Утопический элемент в воззрениях русских космистов и его эволюция тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.03, кандидат философских наук Волошина, Марина Андреевна

Диссертация и автореферат на тему «Утопический элемент в воззрениях русских космистов и его эволюция». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 229403
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Волошина, Марина Андреевна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Хабаровск
Код cпециальности ВАК: 
09.00.03
Специальность: 
История философии
Количество cтраниц: 
148

Оглавление диссертации кандидат философских наук Волошина, Марина Андреевна

Введение.

Глава 1. Русский космизм как своеобразный феномен русской философии

1.1. Особенности возникновения русского космизма и основные этапы его развития.

1.2. Натурфилософские и антропологические идеи русского космизма.

Глава 2. Утопичность как важнейшая характеристика русского космизма

2.1. Философские основания исследования утопического сознания русских космистов

2.2. Специфика утопических представлений русских космистов.

Глава 3. Эволюция утопического элемента в русском космизме.

3.1. Трансформация утопии русских космистов.

3.2. Русский космизм как социокультурное явление и современное общественное сознание в России.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Утопический элемент в воззрениях русских космистов и его эволюция"

В настоящее время в связи с социальными процессами в нашей стране в общественном самосознании активно возрождается интерес к различным утопическим идеям, высказанным мыслителями прошлого. Происходит переоценка и осмысление обществом основ своего бытия, интенсивный поиск новых ценностных ориентиров. Возникающие новые партии, движения, политические и общественные группы стремятся к созданию идеальных образцов для отождествления, типологизации и стандартизации индивидуальных устремлений. Необходима оценка программ деятельности этих образований в отношении того, насколько жизненны выдвинутые ими задачи, не являются ли их проекты социального развития новыми видами утопий.

Проблемы социального строительства и функционирования общества в настоящее время осложняются экологическими проблемами, угрожающими самому существованию человека. Вопрос о возможности гармоничного взаимодействия человека и природы требует немедленного разрешения. Кризис общецивилизационного характера, все острее ощущаемый современным мировоззрением, заставляет обращаться к поискам альтернативных возможностей развития общества. И утопические проекты при этом предстают одним из источников нового мышления, необходимого XXI веку.

В этих условиях объяснима большая популярность идей представителей русского космизма, пытавшихся еще на рубеже XIX - XX веков найти новые перспективы для развития человечества. Интерес к русскому космизму демонстрируют не только философы, но и общественные деятели, писатели1, а в особенности, ученые-естествоиспытатели, многие из которых считают себя продолжателями идей В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского и других космистов. Работы Н.В. Глотова "От антропоцентризма к

1 См., например, Проханов А. Философия общего дела (Электронный ресурс) // Электронная газета "Завтра" №14 (646) от 05 апреля 2006 г. Режим доступа: http://zavtra.ru. биосферному мышлению1", В.И. Короткова "Развитие концепции ноосферы на основе парадигмы синергетики"2, С.Д. Хайтун "Человечество на фоне универсальной эволюции: сценарии энергетического будущего"3 и других свидетельствуют об этом. И сейчас этот интерес только возрастает.

Современная наука в определении статуса человека опирается на понятие антропного принципа. Сторонники антропного принципа и его критики сходятся на том, что именно в виде живого наделенного разумом существа (человека) Природа или Творец синергетически осуществляют цель образования сложной динамической системы "человек-природа" и путем антиэнтропийной работы творят высшую степень упорядоченности материи. Человек по тем же системным законам самоорганизации создает культуру, как антиэнтропийную организованную деятельность по упорядочиванию хаотических потоков энергии внешнего мира и превращению их в упорядоченные структуры и потоки информации. Русские космисты, все без исключения, именно так и представляли себе целеобразующую роль человечества в преобразовании Вселенной от хаоса к порядку4.

В историко-философской науке существует необходимость определения своеобразия учений представителей русского космизма, выяснения статуса этого феномена в рамках отечественной философской традиции. В особенности, на наш взгляд, важно выяснение позиции космистов в проблеме отношения человека к природе, взаимодействия природных и социальных процессов в сопоставлении с современными им натурфилософскими и социально-философскими теориями. Не менее существенно изучение этической концепции космизма, который складывался в русле традиционных для русской философии проблем морального обновления и воспитания человека. Как и для

1 Глотов Н.В. От антропоцентризма к биосферному мышлению // Ноосфера и устойчивое развитие // Вече. Альманах русской философии и культуры. Выпуск 6. Апрель - июль 1996. С. 182-190.

2 Короткое В.И. Развитие концепции ноосферы на основе парадигмы синергетики // Там же. С. 129148.

3 Хайтун С.Д. Человечество на фоне универсальной эволюции: сценарии энергетического будущего // Вопросы философии. 2005. № 11. С. 90-105.

4 Каменев A.C. Синергетические аспекты учений русских космистов (Электронный ресурс) // Режим доступа: http://www.mgpu.ru. других русских мыслителей, для философов-космистов обретение истины - это одновременно и открытие пути к праведной жизни. Идеал, формирующийся в утопических воззрениях космистов, включает в себя достижение нравственного совершенства.

Исследование проектов социоприродного развития, предлагаемых русскими космистами, должно дополнить не только представление о тенденциях и закономерностях изменения утопической мысли в России второй половины XIX - начала XX века, но и может способствовать углублению концепции русской философии в целом.

Все вышесказанное указывает на несомненную актуальность детального изучения взглядов русских космистов, определения утопической составляющей их идей и ее трансформации.

Философия русского космизма становится объектом всестороннего изучения в историко-философской науке начиная с 80-х годов XX века. Но уже в конце 60-х годов, в связи с выходом человечества в космос, нарастает интерес в научном сообществе к произведениям ученых и мыслителей - космистов. Однако этот интерес не поощрялся идеологическими структурами ввиду явного несовпадения многих идей космистов с марксистско-ленинским мировоззрением. Подготовленный в 60-е годы V том сочинений К.Э. Циолковского, который, в отличие от четырех предыдущих, был специально посвящен философским проблемам, так и не вышел в свет1. Позже весьма ограниченными тиражами и с большими купюрами начинают публиковаться л л работы К.Э. Циолковского , В.И. Вернадского , А.Л. Чижевского . В 1982 году появляется издание произведений Н.Ф. Федорова5, подготовленное С.Г. Семеновой.

1 Казютинский В.В. Космос и человек в зеркале философских дискуссий // Философия естествознания: ретроспективный взгляд. М., 2000. С. 169.

2 Циолковский К.Э. Грезы о Земле и небе. Научно-фантастические произведения. Тула, 1986.

3 Вернадский В.И. Размышления натуралиста: в 2-х кн. М., 1975.

4 Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976.

5 Федоров Н.Ф. Сочинения. М., 1982.

На сегодняшний день философское наследие русских космистов в целом доступно большому кругу исследователей, но остаются и работы, которые еще ждут комментирования и публикации.

Большое значение для формирования научного подхода к учению русских космистов имели проводившиеся в г. Калуге начиная с 1965 года Чтения, посвященные разработке научного наследия и развития идей К.Э. Циолковского. В 1973 году в рамках Чтений появляется секция "К.Э. Циолковский и философские проблемы освоения космоса", заседания которой долгое время оставались почти единственной возможностью для публичного обсуждения идей мыслителей-космистов.

Активное исследование философии русских космистов начинается со второй половины 80-х годов XX в. Тогда же Ф.И. Гиренок вводит термин "философия русского космизма". Большая часть работ, появившихся в этот период, посвящена анализу отдельных учений отдельных мыслителей1. Несколько позже выходят в свет две антологии текстов космистов и начинают появляться чрезвычайно многочисленные статьи, в некоторых из которых предпринимается попытка построения историко-философской концепции русского космизма. Следует назвать работы С.Г. Семеновой3, В.В. Казютинского4, В.Н. Дуденкова5, О.Д. Куракиной6, А.Г. Гачевой7 и других. В 90-е годы по философии русского космизма проводятся многочисленные о конференции, выпускаются сборники статей . Раздел о русском космизме включен во многие учебники по истории отечественной философии,

1 Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере. Новосибирск, 1989; Казначеев В.П., Яншина Ф.Т. Учение В.И. Вернадского о преобразовании биосферы и экология человека. М., 1986; Научное и социальное значение деятельности В.И. Вернадского. Сб. статей. JL, 1989; Пазилова В.Г. Критический анализ религиозно-философского учения Н.Ф. Федорова. М., 1985.

2 Русский космизм. Антология философской мысли. М., 1993; Демин В.Н., Селезнев В.П. К звездам быстрее света: Русский космизм вчера, сегодня, завтра. М.,1993.

3 Семенова С.Г. Николай Федоров: Творчество жизни. М.,1990.

4 Казютинский В.В. Космическая философия К.Э. Циолковского // Философия русского космизма. М., 1996.

5 Дуденков В.Н. Русский космизм. Философия надежды и спасения. СПб., 1992.

6 Куракина О.Д. Русский космизм как социокультурный феномен. М., 1993.

7 Гачева А.Г. Русский космизм и вопрос об искусстве // Философия русского космизма. М., 1996.

8 Философия русского космизма. М., 1996; Вернадский - Экология - Ноосфера. Материалы науч. сёссии, поев. 130-летию со дня рожд. В.И. Вернадского (март 1993). М, 1994; Философия бессмертия и воскрешения. По материалам VII Федоровских чтений. Вып.1,2. М., 1996. появляются и специальные учебные пособия1. За последние годы появилось немало диссертационных исследований по философии русского космизма, в которых рассматриваются как учения отдельных представителей (в работах л

И.Ф. Худушиной, В.Г. Макарова и других), так и проблемы изучения космизма в целом (например, у A.A. Оносова, A.B. Суслова). В настоящее время количество работ, посвященных философии русского космизма, несколько уменьшилось, но возрос их теоретический уровень.

В исследовательской литературе сложилось узкое и широкое понимание термина "русский космизм": узкое предполагает круг вопросов, затрагивающих философские проблемы космонавтики, широкое понимание включает в пределы русского космизма все проявления космической темы в культуре - не только в философии, но и в литературе, музыке, живописи, мифологических и религиозных верованиях. С.Г. Семеновой, с которой в этом вопросе в основном согласны и остальные исследователи, были предложены основные мировоззренческие принципы философии русского космизма: единство человека и природы, синтез науки, религии, философии и искусства, активный характер эволюции.

Часть исследователей считает русский космизм архаическим явлением, содержание которого неприложимо к сегодняшней действительности (А.И. Алешин, Н.К. Гаврюшин, P.C. Карпинская, а также немецкий исследователь М. Хагемайстер4). Другие подчеркивают проективный характер учений космистов, считают их во многом предвосхитившими постановку экологической проблемы (С.Г. Семенова, H.H. Моисеев, В.П. Казначеев и др.).

1 Например: Даниленко Л.Е., Емельянов Б.В. Очерки русского космизма. Учебное пособие. 3-е изд. Екатеринбург, 2001; Недельская М.В. Российский космизм конца XIX - середины XX вв. Мыслители и мысли. Учебное пособие. Благовещенск, 2001.

2 Худушина И.Ф. Философские и социальные воззрения В.Ф. Одоевского. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.ф.н. М., 1988; Макаров В.Г. Военно-экологические проблемы в философии Н.Ф. Федорова и современность. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.ф.н. М., 1997.

3 Оносов A.A. Идея социальной организованности в русском космизме. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.ф.н. М., 1994; Суслов A.B. Нравственные основания русского космизма. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, к.ф.н. М., 1999.

4 Hagemeister, М. Nikolaj Fedorov. Studien zu Leben, Werk und Wirkung. Marburger Abhandlungen zur Geschichte und Kultur Ostereuropas. Bd.28. Verlag Otto Sagner, München. 1989.

В связи с активной позицией по отношению к перспективам человека в мире, в космосе, философами-космистами формируются различные образы будущего, имеющие черты утопии. На утопичность философских проектов указывают некоторые отечественные исследователи (Н.В. Ковтун1, E.JL Черткова2, JI.B. Фесенкова3, а также A.A. Хорунжий и C.B. Кофанов4), но специальному анализу эта характеристика подвергнута не была.

Природа утопического сознания подвергалась анализу в классических работах К. Мангейма, Ф. Мэнюэля и Фр. Мэнюэля, Э. Блоха, X. А. Маравалля, Е. Шацкого5 и др. Среди отечественных исследователей можно отметить нескольких авторов полновесных теоретических работ. Это Э.Я. Баталов, В.А. Чаликова, Ч.С. Кирвель, С.С. Сизов.6

Анализ особенностей русской утопической традиции присутствует у P.A. Гальцевой, А.И. Клибанова, В.А. Малинина, К.В. Чистова, Г.П. Пономаревой .

Несмотря на большой объем литературы и по теме "философия русского космизма", и по теме "утопия", утопическое содержание идей космистов большей частью лишь декларируется, отношение утопий русских космистов к национальной и мировой утопической традиции не определено, связь

1 Ковтун Н.В. Образ идеального общества в русской ментальности. (Электронный ресурс). Режим доступа: http://arctogaia.krasu.rn/laboratory/m3/kovtun.shtm.

2 Черткова E.JI. Утопия как способ постижения социальной действительности // Социемы. Екатеринбург, 2002. №8. С. 90-99.

3 Фесенкова Л.Ф. Русский космизм сегодня // Философия русского космизма. М., 1996.

4 Хорунжий A.B. Проблемы организации общества в творчестве К.Э. Циолковского. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. к.и.н. М., 1992; Кофанов C.B. Космическая философия спасения К.Э. Циолковского. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. к.ф.н. М., 2000.

5Мангейм К. Идеология и утопия // Мангейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994; Мэмфорд Л. Миф машины // Утопия и утопическое мышление. М., 1991; Ф. Мэнюэль, Фр. Мэнюэль. Утопическое мышление в западном мире // Там же; Блох Э. Тюбингенское введение в философию. Екатеринбург, 1997; Маравалль X. Утопия и реформизм // Утопия и утопическое мышление. М., 1991; Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990.

6 Баталов Э.Я. Социальная утопия и утопическое сознание в США. М., 1982; Чаликова В.А. Утопия и свобода. М., 1994. Кирвель Ч.С. Утопическое сознание: Сущность, социально-политические функции. Минск, 1989; Сизов С.С. Утопия и общественное сознание: Философско-социологический анализ. Л., 1988.

7 Гальцева P.A. Очерки русской утопической мысли XX в. М.,1992; Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России (Вторая половина XIX - начало XX вв.) М., 1991; Малинин В.А. История русского утопического социализма (От зарождения до 60х гг. XIX в.) М.,1977.; Малинин В.А. История русского утопического социализма XIX в. М.,1985.; Чистов К.В. Русские народные социально-утопические легенды XVII-XIX вв. М., 1967; Пономарева Г.М. Утопия и утопическое сознание в контексте русской культуры XIX - нач. XX в. М., 1996. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ, д.фил ос.н. утопических идей с общими мировоззренческими принципами русского космизма, а также динамика изменений утопического начала пока не изучены. Настоящая диссертационная работа направлена на то, чтобы отчасти восполнить указанные пробелы.

Объектом диссертационного исследования является мировоззрение русских космистов, представленное в их научных и философских работах.

Предмет данного исследования - утопический элемент в философском мировоззрении русских космистов.

Целью диссертационной работы является исследование утопического элемента в философии русского космизма и его эволюции. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- выявить своеобразие русского космизма как феномена русской философии: определить его структуру, состав и периодизацию развития;

- определить теоретические корни утопизма русского космизма;

- реконструировать утопические представления русских космистов;

- выявить тенденции развития утопического элемента в русском космизме;

- дать характеристику влияния утопических идей русского космизма на современное общественное сознание.

Методология диссертации имеет комплексный характер - автор опирался на теоретический опыт различных историко-философских направлений. В исследовании использованы сравнительно-исторический и историко-генетический подходы при определении истоков формирования русского космизма как философского течения. Методы историко-философской реконструкции и проблемной интерпретации позволили выявить элементы утопизма в философских учениях русских космистов, определить специфику утопического элемента в русском космизме и логику его развития.

Диссертационное исследование построено на основе следующих источников:

Во-первых, это оригинальные произведения представителей русского космизма философского и научного характера, а также публицистические статьи, письма и дневниковые записи.

Во-вторых, произведения современных последователей идей русских космистов (В.П. Казначеев, H.H. Моисеев, Ю.В. Олейников, A.A. Оносов, A.A. Субетто, Б.И. Романенко, А.И. Клизовский, А.Ф. Бугаев и др.)

Также использованы работы отечественных философов и исследователей, раскрывающие концепцию своеобразия русской философии: Н.А Бердяева,

A.Ф. Лосева, В.В. Зеньковского, С.С. Хоружего, Б.В. Емельянова, В.Н. Акулинина, A.A. Биневского и др.

Четвертая группа - статьи и монографии отечественных и зарубежных ученых, изучавших феномен утопии и утопического сознания: К. Мангейма, Е. Шацкого, X. Маравалля, Э. Блоха, Э.Я. Баталова, А.И. Клибанова, С.С. Сизова,

B.П. Шестакова, К.В. Чистова, А.Э. Штекли, В.А. Чаликовой, Е.Л. Чертковой и других.

Пятый вид текстов представляют собой работы современных исследователей философии русского космизма - С.Г. Семеновой, Г.П. Аксенова, Н.К. Гаврюшина, В.Н. Демина, И.И. Мочалова, В.В. Казютинского, О.Д. Куракиной, М.Б. Хомякова и ряда других.

Научная новизна исследования определяется тем, что в данной диссертации установлен статус русского космизма как течения в русской философии, предложен собственный вариант структуры, состава и периодизации развития русского космизма; реконструированы утопические представления русских космистов; утопия космистов рассмотрена в контексте отечественной философской традиции, определено место этих идей в русской культуре и общественной жизни; исследована эволюция утопического элемента в философии русского космизма; и дана характеристика влияния утопической составляющей учения русских космистов на современное общественное сознание.

Положения, выносимые на защиту:

1. Русский космизм имеет статус течения в русской философии, которое представлено религиозно-философским, естественнонаучным и эстетическим направлениями. Он проходит три этапа в своем развитии, связанные с изменениями в социальной и духовной жизни общества: первый (середина XIX в. - начало XX в.) - период становления идей космизма в основном в творчестве мыслителей религиозной направленности; второй (начало - 70-е годы XX в.) - расцвет естественнонаучного космизма; современный (конец 70-х годов XX в. - настоящее время) - развитие и переосмысление наследия космистов.

2. В философии русского космизма присутствуют черты утопического мышления, выражающиеся в неприятии антропоцентрических основ цивилизации, и вместе с тем, в вере в человеческий разум, с помощью которого можно добиться достижения идеала в исторической действительности. Продолжая традиции русской утопической мысли, космисты решают в первую очередь морально-этические проблемы человеческого существования. Преобразование общества и природы предполагает реализацию морального долга человека и обретение всеобщего блага. Комплекс утопических черт в философских учениях космистов можно определить как утопический элемент.

3. Специфическая особенность утопических проектов философов-космистов состоит в том, что возможность реализации социального идеала обусловлена для них не объективными социальными или экономическими законами, а единством человеческой истории и природного эволюционного процесса.

4. Эволюция утопического элемента в русском космизме может быть представлена как движение от призывов к реализации религиозно-утопического идеала царства Божия на земле в философии Н.Ф. Федорова, B.C. Соловьева и их последователей к сциентистской утопии К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

5. Конкретно-практический аспект в проектах представителей второго этапа в развитии космизма обусловил глубокий интерес к ним и к русскому космизму вообще в современном обществе. Оценка прогностической силы учений русских космистов различна, но в восприятии их идей часто отсутствует необходимый критический подход, учитывающий историческую специфику и утопический характер этих философских построений. В связи с этим можно предложить расценивать наиболее привлекательные идеи русских космистов: принцип гармоничного сосуществования природы и цивилизации, достижение совершенной социальной организации, обретение бессмертия как идеальные ориентиры человеческой деятельности, которые, не будучи достижимыми в полном объеме, тем не менее, необходимы общественному сознанию как определяющие смысл его существования.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что представленное в диссертации содержание и проблематика призваны восполнить пробел в изучении истории русского космизма как философского течения, должны способствовать формированию его целостной концепции в историко-философской науке. Определение эволюции утопического начала в русском космизме поможет в изучении развития русской философско-утопической мысли, сопоставлении ее традиционных и современных форм.

Результаты диссертационного исследования могут служить основой для последующей разработки проблем, связанных с понятием утопии и утопического сознания, с осмыслением особенностей социокультурного развития России, с прояснением роли космических утопий в развитии современных течений в отечественной философии и в общественном сознании.

Материалы диссертации могут быть использованы при чтении лекционных курсов по истории философии, социальной философии, политологии, истории отечественной культуры, а также для совершенствования методологии социального реформирования, деятельности различных общественных движений.

Заключение диссертации по теме "История философии", Волошина, Марина Андреевна

Выводы, которые А.Л. Чижевский делает из своей теории гелиотараксии, весьма осторожны. Он говорит прежде всего именно о прогнозировании исторических изменений, а не о целенаправленном изменении социальных процессов. "Сознательная история", по его мнению, может состоять в предупреждении негативных проявлений социальных катаклизмов - войн, революций, восстаний - обусловленных всплесками солнечной энергии. Поэтому вряд ли можно считать его утопистом.

Рассматривая вопрос о месте утопических взглядов русских космистов в ряду предшествовавших и современных им отечественных утопий, следует отметить, что в космических проектах соединяются две тенденции, присутствовавшие в отечественной утопической традиции: религиозная и сциентическая.

Г.П. Пономарева, как и Л.Е. Черткова, считает, что русская национальная утопическая традиция заканчивает свое развитие на представителях русского космизма. Космологическая утопия К.Э. Циолковского, как считает исследователь, сопрягает преобразование мира с деятельностью нооантропа,

1 Чижевский А.Л. Земля в объятиях Солнца // Космический пульс жизни. М., 1995. С. 244.

2 Там же С. 42. утратившего все признаки и качества социальности. Упразднив социальное и социального субъекта, русская утопия потеряла то предметное поле, на котором она только и могла произрастать. Утрата утопией своей жанровой специфики, своего классического хронотопа, привела ее к выходу в область идеологии и научной фантастики с окончательным укоренением там. Глобализация сферы утопического привела к возрастанию тотальности утопии, она стала выступать вне своих собственных границ, что повлекло за собой ее разрушение1. С подобной характеристикой можно согласиться лишь в том случае, если под утопией понимается жанр социально-философского произведения о наилучшем устройстве общества. Утопия же как утопическое сознание, утопическое мышление, остается универсальной характеристикой человеческой культуры, лишь меняющей свои формы. То, что Г.П. Пономарева рассматривает как гибель утопического начала в философии К.Э. Циолковского, на наш взгляд, выступает проявлением своеобразия утопии русских космистов в целом - глобальный, космический масштаб преобразований, предполагающий воздействие человеческого разума не только на социум, но и на природу.

В рамках самого космизма как философского течения эволюция утопического начала была обусловлена возросшей политической и социальной активностью в обществе на рубеже веков. Революционные преобразования в России открыли возможность воплощения самых смелых мечтаний человека о справедливом социальном устройстве, о покорении природы, о формировании новой нравственности. Социалистический идеал как таковой в целом импонировал большей части представителей русского космизма, но все они считали недостаточным переустройство только социальной сферы, поэтому строили свои проекты на других, социоприродных, основаниях. Достижения естественных наук, способствовавшие бурному развитию техники, способствовали также и укреплению сциентистских представлений о будущем

1 Пономарева Г.П. Утопия и утопическое сознание в контексте русской культуры XIX - ХХвв. Автореферат дисс. на соиск. уч. степ. докт. филос. наук. М., 1996. С. 8. человечества. Эти факторы, по нашему мнению, обусловили возрастание конкретности в проектах К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского, Н.Г. Холодного, даже А.К. Горского и Н.А Сетницкого и вытеснение утопического начала научным у А.Л. Чижевского.

3.2. Русский космизм как социокультурное явление и современное общественное сознание в России

В настоящее время русский космизм в общественном сознании занимает весьма существенное место. Пик популярности идей русских космистов пришелся на конец 80-х - начало 90-х годов прошлого столетия. Интерес к учениям космистов присутствует не только в кругах интеллигенции, но и в массовом сознании. Обусловлено это и развитием космонавтики, и актуализацией экологических проблем, и поиском новых принципов организации социальной жизни.

Однако отношение к космической философии и к русскому космизму как тенденции, присутствующей как в отечественной, так и в мировой культуре неоднозначно.

Широкое понимание термина "русский космизм" предполагает наличие во всех видах культурного творчества космических интуиций, тем, мотивов. Узкая же трактовка ограничивает космизм только содержанием, связанным с освоением космоса. Проявления и тот, и другого подхода имеют место в современном общественном сознании.

Не представляется возможным охватить все оценки и мнения о русском космизме, ввиду огромного количества литературы по этому вопросу, но мы попытаемся выделить несколько основных тенденций в восприятии этого явления.

Продолжателей идей русских космистов можно разделить на три направления:

1. Художественное: принцип космизма является творческой платформой, космос и связь человека с ним - главные темы произведений. Сюда относится творчество художников, выступающих идейными наследниками Н.К. Рериха и членов группы "Амаравелла", например, С. Капитоновой и И. Слеповой1.

2. Эзотерическое направление. Здесь также преобладает влияние У наследия Е.И. и Н.К. Рерихов , но с привлечением как иных эзотерических традиций, так и идей других представителей русского космизма. Основным мировоззренческим стремлением представителей этого направления можно считать поиск универсального синтеза. Показательным примером является книга А.Ф. Бугаева "Введение в единую теорию мира"3, имеющую подзаголовок: основы экстрасенсорики. Саморегулируемая эволюция человека - путь воина К. Кастанеды. Автор называет одним из идейных источников учение В.И. Вернадского о ноосфере. Особое место среди представителей этого направления занимают последователи Федоровского религиозно-философского движения, в состав которого, например, входят писатель А. Проханов, исследователи С.Г. Семенова4, А.Г. Гачева. Статус этого объединения определяют как "новое религиозное движение"5. Предполагаемые федоровцами пути осуществления Общего дела выявляют синкретизм Федоровского движения. С одной стороны, надежды на достижение бессмертия связываются с научным прогрессом, поэтому для них особую актуальность приобретает клонирование. С другой стороны, в качестве средства достижения того же бессмертия рассматривается психофизическая регуляция, которая может основываться на тантристских психотехниках. Таким образом, федоровцы

1 Баркова АЛ. "Шлейф, забрызганный звездами" (Мифологические универсалии в современной живописи космистов)//Человек. 2001. № 4. С. 126-131.

2 См., например: Клизовский А. Основы миропонимания Новой Эпохи. М., 2000.

3 Бугаев А.Ф. Введение в единую теорию мира. М., 1998.

4 Семёнова С. Планетарный проект русского космизма (Электронный ресурс) // Электронная газета "Завтра" №14 (646) от 05 апреля 2006 г. Режим доступа: http://zavtra.ru

5 Кнорре Б.К. Федоровское религиозно-философское движение как феномен современного мировоззренческого поиска // Человек - Культура - Общеество / Материалы международной конференции. Т. 3. М.,2002. С. 60-61. предлагают реализовать христианские задачи с помощью индуистской практики. Кроме того, они демонстрируют большой интерес к политической и экологической проблематике.

3. Естественнонаучное направление. Основные представители - ученые естественнонаучных направлений, связывающие в своей научной и философско-мировоззренческой деятельности традиции русских космистов, прежде всего, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, Н.Г. Холодного, и в особенности, В.И. Вернадского, с принципами современного научного знания. Проблемы, решаемые представителями этого направления - экологическая безопасность, концепция устойчивого развития, коэволюция природы и общества1.

Третье направление развития наследия русских космистов представляется нам наиболее перспективным. Но ввиду научной доминанты в мировоззрении его сторонников, предполагающей критический подход к познанию мира и решению проблем, здесь нет единодушия и существует наибольшее количество разногласий как в оценках творчества самих русских космистов XIX - XX вв., так и в использовании их идей для современного человечества.

А.Ю. Семенов, обращая внимание на актуальность учения русских космистов, пишет, что западная философия способна говорить, пока, только о прошлом и настоящем. Для будущего у нее нет интуиции, нет свежести, нет провиденциальности. У Запада есть уровень благополучия и экстенсивные пути его увеличения. Но степень потенциала западного мировоззрения явно не соразмерна с массой надвигающихся неумолимо глобальных проблем. Привычные интеллектуальные и технологические схемы не позволяют изменить тенденцию ухудшения ряда общепланетарных процессов. Прошлое демонстрирует, что строить футурологию из наличного бытия ошибочно.

1 См., например: Нечипоренко В.Ф. Лингвофилософские основы эколингвистики Калуга, 1998; Олейников Ю.В., Оносов А.А. Ноосферный проект социопиродной эволюции. М., 1999; Романенко Б.И. Философия космоса и космическая философия, или Грядущая экологическая катастрофа на планете Земля и как ее предотвратить с помощью космонавтики: Сравнительный анализ мировоззренческо-философских-космо-земных и научно-технических идей К.Э. Циолковского, Ф.А. Цандера и Ю.В. Кондратюка (А.И. Шаргея) М., 1995.

Этого оказывается недостаточно. Необходимо предвосхищение. "Русский космизм" есть опыт такого перспективного мышления. Это учение, по форме, выглядит актуальным, даже, универсальным, позволяя вкладывать в себя разнородное содержание. Очевидно, что русские космисты выделяли главное из того, что нужно современному социуму. А именно: глобальное целостное понимание проблем, необходимое ответственное соучастие единого человечества в жизненных процессах, значимость футурологии для выживания людей и оптимального сосуществования с миром.

Русский космизм - одна из концепций, которая могла бы дать передовой ныне общественно-экономической формации - "постиндустриальному информационному обществу" - необходимую перспективность1.

Однако и представители западной философской мысли испытывают интерес к русскому космизму. Например, 29 июня - 1 июля 1999 года в санкт-петербургском Доме ученых прошла крупная научная конференция на тему: "Космизм и Новое мышление на Западе и Востоке"2, проведенная Российским государственным педагогическим университетом им. А. И. Герцена совместно с Австрийским союзом академиков и философским факультетом Венского университета и собравшая большую группу известных ученых из Петербурга и Москвы, различных городов России, Болгарии, Белоруссии, Германии и Австрии. Лозунг и сама философия Нового мышления нашли горячий отклик в умах и сердцах участников форума как необходимость назревших цельных и целостных продуктивных преобразований мира, явно нуждающегося в гармоничном переустройстве. Инициатором и финансовым спонсором конференции выступил 87-летний австрийский философ, почетный председатель Австрийского союза академиков профессор Герберт Кристоф Гюнцль, который на рубеже года, в декабре-январе, провел в своем родовом замке в городе Фельдене (южная Австрия, провинция Каринтия) философский

1 Семенов А.Ю. Русский космизм и западная мысль (Электронный ресурс). Режим доступа: http://lmi.philosophy.pu.ru/PUTI/Semenov.html

2 О международной научной конференции "Космизм и Новое мышление на Западе и Востоке" // Невское время № 123(2005) 6 июля 1999. семинар с участием австрийских, российских и немецких философов, в ходе которого и родилась идея прошедшего теперь форума, обнаружившего удивительное сходство философской мысли русского космизма с философией Нового мышления на Западе, родоначальником которой там по праву считаются П. Тейяр де Шарден, австриец Лео Габриэль и сам Кристоф Гюнцль.

Одной из своеобразных интерпретаций идей русского космизма является точка зрения A.B. Хуторского: "Философия русского космизма содержит предпосылки для выявления смыслов и целевых ориентиров виртуального образования. Мы попытались обозначить лишь некоторые из них. Виртуальное образование - это, прежде всего, процесс движения человека к новому, непознанному, неизвестному, происходящий в результате его взаимодействия с реальным миром. Целью такого образования является не столько изучение реальности, сколько освобождение от неё, создание нового образовательного результата как творческого продукта. Внешние образовательные ориентиры, если они и нужны, призваны в этом случае давать опору образованию, но не заменять его. Само же виртуальное образование суть творение"1.

Многие из представителей этого направления видят в русском космизме, особенно в идеях A.A. Богданова, В.И. Вернадского предтечу синергетики, которая как принцип лежит в основе идеи коэволюции2. Также существует немало работ, в основе которых лежат иммортологические представления космистов. Наиболее показательными являются статьи И. В. Вишева и В.П. Ярышкина4.

1 Хуторской A.B. Виртуальное образование и русский космизм (Электронный ресурс). Режим доступа: http://www.eidos.techno.ru/list/serv.htm

2 Адамов А.К. Философские проблемы ноосферы. Саратов, 1995; Баландин Р.К. В.И. Вернадский: жизнь, мысль, бессмертие. М., 1988; Гловели Г.Д. "Социализм науки": мёбиусова лента A.A. Богданова. М., 1991; Огурцов А.П. Тектология A.A. Богданова и идея коэволюции // "Философия не кончается." Из истории отечественной философии: XX век, 20 - 50-е гг. М., 1998. - С. 316-327; Пурто Е.Е. Идеи системного подхода в русском космизме. Автореф. дисс. к.ф.н. М., 1996; Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивости развития человечества. М., 1993.

3 Вишев И.В. Проблемы иммортологии. Кн. 1 Челябинск, 1993; Вишев, И.В. Идеи иммортализма и интерплпнетаризма анархистов-биокосмистов и их естественнонаучное и научно-техническое обоснование // Проблемы иммортологии. Кн. 3. Челябинск, 1996. С. 54-73.

4 Ярышкин В.П. Новая концепция человека. Русский космизм. Феномен пульсирующего бессмертия личности. (Сборник популярных статей). Ижевск, 1998.

В современной экологии коэволюцией принято называть процесс гармоничного совместного развития биосферы Земли и всего человечества во всех проявлениях его деятельности1. Эта важная идея появилась в последнюю четверть XX века как результат анализа учения о переходе биосферы в ноосферу и реально существующих экологических проблем в сочетании с научно обоснованными перспективами дальнейшего нарастания глобального экологического кризиса. Выяснилось, что в трактовке самого понятия ноосферы отразился давно и традиционно существующий конфликт "двух культур" - в виде противоречий между естественнонаучным и гуманитарным типами мышления, что конкретно выражается в столкновении сциентизма и гуманизма. Сциентистский идеал ноосферы - это высокоупорядоченная и регулируемая научно-техническими методами полностью окультуренная среда обитания человечества, которое, в свою очередь, представляет собой нормативное общество, регламентирующее с точки зрения экологической целесообразности (экологический императив) свою промышленную деятельность2.

Одним из теоретиков идеи коэволюции был выдающийся отечественный ученый H.H. Моисеев, называвший себя учеником В.И. Вернадского. Такое состояние биосферы и общества, в котором реализован принцип коэволюции, H.H. Моисеев отождествляет с понятием ноосферы, но вступление в нее человечества не будет спонтанным — ему еще предстоит ее построить, и совершенно не очевидно, что человечество справится с этим. Поэтому H.H. Моисеев говорит не о ноосфере, а об эпохе ноосферы, или о ноосферогенезе3. Это означает, что если человечество сумеет преодолеть надвигающийся глобальный кризис, то вся его дальнейшая история станет историей ноосферогенеза: будут непрерывно изменяться условия жизни человека и, соответственно, условия экологического императива. Альтернативой может

1 Карпинская P.C., Лисеев И.К., Огурцов А.П. Философия природы: коэволюционная стратегия. М., 1995. С. 11.

2 Каменев A.C. Синергетические аспекты учений русских космистов (Электронный ресурс) // Режим доступа: http://www.mgpu.ru

3 Моисеев H.H. Универсум. Информация. Общество. М., 2001. быть только конец человеческой истории, который может наступить уже в середине XXI века. Поэтому сегодня, особенно после конференции ООН 1992 г. в Рио-де-Жанейро, одним из наиболее широко обсуждаемых понятий является "устойчивое развитие" (sustainable development), как поиск стратегии перехода к обществу, способному обеспечить режим коэволюции Природы и человека1.

Один (если не единственный) из вариантов выхода из глобального кризиса Н.Н. Моисеев видит в развитии знаний о взаимоотношениях Природы и человека, о его месте в биосфере и рождении Коллективного Разума — всеобщего, глобального понимания планетарной ситуации, когда планетарное общество становится информационным. Последнее созвучно с представлением В.В. Налимова об Универсальном, "трансличностном сознании, открывающем новое направление в построении модели Мироздания". В.В. Налимов размышлял о природе Вселенной и Человека, о самоорганизации как творческом процессе, о глобальном эволюционизме. В своем утверждении, что "человечеству необходимо открыться Космическому сознанию" , В.В. Налимов соглашается с идеями русского космизма.

В.В. Налимов видит выход в создании общества, свободного от власти как основного регулирующего начала: "Становится ясным, что современное государство владеет излишней, чудовищной силой. За все беды XX века несет ответственность государство. Нужно искать другие формы организации общества. Новое общественное устройство должно будет, наконец, воспринять христианское миропонимание. И если это окажется невыполнимым, то общество задохнется от возрастающего насилия, порождаемого развитием техники"3. Его представление по существу близко к понятию "экологического социализма", по Н.Н. Моисееву.

Н.Н. Моисеев пришел к пониманию того, что в ходе научного и информационного прогресса в обществе должна происходить перестройка

1 Моисеев, Н.Н. Универсальный эволюционизм (Позиция и следствия) // Избранные труды. В 2-х томах. Т. 2. М., 2003. С. 40-77.

2 Налимов В.В. Разбрасываю мысли. М., 2000.

3 Там же. нравственных установок, необходимых для учета постоянно изменяющихся реалий современного мира. Он подчеркивал невозможность реализации экологического императива без утверждения императива нравственного.

На основе оптимистического отношения к идеям русских космистов строит свое учение ноосферизма А.И. Субетто. Он пишет о том, что русский космизм - духовно-нравственное и научно-теоретическое основание поиска ответов на "императив выживаемости человечества в XXI веке". Русский космизм для него - "явление глобально-исторического измерения, выражения Духа русско-российской цивилизации, Духа, своей устремленностью к будущему, к раскрытию смысла предназначения человека и человечества, противостоящего Духу капитала, духу рыночно-капиталистической цивилизации"1.

Управление будущим, - родовая характеристика общественного интеллекта и один из важнейших пафосов русского космизма. Русский космизм подхватывает эстафету человеческих исканий в реализации идеи единства Человека и Космоса и поднимает эти искания на небывалую высоту прозрений человеческого духа. С этих позиций русский космизм должен быть оценен как феномен мировой культуры, "однопорядковый с достижениями культуры Древней Греции и эпохи Возрождения и не имеющий аналогов в европейской культуре XIX — XX веков. Русский космизм в главных своих теоретико-концептуальных построениях входит в теоретическую систему ноосферизма, развиваемую автором"2.

В системе Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества общественный интеллект, разум человека как бы "встраивается" в социально-экономический и социоприродный гомеостазис, замыкая все большее количество "обратных связей". Но для этого человек должен преодолеть свое отчуждение от истории, и не только по параметрам социальных и экономических отношений, но в первую очередь по параметрам своего

1 Субетто А.И. Вернадскианская революция, русский космизм и ноосферизм // "Академия Тринитаризма", М., Эл № 77-6567, публ. 10831, 21.11.2003.

2 Субетто А.И. Ноосферизм. Т. 1. Косторма, 2001. сознания, интеллекта, духа, нравственности, став подлинно "биосферным" и "космическим" человеком, т.е. человеком, владеющим знанием биосферы, дальнего и ближнего Космоса, в том числе и знанием собственной природы, и берущим на себя ответственность за биосферу, Землю и Космос.

Русский космизм для А.И. Субетто - итог эволюции космизма мировой культуры. Идеал либерального общества уходит в прошлое. Предел Стихийного, Классического Человека означает и предел идеал либерального общества и стоящих за этим идеалом доктрин монетарной экономики и либерального образования. Абсолютизация ценностей индивидуализма человека, свободы личности, ставка на эгоизм, в том числе экономический эгоизм человека, как ведущую движущую силу развития, абсолютизация ценностей свободного рынка и свободной конкуренции, абсолютизация конкуренции, борьбы за существование и соответственно Рынка с большой буквы, как главного закона эволюции находятся в противоречии с императивом все возрастающей экологической организации общества и экономики, с космопланетарной парадигмой видения человека как части биосферы и космоса, характерной для русского космизма1.

Следует отметить, что далеко не все исследователи, отмечающие ценность учения русских космистов для развития отечественной культуры, согласны со столь некритическим подходом к применению этих учений в сегодняшней социальной практике. При этом многие выражают опасения по поводу последствий такого произвольного прочтения идей В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского и др. именно в связи с их утопическим характером.

Так, В.А. Кутырев характеризует понятие ноосферы как утопическое представление, сформировавшееся у Вернадского: "Основоположники учения о ноосфере верили, что ее становление ведет к упорядочению природной и социальной действительности, к более совершенным формам бытия. Ноосфера возникает как результат планомерного, сознательного преобразования

1 Субетто А.И. Вернадскианская революция, русский космизм и ноосферизм // "Академия Тринитаризма", М„ Эл № 77-6567, публ. 10831,21.11.2003. биосферы, ее превращения в качественно новое состояние. Этот процесс рассматривался как несомненное благо, несущее человечеству разрешение всех трудных проблем. В.И. Вернадский и даже Т. де Шарден (последний, правда, неохотно, как бы извиняясь, но логика требовала) связывали его с социалистической организацией жизни людей, расширяя задачу преодоления стихийности природы до общества. В некоторых случаях ноосфера рассматривалась как полное устранение зла, как всеобщая гармония, что особенно типично для ее космических вариантов (К.Э. Циолковский)"1. Трудно не согласиться с логикой этого рассуждения.

Некоторые направления мысли, близко стоявшие к учению о ноосфере или являющиеся его предпосылками, например, "русский космизм", фактически вообще не подвергаются трезвому анализу - утверждает исследователь. Возникает необходимость преодоления данной утопии, прежде всего через разграничение желаемого и сущего в ней, ценностных и онтологических представлений о реальности. Под общую закономерность жизни и смерти утопий подпадает учение о ноосфере в той его части, где оно действительно утопично. Отсюда же следует, что если на первом этапе становления ноосферы трудно, неоправданно ожидать критического отношения к теоретическому выражению происходящих процессов, то на этапе их развертывания, когда обнаруживаются дотоле скрытые противоречия, мы обязаны обратиться к рефлексии над теорией.

Сейчас ноосфера находится в стадии интенсивного развития и по масштабам присущих ей процессов соперничает с "чистой" биосферой. Появилась угроза существованию природы в качестве самостоятельной целостности.

По мнению В. А. Кутырева, наступление сциентизма на жизнь сопровождается его выступлениями против смерти. Идеология автотрофности, рационализации, цефализации, отражая экспансию ноотехносферы, непременно

1 Кутырев В.А. Становление ноосферы: надежды и угрозы // Философия русского космизма. М., 1996. С. 320. включает в себя мысль о бессмертии. Между тем смерть вплетена в саму суть жизни, в ее природу. Все рожденное должно умереть, чтобы родилось новое. Акт рождения и смерти — самый глубокий, самый фундаментальный и драматический фазис обновления, связанный с превращением живого в неживое и наоборот. Исключить этап смерти, значит, лишить бытие основательности, возможностей трансформации полюсов пульсирования, создающих его действительное напряжение. Забота о бессмертии, воскресении из мертвых пронизаны откровенным отвращением к природе как "нашему общему врагу". Противостояние сциентизма и гуманизма отражается в трактовке самого понятия ноосферы. Она рассматривается или как среда, поглощающая (под знаком регулирования) все естественное, или как "эпоха ноосферы", в которой биосфера и ноосфера сосуществуют в их внутренней связи1.

Еще одна критическая позиция выражена в статье P.C. Карпинской "Натуралистическое сознание и космос". Исследователь отмечает присутствие в концепциях Вернадского научно недостаточно обоснованных утверждений, пользующихся у него самого громадным доверием. "Не принято обсуждать, почему Вернадский считал невероятным абиогенное происхождение жизни на Земле. Обходится молчанием неоднократно повторяемый тезис об отсутствии эволюции биосферы, о сохранении ее биомассы на протяжении всего геологического времени. Каким образом эти утверждения согласовать с биологическим эволюционизмом? Не замечается противоречия и в самом содержании понятия "ноосфера" — как вообще возможна управляемая эволюция, если все существование биосферы после возникновения Разума основано на процессе коэволюции природы и цивилизации? Наконец, сомнительную славу, благодаря моде на различные околонаучные фантазии, обрела гипотеза Вернадского о возможности переделать человека из

1 Там же. С. 324. гетеротрофа в автотрофа, оборвать зависимость питания человека, всего его существования от растений"1.

Если возможна такая сила разума, воплощенная к тому же в физико-химической науке, что человек станет автотрофом, то значит врет обратимо, весь длительный путь эволюции жизни на Земле ставится под сомнение как реально протекший процесс, обладающий объективными закономерностями. Смысл эволюции — в необратимости времени, и это постоянно подчеркивал Вернадский. Когда его современные последователи, увлекаясь "космологической" интерпретацией идеи автотрофности, фактически отбрасывают исходную посылку биологического эволюционизма, то оказываются склонными к произвольным философским допущениям, ведущим либо к мировому Разуму, либо к Богу.

В наши дни невозможно обсуждать научные либо околонаучные "космические" идеи, обретшие небывалую популярность, чтобы не столкнуться при этом с использованием авторитета Вернадского. Поэтому встает задача разобраться, насколько достоверно это использование, что действительно является присущим Вернадскому, а что представляет собой вольную либо поверхностную интерпретацию его идей. В этом отношении интересны прежде всего монографические работы о Вернадском. Так, академик В.П. Казначеев Л дает в своей книге богатый материал для размышлений о судьбах наследия Вернадского, о естественнонаучном и философском содержании его идей, о возможных перспективах подключения естествознания к обоснованию идеи космизма. Подчеркивая "научно-культурологический энциклопедизм" Вернадского, автор всем содержанием работы утверждает мысль о том, что именно наследие Вернадского, взятое в единстве с наследием Чижевского, Циолковского, Н. Рериха, способно выступать основой создания концепций глобального эволюционизма и ноосферогенеза. Воссоединение "небесных" и "земных" пластов бытия возможно, по мнению автора, лишь на базе

1 Карпинская P.C. Натуралистическое сознание и космос // Философия Русского космизма. М., 1996. С. 304.

2 Казначеев В.П. Учение В.И. Венадского о биосфере и ноосфере. Новосибирск, 1989. космического природоведения", "космической антропоэкологии", представлений о "монолите" жизни в Космосе, о космической вечности жизни,

0 ноосферогенезе как космопланетарном явлении.

Содержится ли во всех этих понятиях общепризнанная мысль о воздействии Космоса на живое вещество Земли или они выражают нечто гораздо большее, создавая как бы понятийный каркас для особой картины мироздания? - ставит вопрос P.C. Карпинская. Если второе, то каково конкретное содержание этих понятий, насколько научно оно обосновано, чтобы не воспринимать их в качестве символов веры? Несмотря на постоянное присутствие этих понятий в книге, они не обсуждаются, не проясняют системы доказательств концепции глобального эволюционизма, а скорее свидетельствуют о ее глубинном противоречии — между "убеждениями чувств", верой и знанием. Проявляется это прежде всего в общих оценках творчества Вернадского. С одной стороны автор книги постоянно повторяет, что Вернадский создал "естественнонаучную концепцию ноосферы", "новую естественнонаучную картину мира", реализовал "естественнонаучное мировоззрение", "естественно-научный подход". С другой стороны утверждается, что Вернадскому удалось преодолеть разрыв "двух культур" — естествознания и гуманитарных наук. Характерно, например, такое высказывание: "Законы естественно-исторические и социально-исторические, проникая друг в друга, находят в работах Вернадского выражение в виде универсальных законов развития органического мира нашей планеты и населяющего ее человечества"1. Естественно, эти "универсальные" для Природы и Общества законы не формулируются. Не занимался Вернадский законами общественного развития. Уже поэтому не мог претендовать и не претендовал на преодоление разрыва "двух культур". Мечтал о синтезе знания, об объединении усилий ученых в познании жизни и биосферы, в изучении отношения Человек — Космос и о многом другом, но эти мечты, гуманистичные устремления и вера в светлое будущее человечества вряд ли

1 Там же. С. 13. могут быть названы "концепцией", устранившей вековые противоречия в способах познания природы и общества1. Думается, что не безграничная вера в авторитет Вернадского была главным стимулом такого сверхоптимистичного обобщения. Исходное — это убежденность В.П. Казначеева в существовании еще одной, иной, чем белково-нуклеиновая, формы организации жизни, связанной с информационно-энергетическими потоками, с квантово-полевыми состояниями, слабыми экологическими связями, определяемыми электромагнитными компонентами в живом организме"2 - отмечает P.C. Карпинская.

Что касается постоянного смешения философских и естественнонаучных понятий и аспектов, то оно далеко не безвредно для биологии. Философский постулат о непосредственном проникновении Космоса в существование живого вещества Земли и даже отдельно взятого человека смещает познавательные установки науки, создает иное содержание исходному для биологии принципу единства организма и среды. Здесь уместно вспомнить, что "космическая среда" жизни была неприемлема для Вернадского. Центральное место понятия биосферы в проблеме Человек — Космос характеризует именно естественнонаучный подход, возможности собственно научного, а не философского и не религиозного знания. "Монолит" биосферы, как любил о ней говорить В.И. Вернадский, нивелирует различие между человеком и другими организмами, поскольку все вместе они относятся к "живому веществу", к "тонкой пленке жизни". Важно принципиальное отличие живого вещества от косного и общее понимание живого вещества как совокупности живых организмов, сведенных к их весу, химическому составу и энергии. Существеннее другое — постоянные указания на то, что биосфера представляет собой целостный живой "организм" и, следовательно, выступает "субъектом" отношений с Космосом. Современные попытки "перескочить" уровень биосферы и сделать "субъектом" непосредственно человека не имеют серьезной

1 Карпинская P.C. Натуралистическое сознание и космос // Философия русского космизма. М., 1996. С. 306.

2 Там же. С. 310. естественнонаучной базы, являются философскими допущениями и фактически входят в противоречие с идеями Вернадского1" - подводит итог P.C. Карпинская.

Важное значение для понимания проблем развития идей русских космистов в современном общественном сознании имеет позиция J1.B. Фесенковой, с которой, на наш взгляд, следует согласиться. Исследователь выделяет несколько тем, актуальных для современного сознания. Это прежде всего феномен "космичности сознания", присущий нашему времени, обусловленный наступлением космической эры. Если раньше можно было забывать о том, что мы живем на очень маленькой планете в системе одной из ординарных звезд нашей Галактики, то теперь забыть об этом нельзя. Все средства массовой информации, научная фантастика и даже космические названия кинотеатров и кафетериев культивируют взгляд на человека как на космическое существо. Тем самым старые идеи Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского и других космистов, приобретая новое звучание, вызывают сочувствие и понимание в самых широких кругах общества. Идея космичности человека, космическая установка во взгляде на мир — одна из наиболее привлекательных для наших современников черт русского космизма2.

JI.B. Фесенкова считает, что совокупность созвучных нам идей русского космизма образует определенную целостную мировоззренческую концепцию. Это: 1) вера в космический прогресс, 2) вера вмогущество человеческого разума, 3) активный характер отношений к глобальной эволюции, ее космическое делание (или "доделывание" — соработничество человека с Богом или природой), 4) вера во всесилие науки, которая являлась для космистов важнейшим принципом, поскольку служила способом решения задачи утроения бытия человека. 5) Все эти идеи служили основанием уверенности в возможности достижения общественного идеала — построения силами

1 Там же. С. 311.

2 Фесенкова Л.В. Русский космизм сегодня // Философия русского космизма. М., 1996. С. 360. человека справедливого и нравственного общества1. Выстраивалась модель мира, в котором прогресс природы, порождая разум, силами самого разума приводит к торжеству счастья и справедливости в мировом масштабе, т.е. развитие природы приводит к нравственному результату.

Эти принципиальные установки космистов в какой-то мере присущи и сознанию нашего современника. Именно на них он опирается в поисках таких мировоззренческих концепций, которые были бы отличны от официального мировоззрения.

Мы согласны с Л.В. Фесенковой, что наиболее привлекательным для нашего современника в учениях русских космистов является их социальный утопизм, провозглашаемый в наглядных конкретных формах. Например, в "Космической философии" К.Э. Циолковского, где описывается совершенная природа высших форм жизни, их организация, расселение в околосолнечном пространстве, их общественная структура. Привлекает наглядность, доступность этих представлений о будущем справедливом объединении, которому подлежит не только население каждой планеты, но и "все эфирное население, живущее вне планет в искусственных жилищах". Идеи Циолковского об образовании союза жителей "ближайших солнц" и "союза союзов" — более высокого уровня объединения — находят живейший отклик в душах наших современников. Они получили непосредственное продолжение в наше время в научно-фантастических произведениях (например, в "Туманности Андромеды" И. Ефремова). Для разработки этих идей образуются многочисленные секции и проходят дискуссии по космокреатике, на которых подробно обсуждаются глобальные проекты космического строительства и устройства будущего бытия человечества с точки зрения последних достижений науки. Так наука подключается к обоснованию таких утопических моделей.

Исторические формы утопизма меняются. Утопическим идеалом, например, может служить как достижение коммунистического общества, так и

1 Там же. С. 362-363. состояние лучистого человечества по К.Э. Циолковскому: "Пройдут миллиарды лет, и опять из лучей возникнет материя высшего класса, и появится, наконец, сверхновый человек, который будет разумом настолько выше нас, насколько мы выше одноклеточного организма. Он уже не будет спрашивать: почему, зачем? Он это будет знать и, исходя из своего знания, будет строить себе мир по тому образцу, который сочтет более совершенным. Такова будет смена космических эр и великий рост разума! И так будет длиться до тех пор, пока этот разум не узнает всего, т.е. многие миллиарды лет, многие космические рождения и смерти. И вот, когда разум (или материя) узнает все, само существование отдельных индивидов и материального, и корпускулярного мира он сочтет ненужным и перейдет в лучевое состояние высокого порядка, которое будет все знать и нечего не желать, то есть в состояние сознания, которое разум человека считает прерогативой богов. Космос превратится в великое совершенство"1,— так представляет себе переход человечества в совершенное состояние К.Э. Циолковский (в пересказе А.Л. Чижевского).

Очевидно, что подобные представления социального утопизма есть лишь верхний пласт определенной онтологической конструкции, вывод из определенных мировоззренческих постулатов. Основной мировоззренческой посылкой, обуславливающей возможность утопических построений, является вера в прогресс, т.е. определенный взгляд на устройство бытия, в соответствии с которым мир предстает как грандиозный поток развивающейся материи, где разум человека (или человекоподобных существ) занимает место высшего звена. Идея прогресса имплицитно включает в себя признание того, что более поздний этап развития является вместе с тем и более высоким (совершенным) по сравнению с более ранним этапом). В этом истоки преклонения перед будущим и обесценивания прошлого, свойственные как представителям А марксистской философии, так и большинству русских космистов . - утверждает Л.В. Фесенкова.

1 Чижевский А.Л. Теория космических эр // Циолковский К.Э. Грезы о земле и небе. Тула, 1986.

2 Там же. 365.

Утопизм как идея имеет свои корни в христианском эсхатологическом сознании, всегда ищущем последнего смысла вещей. Христианское сознание ожидает достижения совершенства "в конце времен", т.е. выносит осуществление идеала за пределы земной жизни. Напряженные утопические ожидания наступления идеальной гармонии Вселенной были свойственны многим религиозным мыслителям прошлого, но связывались с иным планом бытия, а не со сферой материального мира. Грядущий идеал совершенства осуществляется вне рамок исторического времени — в вечности. Согласно христианским взглядам, эмпирический мир, во зле лежащий, не может осуществить своего "предназначения", он нуждается в чудесном преображении. В плане видимом и эмпирическом, история слагается из чередования событий, не устремленных, не тяготеющих ни к какой имманентной цели. Но в плане ноуменальном непрестанно совершается чудесное преображение твари, предваряющее вселенский грядущий переворот, который совершится "когда времени уже не будет".

В отличие от религиозного решения проблемы достижения совершенства, как было упомянуто выше, материалистически ориентированное утопическое сознание предполагает осуществление своего идеала в самом материальном мире, в высшей фазе его прогрессивного развития и впадает в логическое противоречие, состоящее в том, что достижение совершенства должно означать не только конец прогресса, но и конец самого материального мира. Утопизм как идея, т.е. признание достижимости осуществления социальной гармонии, практически бессмертен и будет возрождаться в мировоззрении общества, принимая разные формы выражения до тех пор, пока существует само общество, невзирая ни на какие опровержения, так как отражает некую важную потребность души. В утверждении идей утопизма участвовала та же самая черта сознания, которая в христианстве породила учение о высшей справедливости, достигаемой в конце времен — мессианское эсхатологическое сознание. Для современного человека, разочарованного в социальном идеале, провозглашаемом официальным мировоззрением, утопические идеалы русского космизма являются все тем же выражением веры в лучшее будущее и надежды на торжество добра в мире и потому получают широкий резонанс в обществе.

Особенную симпатию у наших современников вызывают утопические идеи русских космистов о безграничной активности человека, преклонение перед всемогуществом его разума. Человек (или человекоподобные разумные существа) рассматривается как подлинный хозяин Вселенной, его активность нацелена не только на борьбу с природой и ее рациональную переделку на благо всех людей (или разумных существ космоса), но и на улучшение и. перестройку природы самого человека. В трудах К.Э. Циолковского эти идеи воплощаются в представлениях о наступлении эры лучистого человечества. В.И. Вернадский предполагает преобразование человечества в автотрофные формы.

Как считает Л.В. Фесенкова, "такой же взгляд на человека свойственен и марксизму. Идея возможности перестройки природы человека лежала в основе колхозного строительства в нашей стране. Ныне с ужасом отрекаясь от этих, скомпрометировавших себя, акций, наши современники остались во власти тех принципов, которые породили теоретическое обоснование коллективизации и Беломорканала. Теоретический подход к природе человека не изменился. Доказательство этому — в росте числа искренних сторонников и пропагандистов переделки природы человека. Только эта переделка должна совершаться теперь отнюдь не в колхозах и не в ГУЛАГе, а в соответствии с идеями К.Э. Циолковского, в далеком будущем, когда прекрасные и гуманные эфирные люди будут рационально переделывать собственную природу, восходя на высший уровень своего развития1. Считаем нужным выразить несогласие с данным высказыванием исследователя. Марксистская философия не ставит задачу насильственной переделки человеческой природы; создание благоприятных, гармоничных социальных условий для развития личности само должно привести к ее самореализации и совершенствованию. Следует

1 Фесенкова Л.В. Указ. соч. С.366. проводить четкое различие между марксизмом как философским учением и советской идеологией 30-50-х гг. XX века. Кроме того, на наш взгляд, Л.В. Фесенкова несколько утрирует ожидания и планы современных последователей К.Э. Циолковского. Большинство из них не принимает своеобразную этику философа1.

Разум в этих представлениях рассматривается как собирательное свойство всего человечества, взятого в его планетарном единстве, в котором индивид (личность, "я") полностью растворяется. По мнению К.Э. Циолковского, общество имеет безусловный приоритет над индивидом, который может быть уничтожен во имя общественного блага, состоящего в движении к вселенской гармонии. Циолковский пишет, что совершенное население передовых и зрелых планет, посещая окружающие их незрелые миры с примитивной животной жизнью уничтожает ее по возможности без мучений и заменяет своей совершенной породой У Циолковского, правда, возникают сомнения в этической и юридической правомерности таких действий. Он спрашивает: "Хорошо ли это, не жестоко ли?" Оказывается, такие убийства вовсе не жестоки и не бесчеловечны. Напротив, уничтожение слабых форм и захват их жизненного пространства представляют собой высоко гуманную акцию по отношению к ним самим. Земная жизнь, по мнению Циолковского, не ликвидирована лишь вследствие ее особого предназначения в мировом движении к совершенству. Итак, все дозволено во имя космического блага разума. Репрессивная практика есть лишь следствие бесчеловечной идеи. Эта идея в учении Циолковского принимает соблазнительные формы вселенской гармонии и космического блаженства всех разумных существ в будущем, что маскирует ее бесчеловечность.

Мы акцентировали внимание на тех сторонах учения русских космистов, которые берут на вооружение наши современники в соответствии с собственными потребностями. При этом достаточно четко очерчивается не

1 См., например: Казютинский В.В. Космизм и антикосмизм. Современные дискуссии // Стратегия выживания: космизм и экология. М., 1997. С. 205. только круг интересов, но вырисовываются некоторые черты психологического типа личности, нормативной для нашей эпохи. К ним можно отнести опьянение научно-техническим прогрессом, нацеленность на дальнейшее покорение природы, выражающуюся в одних случаях в проектах переделки планет, создания вокруг них зон обитаемости, т.е. космокреатике, в других случаях — в глобальной "перекачке энергии" в нужные объекты для спасения Земли и в иных конкретных действиях и проектах. В этом проявляются безудержный рационализм и абсолютизация достигнутого уровня знания. Не принимается во внимание, что во Вселенной — вследствие относительности человеческого познания — всегда будет существовать непознанное, и потому вмешательства в сложнейшие природные процессы в космическом масштабе опасны на любом этапе развития человечества. Упоение мощью своего разума, зачарованность всеми чудесами и удобствами современной цивилизации, порожденной им — так видится доминантная черта современного человека, который "выбирает" из учений прошлого лишь идеи, соответствующие этому духу крайнего самоутверждения.

Итак, одной из доминантных социально-психологических установок ментальности нашего времени является культивирование безудержной активности человека, выражающейся в идеях роста сферы действия научно-технического прогресса до масштабов Вселенной. Эта установка является продолжением природоборческих тенденций, типичных для массового сознания предреволюционной (и революционной) эпохи, в русле которых развивалась мысль русских космистов, придавшая им научное обоснование.

Такая социально-психологическая установка встречает все большее противодействие со стороны другой — прямо противоположной ей, состоящей в самоумалении человека перед грозными силами природы. Ощущение собственного бессилия перед результатами деятельности разума приводит к отчаянию и разочарованию. Крайне высокая самооценка катастрофически падает, превращаясь в свою противоположность. Эта — другая доминантная установка ментальности нашего времени. Она, как правило, не получает отражения в концепциях, развивающих идеи русских космистов.

Оценка идеи сверхактивности человека, исповедуемой русскими космистами, должна учитывать их влияние на общественное сознание как их времени, так и последующих поколений, воспринявших эту идею и роль ее в выработке установок, определяющих жизнедеятельность этих поколений. Надо учитывать, что, например, учение Н.Ф. Федорова во взглядах его последователей — "федоровцев" следующих поколений — было видоизменено: в нем были ослаблены элементы, родственные христианству, а элементы, родственные советской идеологии — такие, как крайний активизм, вера во всемогущество техники, проповедь коллективного "общего дела" — напротив, усилены. Можно утверждать, что проповедь неслыханной активности человека влилась в общее русло идей предреволюционной, революционной и постреволюционной эпохи и оказала воздействие на самосознание строителя нового социалистического общества, реализовавшего их на практике.

Критика утопического характера идей русских космистов представляется необходимой для верного понимания их учений и правильного выбора в социальной деятельности. Однако важно и отношение к самой утопии. Традиционно в общественном сознании оно негативно, но существует и более продуктивный вариант.

Сколь бы тщательно мы ни анализировали и ни вскрывали обманчивый характер утопизма, его псевдорационалистичность, псевдокритичность, псевдорелигиозность и т.д., известно, что невозможно силой критики устранить то, что имеет под собой реальные жизненные основания, что поддерживается потребностями и устремлениями людей. Потребность в утопии не исчезла в обществе, а лежащие в ее основании импульсы — стремление к идеалу и потребность создания образа будущего — вообще присущи природе человека. Поскольку человек — существо историческое, живущее в конечном времени и сознающее свою конечность, образ будущего является его неотъемлемой потребностью. Как существо, наделенное свободой и вследствие этого обремененное необходимостью выбора и ответственности, человек нуждается в опоре на определенные идеалы. Однако, ни создание образов будущего, ни признание ценности идеалов не влечет с необходимостью утопизма. Утопия не является ни единственной, ни адекватной формой выражения этих потребностей. К будущему обращается не только утопия, но и прогностика, футурология, фантастика. Идеалы присутствуют во всех формах общественного сознания и наиболее адекватную форму выражения имеют в искусстве и религии.

Утопизм как особый и небезопасный для человека тип сознания возникает лишь тогда, когда некий план переустройства общества начинает навязываться в качестве радикального и единственно истинного проекта переделки мира, его всецелого преобразования, когда во имя этого идеала отвергаются история, традиции, несовместимые с ним ценности, когда прерывается связь времен и исключается право каждого человека делать свой выбор в рамках имеющихся возможностей. Утопизм — это тирания идеи, преграждающей путь к свободному духовному поиску. Свобода бесконечного развития ограничивается мнимой гармонией законченного совершенства.

Чтобы не превратиться в ограничивающие духовную свободу утопии, наши представления о будущем должны быть открыты всестороннему обсуждению и критике. Чтобы выполнять свои специфические функции, утопическое сознание не должно подменять собой иные формы: оно не должно претендовать ни на социальное прогнозирование, представляющее область специально-научного исследования, ни на знание путей достижения общечеловеческих идеалов. Переключение утопического сознания с попыток окончательного, на все времена, решения всех проблем человечества на предельно возможное расширение исторической перспективы представляется надежным средством против рецидивов утопизма.

В современном российском обществе сложилось неоднозначное отношение к наследию русских космистов. Существуют апологетическая и негативистская тенденции. Первая состоит в признании пророческого характера идей русского космизма, провозгласившего выход человечества в космос и новые перспективы взаимоотношений человека и природы. Сомнительным в этой связи представляется мнение, что космизму в целом свойственно экологическое сознание. Это справедливо в отношении взглядов В.И. Вернадского, но вряд ли можно говорить о наличии таких черт в учении Н.Ф. Федорова и К.Э. Циолковского, для которых оказывается важным именно "преодоление" природы ради решения проблем человеческого бытия.

Крайним выражением апологетизма в восприятии русского космизма можно считать точку зрения С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой, О.Д. Куракиной и некоторых других, тогда как критическое отношение присуще В.А. Кутыреву, P.C. Карпинской, Л.В. Фесенковой и др. Во многом эта вторая точка зрения обусловлена именно утопической окраской русского космизма. В связи с этим можно сказать, что наряду со ставшим традиционным в нашем обществе негативным отношением к утопии вообще и к утопическим учениям существует и более приемлемая, на наш взгляд, точка зрения, суть которой в том, что утопические представления выступают как специфическая форма социального идеала, рисующая перед общественным сознанием перспективы дальнейшего развития, пусть недостижимые, но тем не менее, необходимые для осознания человеком высшего смысла своего существования. В этом аспекте идеи русского космизма могут считаться полезными для развития общества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русский космизм - специфическое течение в русской философии, возникшее в конце XIX века, включает в себя различных мыслителей, чьи идеи объединены принципами органического единства человека и природы, комплексности в когнитивной деятельности (слияние науки, религии и философии) и активной эволюции. Эти мировоззренческие основания находят свое выражение в целеполагании развития человечества: овладение природными силами, выход в космическое пространство, построение справедливого общества, достижение бессмертия.

Учения русских космистов обладают ярко выраженными чертами утопического мышления, которые состоят в критической оценке не только наличной социальной организации, но и основ цивилизации вообще, в убежденности в способности человека своими собственными силами, на основах разума, добиться достижения идеала в исторической действительности, в стремлении разработать детальный проект реализации целей. Как и у других представителей русской утопической традиции, у космистов в их учениях преобладает морально-этическая проблематика, реорганизация общества на новых основаниях рассматривается как нравственный долг человека, и достижение идеала совпадает с всеобщим обретением блага.

Специфика утопических проектов философов-космистов выражается в глобальном, вселенском масштабе их проектов, а главное, в том, что возможность реализации социального идеала обусловлена для них не объективными социальными или экономическими законами, а включенностью человеческой истории в природный эволюционный процесс. Само развитие Космоса предполагает переход человечества от пассивной роли продукта эволюции к активному эволюционному творчеству. Данный принцип объясняет высокую степень исторического оптимизма, присутствующую в идеях космистов.

Утопические представления русских космистов обладают значительной долей своеобразия у каждого из мыслителей, но в развитии этих идей в рамках всего течения присутствует некоторая эволюционная последовательность. Комплекс утопических элементов в философских учениях космистов можно определить как утопический элемент. Изменения в характере и содержании утопического элемента определяются появлением новых идей в области научного знания и движением социальных процессов на рубеже XIX - XX веков. Открытия в естествознании и революционные события в России, повлекшие за собой масштабные социальные сдвиги, отразились в большей детализации утопических проектов космистов, а также в возросшем стремлении находить для своих идей научные обоснования и конкретную сферу немедленного практического приложения. Поэтому эволюция утопического начала в русском космизме может быть представлена как движение от призывов к реализации религиозно-утопического идеала царства Божия на земле в философии Н.Ф. Федорова, B.C. Соловьева и их последователей к сциентистской утопии К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

Именно конкретно-практичекий аспект в проектах представителей второго этапа в развитии космизма обусловил глубокий интерес к ним и к русскому космизму вообще в современном обществе. Оценка прогностической силы учений русских космистов различна, но в восприятии их идей часто отсутствует необходимый критический подход, учитывающий историческую специфику и утопический характер этих философских построений. В связи с этим можно предложить расценивать наиболее привлекательные идеи русских космистов: принцип гармоничного сосуществования природы и цивилизации, достижение совершенной социальной организации, обретение бессмертия как идеальные ориентиры человеческой деятельности, которые, не будучи достижимыми в полном объеме, тем не менее, необходимы общественному сознанию как определяющие смысл его существования.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Волошина, Марина Андреевна, 2006 год

1. Аблеев, С.Р. Космическая эволюция человека в философии Живой Этики (социально-философский аспект). Автореферат дисс. . к.ф.н. / С.Р.9 Аблеев. -М., 1991. -20с.

2. Адамов, А.К. Философские проблемы ноосферы / А.К. Адамов. Саратов, 1995.-57с.

3. Аксенов, Г. Творчество будущего / Г. Аксенов // Философия русского космизма. М.: Фонд "Новое тысячелетие", 1996. - С. 148-163.

4. Аксенов, Г.П. Вернадский / Г.П. Аксенов. М.: Мол. гвардия, 2001. - 484 с.у} 5. Акулинин, В.Н. Философия всеединства. От B.C. Соловьева к П.А.

5. Флоренскому / В.Н. Акулинин. Новосибирск : Наука. Сиб. отделение,1990.-158 с.

6. Алешин, А.И. О феномене "русского космизма" / А.И. Алешин // Философия русского космизма. М.: Фонд "Новое тысячелетие", 1996. - С. 26-51.

7. Андреев, Д.Л. Роза мира / Д.Л. Андреев. М. : "Мир Урании", 2000. - 608 е.V

8. Арлазоров, М.С. Константин Эдуардович Циолковский. Его жизнь и деятельность / М.С. Арлазоров. М.: Молодая гвардия, 1967. - 256 с.

9. Артемьева, Т.В. Идея утопии в контексте российской философии истории

10. Т.В. Артемьева. (Электронный ресурс). Режим доступа: http://www.uran.ru/

11. Артемьева, Т.В. Новая Атлантида Михаила Щербатова / Т.В. Артемьева // Вопросы философии. 2000. - №10. - С. 104-108.fy 11. Баландин Р.К. В.И. Вернадский: жизнь, мысль, бессмертие / Р.К.

12. Баландин. М.: Знание, 1988. - 208 с.

13. Баркова, A.JI. "Шлейф, забрызганный звездами" (Мифологические универсалии в современной живописи космистов) / А.Л. Баркова // Человек. 2001. - № 4. - С. 126-131.

14. Баталов, Э.Я. В мире утопии. Пять диалогов об утопии, утопическом сознании и утопических экспериментах / Э.Я. Баталов. М. : Политиздат, 1989.-319 с.

15. Баталов, Э.Я. Социальная утопия и утопическое сознание в США / Э.Я. Баталов. М.: Наука, 1982 - 336 с.

16. Белов, П.Т. Философия выдающихся русских естествоиспытателей втор, пол. XIX н. XX вв. / П.Т. Белов. - М.: Мысль, 1970. - 448 с.

17. Бердяев, H.A. Новое Средневековье: Размышления о судьбе России и Европы / H.A. Бердяев. М.: Феникс : ХДС Пресс, 1991. - 81 с.

18. Бердяев, H.A. Русская идея / H.A. Бердяев // О России и русской философской культуре. М.: Наука, 1990. - 43-271.

19. Биневский, A.A. Единство и многообразие русской философии / A.A. Биневский // Русская философия в контексте русской культуры и мировой цивилизации. Владивосток : Изд-во ДВГУ, 2004. - С. 6-12.

20. Биокосмизм: Материалы № 1,2. Креаторий биокомистов. М., 1922.

21. Блох, Э. Тюбингенское введение в философию / Э. Блох. Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 1997. - 400 с.

22. Богданов, A.A. Красная звезда (роман-утопия); Инженер Мэнни. Фантастический роман // Вопросы социализма / A.A. Богданов. М. : Политиздат, 1990. - 477 с.

23. Богданов, A.A. Социализм науки (научные задачи пролетариата) / A.A. Богданов. М.: Издательство Сытина, 1918.

24. Бугаев, А.Ф. Введение в единую теорию мира / А.Ф. Бугаев. М. : Белые альвы, 1998.-230 с.

25. В.И. Вернадский: PRO ET CONTRA: Антология литературы о В.И. Вернадском за сто лет (1898-1998) / под общ. ред. А.Л. Яншина, сост. A.B. Лапо. СПб.: РХГИ, 2000. - 827 с.

26. Венцковский, Л.Э. Восприятие науки в русском космизме. (Научно-аналитический обзор) / Л.Э. Венцковский, М.И. Потапенко. М. : ИНИОН РАН, 1992.-60 с.

27. Вернадский Экология - Ноосфера : Материалы науч. сессии, поев. 130-летию со дня рожд. В.И. Вернадского (март 1993) / Российская академия управления, Ноосферно-экологический институт, Экологическая академия, Академия ноосферы. -М.: "Луч", 1994. - 163 с.

28. Вернадский, В.И. Биосфера / В.И. Вернадский. М. : Мысль, 1967. - 376 с.

29. Вернадский, В.И. Биосфера и ноосфера / В.И. Вернадский. М. : Наука, 1989.-258 с.

30. Вернадский, В.И. Дневники: Март 1921 август 1925 / В.И. Вернадский. -2-е изд. - М.: Наука, 1999. - 214 с.

31. Вернадский, В.И. Научная мысль как планетное явление / В.И. Вернадский; отв. ред. А.Л. Яншин. М.: Наука, 1991. - 270 с.

32. Вернадский, В.И. Научная мысль как планетное явление // Труды по философии естествознания / В.И. Вернадский. М. : Наука, 2000. - С. 316451.

33. Вернадский, В.И. Начало и вечность жизни / В.И. Вернадский. М. : Сов. Россия, 1989.-702 с.

34. Вернадский, В.И. Несколько слов о ноосфере // Труды по философии естествознания / В.И. Вернадский. М.: Наука, 2000. С. 308-315.

35. Вернадский, В.И. О научном мировоззрении // Научная мысль как планетное явление / В.И. Вернадский; отв. ред. А.Л. Яншин. М. : Наука, 1991.-С. 197-202.

36. Вернадский, В.И. Размышления натуралиста: в 2-х кн. / В.И. Вернадский. М.: Наука, 1975.

37. Виргинский, B.C. Владимир Федорович Одоевский (1804-1869). Естественнонаучные взгляды / B.C. Виргинский. М.: Наука, 1975. - 111 с.

38. Ш научно-технического обоснования подходов и решений / И.В. Вишев и др.- Челябинск: Изд-во Чел. ГТУ, 1996. С. 54-73.

39. Вишев, И.В. Проблемы иммортологии. Кн. 1: Проблемы индивидуального бессмертия в русской философской мысли XIX XX столетий / И.В. Вишев. - Челябинск: Изд-во Чел. ГТУ, 1993. - 119 с.

40. Гаврюшин, Н.К. "Космическая философия" Джона Фиска / Н.К. Гаврюшин // Труды десятых и одиннадцатых чтений К.Э. Циолковского.1. М., 1978.-С. 117-123.

41. Гаврюшин, Н.К. Из истории русского космизма / Н.К. Гаврюшин // Трудыпятых и шестых чтений К.Э. Циолковского. М., 1972. С. 102-104.

42. Гаврюшин, Н.К. Космический путь к "вечному блаженству" (К.Э. Циолковский и мифология технократии) / Н.К. Гаврюшин // Вопросы философии. 1992. - №6. - С. 125-131.

43. Гаврюшин, Н.К. Мистик технократ (К.Э. Циолковский) / Н.К. Гаврюшин // "Философия не кончается."Из истории отечественной философии: XX век, 20 - 50-е гг. - М.: РОССПЭН, 1998. - С. 702-717.

44. Гаврюшин, Н.К. Прозрения и иллюзии русского космизма / Н.К. ^ Гаврюшин // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новоетысячелетие", 1996. 96-107.

45. Гальцева, P.A. Очерки русской утопической мысли XX в. / P.A. Гальцева -М.: Наука, 1992.-207 с.

46. Гачева, А.Г. Русский космизм и вопрос об искусстве / А.Г. Гачева // ^ Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996.133.147.

47. Гиренок, Ф.И. Интуиции русского комизма / Ф.И. Гиренок // Философия ) русского космизма. М.: Фонд "Новое тысячелетие", 1996. С. 264-289.

48. Гиренок, Ф.И. Пато-логия русского ума (Картография дословности) / Ф.И. Гиренок. М.: Аграф, 1998. - 415 с.

49. Гиренок, Ф.И. Русские космисты / Ф.И. Гиренок. М.: Знание, 1990. 61 с.

50. Гловели, Г.Д. "Социализм науки": мёбиусова лента A.A. Богданова / Г.Д, Гловели. М.: Знание, 1991. - 61 с.

51. Глотов, Н.В. От антропоцентризма к биосферному мышлению / Н.В. Глотов // Ноосфера и устойчивое развитие // Вече. Альманах русской философии и культуры. Выпуск 6. Апрель - июль 1996. - С. 182-190.

52. Горский, А.К. Смертобожничество // Сочинения / А.К. Горский, H.A. Сетницкий. М.: "Раритет", 1995. - С. 19-96.

53. Гумилев, JI.H. Этногенез и биосфера Земли / JI.H. Гумилев. СПб. : "Кристалл", 2001.-639 с.

54. Даниленко, JI.E. Очерки русского космизма / Л.Е. Даниленко, Б.В. Емельянов. 3- изд. - Екатеринбург : Изд-во Урал, ун-та, 2001. - 124 с.

55. Демин, В. Русский космос счет на тысячелетия (Электронный ресурс) / В. Демин. Режим доступа: http://bormar.narod.ru.

56. Длугач, Т.Б. Кант и Вернадский / Т.Б. Длугач // И. Кант и философия в России. М.: Наука, 1994. - С. 221-226.

57. Дуденков, В.Н. Русский космизм. Философия надежды и спасения / В.Н. Дуденков. СПб.: Изд. компания "Синтез", 1992.-231 с.

58. Емельянов, Б.В. История русской философии / Б.В. Емельянов. -Екатеринбург, 2001.

59. Зеньковский, В.В. История русской философии. В 2-х томах / В.В. Зеньковский. Ростов-на-Дону : "Феникс", 1999. - Т.1. - 544 с.

60. Игумен Андроник (Трубачев). Флоренский Павел Александрович / Игумен Андроник (Трубачев), С. Половинкин // Русская философия. Малый энциклопедический словарь. М., 1995. - С. 556.

61. История естествознания в России. Т. 2 Физико-математические и химические науки / втор. пол. XIX нач. XX вв. - М., 1960. - 702 с.

62. Казначеев, В.П. Космопланетарный феномен человека: проблемы комплексного изучения / В.П. Казначеев, Е.А. Спирин. Новосибирск: Наука. Сиб. отделение, 1991. - 302 с.

63. Казначеев, В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере / В.П. Казначеев. Новосибирск : Наука. Сиб. отделение, 1989.-245 с.

64. Казначеев, В.П. Учение В.И. Вернадского о преобразовании биосферы и экология человека / В.П. Казначеев, Ф.Т. Яншина. М. : Знание, 1986. - 47 с.

65. Казютинский, В.В. Космизм и антикосмизм: современные дискуссии /

66. B.В. Казютинский // Стратегия выживания: космизм и экология. М., 1997.1. C. 191-219.

67. Казютинский, В.В. Космическая философия К.Э. Циолковского / В.В. Казютинский // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996.-С. 108-132.

68. Казютинский, В.В. Космос и человек в зеркале философских дискуссий / В.В. Казютинский // Философия естествознания: ретроспективный взгляд. -М.: Институт философии РАН, 2000. 142-173.

69. Казютинский, В.В. Русский космизм и мировая культура / В.В. Казютинский // Труды двадцать восьмых чтений К.Э. Циолковского. М., 1995.-С. 52-69.

70. Каменев, A.C. Синергетические аспекты учений русских космистов (Электронный ресурс) / A.C. Каменев // Режим доступа: http://www.mgpu.ru

71. Каменский, З.А. Московский кружок любомудров / З.А. Каменский. М.: Наука, 1980.-327 с.

72. Каменский, З.А. Русская философия XIX века и Шеллинг / З.А. Каменский. М.: Наука, 1980. - 326 с.

73. Карпинская P.C. Философия природы: коэволюционная стратегия / P.C. Карпинская, И.К. Лисеев, А.П. Огурцов. М.: Интерпракс, 1995. - 352 с.

74. Карпинская, P.C. Натуралистическое сознание и космос / P.C. Карпинская // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996. -С. 302-315.

75. Кессиди, Ф.Х. От мифа к логосу / Ф.Х. Кессиди. М.: Мысль, - 1972. 312 с.

76. Кирвель, Ч.С. Утопическое сознание: Сущность, социально-политические функции / Ч.С. Кирвель. Минск : Изд-во "Университетское", 1989. - 100 с.

77. Клибанов, А.И. Народная социальная утопия в России (Вторая половина XIX начало XX вв.) / А.И. Клибанов. - М.: Наука, 1991.

78. Клибанов, А.И. Народная социальная утопия в России XIX в. / А.И. Клибанов. М.: Наука, 1978. - 343 с.

79. Клизовский, А. Основы миропонимания Новой Эпохи / А. Клизовский. -М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000 816 с.

80. Ключников, С.Ю. Космические аспекты философского наследия Н.К. и Е.И. Рерих / С.Ю. Ключников // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996. 197-203.

81. Кнорре, Б.К. Федоровское религиозно-философское движение как феномен современного мировоззренческого поиска / Б.К. Кнорре // Человек Культура - Общеество / Материалы международной конференции. Т. 3. - М., 2002. - С. 60-61.

82. Ковтун, Н.В. Образ идеального общества в русской ментальности. (Электронный ресурс) / Н.В. Ковтун. Режим доступа: http://arctogaia.krasu.ru/laboratory/m3/kovtun.shtm

83. Коган, Л.А. Историософия Н.Ф. Федорова / Л.А. Коган // История философии. № 2. - М.: Ин-т философии РАН, 1998. - С. 69-87.

84. Короткое, В.И. Развитие концепции ноосферы на основе парадигмы синергетики / В.И. Короткое // Ноосфера и устойчивое развитие // Вече. Альманах русской философии и культуры. Выпуск 6. Апрель - июль 1996.-С. 129-148.

85. Космос // Философский энциклопедический словарь. М. : ИНФРА-М, 1997.-С. 224.

86. Кофанов, C.B. Космическая философия спасения К.Э. Циолковского. Автореферат дисс. к.ф.н. / C.B. Кофанов М., 2000. - 23 с.

87. Кропоткин, П.А. Современная наука и анархия / П.А. Кропоткин. Пб., М., 1920.

88. Куликова, Е.А. Зачарованные Любовью? . Свободой? . Смертью: Русский опыт оправдания и судьба идеала / Е.А. Куликова. Владивосток : Дальнаука, 2003. - 312 с.

89. Куляскина, И.Ю. Социализм в России как разновидность утопизма / И.Ю. Куляскина. Благовещенск : Амурский государственный университет, 2004.-283 с.

90. Куракина, О.Д. Русский космизм как социокультурный феномен / О.Д. Куракина. М. : МФТИ, 1993.-184 с.

91. Кутырев, В.А. Космизация жизни как угроза человеку / В.А. Кутырев // Мир человека. Нижний Новгород, 1993.-С. 17-35.

92. Кутырев, В.А. Становление ноосферы: надежды и угрозы / В.А. Кутырев // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996. -С. 316-325.

93. Ласки, М. Утопия и революция / М. Ласки // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежн. литер. М. : Прогресс, 1991. - С. 170-209.

94. Лекторский, В.А. Гуманизм как идеал и как реальность В.А. Лекторский // Идеал, утопия и критическая рефлексия. М. : РОССПЭН, 1996. - С. 103114.

95. Лисеев, И.К. П.А. Кропоткин: "Попытка выработки новых форм жизни" / И.К. Лисеев // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996.-С.85-95.

96. Лосев, А.Ф. Античный космос и современная наука // Бытие Имя -Космос / А.Ф. Лосев. - М. : Мысль, 1993. - С. 61-613.

97. Лосев, А.Ф. Типы античного мышления / А.Ф. Лосев // Античность как тип культуры: сб. статей / отв. ред. А.Ф. Лосев. М.: Наука, 1988. - 333 с.

98. Лыткин, В.В. Социокультурный фон возникновения идеи космизма в России / В.В. Лыткин // Труды двадцать шестых чтений К.Э. Циолковского. М., 1994. - С. 4-11.

99. Макаров, В.Г. Военно-экологические проблемы в философии Н.Ф. Федорова и современность. Автореферат дисс. . к.ф.н. / В.Г. Макаров. -М., 1997.-22 с.

100. Малинин, В.А. История русского утопического социализма (От зарождения до 60х гг. XIX в.) / В.А. Малинин. М.: ВШ, 1977. - 240 с.

101. Малинин, В.А. История русского утопического социализма XIX в. / В.А. Малинин. М.: Наука, 1985. - 272 с.

102. Мангейм, К. Идеология и утопия // Диагноз нашего времени / К. Мангем. -М., 1994-253 с.

103. Мантатов, В.В. Философские идеи Н.К. Рериха и гуманистический стиль научного мышления / В.В. Мантатов. Новосибирск: Препринт, 1983. - 7с.

104. Мапельман, В.М. Космическая этика К.Э. Циолковского / В.М. Мапельман // Труды двадцать пятых чтений К.Э. Циолковского. М.,1991. - С.212-218.

105. Маравалль, X. Утопия и реформизм / X. Маравалль // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежн. лит. М. : Прогресс, 1991. -210-232.

106. Маслобоева, О.Д. Принцип гармонии в творчестве петербургских органицистов XIX начала XX века / О.Д. Маслобоева // Материалы Первого Российского философского конгресса. - М., 1997. - Т. 2. - С. 7072.

107. Маслобоева, О.Д. Российский органицизм и космизм XIX н. XX вв. Ч. 1. / О.Д. Маслобоева. - СПб., 1995. - 66 с.

108. Менделеев, Д.И. Мировоззрение // Сочинения / Д.И. Менделеев. Л., М., 1954. -Т.24. - С. 454-461.

109. Мечников, И.И. Сорок лет искания рационального мировоззрения / И.И. Мечников. -М., 1925.

110. Моисеев, H.H. Тектология Богданова: современные перспективы / H.H. Моисеев // "Философия не кончается." Из истории отечественной философии: XX век, 20 50-е гг. - М.: РОССПЭН, 1998. С. 307-315.

111. Моисеев, H.H. Универсальный эволюционизм (Позиция и следствия) // Избранные труды. В 2-х томах / H.H. Моисеев Т. 2. Междисциплинарные исследования глобальных проблем. Публицистика и общественные проблемы. - М.: Тайдекс Ко, 2003. С. 40-77.

112. Моисеев, H.H. Универсум. Информация. Общество / H.H. Моисеев. М., 2001.

113. Мортон, А.Л. Английская утопия: Пер. с англ. / А.Л. Мортон. М.: Изд-во иностр. литературы, 1956. - 278 с.

114. Московченко, А.Д. Русский космизм: автотрофность и человек будущего / А.Д. Московченко. Томск : Знамя мира, 1996. - 62 с.

115. Муравьев, В.Н. Всеобщая производительная математика / В.Н. Муравьев // Русский космизм. Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой. М.: Педагогика-Пресс, 1993. С. 190-210.

116. Мэмфорд, Л. Миф машины / Л. Мэмфорд // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежн. литер. М.: Прогресс, 1991. - С. 79-97.

117. Мэнюэль, Ф. Утопическое мышление в западном мире / Ф. Мэнюэль, Фр. Мэнюэль // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежн. литер. -М.: Прогресс, 1991. С.21-48.

118. Н.Ф. Федоров: pro et contra: В 2 кн. Книга первая / Сост., вступ ст. А. Гачевой, С.Г. Семеновой; коммент. А.Г. Гачевой при участии А.Л. Евстигнеевой, Т.Г. Никифоровой, С.Г. Семеновой. СПб.: РХГИ, 2004. -1112 с.

119. Налимов, В.В. Разбрасываю мысли / В.В. Налимов. М., 2000.

120. Научное и социальное значение деятельности В.И. Вернадского. Сб. науч. трудов. Л.: Наука. Ленингр. отделение, 1989. - 415 с.

121. Недельская, M.B. Российский космизм конца XIX середины XX вв. Мыслители и мысли. Учебное пособие / М.В. Недельская. - Благовещенск : Изд-во БГПУ, 2001.-166 с.

122. Нечипоренко, В.Ф. Лингвофилософские основы эколингвистики / В.Ф. Нечипоренко. Калуга: Калужская облорганизация журналистов России, 1998.-210 с.

123. Новиков, A.A. О парадоксах идеала / A.A. Новиков // Идеал, утопия и критическая рефлексия. М.: РОССПЭН, 1996. - 136-155.

124. О международной научной конференции "Космизм и Новое мышление на Западе и Востоке" // Невское время. № 123(2005) 6 июля 1999.

125. Огурцов, А.П. Знание и космос: гносеология космизма / А.П. Огурцов // Философия русского космизма. М. : Фонд "Новое тысячелетие", 1996. С. 231-263

126. Огурцов, А.П. Тектология A.A. Богданова и идея коэволюции / А.П. Огурцов // "Философия не кончается." Из истории отечественной философии: XX век, 20 50-е гг. - М.: РОССПЭН, 1998. - С. 316-327.

127. Одоевский, В.Ф. Русские ночи / В.Ф. Одоевский. JI. : Наука. Ленингр. отделение, 1975.-317 с.

128. Олейников, Ю.В. Ноосферный проект социопиродной эволюции / Ю.В. Олейников, A.A. Оносов. М.: ИФ РАН, 1999. - 210с.

129. Оносов, A.A. Идея социальной организованности в русском космизме. Автореферат, дисс. к.ф.н. / A.A. Оносов. М., 1994.-23 с.

130. Павленко, А.Н. Космизм и антропоцентризм (современный комментарий к "Тимею" Платона) / А.Н. Павленко // Философия русского космизма. М.: Фонд "Новое тысячелетие", 1996. С. 348-359.

131. Павленко, А.Н. Место и роль науки в миросозерцании Павла Флоренского / А.Н. Павленко // Историко-философский ежегодник-94. -М. -.Наука, 1995.-С. 169-191.

132. Пазилова, В.Г. Критический анализ религиозно-философского учения Н.Ф. Федорова / В.Г. Пазилова. М.: Изд-во МГУ, 1985. - 135 с.

133. Переписка В.И. Вернадского с П.А. Флоренским // Новый мир. 1989. -№2.

134. Петрусевич, A.A. Философия храма: от традиции к космоутопическим проектам Н.Ф. Федорова и Д.Л. Андреева. Автореферат дисс. . к.ф.н. / A.A. Петрусевич Саранск, 1996. - 15 с.

135. Письма Елены Рерих. Рига, 1940. Т. 1.

136. Половинкин С.М. П.А. Флоренский: Логос против Хаоса / С.М. Половинкин. М.: Знание, 1989. - 63 с.

137. Пономарева, Г.М. Утопия и утопическое сознание в контексте русской культуры XIX нач. XX в. Автореф. дисс. . д.ф.н. / Г.М. Пономарева. -М., 1996.-25 с.

138. Попов, A.A. Социальная утопия раннего славянофильства (историко-философский анализ). Автореф. дисс. к.ф.н. / A.A. Попов. М., 1999. - 20 с.

139. Проханов, А. Философия общего дела (Электронный ресурс) / А. Проханов // Электронная газета "Завтра" №14 (646) от 05 апреля 2006 г. Режим доступа: http://zavtra.ru

140. Пурто, Е.Е. Идеи системного подхода в русском космизме. Автореф. дисс. к.ф.н. / Е.Е. Пурто. М., 1996.-21 с.

141. Рерих, Е.И. Огонь неопаляющий / Е.И. Рерих. М., 1992.

142. Рерих, Н.К. Синтез / Н.К. Рерих // Рерих Е.И., Рерих Н.К., Рерих С.Н. От сердца к сердцу: из литер.-худож. наследия. Барнаул : Алтайское кн. изд-во, 1991.-С. 164-165.

143. Рерих, Н.К. Сопротивление злу / Н.К. Рерих // Рерих Е.И., Рерих Н.К., Рерих С.Н. От сердца к сердцу: из литер.-худож. наследия. Барнаул : Алтайское кн. изд-во, 1991. - С. 165.

144. Рерих, H.K. Человек и природа / Н.К. Рерих. М. : Междунар. центр Рерихов: Фирма "Бисан-оазис", 1994. - 110 с.

145. Русские ученые в борьбе против идеалистических и метафизических воззрений в естествознании: сб. статей / отв. ред. Н.И. Белова. М.: Изд-во АН СССР, 1961.-247 с.

146. Русский космизм и ноосфера: Тез. докл. Всесоюзн. конференции / ред.-составитель О.Д. Куракина. Ч. 1,2.- М., 1989.

147. Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. С.Г. Семеновой, А.Г. Гачевой. М.: Педагогика-пресс, 1993. - 368 с.

148. Сабиров, В.Ш. Русская идея спасения / В.Ш. Сабиров. СПБ.: Изд-во СПбУ, 1995.-238 е.

149. Савельева И.М. История и время. В поисках утраченного / И.М. Савельева, A.B. Полетаев. М.: Языки русской культуры, 1997. - 800 с.

150. Семенов, А.Ю. Русский космизм и западная мысль (Электронный ресурс) / А.Ю. Семенов. Режим доступа: http://lmi.philosophy.pu.ru/

151. Семёнова, С. Планетарный проект русского космизма (Электронный ресурс) / С. Семенова // Электронная газета "Завтра" №14 (646) от 05 апреля 2006 г. Режим доступа: http://zavtra.ru

152. Семенова, С.Г. Николай Федоров: Творчество жизни / С.Г. Семенова. -М.: Советский писатель, 1990. 383с.

153. Семенова, С.Г. Понятие "прогресса" в русском космизме / С.Г. Семенова // Человек, космос, эволюция. М., 1992. - С. 56-65.

154. Семенова, С.Г. Русский космизм / С.Г. Семенова // Русский космизм: Антология философской мысли. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - С. 3-33.

155. Семенова, С.Г. Философ будущего века Николай Федоров / С.Г. Семенова. -М. : Пашков Дом, 2004. 584 с.

156. Сергеев, В.А. Космизм как феномен человеческой культуры / В.А. Сергеев // Труды двадцать четвертых чтений К.Э. Циолковского. М., 1991 -С. 171-176.

157. Сизов, С.С. Утопия и общественное сознание: Философско-социологический анализ / С.С. Сизов. Л. : Изд-во ЛГУ, 1988. - 119 с.

158. Соловьёв B.C. Чтения о Богочеловечестве // Спор о справедливости: Сочинения / B.C. Соловьев. М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, Харьков: Изд-во "Фолио", 1999. - С. 27-196.

159. Стратегия выживания: космизм и экология / Отв. ред. Л.В. Фесенкова. -М., 1997.-304 с.

160. Субетто, А.И. Вернадскианская революция, русский космизм и, ноосферизм / А.И. Субетто // "Академия Тринитаризма". М., Эл № 77-6567, публ. 10831, 21.11.2003.

161. Субетто, А.И. Микрокосм и макрокосм / А.И. Субетто // Русский космизм и ноосфера: Тез. докл. Всесоюзн. конференции / ред.-составитель О.Д. Куракина. Ч. 1. - М., 1989. С. 133-138.

162. Субетто, А.И. Ноосферизм. Т. 1. / А.И. Субетто. Косторма, 2001. - 527 с.

163. Суслов, A.B. Нравственные основания русского космизма. Автореферат дисс. к.ф.н. / A.B. Суслов. М., 1999. - 22 с.

164. Сухово-Кобылин, A.B. Учение Всемир. Инженерно-философские озарения / A.B. Сухово-Кобылин. M. : С.Е.Т., 1995. - 120 с.

165. Тейяр де Шарден, П. Христос эволюции // Божественная среда. Пер. с франц. / П. Тейяр де Шарден. М.: Издательство "Ренессанс" СП "ИВО -СиД", 1992.-С. 183-194.

166. Тимирязев, К.А. Исторический метод в биологии: Запросы физиологии // Сочинения / К.А. Тимирязев. М. : Сельхозгиз, 1939. -Т.6. С. 40-61.

167. Тимирязев, К.А. Статьи по истории науки и о научных деятелях // Сочинения / К.А. Тимирязев. М. : Сельхозгиз, 1939. - Т.8. - 518 с.

168. Ударцев, С.Ф. Биокосмизм: предпосылки возникновения, критика и ревизия теории анархизма / С.Ф. Ударцев // Труды двадцать пятых чтений К.Э. Циолковского. М., 1991. - С.233-242.

169. Умарова, М.С. Концепция H.A. Умова о живой материи, ее происхождении и современные представления / М.С. Умарова // Философские науки. 2003. - № 6. - С. 76-86.

170. Умов, H.A. Значение опытных наук // Собрание сочинений / H.A. Умов. -М., 1916.-Т. 1.-С. 218-232.

171. Умов, H.A. Физико-механическая модель живой материи // Собрание сочинений / H.A. Умов. М., 1916. - Т. 3. - С. 184-200.

172. Урсул, А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивости развития человечества / А.Д. Урсул. М.: Луч, 1993. - 275 с.

173. Успенский, П.Д. В поисках чудесного / П.Д. Успенский. М. : ФАИР-ПРЕСС, 2000.-528 с.

174. Успенский, П.Д. Новая модель Вселенной / П.Д. Успенский. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000. - 560 с.

175. Федоров, Н.Ф. Кто наш общий враг, единый, везде и всегда присущий, в нас и вне нас живущий, но, тем не менее, враг лишь временный? // Сочинения / Н.Ф. Федоров. М.: Мысль, 1982. - С. 521.

176. Федоров, Н.Ф. Музей, его смысл и назначение // Собрание сочинений: В 4х тт. / Н.Ф. Федоров М. : Издательская группа "Прогресс", 1995. - Т.2. -С. 370-437.

177. Федоров, Н.Ф. Собрание сочинений: в 4х тт. / Н.Ф. Федоров. Т. 1,2. - М. : Издательская группа "Прогресс", 1995.

178. Федоров, Н.Ф. Собрание сочинений: в 4х тт. / Н.Ф. Федоров. Т. 3,4. - М. : "Традиция", 1997.

179. Федоров, Н.Ф. Собрание сочинений: в 4х тт. Дополнения и комментарии к четвертому тому / ред. И.И. Блауберг. М.: "Традиция", 1999. - 688 с.

180. Федоров, Н.Ф. Сочинения. М.: "Раритет", 1994 415 с.

181. Федоров, Н.Ф. Супраморализм, или всеобщий синтез // Собрание сочинений: в 4х тт. / Н.Ф. Федоров. Т. 1. - М. : Издательская группа "Прогресс", 1995. С. 388-441.

182. Философия бессмертия и воскрешения. По материалам VII Федоровских чтений. Вып.1,2. М., 1996.

183. Философские истоки учения В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере. Тезисы докладов (Иваново, 19-20 апр. 1990). Иваново, 1990. - 132 с.

184. Философские школы // Философский энциклопедический словарь. М. : ИНФРА-М, 1997. - С. 485.

185. Флоренский, П.А. Оправдание Космоса. (Сборник) / П.А. Флоренский. -СПб.: РХГИ, 1994.-224 с.

186. Флоровский, Г., прот. Пути русского богословия / Г. Флоровский, прот. -Киев, 1991.-600 с.

187. Франк, C.JI. Ересь утопизма / С.Л. Франк // Социологические исследования. 1994. - №1.

188. Хазлиев, В.Е. Опыты преодоления утопизма (О философии в России 1920 1940 гг) (Электронный ресурс) / В.Е. Хазлиев. Режим доступа: http://philosophy.allru.net/pervll4.html.

189. Хайдеггер, М. Преодоление метафизики // Время и бытие: Статьи и выступления / М. Хайдеггер. М.: Республика, 1993. - С. 177-191.

190. Хайтун, С.Д. Человечество на фоне универсальной эволюции: сценарии энергетического будущего / С.Д. Хайтун // Вопросы философии. 2005. -№ 11.- С. 90-105.

191. Холодный Н.Г. Мысли натуралиста о природе человека / Н.Г. Холодный. -Киев, 1947. /

192. Холодный, Н.Г. Избранные труды / Н.Г. Холодный. Киев : Наукова думка, 1982.-444 с.

193. Хомяков, М.Б. Deus ex machine / М.Б. Хомяков. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 1995.-195 с.

194. Хоружий, С.С. София Космос - Материя: устои философской мысли отца Сергия Булгакова / С.С. Хоружий // Вопросы философии. - 1989. - № 12.-С. 73-89.

195. Хорунжий, A.B. Проблемы организации общества в творчестве К.Э. Циолковского. Автореферат дисс. . к.и.н. / A.B. Хорунжий. М., 1992. -17 с.

196. Худушина, И.Ф. Философские и социальные воззрения В.Ф. Одоевского. Автореферат дисс. к.ф.н. /И.Ф. Худушина. М., 1988. - 20 с.

197. Хуторской, A.B. Виртуальное образование и русский космизм (Электронный ресурс) / A.B. Хуторской. Режим доступа: http://www.eidos.techno.ru/list/serv.htm

198. Циолковский К.Э. Монизм Вселенной // Грезы о земле и небе. Научно-фантастические произведения / К.Э. Циолковский. Тула: Приокское кн. изд-во, 1986. - С. 276-300.

199. Циолковский, К.Э. Воля Вселенной // Гений среди людей / К.Э. Циолковский. М.: Мысль, 2002. С. 244-230.

200. Циолковский, К.Э. Грезы о Земле и небе. Научно-фантастические произведения / К.Э. Циолковский. Тула: Приокское кн. изд-во, 1986. - 448 с.

201. Циолковский, К.Э. Космическая философия / К.Э. Циолковский. М. : Эдиториал УРСС, 2001. - 478 с.

202. Циолковский, К.Э. Ум и страсти. Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы / К.Э. Циолковский. М.: МИЛ "Память", Росс. - Амер. Ун-т, 1993. -30с.

203. Циолковский, К.Э. Утописты. Живая Вселенная / К.Э. Циолковский // Вопросы философии. 1992. - № 6. - С. 132-158.

204. Чаликова, В.А. Утопия и свобода / В.А. Чаликова. М.: "Весть", 1994. -180 с.

205. Чаянов, A.B. Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии // Венецианское зеркало / A.B. Чаянов. М.: Современник, 1989. -С. 161-208.

206. Черткова, E.JI. Метаморфозы утопического сознания: (От утопии к утопизму) / E.JI. Черткова // Вопросы философии. 2001. - № 7. - С. 47-58.

207. Черткова, E.JI. Притяжение идеала: (О природе утопического сознания) / E.JI. Черткова // Альтернативные миры знания. СПб., 2000. - С. 297-325.

208. Черткова, E.JI. Специфика утопического сознания и проблема идеала / E.JI. Черткова // Идеал, утопия и критическая рефлексия. М. : РОССПЭН, 1996.-С. 156-187.

209. Чижевский, A.JI. Аэроионы и жизнь. Беседы с Циолковским / A.JI. Чижевский. М.: Мысль, 1999. - 716 с.

210. Чижевский, A.JI. Гелиотараксия // Космический пульс жизни / A.JI. Чижевский. М.: Мысль, 1995. - С. 698-738.

211. Чижевский, A.JI. Земля в объятиях Солнца // Космический пульс жизни / A.JI. Чижевский. М.: Мысль, 1995. - С. 30-697.

212. Чижевский, A.JI. Земное эхо солнечных бурь / A.JI. Чижевский. 2-е изд. - М.: Мысль, 1976. - 367 с.

213. Чижевский, A.JI. На берегу Вселенной. Годы дружбы с Циолковским / A.JI. Чижевский. М.: Мысль, 1995 - 735 с.

214. Чижевский, A.JI. Теория космических эр / А.Л. Чижевский // Циолковский К.Э. Грезы о земле и небе. Научно-фантастические произведения / К.Э. Циолковский. Тула: Приокское кн. изд-во, 1986.

215. Чистов, K.B. Русские народные социально-утопические легенды XVII-XIX вв. / К.В. Чистов. М.: Наука, 1967. - 342 с.

216. Чудинов, В.А. Великий утешитель человечества / В.А. Чудинов // Человек. 1991. - № 6. - С. 72-76.

217. Шацкий, Е. Утопия и традиция / Е. Шацкий. М.: Прогресс, 1990.- 456 с.

218. Шел ер, М. Положение человека в космосе // Избранные произведения / М. Шелер. М.: "ГНОЗИС", 1994.1. KS

219. Шеллинг, Ф.В.И. Идеи к философии природы как введение в изучение этой науки / Ф.В.Й. Шеллинг. СПб.: Наука, 1998. - 518 с.

220. Шестаков, В.П. Эсхатология и утопия (очерки русской философии и культуры) / В .П. Шестаков. М.: "Владос", 1995. - 208 с.

221. Шестакова, И.С. Социальная утопия как превращенная форма общественного идеала. Автореферат дисс. . к.ф.н. / И.С. Шестакова. -Екатеринбург, 1996. 22 с.

222. Ярышкин, В.П. Новая концепция человека. Русский космизм. Феномен пульсирующего бессмертия личности. (Сборник популярных статей) / В.П. Ярышкин. Ижевск : Изд-во "Персей", 1998. - 68 с.

223. Hagemeister, М. Nikolaj Fedorov. Studien zu Leben, Werk und Wirkung. Marburger Abhandlungen zur Geschichte und Kultur Ostereuropas. Bd.28 / M. Hagemeister. München : Verlag Otto Sagner, 1989. - 550 S.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 229403