Уголовно-политические процессы в период укрепления административно-командной системы советского государства :1929-1934 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.01, кандидат юридических наук Губжокова, Ляца Арсеньевна

Диссертация и автореферат на тему «Уголовно-политические процессы в период укрепления административно-командной системы советского государства :1929-1934 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 267948
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Губжокова, Ляца Арсеньевна
Ученая cтепень: 
кандидат юридических наук
Место защиты диссертации: 
Краснодар
Код cпециальности ВАК: 
12.00.01
Специальность: 
Теория и история права и государства; история правовых учений
Количество cтраниц: 
233

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Губжокова, Ляца Арсеньевна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Организационно-правовые основы осуществления уголовных репрессий за деяния против политического строя СССР

§ 1. Развитие социально-экономической ситуации в советском государстве после отказа от НЭП и ее влияние на характер и содержание уголовно-политической ответственности.

§ 2. Особенности судоустройства, прокурорского надзора и уголовно-процессуального законодательства в конце 1920-х - первой половине

1930-х гг.

§ 3. ОГПУ-НКВД как ведущие звенья государственного репрессивного механизма и трансформация методов их деятельности по политическим делам.

ГЛАВА 2. Стадии судопроизводства по преступлениям против советского государства: нормативное регулирование и практика

§ 1. Возбуждение дела, дознание и следствие.

§ 2. Рассмотрение дел в судах и во внесудебном порядке («тройками» и особыми совещаниями ОГПУ-НКВД).

§ 3. Исполнение приговоров в отношении политических преступников и использование их принудительного труда.

ГЛАВА 3. Реализация уголовно-процессуального законодательства по характерным политическим делам

§ 1. Дело меньшевистского «Союзного бюро ЦК РСДРП» (1931г.).

§ 2. Дело «Союза марксистов-ленинцев» (1932-1933 гг.).

§ 3. Дело «славистов»(«Русской национальной партии»)

1933-1934 гг.).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Уголовно-политические процессы в период укрепления административно-командной системы советского государства :1929-1934 гг."

Актуальность темы диссертационного исследования. Период развития государственности в СССР, последовавший после отказа от НЭПа (с конца 1920-х гг.), характеризуется дальнейшим и активным укреплением административно-командной системы, отражающим одновременно усиление личной власти Сталина. К этому времени ВПК (б), оставшаяся единственной в стране политической партией, все больше и больше отождествлялась с именем Сталина, который возглавил правящую элиту и, по сути, определял основные направления развития государства. Одно из таких важнейших направлений заключалось в политике принудительной коллективизации, предусматривающей, в свою очередь, раскулачивание. Еще одно направление заключалось в индустриализации советской экономики. Такой подход соответствовал разработанной еще раньше при участии Ленина теории построения в СССР коммунистического общества.

Однако реализация указанных идей натолкнулась на огромные трудности. Ни в сельском хозяйстве, ни в промышленности не удавалось достичь планируемых результатов. Более того, в начале 1930-х гг. наблюдался голод на значительной части территории страны. Стало нарастать внутреннее (на уровне политических дискуссий) сопротивление сталинскому режиму. Как реакция на это появился тезис об усилении классовой борьбы. Именно они, классовые враги, по версии власти, мешали поступательному претворению в жизнь коммунистических идей, и этих врагов следовало уничтожать. Так было положено начало очередному витку (после начального периода советской власти) политических репрессий. Для их реализации власть использовала все звенья карательного механизма - органы государственной безопасности (ОГПУ-НКВД), судебные учреждения, органы прокуратуры, милиции.

Следует отметить, что данная проблематика в период 1929-1934 гг. нашла определенное отражение в исследованиях по истории права и государства. Однако при этом акцент делается, как правило, на карательной деятельности органов госбезопасности и политических оценках проводимой внутренней политики. Чаще всего исследователи акцентируют внимание на незаконных репрессивных мерах органов ОГПУ-НКВД, фальсификации обвинений в процессах по делам о «вредителях», жестких мерах принуждения в отношении зажиточных крестьян, организации «всеобщей» поддержки суровых приговоров в отношении классовых врагов и т.д. Все это действительно имело место, и в целом историко-правовая наука уже дала оценку данным явлениям.

Вместе с тем логика дальнейшего изучения столь сложных процессов в деятельности карательного механизма советского государства в период активного формирования и укрепления административно-командной системы в советском государстве (1929-1934 гг.) предполагает более детальный анализ отдельных его аспектов. Так, нуждается в осмыслении освещение уголовно-процессуального законодательства, применения его норм судами. Важным представляется вопрос о методах следственной работы, проводимой в отношении обвиняемых в преступлениях против советской власти. Дело в том, что УПК РСФСР, действовавший в то время, в целом предусматривал для обвиняемых и подсудимых общепринятые уголовно-процессуальные права. И большинство уголовно-политических дел, включая стадии следствия и судебного рассмотрения, содержали ссылки на УПК РСФСР и уголовно-процессуальные документы в основном формально отвечали требованиям законности. Но такая ситуация не меняла сущности карательной политики государства - «враги» государства расстреливались и направлялись в места лишения свободы. При этом в абсолютном большинстве обвиняемые и подсудимые признавались в деяниях против государства как во время предварительного следствия, так во время суда. Этот феномен требует дополнительного исследования, учитывая, что впоследствии многие «враги» были реабилитированы.

Представляется важным также изучить практику реализации норм уголовно-процессуального права применительно к конкретным уголовно-политическим процессам. В литературе, как правило, рассматривается сравнительно небольшой круг наиболее известных дел («шахтинское дело», «дело промпартии», «дело трудовой крестьянской партии» и др.). В меньшей степени уголовно-процессуальные вопросы освещаются в чисто «политических» процессах («дело меньшевиков», дела по обвинению в антисоветской деятельности старых большевиков - бывших соратников Сталина), в процессах против представителей интеллигенции, убеждения которых не во всем совпадали с коммунистической идеологией. Данная проблематика нуждается в более углубленном историко-правовом анализе. Равным образом это касается тенденций развития уголовного законодательства, регулирующего составы преступлений против интересов советского государства и ответственности за их совершение, а также организационно-правовых особенностей в деятельности органов госбезопасности и методов их работы.

Степень разработанности темы. Заявленная проблематика, касающаяся уголовно-политического судопроизводства в период 1929-1934 гг., находит отражение в трудах как современников изучаемого периода, так и последующего времени. В советскую эпоху в числе авторов, освещающих эти вопросы в научном плане, можно отметить таких как Н.В. Крыленко, Д.И. Курский, Е.М. Ярославский, Герцензон А.А., Берхин И.Б., Жогин Н., Зиновьев Г.Е., Минц И., Радек К., Бухарин Н.И., Утевский Б.С., Шаргородский

М.Д., Ширвиндт Е.Г. и др. В трудах этих авторов (до середины 1980-х гг.), как правило, обосновывалась правильность принимаемых советской властью решений, а политико-идеологическая доктрина вообще не подвергалась какому-либо сомнению. Во время кратковременной «оттепели», начавшейся после известного XX съезда КПСС и последовавшей частичной реабилитации необоснованно подвергшихся уголовным репрессиям, в литературе некоторым образом критиковалась деятельность репрессивных органов, и прежде всего ОГПУ-НКВД, однако речь шла лишь об имевших место перегибах и при сохранении оценок о правильности выбранного тогда общего политического курса. Содержащиеся в этих трудах сведения и авторские комментарии, несмотря на их идеологическую заданность, все же дают возможность значительно углубить понимание проблем уголовно-политического судопроизводства в России того времени. В советский период издавались также труды за рубежом, в которых судопроизводственная деятельность государства в рассматриваемый период подвергалась достаточно жесткой критике. В числе авторов этих работ Абрамович Р., Авторханов А., Конквест Р., Соломон П. и др. В этих работах, однако, также превалировали политические оценки, но противоположного характера.

После начала периода перестройки (с 1985 г.) в завершающий период функционирования советского государства, и особенно в последующее время после распада СССР научные исследования стали носить более объективный характер. В данной проблематике обращались Алпатов В.М., Альбац Е., Аш-нин Ф.Д., Бернштейн С.Б., Брачев B.C., Буков В.А., Волкогонов В.А., Воробьев О.А., Головина Г. Д., Гринберг М.С., Детков М.Г., Дугин А.Н., Жильцов С.В., Звягинцев А., Зеленин И.Е., Земсков В.Н., Иванов В. А., Му-лукаев Р.С., Медведев Р.А., Мельгунов С.П., Мозохин О.Б., Рассказов Л.П., Робинсон М.А., Петровский Л.П., Роговин В.З., Рокитянский Я.Г., Хлевнюк О.В., Яковлев А.Н и др.

В последние годы различные аспекты деятельности правоохранительных органов в 1929-1934 гг. освещались в ряде диссертационных работ (Алферова И.В. Государственная политика в отношении депортированных народов (конец 30-х-50-е гг.).: Дисс. . канд. ист. наук. М., 1998; Баранцева Е. JI. Организационно-правовые основы и механизм политики репрессий в Вятском крае (ноябрь1917-декабрь1934 года). Дис. . канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2005; Дьяченко О.В. Органы государственной безопасности в реализации пенитенциарной политики советского государства (1917-1941 гг.) (историко-правовой аспект). Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2002; Дэр Н.Н. Прокурорский надзор за законностью в системе органов государственного управления СССР (1922-1940 гг. ): историко-правовое исследование. Дис .канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005; Кулиш М.В. Чрезвычайное законодательство в советском государстве (1917-1941 гг.). Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2005 и др.). Однако целенаправленного исследования уголовно-процессуальных вопросов судопроизводственной деятельности по делам о преступлениях против государственных интересов в период 19291934 гг. до сих пор нет. В данной работе предпринята попытка восполнить этот пробел.

Хронологические рамки исследования охватывают период от начала отхода от новой экономической политики и реализации политики коллективизации (1929 г.) до сформирования в советском государстве жестко вертикальной и однопартийной властной административно-командной системы, условным рубежом этого процесса можно считать закон от 1 декабря 1934 г., в соответствии с которым при судопроизводственной деятельности по преступлениям в виде террористических актов игнорировались фундаментальные принципы уголовно-процессуального права. Такой выбор временного периода (1929-1934 гг.) объясняется также тем, что в указанные годы были окончательно разгромлены организационные основы политической оппозиции существующей власти внутри страны. Кроме того, в это время была проведена реформа системы органов государственной безопасности (ликвидация республиканских НКВД в 1930 г. и создание общесоюзного НКВД в 1934 г.), что отражало тенденцию трансформации карательных органов в орудие в руках правящей элиты для расправы над политическими противниками. В совокупности с правоприменительной практикой все это позволяет составить целостную картину развития судопроизводственной деятельности по делам о преступлениях против советского государства в 1929-1934 гг.

Объектом исследования является уголовно-политическое судопроизводство по делам по преступлениям против государства период активного формирования и укрепления административно-командной системы в советском государстве (1929-1934 гг.). В предмет исследования включены нормы уголовно-процессуального права, нормы административного права, регламентирующие деятельность органов государственной безопасности, милиции, прокуратуры, деятельность судов, научные труды, посвященные данной проблематике, материалы политических процессов по конкретным уголовным делам (дело меньшевистского «Союзного бюро ЦК РСДРП», дело «Союза марксистов-ленинцев», дело «славистов» и др.).

Методологическая основа исследования. В процессе исследовательской работы над диссертацией использовались общепринятые в историко-правовой науке методы, основывающиеся на диалектической концепции развития общественных отношений. При оценке развития института уголовно-политического судопроизводства по делам против государства в 1929-1934 гг., а также раскрытии взаимосвязи государства, его судебной системы и органов государственной безопасности широко применялся исторический метод, на его основе выявлены потребности советского государства в рамках избранного политического курса в формировании своеобразной правоохранительной системы, в которой особое положение занимали органы безопасности.

В своей работе диссертант использовал также методы системного и структурно-функционального анализа, что позволило исследовать не только механизм политических репрессий, но и выявить причины и закономерности их осуществления. В работе использованы методы также метод систематизации и сравнительною сопоставления материала. В диссертации представлена периодизация изучаемого временного отрезка, основанная на проблемно-хронологическом методе, позволившая создать определенный исторический фон исследуемого времени.

Диссертация написана на основе разнообразных источников, в частности, использованы материалы периодической печати, сборники документов и материалов, протоколы судебных процессов, материалы следственных комиссий, акты об исполнении выносимых приговоров, архивные материалы. Историко-правовой анализ заявленной проблематики осуществлялся на основе широкого привлечения законодательных и иных правовых актов, в числе которых действующие в то время УК РСФСР 1926 г., УПК РСФСР 1923г., ИТК РСФСР 1933 г., Положение о судоустройстве РСФСР от 19 ноября 1926г., Постановление ЦИК и СНК СССР «ОБ охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 07.08.1932 г., Положение о Прокуратуре Союза ССР (утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17.12.1933 г.) и др. Важное место в источниковой базе занимали также партийные документы, учитывая, что по всем сколько-нибудь важным вопросам внутренней и внешней политики предварительно выносилось решение ЦК, ЦКК или Политбюро ЦК ВКП (б). В этой связи анализировались такие документы, как Постановление ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 г. «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», Постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» и др.

Целью исследования является историко-правовой анализ организационно-правового развития дознавательных, следственных, судебных органов и органов государственной безопасности и их деятельности в борьбе с политическими противниками советской власти в 1929-1934 гг., а также соответствующего законодательства в данной сфере общественных отношений.

Поставленная цель предопределила следующие задачи:

- проанализировать развитие социально-экономической ситуации в советском государстве после отказа от НЭПа и ее влияние на характер и содержание уголовно-политической ответственности;

- выявить особенности судоустройства, прокурорского надзора и уголовно-процессуального законодательства в период 1929-1934 гг.;

- показать ОГПУ-НКВД как ведущие звенья государственного репрессивного механизма и трансформация методов их деятельности по политическим делам;

- изучить основные стадии судопроизводства по преступлениям против советского государства, включая их нормативное регулирование правоприменительную практику;

- исследовать уголовно-процессуальные аспекты рассмотрения дел в судах и во внесудебном порядке («тройками» и особыми совещаниями ОГ-ПУ-НКВД);

- осветить вопросы исполнения приговоров в отношении политических преступников и использование их принудительного труда;

- Показать реализацию уголовно-процессуального законодательства по характерным политическим делам.

Научная новизна исследования. Научная новизна диссертации определяется прежде всего тем, что в данной работе на уровне комплексного монографического исследования изучена проблематика, которая в представленном виде еще не была предметом специального историко-правового анализа. В диссертации выявлены тенденции развития уголовно-процессуального права в период активного формирования и укрепления административно-командной системы (1929-1934 гг.). Проведен анализ организационно-правовых преобразований органов государственной безопасности (ОГПУ-НКВД), изучены методы их работы по делам о преступлениях против советской власти. Показана степень влияния складывающейся общественно-политической и социально-экономической ситуации, формируемой правящей элитой во главе со Сталиным, на характер деятельности репрессивных органов. Выявлена специфика производства дел по деяниям, посягающим на интересы советской власти, в том числе раскрыт механизм внесудебных репрессий органами государственной безопасности. Подробно раскрыты уголовно-процессуальные особенности при организации и реализации политических процессов (дело меньшевистского «Союзного бюро ЦК РСДРП», дело «Союза марксистов-ленинцев», дело «славистов» и др.).

В результате проведенного исследования разработаны следующие основные положения, выносимые автором на защиту:

1. Отход от НЭПа (с конца 1920-х гг.) сопровождался заметным суживанием рамок демократического устройства многих общественных и государственных институтов. В развитии судоустройства это выражалось прежде всего в усилении общей (а не судебной) надзорной функции Верховного суда СССР. Была образована Прокуратура СССР как самостоятельная государственная структура на началах жесткой централизации с огромными полномочиями в уголовно-процессуальной сфере. Органы ОГПУ-НКВД в еще большей степени наделялись фактическими судебными (формально - внесудебными) полномочиями, достаточными для изоляции от общества политически опасных для власти людей. Уголовно-процессуальное законодательство, оставаясь в своей основе прежним (УПК РСФСР 1923 г.), вместе с тем дополнялось и изменялось также в направлении усиления вертикали власти, что позволяло легально, формально на основании принципа законности, расправляться с противниками советского строя. Апофеозом такой политики в рассматриваемый период стало принятие закона от 1 декабря 1934 г. об особом порядке расследования и рассмотрения дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти, которым уничтожались, причем формально законным путем, фундаментальные права подозреваемых и обвиняемых по указанной категории государственных преступлений.

2. В первой половине 1930-х гг. завершилось формирование строго централизованного государственного административно-политического аппарата принуждения. Органы ОГПУ имели возможность самостоятельно вести следствие, устраивать судебные (псевдосудебные) процессы, выносить приговоры и приводить их в исполнение, при этом соответствующие полномочия ОГПУ неуклонно расширялись. Централизация государственных органов власти (прежде всего, образование союзного НКВД в 1934 г.) способствовала укреплению и совершенствованию многочисленных элементов репрессивного аппарата, который фактически находился в полном и непосредственном подчинении партии и выполнял целевые задачи, которые ставила правящая элита во главе со Сталиным, в том числе и прежде всего по уничтожению политических противников.

3. Сложившаяся административно-командная система руководства обществом сосредоточила рычаги власти в центральных, республиканских и местных партийных комитетах. Отказ от демократических принципов руководства, экономических методов хозяйствования и переход к административно-командным методам управления привели к серьезным деформациям политической системы советского общества сталинского образца. Население и многие чиновники (очевидно, большинство) пребывали в постоянном страхе за свою жизнь. К 1930г. органы безопасности СССР контролировали все советские учреждения, включая и те, которые осуществляли руководство экономикой. Такая политика нашла свое отражение в развитии уголовного законодательства, отличительной чертой которого стало перманентное принятие законов, неизменно усиливавших уголовную ответственность за совершение деяний, посягающих на интересы государства.

4. С начала 1930-х гг. в деятельности репрессивных органов наблюдается переход к методам, все в большей степени сопряженным с прямой фальсификацией уголовных дел. Негласную санкцию на использование таких методов давал сам Сталин, который вникал в детали многих уголовно-политических дел и, вопреки закону, давал поручения по конкретным процессуальным вопросам, включая необходимое с его точки зрения содержание протоколов еще только предстоящих допросов обвиняемых в государственных преступлениях. ОГПУ (в конце рассматриваемого периода НКВД) стало решающим рычагом репрессивного механизма в рассматриваемый период, позволившим власти ликвидировать один за другим ряд оппозиционных центров, и в результате организационные структуры политической оппозиции к концу рассматриваемого периода (1934г.) внутри СССР оказалась разгромленными.

5. Уголовное судопроизводство на досудебной стадии (возбуждение уголовного дела, дознание, следствие) в рассматриваемый период достаточно подробно регулировалось нормами УПК РСФСР 1923 г. (с последующими изменениями и дополнениями) и в целом соответствовало общепризнанным принципам, за исключением того, что на этой стадии обвиняемый не мог иметь защитника. Вместе с тем для органов ОГПУ как субъектов дознания и следствия делались исключения, которые заключались в фактической бесконтрольности их деятельности по преступлениям против государства со стороны прокуратуры. Такая бесконтрольность была нужна правящей элите для того, чтобы использовать средства ОГПУ для расправы с политическими противниками и, прежде всего, троцкистами.

6. Анализ уголовно-политических дел показывает, что многие признательные показания членов т.н. контрреволюционных организаций во время допросов на предварительном следствии и во время суда давались под мощным психолого-психическом воздействии на подследственных; по некоторым данным применялись и физические пытки. Этим во многом объясняются признательные показания в нелепых обвинениях, которые человек в здравом рассудке никогда не подпишет. При этом руководство ОГПУ одновременно требовало в своих циркулярах соблюдения законности со стороны подчиненных, и в этом проявлялась крайняя противоречивость правоприменительной практики по преступлениям против государства.

7. Расширение внесудебных (псевдосудебные) полномочий органов госбезопасности в рассматриваемый период в значительной степени было связано с решением задачи раскулачивания в сельском хозяйстве. Через приговоры троек и особых совещаний (высылка, лишение свободы, расстрел) прошло большинство т.н. вредителей, кулаков и других категорий противников советской власти, при этом процессуальные права осуждаемых грубейшим образом нарушались, чему способствовала закрытость работы троек и особых совещаний ОГПУ и НКВД.

8. В рассматриваемый период уголовно-политические репрессии стали приобретать некоторые новые черты. Критика проводимой внутренней политики часто квалифицировалась как антисоветская деятельность. В сферу репрессий попадали бывшие соратники Сталина, в том числе большевики с многолетним стажем и опытом дореволюционной подпольной борьбы, которые проявляли несогласие с диктаторскими замашками Сталина, подавлением демократии, отходом, по их мнению, от ленинских принципов. Сталин им мстил, не прощая критических высказываний. При этом многие коммунисты подвергались вторичным гонениям - сначала, в 1920-х гг., в основном по партийной линии и с относительно мягкими административными мерами и уголовными наказаниями, а с начала 1930-х гг., когда режим Сталина укрепился, репрессии приобрели жесткий уголовно-правовой характер. Начиная с дела «Союза марксистов-ленинцев» (1932-1933 гг.), Сталиным был поставлен вопрос о применении смертной казни к старой гвардии большевиков, обвиняемых в «контрреволюционной деятельности», суть которой сводилась все к той же критике проводимой властью политики. При этом Политбюро ЦК ВКП (б) не всегда, как в случае с руководителем «Союза марксистов-ленинцев» Рютиным, поддерживала в этом Сталина. Однако это не касалось принципиальных вопросов, по которым разногласий в Политбюро начала 1930-х гг. уже не было, а позже их не станет вообще, и воля Сталина будет беспрекословной, он все-таки добьется, в частности, смертного приговора Рютину, осудив его второй раз за одно и тоже деяние и поправ тем самым фундаментальные основы права и справедливости.

9. Уголовно-политический процесс по делу «славистов» («Русской национальной партии») в 1933-1934 гг. показал, что в посленэповской советской России активизировались репрессии научной интеллигенции, причем преимущественно гуманитарного направления. Органы ОГПУ в соответствии с установками правящей элиты устраняли с ее пути все общественные структуры, которые не вписывались в выбранную модель развития советского государства. В этом смысле представители науки вынуждены были свои теоретические научные воззрения подстраивать под основы коммунистической идеологии. Основная часть ученых смирилась с таким положением. Несогласные же увольнялись из научных учреждений, а доказывающие свои убеждения нередко оказывались в орбите ОГПУ. При этом ученым инкриминировались обвинения в создании не существующих контрреволюционных организаций, имеющих якобы цель свержения советской власти. По делу «славистов» были также обвинения в терроризме, попытках установления в стране национал-фашистской диктатуры. Ученые-интеллигенты в большинстве своем не смогли устоять против зачастую иезуитских методов следствия, надламывались психологически и подписывали все протоколы. Часть осужденных ученых-славистов, мучимые терзаниями совести ввиду того, что пусть и вынужденно, но оговорили своих коллег, писали покаянные письма, один по делу «славистов» кончил жизнь самоубийством. Дело «славистов» наглядно показало, что власть больше не намерена была церемониться со своими оппонентами, из каких бы социальных слоев они ни происходили, применяя к ним самые жесткие меры принуждения.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается, прежде всего, в том, что результаты проведенного ис-торико-правового анализа судопроизводственной сферы по делам против государства в период активного формирования и укрепления административно-командной системы в советском государстве (1929-1934 гг.), а также теоретические положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут представить научный интерес в изучении истории развития розыскных, следственных и судебных органов в нашей стране. Текст исследования может применяться при подготовке методических и научных разработок по истории отечественного государства и права, в учебно-воспитательном процессе, при чтении академических курсов, лекций, спецкурсов по истории судебной власти, правоохранительных органов и др.

Апробация результатов исследования. Наиболее важные результаты диссертационного исследования нашли отражение в авторских публикациях. Научные, педагогические работники, работники судебной системы могли ознакомиться с основными положениями диссертации на научно-практических конференциях в Краснодаре, Ростове-на-Дону, Ставрополе, в работе которых участвовал диссертант.

Структура диссертации определена характером и объемом научного исследования и включает в себя введение, три главы, объединяющие девять параграфов, заключение и библиографический список.

Заключение диссертации по теме "Теория и история права и государства; история правовых учений", Губжокова, Ляца Арсеньевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволило сделать следующие основные выводы.

Результатом политических процессов конца 1920-х - начала 1930-х годов стало оформление системы тотальной диктатуры в стране. Такое положение способствовало укреплению сталинского партийного аппарата и возведению мыслей И.В. Сталина в ранг доктринальных установок. В период проведения сплошной коллективизации резко возросло количество осужденных, к которым применялись такие меры принуждения как лишение свободы, а также ссылка и высылка. Массовые репрессии позволили советскому правительству активизировать индустриализацию, провести коллективизацию. Однако в полной мере преодолеть кризисную ситуацию в стране не удалось. Начиная с 1929 г., темпы прироста валовой продукции промышленности СССР обрели тенденцию к своему неуклонному снижению. Правящий режим подавлял волнения в стране разными методами: арестами, высылкой, привлечением к тяжелым работам, созданием обширной сети исправительно-трудовых лагерей с широким использованием в них подневольного труда заключенных. Общество в значительной степени разочаровалось в итогах первой пятилетки, равно как и в целом в социалистической идее. Кризис правящей большевистской элиты был налицо. В стране сложилась такая морально-психологическая и политическая атмосфера, в которой властям было легко перейти к новому витку репрессий.

Отход от НЭП (с 1929г.) сопровождался законодательным закреплением в СССР административно-командной системы, при которой заметно суживались рамки демократического устройства многих общественных и государственных институтов. В развитии судоустройства это выражалось прежде всего в усилении общей (а не судебной) надзорной функции Верховного суда СССР. Была образована Прокуратура СССР как самостоятельная государственная структура на началах жесткой централизации с огромными полномочиями в уголовно-процессуальной сфере, в том числе в вопросах расследования уголовных дел по государственным преступлениям. По своему значению в карательном механизме советского государства прокуратура стала занимать положение, соразмерное с ОГПУ-НКВД, которые, в свою очередь, в еще большей степени наделялись фактическими судебными (формально - внесудебными) полномочиями, достаточными для изоляции от общества политически опасных для власти людей. Уголовно-процессуальное законодательство, оставаясь в своей основе прежним (УПК РСФСР 1923 г.), вместе с тем дополнялось и изменялось также в направлении усиления вертикали власти, что позволяло легально, на основании принципа законности, расправляться с противниками советского строя. Апофеозом такой политики стало принятие уголовно-процессуального закона от 1 декабря 1934 г. об особом порядке расследования и рассмотрения дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти, которым уничтожались, причем формально законным путем, фундаментальные права подозреваемых и обвиняемых по указанной категории государственных преступлений.

В первой половине 1930-х гг. завершилось формирование строго централизованного государственного административно-политического аппарата принуждения. Органы ОГПУ имели возможность самостоятельно вести следствия, устраивать судебные (псевдосудебные) процессы, выносить приговоры и приводить их в исполнение, при этом соответствующие полномочия ОГПУ неуклонно расширялись. Эти и другие преобразования в карательной системе страны позволили сталинскому руководству укрепить позиции правящего режима, создать централизованную систему подчинения репрессивных органов и подготовиться к очередным масштабным политическим чисткам.

Уголовное судопроизводство на досудебной стадии (возбуждение уголовного дела, дознание, следствие) в рассматриваемый период достаточно подробно регулировалось нормами УПК РСФСР 1923 г. (с последующими изменениями и дополнениями) и в целом соответствовало общепризнанным принципам, за исключением того, что на этой стадии обвиняемый не мог иметь защитника. Вместе с тем для органов ОГПУ как субъектов дознания и следствия делались исключения, которые заключались в фактической бесконтрольности их деятельности по преступлениям против государства со стороны прокуратуры. Такая бесконтрольность была нужна правящей элите для того, чтобы использовать средства ОГПУ для расправы с политическими противниками, и прежде всего троцкистами. Сталин и в целом партийно-политическое руководство вопреки конституционным нормам давали указания по конкретным процессуальным действиям, зачастую склоняя следователей ОГПУ к нарушениям законности. При этом многие признательные показания членов т.н. контрреволюционных организаций во время допросов на предварительном следствии вызывают вопросы в части их добровольности. В целом же с начала 1930-х гг. начинает активно применяться фальсификация уголовно-политических дел органами ОГПУ, руководство которого одновременно требовало в своих циркулярах соблюдения законности со стороны подчиненных, и в этом проявлялась крайняя противоречивость правоприменительной практики по преступлениям против государства.

В 1929-1934 гг. в СССР параллельно функционировали две системы государственных органов, определяющих меры принуждения к лицам, совершившим деяния, посягающие на интересы советской власти. Первая система - классическая судебная, в которой деятельность судебных учреждений определялась законодательным путем, и прежде всего УПК РСФСР. При этом дела о государственных преступлениях рассматривались на уровне губернских судов, а также Верховным судом РСФСР и Верховным судом СССР. Вторая система - внесудебная (псевдосудебная), функционирующая в структуре ОГПУ-НКВД, деятельность которой формально определялась частично законами, но в основном - внутриведомственными приказами. Эта система была сформирована властью еще в предшествующие периоды (в 1920-е гг.) с целью предельно упростить и облегчить репрессии в отношении противников существующей власти. В рассматриваемый период внесудебные (псевдосудебные) полномочия органов госбезопасности еще больше расширились, что в значительной степени было связано с решением задачи раскулачивания в сельском хозяйстве. Через приговоры троек и особых совещаний (высылка, лишение свободы, расстрел) прошло большинство т.н. вредителей, кулаков и других категорий противников советской власти, при этом процессуальные права осуждаемых грубейшим образом нарушались.

В рассматриваемый период истории СССР признанные виновными в деяниях, направленных против интересов советского государства, подвергались смертной казни, лишению свободы, высылке, ссылке. Расстрел наиболее активно применялся на рубеже 1930г., что отражало ожесточенность борьбы советской власти со своими противниками в сельском хозяйстве в рамках кампании по раскулачиванию. После этого (с 1932 г.) численность расстрелянных резко снизилась. В основном же политические преступники осуждались к наказаниям, связанным с лишением свободы.

В рассматриваемый период уголовно-политические репрессии стали приобретать некоторые новые черты. Начало 1930-х гт. характеризуется тем, что организованная оппозиция Сталину практически прекращает свое существование. Критика проводимой внутренней политики квалифицируется как антисоветская деятельность. В сферу репрессий попадают бывшие соратники Сталина, в том числе большевики с многолетним стажем и опытом дореволюционной подпольной борьбы, которые проявляют несогласие с диктаторскими замашками Сталина, подавлением демократии, отходом, по их мнению, от ленинских принципов. Сталин им мстит, не прощая критических высказываний. При этом многие коммунисты подвергаются вторичным гонениям - сначала, в 1920-х гг., в основном по партийной линии и с относительно мягкими административными мерами и уголовными наказаниями, а с начала 1930-х гг., когда режим Сталина укрепился, репрессии приобретают жесткий уголовно-правовой характер. В посленэповской советской России активизировались также репрессии научной интеллигенции, причем преимущественно гуманитарного направления.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Губжокова, Ляца Арсеньевна, 2007 год

1. УК РСФСР 1926 г. // История уголовного законодательства советского законодательства (1917-1991 гг.). Сборник правовых актов. Краснодар, 2000. С. 74-133.

2. УПК РСФСР 1923 г. // Известия ВЦИК. 1923.18 февраля.

3. ИТК РСФСР 1933 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917-1952 гг.). С. 368-379.

4. Постановление ВЦИК от 22 ноября 1926 г. «О введении в действие Уголовного кодекса РСФСР редакции 1926 г.» // СУ РСФСР. 1926. № 80.

5. Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для СССР опасных преступлениях против порядка управления), принятое постановлением ЦИК СССР 25 февраля 1927 г. // СЗ СССР. 1927. №12.

6. Постановление ВЦИК и СНК от 6 июня 1927 г. «Об изменении Уголовного кодекса РСФСР редакции 1926 г.» // СУ РСФСР. 1927. № 49.

7. Положение о судоустройстве РСФСР от 19 ноября 1926 г. // СУ РСФСР. 1926. №85. Ст. 624.

8. Постановление ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 г. «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898 -1986). М., 1984. Т. 4. С. 72-73.

9. Постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898 -1986). М., 1984. Т. 5. С. 73-75.

10. Постановление ЦИК и СНК СССР 1 февраля 1930 г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» // СЗ СССР. 1930. №9. Ст. 105.

11. Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР. М., 1935.

12. Постановление ЦИК и СНК СССР «Об усилении уголовной ответственности за хищение оружия и огнестрельных припасов» от 06.02.1929 г. // СЗ СССР. № 10.

13. Постановление ЦИК и СНК СССР «О мероприятиях по усилению борьбы с транспортными преступлениями» от 13 марта 1929 г. // СЗ СССР. 1929. №21.

14. Постановление ЦИК и СНК СССР «Об изменении ст. 22 Положения о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления)» от 18.11.1929 г. // СЗ СССР. 1929. № 72.

15. Постановление ЦИК и СНК СССР «Об объявлении вне закона должностных лиц граждан Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства и отказывающихся вернуться в Союз ССР» от 21 ноября 1929 г. //СЗ СССР.1929. № 76.

16. Инструкция СНК И ЦК ВКП(б) всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры от 8 мая 1933 г. // Вопросы истории. 2001. № 9. С. 16.

17. Постановление СНК СССР «О государственных преступлениях, за которые суд может лишить права на пенсии и пособия» от 31.05.1930 г. // СЗ СССР. 1930. №31.

18. Постановление СНК СССР «О мероприятиях по усилению борьбы с хищениями и растратами в государственных и кооперативных торговых предприятиях» от 16.02.1933 г. // СЗ СССР. 1933. № 13. Ст.176.

19. Постановление ЦИК и СНК СССР «О дополнении уголовных кодексов союзных республик статьей об ответственности за обворовывание потребителя и обман Советского государства» от 25.07.1934 г. // Известия ВЦИК СССР. 1934. 6 августа.

20. Постановление СНК СССР «О борьбе с расхищениями денежных доходов на железнодорожном транспорте» от 11.07.1934 г. // СЗ СССР. 1934. № 40. Ст.320.

21. Постановление ЦИК СССР «О дополнении Положения о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) статьями об измене Родине» от 8 июня 1934 г. // СЗ СССР. 1934. № 33.

22. Постановление ЦК и СНК от 8 мая 1933 г. «О карательной политике» // Красный террор в годы Гражданской войны: по материалам особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Лондон, 1992. С 415-422.

23. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «Вопросы ОГПУ» от 10.07.1931г.//РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д.10. Л. 108.

24. Приказ ОГПУ «Ко всем чекистам» от 27.07.1932 г. // Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы / Сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров. М.: Росспэн, 2003. С.537-538.

25. Приказ ОГПУ «О дисциплине в органах и войсках ОГПУ» от 23.09.1933 г. // Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. Документы / Сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров. М.: Росспэн, 2003. С.541-545.

26. Письмо И.В. Сталина В.Р. Менжинскому о направлении будущих показаний членов Трудовой крестьянской партии и промпартии (октябрь 1930 г.) // Коммунист. 1990. № 11. С. 99-100.

27. Постановления Политбюро ЦК ВКП (б) «Об утверждении решения комиссии Политбюро ЦК ВКП (б) о причинах изменений в составе ОГПУ» от 10.08. 1931 г.//РГАСПИ. Ф. 17. Оп.З. Д. 841. Л. 5.

28. Постановление ЦИК и СНК СССР «О железнодорожных линейных судах» от 27.11.1930 г. // СЗ СССР. 1930. № 57. Ст. 601.

29. Отчет о деятельности прокуратуры Верхсуда СССР за 1929 и 1930годы // ГАРФ. Ф. Р-8131. Оп. 7. Д. 39.

30. Постановление ЦИК и СНК СССР «Об учреждении Прокуратуры Союза ССР от 23.06.1933 г. // Советская юстиция. 1933. № 13. С. 7.

31. Положение о Прокуратуре Союза ССР (утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17.12. 1933 г. // Советская адвокатура. М.: Юридическая литература, 1981. С. 106-108.

32. Постановление ЦИК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» от 01.12.1934 г. // СЗ СССР. 1934. № 64. Ст. 459.

33. Протокол ЦИК СССР «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов» от 01.12.1934 г. // Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М.: Республика, 1993. С. 33.

34. Постановление ЦИК и СНК «О ликвидации народных комиссариатов внутренних дел союзных и автономных республик» от 15 .12.1930 г. // СЗ СССР. 1930. № 60. Ст. 640.

35. Постановление ЦИК СССР «Об образовании общесоюзного народного комиссариата внутренних дел СССР» от 10.07.1934 г. // Известия. 1934. 11 июля.

36. Постановление ЦИК и СНК СССР «О ликвидации нарковнуделов союзных и автономных республик» от 15.12.1930 г. // СЗ СССР. 1930. № 60. Ст. 640.

37. Положение о Верховном суде Союза ССР и Прокуратуре Верховного суда Союза ССР (утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 24.07. 1929 г. // СЗ СССР. 1929. № 50. Ст. 444-445.

38. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «Вопросы ОГПУ» от 10.07.1931 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д.10. Л. 108.

39. Инструкция СНК И ЦК ВКП(б) всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры от 08.05. 1933 г. // Вопросы истории. 2001. № 9. С. 17.

40. Приказ ГПУ № 363/С «О прокурорском надзоре и его взаимоотношениях с органами ГПУ» от 31 августа 1923 г. // ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 522. С. 135.

41. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об органах юстиции в национальных округах и районах северных окраин РСФСР» от 10.03. 1933 г. // СУ РСФСР. 1933. № 2. Ст. 70.

42. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О пересмотре дела А. Гарри» от 20.10.1931 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 885. Л. 3.

43. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О Маковском» от 13.11.1932г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 14. Л.1,10.

44. Приговор специального присутствия Верховного суда Союза ССР по делу контрреволюционной организации «Промышленная партия» от 07.12.1930 г. // Судебная власть в России. История. Документы. В 6 т. Т. 6. Советское государства. М.: Мысль, 2003. С. 339-354.

45. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «Об утверждении Инструкции по проведению закона об охране общественной собственности» от 16.09. 1932г.//АП РФ. Ф.З.Оп. 57. Д. 60. Л. 13-19.

46. Постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898 -1986). М., 1984. Т. 5. С. 73-75.

47. Циркуляр ОГПУ о досрочном освобождении заключенных Бел-балтлага ударников строительства Беломоро-Балтийского водного пути от 5.07.1933 г. №87.

48. Приказ НКВД Об административной ссылке и высылке: № 0143 от 1июня 1939 г. // ЦА ФСБ РФ. (в кн.: Рассказов Л.П. Деятельность органов государственной безопасности по реализации политики ВКП (б) (конец 20-х 1941 гг.). М., 2001. С. 264-270).

49. Спецсообщение В.А. Балицкого И.В. Сталину о документах, изъятых у Х.Г. Раковского, от 11.10.1932 г. // АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 139. Л. 40.

50. Спецсообщение Г.Г. Ягоды И.В. Сталину об аресте троцкистов от 15 января 1933 г. // АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 139. Л. 173-176.

51. Записка И.В. Сталина Г.Г. Ягоде и Е.Г. Евдокимову в связи с заявлением в ЦК ВКП (б) троцкистов-заключенных Верхнее-Уральского полити-золятора от 8 декабря 1929 г. // АП РФ. Ф. 45. On. 1. Д. 170. Л.48.

52. Записка Г.Г. Ягоды и Е.Г. Евдокимова И.В. Сталину о политна-строениях в Сибири в связи с коллективизацией и раскулачиванием // АП РФ. Ф. 3. ОП. 30. Д. 147. Л. 117-123.

53. Обращение заместителя председателя ОГПУ Г.Г. Ягоды «Ко всем чекистам» (август 1931 г.) // АП РФ. Ф.45. On. 1. Д. 171. Л. 6.1. КНИГИ И СТАТЬИ59. «Наше положение хуже каторжного»: первые выборы в АН СССР //Источник. 1996. № 3. С. 109-140.

54. XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии(б). 26 января-10 февраля 1934 г.: Стенографический отчет. М., 1934.

55. Абрамович Р. Меньшевистский процесс 1931 г. // Социалистический вестник. 1961. № 2-3. С. 49-52.

56. Авторханов А. Ленин в судьбах России//Новый мир. 1991. №2. С.61-69.

57. Академическое дело 1929-1931 гг. Документы и материалы следственного дела, сфабрикованного ОГПУ. Вып. 1: Дело по обвинению акад. С. Ф. Платонова. СПб., 1993.а. Академия наук на "великом переломе" // Звенья: Исторический альманах. М., 1991. С. 76-89.

58. Алпатов В.М. Марр, марризм и сталинизм // Философские исследования. 1993. №4. С. 271-288.

59. Альбац Е. Мина замедленного действия (политический портрет КГБ). М.: Русслит, 1992.

60. Ананьич Б.В., Панеях В.М. "Академическое дело" как исторический источник //Исторические записки. М., 1999. С. 39-52.

61. Астемиров З.А. История советского исправительно-трудового права. Рязань, 1975.

62. Ашнин Ф.Д., Алпатов В.М. «Дело славистов» / Отв. ред. Н.И. Толстой. М.: Наследие, 1994.

63. Бакунин А.В. История советского тоталитаризма. Екатеринбург,1993.

64. Бернштейн С.Б. Селищев A.M. славист-балканист. М., 1987.

65. Бернштейн С.Б. Трагическая страница из истории славянской филологии // Советское славяноведение. 1989. № 1. С. 14-20.

66. Берхин И.Б. История СССР. Советский период. М., 1986.

67. Бондарев В.А. Фрагментарная модернизация постоктябрьской деревни: история преобразований в сельском хозяйстве и эволюция крестьянства в конце 20-х- начале 50-х годов XX века на примере зерновых районов Дона, Кубани, Ставрополья. Ростов н/Д, 2005.

68. Брачев B.C. Архивно-следственные материалы ОГПУ как источник по истории ленинградской интеллигенции 1920-х годов // Петербургские чтения-97. СПб., 1997. С. 52-63.

69. Буков В.А. От российского суда присяжных к пролетарскому правосудию: у истоков тоталитаризма. М., 1997.

70. Буков В.А. Суд и общество в Советской России: у истоков тоталитаризма. М., 1992.

71. Буяков A.M., Полутов А.В. Дальневосточный Гесс и государство-призрак//Дальневосточная панорама. Вып. 1. Владивосток, 1991. С. 98-114.

72. Волкогонов В.А. Триумф и трагедия: Политический портрет И.В. Сталина. М., 1989.

73. Воробьев О.А. "В Сталина нужно стрелять": Переписка Н.В. Уст-рялова и Н.А. Цурикова 1926 1927 годов // Вопросы истории. 2000. № 2. С. 142- 148.

74. Герцензон А.А. и др. История советского уголовного права. М.,1947.

75. Головина Г. Д., Рокитянский Я.Г. «Я не совершал никакого преступления». Две саратовские рукописи академика Д.Б.Рязанова. 1932-1934 гг. // Исторический архив. 1995. № 2. С. 189-202.

76. Горинов М.М., Дощенко Е.Н. 30-е годы // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства М., 1991. С. 165216.

77. Горький М. Если враг не сдается, его уничтожают // Правда. 1930. 15ноября.

78. Горяинов А.Н. Славяноведы жертвы репрессий 1920-1940-х годов: некоторые неизвестные страницы из истории советской науки // Советское славяноведение. 1990. № 2. С. 80-89.

79. Гринберг М.С. Репрессии 20-50-х годов и принципы уголовного права // Правоведение. 1993. № 5. С. 28-33.

80. Дело по обвинению академика Е. В. Тарле. СПб., 1998.

81. Дело по обвинению академика С.Ф. Платонова. Два следственных дела Евгении Гинзбург. Казань, 1994.

82. Дерлугьян Г.М. Крушение советской системы и ее потенциальные следствия: банкротство, сегментация, вырождение // Полис. 2000. № 2. С. 1926.

83. Десять лет Верховного суда Союза ССР. 1924-1934. М.: ОГИЗ,1934.

84. Лоскутов В. Уроки сталинизма // loskutov.murmansk.ru. 2007.

85. Детков М.Г. Содержание пенитенциарной политики Российского государства и ее реализация в системе исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в период 1917-1930 годов. М., 1992.

86. Дугин А.Н., Малыгин А.Я. Солженицын, Рыбаков: технология лжи//Военно-исторический журнал. 1991. №7. С. 67-77.

87. Дурмашкин A.M. Внимание Ленина к профсоюзам // О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания 1920-1922. М., 1963. С. 520-530.

88. Дурново Н.Н. Ведение в историю русского языка. М., 1969.

89. Еланцева О.П. Кто и как строил БАМ в 30-е годы // Отечественные архивы. 1992. № 5. С. 68-72.

90. Еланцева О.П. БАМ: малоизвестные страницы истории 30-х годов // Известия ЦК КПСС. 1991. № 8. С.140-145.

91. Еланцева О. БАМ: страницы трудной истории // Карта. 1995. № 78. С.17-27.

92. Елоховский А. Инструктивная деятельность губернских судов // Еженедельник советской юстиции. 1927. № 9. С. 255-266.

93. Жильцов С.В. Смертная казнь в истории России. М.: Зерцало,2002.

94. ЮО.Жогин Н. История развития и совершенствования предварительного следствия в СССР // Социалистическая законность. 1967. № 1. С. 3-11.

95. Звягинцев А., Орлов Ю. Неизвестная фемида. Документы. События. Люди. М., 2003.

96. Зеленин И.Е. «Закон о пяти колосках»: разработка и осуществление//Вопросы истории. 1999. № 1. С. 11-121.

97. ЮЗ.Земсков В.Н. Об учете спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. // Социологические исследования. 1991. №2. С. 75-86.

98. Зиновьев Г.Е. Война, революция и меньшевизм. М.; Л., 1931.

99. Иванов В. А. Миссия ордена. Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20-х 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). СПб.: Лисс, 1997.

100. Иоффе Э. Наивный защитник врагов народа // Имя. 1998. 22 октября.

101. История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. М.,1999.

102. История милиции России (1917-1980-е годы): Хрестоматия / Сост. М.Ю. Гребенкин, Б.И. Кофман, С.Н. Миронов. Казань, 2002.

103. История политических репрессий и сопротивления несвободе и СССР. М.: Издательство объединения «Мосгорархив», 2002.

104. Кара-Мурза С.Г. История советского государства и права. М,2001.

105. Ш.Катунцев В., Кон И. Инцидент. Подоплека хасанских событий // Родина. 1991. №6-12.

106. Кислицын С.А. Сказавшие «нет». Ростов н/Д, 1992. ПЗ.Кондратьевщина, чаяновщина и сухановщина. Вредительство в сельском хозяйстве. М., 1930.

107. Конквест Р. Большой террор. Рига, 1991.

108. Коржихина Т.П. История государственных учреждений СССР. М.: Высшая школа, 1986.

109. Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения. М.,1994.

110. Корников А. Суханов Н.Н. и его «Записки о революции» // Суханов Н. Н. Записки о революции Т. 1 М., 1991.С. 19-30.

111. Корников А.А. Судьба российского революционера: Н.Н. Суханов -человек, политики, мемуарист. Иваново, 1995.

112. Косицын А.П., Мулукаев Р.С. Органы внутренних дел Советского государства на основных этапах его развития //История органов внутренних дел Советского государства (вопросы по методологии и историографии). М., 1981. С. 12-18.

113. Косицын А.П., Мулукаев Р.С. Органы внутренних дел Советского государства на основных этапах его развития // История органов внутренних дел Советского государства (вопросы по методологии и историографии). М., 1981. С. 12-18.

114. Костин Н.Д. Суд над террором. М.: Московский рабочий, 1990.

115. Коэн С. Бухарин. М., 1988.

116. Красногвардейский район занесен на черную доску // Колхозное знамя. 1933.12 мая.

117. Крыленко Н.В. Доклад на шестом Съезде прокуроров, судебных и следственных работников // Реформа Уголовного кодекса. М., 1929. С.18-25.

118. Крыленко Н.В. Задачи органов юстиции. М.: Советское законодательство, 1935.

119. Крыленко Н.В. Контрреволюционеры в рясах. Ярославль, 1930.

120. Крыленко Н.В. Контрреволюционная деятельность меньшевиков-интервентов. Методическая разработка для сети партийного и комсомольского просвещения. Иваново-Вознесенск, 1931.

121. Крыленко Н.В. На борьбу с вредителями. М., 1930.

122. Крыленко Н.В. О некоторых «теориях» в области уголовного права и уголовной политики // Правда. 1930. 17 марта.

123. Крыленко Н.В. Реформа уголовного кодекса. М., 1929.

124. Крыленко Н.В. Суд и право в СССР. M.-JL, 1927.

125. Кузьмин С.И. ИТУ: история и современность // Человек: преступление и наказание. 1995. № 3. С. 50-55.

126. Куманев В.А. 1930-е годы в судьбах отечественной интеллигенции. М., 1991.

127. Курицын В.М. История государства и права России. М.: Международные отношения., 1998.

128. Курс советского уголовного права / Под ред. А.А.Пионтковского, П.С.Ромашкина, В.М.Чхиквадзе. М., 1970. Т.1.

129. Курский Д.И. Избранные статьи и речи. М., 1958.

130. Куртуа С. Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. М: Три иска истории, 1999.

131. Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России. История. Документы. В 6 т. Т. 5. М.,2003.139. Ленин В.В. Соч. Т. ХХУ11.

132. Лепешинский П. Меньшевики. М., 1931.

133. Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 декабрь 1936. Документы /Сост. В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова. М., 2003.

134. Любич А. Красный террор // Монархист (С.-Петербург). 2006. 27 января / http://monarhist-spb.narod.ru

135. Малыгин А.Я. Органы внутренних дел в период проведения новой экономической политики (1921-1929гг.) // Полиция и милиция России: страницы истории. М.,1995. С.128-136.

136. Малышева-Виноградова Н.М. Страницы жизни В.В. Виноградова // Русская речь. 1989. № 4. С. 26-28.

137. Маслов В., Чистяков Н. Сталинские репрессии и советская юстиция//Коммунист. 1990. № 10. С.104-110.

138. Материалы к изучению истории СССР (1921 1941 гг.). / Составитель Долуцкий И.И. М., 1989.

139. Материалы У11 совещания работников советской юстиции. М.,1932.

140. Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме // Знамя. 1989. № 2. С. 160183.

141. Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме. М., 1990.

142. Мельгунов С.П. Красный террор в России. М., 1990.

143. Меньшевистский процесс 1931 г. Сборник документов в 2 книгах / Составитель, автор вводной статьи А.Л. Литвин. Кн. 1 и 2. М.: Росспэн, 1999.

144. Министерство внутренних дел. 1902-2002. Исторический очерк / Под ред. Р.Г. Нургалиева. М., 2004.

145. Минц И. Меньшевики и интервенция. М.; Л., 1931.

146. Мозохин О. Особые совещания в России и СССР (1881-1953 гг.) // Пятые ежегодные чтения на Лубянке 17-18 декабря 2001 г. / http://www.nasledie.ru/oboz/N3-4.

147. Мозохин О.Б. Образование и организация деятельности ВЧК-ОГПУ. М., 2005.

148. Морозова О. Одна судьба // Новый мир. 1969. № 9 С. 47-54.

149. Мулукаев Р.С. Организационно-правовые основы становления советской милиции (1917-1920 гг.). М.: Академия МВД СССР, 1975.

150. Мулукаев Р.С., Ципуренко Н.И., Баранов Е.В. Обеспечение социалистической законности в деятельности органов внутренних дел (1917-1934 гг.).М.: Академия МВД СССР, 1985.

151. Неизвестная Россия. XX век. М.: Историческое наследие, 1992.

152. Никулин Я. Тактика вредителей в вопросах коллективизации // Правда. 1930. 23 октября.

153. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. М., 1991.163.0шерович Б., Эстрин А. Расстрел, изгнание и объявление врагомнарода // Советская уголовная репрессия. М., 1934. С.67-70.

154. Первый Всесоюзный съезд колхозников-ударников передовых колхозов 15-19 февраля 1933 г. M.-JL, 1933.

155. Переписка В.Н. Вернадского и Б.Л. Личкова. в 2 т. М., 1979. Т.1 М., 1980. Т. 2.

156. Попов В.П. Государственный террор в советской России. 19231953 гг.: Источники и их интерпретации // Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 14-27.

157. Попова Т.Ю. Судьба родных Л. Мартова в России после 1917 года. М.,1996.

158. Просим освободить из тюремного заключения. Сб. документов / Сост. В.Гончаров, В.Нехотин. М.: Современный писатель, 1998.

159. Процесс контрреволюционной организации меньшевиков (1 марта 9 марта 1931 г.). Стенограмма судебного процесса. Обвинительное заключение и приговор. М., 1931.

160. Процесс Промпартии. М.: Советское законодательство, 1931.

161. Путь Троцкого. Методическое пособие для докладчиков групповых агитаторов. М.-Л.: Московский рабочий, 1929.

162. Радек К. Мировой меньшевизм интервенция против СССР. М.; Л.,1931.

163. Рассказов Л.П. Деятельность органов государственной безопасности по реализации политики ВКП (б) (конец 20-х 1941 гг.). М., 2001.

164. Рассказов Л.П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в советском государстве. Уфа, 1994.

165. Рассказов Л.П., Упоров И.В. Лишение свободы в России: истоки, развитие, перспективы. Краснодар: ЮИ МВД России, 1999.

166. Реабилитация. Политические процессы 30-50-х годов / Под общ. ред. А.Н. Яковлева. М.: Политиздат, 1991.Вышинский А. Я. Революционная законность на современном этапе. М., 1932.

167. Речь товарища М.И. Калинина на торжественном заседании 3 июля 1932 г. по поводу 10-летия советской прокуратуры // Советская юстиция. 1932. №20. С. 1-2.

168. Робинсон М.А., Петровский Л.П. Н.Н. Дурново и Н.С. Трубецкой -проблема евразийства в контексте «дела славистов» (по материалам ОГПУ-НКВД) // Славяноведение. 1992. № 4.

169. Роговин В. Власть и оппозиции. М., 1993.

170. Роговин В.З. Последствия сталинского большого террора // Рабочий-Интернационалист. 2002. № 12 (лекция в университете Глазго 6 марта 1996г.).

171. Рокитянский Я.Г. Неизвестные письма российских ученых двадцатых годов // Вестник Академии наук СССР. 1991. № 11. С. 92-118.

172. Рокитянский Я.Г. Неукротимый академик (новые архивные материалы о Д.Б.Рязанове) // Вестник Академии наук СССР. 1991. № 7. С.145-149

173. Рокитянский Я.Г. Судебная расправа 1922 года: академик Рязанов против карательной практики большевиков // Вестник Российской академии наук. 1992. №4. С. 103-121.

174. Ротон B.C., Придиус П.П. Кубань: Один год с Батькой Кондратом и его дружиной. Краснодар: Советская Кубань, 1998.

175. Рютин М.Н. На колени не встану / Сост. Б.А. Старков. М.: Политиздат, 1992.

176. Рютина Л. Отец жил во весь рост // Ежемесячная политическая газета «Гражданинъ». 2002. № 12. С. 28-33.

177. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР (1917-1952 гг.) / Под ред. И.Т.Голякова. М., 1953.

178. Сборник нормативных актов по советскому государственному праву. М., 1984.

179. Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР. М., 1935.

180. Сборник циркуляров Верховного Суда СССР. М., 1935.

181. Седунов А.В. Обеспечение общественной и государственной безопасности в XIX первой половине XX вв. (По материалам Северо-Запада России). СПб.: Изд. С.-Петербургского университета, 2006.

182. Селищев A.M. Язык революционной эпохи. Из наблюдений над русским языком последних лет. М., 1928.

183. Сидоров В.А. Мероприятия по трудовому перевоспитанию бывших кулаков // Вопросы истории. №964.№11. С. 43-57.

184. Симонов В.В., Фигуровская Н.К. "Великий перелом" (Дело "Трудовой крестьянской партии") // Николай Дмитриевич Кондратьев. Особое мнение: Избранные произведения в 2-х томах. М., 1993. Кн. 2. С. 685-710.

185. Смертная казнь. За и против / Под ред. С.Г. Келиной. М., 1989.

186. Смирнова В. А. Первый директор Института К.Маркса и Ф.Энгельса Д.Б.Рязанов // Вопросы истории КПСС. 1989. № 9. С. 71-84.

187. Смыкалин А.С. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997.

188. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ // Новый мир. 1989. № 10.

189. Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1998.

190. Соцков В. Красный террор продолжается? // Твое отечество. 2001. № 3. С. 12-18.

191. Сталин И. Беседа с иностранными рабочими делегациями 5 ноября 1927 г. М.-Л.: Госиздат, 1927.

192. Сталин И. К вопросу о политике ликвидации кулачества как класса // Красная звезда. 1930.21 января.

193. Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М.: Политиздат, 1947.

194. Сталин И.В. Год великого перелома // Правда. 1929. 7 ноября.

195. Сталин И.В. Головокружение от успехов // Правда. 1930. 2 марта.

196. Суд в СССР / Под ред. Л. Н. Смирнова, В. В. Куликова, С. Г. Банникова, В. М. Савицкого, X. Б. Шейнина. М., 1977.

197. Тепцов Н. В дни великого перелома. Письма и жалобы крестьян И.В. Сталину. М.: Звонница, 2002.

198. Титов Ю. П. Судебные органы в борьбе с контрреволюцией в восстановительный период// Социалистическая законность. 1967. № 9. С. 9-12.

199. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939 гг. Документы и материалы. Т.З. / Сост. Данилов В.П. М.: РОС-СПЭН, 2001.

200. Уголовно-исполнительное право России /Под ред. А.И. Зубкова. М, 1997.

201. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Постатейный комментарий. М., 1928.

202. Утевский Б.С. Советская исправительно-трудовая политика. М.,1934.

203. Фарбер И.Е. В.И.Ленин о суде и правосудии // Вопросы государства и права в трудах В.И.Ленина. М., 1955. С.66-78.

204. Филимонов М. Глазами очевидца // Сборник материалов по перевоспитанию осужденных. 1957. № 5 (9). С. 59-66.

205. Фицнатрик П.И. Сталинские крестьяне // Социальная история Советской России в 30-е голы: деревня. М: РОССПЭН. 2001. С.92-96.

206. Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД и Советское общество. М.,1992.

207. Хлевнюк О.В. Политбюро: механизмы политической власти в 1930-е годы. М., 1996.

208. Хрущев Н.С. Воспоминания. М., 1997.

209. Хрущев Н.С. О культе личности и его последствиях / Доклад Первого секретаря ЦК КПСС XX съезду КПСС // Реабилитация: Политические процессы 30-50-х годов. М.: Политиздат, 1991. С. 40-54.

210. Чарный М. Суд исторический и неизбежный. М., 1931.

211. Шапиро JI. История Коммунистической партии Советского Союза. Лондон, 1990.

212. Шаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. М., 1958.

213. Шварев А. Итоги реабилитации // Время. 2001.18 октября.

214. Шекшеев А. Щит и меч революции: от ВЧК до НКВД // http://gov.khakasnet.ru/gazeta/archiv. 2006. Ноябрь.

215. Ширвиндт Е.Г., Утевский Б.С. Советское исправительно-трудовое право. М., 1957.

216. Шубин А.В. Вожди и заговорщики. М., 2004.

217. Щацкин Л. Долой партийного обывателя // Комсомольская правда. 1929.19 июня.

218. Эстрин А .Я. Развитие советской уголовной политики. М., 1933.

219. Яковлев А.Н. Горькая чаща: Большевики и реформация России. Ярославль, 1994.

220. Ярославский Е. За большевистскую проверку и чистку рядов партии. М., 1933.1. ДИССЕРТАЦИИ, АВТОРЕФЕРАТЫ

221. Алферова И.В. Государственная политика в опношении депортированных народов (конец 30-х-50-е гг.).: Дисс. канд. ист. паук. М., 1998.

222. Баранцева Е. Л. Организационно-правовые основы и механизм политики репрессий в Вятском крае (ноябрь 1917-декабрь 1934 года). Дис. . канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2005.

223. Дьяченко О.В. Органы государственной безопасности в реализации пенитенциарной политики советского государства (1917-1941 гг.) (исто-рико-правовой аспект). Дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2002.

224. Дэр Н.Н. Прокурорский надзор за законностью в системе органов государственного управления СССР (1922-1940 гг.): историко-правовое исследование. Дис .канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005.

225. Кулиш М.В. Чрезвычайное законодательство в советском государстве (1917-1941 гг.). Дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2005.

226. Малыгин А.Я. Государственно-правовой статус милиции РСФСР в период проведения новой экономической политики (20-ые годы). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М.: Академия МВД РФ. 1992.

227. Рассказов Л.П. ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД в механизме формирования и функционирования политической системы советского общества (19171941). Дис. д-ра юрид. наук. СПб., 1995.

228. Романовская В.Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России XX в. (опыт философско-правового исследования). Дис. . д,-раюрид. наук. СПб., 1997.

229. Севастьянов С.С. Развитие форм участия трудящихся в охране общественного порядка в РСФСР в период построения социализма (19171936 гг.). Автореф. дис. канд. юр. наук. М., 1984.

230. Старков Б.А. Утверждение режима личной власти И.В. Сталина и сопротивление в партии и государстве (итоги и уроки политической борьбы в 30-е годы). Дис. докт. ист. наук. СПб., 1992.

231. Поташев А.Ф. Феномен троцкизма в отечественной общественно-политической литературе. Дис. докт. ист. наук. Ростов н/Д, 1993.

232. Усенко А. Н. Массовые политические репрессии 1930-х годов на Дону. Дис. канд. ист.наук. Ростов-на-Дону, 2006.

233. Хачемизова Е.Х. Общество и власть в 30-е 40-е гг. XX века: политика репрессий (на материалах Краснодарского края). Дис. . канд. ист. наук. Майкоп, 2004.

234. Шкрыль Е.О. Становление и организационно-правовое развитие судебного управления и судебного надзора в РСФСР (1917-1940 гг.): истори-ко-правовое исследование. Дис. канд. юрид. наук. Краснодар, 2005.1. АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

235. Архив Президента Российской Федерации.

236. Российский государственный архив социально-политической истории.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 267948