета "Советская Киргизия" писала: "Театр, очистившись от рутины, от всякого националистического толка., может проникнуться более высокими человеческими чувствами, более общими глубокими идеями, он может зажечься большим единением с лучшей драматургией

республики, он может дойти до интерпретации самых великих символов человеческой жизни".1

Путь, пройденный киргизским драматическим театром, неопровержимо оправдал это предвидение. И творческий подвиг Н.Рыскулова - не случайная победа, а закономерное явление в общем потоке неустанных поисков и дерзаний всего коллектива.

Это-то и дает нам возможность еще раз говорить, о том, что

по своей природе, по своему духу творчество Рыскулова национально, оно опирается на традиции киргизской драматургии, на традиции советского и мирового театра. Вводя мотивы, отдельные элементы русской актерской техники и демократического, бытового реализма, Рыскулов расширил, обогатил их драматический строй. И тот факт, что киргизский народ полюбил его героев, что он с большой искренней любовью и уважением относится к актерскому творчеству Рыскулова, роли которого вошли в сокровищницу национального театра, говорит о том, что передовое начинание Рыскулова было прогрессивным, что драматический опыт удался.

Нельзя не отметить и благотворного влияния кинематографа. Встречи с крупнейшими мастерами советского кино обогатили Рыскулова. Работа перед объективом дисциплинирует актера, заставляет его с особой тщательностью отделывать каждую деталь. Крупный план требует особенно точной и выразительной мимики, а необходимость делать каждый монтажный кусок отдельно, лишь в памяти сохраняя связь с предыдущим течением событий, диктует

* Развитие и популяризация киргизского национального искусства. Газ."Советская Киргизия", 1929, 8 февраля.

необходимость предельно отрабатывать мизансцены, движения в кадре. Все это - новые ценные приобретения в актерском оснащении Рыскулова.

Рыскулов пришел в кинематографию зрелым мастером сцены. Он быстро воспринял специфику кино, сумел использовать такие важные его особенности, как крупный план, монтаж, безусловную правдивость поведения. Реалистическая, психологически точная манера игры, свобода от театральных штампов помогли ему стать и мастером киноискусства.

Нельзя не отметить и обратного влияния. Работа перед кинообъективом обогатила артистическую палитру Рыскулова, помогла ему в работе над театральными ролями.

Такое взаимообогащение характерно для многих современных артистов, совмещающих работу в этих родственных и вместе с тем отличных друг от друга областях искусства.

Но далеко не все, кто приходит из театра под свет юпитеров, выдерживают их ослепительное сияние. То, что из десятого ряда театрального зала сходит за правду, перед пристальным глазом кинообъектива подчас оказывается фальшью. Рыскулов сумел преодолеть этот барьер. Он обладает редким даром понимать роль с полуслова. Его характеристики образа точны, ярки и пластичны.

Но ничего не дается актеру легко. За любым успехом стоит и огромный опыт, и каждодневный, большой, кропотливый труд. Рыскулов всегда великолепно знает "биографию" своего героя.

Это позволяет ему найти для каждого эпизода, для каждого кадра именно то душевное состояние, какое необходимо. В кино это важно, потому что здесь, в отличии от театра, характеристика роли складывается не прямолинейно: сначала может быть отснят конец фильма, а затем его середина или начало. Так что артисту кино должна быть присуща "монтажность" чувствований, способность быстро переключаться из одного состояния в другое. Рыс-кулов обладает этой способностью благодаря исключительно душевной подвижности и возбудимости его темперамента.

Итак, коммунистическая идейность, близость к народу и национальному искусству, тесная связь с русским театром, влияние русской и мировой драматургии, освоение принципов социалистического реализма, содружество с драматургами республики и учеба у лучших мастеров сцены и кинематографа - все это помогало развиваться и совершенствоваться таланту Муратбека Рыскулова. Тяга к знаниям, поиски новых средств сценической выразительности со-пунствовали ему на протяжении всех лет работы в театре. Он рос от роли к роли.

Так постепенно, ступень за ступенью поднимался Муратбек Рыскулов к вершинам актерского мастерства. Он продолжал упорно учиться и до конца своих дней, хотя возраст и заслуги, казалось бы, дали ему основание остановиться на достигнутом. Но такова, очевидно, завидная участь всякого большого художника - идти вперед и выше, выше и вперед. Ибо стать властителем народных дум нелегко. Для этого надо всю жизнь, всю силу своего таланта отдать без остатка служению искусству, близкому и понят-

ному народу и вместе с тем возвышающему его, зовущему к новым светлым далям.

Бесспорно, что не каждый этап в творчестве М.Рыскулова ознаменовался крупными победами и значительными событиями в культурной жизни республики. Были и муки творчества, и озарения. Были крупные победы и досадные срывы. Но М.Рыскулов всегда жил жизнью народа, своевременно откликался на те или иные животрепещущие вопросы строительства социализма и коммунизма. Б этапных ролях актера прослеживается эволюция образа, показан трудный путь от рабского бунта в кругу семьи до философского обобщения.

Перед нами сложное, многоплановое и многослойное творческое лицо. Средство его художественного воздействия почти безгранично. Неудивительно поэтому, что все важные вопросы сцены - подготовка кадров художественной интеллигенции, формирование творческого национального лица театра, его репертуарная политика, которые прямо или косвенно касались М.Рыскулова, попросту не могли протекать без его участия.

А самый факт влияния М.Рыскулова на все области киргизского драматического искусства, не только свидетельство выдающегося таланта актера, это и обнаружение того, что помимо дара он обладал еще редкой одержимостью, которой умел заразить актеров.

• Б моей творческой судьбе, - вспоминает народная артистка СССР Б.Кыдыкеева, многое, если не все, предопределила актерская тропа М.Рыскулова. Сколько лет мы играли вместе, рука об руку, сколько трудных дорог творческого содружества прошли плечом к

плечу] И по сей день, его светлое и мужественное, полное самого глубокого чувства и самой пылкой одержимости творчество, представляется мне необходимым условием и первичным материалом для искусства, из которого вырастают живые человеческие характеры, во всем блеске и разнообразии. Я уверена, что творческое наследие, метод Рыскулова жизненно необходимы киргизскому театру и сегодня и завтра.

По мнению Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР, академика Ч.Айтматова, М.Рыскулов поднимал вместе с собой всю киргизскую театральную культуру. "Этому одаренному от природы человеку, - писал Ч.Айтматов в своем отзыве' на данную диссертацию, - выпало на роду сыграть колоссальную роль в развитии и становлении киргизского театрального искусства".

Не подлежит сомнению, что светлое искусство деятеля большого масштаба М.Рыскулова, живет и продолжает развиваться в творчестве нескольких поколений киргизских актеров, режиссеров, художников, которые сражаются на подмостках сцены за "святость и чистоту искусства".

Сейчас на сцене киргизского драматического театра живут, работают, творят новые поколения актеров, для которых М.Рыскулов - история, они бок о бок не играли с ним, но вдохновленные сценическим подвигом выдающегося художника и воспитанные на его славных, испытанных временем традициях, это младое племя силой своего воображения и таланта оживляет страницы прошлого и создает произведения, способные волновать современного зрителя.

Программа КПСС отмечает, что художественное начало будет в процессе строительства Коммунистического общества все более и более глубоко проникать во все области духовной жизни и деятельности человека. А идея многосторонне развитой личности получает гуманистическую направленность, так как "богатый человек - это в то же время человек, нуждающийся во всей полноте человеческих проявлений жизни, человек, в котором его собственное осуществление выступает как внутренняя необходимость, как нужда. Не только богатство человека, но и бедность его получает при социализме в. равной мере человеческое и потому общественное значение"Л

Сбылись предвидения К.Маркса и Ф.Энгельса. Творчество народного артиста СССР Муратбека Рыскулова, развертывавшееся при социализме под знаменем ленинских идей, стало гордостью и достоянием советского народа и потому будет иметь общественное значение. Оно не постареет, не поблекнет за далью лет. Голос великого актера, как и прежде будет звучать, обогащая духовную жизнь киргизского народа.

1 К.Маркс и Ф.Энгельс. Из ранних произведений. М., 1956, с.596

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Иманкулов, Дж.Р., 1982 год

1. Произведения основоположников марксизма-ленинизма

2. Маркс К.Энгельс Ф. Сочинения, т.19, с.305.

3. Маркс К. Энгельс Ф. Сочинения, т.27, с.241.

4. Маркс К. Энгельс Ф. об искусстве, в 2-х т. М.: "Искусство", 1967, т.1, с.84-85.

5. Маркс К. Энгельс Ф. об искусстве, в 2-х т., М.: "Искусство", 1967, т.1, с.129

6. Ленин В.И. К вопросу о национальной политике. Полн.собр. соч., изд.5-е, т.25, с.66.

7. Ленин В.И. О праве наций на самоопределение. ~ Полн.собр. соч., изд.5-е, т.25, с.255-320.

8. Ленин В.И. Пункт программы в области национальных отношений. Полн.собр.соч., изд.5-е, т.38, с.III.

9. Ленин В.И. Как организовать соревнование. Полн.собр.соч., изд.5-е, т.35, с.195.

10. Ленин В.И. К четырехлетней годовщине октябрьской революции. -Полн.собр.соч., изд.5-е, т.44, с.146.

11. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.26, с.436.

12. Ленин Революция - Театр. Документы и воспоминания. Искусство. Ленинградское отд., 1970, с.154.

13. Ленин В.И. О дружбе с народами Востока. М.: Госполитиздат, 1961, 399 с.• ч »

14. Официально-документальные материалы

15. Брежнев Л.И. О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических республик. М.: Политиздат, 1979, 591 с.- 146

16. Брежнев Л.И. О Коммунистическом воспитании трудящихся: Речи и статьи. Изд.2-е, доп. М.: Политиздат, 1975.

17. Брежнев Л.И. Отчет Центрального Комитета КПСС 7JJ съезду партии. М.: Политиздат, 1981, 782 с.

18. Брежнев Л.И. Отчет Центрального Комитета КПСС ХХП съезду Коммунистической партии Советского Союза и очередные задачи партии в области внутренней и внешней политики. М.: Политиздат, 1981, 782 с.

19. О литературно-художественной критике. Постановление ЦК КПСС. Справочник партийного работника. - М.: Политиздат, 1972, вып.12, с.192-194.

20. О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы: Постановление ЦК КПСС, Правда, 1979, 6 мая.

21. Материалы съездов, конференций, симпозиумов

22. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т.2. М.: Политиздат, 1978, 527 с.

23. ЦК ВКП(б) и Союзное правительство о Киргизии. Сборн.док., Ф&, 1937, с.14.

24. КПСС и Советское правительство о Советском Киргизстане. Фр., Кыргызстан, 1981, 330 с.

25. КП Киргизии в резолюциях и решениях съездов, конференций,и пленумов "Обкома и ЦК", ч.1, Фр., 1958, с.33.

26. Резолюции и постановления съездов Советов Киргизии. Сборн. док., Фр., 1973, с.35.

27. В содружестве к процветаШ.Сбор,док. Фр., 1973, с.ИЗ.Книги

28. Брежнев Л.И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС. В 2-х т. 2-е изд., доп. М.: Политиздат, 1979.

29. Станиславский К.С. Собр.соч., в восьми томах. М.: "Искусство", 1954т1961.

30. Немирович-Данченко Вл.И. Театральное наследие. М.: "Искусство", 1952, 441 с.

31. Пашенная В. Искусство актрисы. М.: "Искусство" 1954, 265 с.

32. Львов Н.И. Киргизский театр. М.: "Искусство", 1953, 228 с.

33. Театр имени Хамзы. Таш., "Художественной литературы", 1957, 232 с.

34. Олидор О.Н. В борьбе за сценический реализм. М.: "Искусство", 1957, 510 с.

35. Канапин А.К. Варшавский Л.И. Искусство Казахстана. А.-А., Художественной литературы, 1958, 309 с.

36. Шекспировский сборник. М.: ВТО, 1958, 602 с.

37. Хайченко Г.А. Игорь Ильинский. М.: Изд-во АН СССР, 1962, 215 с.

38. Михоэлс. Статьи. Беседы. Речи. М.: "Искусство", 1965, 610 с.

39. Узбекский советский театр, под редакцией А.М.Рыбникх,- Таш., 'Наука1,1 1966, 354 с.

40. История советского драматического театра в шести томах. М.: "Наука", 1966-1971.

41. История советского кино. В четырех томах. М.: "Искусство", 1969-1978.

42. Спектакли и годы. М.: "Искусство", 1969, 519 с.- 148

43. Богатенкова Л.И. Мастера казахской сцены. А.-А., "Казахстан", 1969, 61 с.

44. Алперс П. Театральные очерки в двух томах. М.: "Искусство", 1977.

45. Богатенкова Л.И. Современное казахское сценическое искусство. А.-А., "Наука", 1979, 241 с.

46. Кундакбаев Б. Путь театра. А-А. "Жалын", 1976, 263 с.

47. Кайдалова О.Н. Традиции и современность. Театральное искусство Средней Азии и Казахстана. М.: "Искусство", 1977, 296 с.

48. Чингиз Айтматов. Б соавторстве с землею и водою. Фр., Кыргызстан, 1978, 405 с.

49. Перечень основных публикаций о М.Рыскулове 5-а. Книги

50. Дзхумабаев Б. Муратбек Рыскулов. Фр., Киргезиздат, 1958, 17 с.

51. Брудный Д/И. Путь актера. Ф., Киргосиздат, 1959, 52 с, Брудный Д/Л. М.Рыскулов - в кн.: Труд актера. - М.: "Советская Россия", I960, с.67-87.

52. Саякбаев А. Актердун колу (перевод с русского). Фр., Кыр-гызмамбас, 1959, 55 с.

53. Иманкулов Дк. Муратбек Рыскулов народный артист СССР. -Фр.: Кыргызстан, 1968, 107 с.

54. Иманкулов Дк. Наш Муратбек. Фр., Кыргызстан, 1970, 160 с.

55. Иманкулов Дк. Биздин Муратбек. Фр., Кыргызстан, 1977, 133 с.

56. Иманкулов Дн. М.Рыскулов в кн.: Интернациональное и национальное в искусстве. - Фр., Кыргызстан, 1973, 12 с.- 149

57. Брудный ДЛЯ. Муратбек Рыскулов. М.: ВТО, 1974, с.

58. Иманкулов ЛЩ. М.Рыскулов в кн.: Кино Советской Киргизии.М.: Искусство, 1979, 10 с.

59. Муратбек Рыскулов в воспоминаниях современников. Фр., Кыргызстан, 1980, 76 с.

60. М.Рыскулов. Театральная энциклопедия, т.1У, М., 1965, с.773.

61. М.Рыскулов. Большая советская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1975, с.454.5.6. Статьи из газет и журналов

62. Пасынков Л. Клятва. Советская Киргизия, 1942, II октября.

63. Апушкин Я. Двенадцатая ночь. Советская Киргизия, 1943, 14 марта.

64. Шукурбеков Р. Сотворение мира. Советская Киргизия, 1977, 26 января.

65. Джураев К. Особняк в переулке. Советская Киргизия, 1949, 13 декабря.

66. Токпанов А. Спектакль наших друзец. Казахстанская правда, 1950, 18 июня.

67. Львов Н. Отелло в киргизском театре драмы. Советская Киргизия, 1950, 6 октября.

68. Олидор 0. На пути к зрелости. Театр, 1951, Iia 9, с.46-53.

69. Свистунов А. Спектаклдын коюлушу. Кызыл Кыргызстан, 1951, 4 марта.

70. Таштемиров Дж. Биз баягы эмеспиз. Ленинчил жаш, 1951, 23 марта.- 150

71. Джураев К. Мы не те, что были. Советская Киргизия, 1951,г29 марта.

72. Кожевников X. Бесприданица. Советская Киргизия, 1951,26 апреля.

73. Кандель Г. Сепсиз кыз. Кызыл Кыргызстан, 1951, 10 июня.

74. Свистунов А. Ревизор. Кызыл Кыргызстан, 1952, 16 марта.

75. Штейнберг М. Зор ицкилик. Кызыл Кыргызстан, 1952, 23 марта.

76. Зуева Л. Дабахов К. Два спектакля "Ревизор" на сценах театров им.Н.К.Крупской и Киргизского драматического. Советская Киргизия, 1952, 26 марта.

77. Кожевников X. Незабываемые страницы истории. Советская Киргизия, 1952, 6 апреля.

78. Ботоханова А.Шар капчыгай. Кызыл Кыргызстан, 1954, 28 февраля.

79. Брудный ДМ, М.Рыскулов в роли Егора Булычова. Советская Киргизия, 1954, 3 марта.

80. Брудный ДМ. М.Рыскулов Булычог. Журнал "Театр", 1954, JÖ 12, с. 183.

81. Семенова М. Народный артист. Советская Киргизия, 1955, 13 января.

82. Лебедева С. Салтанат. Кыргызстан аялдары, Ш 4, 1955, с.16-17.

83. Герасимов С. Талантливый фильм. Советская культура, 1955,27 декабря, Советская Киргизия, 1955, 31 декабря.

84. Герасимов С. Таланттуу фильм. Кызыл Кыргызстан, 1956, 6 января .

85. Джумабаев Б. Муратбек Рыскулов. Советтик Кыргызстан, 1956, 23. сентября.

86. Джантошев К. Путь на сцену. Правда, 1956, 28 декабря.- 151

87. Боров А. Народный талант. Советская Киргизия, 1958, 14 сентября.

88. Захава Б. Поэзия народной легенды. Советская культура, 1958,21 сентября.

89. Ермаков В. Драма о народном богатыре. Московская правда, 1958, 21 сентября.

90. Боров А.Мастер драмы. Казахстанская правда, 1958, 14 октября.

91. Раевский И. Большое исполнительское мастерство. Известия, 1958, 19 октября.

92. Сурков Е. На встрече эпох. Лит.газ, 1958, 23 октября.

93. Симонов Е. Курманбек. Правда, 1958, 22 октября, Советская Киргизия, 1958, 26 октября.

94. Брудный Д/9. Народный артист Советского Союза. Советская Киргизия, 1958, 14 ноября.

95. Марков Ф. Первый опыт. Мастера и ученики. Искусство кино, 1958, № II, с.33-35.

96. Мачерет Ф. Первый опыт. Искусство кино, 1958, № 12, с.110-119.

97. Бейшеналиев III. 50-летие Рыскулова. Советская Киргизия, 1959,22 ноября.

98. Эшмамбетов К. Большой талант. Советская Киргизия, 1959, 22 ноября.

99. Татыбекова Дж. Спасибо артисту. Советская Киргизия, 1959, 22 ноября.

100. Васильев В. Давнему другу. Советская Киргизия, 1959, 22 ноября.

101. Кобегенов А. Талантуу актер. Ала-Тоо, 1959,.№ II, с.126-128.

102. Брудный ДЛ. Выдающийся мастер киргизской сцены. Литературный- 152 Киргизстан, 1956, Ш 6, с.68-72.

103. Куторга 3. Судьба отца. Театр, 1961, № 4, с. 125-126.

104. Брудный Д*И. Король Лир. Советтик Кыргызстан, 1963, 25 апреля.

105. Баршай А. Творческая зрелость. Советская Киргизия, 1963,16 июня.

106. Долинский М., Черток С. Джура. Советский экран, 1963, }'& 20, с. 12-13.

107. Рыбаков 10. Киргизский драмтеатр на Кремлевской сцене. Советская Киргизия, 1965, 13 марта.

108. Рыжова В. Гости из Киргизии. Театр, 1965, № 7, с.23-42.

109. Шербина Г. Встреча с талантами. Советская Киргизия, 1965,17 марта.

110. Березкин А. Люди земли Ала-Тоо. Театральная жизнь, 1965, № II, с.26-27.

111. Демин В. По законам вестерна.' Искусство кино, 1965, № 7, с.37-40.

112. Иманкулов Дж. Палитра.Муратбека Рыскулога. Ленинский путь, 1966, 22 мая.

113. Артюхов 0. Пастбища Бакая. Комсомолец Киргизии, 1966, 9 декабря.

114. Баршай А. Всемогущество таланта. Советская Молдавия, 1967, 19 февраля.

115. Дудин Д.И. Карыя Бакайдын кундолук тиричилиги. Кыргызстан маданияты, 1967, 2 июня.

116. Вартанов А. Турмуш айланпасы. Ленинчил жаш, 1967, 21 октября.

117. Сокол 10. Память о целом мире. Советакий экран, 1968, № 5, с.4.- 153

118. Джакыпбеков А. Небо нашего детства. Советский экран, 1968, № 18, с.19.

119. Иманкулов Дж. Муратбек в роли Егера Булычова. Ленинский путь, 1968, 13 февраля.

120. Сырымбетов А. Любовь Яровая. Кыргызстан ыаданияты, 1968,6 ноября.

121. Артюхов 0. Ак-Мёёр. Комсомолец Киргизии, 1969, 26 апреля.

122. Исамов Ф. Король Лир с гор Джумгал-Тоо. Правда Востока, 1969, 9 сентября.

123. Аксаков М. Пастбища Бакая. Советская Киргизия, 1969, 2 декабря.

124. Иманкулов Дж. Наш Муратбек. Советская Киргизия, 1970, 8 декабря.

125. Иманкулов Дж. Путь к вершинам. Театральная жизнь, 1972, № 17, с.23-24.

126. Залуцкий А. Король Лир из Чаека. Вечерний Фрунзе, 1974, II февраля.

127. Абдумомунов Т. Великий мастер. Кыргызстан маданияты, 1974,7 февраля.

128. Брудный Ц.М. Школа мастерства. Кыргызстан маданияты, 1975, 7 августа.

129. Иманкулов Дж. Памяти великого актера. Вечерний Фрунзе, 1975, II ноября.

130. Иманкулов Дж. Выдающийся мастер драмы. Кыргызстан маданияты, 1976, 13 мая.

131. Жакиев Б. Немеркнущий талант. Кыргызстан маданияты, 1976, 25 ноября.6. Статьи М.Рыскулова

132. Жооптуу жана татаал роль. Кызыл Кыргызстан, 1952, 16 марта.

133. Шадриндин ролун аткарууда. Кызыл Кыргызстан, 1952, 25 марта.63. .Л^гы иштеймин, Ленинчил жаш, 1952, 28 марта. Булучовдун образы. Кызыл Кыргызстан, 1953, 10 мая.Эн мыкты репертуарлар тузулсун. Кызыл Кыргызстан, 1954, 22 сентября.

134. Самаганым азамат адамдардын образы. Ала-Тоо, 1960, № II, с.124.

135. Биздин тилек. Советтик Кыргызстан, 1960, 3 декабря.

136. Актерге чыгармачылык изденуу керек. Кыргызстан пионери, 1961, 4 марта.

137. Биздин достук. Советская Киргизия, 1962, 17 марта.

138. Сахналык байланыштарыбыз бацый берет. Ленинчил жаш, 1961, 27 сентября.

139. Годы творческих исканий, Комсомолец Киргизии, 1961, I февраля.

140. Наш учитель. Советская Киргизия, 1963, 18 января. Эл-улуу сынчы, Ала-Тоо, 1963, № 5, с.19.Гулдогон искусство. Советтик Кыргызстан, 1963, I января.

141. Улуу мастер. Советтик Кыргызстан, 1963, 18 января.- 155

142. Путеводитель актера. Русский язык в киргизское школе, 1963, № 4, с.II.

143. Мйгиликти да, кемчиликти да бекте айталы. Ала-Тоо, 1964, № 3, с.124-127.

144. Кызыктуу жолугошуулар. Советтик Кыргызстан, 1964, 23 июня.

145. Шаттык жылы. Ленинчил жаш, 1965, I января.

146. Счастливый день. Советская Киргизия, 1965, 26 января.

147. Унутулгуз жолугушуу. Советтик Кыргызстан, 1965, 10 сентября.

148. Большая цель. Советская Киргизия, 1966, 16 января.

149. Искусство как жизнь. Комсомолец Киргизии, 1966, 10 февраля .

150. О себе. Советская Киргизия, 1966, 27 октября.

151. Юбилей киргизского театра. Советская Киргизия, 1967, 10 декабря.

152. Впервые и навсегда. Литературный Киргизстан, 1967, № 5, с.25-26.

153. Неизгладимый след. Русский язык в киргизской школе, 1968, № 2, с.5-7.

154. Сегодня это обычно. Культура и жизнь, 1968, № 3, с.15.

155. Сегодня это обычная вещь. Культура и жизнь, 1968, К? 3, с.15 (на английском языке).

156. Сегодня это обычная вещь. Культура и жизнь, 1968, № 3, с.15 (на французском языке).

157. Сегодня это обычная вещь. Культура и жизнь, 1968, № 3, с.15 (на испанском языке).

158. Закреплять и расширять. Театральная жизнь, 1969, № I, с.З.

159. Театры Киргизии ленинскому юбилею. Советская Киргизия,1969, 28 марта.

160. Мосты дружбы. Правда Востока, 1969, 5 сентября.- 156

161. К вершинам мастерства^ Советтик Кыргызстан, 1970, 5 ноября.

162. Здравствуй, племя молодое! Комсомолец Киргизии, 1972, 3 марта.

163. Развивая лучшие традиции. Советская Киргизия, 1972, 26 марта.

164. Незабываемое. Советская Киргизия, 1972, 30 декабря.

165. С честью оправдать доверие партии и народа. Советская Киргизия, 1973, 28 февраля.

166. Мастер сцены. Советтик Кыргызстан, 1973, 4 декабря.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 301354