Влияние даларгина на гормональный статус и свободнорадикальные процессы в крови крыс при гипотермии тема диссертации и автореферата по ВАК 03.01.04, кандидат биологических наук Маяхи Мохаммед Т. Джабер

Диссертация и автореферат на тему «Влияние даларгина на гормональный статус и свободнорадикальные процессы в крови крыс при гипотермии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 491333
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Маяхи Мохаммед Т. Джабер
Ученая cтепень: 
кандидат биологических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
03.01.04
Специальность: 
Биохимия
Количество cтраниц: 
134

Оглавление диссертации кандидат биологических наук Маяхи Мохаммед Т. Джабер

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1.1. Активные формы кислорода и механизмы их действия в тка-тканях.

1.2. Антиоксидантная система тканей.

1.4. Физиолого-биохимические аспекты действия даларгина.

1.4.1. Опиоидные пептиды и их рецепторы.

1.4.2. Противоязвенные эффекты даларгина.

1.4.3. Антистрессорные эффекты даларгина.

1.4.4. Участие даларгина в регуляции свободнорадикальных процессов.

ГЛАВА 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ.

2.1. Объект исследования.

2.2. Постановка экспериментов.

2.2.1. Искусственное охлаждение животных.

2.3. Дозы и схемы введения препаратов.

2.4. Препаративные методы исследования.

2.4.1. Получение сыворотки, плазмы крови и эритроцитов.

2.4.2. Получение гемолизатов.

2.4.2. Выделение мембран эритроцитов.

2.5. Биохимические методы исследования.

2.5.1. Определение содержания гормонов в плазме крови.

2.5.2. Определение содержания холестерина, триацилглицеролов и липопротеинов.

2.5.3. Определение содержания мочевой кислоты в плазме крови.

2.5.4. Определение нитритов и нитратов в плазме крови.

2.5.5. Определение содержания малонового диальдегида в плазме крови и эритроцитах.

2.5.6. Определение окислительной модификации белков мембран эритроцитов.

2.5.7. Определение содержания восстановленного глутатиона в эритроцитах.

2.5.8. Определение активности супероксиддисмутазы в эритроцитах

2.5.9. Определение активности каталазы в эритроцитах.

2.5.10. Определение гемоглобина в крови аммиачным методом.

2.5.11. Определение содержания белка в плазме крови биурето-вым методом.

2.5.12. Количественное определение белка по Лоури.

2.5.13. Анализ гематологических параметров крови.

2.5.14. Исследование осмотической резистентности эритроцитов.

2.5.15. Анализ вязкости крови.

2.6. Статистическая обработка данных.

ГЛАВА III. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТА И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Влияние даларгина на содержание гормонов в плазме крови при гипотермии.

3.2. Влияние даларгина на содержание липидов и липопротеидов в сыворотке крови крыс при гипотермии.

3.3. Свободнорадикальные процессы в крови при гипотермии.

3.4. Влияние даларгина на свободнорадикальные процессы в крови крыс при кратковременной гипотермии 30°С.

3.5. Влияние витаминов-антиоксидантов С и Е на свободнорадикальные процессы в крови.

3.6. Влияние даларгина на гематологические и реологические свойства крови при кратковременной гипотермии 30°С.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Влияние даларгина на гормональный статус и свободнорадикальные процессы в крови крыс при гипотермии"

Актуальность исследования. Температура тела является важной физиологической константой, и поддержание ее в определенном диапазоне является необходимым условием правильного функционирования всех органов и систем. У строгих гомойотермов даже небольшое снижение температуры тела от нормы может привести к серьезным изменениям метаболизма с развитием холодовой болезни (Мищук, 2006). В то же время общая и локальная гипотермия используется в медицинской практике, главным образом, в целях снижения кислородных запросов тканей и устранения ишемических и гипоксических явлений при травме мозга, инсультах, инфаркте миокарда, а также при обширных операциях на мозге, сердце, печени (Mayer, Sessler, 2005; Feitosa-Filho et al., 2009; Tang, Yenari, 2010). В связи с этим важно найти щадящий вариант применения гипотермии.

Ненаркотизированные гомойотермные организмы для поддержания постоянства температуры тела отвечают на холодовое воздействие активацией гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы (Kvetnansky et al., 2009). Важную роль в адаптации к холоду играют тиреоидные гормоны (Himms-Hagen, 1996). Однако реакция этих гормональных систем на гипотермию различной глубины и длительности изучена недостаточно. Мобилизация гормональных систем в условиях воздействия на организм низких температур приводит к увеличению теплопродукции за счет интенсификации дыхания, окислительных процессов, частичного разобщения процессов окисления и фос-форилирования (Тимофеев, Прокопьева, 1997; Doufas, Sessler, 2004). Поскольку митохондрии являются основными источниками активных форм кислорода (Андреев и др., 2005), активация окислительных процессов, составляя важнейшее звено биохимической терморегуляции у теплокровных животных, может включать интенсификацию не только реакций окисления субстратов дыхания в дыхательной цепи, но и реакций свободнорадикального окисления. Данные научной литературы указывают на возможность активации свободнорадикальных процессов (СРП) в тканях при гипотермии (Львова и др., 1993; Кличханов и др., 2001а; Ахалая и др., 2006). Реакция системы «свободнорадикальное окисление-аитиоксидантная защита» при гипотермии изучалась без сопоставления с функциональной активностью гормональных систем и энергетическим метаболизмом. Выяснение характера и степени выраженности нарушений свободноради-кального статуса при гипотермии позволило бы предложить способы их коррекции.

Одним из способов коррекции дисбаланса прооксидантно-антиоксидантного равновесия при состояниях, сопровождающихся окислительным стрессом, в том числе и при гипотермии, является назначение антиокси-дантной терапии (Василькова, 1988; Утно, 1991; Меныцикова, 2008). Учитывая тот факт, что при гипотермии активация СРП является неспецифической реакцией на холодовый стресс, то для коррекции нарушений прооксидантно-антиоксидантного равновесия наряду с антиоксидантами целесообразно использовать антистрессорные вещества. Опиоидергическая система является одной из центральных стресс-лимитирующих систем организма и представлена эндогенными опиоидными пептидами и их рецепторами, которые обнаружены во многих органах и тканях (Судаков, Тригуб, 2008). Известно, что опиоидные пептиды и их синтетические аналоги обладают широким спектром действия и являются регуляторами ряда функций организма (Лишманов, Маслов, 1994; Заболотских и др., 2002; Лишманов и др., 2003; Шерман и др. 2003). Одним из синтетических аналогов опиоидных пептидов является даларгин, неселективный агонист ц- и 5- опиатных рецептов. Показано, что предварительное внут-рибрюшинное введение даларгина снижает степень активации перекисного окисления липидов (ПОЛ) в миокарде крыс при ишемии и стрессовых воздействиях, а также в печени при холестазе (Лишманов и др., 1991; Короткина и др., 1992; Реброва и др., 2005). Внутривенно введенный даларгин (0,1 мг/кг) снижал интенсивность ПОЛ в тканях (Таджибова и др., 2011), а также предотвращал стимулируемую Бе -аскорбатом активацию процессов ПОЛ в изолированном сердце (Лишманов и др., 1992). Снижение интенсивности процессов ПОЛ и окислительной модификации белков в тканях крыс после внутрибрюшинного введения даларгина было обнаружено и при гипотермии (Львова и др., 2002; Эмирбеков, Кличханов, 2011; Исмаилова и др. 2012). Однако, несмотря на значительное количество исследований, подтверждающих антиоксидантное действие даларгина, отдельные механизмы его действия остаются неизвестными. В частности, не ясно, оказывает ли даларгин антиоксидантое действие за счет снижения генерации АФК или за счет активации антиоксидантной защиты (АОЗ) тканей.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования состояла в выявлении особенностей реакции гипофизарно-адреналовой и гипофизарно-тиреоидной систем, липидного обмена и свободнорадикальных процессов в крови крыс при гипотермии различной глубины и длительности, а также возможности коррекции этих процессов с помощью даларгина.

В ходе исследования необходимо было решить следующие задачи:

1. Изучить реакцию центрального и периферического звеньев гипофизар-■ но-надпочечниковой и гипофизарно-тиреоидной систем при раздельном и сочетанием применении гипотермии различной глубины и длительности и даларгина.

2. Изучить влияние даларгина на содержание липидов и липопротеинов в сыворотке крови при гипотермии различной глубины и длительности.

3. Исследовать динамику содержания в плазме крови мочевой кислоты и метаболитов оксида азота при гипотермии различной глубины и длительности.

4. Оценить влияние гипотермии различной глубины и длительности на интенсивность окислительной модификации липидов и белков плазмы крови и мембран эритроцитов, а также на активность компонентов антиоксидантной защиты крови.

5. Изучить возможность коррекции свободнорадикальных процессов в крови при кратковременной гипотермии 30°С путем введения даларгина и ви-таминов-антиоксидантов С и Е.

6. Оценить действие раздельного и сочетанного применения кратковременной гипотермии 30°С и даларгина на гематологические и реологические характеристики крови.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Реакция центральных и периферических звеньев гипофизарно-надпочечниковой и гипофизарно-тиреоидной систем, а также изменение уровня липидов и липопротеинов в крови зависит как от глубины, так и от длительности гипотермии. Сочетанная активация (I- и 8-опиатных рецепторов при помощи даларгина предотвращает изменение уровня гормонов гипофизарно-надпочечниковой и гипофизарно-тиреоидной систем и липидного спектра крови при гипотермии.

2. При кратковременной гипотермии 30°С имеет место выраженная активация СРП в крови. Усиление СРП оказывает влияние на осмотическую резистентность эритроцитов и реологические характеристики крови. Использование даларгина, а также витаминов-антиоксидантов в качестве корректора нарушений прооксидантно-антиоксидантного статуса способствует нормализации сво-боднорадикального окисления и системы АОЗ крови при кратковременной умеренной гипотермии.

3. Компенсаторно-приспособительная перестройка метаболизма при пролонгированной (3 ч.) умеренной гипотермии крыс характеризуется нормализацией функциональной активности систем гипофиз-надпочечники, гипофиз-щитовидная железа, уровня липидов и липопротеинов, а также свободноради-кальных процессов в крови.

Научная новизна. Впервые установлено, что при гипотермии независимо от ее глубины и длительности на фоне низкой концентрации адренокортико-тропного гормона происходит существенное повышение уровня кортизола в крови. При гипотермических состояниях, несмотря на существенное снижение плазменного уровня тиреотропного гормона, содержание тиреоидных гормонов остается либо на уровне контроля, либо выше нее. Впервые установлено, что активация периферических ¡1- и 5-опиоидных рецепторов под действием даларгина оказывает модулирующее действие на активность гипофизарноадреналовой и гипофизарно-тиреоидной систем в норме и в определенной степени предупреждает угнетение их функциональной активности при гипотерми-ческих состояниях.

Получены новые данные о зависимости уровня липидов и липопротеинов в сыворотке крови от глубины и длительности гипотермии. Степень повышения уровня как липидов, так и липопротеинов в сыворотке крови зависит от глубины гипотермии, а не от ее длительности. Установлено, что на фоне даларгина содержание липидов и липопротеинов в сыворотке крови при умеренной гипотермии разной длительности возрастает, а при глубокой гипотермии - снижается.

Установлена зависимость интенсивности СРП в крови от глубины и длительности гипотермии. В работе впервые обнаружено, что при кратковременной умеренной гипотермии, на фоне повышения уровня АФК и снижения уровня неферментативных антиоксидантов, в крови развивается окислительный стресс, приводящий к окислительной деструкции липидов и белков плазмы и мембран эритроцитов. Следствием этих процессов является снижение осмотической резистентности эритроцитов и повышение вязкости крови. Впервые показано, что при пролонгировании умеренной гипотермии в течение 3-х часов включаются компенсаторно-приспособительные реакции, способствующие снижению интенсивности СРП в крови. Установлена эффективность даларгина, витаминов С и Е в коррекции СРП в крови при кратковременной гипотермии 30°С, а также показана возможность взаимопотенцирующего действия витами-нов-антиоксидантов при их совместном введении. Новыми являются данные о коррекции даларгином гематологических и реологических характеристик крови при кратковременной гипотермии 30°С. Полученные результаты обосновывают необходимость применения антистрессорной и антиоксидантной терапии на начальных этапах гипотермии.

Теоретическая и практическая значимость. Настоящая работа вносит вклад в развитие фундаментальных представлений о механизмах реагирования прооксидантно-антиоксидантной системы крови при снижении температуры тела. Результаты работы расширяют представления об опиатергической регуляции метаболических и свободнорадикальных процессов при гипотермии. Проведенные исследования позволили установить направленность метаболических реакций при снижении температуры тела и выявить зависимость ряда биохимических показателей от глубины и длительности гипотермии. Это позволяет обосновать пути профилактики перехода компенсаторно-приспособительных реакций в реакции повреждения. Основные положения работы могут быть использованы в качестве теоретической основы для прикладных исследований в области создания новых фармакологических препаратов, обладающих антиоксидантным действием.

Материалы исследований используются в учебном процессе при чтении лекционных курсов «Молекулярные механизмы гормональной регуляции», «Биохимия крови», «Свободнорадикальные процессы в биологических системах» в Дагестанском государственном университете.

Диссертационное исследование выполнено в ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет» на кафедре биохимии и биофизики при поддержке гранта «Исследование окислительного стресса (ОС) в мозге крыс при искусственных гипотермических состояниях» аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2011 годы)» №2.1.1/1605.

Апробация работы. Результаты настоящего исследования были представлены и обсуждены на Всероссийской конференции «Закономерности распространения, воспроизведения и адаптации растений и животных» (г. Махачкала, 2010), 15-й и 16-й Международных школах-конференциях молодых ученых «Биология - наука XXI века» (г. Пущино, 2011, 2012), Всероссийской конференции «Физиолого-биохимический мониторинг природных и антропогенных воздействий на организм животных и растений» (г. Махачкала, 2011), 50-й Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (г. Новосибирск, 2012), V Всероссийской научно-практической конференции «Научная инициатива иностранных студентов и аспирантов российских вузов» (г. Томск, 2012), Международной конференции «Актуальные проблемы криобиологии и криомедицины» (г. Харьков, 2012), 8-ой Международной крымской конференции «Окислительный стресс и свобод-норадикальные патологии» (г. Судак, Крым, Украина, 2012) и на расширенном заседании кафедры биохимии и биофизики ДГУ (г. Махачкала, 2012).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 11 работ, в том числе 3 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК.

Заключение диссертации по теме "Биохимия", Маяхи Мохаммед Т. Джабер

109 ВЫВОДЫ

1. Гипотермия в зависимости от ее глубины и длительности ингибирует адренокортикотропную и тиреотропную функции гипофиза, но стимулирует секрецию кортизола надпочечниками и существенно не влияет на уровень тироксина и трийодтиронина в крови. Предварительное введение даларгина оказывает модулирующее действие на активность гипофизарно-адреналовой и ги-пофизарно-тиреоидной систем и в определенной степени предупреждает угнетение их функциональной активности при гипотермических состояниях.

2. Кратковременная умеренная и глубокая гипотермия зависимо от температуры тела увеличивает содержание липидов и липопротеинов в плазме крови. Пролонгирование умеренной гипотермии в течение 3-х часов приводит к нормализации уровня липидов и липопротеинов в плазме крови. Введение даларгина при кратковременной умеренной и глубокой гипотермии, в основном, препятствует повышению уровня липидов и липопротеинов в крови, а при пролонгированной умеренной гипотермии способствует повышению их уровня.

3. Умеренная кратковременная гипотермия характеризуется развитием окислительного стресса в крови, проявляющегося дисбалансом про- и антиок-сидантных систем. Пролонгирование (3 ч.) умеренной гипотермии приводит к снижению интенсивности свободнорадикальных процессов в крови.

4. Введение даларгина до холодового воздействия способствует защите эритроцитов от окислительного повреждения при кратковременной гипотермии 30°С.

5. В условиях кратковременной гипотермии 30°С при совместном курсовом введении, в отличие от раздельного введения, витамины С и Е оказывают эффективное протекторное действие, снижая степень окислительных повреждений липидов и белков мембран эритроцитов и препятствуя падению уровня ОБН в эритроцитах.

6. Активация свободнорадикального окисления в крови при кратковременной гипотермии 30°С сопровождается достоверным снижением осмотической резистентности эритроцитов и повышением вязкости крови. На фоне даларгина при кратковременной умеренной гипотермии не изменяется осмотическая хрупкость эритроцитов и вязкость крови, что указывает на первостепенное значение восстановления равновесия в системе прооксиданты-антиоксиданты для нормализации реологических свойств крови.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Гипотермия - это патологическое состояние, обусловленное снижением внутренней температуры тела до 35°С и менее (Polderman, 2009). В зависимости от уровня температуры гипотермию классифицируют как легкую (32-35°С), умеренную (28-32°С), тяжелую (28-20°С) и глубокую (< 20°С). Случайная или непреднамеренная (акцидентальная) гипотермия развивается у гомойотермов, в том числе и у человека, под влиянием неблагоприятных внешних условий (метеорологических или при погружении в холодную воду), достаточных по интенсивности для снижения внутренней температуры тела (Khasawneh et al., 2006). Гипотермия может возникнуть как осложнение другого, первичного патологического процесса или заболевания, например алкогольной интоксикации, травмы, острого инфаркта миокарда, гипоксии.

В последнее время искусственную гипотермию используют в медицинской практике для защиты мозга и сердца от повреждающего действия ишемии и реперфузии (Feitosa-Filho et al., 2009; Tang et al., 2010), а также при травме мозга и операции на крупных органах (Polderman, 2004). Для дальнейшего успешного использования гипотермии в клинике необходимо знать, как зависят ее защитные эффекты от глубины и длительности, а также выявить возможные побочные эффекты.

Охлаждение тела является типичным стрессорным раздражителем, приводящим к выделению нейросекретов гипоталамуса, гормонов гипофиза, коры надпочечников, вызывающих в организме типичный симптомокомплекс «реакции напряжения» (Кулинский, Ольховский, 1992). Мы предположили, что интенсивность такой реакции может зависеть от силы гипотермического воздействия. Поэтому первоначальной задачей нашего исследования было выяснение реакции гипофизарно-адреналовой и гипофизарно-тиреоидной систем на гипотермию различной глубины и длительности.

Полученные нами результаты позволили установить, что гипотермия снижает уровень АКТГ в крови. Причем, степень снижения уровня АКТГ зависела от глубины гипотермии. Содержание же кортизола в крови, наоборот, при гипотермии возрастает. При этом, чем ниже температура тела, тем выше уровень кортизола в крови. В то же время при пролонгировании умеренной гипотермии обнаружена тенденция к нормализации уровня как АКТГ, так и кортизола в крови.

Анализ гипофизарно-тиреоидной функции показал, что как при кратковременной, так и пролонгированной умеренной гипотермии уровень ТТГ в крови существенно снижается. Но в отличие от АКТГ, содержание ТТГ в крови при глубокой гипотермии возрастает до уровня контроля. При исследованных гипотермических состояниях, несмотря на существенное снижение плазменного уровня ТТГ, содержание тиреоидных гормонов (Т4 и Т3) в крови остается либо на уровне контроля, либо незначительно выше нее. В целом полученные нами результаты свидетельствуют о снижении процессов синтеза и секреции исследованных тропных гормонов гипофиза при гипотермии. Однако, несмотря на это, уровень контролируемых ими тропных гормонов в крови при гипотермических состояниях остается довольно высоким. При гипотермии сохранение высокого уровня кортизола, Т4 и Т3 в крови, по-видимому, имеет адаптивное значение, поскольку эти гормоны поддерживают энергетические процессы в тканях (Himms-Hagen, 1996; Cheng et al., 2010).

Установлено, что регуляторные пептиды, играют ключевую роль в поддержании гомеостаза и являются важнейшими компонентами в функционировании основных регуляторных систем организма: нервной, эндокринной и иммунной (Ашмарин, Обухова, 1986; Хавинсон и др., 2002; Лысенко и др., 2005). Одними из важнейших биорегуляторов являются опиоидные пептиды, играющие особую роль в поддержании гомеостаза (Лишманов, Маслов, 1994; Лиш-манов и др., 2003). Роль этих веществ в системе регуляции, как правило, повышается при измененных состояниях организма: стрессе, ишемии, гипоксии или ином воздействии. Опиоидная система является главным фактором, ограничивающим выраженность стресс-реакции. Энкефалины и эндорфины уменьшают избыточный выброс и угнетают периферические эффекты ряда гормонов, участвующих в реализации стресса, в том числе катехоламинов и глюкокортикои-дов (Лишманов, Маслов, 1994; Уиог^ е! а1., 2010). Одновременно была показана способность их синтетического аналога - даларгина - снижать индекс стресса, рассчитанный по величинам массы тимуса, селезенки, надпочечников, количеств язв желудка (Лишманов и др., 1985). Кроме того, введение даларгина уменьшало степень стрессовых нарушений гомеостаза и функций эндокринной системы (Золоев и др., 1986).

Мы предположили, что в условиях гипотермического стресса введение даларгина может способствовать регуляции активности центрального и периферического звеньев гипофизарно-надпочечниковой и гипофизарно-тиреоидной систем. Эффекты даларгина на уровень исследованных гормонов в крови в норме (контроль) и при гипотермических состояниях оказались противоположными. У контрольных животных через 30 минут после введения даларгина существенно увеличивается в крови содержание тропных гормонов гипофиза (АКТГ, ТТГ) и снижается уровень их эффекторных гормонов (кортизола, Т4 и Т3). При кратковременной умеренной гипотермии даларгин предотвращает стресс индуцированное снижение АКТГ, ТТГ и повышение кортизола в крови. При этом даларгин существенно (на 43-48%) снижает уровень тиреоидных гормонов в крови. При пролонгированной умеренной гипотермии на фоне даларгина в крови существенно возрастает уровень ТТГ, Т4, Тз и кортизола, увеличивая адаптивные возможности организма. При глубокой гипотермии даларгин предупреждает резкое снижение уровня АКТГ, но при этом достоверно снижается уровень Т4, и Тз в крови. Эти результаты свидетельствуют о том, что влияние даларгина на уровень исследованных гормонов в крови при гипотермии зависит от ее глубины и длительности.

Недавно показано (Вохминцева, 2011), что в условиях стресса глюкокор-тикоиды могут изменять захват клетками липопротеинов. Известно также, что нарушение тиреоидной функции приводит к изменению состава и транспорта липопротеинов (Би^аБ, 2002; ЫЬегорои1о8, ЕНзаГ, 2002). Тиреоидные гормоны участвуют в регуляции ключевых ферментов, участвующих в метаболизме липопротеинов. В частности, гормон щитовидной железы стимулирует в печени синтез холестерина de novo путем индукции фермента первого шага в биосинтезе холестерина З-гидрокси-З-метилглутарил-коэнзим А (ГМГ-КоА) редукта-зы, которая катализирует превращение ГМГ-КоА в мевалонат (Liberopoulos, Elisaf, 2002). Гормоны щитовидной железы активируют рецепторы Л1Ш11 (Bakker et al., 1998). Кроме того, гормоны щитовидной железы стимулируют белка-переносчика эфиров холестерина, фермента, который транспортирует эфиры холестерина из ЛПВП2 на ЛПОНП, а триацилглицеролов в противоположном направлении (Климов, Никульчева, 1999). Наконец, гормоны щитовидной железы стимулируют липопротеинлипазу, которая участвует в катаболизме богатых триглицеридами липопротеинов и печеночную липазу, которая гидро-лизует ЛПВП2 в ЛПВПЗ (Liberopoulos, Elisaf, 2002). Таким образом, глюкокор-тикоидные и тиреоидные гормоны играют важную роль в регуляции уровня и состава липидов крови. Поэтому другим вопросом, рассмотрение которого мы посвятили свою работу, явилось изучение влияния гипотермии на содержание липидов и липопротеинов в крови.

Результаты экспериментов показали, что при гипотермии возрастает уровень холестерина и триацилглицеролов в сыворотке крови. Причем, чем ниже температура тела, тем выше уровень этих липидов в крови. Пролонгирование (3 ч) умеренной гипотермии приводит к снижению уровня холестерина и триацилглицеролов в крови, по сравнению с кратковременной (30 минут) умеренной гипотермией. Изменение уровня холестерина и триацилглицеролов в крови при исследованных гипотермических состояниях тесно коррелируют (г = 1,00; р<0,05) между собой. Следовательно, они изменяются под действием одних и тех же факторов. Поскольку холестерин и триацилглицеролы в плазме крови находятся в составе различных классов липопротеинов, мы предположили, что гипотермия влияет на содержание этих липид-белковых комплексов в крови. Действительно, изменение уровня плазменных липопротеинов при гипотермических состояниях имеет ту же направленность, что и изменение содержания холестерина и триацилглицеролов: возрастание уровня по мере снижения температуры тела и нормализация после пролонгированной умеренной гипотермии. Следовательно, утилизация липидов в условиях пролонгированной 3 ч. гипотермии ускоряется, что может иметь адаптивное значение. Основываясь на данных литературы (Титов, 1999а), мы предполагаем, что изменение уровня липопротеинов и, следовательно, липидов плазмы крови, отражает изменение скорости их рецепторзависимого поглощения тканями в условиях гипотермии.

В результате корреляционного анализа функциональной активности ги-пофизарно-адреналовой системы и липидного спектра плазмы крови установлено, что содержание холестерина и триацилглицеролов в плазме крови находится в тесной обратной зависимости от уровня АКТГ (г = -0,99, р <0,05 и г = -0,91 соответственно) и прямой зависимости от уровня кортизола в крови (г = 0,78 и г = 0,99, р<0,05 соответственно). Содержание ЛПНГТ и ЛПВП в крови тесно связано с уровнем АКТГ (г = -0,96, р <0,05 и г = -1,00 р <0,05 соответственно), в меньшей степени с уровнем кортизола в крови (г = 0,69, и г = 0,84 соответственно). Из исследованных гормонов гипофизарно-тиреоидной системы корреляционный анализ выявил взаимосвязь только между уровнем Тз и содержанием холестерина и триацилглицеролов. Содержание липопротеидов, особенно ЛПОНП, в меньшей степени зависело от уровня ТТГ и тиреоидных гормонов.

Следующей задачей нашего исследования было выяснение возможности регуляции уровня липидов и липопротеинов крови при гипотермии путем активации периферических ц- и 8-опиоидных рецепторов. Ранее было установлено, что инъекция крысам с острой гиперхолестеринемией даларгина эффективно предотвращает возрастание уровня холестерина в крови (Золоев и др., 1989). В наших исследованиях введение даларгина не оказало существенного влияния на содержание холестерина и триацилглицеролов в сыворотке крови контрольных крыс. При кратковременной умеренной гипотермии введение даларгина способствует достоверному повышению в крови уровня холестерина и снижению триацилглицеролов. При пролонгированной умеренной гипотермии далар-гин существенно увеличивает уровень как холестерина, так и триацилглицеролов в крови, а при глубокой гипотермии - препятствует повышению их уровня.

Изменение уровня холестерина и триацилглицеролов в крови при пролонгированной умеренной и глубокой гипотермии на фоне даларгина тесно коррелирует (г = 0,95; р<0,05) с изменением уровня липопротеинов. Это указывает на участие даларгина в регуляции процессов деградации липопротеинов под действием липопротеинлипазы и/или скорости рецепторзависимого транспорта их в клетки в условиях гипотермии.

В условиях холодового воздействия и на начальных этапах гипотермии под действием стрессорных гормонов у гомойотермных животных происходит увеличение теплопродукции за счет интенсификации окислительных процессов (Эмирбеков, Львова, 1985; Кулинский, Ольховский, 1992; Erecinska et al., 2003). Известно, что энергетический обмен тесно связан с генерацией АФК и соответствующих свободнорадикальных процессов (Murphy, 2009), которые представляют значительную угрозу нормальному функционированию клеточных механизмов. При этом мы имели ввиду, что изменение уровня тиреоидных гормонов сопровождается пероксидацией липопротеинов крови (Costantini et al., 1998), а стероидные гормоны, в том числе кортизол, оказывают антиоксидантные эффекты как непосредственно, так и через индукцию антиоксидантных ферментов (Adler et al., 2012).

Данные литературы свидетельствуют о том, что при гипотермии в тканях гомойотермных животных активируются процессы ПОЛ и окислительной модификации белков (Львова и др., 1993; Дорохина, Зинчук, 2004; Эмирбеков, Кличханов, 2011; Исмаилова и др., 2012). Но при этом не установлены механизмы активации СРП в тканях, пусковые и доминирующие факторы этих процессов и их зависимость от температуры тела. Знание этих механизмов представляет не только теоретический интерес, но имеет практическое значение, поскольку позволит разработать эффективные методы защиты тканей от окислительного стресса. В связи с этим следующей задачей нашего исследования явилось выяснение зависимости интенсивности СРП в крови крыс от глубины и длительности гипотермии. Исходя из сказанного, мы решили при гипотермии разной глубины и длительности выяснить: (а) интенсивность генерации АФК в крови; (б) степень окислительной модификации липидов и белков мембран эритроцитов; (в) состояние АОЗ эритроцитов.

Об образовании АФК в крови мы судили косвенно - по содержанию мочевой кислоты и стабильных метаболитов оксида азота (нитраты+нитриты). Полученные нами результаты позволили установить, что из исследованных ги-потермических состояний только при кратковременной умеренной гипотермии происходит существенная интенсификация образования АФК, о чем свидетельствовало повышение уровня мочевой кислоты и стабильных продуктов оксида азота в плазме крови. Это означает, что при кратковременной умеренной гипотермии активируется ксантиноксидаза эндотелиальных клеток и печени, которая наряду с мочевой кислотой образует супероксид (Berry, Hare, 2004), а также синтаза оксида азота эндотелиальных клеток, образующая NO (Liu et al., 2003). При корреляционном анализе выявлены взаимосвязи между уровнем исследованных гормонов и содержанием АФК в крови: между АКТГ и мочевой кислотой (г = -0,52) и NO (г = -0,55), между кортизолом и мочевой кислотой (г = 0,73) и NO (г = 0,89), между Т3 и NO (г = 0,83).

В следующей серии экспериментов мы оценили возможность повышения степени окислительной модификации важнейших биомолекул крови под действием АФК, образующихся в условиях гипотермии. Анализ маркеров окислительной модификации липидов (МДА) и белков (карбонильные группы) позволил установить, что при кратковременной умеренной гипотермии существенно возрастает ПОЛ и окислительная модификация белков плазмы крови и мембран эритроцитов. Окислительные повреждения липидных и белковых компонентов мембран эритроцитов происходят при этом на фоне снижения уровня GSH и компенсаторного повышения активности СОД в клетке. Следовательно, при кратковременной умеренной гипотермии в крови развивается окислительный стресс.

Нами обнаружено, что при пролонгировании умеренной гипотермии в течении 3 ч. интенсивность СРП в эритроцитах снижается. Этому способствует повышение активности АОЗ эритроцитов.

В результате корреляционного анализа параметров, характеризующих степень окислительной модификации липидов и белков плазмы крови и мембран эритроцитов и гормонального статуса, липидного спектра и АОЗ крови установлено, что интенсивность ПОЛ в плазме крови и эритроцитах наиболее тесно связана с уровнем в крови ТТГ (г = -0,98, р <0,05 и г = -0,92 соответственно), меньше с уровнем Т4 (г = 0,82 и г = 0,60 соответственно), ЛПОНП (г = 0,60 и г = 0,92 соответственно), ЛПНП (г = - 0,60 и г = -0,83 соответственно) и активностью СОД в эритроцитах (г = 0,87 иг = 0,70 соответственно). В то же время содержание карбонильных групп в белках мембран эритроцитов в наибольшей степени зависело от содержания вЗН (г = -0,88) и активности каталазы в эритроцитах (г = - 0,81), а также от содержания ЛПОНП в плазме (г = 0,89).

В целом результаты анализа СРП при гипотермии различной глубины и длительности свидетельствуют о развитии окислительного стресса в крови при кратковременной умеренной гипотермии. В связи с этим поиск способов коррекции СРП в крови при кратковременной гипотермии 30°С является весьма актуальным.

Как стало известно из исследований последних лет, важную роль в регуляции стресс обусловленных СРП играют опиоидные пептиды. В пользу подобного утверждения говорят данные о том, что предварительное введение да-ларгина снижает степень активации ПОЛ в миокарде крыс при ишемии и стрессовых воздействиях (Лишманова и др., 1991, 1992), а также в печени при холе-стазе (Короткина и др., 1992). Реброва и сотр., (20016), используя агонистов и антагонистов опиатных рецепторв, установила, что антиоксидантный эффект даларгина реализуется через активацию как ц-, так и 5-опиатных рецепторов. Установлено, что предварительное введение даларгина предотвращает активацию СРП в тканях и при гипотермии (Львова и др., 2002; Эмирбеков, Кличха-нов, 2011; Исмаилова и др., 2012). Однако роль даларгина в регуляции СРП как в норме, так и при гипотермии изучена недостаточно. Исходя из сказанного, мы решили выяснить возможность опиоидергической регуляции уровня (1) продуктов окислительной модификации липидов и (2) белков плазмы крови и мембран эритроцитов, а также (3) активности АОЗ эритроцитов крыс при кратковременной гипотермии 30°С.

Список литературы диссертационного исследования кандидат биологических наук Маяхи Мохаммед Т. Джабер, 2013 год

1. Алимова Е.К., Максименко В.А., Шепелев А.П. Динамика показателей обмена липидов при острой гипотермии // Физиол. журн. СССР. 1973. - Т. 59,№5.-С. 814-817.

2. Алимова Е.К., Юфит П.М., Аствацатурьян А.Т., Тарасов Е.К. Влияние гипотермии и последующего самосогревания на состав липидов различных органов и биосинтез их в печени // Изв. СКНЦ ВШ. Естест. науки. 1984. -№ 3. - С. 86-88.

3. Андреев А.Ю., Кушнарева Ю.Е., Старков A.A. Метаболизм активных форм кислорода в митохондриях // Биохимия. 2005 - Т. 70, вып. 2. - С. 246-264.

4. Андреева Л.И., Кожемякин A.A., Кишкун A.A. Модификация метода определения перекисей липидов в тесте с тиобарбитуровой кислотой // Лаб. дело.-1988.-№ 11.-С. 41-43,

5. Арутюнян A.B., Дубинина Е.Е., Зыбина H.H. Методы оценки свободнора-дикального окисления и антиоксидантной системы организма. Методические рекомендации. СПб.: ИКФ «Фолиант», 2000. - 104 с.

6. Ашмарин И.П., Обухова М.Ф. Регуляторные пептиды, функционально непрерывная совокупность // Биохимия. 1986. - Т. 51, № 4. - С. 531-545.

7. Ахалая М.Я., Платонов А.Г., Байжуманов A.A. Кратковременное охлаждение повышает антиоксидантный статус и общую устойчивость животных // Бюл. эксперим. биол. и мед. 2006. - Т. 141, № 1. - С. 31-34.

8. Барабой В.А. Биоантиоксиданты. Киев: Книга плюс, 2006. - 462 с.

9. Белоусова Е.А., Булгаков С.А. Лекарственные средства лиганды опиат-ных рецепторов и их применение в гастроэнтерологии // Фарматека.2011.-№ 2.-С. 26-31.

10. Божко Г.Х., Соколик В.В., Чурсина B.C., Перцева Т.Г. Обмен липопротеи-нов у больных сахарным диабетом второго типа // Укр. биохим. журн. -2005.-Т. 77, №5.-С. 93-95.

11. Булгаков С.А. Даларгин в гастроэнтерологии. М., 2008. - 49 с.

12. Булгаков С.А. Применение агонистов опиатных рецепторов в лечении гастроэнтерологических заболеваний // Рос. журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. 2011. - №1. - С. 19-25.

13. Васшькова Т.У., Кухта В.К. Колькасць прадуктау перашснага оюслення лшщау i стан антыаюсляльной ахоунай сютэмы эритрацытау ва умовах ахаладжэння аргашзма // Весщ АН БССР. Сер. б1ал. наук. 1988а. - № 5. -С. 64-67.

14. Василькова Т.В., Кухта В.К. Применение а-токоферола ацетата для коррекции процесса перекисного окисления липидов эритроцитов при общей гипотермии организма // Здравоохр. Белоруссии. 19886. - № 8. - С. 45-48.

15. Василькова Т.В., Кухта В.К., Королёв А.Р. Сезонные различия в антиокси-дантной защите эритроцитов при общей перфузионной гипотермии организма // Здравоохр. Белоруссии. 1990. - № 7. - С. 26-29.

16. Виноградов В.А., Полонский В.М. Даларгин наиболее активный синтетический аналог эндогенных опиоидов для лечения язвенной болезни (итоги пятилетнего поиска) // Бюлл. Всес. кардиол. науч. центра. - 1986. - № 2. -С. 62-63.

17. Виноградов И.А., Булгаков С.А., Полонский В.М. Создание, даларгина, история и этапы исследований // Актуальные вопросы гастроэнтерологии. -М., 1991.-С. 9-14.

18. Владимиров А.Ю., Проскурнина Е. В. Свободные радикалы и клеточнаяхемилюминесценция // Успехи биол. химии. 2009. - Т. 49. - С. 341-388.

19. Владимиров Ю.А. Роль нарушений свойств липидного слоя мембран в развитии патологических процессов // Пат. физиол. и эксп. терапия. 1989. -№4.-С. 7-19.

20. Владимиров Ю.А. Свободные радикалы и антиоксиданты // Вестн. РАМН. 1998. - № 7-С. 43-51.

21. Вохминцева JI.B. К вопросу о роли глюкокортикоидов в регуляции эндоци-тоза липопротеинов срезами печени // Бюлл. ВСНЦ СО РАМН. — 2011. -№1(77), часть 1. С. 219-223.

22. Губський Ю.1., Белешчев 1.Ф., Коваленко СЛ., Левицький С.Л., Марченко О.М. Основш шляхи утворення активних форм кисню в норм1 та при 1шем1чних патолопях // Сучасш проблеми токсиколоп'ь 2004. - № 2. - С. 8-15.

23. Гурин В.Н. Обмен липидов при гипотермии, гипертермии и лихорадке. -Минск, 1986. 190 с.

24. Дворцин Г.Ф., Шаталов В.Н. Антистрессорный эффект даларгина при им-мобилизационном стрессе у крыс // Бюлл. экспер. биол. и мед. 1991. -111.-№6.-С. 617-619.

25. Дорохина Л.В., Зинчук В.В. Эффект карнитина и L-аргинина на свободно-радикальное окисление липидов тканей при глубокой гипотермии // Вестн. Смоленского госуд. медицин, акад. 2004. - № 3. - С. 12-15.

26. Дроздова Г.А., Мустяца В.Ф., Белоус Ю.А., Комаревцева H.A., Комаревце-ва Е.В. Влияние даларгина на активность супероксиддисмутазы и лактат-дегидрогеназы в условиях гиперпродукции оксида азота // Астраханский мед. журнал. 2010. - № 3. - С. 33-35.

27. Дубинина Е. Е., Пустыгина А. В. Окислительная модификация протеинов, ее роль при патологических состояниях // Укр. 6ioxiM. журн. 2008. - Т. 80,№6.-С. 5-18.

28. Дубинина Е.Е. Активность и свойства супероксиддисмутазы эритроцитов и плазмы крови человека в онтогенезе // Укр. биохим. журн. 1988. - Т. 60,3. С. 20-24.

29. Дубинина Е.Е. Антиоксидантная система плазмы крови // Укр. биох. журн. 1992.-Т. 64,№2.-С. 3-14.

30. Дубинина Е.Е. Продукты метаболизма кислорода в функциональной активности клеток. Жизнь и смерть, созидание и разрушение. С.-Петербург, 2006.-400 с.

31. Емченко Е.А., Цыганенко О.И., Ковалевская Т.В. Универсальный метод определения нитратов в биосредах организма // Клин. лаб. диагностика. -1994.-№6.-С. 19-20.

32. Ерошенко Т.М., Титов С.А., Лукьянова Л.Л. Каскадные эффекты регуля-торных пептидов // Итоги наук, и техн. ВИНИТИ. Физиология человека и животных. 1991. - 46. - 203 с.

33. Животова Е.Ю., Лебедько O.A., Тимошин С.С. Влияние структурных аналогов лей-энкефалина на процессы синтеза ДНК и свободнорадикальное окисление в слизистой оболочке желудка белых крыс // Дальновост. мед. журнал. 2012.-№1.-С. 103-106.

34. Животова Е.Ю., Масленникова Н.В., Флейшман М.Ю., Лебедько O.A., Сазонова E.H., Тимошин С.С. Система NOS-NO универсальное звено в реализации гастропротективных эффектов опиоидных пептидов // Дальневост.мед. журнал. 20116. - №4 . - С. 83-86.

35. Заболотских И.Б., Чуприн C.B., Курзанов А.Н. Дозозависимые эффекты даларгина в анестезиологии и интенсивной терапии // Вестн. интенсивн. терапии. 2002. - № 4. - С. 1-4.

36. Золоев Г.К., Слепушкин В.Д., Аргинтаев Е.С. Влияние даларгина на течение стресса и шока в эксперименте // Бюл. Всесоюзн. кардиол. науч. центра АМН СССР. 1986. - Т. 9, №2. - С. 60-62.

37. Золоев Г.К., Слепушкин В.Д., Аргинтаев Е.С. Прум И.А., Соколович Г.Е. Использование синтетических аналогов энкефалинов в качестве антиатеро-генных средств // Бюл. эксперим. биол. и мед. 1989. - № 10. - С. 468-470.

38. Идельсон JI. И. / Справочник по функциональной диагностике. Ред. И. А. Кассирский. М.: Медицина, 1970. - 401 с.

39. Исмаилова Ж., Астаева М., Кличханов Н. «Окислительная модификация белков плазмы крови крыс. Влияние гипотермии и эффекты даларгина». Монография. LAP LAMBERT Academic Publshing, Saarbrucken, Germany, 2012.-112 с.

40. Казенов A.M., Маслова М.Н., Шалабодов А.Д. Исследование активности Na, К-АТФазы в эритроцитах млекопитающих // Биохимия. 1984. - Т. 49, №7.-С. 1089-1095.

41. Каленикова Е.И., Дмитриева О.Ф., Нагорная JI.B. Метаболизм даларгина в сыворотке крови человека в опытах «in vitro» // Нейропептиды: их роль в физиологии патологии. Томск, 1985. - С. 77-78.

42. Климов А.Н., Никульчева Н.Г. Обмен липидов и липопротеидов и его нарушения. СПб.: ПитерКом, 1999. - 512 с.

43. Кличханов Н.К., Газимагомедова М.М., Кличханова Н.Г. Влияние гипотермин на тиол-дисульфидную редокс-систему белков мембран эритроцитов крыс // Труд.У Междун. конф. «Обмен веществ при адаптации и повреждении». Ростов-на-Дону. - 2006. - С. 92-96.

44. Кличханов Н.К., Исмаилова Ж.Г., Эмирбеков Э.З. Интенсивность окислительной модификации белков плазмы крови при гипотермии на фоне введения даларгина // Бюл. эксперим. биол. и мед. 2001а. - Т. 131, № 3. - С. 281-284.

45. Кличханов Н.К., Халилов P.A., Мейланов И.С. Влияние гипотермии на активность Na, К-АТФазы и связывание гемоглобина в мембранах эритроцитов крыс // Биофизика. 20016. - Т.46, № 6. - С. 1092-1095.

46. Кличханов Н.К., Эмирбеков Э.З. Влияние даларгина на содержание белковых и липидных компонентов в сыворотке крови при гипотермии // Известия высш. учебн. завед. Сев.-Кавказ per. Естеств. науки. 2001. - № 3. - С. 55-57.

47. Кличханов Н. К. Метаболические и структурно-функциональные изменения в плазме крови и эритроцитах при гипотермии // Научная мысль Кавказа. Приложение. Спец. выпуск. 2001. - С. 38-50.

48. Клуша В.Е. Пептиды регуляторы функций мозга. - Рига: Зинатне, 1984. -182 с.

49. Клюбин И.В., Гамалей И.А. НАДФН-оксидаза специализированный ферментативный комплекс для образования активных метаболитов кислорода // Цитология. - 1997. - Т. 39, № 3/4. - С. 320-340.

50. Королюк М.А., Иванова Л.Н., Майорова И.Г., Токарев В.Е. Метод определения активности каталазы // Лаб. дело. 1988. - № 1. - С. 16-19.

51. Костюк В.А., Потапович А.И. Биорадикалы и биоантиоксиданты. Мн.: БГУ, 2004.-179 с.

52. Кулинский В.И., Ольховский И.А. Две адаптационные стратегии в неблагоприятных условиях резистентная и толерантная. Роль гормонов и рецепторов // Усп. совр. биол. - 1992. - Т. 112, № 5-6. - С. 697-714.

53. Курзанов А.Н. Лиганды опиоидных рецепторов в ракурсе клинической гастроэнтерологии // Современные проблемы науки и образования. — 2011. -№ 6. URL: www.science-education.ru/100-5087

54. Лебедько O.A., Тимошин С.С. Влияние регуляторных пептидов на процессы синтеза днк в различных клеточных популяциях: теоретические и прикладные аспекты // Дальневост. мед. журнал 2011. - № 2. - С. 6-11.

55. Линчевская A.A., Кондратьева Л.А. Влияние гипотермии на структурно-функциональные свойства эритроцитов белых крыс // Вопр. мед. химии -1989.-№6.-С. 36-39.

56. Липина О.В., Луговой В.И. Изменение вязкости крови и гематокрита при охлаждении животных // Биофизика. 1996. - Т.41, вып. 3. - С. 678-679.

57. Лишманов Ю.Б., Братцев Н.Ф., Ламбина С.А. Нейропептиды. Их роль в физиологии и патологии. Томск, 1985. - С. 92-93.

58. Лишманов Ю.Б., Ласукова Т.В., Алекминская Л.А. Энкефалины и гормонально-метаболические реакции при различных видах стресса в эксперименте // Бюлл. экспер. биол. и мед. 1985а. - № 3. - С. 269-271.

59. Лишманов Ю.Б., Маслов Л.Н. Опиоидные нейропептиды, стресс и адаптационная защита сердца. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1994. - 352 с.

60. Лишманов Ю.Б., Маслов Л.Н., Райе К. Проницаемость гематоэнцефаличе-ского барьера для лигандов опиоидных рецепторов // Экспер. клин, фарма-кол. 2002. - Т. 65, № 4. - С. 71-77.

61. Лишманов Ю.Б., Маслов Л.Н., Титов М.И. О механизме антистрессорного действия Д-ала2-лей5-арг6-энк // Бюл. экспер. биол. и мед. 19856. - № 9. -С. 268-270.

62. Лишманов Ю.Б., Нарыжная Н.В., Маслов Л.Н. Влияние энкефалинов на биосинтез миокардиальных белков при остром холодовом воздействии // Вопр. мед. химии. 1999. - Т. 45, № 3. - С. 227-231.

63. Лишманов Ю.Б., Нарыжная Н.В., Маслов Л.Н. Опиоидергическое звено морфофункциональных изменений миокарда при стрессе и адаптации. -Томск: Изд-во «Красное знамя», 2003. 224 с.

64. Лишманов Ю.Б., Травков Ю.А., Федотов Г.В., Реброва Т.Ю. Влияние опиоидных нейропептидов на систему простагландинов и процессы ПОЛ в миокарде при его стрессорном повреждении // Бюлл. эксперим. биол. и мед. 1991. - Т. CXI, № 6. - С. 619-621.

65. Лопатина Н.И., Геронимус А.Л., Треместова Е.П. Определение фетального гемоглобина с помощью ФЭКа // Лаб. дело. 1976. - № 6. - С. 328-331.

66. Лысенко A.B., Арутюнян A.B., Козина Л.С. Пептидная регуляция адаптации организма к стрессорным воздействиям. СПб: ВМедА, 2005. - 207 с.

67. Львова С.П., Абаева Е.М., Гасангаджиева А.Г., Михайленко И.К. Антиок-сидантная система тканей крыс при гипотермии и введении даларгина // Вопр. мед. хим. 2002. - Т. 48. - С. 189-195.

68. Львова С.П., Горбунова Т.Ф., Абаева Е.М. Влияние гипотермии и даларгина на перекисное окисление липидов в тканях крыс // Вопр. мед. химии. -1993. Т. 39, вып. 3. - С. 21-24.

69. Львова С.П., Назаревич Л.А. Содержание глюкозы в тканях сусликов и крысразличного возраста при гипотермии // Украшський бюхим1чний журн. 1976.-№5.-С. 563-567.

70. Маслов Л.В., Лишманов Ю.Б., Смагин Г.Н. Участие опиоидных пептидов в регуляции биосинтеза миокардиального белка при стрессе и адаптации // Вопр. мед. химии. 1991. - Т. 37., № 1. - С. 63-65.

71. Маслов Л.Н., Лишманов Ю.Б., Смагин Г.Н. Опиоидные рецепторы. Состояние проблемы и перспективы // Эксперим. и клинич. фармакол. 2002. -Т. 65, №2.-С. 70-75.

72. Медведева И.А., Маслова М.Н., Панов A.A. Влияние гипотермического стресса на активность Na, К-АТФазы в эритроцитах крыс // Физиол. журн. им. Сеченова. 1992. - Т. 78, № 11. - С. 119-124.

73. Меньшикова Е.Б. Окислительный стресс: Патологические состояния и заболевания. Новосибирск: APTA, 2008. - 284 с.

74. Меныцикова Е.Б., Ланкин В.З., Зенков Н.К., Бондарь И.А., Круговых Н.Ф., Труфакин В.А. Окислительный стресс. Прооксиданты и антиоксиданты. -М.: Фирма «Слово», 2006. 556 с.

75. Мишу к Н.Е. Холодовая болезнь (гипотермия) // Медицина неотложных состояний. 2006. - Т. 4(5). - С. 42-47.

76. Муравлева Л.Е., Молотов-Лучанский В.Б., Клюев Д.А., Бакенова P.A., Култанов Б.Ж., Танкибаева H.A., Койков В.В., Омарова Г.А. Окислительная модификация белков: проблемы и перспективы исследования // Фундамент. исследования. 2010. - №1. - С. 74-78.

77. Орлова Е.А. Анализ нитритов и нитратов в ткани при экспериментальной острой почечной недостаточности // Укр. журнал экстрем, мед. 2002. - Т. 3, № 1. - С. 79-82.

78. Парфенов A.C., Пешков A.B., Добровольский H.A. Анализатор крови реологический АКР-2. Определение реологических свойств крови. (Метод, рекомендации). // НИИ Физико-химической мед. Москва, 1994. - 15 с.

79. Пастухов Ю.Ф., Максимов А.Л., Хаскин В.В. Адаптация к холоду и условиям субарктики: проблемы термофизиологии. Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2003.-Т. 1.-373 с.

80. Пашутин С.Б. Синтетические пептиды биорегуляторы в обеспечении адаптации организма к экстремальным воздействиям // Дис. на соиск. степени доктора биол. наук. М. - 1991.

81. Пескин A.B. Взаимодействие активного кислорода с ДНК // Биохимия. -1997. Том 62, вып. 12. - С. 1571-1578.

82. Реброва Т.Ю., Маслов JI.H., Лишманов А.Ю., Там C.B. Стимуляция ji- и 5-опиатных рецепторов и устойчивость изолированного сердца к окислительному стрессу: роль NO-синтазы // Биохимия. 20016. - Т. 66, № 4. - С. 520-528.

83. Реброва Т.Ю., Маслов Л.Н., Там C.B. Вклад системы антиокислительных ферментов в реализацию кардиопротекторного эффекта опиоидов при окислительном стрессе // Вопр. мед химии. 2001а. - Т. 47, № 3. - С. 338345.

84. Реброва Т.Ю., Маслов Л.Н., Лишманов Ю.Б. Регуляторное влияние опио-идных пептидов на активность антиоксидантных ферментов и системы простаноидов миокарда при стресс // Биомедицинская химия 2005. - Т. 51, вып. №2.-С. 177-184.

85. Скоупс Р. Методы очистки белков. М.: Мир, 1985. - 358 с.

86. Сорокин А.Б., Ким Е.Р., Овчинников Л.П. Протеасомная система деградации и процессинга белков // Усп. биол. химии. 2009. - Т. 49. - С. 3-76.

87. Судаков С.К., Тригуб М.М. Гипотеза реципроктного взаимодействия центрального и периферического звена эндогенной опиоидной системы // Бюлл. эксперимент, биол. и мед. 2008. - № 12. - С. 604-607.

88. Таджибова Л.Т., Астаева М.Д., Исмаилова Ж.Г., Даудова Т.Н., Кличханов Н.К. Влияние даларгина на свободнорадикальные процессы в крови крыс при умеренной гипотермии // Бюл. эксперим. биол. и мед. 2010. - Т. 150,9.-С. 271-274.

89. Таджибова JI.T., Даудова Т.Н., Кличханов Н.К. Влияние даларгина на интенсивность перекисного окисления липидов в тканях крыс // Вестн. Дагестанского госуд. технич. ун-та. Технич. науки. 2011. - Т. 20, № 1. - С. 105-113.

90. Тимофеев H.H., Прокопьева Л.П. Нейрохимия гипобиоза и пределы крио-резистентности организма. М.: Медицина, 1997. - 208 с.

91. Титов В.Н. Нарушение транспорта в клетки насыщенных жирных кислот в патогенезе эссенциальной гипертонии // Клинич. лаб. диагн. 1999а. - №. 2.-С. 3-9.

92. Титов В.Н. Рецепторный эндоцитоз полиеновых кислот: чувствительность и резистентность к атеросклерозу // Клинич. лаб. диагностика. 19996. - № 1.-С.З-8.

93. Утно Л.Я. Действие пантетина на метаболизм в митохондриях миокарда вусловиях глубокой гипотермии // Бюлл. эксперим. биол. и мед. 1991. - Т. CXI, № 6. - С. 577-578.

94. Флейшман М.Ю., Тимошин С.С., Лебедько O.A., Животова Е.Ю., Сазонова E.H. Влияние даларгина на процессы синтеза ДНК в слизистой оболочке желудка белых крыс // Бюлл. эксперим. биол. и мед. 2007. - N 9. - С. 288290.

95. Хавинсон В.Х., Кветной И.М., Ашмарин И.П. Пептидергическая регуляция гомеостаза // Усп. соврем, биол. 2002. - Т. 122, № 2. - С. 190-203.

96. Хайсман И.Д., Арефолов Ю.П. Роль периферических катехоламинергиче-ских систем в антистрессорном действии нейропептидов // Бюлл. экспер. биол. и мед. 1991. - № 6. - С. 328-333.

97. Чернышова М.П. Гормоны животных. Введение в физиологическую эндокринологию. СПб.: Глаголь, 1995. - 296 с.

98. Шабалина И.А. Изменение уровня вазоактивных эндотелиальных факторов на фоне введения даларгина и его стабилизированного аналога // Бюлл. Северного госуд. мед. университета. 2011. - №1. - С. 214-215.

99. Шерман Д.М., Броздь В.А., Лаференко В.А., Микуляк И.В., Трач В.М., Форманчук O.K., Шапиро И.Я. Роль эндогенной опиоидной системы в механизмах формирования шока // Архив клинич. и эксперим. мед. 2003. -Т. 12, №2.-С. 153-157.

100. Эмирбеков Э.З., Кличханов Н.К. Свободнорадикальные процессы и состояние мембран при гипотермии. Ростов-на-Дону: Изд-во Южного федерального ун-та, 2011. - 200 с.

101. Эмирбеков Э.З., Львова С.П. Механизмы биохимических изменений при низких температурах тела. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1985. - 80 с.

102. Эмирбеков Э.З., Сфиев А.А., Кличханов Н.К. Исследование устойчивости эритроцитов крыс при гипотермии // Проблемы криобиол. 1991. - № 4. -С. 31-33.

103. Юнкеров В.И., Григорьев С.Г. Математико-статистическая обработка данных медицинских исследований. СПб.: ВМедА, 2002. - 266 с.

104. Abuja P.M., Albertini R. Methods for monitoring oxidative stress, lipid peroxidation and oxidation resistance of lipoproteins // Clin. Chim. Acta. 2001. - V. 306.-P.1-17.

105. Bakker O., Hudig F., Meijssen S., Wiersinga W.M. Effects of triiodothyronine and amiodarone on the promoter of the human LDL receptor gene // Biochem. Biophys. Res. Commun. 1998. - V. 240. - P. 517-521.

106. Baskurt O.K., Temiz A., Meiselman H.J. Effect of superoxide anions on red blood cell rheologic properties // Free Radic. Biol. Med. 1998. - V. 24, No. 1. -P. 102-110.

107. Beckman K., Ames B. The free radical theory of aging matures // Physiol. Rev. -1998.-V. 78.-P. 548-81.

108. Berry C.E., Hare J.M. Xanthine oxidoreductase and cardiovascular disease: molecular mechanisms and pathophysiological implications // J. Physiol. 2004. -Vol. 555(3).-P. 589-606.

109. Bisby R. H., Ahmed S., Candall R.B. Repair of free radicals by a vitamin E analogue // Int. J. Rad. Biol. 1984. - V. 45. - P. 538-545.

110. Bogdanova A., Petrushanko I., Boldyrev A., Gassmann M. Oxygen- and redox-induced regulation of the Na/K ATPase // Current Enzyme Inhibition. 2006. -Vol. 2.-P. 37-59.

111. Bowry V. W., Ingold K. U. Extraordinary kinetic behavior of the alpha-tocopheroxyl (vitamin E) radical // J. Org. Chem. 1995. - V. 60(17). - P. 5456-5467.

112. Brigelius-Flohe R., Traber M. G. Vitamin E: function and metabolism // FASEB J.- 1999.-V. 13.-P. 1145-1155.

113. Brown G.C. Reversible binding and inhibition of catalase by nitric oxide // Eur. J. Biochem. 1995. - V. 232(1). - P. 188-191.

114. Bucioli S. A, de Abreu L. C., Valenti V. E., Leone C., Vannucchi H. Effects of vitamin E supplementation on renal non-enzymatic antioxidants in young rats submitted to exhaustive exercise stress // BMC Complementary and Alternative

115. Medicine.- 201 l.-V. 11.-P. 133-137.

116. Buettner G.R. The pecking order of free radicals and antioxidants: lipid peroxidation, alpha-tocopherol, and ascorbate // Arch. Biochem. Biophys. 1993. - V. 300(2).-P. 535-43.

117. Buettner G.R., Jurkiewicz B.A. Catalytic metals, ascorbate and free radicals: combinations to avoid // Radiat. Res. 1996. - V. 145. - P. 532-541.

118. Carr A., Frei B. Does vitamin C act as a pro-oxidant under physiological conditions? // FASEB J. 1999. - V. 13. - P. 1007-1024.

119. Champion H., Kadowitz P. D-Ala2.endorphin 2 and endomorphin 2 have nitric oxide-dependent vasodilator activity in rats // Am. J. Physiol. 1998. - V. 274. -P. H1690-1697.

120. Chance B., Sies H., Boveris A. Hydroperoxide metabolism in mammalian organs // Physiol. Rev. 1979. - V. 59. - P. 527-605.

121. Chen R.Y.Z., Chen S. Hemodynamic functions and blood viscosity in surface hypothermia // Am. J. Physiol. 1978. - V. 235, No. 2. - P. H136-H143.

122. Cheng S.-Y., Leonard J. L., Davis P. J. Molecular aspects of thyroid hormone actions // Endocr. Rev. 2010. - Vol. 31(2). - P. 139-170.

123. Chow C.K., Ibrahim W., Wei Z., Chan A.C. Vitamin E regulates mitochondrial hydrogen peroxide generation // Fee Rad. Biol. Med. 1999. - V. 27. - P. 580587.

124. Coiro V., Volpi R., Stella A., Venturi N., Chiodera P. Stimulatory effect of naloxone on plasma Cortisol in human: Possible direct stimulatory action at the adrenal cortex // Regulatory Peptides. 2011. - Vol. 166. - P. 1-2.

125. Comporti M., Signorini C., Buonocore G., Ciccoli L. Iron release, oxidative stress and erythrocyte ageing // Free Rad. Biol. Med. 2002. - Vol. 32(7). - P. 568-576.

126. Damiani E., Astolfi P., Carloni P., Stipa P., Greci L. Antioxidants: How They Work / Oxidants in Biology. G. Valacchi, P.A. Davis (eds.). Springer Science + Business Media B.V., 2008. - Chp. 12. - P. 251-266.

127. Danzl D. F., Pozos R. S. Accidental Hypothermia // N. Engl. J. Med. 1994. -V. 331.-P. 1756-1760.

128. De Beus M.D., Chung J., Colon W. Modification of cysteine 111 in Cu/Zn superoxide dismutase in altered spectroscopic and biophysical properties // Protein Sci.-2004.-Vol. 13.-P. 1347-1355.

129. Dean R.T., Fu S., Stocker R., Davies M.J. Biochemistry and pathology of radical mediated protein oxidation // Biochem. J. 1997. - V. 324. - P. 1-18.

130. Delwing D., Chiarani F., Delwing D., Bavaresco C.S. Wannmacher C.M.D., Wajner M., Wyse A.T.S. Proline reduces acetylcholinesterase activity in cerebral cortex of rats // Metab. Brain Disease. 2003. - V. 18(1). - P. 79-86.

131. Doufas A. G., Sessle D. I. Physiology and clinical relevance of induced hypothermia // Neurocritical Care. 2004. - V. 1. - P. 489-498.

132. Duntas L.H. Thyroid disease and lipids // Thyroid. 2002. - V. 12. - P. 287293.

133. Eckmann D. M., Bowers S., Stecker M., Cheung A. T. Hematocrit, volume expander, temperature, and shear rate effects on blood viscosity // Anesth. Analg. -2000.-V. 91.-P. 539-945.

134. El-Demerdash F. M. Antioxidant effect of vitamin E and selenium on lipid peroxidation, enzyme activities and biochemical parameters in rats exposed to aluminium // J. Trace Elem. Med. Biol. 2004. - V. 18. - P. 113-121.

135. Erecinska M., Thoresen M., Silver I.A. Effects of hypothermia on energy metabolism in mammalian central nervous system // J. Cereb. Blood Flow Metab. -2003. V. 23. - P.513-550.

136. Feitosa-Filho G.S., Sena J.P., Guimarres H.P., Lopes R.D .Therapeutical hypothermia after cardiopulmonary resuscitation: evidences and practical issues // Rev. Bras. Ter. Intensiva. 2009. - V. 21(1). - P. 65-71.

137. Fridovich I. Oxygen toxicity: A radical explanation // J. Exp. Biol. 1998. - V. 201.-P. 1203-1209.

138. Fridovich I. Superoxide anion radical, superoxide dismutases, and related matters // J. Biol. Chem. 1997. - V. 272, No. 30. - P. 18515-18517.

139. Giulivi C., Davies K.J. Mechanism of the formation and proteolytic release of H202-induced dityrosine and tyrosine oxidation products in hemoglobin and red blood cells // J. Biol. Chem. 2001. - V. 276(26). - P. 24129-24136.

140. Goldstein A., Jowney L., Pal B.K. Sterospecific and non-specific interactions of the morphine cogener levorphanol in subcellular fractions of mouse brain // Proc. Nat. Acad. Sci. US. 1971. - V. 68. - P. 1742-1745.

141. Granger D.L., Taintor R.R., Boockvar K.S., Hibbs J.B. Jr. Measurement of nitrate and nitrite in biological samples using nitrate reductase and Griess reaction // Methods Enzymol. 1996. - V. 268. - P. 142-151.

142. Gu S.S., Shi N., Wu M.P. The protective effect of apolipoprotein A-l on myocardial ischemia-reperfusion in rats // Life Sci. 2007. - V. 81. - P. 702-709.

143. Gutteridge J.M. Lipid peroxidation and antioxidants as biomarkers of tissue damage//Clin. Chem. 1995. -V. 41, No. 12.-P. 1819-1828.

144. Hallberg L. Iron and vitamins // Bibl. Nutr. Dieta. 1995. - V. 52. - P. 20-29.

145. Halliwell B. Oxidative stress and neurodegeneration: where are we now? // J. Neurochem. 2006. - V. 97. - P. 1634-1658.

146. Halliwell B., Gutteridge J.M.C. Free radicals in biology and medicine. 3rd edn. -Oxford: Clarendon Press, 1999. 936.p.

147. Hampton M. B., Kettle A. J., Winterbourn C. C. Inside the neutrophil phagosome: oxidants, myeloperoxidase and bacterial killing // Blood. 1998. - V. 92. -P. 3007-3017.

148. Hawkins C. L., Davies M. J. Generation and propagation of radical reactions on proteins // Biochim. Biophys. Acta. 2001. - V. 1504. - P. 196-219.

149. Howard A. C., McNeil A. K., McNeil P. L. Promotion of plasma membrane repair by vitamin E // Nature Communications. 2011. - V. 2. - P.597

150. Hughes J, Smith TW, Kosterlitz HW, Fothergill L.A., Morgan B.A., Morris H.R. Identification of two related pentapeptides from the brain with potent opiate agonist activity // Nature. 1975. - V. 258. - P. 577-580.

151. Imai H., Nakagawa Y. Biological significance of phospholipid hydroperoxide glutathione peroxidase (PHGPx, GPx4) in mammalian cells // Free Radic. Biol. Med. 2003. - V. 34(2). - P. 145-69.

152. Ishiopoulus H., Al-Mehdi A.B. Peroxynitrite-mediated oxidative protein modifications // FEBS Letters. 1995. - Vol. 364. - P. 27-282.

153. Jonsson M., Lind J., Reitberger T., Eriksen T. E., Merenyi G. Free radical combination reactions involving phenoxyl radicals // J. Phys. Chem. 1993. - V. 97(31).-P. 8229-8233.

154. Kanner J., Harel S., Granit R. Nitric oxide as an antioxidant // Arch. Biochem. Biophys. 1991. - V. 289(1). - P. 130-136.

155. Khasawneh F. A., Thomas A., Thomas S. Accidental hypothermia // Hospital

156. Physician. 2006. - V. 42(12). - P. 16-21.

157. Kvetnansky R., Sabban E. L., Palkovits M. Catecholaminergic systems in stress: structural and molecular genetic approaches // Physiol. Rev. 2009. - V. 89. -P. 535-606.

158. Lecklin T., Egginton S., Nash G.B. Effect of temperature on the resistance of individual red blood cells to flow through capillary-sized apertures // Pflugers Arch. 1996. - V. 432. - P. 753-759.

159. Lee T.F., Westly J., Wang L.C.H. Effects of hetastarch and manitol on prolonging survivial in stable hypothermia in rats // Am. J. Phys. Regul. Integ. Comp. Physiol. 2000. - V. 278. - P. 1040-1047.

160. Levine M., Dhariwal K.R., Washko P., Welch R., Wang Y.H., Cantilena C.C., Yu R. Ascorbic acid and reaction kinetics in situ: a new approach to vitamin requirements // J. Nutr. Sei. Vitaminol. 1992. - Spec. No. - P. 169-172.

161. Levine R.L. Carbonyl modified proteins in cellular regulation, aging and disease // Free Radic. Biol. Med. 2002. - V. 31, No. 9. - P.790-796.

162. Liberopoulos E. N., Elisaf M. S. Dyslipidemia in patients with thyroid disorders // Hormones. 2002. - V. 1(4). - P. 218-223.

163. Linster C. L., Van Schaftingen E. Vitamin C. Biosynthesis, recycling and degradation in mammals // FEBS J. 2007. - V. 274. - P. 1-22.

164. Liu Y., Zhao H., Li H., Kalyanaraman B., Nicolosi A.C., Gutterman D.D. Mitochondrial sources of H2O2 generation play a key role in flow-mediated dilation in human coronary resistence arteries // Circ. Res. 2003. - V. 93. - P. 576-580.

165. Low P. S. Structure and function of the cytoplasmic domain of band 3: center of erythrocyte membrane-peripheral protein interactions // Biochim. Biophys. Acta. 1986.-V. 864.-P. 145-167.

166. Lowry D.H., Rosebrough H.J., Farr A.L., Randall R.J. Protein measurement withthe Folin-phenol reagent // J. Biol. Chem. 1951. - V. 193(1). - P. 265-275.

167. Lynch S.R. Interaction of iron with other nutrients // Nutr. Rev. 1997. - V. 55. -P. 102-110.

168. Mandl J., Szarka A., Banhegyi G. Vitamin C: update on physiology and pharmacology // British J. Pharmacol. 2009. - V. 157. - P. 1097-1110.

169. Marklund S.L. Regulation by cyrokines of extracellular superoxide dismutase and other superoxide dismutase isoenzymes in fibroblasts // J. Biol. Chem. -1992. V. 267, No. 10. - P, 6696-6701.

170. May J. M., Qu Z.-C., Cobb C. E. Human erythrocyte recycling of ascorbic acid. Relative contributions from the ascorbate free radical and dehydroascorbic acid // J. Biol. Chem. 2004. - Vol. 279(15). - P. 14975-14982.

171. May J.M. Is ascorbic acid an antioxidant for the plasma membrane? FASEB J -1999.-V. 13.-P. 995-1006.

172. Mayer S. A., Sessler D. I. Therapeutic hypothermia. New York: Marcel Dekk-er, 2005. - 629 p.

173. McEwen B. Physiology and neurobiology of stress and adaptation: central role of the brain // Physiol. Rev. 2007. - Vol. 87. - P. 873-904.

174. Melin A.M., Peuchant E., Perromat A., Clerc M. In vitro influence of ascorbate on lipid peroxidation in rat testis and heart microsomes // Mol. Cell Biochem. -1997.- 169(1-2).-P. 171-176.

175. Mendiratta Sh., Qu Z., May J.M. Erythrocyte defensis against hydrogen peroxide: the role of ascorbic acid // Biochim. Biophys. Acta. 1998. - V. 1380(3). -P. 389-395.

176. Minami M., Saton M. Molecular biology of the opioid receptors: structures, functions and distributions // Neurosci. Res. 1995. - V. 23. - P. 121-145.

177. Morgan M.L., Anderson R.J., Ellis M.A., Berl T. Mechanism of cold diuresis in the rat // Am. J. Physiol. Physiol. 1983. - V. 244. - P. F210-F216.

178. Moser M., Bendich A. Vitamin C / Handbook of vitamins (L.J. Machin, ed.). -New York: Marcel Dekker, 1991.-P. 195-232.

179. Murphy M. P. How mitochondria produce reactive oxygen species // Biochem. J.- 2009. -V. 417. -P. 1-13.

180. Mylonas С., Kouretas D. Lipid peroxidation and tissue damage // In Vivo. -1999.-V. 13.-P. 295-309.

181. Nelke S.P. Roomi M. W., Tsao C., Nieldzwiecki A. Ascorbic acid protects guinea pigs from acute aflatoxin toxicity // Toxicol. App. Pharmacol. 1997. - V. 143(2).-P. 429-435.

182. Nicoloff J., Fisher D., Appleman M. The role of glucocorticoids in the regulation of thyreoid function in man // J. Clin. Invest. 1970. - Vol. 49. - P. 1922-1929.

183. Niki E. Action of ascorbic acid as a scavenger of active and stable oxygen radicals // Am. J. Klin. Nutr. 1991. - V. 54. - P. S.l 119-1124.

184. Nystrom T. Role of oxidative carbonylation in protein quality control and senescence // EMBO J. 2005. - V. 24. - P. 1311-1317.

185. O'Donell V.B., Chumpley P.H., Hogg N. Nitric oxide inhibition of lipid peroxidation: kinetics of reaction with lipid peroxil radicals and comparison with al-pha-tocopherol // Biochemistry. 1997. - V. 36(49). - P. 15216-15223.

186. Oda Т., Shimizu K., Yamaguchi A., Satoh K., Matsumoto K. Hypothermia produces rat liver proteomic changes as in hibernating mammals but decreases endoplasmic reticulum chaperones // Cryobiology. 2012. - V. 65. - P. 104-112.

187. Ojcius D. M., Solomon, A. K. Sites of p-chloromercuribenzenesulfonate inhibition of red cell urea and water transport // Biochim. Biophys. Acta. 1988. - V. 942.-P. 73-82.

188. Packer L., Weber S. U., Rimbach G. Molecular aspects of a-tocotrienol antioxidant action and cell signaling // J. Nutr. 2001. - V. 131. - P. 369S-373S.

189. Padayatty S.J., Katz A., Wang Y., Eck P., Kwon O., Lee J.H., Chen S., Corpe C., Dutta A., Dutta S.K., Levine M. Vitamin С as an antioxidant: evaluation of its role in disease prevention // J. Am. Coll. Nutr. 2003. - V.22. - P. 18-35.

190. Peake J., Suzuki K. Neutrophil activation, antioxidant supplements and exercise-induced oxidative stress // Exerc. Immunol. Rev. 2004. - V. 10. - P. 129-141.

191. Pechnick R.N. Effects of opioids on the hypothalamo-pituitary-adrenal axis // Ann. Rev. Pharmacol. Toxicol. 1993. - Vol. 33. - P. 353-882.

192. Pickering A.M., Davies K.J. Degradation of damaged proteins: the main function of the 20S proteasome // Prog. Mol. Biol. Transl. Sci. 2012. - V. 109. - P. 227-248.

193. Pierce S. K., Politis A. D. Ca+-activated cell volume recovery mechanisms // Ann. Rev. Physiol. 1990. - V. 52. - P. 27-42.

194. Polderman K. H. Application of therapeutic hypothermia in the ICU: opportunities and pitfalls of a promising treatment modality. Part 1: Indications and evidence // Intensive Care Med. 2004. - V. 30. - P. 556-575.

195. Polderman K.H. Mechanisms of action, physiological effects, and complications of hypothermia // Crit. care Med. 2009. - V. 37(7). - P. S186-S202.

196. Quinn P. J. Molecular associations of vitamin E // Vitamins & Hormones. -2007.-V. 76.-P. 67-98.

197. Rayman M.P. Selenium and human health // Lancet. 2012. - V. 379(9822). -P. 1256-1268.

198. Ricciarelli R., Zingg J., Azzi A. Vitamin E: protective role of a Janus molecule // FASEB J. 2001. - V. 15. - P. 2314-2325.

199. Rigotti A., Miettinen H. E., Krieger M. The role of the high-density lipoprotein receptor SR-BI in the lipid metabolism of endocrine and other tissues // Endocrine Rev. 2003. - V. 24 (3). - P. 357-387.

200. Salo D.C., Pacifici R.E., Lin S.W., Giulivi C., Davies K.J.A. Superoxide dismutase undergoes proteolysis and fragmentation following oxidative modificationand inactivation // J. Biol. Chem. 1990. - V. 265, No. 20. - P. 11919-11927.

201. Shi N., Wu M.P. Apolipoprotein A-l attenuates renal ischemia/reperfusion injury in rats // J. Biomed. Sci. 2008. - V. 15. - P. 577-583.

202. Silva J. E. Thermogenic mechanisms and their hormonal regulation // Physiol. Rev. 2006. - V. 86. - P. 435-464.

203. Silvestri E., Schiavo L., Lombardi A., Goglia F. Thyroid hormones as molecular determinants of thermogenesis // Acta Physiol. Scand. 2005. - Vol. 184. - P. 265-283.

204. Simons W.F., Koski G., Streaty R.A., Hjelmeland L.M., Klee W.A. Solubilization of active opiate receptors // Proc. Nat. Acad. Sci. US. 1980. -V. 77. - P. 4623-4627.

205. Solanki Y. B., Bhatt R.V. Effects of antioxidant vitamins along with atorvasta-tin and atorvastatin-niacin combination on diet-induced hypercholesterolemia in rats // Int. J. Physiol. Pathophysiol. Pharmacol. 2010. - V. 2(1). - P. 5763.

206. Spolarics Z., Wu J.X. Role of glutathione and catalase in H202 detoxification in LPS-activated hepatic endothelial and Kupffer cells // Am. J. Physiol. 1997. -Vol. 273(6, Pt 1). - P. G1304-1311.

207. Stadtman E.R. Metal ion-catalyzed oxidation of proteins: biochemical mechanism and biological consequences // Free Radic. Biol. Med. 1990. - V. 9. - P. 315-325.

208. Stadtman E.R., Oliver C.N. Metall-catalyzed reactions oxidation of proteins. Physiological consequences // J. Biol. Chem. 1991. - V. 266. - P. 2005-2008.

209. Sun Y. Free radicals, antioxidant enzymes, and carcinogenesis // Free Rad. Biol. Med. 1990. - V. 8, No. 6. - P. 583-599.

210. Swan J.A., Darley-Usmar V., Gutteridge J.V.C. Peroxynitrite releases copper from caeruloplasmin: implications for atherosclerosis // FEBS Lett. 1994. - V. 342.-P. 49-52.

211. Szabo C, Ischiropoulos H., Radi R. Peroxynitrite: biochemistry, pathophysiology and development of therapeutics // Drug Discovery. 2007. - Vol. 6. - P. 662

212. Tang X., Yenari M. A. Hypothermia as a cytoprotective strategy in ischemic tissue injury // Ageing Res. Rev. 2010. - V. 9(1). - P. 61-74.

213. Tveita T., Ytrehus K., Skandfer M., Olan P., Helset E., Myhre E.S., Larsen T.S. Changes in blood flow distribution and capillary function after deep hypothermia in rat // Can. J. Physiol. Pharmacol. 1996. - V. 74. - P. 376-381.

214. Van Duijn M.M., der Zee, J. V., den Broek, P. J. V. The ascorbate-driven redaction of extracellular ascorbate free radical by the erythrocyte is an electrogenic process // FEBS Lett. 2001. - V. 491. - P. 67-70.

215. Van Amersfoort E. S., Van Berkel T. J. C., Kuiper J Receptors, mediators, and mechanisms involved in bacterial sepsis and septic shock // Clin. Microbiol. Rev. 2003. - Vol. 16, No. 3. - P. 379-414.

216. Venditti P., Rosa R.D., Meo S.D. Effect of cold-induced hyperthyriodism on H202 production and susceptibility of stress conditions of rat liver mitochondria // Free Rad. Biol. Med. 2004. - V. 36, No. 3. - P. 348-358.

217. Vuong C., Van Uum S. H. M., O'Dell L. E., Lutfy K., Friedman T. C. The Effects of opioids and opioid analogs on animal and human endocrine systems // Endocrine Reviews. 2010. - V. 31(1). - P. 98-132.

218. Wang X., Quinn P.J. The location and function of vitamin E in membranes (review) // Mol. Membr. Biol. 2000. - V. 17(3). - P. 143-56.

219. Wang X., Wu Z., Song G., Wang H., Long M., Cai S. Effects of oxidative damage of membrane protein thiol groups on erythrocyte membrane viscoelasticities // Clin. Hemorheol. Microcirc. 1999. - V. 21. - P. 137-146.

220. Watanabe H., Kobayashi A., Yamamoto T., Suzuki S., Hayashi H., Yamazaki N. Alterations of human erythrocytes membrane fluidity by oxygen-derived free radicals and calcium. // Free Radic. Biol. Med. 1990. - V. 8 (6). - P. 507-514.

221. Wei M., Arnold L., Cano M., Cohen S. M. Effect of co-administration of antioxidants and arsenicals on the rat urinary bladder epithelium // Toxicol. Sc. -2005.-V. 83.-P. 237-245.

222. Xia J., Browning J. D., O'Dell B. L. Decreased plasma membrane thiol concentration is associated with increased osmotic fragility of erythrocytes in zinc-deficient rats // J. Nutr. 1999. - V. 129. - P. 814-819.

223. Yamauchi R., Kato K., Ueno Y. Free radical scavenging reactions of a-tocopherol during the autoxidation of methyl linoleate in bulk phase // J. Agric. FoodChem.- 1995.-V. 43.-P. 1455-1461.

224. Yoshida Y., Niki E., Noguchi N. Comparative study on the action of tocopherols and tocotrienols as antioxidant: chemical and physical effects // Chem. Physics Lipids.-2003.-V. 123, Is. l.-P. 63-75.

225. Yoshida Y., Saito Y., Jones L.S., Shigeri Y. Chemical reactivities and physical effects in comparison between tocopherols and tocotrienols: physiological significance and prospects as antioxidants // J. Biosci. Bioengin. 2007. - 104(6). -P. 439-445.

226. Zelko I.N., Mariani T.J., Folz R.J. Superoxide dismutase multigene family: a comparison of the Cu,Zn-SOD (SOD1), Mn-SOD (SOD2), and EC-SOD (SOD3) gene structures, evolution, and expression // Free Radic. Biol. Med. -2002.-V. 33.-P. 337-349.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 491333