Верховный суд в конституционно-правовой системе государства Израиль тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.02, кандидат юридических наук Воробьева, Екатерина Валериевна

Диссертация и автореферат на тему «Верховный суд в конституционно-правовой системе государства Израиль». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 358270
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Воробьева, Екатерина Валериевна
Ученая cтепень: 
кандидат юридических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
12.00.02
Специальность: 
Конституционное право; муниципальное право
Количество cтраниц: 
227

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Воробьева, Екатерина Валериевна

Введение.

1. Становление и развитие израильской конституционно-правовой и судебной систем.

1.1. Судебная власть в системе разделения властей.

1.2. Израильское конституционное законодательство.

1.3. Формирование израильской судебной системы.

2. Верховный суд в израильском судопроизводстве и государственном механизме.

2.1. Роль и место Верховного суда в судебной системе.

2.2. Верховный суд как орган конституционного надзора.

2.3. Контроль Верховного суда за деятельностью парламента и правительства.

3. Верховный суд и вопросы правового статуса личности.

3.1. Верховный суд и права человека и гражданина.

3.2. Правоприменительная практика Верховного суда Израиля на оккупированных палестинских территориях.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Верховный суд в конституционно-правовой системе государства Израиль"

Актуальность темы исследования. Международно-правовые и конституционно-правовые основы Израиля характеризуют его как государство, не имеющее аналогов в мире.

Израильская конституционно-правовая система обладает уникальностью, обусловленной процессом ее становления, проходившим в сложных и специфических исторических условиях.

Под конституционно-правовой системой Государства Израиль понимается совокупность основных конституционных институтов, в первую очередь правового статуса личности и его высших органов государственной власти и управления в их диалектическом развитии и единстве с акцентом на исследование двух главных слагаемых конституционного права - человека, его прав и свобод, с одной стороны, и государства и осуществление публичной власти, — с другой.

В последние годы Израиль стал «лабораторией» конституционно-правовых нововведений. Его опыт преобразований и реформ в этой сфере выглядит не только своеобразным. Он чрезвычайно полезен и может быть использован в государственном строительстве других стран, включая Россию. С другой стороны, сами руководители израильского государства поначалу не стремились раскрывать особенности собственной правовой практики, так как многое в ней с юридической точки зрения не всегда укладывалось в привычные рамки, а иногда просто выглядело не совсем безупречным.

С момента зарождения современного Израиля его создатели, руководствовавшиеся в конституционно-правовом строительстве принципом разделения властей, уделяли мало внимания формированию «третьей» власти. Позднее судебная власть заняла не только отведенное ей место в системе разделения властей, но и превратилась в своего рода арбитра и органа надзора за конституционной законностью в израильском обществе.

Отличительной чертой конституционно-правовой системы Государства Израиль является наличие среди его высших органов власти и управления Верховного суда, играющего важную и особую роль в политико-правовой жизни. В стране сформировался правопорядок, при котором решения и действия парламента и правительства фактически контролируются высшей судебной инстанцией.

В то же время Верховный суд стал заложником своей деятельности, поскольку во многих областях, где он проявлял активность, на него обрушивалась критика со стороны представителей самых различенных слоев израильского общества, особенно религиозных кругов.

В российской юридической литературе практически отсутствуют работы, в которых исследуются вопросы, связанные с деятельностью израильской судебной системы и ее высшей инстанции.

В Израиле большинство монографий по этой проблематике опубликовано в основном на иврите, что затрудняет иностранным специалистам знакомство с ней. В последние годы там появились публикации на данную тему на русском языке, написанные русскоязычными израильтянами.

Диссертация имеет своей целью заполнить имеющийся вакуум в изучении конституционно-правового статуса и деятельности Верховного суда Государства Израиль.

Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с конституционно-правовым регулированием судебной власти и статуса личности в Израиле.

Предметом исследования является становление, развитие и нынешнее состояние правового статуса и деятельности Верховного суда в конституционно-правовой и судебной системах Государства Израиль.

Цель и задачи исследования. Целью работы является осуществление комплексного конституционно-правового и сравнительно-правового анализа особенностей реализации норм и принципов израильского судопроизводства и новых тенденций в его развитии, выявление деятельности Верховного суда в общей правовой системе и в качестве органа конституционного надзора.

Названные теоретические и практические цели предопределили постановку диссертантом следующих задач:

- Определение роли судебной власти в системе разделения властей Государства Израиль;

- Исследование условий становления и эволюции израильской правовой системы и ее источников;

- Анализ израильского конституционного законодательства;

- Характеристика израильской судебной системы;

- Определение места и роли Верховного суда в государственном механизме;

- Изучение деятельности Верховного суда в качестве органа конституционного надзора;

- Обобщение практики контроля Верховного суда за деятельностью парламента и правительства;

- Исследование функционирования высшей судебной инстанции в вопросах правового статуса личности;

- Раскрытие правовой природы деятельности Верховного4 суда по контролю военной администрации на оккупированных палестинских территориях;

- Определение особого положения Верховного суда в политической системе израильского общества и государственно - правовом механизме страны.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектический метод познания социально-политических и правовых процессов. Предмет работы предполагает широкое использование метода системного анализа. В ней применялись общенаучные и специальные юридические методы: сравнительный, системно-структурный, историко-правовой, политологический, социокультурный, социопсихологический и др.

Нормативную базу диссертации составили израильские законодательные акты, включая прецедентные решения Верховного суда. Использовались международно-правовые документы, имеющие отношения к исследуемой теме. В сравнительном плане рассматривалось российское конституционное законодательство, опыт изучения которого был полезен при написании работы.

Теоретической основой диссертации стали труды выдающихся мыслителей и правоведов, областью научных поисков которых стало изучение теории единства и разделения властей, народовластия, идей народного суверенитета. Среди мыслителей прошлого, труды которых изучались диссертантом: Платон, Аристотель, Полибий, Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, А. Гамильтон, Дж. Мэдисон, Д. Джей и др.

Публикации отечественных и зарубежных конституционалистов позволяли привести теоретическую базу исследования в соответствии с передовыми достижениями современной науки конституционного права. Среди российских ученых необходимо отметить труды С.А. Авакьяна,

B.И. Анишиной, Г.В. Атаманчука, С.Н. Бабурина, М.В. Баглая, Н.А. Богдановой, Р.В. Енгибаряна, Т.Д. Зражевской, Д.А. Керимова, А.Д. Керимова, О.Е. Кутафина, Ю.И. Лейбо, А.Н. Медушевского, Н.А. Михалевой. С.А. Осипяна, Н.Д. Погосяна, А.И. Подберезкина,

C.В. Степашина. А.А. Уварова, В.Е. Чиркина, Т.М. Шамбы, С.М. Шахрая, Б.С. Эбзеева, Л.М. Энтина.

Значительную помощь при написании диссертации оказали труды исследователей, специализирующихся на изучении конституционного права Израиля и его судебной системы: российских - В.П. Воробьева, И.Г. Гельфенбуйма, А.И. Горилева, И.А. Зонтикова, Е.В. Калининой, М.А. Михалева, М.А. Сапроновой, A.M. Сумина, И.А. Чайко; израильских -А. Барака, А. Бин-Нуна, Р. Габизон, 3. Гейзеля, Т. Герман, Д. Зисерман-Бродской, К. Клейна, Д. Кретцмера, Б. Нойбергера, А. Рубинштейна, Э. Рубинштейна, Д. Фридмана, Р. Хазана, Б.А. Стародубского, А. Халамиш, Р. Хариса, Л. Шелефа, А. Эпштейна; американского - А. Дершовица; французского - Г. Дрейфуса.

Научная новизна диссертационной работы определяется как актуальностью и характеристикой затрагиваемой в ней проблематики, так и отсутствием крупных работ на эту тему в отечественной юридической литературе. Она представляет собой первое в российской науке конституционного права зарубежных стран системное исследование места и роли Верховного суда в конституционно-правовой системе Государства Израиль. Изучение статуса и деятельности Верховного суда проведено комплексно, в контексте анализа его взаимодействия с парламентом и правительством, с акцентом на правоприменительную практику в вопросах, касающихся регулирования, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, включая оккупированные палестинские территории.

Диссертация представляет собой целостную самостоятельную работу, соединенную единым замыслом, предметом, структурой и общим подходом к теме. Многие фактические данные, приведенные в ней, ее источники впервые вводятся в научный оборот.

Положения, выносимые на защиту.

1. Верховный суд Государства Израиль не только возглавляет общую судебную систему. Он занимает исключительно важное и уникальное место в конституционно-правовой системе и социально-политической жизни страны. Его природа имеет двойственный или «гибридный» (политико-правовой) характер.

2. Верховный суд придерживается позиции судебного активизма. В его деятельности отчетливо проявляется тенденция, суть которой заключается в том, что он стремится стать не только высшим арбитром в конфликте властей, но и пытается возвыситься над ними.

3. Верховный суд является также Высшим судом справедливости. Эта функция уникальна в израильской системе судопроизводства. Действуя в этом качестве, он рассматривает ежегодно тысячи исков граждан и организаций против решений органов власти на нарушение их конституционных прав.

4. В израильском законодательстве отсутствуют нормы, уполномочивающие Верховный суд действовать в качестве Конституционного суда. Однако ему принадлежит исключительная прерогатива принятия окончательных решений, особенно в сфере контроля конституционности нормативных актов. Его решения носят общеобязательный характер, а их юридическая сила едва ли не равна силе положений самых основных законов.

5. Верховный суд стремится руководствоваться принципом, в соответствии с которым конституционное правосудие призвано решать вопросы права и ни при каких обстоятельствах не должно придерживаться политической целесообразности. Его решения дополняют и расширяют границы конституционно-властных отношений и развивают конституционно-правовую доктрину.

6. Срок деятельности и порядок обновления состава Верховного суда имеют различия от подобных органов в других странах. Его судьи не избираются пожизненно, но и не на срок, равный для всех каденций. Они остаются на своих постах до достижения ими семидесятилетнего возраста вне зависимости от того, в каком возрасте они начали свою деятельность в качестве судей.

7. Верховный суд может принимать постановления о неконституционности закона, принятого Кнессетом, если он противоречит положению любого из основных законов. На постоянной основе он принимает на рассмотрение протесты физических и юридических лиц на действия органов исполнительной власти.

8. Верховный суд обеспечивает защиту конституционных прав человека и гражданина. Правовой основой его деятельности в этой области стали принятые в 1992-1994 гг. два основных закона, касающихся прав и свобод человека. Эти конституционно-правовые акты коренным образом преобразовали понятия прав человека в Израиле, которые получили преференционный статус и были введены в свод законов.

9. Верховный суд осуществляет надзор за соблюдением прав человека на оккупированных палестинских территориях. Он контролирует деятельность военной администрации, рассматривая жалобы проживающих на этих территориях лиц. Сам факт подобного судебного контроля представляет собой важное правовое нововведение.

Научная и практическая значимость исследования. Обоснование теоретических выводов, предложений и рекомендаций может быть использовано для дальнейших исследований данной проблематики. Научные обобщения, содержащиеся в работе, представляются полезными при совершенствовании российского конституционного законодательства.

Материал диссертации найдет применение в научно-исследовательской деятельности академических институтов и учреждений, специализирующихся на изучении конституционно-правовой тематики и в высших учебных заведениях при преподавании общих и специальных курсов по конституционному праву зарубежных государств. Содержащиеся в работе положения и выводы могут быть использованы отечественной дипломатией при решении вопросов, связанных с ближневосточным урегулированием и российско-израильскими отношениями. С учетом введения безвизового режима между нашими странами работа может быть полезна для российских граждан, посещающих Израиль.

Апробация результатов исследования. Настоящая диссертация выполнена, обсуждена и получила рекомендацию к защите на кафедре конституционного права МГИМО (Университета) МИД России. Ее основные теоретические положения и практические выводы нашли свое отражение в опубликованных автором монографии (в соавторстве) и статьях, апробированных на семинарских занятиях и научно-практических конференциях.

Структура работы определена объектом и предметом, целью и задачами, авторской концепцией диссертационного исследования. Она состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения,

Заключение диссертации по теме "Конституционное право; муниципальное право", Воробьева, Екатерина Валериевна

Заключение

Судебная система Государства Израиль является важной частью принятой в демократических обществах модели «сдержек и противовесов», которая базируется в своей деятельности на принципе разделения властей, где судебной власти отводится важное место. Рассмотрение израильской модели конституционного правосудия в контексте наиболее важных мировых и интеллектуальных и политико-правовых доктрин позволяет отметить общие черты, подчеркнуть уникальный характер политико-правовой системы этого государства.

Зарождение Израильской государственности происходило в сложных и специфических условиях. Уже с начала 20-х годов XX в. сионские организации начали создавать в Палестине политические и государственные институты — основу инфраструктуры будущего государства, которое было провозглашено 14 мая 1948 года по решению ГА ООН. Стоит подчеркнуть, однако, что до создания палестинского государства, согласно этому же решению, дело до сих пор не дошло.

Наличие в стране неконсолидированной писаной Конституции во многом определяет существующий в стране политико-правовой порядок и механизм осуществления власти. Конституционно-правовая система Государства Израиль зиждется на основе одиннадцати основных законов, а также множестве обычных законов. Его общая правовая система, включающая в себя еврейское религиозное право и светское израильское право, впитало в себя компоненты как оттоманской, так и британской мандатной правовых подсистем.

Важно отметить, что судебная система, сложившаяся в Палестине в период британского мандата, была одной из немногих сфер, которую так называемый Ишув — государство в пути — оставил вне сферы своего влияния. Поэтому процесс становления израильского судопроизводства был мучительным и длительным. Только в середине 80-х годов прошлого столетия

191 официально был провозглашен отказ от оттоманского и британского мандатного законодательства, хотя элементы их вплоть до настоящего времени сохранились в судебном механизме.

Британская судебная система, внедренная на территории подмандатной Палестины, была независимой от исполнительной власти, сбалансированной и хорошо отлаженной. Она состояла из судов трех инстанций: мировые суды, окружные суды и Верховный суд, наделенный полномочиями Высшего аппеляционного суда и одновременно исполняющего функции Высшего суда справедливости.

Сразу после провозглашения Государства Израиль был издан Временный Указ о судах, который закрепил сохранение сложившейся структуры: мировые, окружные суды и Верховный суд. Согласно этому документу, мировые и окружные суды продолжали действовать, в то время как Верховный суд был образован лишь в середине сентября 1948 года.

Согласно Основному закону о судопроизводстве 1984 года, Верховный суд занимает важное место и играет существенную роль в израильском судопроизводстве.

Следует подчеркнуть, что вся деятельность Верховного суда основана на том принципе, согласно которому закон следует интерпретировать, исходя из убеждения, что законодательный орган не имеет намерения ущемить гражданские права или предоставить такие полномочия иным властным структурам. В связи с активным развитием демократических и либеральных процессов в стране его роль резко возросла, он занял видное место в иерархии конституционно-правовых институтов и завоевал высокий авторитет у израильских граждан.

Последовательное стремление Верховного суда обязать все государственные органы и учреждения строго соблюдать закон нашло свое отражение в виде контроля за законодательством и текущей работой парламента. Откликаясь на обращения депутатов, суд неоднократно вмешивался в деятельность Кнессета, основываясь на принципе, согласно которому парламент тоже подчинен власти закона. В израильский юридический лексикон в связи с этим вошел термин «власть закона над законодательством».

Верховный суд оправдывает усиление своего контроля в этой сфере, ссылаясь, в том числе, и на принцип разделения властей как на теоретическую базу для расширения своей компетенции в части решений, касающихся деятельности законодательного органа. С учетом того, что разделение властей означает не изоляцию каждого из органов государственной власти, а гарантированное законом равновесие между ними, Верховный суд считает, что именно он должен следить за соблюдением правовых норм всеми властными органами, а его постановления обязательны для исполнения гражданами и организациями. Вместе с тем высшая судебная инстанция, контролируя решения Кнессета, не вмешивается в прерогативы законодательной власти, которая при желании всегда может изменить закон, подходящий под толкование Верховного суда. Последний в свою очередь пытается, однако, не допустить, чтобы «принцип большинства» стал угрожать основным демократическим ценностям.

В последнее время в Израиле наметилась тенденция расширения полномочий Верховного суда, что выражается в принимаемых им прецедентных решениях, нередко противоречивых, в сфере конституционного надзора, то есть налицо своего рода политика «судебного активизма». В стране сложилась уникальная ситуация, когда в отсутствии единой писаной Конституции повсеместно осуществляется конституционный контроль. Эта задача осложняется и тем, что Верховный суд должен оценивать конституционность законов и на основании принципов, содержащихся в Декларации независимости Государства Израиль, которая лишь относительно недавно получила правовой статус.

Без проводимой Верховным судом политики «судебного активизма» в стране очень часто невозможно было найти выход из конституционно-правовых тупиков, порожденных спецификой функционирования местных властных институтов. Своим развитием в сторону демократии и правового государства Израиль во многом обязан смелой и решительной позиции высшей судебной инстанции. В настоящее время в стране сформировался такой правопорядок, когда решения высших органов государственной власти и управления фактически контролируется Верховным судом, что, естественно, усиливает его роль и влияние. Тем самым в этой сфере израильского конституционно-правового механизма сложилась уникальная ситуация, поскольку сохранение подобной ситуации не может не привести к «крену» во всей системе высших органов государственной власти и управления, что, в свою очередь, может повлечь за собой ответственное противодействие со стороны законодательной и исполнительной ветвей власти с целью сохранения равновесия и политической стабильности в обществе.

Более того, в отсутствие четко выраженных в законодательстве конституционных гарантий уважения прав человека, подобная политика либерально-ориентированного Верховного суда очевидным образом способствует утверждению и защите прав и свобод личности, включая представителей различных групп меньшинств. С другой стороны, спорные решения Верховного суда провоцируют порой нападки на его деятельность, ставя этот орган в эпицентр социальных конфликтов.

Здесь важно еще раз отметить, что Верховный суд является также Высшим судом справедливости. Эта функция уникальна в израильской системе судопроизводства, поскольку в качестве Высшего суда справедливости Верховный суд действует как первая и последняя судебная инстанция. Высший суд справедливости осуществляет юридический надзор над любыми действиями правительственных органов и учреждений и рассматривает «дела, требующие официального вмешательства с целью восстановления справедливости в интересах правосудия и не подлежащие юрисдикции никакого иного суда или трибунала».

Верховный суд наблюдает за действиями всех видов судов и трибуналов, гарантируя тем самым связь каждого из них с общей системой судопроизводства. Надзор осуществляется посредством апелляций или жалоб в Высший суд справедливости.

Действуя в качестве Высшего суда справедливости и рассматривая ежегодно тысячи исков граждан против решений органов государственной и муниципальной власти, Верховный суд Израиля вносит огромный вклад в утверждение либеральных свобод и прав личности в стране. Такие важные права, как право на свободу печати, право на свободу совести, право на свободу митингов и демонстраций, до сих пор не зафиксированы ни в одном из израильских законов. Эти права защищены именно вердиктами Верховного суда, что позволяет оценивать высшую судебную инстанцию страны как основной гарант обеспечения прав и свобод граждан.

Во многих странах система личных обращений действует в следующем порядке: право обращения в Конституционный суд гражданин приобретает лишь в том случае, когда другие внутригосударственные возможности исчерпаны. В Израиле же никакого подобного правового регулирования не существует, и каждый гражданин может обратиться в Верховный суд как в орган конституционного надзора практически по любому вопросу. С одной стороны, подобная открытость максимально способствует возможности каждого гражданина в судебном порядке отстаивать свои права и свободы, с другой — приводит к фактическому параличу всех ветвей власти, которые принимают все свои сколько-нибудь значимые решения с оглядкой на их (почти наверняка) будущее обсуждение Верховным судом, в результате чего обсуждения надолго затягиваются, и многие решения принимаются с большой задержкой, либо не принимаются вообще.

Тем не менее, доступность Верховного суда, куда может обратиться каждый гражданин Израиля и житель контролируемой израильскими войсками территории, также является важнейшим позитивным фактором, которым невозможно пренебречь.

Особо следует отметить то обстоятельство, что высший судебный орган израильского государства установил некоторые процессуальные принципы, направленные на обеспечение прав защиты сначала для лиц, которым угрожала высылка с оккупированных территорий, а затем для лиц, чьи дома подлежали сносу по приказу военных властей в качестве карательных мер. В обоих случаях лица, в отношении которых принимались эти меры, должны были иметь возможность обжаловать юридическую силу этих решений до их исполнения. Более того, Верховный суд постановил, что, если из соображений безопасности депортация жителей должна быть осуществлена до любых предварительных рассмотрений, то это отнюдь не значит, что такое процессуальное нарушение не может сделать сам этот факт незаконным.

Таким образом, постепенно сфера контроля Верховного суда распространилась на оккупированные территории, которые изначально в его полномочия не входили. Сам факт судебного контроля над военными оккупационными властями представляет собой важное правовое нововведение, несмотря на то, что случаи «цензуры» решений, принятых военной администрацией, были относительно редки. Причем поначалу Верховный суд старался ограничивать свою деятельность «частью оккупированных территорий», как бы останавливаясь на так называемой «зеленой линии», то есть линии перемирия после первой арабо-израильской войны 1948-1949 гг.

Однако вскоре многие израильские юристы и политологи поняли, что слово «оккупированные» не отвечает политическим взглядам и платформам многих партий. Постепенно в стране стали употреблять термин «управляемые территории», поскольку невозможно было более, на их взгляд, точно определить статус палестинских территорий.

В отношении этих территорий Израиль, используя в том числе механизмы Верховного суда, старается распространить на них свою юрисдикцию. А престиж и авторитет Верховного суда Израиля держится на должном уровне, главным образом, в силу того, что он в качестве высшей инстанции занимается пересмотром судебных дел. В своей практике суд пересматривал множество крупных дел и своими решениями не раз накладывал ограничения на действия властей на оккупированных территориях. В этой связи многие израильские политики правого толка, а также представители военного истеблишмента зачастую выражали свое негативное отношение к деятельности Верховного суда, видя в ней прямую угрозу подрыва эффективности установленных на палестинских территориях мер безопасности и контроля военными за местным населением. В то же время желание оккупационных властей контролировать палестинские территории было продиктовано не только соображениями безопасности и поддержания правопорядка. Многие специалисты утверждают, что во многих случаях речь шла и об экономическом аспекте проблемы.

Таким образом, за более чем шестьдесят лет своего существования Верховный суд занял видное место среди израильских государственно-правовых и политических институтов. Для расширения сферы полномочий и усиления своего контроля он воспользовался как негативно относящихся к нему законов, так и правом толкования законов, принадлежащим судебной власти по определению. В этом плане израильский Верховный суд действует как и большинство подобных органов в других странах. Общественное мнение в Израиле в основе своей все больше начинает склоняться к тому, что в условиях отсутствия «высших письменных норм», гарантирующих права и свободы, именно Верховный суд может и должен защищать основополагающие демократические ценности и обеспечивать нормальное функционирование государственного механизма власти в стране.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Воробьева, Екатерина Валериевна, 2009 год

1. Нормативно-правовые акты

2. Декларация независимости Государства Израиль, 1948 г. // Paris : Pouvoirs, 1995.-P. 121-123.

3. Закон о возвращении, 1950 г. // Сефер а-Хуким. 19.03.2001. - № 586. - С. 34.

4. Закон об экстрадиции, 1954 г. // Сефер а-Хуким. 24.05.2001. - № 1790. -С. 384.

5. Основной закон о Кнессете, 1958 г. (с поправками 1987 г.) // официальный сайт Кнессета // www.knesset.gov.il

6. Закон о наследстве, 1965 г. (с поправками от 1998 г.) // Сефер а-Хуким. -10.02.1965.-№575.-С. 446.

7. Закон о финансировании политических партий, 1973 г. (с поправками от 1994 г.) // Сефер а-Хуким. 02.01.1973. - № 680. - С. 446.

8. Основной закон о судопроизводстве, 1984 г. // Сефер а-Хуким. -08.03.1984.-№672.-С. 423.

9. Основной закон о правительстве, 1992 г. (вступил в силу в 1996 г.) // Paris : Pouvoirs, 1995. P. 350.

10. Основной закон о правительстве, 2001 г. // Решумот. 18.03.2001. - № 1780.-С. 158-168.1.. Труды отечественных и зарубежных ученых

11. Азаркин Н.М. Политико-правовое учение Монтескье. Дис. на соискание степени канд. юрид. наук. — М., 1981.

12. Аристотель. Политика / Перевод С.А. Жебелева // Сочинения в 4-х томах. — М.: Мысль, 1983. Том 4.

13. Арутюнян Г.Г. Конституционный контроль: характер функционирования и развития системы. — М., 1997.

14. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М.: Издательская группа НОРМА — ИНФРА-М, 2003.

15. Баглай М.В. и Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. — М.: Издательская группа ИНФРА-М -КОДЕКС, 2006.

16. Баглай М.В., Лейбо Ю.И. и Энтин Л.М. (ред.-сост.). Конституционное право зарубежных стран. — М.: Издательская группа НОРМА ИНФРА-М., 2006.

17. Барак А. Судейское усмотрение. М., Норма, 1999.

18. Баренбойм П.Д. 3000 лет доктрины разделения властей / 2-е изд., доп. и перераб. — М.: РОССПЭН, 2003.

19. Баркер Р.С. «Торжественно клянусь»: выдвижение кандидатур на должности членов Верховного суда США, их утверждение и назначение // USA: Вопросы демократии. — 2005. — Том 10. — №1.

20. Боботов С.В. Конституционная юстиция: сравнительный анализ. — М., 1994.

21. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. — М.: Закон и право, 1998.

22. Воробьев В.П. Конституционно-правовая система Государства Израиль. М: Национальное обозрение, 2002.

23. Воробьев В.П. Конституционно-правовая система Государства Израиль. Издание второе, дополненное и переработанное. — Хайфа: Мобат, 2006.

24. Воробьев В.П. и И.А. Чайко. Израильский парламентаризм: конституционно-правовой анализ. —М.: МГИМО-Университет, 2006.

25. Гамильтон А., Дж. Мэдисон и Дж. Джей. Федералист / Пер с англ. Э. Осиповой и др. — М.: Прогресс, 1993 1788.

26. Гейзель 3. Политические структуры Государства Израиль. —- М.: 2001

27. Гельфенбуйм И., Судостроительство Государства Израиль // Российская юстиция. — 2002. — № 3.

28. Герман Т. Выборы и поведение избирателей / Пер. с иврита А. Зениграда. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 2000.

29. Джонс Д.П. Верховный суд: уникальный институт // USA: Вопросы демократии. — 2005. — Том 10. — №1.

30. Дорфман М. Институт повторного судебного процесса по уголовным делам в Израиле // Уголовное право. — 2006. — № 1.

31. Зисерман-Бродская Д. Верховный суд Израиля и публичная дискуссия о его функциях. — Иерусалим: культурно-просветительское общество «Теэна», 2000.

32. Зисерман-Бродская Д. Изменения в израильском обществе и их влияние на развитие концепции прав человека в стране // Общество и политика современного Израиля, под редакцией А.Д. Эпштейна и А.В. Федорченко. — Москва Иерусалим: «Мосты культуры», 2002.

33. Зонтиков И. Борьба за принятие конституции в Израиле в 1980-2000-е годы //Востоковедный сборник. 2003. — №5. — С. 93-97.

34. Кокошкин Ф.Ф. Русское государственное право в связи с основными началами общего государственного права. — М., 1908.

35. Колпаков Н. Разделение властей в современном Российском государстве // Конституционное и муниципальное право. — 2001. — № 2.

36. Локк Дж. Два трактата о правлении // Сочинения в 3-х тт. — Т. 3. — М.: Мысль, 1988.

37. Марченко М.Н. Современные интерпретации теории разделения властей на Западе // Вестник Московского университета. Серия 11. — 1994. — № 4.

38. Медушевский А.Н. Идея разделения властей // Вестник РАН. — 1994. — Т. 64, № 1.

39. Медушевский А.Н. Конституционное правосудие как политический институт в системе разделения властей // Конституционный суд как гарант разделения властей. — М.: Институт права и публичной политики, 2004.

40. Мирзаев С.Б. Полибий. М.: Юридическая литература, 1986. (Из истории политической и правовой мысли).

41. Монтескье Ш.Л. О духе законов // Избранные произведения. — М., 1955! Переиздание: —М.: Мысль, 1999. (Из классического наследия).

42. Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным судом и другими судами РФ // Вестник Конституционного суда РФ. — 1996, — №6.

43. Нойбергер Б. Проблема конституции в Израиле. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1997.

44. Нойбергер Б. Истоки израильской демократии и этапы ее развития. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1998.

45. Орлов А.Г. Судебная власть в странах Латинской Америки. — М.: МГИМО, 2000.

46. Осавелюк A.M. Современный механизм системы сдержек и противовесов в зарубежных государствах // Государство и право. — 1993. — № 12.

47. Полянский Н.А. Реализация принципа разделения властей в Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. — 2001. — № 1.

48. Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. А.Д. Хаютина и B.C. Алексеева-Попова. — М.: КАНОН-пресс, 1998.

49. Сапронова М.А. Правовая регламентация деятельности правительства Государства Израиль // Ближний Восток и современность. — 1999. — № 8.

50. Стародубский Б.А., Сущность конституции Израиля // Российский юридический журнал. — 2000. — № 2.

51. Стародубский Б.А. Уникальная система правления в Израиле // Государство и право. 2000. — № 2.

52. Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран. — М., 2000.

53. Уилсон Д. Американское правительство. — М.: Прогресс, 1995.

54. Фоков А.П. Судебная власть в системе разделения властей. Научно-правовые, философские и исторические аспекты // Государство и право. — 2000. —№ 10.

55. Фридмэн JI. Введение в американское право. — М.: Прогресс, 1992.

56. Халамиш А. От «национального очага» — к государству. Еврейская община Палестины/Эрец-Исраэль между первой и второй мировой войной. — Раанана: Открытый университет Израиля, 2006. В 2-х тт.

57. Харрис Р. Формирование израильской судебной системы // Формирование судебной системы и внешнеполитической ориентации Израиля. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 2001.

58. Хачим Ф., Конституционное право стран Ближнего и Среднего Востока. — М.:РУДН, 2003.

59. Чиркин В.Е. (отв. ред.) Сравнительное конституционное право. — М.: Манускрипт, 1996.

60. Шелеф JI. Еврейское право и традиция в юридической системе Государства Израиль // Общество и политика современного Израиля. — Москва — Иерусалим: «Мосты культуры», 2002.

61. Штайнбергер Г. Модели конституционной юрисдикции. Издание Совета Европы, 1994.

62. Элон М. Еврейское право. СПб, Юридический центр права, 2002.

63. Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств. — М.: Юридическая литература, 1995.

64. Эпштейн А.Д. Социально-политические последствия укрепления статуса Верховного суда как главенствующей структуры в политической жизни Израиля // Ближний Восток и современность. — 1999. — № 8.

65. Эпштейн А.Д. От Аарона Барака — к Дорит Бейниш: Политическая драма вокруг смены руководства Верховного суда Израиля // Ближний Восток и современность. — 2007. — № 32.

66. Эпштейн А.Д. Борьба за власть в Верховном суде Израиля — все средства хороши? — М.: Институт Ближнего Востока, 2007.1. На английском языке

67. Fairleigh Dickinson University Press, 1976.

68. Friedmann D. The Effect of Foreign Law on the Law of Israel // Israel Law Review. 1975. —№ 10.

69. Gordon E. Is It Legitimate to Criticize the Supreme Court? // Azure: Ideas for the Jewish Nation. 1998. — № 3.

70. Haller M. The Court that Packed Itself // Azure. Ideas for the Jewish Nation. 1999. — №8.

71. Hazan R. Presidential Parliamentarism: Direct Popular Election of the Prime-Minister, Israel's New Electoral and Political System // Electoral Studies. 1996. —№ 15.

72. Kretzmer D. Judicial Review of Knesset decisions. Tel-Aviv, University Studies in Law, v.8, 1988.

73. Shofur, An Interdisciplinary Journal Of Jewish Studies, Vol. 22. № 2. 2004.

74. Sharfman, D. Living Without a Constitution: Civil Rights in Israel. Armonk: M.E. Sharpe, 1993.

75. Silberg M. Talmudic Law and the Modern State. Burning Bush Press, 1973.

76. Strum P. The Road not Taken. Constitutional Non-Decision Making in 19481950 // S.I. Troen and N. Lucas (eds.), Israel — The First Decade of Independence. Albany: State University of New-York, 1995.

77. Dr. Yaacov S. Zemach. The Judiciary of Israel. — Jerusalem, 1998. На французском языке

78. Bin-Nun A. Le droit de l'Etut d'lsrael, Paris. Britt, 1992. Dersnowitz A. Le droit d'lsrael, Paris. Eska, 2004.

79. Dreyfus F. La cour supreme: l'audace du juge, Pauvoirs, Paris, Seuil, № 72, 1995.

80. Klein C. La democratie d'lsrael, Paris, Edution du Seuil, 1997. Klein C. Etat et Religion en Israel, Paris, Pouvoirs, N 72, 1995.1. На языке иврит

81. Воробьев В.П. Государство Израиль: политическое устройство, право и статус личности. — Иерусалим: «Мосты культуры», 2002.

82. Габизон Р. Конституционная революция. — Иерусалим: Израильский институт демократии, 1998.

83. Габизон Р. Общественная активность Верховного суда: критический взгляд // Судебный активизм: за и против. — Иерусалим: издательство им. Магнеса, 2000.

84. Коэн X. Право. — Иерусалим: Институт им. Бялика, 1993.

85. Отчет о работе судебной системы в Израиле в 2005 году. — Иерусалим: Управление судов, 2006.

86. Рубинштейн А., при участии Б. Медины Конституционное право Государства Израиль. 5-е изд., в 2-х тт. —■ Тель-Авив: изд-во «Шокен», 1997.

87. Рубинштейн Э. Судьи страны. Штрихи к портрету Верховного суда в первые годы его деятельности. — Тель-Авив: издательство «Шокен», 1980.

88. Фридман Д. Будущему министру юстиции на заметку // Едиот ахронот «Последние известия»., 21 апреля 2006 года.

89. Хазан Р. Ни президентская, ни парламентская: изменение избирательной системы и режима в Израиле // Политика: израильский журнал исследований в области политологии и международных отношений. 1998. — №2.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 358270