"Вольные" общества Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX веков (к вопросу о роли патриархально-родовых и общинных институтов в процессе формирования раннеклассовых отношений) тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.07, кандидат исторических наук Карпов, Юрий Юрьевич

Диссертация и автореферат на тему «"Вольные" общества Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX веков (к вопросу о роли патриархально-родовых и общинных институтов в процессе формирования раннеклассовых отношений)». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 301593
Год: 
1984
Автор научной работы: 
Карпов, Юрий Юрьевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Ленинград
Код cпециальности ВАК: 
07.00.07
Специальность: 
Этнография, этнология и антропология
Количество cтраниц: 
219

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Карпов, Юрий Юрьевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. Сельская община и патриархально-родовые отношения в "вольных" обществах Северного Кавказа.

Предварительные замечания

§ I. Общества Дагестана

§ 2. Общества Чечено-Ингушетии

§ 3. Общества Северной Осетии

Общие замечания

ГЛАВА П. Общинные институты народных собраний и старшинства в "вольных" обществах Северного Кавказа

Предварительные замечания

§ I. Общества Дагестана .;. НО

§ 2. Общества Чечено-Ингушетии . Г

§ 3. Общества Северной Осетии

Общие замечания

Введение диссертации (часть автореферата) На тему ""Вольные" общества Северного Кавказа в XVIII - первой половине XIX веков (к вопросу о роли патриархально-родовых и общинных институтов в процессе формирования раннеклассовых отношений)"

Перед советской исторической наукой стоит задача - на фактах истории различных народов проследить общие закономерности складывания докапиталистических (рабовладельческих, феодальных) классовых обществ и выявить особенности этого процесса в различных регионах мира. В плане решения этой задачи, значительное внимание уделяется изучению общественных отношений у народов Северного Кавказа. Несмотря на ряд их особенностей у различных народов этого региона, в целом они предстают как единое и своеобразное явление, что позволило ряду исследователей поставить вопрос о кавказском горском реода-лизме и его специфике

Одной из сторон этой огромной по своим масштабам и принципиальной по историко-социологической важности проблемы является вопрос о так называемых "вольных" обществах. Под "во См.: Анчабадзе 3., Робакидзе А. К вопросу о природе кавказского горского феодализма. - 3 кн.: Тезисы докладов Всесоюзной сессии, посвященной итогам полевых археологических и этнографических исследований в 1970 г. Тбилиси, 1971; Лавров Л.К. Назревшие вопросы изучения социальных отношений на докапиталистическом Кавказе. - В кн.: Социальная история народов 4зии, .4., 1975; Меликишвили Г.А. К вопросу о характере древних закавказских и средневековых северокавказских классовых обществ. - История СССР, 1975, 6; Робакидзе k.Vi. Некоторые черты горского феодализма на Кавказе. - СЗ, 1973, & Он же. Некоторые черты горского феодализма на Кавказе. - В кн.: Генезис, основные этапы, общие пути и особенности развития феодализма у народов Северного Кавказа. Региональная научная конференция. Тезисы докладов. Махачкала, 1930.

Льными" обществами в советской науке принято понимать объединения сельских общин патриархально-феодального типа в Дагестане, сохранявших в ХУ-первой половине XIX вв. в той или иной мере независимость от соседних феодальных владетелей (.ханов)

3 настоящее время проблема "вольных" обществ или точнее союзов сельских общин вышла за рамки собственно Дагестана. Исследования социально-экономических отношений в некоторых районах Кавказа в ХУП-первой половине XiX вв. позволили говорить о типологическом сходстве с дагестанскими союзами сельских общин "обществ" горных районов Чечено-Ингушетии, 3 некоторых обществ Осетии и Зольной Сванетии . Зольные общества Дагестана. - БСЭ, т. 5, >1., ±971, с. 340. о

Гаджиев З.'Г. Союзы сельских общин Дагестана. - В кн.: Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ -начале XiX в., Махачкала, 1931, с. 4-5. 3

Фадеев А.З. Вопрос о социальном строе кавказских горцев ХУШ - XIX вв. в новых работах советских историков. -ВИ, 1953, 5; Лавров Л.И. Назревшие вопросы ., с. 6~3; Он же. Историко-этнографические очерки Кавказа. Л., I978f с. 13 - 15; Магометов А.Х. Политическое устройство горских народов в первой половине XIX в. - В кн.: Социальные отношения у народов Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1973, с. 43 -50; Умароз С.Ц. О некоторых особенностях классообразования и антифеодальной борьбы в средневековой Чечено-Ингушетии. -3 кн.: Зопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ± - начало XX вв.). Грозный, 1930, с. 3.

Основой для подобного типологического сопоставления послужила форма функционирования в них сельской общины. Ее специфика в данных социальных организмах проявлялась в следующем. Зсе кавказские "вольные" общества представляли собой территориальные объединения сельских общин, связанных хозяйственно-экономическими и общественно-политическими отношениями. Особое значение имели военно-демократическое устройство и военно-оборонная направленность этих объединении, что подчеркивается современными исследователями i, иногда, возможно, даже излишне сильно ^. Вместе с тем, существенным признаком этих обществ, как уже указано, была их независимость или полунезависимость от власти соседних феодальных политических образований. Такая форма предполагала соответственно и специфическую организацию межобщинных связей и особые политические органы управления. 3 дополнение к этому, специфику "вольных" обществ

Зиноградоз З.Б. Генезис феодализма на Центральном Кавказе. - ЗИ, 1931, ^ I, с. 43.

1 Петрушевскии И.П. Джаро-Белоканские вольные общества в первой трети XIX столетия. Тифлис, 1934, с. 19; Магомедов P.M. Общественно-экономический и политический строи Дагестана в ХУШ - начале Х1л вв. Махачкала, j.937, с. 61; Гамрикели 3. Социально-экономическая почва развития "лекиа-ноба" в ХУШ з. - Мацне. Зестник АН Груз.СОР, Тбилиси, 1973,

I, с. ИЗ - 119; Чочиев А.Р. Пережитки военно-демократического уклада в общественном быту осетин в прошлом. Автореферат канд. дисс.: Тбилиси, 1979, с. И - 20. Блиев М.М. Кавказская война: социальные истоки и сущность. - 14стория СССР, 1933, J& с. 55, 57, 6±. составляло и своеобразие социально-экономических отношении в них, обусловленное з большинстве случаев неразвитостью феодальных отношений, не приведших к достаточно четкому оформлению феодальных сословий.

На Неверном Кавказе в ХУш-первой половине XIX вв., существовали районы, в первую очередь Карачай и Балкария, а такке плоскостные районы Чечено-Ингушетии, уровень развития социально-экономических отношений в которых был ниже, чем в соседних с ними феодальных владениях, и где еще только шли процессы генезиса феодализма. Однако, в некоторых из них, в силу различных исторических причин, сложилось сословие местных феодалов-владетелей, другие же попадали в прочную зависимость от соседних феодальных государственных образований -и при этом теряли почти полностью свою самостоятельность. По этим причинамонинемогут рассматриваться в одном ряду с "вольными" обществами.

Таким образом, особенности "вольных" обществ в сравнении с феодальными владениями сводятся к неразвитости феодальных отношений и к особенностям их политического устройства, а в сравнении с теми районами, где феодальные отношения тоже еще только складывались, но существовала феодальная власть или зависимость лишь к особенностям политического устройства. Первая особенность (неразвитость феодальных отношений) - это по существу то, что в современной исторической науке принято называть господством отношений патриархально-феодального типа или протоФеодальными, когда подчеркивается особая значимость в них пережитков кровнородственных и первобытнообщинных отношений. Вторая особенность - это специфическая форма правления, проявлявшаяся в важной роли народных собраний, что придавало всему общественно-политическому строю "вольных" обществ видимость полного демократизма и социального равноправия.

3 настоящей работе будет обращено внимание именно на эти проявления специфичности "вольных" обществ. Первая глава посвящена рассмотрению взаимоотношении патриархально-родовых и сельско-общинных отношений во внутренней жизни "вольных" обществ, а вторая глава - особенностям политической власти и организации внутреннего управления, которые являлись едва ли не главной отличительной чертой "вольных" обществ. 3 работе рассматриваются преимущественно надстроечные явления. Руководствуясь положениями марксистско-ленинской философии об определяющей роли экономического базиса по отношению к надстройке, мы ставим своей задачей выявление закономерностей складывания своеобразных надстроечных явлений в "вольных" обществах.

Главным предметом исследований в данной диссертации являются "вольные" общества Дагестана, представляющие по существу образец подобной формы социального организма, а также близкие им по типу своей социально-политическое организации общества Чечено-Ингушетии и дверной Осетии. В исследование не включено изучение общинных объединений Зольной Сванетии. Сделано это потому, что она не входит в пределы Северного Кавказа, а кроме того, привлечение материала по Сванетии потребовало бы обращения к вопросам истории Грузии, что вышло бы за рамки темы и значительно увеличело бы объем работы. Безусловно, что для полного разрешения проблемы "вольных" обществ изучение социальной специфики Зольной Сванетии необходимо, но в данном случае такая неполнота допустима, так как не может принципиально помешать изучению этого явления.

Новизна подобного исследования заключается в подходе к проблеме "вольных11, обществ в рамках всего северокавказского региона, что позволяет рассматривать и оценивать эту форму социальной организации, как в отдельных ее этнических разновидностях, так и в целом, выявляя в сравнительно-историческом плане ее наиболее существенные специфические черты.

Подобное исследование данной проблемы позволяет дать общую оценку "зольным" обществам, как закономерному историческому явлению в процессе эволюции общественных отношений у ряда народов Северного Кавказа и конкретно проследить один из своеобразных вариантов формирования феодального общества из недр родо-племенного строя.

Изучение "вольных" обществ как общинных организмов имеет актуальное значение и для правильного теоретического освещения вопросов социального развития большого числа независимых государств "третьего мира", в которых кровнородственные и общинные отношения играют еще значительную роль. 3 этой связи уместно отметить, что в ряде политических деклараций лидеров народов Азии и Африки общине и общинным традициям отводится важное место в социальном переустройстве их стран . Примером для них может служить опыт использования общины и ее традиций при социалистическом строительстве в тех районах Северного Кавказа, которые были известны в прошлом как "вольные" общества.

Следовательно, изучение общины в любых ее проявлениях актуально, так как с одной стороны, оно связано с проблемой основных закономерностей исторического развития, а с другой, Итс Р. К Предисловие. - 3 кн.: Община и социальная организация у народов Восточной и Юго-Восточной Азии. JI., 1967, с. Ч.

- с политической жизнью современных народов.

Формирование большинства как дагестанских, так и других северокавказских "вольных" обществ, происходило на протяжении многих веков. Общества появляются в наших источниках в средневековый период и существуют до окончательного включения Северного Кавказа в социально-экономическую и политическую систему России в середине XIX в. Временные рамки, выбранные для данного исследования - ХУШ-первая половина XIX вв., объясняются тем, что в этот период "вольные" общества являлись уже в полной мере сформировавшимися социально-политическими образованиями, в которых все их признаки и особенности проявлялись наиболее рельефно. Кроме того, только начиная с ХУШ в. мы располагаем достаточным количеством сведений о "вольных" обществах для того, чтобы дать им более или менее точную характеристику.

Большинство союзов общин ("вольных" обществ) Дагестана располагалось в горной зоне, земли некоторых союзов простирались и на предгорья. Они существовали в районах заселенных аварцами, даргинцами, лезгинами, табасаранцами, агулами, ру~ тульцами и другими народами Дагестана. Точное количество союзов общин установить трудно, так как политическое положение их нередко менялось. Одни из них попадали под власть феодальных владений (ханств и т.п.), теряя при этом свою самостоятельность, другие, напротив, освобождались от этой зависимости. Советские исследователи насчитывают в Дагестане ХУШ-пер-вой половины XIX вв. более 60 "вольных" обществ Магомедов P.M. Общественно-экономический., с. 369j Хашаев Х.М. Общественный строй Дагестана в XIX в. Махач

3 своей работе мы привлекаем материалы по всем дагестанским (включая и Джаро-Белоканские) "вольным" обществам.

В Чечено-Ингушетии в рассматриваемое время аналогичных союзов общин насчитывалось более 20. В плоскостных районах Чечни таковыми являлись общества: Качкалык, Герменчук, Чеченское, Алдинское, Гехинское; в горных - Аькхи, ;Маьлхи, Нохч-Мохк, Чеберлой, Шатой, Шарой, Чаьнты, Терлой, Пешхой, Шекарой, Майсты. В Ингушетии выделялись группы джейрахозцев, цоринцев, галашевцев, назрановцев, мецхальцев, хамхинцев, веппинцев. Карабулакскими обществами были: Цечой, Мержой, Орстр хой . Так как в данной работе нас интересуют лишь так называемые "вольныепобщества, т.е. общества независимые от феодальных владений хотя бы формально, то нам необходимо определить такие общества и в Чечено-Ингушетии. Сделать это довольно трудно. Многие районы населенные вайнахами в разные периоды времени подпадали под власть то кумыкских, то кабардинских феодалов. Зависимость эта в разных местах проявлялась неодинаково. Более стабильно она ощущалась в плоскостной части Чечено-Ингушетии. Поэтому в своей работе мы будем использовать в основном материал по обществам горной зоны Чечни и Ингушетии.

3 Северной Осетии к категории "вольных" обществ обычно кала, 1961, с. 24; История Дагестана, т. i, 14., 1967, с. 320.

Мамакаев М.А. Чеченский тайп (род) в период его разложения. Грозный, 1973, с. 19; Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М., 1973, с. 162, 164 - 165, 167 - 169. относят Куртатинское, Алагирское, Наро-Мамисонское и Донифа-рское общества. Для выделения их из числа других обществ Осетии (Дигорского и Тагаурского) существуют следующие основания. 3 то время как в Дигории и 'Гагаурии к ХУШ в. сложилась феодальная структура общества, в остальных такой четкой социальной стратификации не наблюдалось.

Вопрос о феодализме в Куртатинском ущелье не достаточно изучен. Согласно одним данным XIX в., там была та же сословная структура, что и в Тагаурии согласно другим, сословных различий вообще не существовало Вопрос этот требует дальнейшего исследования, поэтому говорить о причислении Курта-тинии к "вольным" обществам, за неимением других оснований, в настоящее время не представляется возможным.

Значительным своеобразием отличались социальные отношения в Алагирском обществе и Туалетии, включающей Заккинское и Мамисонское ущелья, Нарекую и Зарамагскую котловины. По сведениям середины XIX в., население Алагирского общества разделялось только на два сословия: уазданлагов и фарсагла3 гоз . Комиссия, занимавшаяся изучением сословных прав населения Терской области, пришла к выводу об отсутствии сословного деления в Нарском, Мамисонском, Заккинском и Зругском обществах, так же как и в Алагирском По свидетельству же Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев, т. 2. Одесса,

1332, с. 15. р

Зичи Е. Путешествие по Кавказу и Центральной Азии.

- ОГРИП, с. 291; Материалы по истории Осетии, т. 3. Дзау-джикау, 1950, с. 197 - 202. о

Леонтович И. Указ. соч. Т. 2, с. 19. Красницкий К. Кое-что об Осетинском округе и о правах

К. Хетагурова, в Наре, кроме свободного крестьянства - фар-саглагов, составлявшего большинство населения, и сильных фамилий - стыр мыггаг или джын мыггаг, существовали сословия " кавдасардов и цагьайрагов (рабов) 1. Известно и о достаточно продолжительной зависимости обществ Центральной Осетии от феодальной Грузии. Вместе с тем, характерный для Нарского и других обществ Центральной Осетии порядок общинного быта и межобщинных отношений позволяет рассматривать их в одном ряду с Алагирским, а следовательно и с дагестанскими союзами сельских общин. Этому не могут препятствовать социальная неоднородность указанных осетинских обществ и определенная степень зависимости их от соседних феодальных государств. Многочисленные примеры причисления некоторых союзов сельских общин Дагестана, находившихся в аналогичном положении, к "вольным" обществам, служат подтверждением допустимости отнесения к ним и обществ Центральной Осетии.

3 Дигории, где были достаточно развиты феодальные отношения, в ХУШ в. было отмечено "демократическое" или "республиканское государственное устройство" Донифарсского общества Это позволило Б Л. Калоеву сравнить Донирарсское общество с дагестанскими "вольными" обществами, хотя он и отме

3 ГГ тил социальную неоднородность его населения . К сожалению, туземцев его. - "Кавказ", 1365, $ 32.

1 Хетагуров К.Л. Особа. Этнографический очерк. - К. Хе-тагуров. Ообр. соч. в 5-ти тт. Т. 4, М., I960, с. 3x3 - 321. Штедер И. Дневник путешествия из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1731 г. - ОГРКП, с. 64. Калоев Б.А. Осетины. Историко-этнографическое исследоза исключением кратких заметок Л. Штедера, отсутствуют другие обстоятельные сведения о Донифарсском обществе, поэтому мы не можем привлечь материал о нем в данной работе.

3. Занети в 1920-х гг. писал о низ ком уровне развития социально-экономических отношений в Юго-Осетии, тактически он приравнивал эти районы к "вольным" обществам Современными исследователями доказана несостоятельность подобной точки зрения. 3 силу своего внутреннего развития и под влиянием Грузии здесь в общих чертах уже сложились феодальные отношения. Основная масса крестьянства находилась в крепостной зависимости от грузинских феодалов ^.

Таким образом, очерчивается круг тех обществ, которые мы можем сравнивать с дагестанскими и вакнахскими союзами сельских общин. В этот круг входят Алагирское и Наро-Мамисонское общества Северной Осетии.

К вопросам истории общественного устройства народов Кавказа русская наука обратилась задолго до XX зека. Со времени появления русских на Кавказе, и особенно в ходе присоединения Северного Кавказа к России, и уже после самого присоединения, в русской историко-этнографической литературе появилось значительное количество работ, в которых так или иначе ставились и анализировались эти вопросы. Уже в ХУШ з. было отмечено не только отличие общественного строя народов вание. йзд. 2-е. М., 1971, с. 33.

1 Занети 3. Индивидуализм и коллективизм в родовом быту осетин. - Изв. 0I/1K, вып. 2. Зладикавказ, 1926, с. 426. ^ Калоев Б.А. Осетины, с. 190.

Кавказа от общественного строя в России и Западной Европе, но на различие его даже среди самих горцев и выделены такие категории, как "демократические племена", "вольные общества", "республика" применительно к одним народам, "аристократические племена" или "аристократический", "монархический образ правления" и т.п. применительно к другим. Правда, более четкому представлению о социальной действительности народоз Северного Кавказа предшествовал длительный период научных поисков и изучения исторических и социальных корней этой действительности. Подробный и обстоятельный анализ этой работы в русской этнографической науке дан М.О. Косвеном в статье "Проблема общественного строя народоз Кавказа в ранней русской этнографии" Многим вопросам истории изучения общественных отношений у народов Северного Кавказа было уделено внимание и в других работах М.О. Косвена, а также в исследованиях других ученых Поэтому мы не будем делать подробного историографического обзора изучения вопросов социальной г

1 Косвен М.О. Проблема общественного строя горских народов Кавказа в ранней русской этнографии. - СЭ, Г951, i I. Косвен М.О. Материалы по истории этнографического изучения Кавказа в русской науке. Ч. 1-3, КЭС, вып. i-3, М., 1955, 1953, М. - Л., 1962; Он же. Этнография и история Кавказа. М., 1961; Санакоев М.П. Историография истории Осетии. Цхинвали, 197i; Васильева Л.М. Проблемы истории Осетии в русской науке XIX в. Орджоникидзе, 1975; Кало ев Б.А. З.Ф. Миллер - кавказовед. Орджоникидзе, 1963; Он же. М.М. Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа. М., 1979 и др. истории народов Северного Кавказа в русской и советской ис-торико-этнограричеслой литературе, а ограничимся лишь краткими замечаниями.

С начала Х/Ш в. Кавказ занял особо важное место во внешней политике Российской империи. 3 а-УIL - XIX вв. Россия неоднократно вела воины с Турцией и Персией за овладение Кавказскими землями. ^Зтими событиями оыло обусловлено появление и деятельность на Кавказе большого числа образованных русских людей, непосредственно соприкоснувшихся с жизнью горцев. 3 это время в Россию в большом количестве стали поступать сведения о Казказе. Периодическая печать уделяла большое внимание описанию тех или иных сторон жизни экзотического Кавказа. Историко-этнограоические исследования горцев поощряло и царское правительство, которому они были необходимы для успешного проведения административных реорганизаций на уже присоединенных территориях. Этими обстоятельствами в первую очередь и объясняется повышенный интерес царских чиновников и историков к вопросам общественного устройства и быта кавказских горцев. Освещение этих вопросов в работах дореволюционных авторов является ценном источником для данного исследования .

К началу ХУШ в. относятся сведения собранные А.И. Лопухиным и И.Г. Гербером. 3 "Журнале путешествия через Дагестан" составленным A.M. Лопухиным в 1713 г. содержится хотя и краткое, но интересное замечание о порядке управления в с. К.у-бачи х. Особо ценной является работа И.Г. 1'ербера "Описание стран и народов между Астраханью и рекою Курой находящихся" (в сборнике архивных материалов "История, география и. этно Лопухин А.И. Журнал путешествия через Дагестан. - ИГЭд. гравия Дагестана" составленном и изданном М.О. Косвеном и X.-w.O. Хашаевым она значится кал "Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря") По справедливому замечанию З.Г. Гаджиеза, старательное описание событий, современником которых был И.-Г. Гербер, выдвигает его труд в ряд наиболее ценных источников для изучения социально-экономической и политической истории народов Северо-восточного Кавказа первой четверти ХУШ в. Для нашего исследования наиболее полезны сведения К.Г. Гербера об общественном устройстве в Кубачах, Алты-паре, Рутуле, Акуше-Дарго, горных районах Аварии и Табасарана.

В конце ХУЛ в. была издана на немецком языке книга И.А. Гюльденштедта "Путешествие через Россию и по Казказским горам" несколько позднее в переработанном виде зышедшая и на русском языке \ В ней довольно подробно были изложены сведения об экономической и социально-политической жизни осетин, чеченцез, ингушей и народов Дагестана. К этому же зре

1 Гербер й.-Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря. - ИГЭД.

Гаджиев З.Г. Сочинение И. Гербера "Описание стран и народов между Астраханью и рекою Курой находящихся", как исторический источник по истории народов Кавказа. М., 1979, с. 261. Guldenstadt J Г A. Reisen durch Russland und im Cauca-" sischen Geburg, I, St.- Pbg, 1787. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа из путешествия акад. И.А. Гильденштедта через Россию и по-Кавказским горам в 1770 - 73 гг. СПб, 1309. мени относятся сведения сообщаемые в работах С.Д. Бурнашева, Д.И. Тихонова, П.Г. Буткова L.

Оценивая в целом работы авторов ХУШ в., следует отметить, что в них еще отсутствовала выработанная номенклатура для тех социальных явлении, с которыми они столкнулись у горцев. Чаще всего к общественной жизни народов Кавказа употреблялись термины и понятия, сложившиеся применительно к русской и западноевропейской истории. Показательно, что П.Г. Бутков в i796 г. назвал Ахты-пар.у "республикой" по выбоному характеру власти в ней в сравнении с феодальными владениями . Это одно из первых определений особых социальных образований, которые позднее, в AiX в., стали называть "вольными" обществами, В это время чаще говорилось не о "вольных" обществах, а о "вольных народах", критерием "вольности" которых являлась их независимость от соседних феодальных владений.

Если в ХУШ в. не б^ло еще специальных исследований каз-казоведческой тематики, то первая половина XIX в. была ознаменована появлением уже исследований собственно по истории и этнографии народоз Кавказа. Первенство в замысле написания собственно этнографического сочинения и частичное его осуществление принадлежит П.Г. ьуткову. Его незавершенный труд (без заглавия), хранящипся в Центральном государственном зо-енно-историческом архиве , представляет собой описание зсех

1 Бурнашев О.Д. Описание горских народов. Курск, 1794; Тихонов Д.И. Описание Северного Дагестана. - МГЭд; Бутков П.Г. Выдержки из "Проекта отчета о Персидской экспедиции в виде писем". - ИГЭД. Бутков П.Г. Выдержки ., с. 204.

3 ЦГВКА, кол. 432, д. 192. т народов Кавказа, за исключением армян . ореди прочих сведений, в нем содержатся материалы и об общественном быте народов в интересующих нас районах.

В 1320-х гг. вышли в свет книги С. Ероневского и й. Де-бу в которых обобщались накопленные к тому времени сведения о народах Северного Кавказа. Для нас особенно интересны сведения, содержавшиеся в этих сочинениях, а также в работах других авторов, о социально-политическом положении и общественном устройстве горцев, именно в этот период оыли выделены и определены типы политической организации и типы правления на Кавказе. Основными среди них стали считаться: феодальный с монархическим и аристократическим вариантами, и демократический с республиканским и олигархическим. Среди "вольных" обществ Дагестана С. Броневский особо выделял общества-республики и общества-^федеративные республики; к последним он относил общества Анди, Цудахар, Алты-пара, До-куз-пара, Ахты-пара, Рутул, Цахур и другие К При этом он отмечал, что"в горных республиках примечается оолее единодушия, и от того самого оолее устройства внутри, и более единства во внешних действиях, нежели в феодальных правите

1 п.арпо£> Ю.Ю. Кавказские этнографичс^ле материалы П.Г. Буткова. - КСДОКЧ, Л., 193X, с. 27.

Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, 2 ч. М., 1323; Дебу И. О Кавказской линии и присоединенном к ней черноморском войске или общие замечания о поселенных полках, ограждающих Кавказскую линию, и о соседственных горских народах. СПб, 1329.

3 Броневский С. Указ. соч., ч. I, с. 40-41. льствах, что должно приписать простоте нравов горских нарот дов" . Безусловно, что не "простота нравов" горцев обеспечивала существование этих "республик", а система социально-экономических отношений, господствовавших в них.

Важное значение для изучения общественных отношений у народов Северного Кавказа оказало выявление родовой группы тухума, как основы общественного устройства. Первым на нее обр ратил внимание в 1843 г. В.И. Голенищев-Кутузов и. Позднее, аналогичные родовые группы у народов Северного Кавказа - тай-пы, фамилии были выявлены и другими исследователями. Всем этим родовым группам, или что то же самое - роду, в системе общественных отношений на Северном Кавказе отводилось главенствующее, определяющее положение. Не случайно, общественные отношения у чеченцев В.И. Голенищев-Кутузов сравнивал с первобытными. И такая оценка общественного строя применительно к большинству "вольных" и аналогичных им обществ утвердилась и была господствующей вплоть до конца XiX в.

В это же время была определена роль другой социальной ячейки общества, объединявшей несколько родственных групп по территориальному принципу - сельской общины (джамаата в Дагестане). Первым обратил внимание на значение и роль сельской общины в структуре общественных отношений у дагестанских го3 рцев О.И. Константинов . Именно община вместе с тухумом или ^ Там же, с. 54. Голенищев-Кутузов В.И. Описание гражданского быта чеченцев. - 3 кн.: Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев, т. 2. Одесса, 1832, с. 79 - 30. Константинов О.И. Джаро-белаканцы до XIX столетия. -"Кавказ", 1346, ^2-3. фамилией, как было установлено, лежала в основе "демократического" образа правления, "вольных" обществ. Это открытие имело принципиальное значение в деле изучения общественного строя народов Северного Кавказа. Оно же позволило предпринять первые попыткианализа социально-экономических отношений и политического устройства "вольных" обществ. Работа О .И . Константинова о Джаро-Белоканах является хорошим примером сказанному.

В целом, в ХУШ-первой половине XIX вв. в отечественном кавказоведении был выработан терминологический аппарат, определивший статус явлений общественной жизни народов Северного Кавказа; была выявлена социальная ячейка, лежавшая в основе "демократичности" и "вольности" обществ - сельская община. Общественный строй и социально-экономические отношения в этих > "вольных" обществах оценивались как родовые, первобытные.

Продолжительная Кавказская война, охватившая в первой половине XIX в. ряд районов Северо-восточного и Северо-западного Кавказа, последовавшие после ее окончания мероприятия царской администрации по реорганизации общественного управления, проведение крестьянской, судебной и других реформ на Кавказе вызвали повышенный интерес к социально-экономическим отношениям у народов Северного Кавказа и обычному праву горцев .

В середине и второй половине XIX в. по заданию русского правительства проводился сбор и публикование норм обычного права народов Северного Кавказа Материалы по обычному пра Комаров А.В. Адаты и судопроизводство по ним. - ССКГ, вып. I, Тифлис, 1363; Адаты даргинских обществ. - ССКГ, вып.

7, Тифлис, 1873; Адаты южно-дагестанских обществ. - ССКГ, ву являются ценнейшими источником для изучения общественного строя горских обществ, так как они дают полную характеристику всей совокупности сложившихся у горцев социальных отношений

С этого же времени начался период наиболее интенсивных и плодотворных исследований социальной истории народов Кавказа в русской этнографической науке. Заслуги кавказаведов этого периода велики, хотя много было сделано и ошибочных выводов.

М.М. Ковалевский, внесший огромный вклад в историко-со-циологическое исследование кавказских народов, убедительно показал наличие в общественном быте народов Северного Кавказа архаических черт, обычаев и институтов, восходящих не только к патриархально-родовому строю, но и к материнскому роду, чем подтвердил универсальность последнего на кавказском этнографическом материале . Однако, углубившись в изучение родовых пережитков, М.М. Ковалевский в итоге пришел к ошибочному мнению о том, что род в его классическом виде полноценно функционировал в осетинском, вайнахском и дагестансвып. 3, Тифлис, 1375; Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. ч. 1-2, Одесса, 1832; Адаты Дагестанской области и За-катальского округа. Под ред. И.Я. Сандрыгайло. Тифлис, 1399. См.: Гарданов В.К. Обычное право как источник для изучения социальных отношений у народов Северного Кавказа в ХУШ-начале XIX в.- СЭ, I960, 5. Гарданов З.К. Общественный строй адыгских народов. . М., 1967, с. 241. ком обществах второй половины XIX в. Как справедливо отмечает В.К. Гарданов, преувеличенное представление о реальной значимости родовых институтов на Кавказе, неумение разглядеть за внешней стороной этих институтов глубинных социальных процессов, привело М.М. Ковалевского к непониманию того, что родовые отношения у кавказских горцев в большинстве случаев маскировали собой развитие феодальных отношений

Значительно архаизировали общественные отношения на Северном Кавказе В. Пфаф, Н. Дубровин, 5.А. Щербина, В. Лин3 ден . Это естественно приводило к ошибочному мнению о возможности развития феодальных отношений, появления сословно-классовой структуры общества у осетин, чеченцев, ингушей лишь а результате внешнего влияния феодальных Грузии, Кабарды, Кумыкии. На такой позиции стояли М.М. Ковалевский, Е. Максит

См.: Ковалевский М.М. Поземельные и сословные отношения у горцев Северного Кавказа. - Русская мысль, 1333, & 12; Он же. Современный обычай и древнии закон. М., 1336; Он же. Родовое устройство Дагестана. - Юридический вестник, 1333 f л? 12; Он же. Закон и обычай на Кавказе. М., 1330; Он же. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом, вып. 1. СПб, 1905. р

Гарданов В.К. Общественный строй ., с. 243. з

Пфаф В. Народное право осетин. - JCK, т. i, Тифлис, 1371; Дубровин Н.р. История войны и владычества русских на Кавказе, т. I. СПб, 1371; Щербина 5.А. Общинный быт и землевладение у кавказских горцев, - Северный вестник. 1336, № I;

Линден 3. Краткий исторический очерк былого общественно-политического и поземельного строя народов, населяющих мусульманские районы Кавказского края. - КК на 1917 г., Тифлис, 1917. mob, A.JI. Зиссерман, Д. Лавров По этой же причине большинство "вольных" обществ Дагестана, общества Чечено-Ингушетии,

Алагирское и Наро-Мамисонское общества Северной Осетии во втоо рой половине XIX в. считались еще бессословными .

Важной заслугой М.М. Ковалевского не только в кавказоведении, но в исторической социологии в целом, является изучение и определение места сельской общины как универсального института в истории человеческого общества. Во многом социологические концепции Ковалевского были построены на материалах общественной жизни горцев Северного Кавказа. Он совершенно справедливо считал сельскую общину "приемницей родовой", 3 но при этом нередко путал ее с родом и общиной семейной , Ковалевский М.М. Современный обычай ., с. 30 - 31; Он же. Закон ., т. I, с. 245; Е. Максимов, Г. Вертепов. Туземцы Северного Кавказа. Вып. 1. Владикавказ, 1392, с. 15; Зиссерман А.Л. Двадцать пять лет на Кавказе, ч. 2, СПб, 1379, с. 332; Лавров Д. Заметки об Осетии и осетинах. - СМОМПК, т. 3,

Тифлис, 1333, с. 299 - 300. р

Лавров Д. Указ. соч., с. 299; Е. Максимов, Г. Вертепов. Указ. соч., с. 85; Ольшевский М.Д. Кавказ с 1341 по 1366 год.

- Русская старина, 1893, 7, с. 91; Грабовский Н.т. Ингуши.

- ССКГ, вып. 9. Тифлис, 1376, с. 42; Максимов Е. Чеченцы,

- ТС, вып. 3. Владикавказ, 1393, с. 33; Харузин Н.Н. Заметки о юридическом быте чеченцев и ингушей. - СМЭ, вып. 3, М., 1333, с. 116; Берже А. Материалы для описания нагорного Дагестана. - КК на 1359 г., Тифлис, 1353, с. 251, 263; Гидулянов П.В. Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в

Дагестане. - 30, 1901, i I, с. II - 12. Ковалевский М.М. Общинное землевладение, причины, что тоже являлось одной из причин архаизации им общественного строя горцев.

К вопросам сельской общины на Кавказе обращались и многие другие исследователи. Отчасти это объяснялось практическими соображениями, вызванными потребностями проведения крестьянской реформы. Кроме того, во второй половине XIX в. в результате вовлечения Северного Кавказа в экономическую жизнь Российской империи, в эти районы все активнее стал проникать торговый капитал, что приводило к интенсивному разложению патриархальных отношений в общине горцев, ее внутренней имущественной дифференциации, а это не могло оставаться незаметным для современников.

Названными причинами объясняется повышенный интерес к вопросам общинного землепользования и землевладения, экономике сельской общины В это время стали предприниматься и попытки проведения анализа причин социального расслоения общины в "вольных" обществах, причем выводы, к которым приходили исследователи были различны. Одни, социальное расслоение общины выводили через неравенство родственных групп ход и последствия его разложения, ч. I. М., с. 7; Он же. Родовой быт,., с. 39.

Малявкин Г. Очерк общинного землевладения в Кабарде. - ТВ, 1891, i 36, 94, 96; Он же. Очерк общинного землевладения на чеченской территории. - ТВ, 1892, 141, 142, 145, 1893, $ 6,7; Б-нов Е. По вопросу о формах землевладения у кабардинцев. - ТВ, № 67; Белобородов. Землевладение в Терской области. - ТВ, 1895 № 107 - 109, III; П. Землевладение у чеченцев. - ССТО, вып. I, Владикавказ, 1878. тухумов, тайпов, фамилий)^, другие- на почве служебно-родо-2 вых начал и т.д.

Изучению подвергались вопросы общинного управления, роли старшин и народных собраний в "вольных" обществах. А.Руновский на дагестанском материале попытался проследить эволюцию власти общинных должностных лиц в наследственную феодаль-3 ную

Однако дореволюционная наука была не в состоянии правильно разрешить проблему специфики общественного строя горских народов Северного Кавказа. Главная ее ошибка заключалась в идеалистическом подходе к проблемам истории общества, выражавшемся в отрицании определяющей роли экономического базиса по отношению к надстройке. Дореволюционными учеными практически не предпринималось углубленного изучения экономики горских обществ. Они всецело сосредотачивались на рассмотрении надстроечных явлений в роде и общине, их органах управления, обычном праве и т.д. 3 результате все изменения в социально-экономической действительности у народов Северного Кавказа сводились, как правило, лишь к внешнему влиянию, межплеменным конфликтам, родовому неравенству, служебно-родовым началам и т.д. Не случайно, что и в общей оценке общественного строя народов Северного Кавказа они склонялись к признанию Красницкий К. Указ. соч., ifc 31, Дубровин Н. Указ. соч. т. I, с. 451. о

Леонтович Ф.И. Указ. соч., т. I, с. 412 - 413. 3

Руновский А. Взгляд на сословные права и на взаимные отношения сословий в Дагестане. - Военный сборник, т. 26, 1862 его крайней архаичности, по существу первобытности.

Важнейшее значение для правильного понимания закономерностей развития общества имели разработанные классиками марксизма-ленинизма положения материалистического понимания истории. В числе основных законов исторического материализма особо важноеместо занимают закон определяющей роли общественного бытия по отнощению к общественному сознанию и закон определяющей роли общественного производства по отношению к непроизводственным сферам общественной жизни.

Применение на практике закона детерминированности всех сфер общественной жизни экономическим базисом позволило взглянуть на историю общества как закономерный поступательный процесс. "Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и потребления, - писал К.Маркс, - и вы получите определённый общественный строй, определенную организацию семьи, сословий или классов, словом, определенное гражданское общество. Зозмите определённое гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества"''". Однако классики марксизма-ленинизма указывали, что хотя экономические условия и оказывают "в конечном счете" решающее воздействие на ход исторического развития, но не являются единственными; что в историческом развитии "играют известную роль" "политические, и т.п. условия, даже традиции, живущие в головах людей" Данное замечание необходимо учитывать, так как в нем подчеркивается активный (хотя и не решающий) харак Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 27, с. 40. р

Маркс К., Энгельс р., Соч., т. 37, с. 395. тер влияния надстроечных явлений на процесс развития общества.

Классики марксизма-ленинизма в своем научном творчестве уделяли большое внимание вопросам общины, и в частности сельской общины. К. Маркс и Ф. Энгельс рассматривали общину как универсально существующую и постоянно развивающуюся хозяйственную и социальную организацию. 3 развитии общины решающее значение они придавали внутренним закономерностям экономического и социального развития общества. К. Маркс в работе "Формы, предшествующие капиталистическому производству" охарактеризовал формы собственности, присущие различным типам общин, причем подчеркивал, что "в зависимости от условий производства она (собственность - Ю.К.) будет принимать различные ■ формы" рассматривая фазы последовательной эволюции общины, К.Маркс и Ф. Энгельс в ряде работ обосновали периодизацию ее существования на разных этапах развития человеческого общества. В своих трудах они, как правило, оперируют трехчленной моделью развития и смены типов общины. При этом начальным и наиболее архаическим типом общины они рассматривают родовую, а последним сельскую общину, которая "повсюду представляет собой новейший тип архаической общественной формации., переходный период от общей собственности к частной собственно. ? сти, от первичной формации к формации вторичной" .

Отмечая качественно новый характер сельской общины от общины родовой, К. Маркс и Ф. Энгельс не отрицали преемственности между ними. Они убедительно доказали, что возникая в период распада первобытных отношений, сельская община не ис Маркс К., Ф. Энгельс. Соч., т. 46, ч. I, с. 435. Маркс К., Ф. Энгельс. Соч., т. 19, с. 404. чезает со становлением классовых обществ, напротив, она присуща всем докапиталистическим формациям. Но вслед за развитием общества, обусловленным в конечном итоге развитием производительных сил, она сама меняется. Органически присущий сельской общине дуализм коллективного и частного начал видоизменяет ее. Все содержание эволюции этого социального организма от ранних этапов до поздних и заключается в постепенном разложении изначального единства, вычленении индивида из общности, индивидуального из коллективного. Выделенные К. Марксом азиатская, античная и германская формы сельской общины - это последовательные ступени розложения первичной социальности.

Разработанные К. Марксом, Ф. Энгельсом, В.И. Лениным положения о развитии общества, о месте и роли общины в структуре общественных формаций предоставили исторической науке методологическую базу и новые возможности для решения конкретных социальных проблем.

Советская кавказоведческая наука не сразу нашла правильный подход к проблеме общественного строя горцев. Поверхностный характер овладения и применения учения классиков марксизма-ленинизма, приводило исследователей народов Северного Кавказа 1920-х и в меньшей степени 1930-х годов к неправильным суждениям или даже крайностям. Так например, Я.Н. Раенко-Туранский политические события "демократизации" общественного строя у абадзехов, шапсугов и натухайцев в ходе антифеодальной борьбы в конце ХУШ в. связывал с развитием у них торгового капитала Раенко-Туранский Я. Н. Адыге до и после Октября. Рос-тов-на Дону, 1927, с. 19-20.

3 1920-е годы не произошло резких перемен во взглядах на историю развития общественных отношений в Осетии. Некоторые исследователи продолжали придерживаться взглядов В. Пфа-фа и М.М. Ковалевского на род, как едва ли не главную ячейку осетинского общества XIX в. Нередко излишне большое значение придавалось влиянию феодальной Кабарды на ход социально-экономического развития разных районов Осетии . Позднее, в 1930-40-е годы, появились исследования Б.В. Скитского, Г.А. Кокиева, А. Самойло, А.К. Джанаева и других исследовате3 лей, посвященные развитию феодальных отношений в Осетии . Привлекая дополнительные материалы, они по-новому подходили к этой важной проблеме.

Сходные явления наблюдались в изучении истории Чечено-Ингушетии. И здесь некоторые исследователи придерживались Ванети 3. Указ. соч.; Ванеев З.Н. Родовой строй в Осетии. - Изв. ЮО НИИ, вып. 5, Сталинири, 1946. Рклицкий М.В. Главнейшие моменты в истории хозяйственного быта Северной Осетии и современная экономика области. - Изв. ОИК, вып. 2, Сталинири, 1946.

Скитский Б.В. К вопросу о феодализме в Дигории. -Изв. СО НИИ, т. 5, Орджоникидзе, 1933; Кокиев Г.А. Боевые башни и заградительные стены горной Осетии. - Изв. ЮО НИИК, вып. 2, Сталинири, 1935; Самойло А. К вопросу о родовом строе у северных осетин в эпоху завоевания Россией. - Тр. Горьк. ГПИ, т. 7, Горький, 1940; Джанаев А.К. К истории возникновения реодального землевладения в Стыр-Дигории. - Изв. СО НИИ, т. 15, вып. 3, Орджоникидзе, 1943. старых оценок дореволюционной науки об особой архаичности общественных отношений у чеченцев и ингушей в ХУШ - XIX вв. Но в это же время, появились работы, подходившие к этим вопросам с новых позиций. Они интересны еще и тем, что строились в значительной степени на непривлекавшихся ранее этнограрио ческих материалах . Общая оценка общественных отношений сводилась к признанию того, что в XIX в. в Чечено-Ингушетии шло формирование классового феодального общества, в котором заметную роль все еще продолжали играть родовые пережитки.

В ранней советской историографии вопросов общественного устройства народов Дагестана в ХУШ - XIX вв. не было единого мнения. А. Тамай считал, что на всей территории Дагестана в это время господствовали в той или иной мере сформировавши3 еся феодальные отношения . С.З. Юшков в статье "К вопросу Тусиков М.Л. Ингушетия. Владикавказ , 1926; Вильяме А.К. Географический очерк Ингушетии. Владикавказ, 1928. р

Яковлев Н.Р. Ингуши. М.-Л., 1925; Бальшин А. Социально-экономическое состояние нагорной Чечни. - В кн.: О тех кого называли абреками, Грозный, 1927; Христьянович В.П. Горная Ингушия. Ростов-на-Дону, 1928; Далгат Б. Материалы по обычному праву ингушей. - Изв. ИИК, вып, 2. Владикавказ, 1929; Он же. Родовой быт чеченцев и ингушей в прошлом. Орджоникидзе, 1934; Ошаев Х.Д. Малхиста. - Революция и горец, 1930, № 4; Вартапетов А.С. Проблемы родового строя ингушей и чеченцев. - СЭ, 1932, $ 4; Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджиникидзе, 1933. 3

Тамай А. Материалы к вопросу о феодализме в истории Дагестана. - Революционный Восток, 1935, Л 5. об особенностях феодализма в Дагестане" различал несколько стадий развития феодальных отношений в разных районах Дагестана. Главным критерием для установления этих стадий служила удаленность районов от Каспийского побережья. С.В. Юшков писал: "Естественно, что те части Дагестана, которые удалены от побережья, расположены на главном Кавказском хребте и его высоких отрогах, которые не могут поддерживать связи с внешним миром по узким тропинкам в продолжение всего года, где земледелие невозможно, эти части характеризуются более примитивным общественным строем. Здесь господствовали родоплемен-ные отношения, здесь только намечалось развитие феодальных отношений. Наоборот, те части Дагестана, которые расположены на побережье или через которые пролегают торговые пути, где кроме скотоводства возможно и земледелие, эти части характеризуются более развитым общественно-экономическим строем. Здесь наблюдаются признаки развитого феодализма." ^ Подобный подход к вопросам специфики общественного строя горцев, при признании детерминированности развития социально-экономических отношений географическим фактором, естественно, не мог правильно решить их.

П.А. Брюханов значительно архаизировал обществннный строй дагестанских "вольных" обществ, считая их подлинно "де мократическими республиками . Так же архаизировал социально-экономические отношения как в дагестанских "вольных" об Юшков С.В. К вопросу об особенностях феодализма в Дагестане. - Ученые записки Свердловского государственного педагогического института, вып. I, Свердловск, 1933. р

Брюханов П.А. Государственное устройство и административное управление вольных обществ Дагестана в 1-й четверти ществах, так у большинства северокавказских народов Р.Г. Са-ренц, сводя их к господству родовых отношений

В эти же годы И.П. Петрушевский предпринял глубокий и всесторонний анализ общественного строя Джаро-Белоканских "вольных" обществ и убедительно доказал наличие в нем феодал-льных отношений, при этом оценивая их политическое устройство как аристократическое с республиканской формой правления З.А. Никольская совершенно справедливо отметила двойственный характер общественных отношений в "вольных" обществах Дагестана, называя их полупатриархальными-полуфеодальными. Тем самым автор подчеркивал, что при наличии элементов феодальных отношений в этих обществах большое значение имели и 3 отношения патриархально-родовые .

Новый период в изучении социальной истории Северного Кавказа в советской науке наступил в середине 1950-х годов. Характерным для исследователей этого периода стал углубленный подход к названной проблеме с позиций исторического материализма. В эти годы велась работа по расширению источни

XIX в. - Сборник трудов Пятигорского Государственного педагогического института, вып. I, Ставрополь, 1947. Саренц Р.Г. Первобытный общинный строй и его характер на Северном Кавказе. - Сборник научных трудов Пятигорского Государственного педагогического института, вып. 4, Пятигорск, 1949. р

Петрушевский И.П. Джаро-Белоканские вольные общества в первой трети XIX в. - Труды научно-исследовательского института кавказоведения, т. I, Тифлис, 1934. 3

Никольская а.А. Пережитки патриархально-родового строя у аварцев в XIX и начале XX в., - Т1/1Э, т. Х1У, М.-Л., 1951. ковой базы, позволившая привлечь к исследованиям много новых материалов.

Важное значение для изучения общественных отношений у народов Северного Кавказа имело выделение М.О. Косвеном особой социальной ячейки - патронимии, складывающейся, как это было показано ученым, в период трансформации первобытных отношений в раннеклассовые. Впервые патронимия была обнаружена М.О. Косвеном у осетин в дальнейшем другие исследователи выявили эту социальную ячейку и на этнографическом материа ле других народов мира, в том числе и народов Кавказа . для исследования общественных отношений у народов Северного Кавказа несомненный интерес представляют и другие работы М.О. Ко3 свена, вышедшие позднее .

Перемены в подходе к вопросам общественного строя кавказских горцев в это время наиболее ярко отразились в исследованиях социальной истории народов Дагестана. Именно а этого времени "вольные" общества все чаще стали определять как союзы сельских общин. Такая замена не была формальной, а была вызвана неточностью термина "вольный" применительно к социальной характеристики данных объединений \

Важное значение в разработке проблем "вольных" обществ или союзов сельских общин имела вышедшая в 1957 г. книга P.M. Магомедова "Общественно-экономический и политический строй Дагестана в ХУШ-начале XIX вв." Принципиально новые Косвен М.О. Из истории родового быта в Юго-Осетии.

- СЭ, 1936, № 2. р

Косвен М.О. Этногрария и история Кавказа, с. 3 - 5. з

Косвен М.О. Семейная община и патронимия, М., 1963. ^ Гаджиев В.Г. Союзы сельских общин Дагестана, с. 4-5 и другие. положения выдвинутые автором о характере этих общинных объединений и их истории позволили по-новому посмотреть на историю народов Дагестана. В работе в частности вскрывались причины и предпосылки складывания союзов общин, были даны характеристики их внутреннего и внешнего функционирования. Р.М.Магоме-довым было показано, что союзы сельских общин в ХУШ- начале XIX в. не были вольными, архаичными организациями с господством в них родовых отношений и общего равенства; что в них, хотя и несколько замедленно и в специфической форме шло складывание феодальных социально-экономических отношений

В это же время появились исследования других авторов, в которых так или иначе затрагивались вопросы, связанные с изу2 чением союзов сельских общин . Интерес к вопросам социально-экономической истории народов Дагестана за последние четверть века все более возрастает, свидетельство чему большое количество монографий и статей

Магомедов P.M. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в ХУШ-начале XIX вв. Махачкала, 1957. р

Маршаев Р.Г. К вопросу о социальном строе Ахтыпарин-ского "вольного" общества в ХУШ-начале XIX вв.- УЗ ИИЯЛ, т. 3, Махачкала, 1957; Хашаев М.М. Общественный строй Дагестана в XIX в. М.» 1961. з

Рамазанов Х.Х., Шихсаидов А.Р. Очерки истории Южного Дагестана. Махачкала, 1964; Ахмедов Б., Алиев Б., Умаханов М.-С. Из истории средневекового Дагестана. Махачкала, 1970; Алиев Б.Г. Каба-Дарго в ХУШ - XIX вв. Очерк социально-политической истории. Махачкала, 1972; Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала, 1980; Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ - начале

Несколько позднее начался новый этап в изучении социально-экономической истории чеченцев и ингушей. Но и здесь работы велись в том же направлении, как и в отношении дагестанских союзов сельских общин. Новыми исследованиями было доказано, что во всех обществах Чечено-Ингушетии в ХУШ - XIX вв. шли процессы формирования феодальных отношений Правда, темпы феодализации, как и в дагестанских союзах общин, в разных обществах не были одинаковыми; в горных районах пережитки патриархально-родовых отношений в этот период имели большую значимость в социально-экономической действительности, и все же основное направление развития было определенным: становление феодальных отношений.

Социально-экономическому развитию Осетии в ХУЛ - XIX вв. был посвящен целый ряд работ, вышедших за последние 25 лет. В них в частности затрагивались вопросы специфики общественных отношений в Алагирском, Куртатинском и Наро-чМамисонском о обществах . Но к сожалению, они не внесли полной ясности в

XIX в. Махачкала, 1981. См.: Этнография горной Ингушетии. - КЗС(Тб), т. 2, Тбилиси, 1968; Социальные отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период (XI-начало ХХв.). Грозный, 1979; Вопросы истории классообразозания и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ1-начало ХХв). Грозный, 1980; Общественные отношения у чеченцев и ингушей в дореволюционном прошлом (ХШ-начало ХХв.). Грозный, 1932 и др. о

См.: Ванеев З.Н. Из истории родового быта в Юго-Осетии. Тбилиси, 1955; Он же. Средневековая Алания. Сталинир, 1959; Тотоев М.С. К истории дореформенной Северной Осетии. этот вопрос, и эта важная сторона истории Северной Осетии остается до сих пор нерешенной.

Как видно из вышеизложенного, вопрос о "вольных" обществах постоянно находился в поле зрения русской и советской историкоэтнографической науки, но решался он почти исключительно в масштабах того или иного района или народа. В настоящее время назрела насущная необходимость решения его в масштабах всего Северного Кавказа. Данная диссертация ставит своей целью подойти к этой задаче почти в полном ее объеме.

Работа построена преимущественно на литературных материалах дореволюционной и советской науки. 3 ней использованы также сведения путешественников и официальных лиц, посещавших горные районы Северного Кавказа в XIX в. и опубликовавших свои заметки в периодических изданиях тех лет.

В диссертации используются опубликованные в последние годы архивные материалы по истории, этнографии и обычному г праву народов Северного Кавказа а также материалы из

Орджоникидзе, 1955; Скитский Б.З. Очерки истории горских народов. Орджоникидзе, 1972; Блиев М.М. Осетия в первой трети XIX в. Орджоникидзе, 1964; История Северо-Осетинской АССР с древнейших времен до наших дней. - УЗ СО ГПИ, т. 28, вып. 2, Орджоникидзе, 1963; Калоев Б.А. Осетины; Магометов А.Х. Общественный строй и быт осетин (ХУП - XIX вв.). Орджоникидзе, 1974 и др.

1 Из истории права народов Дагестана. Махачкала, 1963; ИГЭД; Материалы по истории Осетии, т. 3, Дзауджикау, 1950; Памятники обычного права Дагестана ХУП - XIX вв. М., 1965; феодальные отношения в Дагестане. XIX - начало XX в. М., 1969 и др.

Ленинградского отделения архива АН СССР, Центрального государственного Военно-исторического архива и Центрального государственного Исторического архива СССР в Ленинграде. Среди последних, особую ценность представляют материалы П.Г. Буткова, и в первую очередь его неопубликованная статья "Известие о бывшем в Кавказских горах лжепророке Майсуре"^, а также заметки об ингушах из незавершенного автором этнографического о исследования народов Северного Кавказа . Внимательное отношение к различным сторонам жизни тех народов, у которых лично побывал автор, непредвзятость и достаточная объективность даваемых им оценок окружавшей его действительности, делают сведения сообщаемые П.Г. Бутковым весьма ценным источником для изучения общественного устройства и быта народов Северного Кавказа в конце ХУШ - начале XIX вв.

3 Центральном государственном Историческом архиве СССР в Ленинграде хранится донесение о политическом строе в Даге3 стане, составленное в 1344 г. капитаном Вранкеном . В нем изложены довольно обстоятельные сведения об Акушинском, Сюр-гинском, Цудахарском, Андалальском и Карахском "вольных" обществах Дагестана, в частности об организации их внутреннего управления.

В 1981 - 1932 гг. автор совершил несколько экспедиционных поездок в Цунтинский и Цумадинский районы Дагестанской АССР, Веденский и Советский районы Чечено-Ингушетий АССР, Алагирский район Северо-Осетинской АССР. Собранный полевой

1 ЛОархива АН СССР, ф. 99, оп. 2, ед. хр. 37.

2 ЦГВИА, кол. 432, дело 192. 3

Вранкен. Политический строй Дагестана. ЦГИАЛ, ф. 1263, on. I, д. 545. материал позволяет проследить исторические судьбы сельской общины на рубеже XXX - XX веков в бывших "вольных" обществах: дидоиских (цезских) обществах Дидо-Шуратль, Дидо-Асахо и Дидо-Шаитль (Илан-Хеви); чеченских обществах Чеберлой и Чаьн-ты; Наро-Мамисонеких обществах Северной Осетии. Эти материалы конкретными примерами дополняют характеристики внутреннего функционирования сельских общин в вышеназванных районах.

Г Jl А 3 A l

СЕЛЬСКАЯ ОБЩИНА И ПАТРИАРХАЛЬНО -РОДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В мВОЛЬНо1Х" ОБЩЕСТВАХ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАМЕЧАНИЯ.

Внутренняя специфика "вольных" обществ, о которой говорилось выше, предполагает изучение вопроса о характере взаимовлияния сельской общины, являвшейся социально-экономической базой рассматриваемых объединений, и патриархально-родовых отношений, игравших в них значительную роль и придававших им оригинальный и несколько архаический вид. Не случайно, наиболее распространенной оценкой общественного строя большинства народов Северного Кавказа, и в первую очередь тех районов этого региона, которые в ХУШ первой половине XIX вв. были известны как "вольные" общества, в советском кавказоведении является признание их патриархально-феодального характера. При известной неконкретности подобного определения, на что уже было обращено внимание ряда историков 1, оно в достаточной мере отражает специфику общественных отношений, заключавшуюся в их двойственности. В связи с тем, что "вольные" общества являлись объединениями сельских общин, нам представляется необходимым остановиться на вопросе о том, как современная этнографическая наука рассматривает проблему формирования и функционирования сельской общины.

3 современной советской науке одним из глазных дискуссионных вопросов вокруг проблемы общины является вопрос о нали Попов С.Я. Народы Северного Кавказа в эпоху феодализма. - ВИ, 1966, i 7, с. 146; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т.,

Черепнин Л.В. Пути развития феодализма. М., 1972, с. 145; Jla-шук Л.П. Введение в историческую социологию, вып. 2. М., 1977, с. 126 - 127. чии или отсутствии стадиальных, качественных изменений в сельской (соседской) общине при переходе от одного послеперво-бытного способа производства к другому, и в этом отношении он близко примыкает к вопросу о самом переходном типе от общины родовой к сельской.

В этой связи продолжается обсуждение вопроса о земледельческой общине как форме перехода "от общества, основанного на общей собственности, к обществу, основанному на частной собственности" 1. К. Маркс и первоначально ф. Энгельс связывали эту форму с наличием систематических земельных переделов между отдельными семьями, составлявшими общину, которая являлась собственником всех используемых земель

Ряд специалистов считает земледельческую общину особым, самостоятельным типом общинного развития, стадиально разно3 значным родовой и сельской общинам . Как отмечает А.И. Неу Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 419.

2 Там же, с. 403 - 404, 4X7 - 4X9. 3

Неусыхин А.И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе УХ - УШ вв. М., 1956; Он же. Дофеодальный период как переходная стадия развития от родо-племенного строя к раннефеодальному. - ПИДО, с. 597 - 599; Лаптин П.Ф. Община в русской историографии последней трети XXX - начала XX в., Киев, 1971, с. Х04 - Х05; Тер-Акопян Н.Б. Маркс и Энгельс об азиатском способе производства и земледельческой общине. - В кн.: Из истории марксизма и международного рабочего движения. М., 1973; Следзевский И.В. Земледельческая община в Западной Африке: хозяйственная и социальная структура. - В кн.: Община в

Африке: проблемы типологии. М., Х978, с. 67 - 75. сыхин, "феодальному обществу непосредственно предшествует не первобытность с характерной для нее родовой общиной, а общи-нность без первобытности, т.е. такой строй, где родовые пережитки постепенно отмирают и где господствуют более высокие формы общины - земледельческая, у некоторых племен переходящая в соседскую" К основному типологическому признаку земледельческой общины эта группа авторов относит сочетание коллективной собственности на землю с раздельным пользованием обрабатываемыми участками, выделяемыми хозяйствам больших и. малых семей и характерной особенностью - наличием земельных переделов. А.И. Неусыхин настаивает на том, что возможность периодических переделов пахотной земли между отдельными домо-хозяиствами создается определенным уровнем развития производительных сил, при котором переложная (залежная) система сельского хозяйства уже сменилась двупольем, в связи с чем возникает общинная чересполосица и складывается практика переделов пахотной земли с целью достижения нарушавшегося время от времени равенства 3 целом давая характеристику земледельческой общине И.В. Следзевский пишет, что ее "своеобразие определяется синтезом в земледельческой общине общинно-родовых и корпоративно-классовых начал, образующих единый социальный субстрат, единое структурно-функциональное целое"

Но на такое переплетение родовых и семейно-индивидуа-льных начал в переходном типе к соседской общине (первобытной соседской, гетерогенной, пракрестьянской и т.д. общине)

1 Неусыхин А.И. Возникновение., с. 60.

2 Там же, с. 10 - II. Следзевский И.З. Указ. соч., с. 69. указывают многие авторы i, и отличительной чертой именно земледельческой общины в таком случае остается практика земельных переделов. Однако, JI.B. Данилова и В.П. Данилов считают, что "современные исследования (исторические и этнографи

1 См.: Алаев Л.Б. Община. - СИЗ, т. 10, М., 1967; Александров В.А. Сельская община в России (ХУП - нач. XIX в.). М., 1976; Бромлей Ю.В., Першиц А.И. I. Энгельс и проблемы первобытной истории. 3 кн.: - Проблемы этнографии и антропологии в свете научного наследия Ф. Энгельса. М., 1972; Бути-нов Н.А. Этнографические материалы и их роль в изучении общины древнего мира. - В кн.: Община и социальная организация у народов Восточной и Юго-Восточной Азии. Л., 1967; Он же. Первобытнообщинный строй. - ПИДО; Данилова Л.В. Место общины в системе социальных институтов. - В кн.: Проблемы аграрной истории. Минск, 1973; Зак С.Д. Методологические проблемы развития сельской поземельной общины. - В кн.: Социальная организация народов Азии и Африки. М., 1975; Колганов М.В. Собственность. Докапиталистические формации. М., 1963; Косвен М.О. Семейная община и патронимия. М., 1963; Маретин Ю.З. Основные типы общин в Индонезии. - ПИДО; Он же. Опыт стадиально-генетической типологии общины. - В кн.: Проблемы аграрной истории; Ольдерогге Д.А. Иерархия родовых структур и типы большесемейных домашних общин. - В кн.: Социальная организация народов Азии и Африки; Першиц А.И. Развитие форм собственности в первобытном обществе, как основа периодизации его истории. - В кн.: Проблемы истории первобытного общества. ТИЭ, нов. сер. т. 54, М.-Л., I960; Семенов Ю.К. Первобытная коммуна и соседская крестьянская община. - В кн.: Становление классов и государства.М., 1976; Он же. О стадические) свидетельствуют, что переделы земли между составляющими общину хозяйствами или их группами возникали лишь в определенных естественно-географических и исторических условиях, в связи с перенаселением и недостатком удобных земель и

Г ? т.д." . То же отмечает Ю.И. Семенов .

С.Л. Зак возражает А.И. Неусыхину в возможности типологического разделения земледельческой общины и общины-марки, отмечая, что предлагаемые А.И. Неусыхиным специфически типологические черты марки, это "черты земледельческой общины на высшем этапе ее разложения И: распада, когда дуализм земледельческой общины приводит к торжеству частного начала" , т.е. он рассматривает марку как этап в развитии дуализма сельской общины.

К. Маркс в "Набросках ответа на письмо В.И. Засулич" давая подробную характеристику русской общине, и рассматривая ее как форму земледельческой общины, не противопоставляет ее германской, являвшейся в эпоху феодализма характерным представителем сельской общины. Следовательно, он не рассматривает их как два типологически разных явления, отмечая, "что печать этой "земледельческой общины" ясно выражена в новой общине, из нее вышедшей" , а как два этапа, две фазы одного типа общины, развивавшегося в силу присущего ей дуализма в сторону все большего укрепления и расширения частной собстальной типологии общины. - 3 кн.: Проблемы типологии в этнографии. М., 1979 и др. Данилова Л.З., Данилов 8.П. Проблемы теории и истории общины. - 3 кн.: Община в Африке: проблемы типологии, с. 22. Семенов Ю.И. О стадиальной., с. 87. Маркс К., Р. Энгельс. Соч., т. 19, с. 417. венности. Между ними нет резкой грани, как между родовой и собственно сельской общинами, или как между этими последними с одной стороны и переходным типом - первобытной соседской общиной, - с другой.

Замечания же И.В. Следзевского о земледельческой общине, как переходной форме к сельской, по выдвигаемым им ее характерным особенностям, ближе не к взглядам А.И. Неусыхина, а предлогаемой А.И. Першицем характеристике первобытной соседской общины которая явилась исходной формой для развития сельской общины.

Процессы , происходившие в первобытной соседской общине в большинстве своем нашли продолжение в функционировании сельской общины. Поэтому вряд ли правомерен вопрос о сельской общине, как о новом явлении, генетически и сущностно не связанным с предшествующими формами общинных организаций, как это пытаются показать некоторые исследователи Подобный вывод, как справедливо, замечают Л.З. Данилова и З.П. Данилов проистекает от "сужения значения общины до функций поземельной организации, ограничения дуализма коллективного и част Першиц А.И. Развитие форм собственности., с. 163.

2 Алаев Л.Б. Соседская община и кастовая община. - НАА, 1972, 4; Он же. Проблема сельской общины в классовых обществах. - В кн.: Тезисы докладов и сообщений XIУ сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы, вып. 2. М., 1972; Алексеев К).Г. В.И. Ленин о некоторых чертах русской общины конца XIX в. - В кн.: В.И. Ленин и проблемы истории. Л., 1970; Он же. Основные этапы развития русской общины. - 3 кн.: Тезисы докладов и сообщений Х1У сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории ного начал тем или иным соотношением общинного и индивидуально-семейного землепользования" В отсутствии развитого механизма регулирования землевладения и землепользования сторонники подобного подхода видят исчезновение общины вообще, а в фактах усиления поземельных функций общины на стадии развитого или позднего феодализма - свидетельство новообразования или даже искусственного создания общины. Такая постановка вопроса неправильна, так же как и взгляд на сельскую общину как на простой пережиток первобытных отношений Преемственность сельской общины от предшествовавших ей типов доказана этнографическими исследованиями, в частности и на 3 материалах народов Кавказа . Сельскую общину можно рассматривать в плане новообразования, лишь как качественно новую, присущую периоду складывания классовых обществ и уже собственно классовых обществ, стадию развития общинной органи-4 зации .

В советской науке под сельской общиной принято подразумевать социально-экономическую структуру, состоящую из веду

Восточной Европа, вып. 2. М., 1972.

1 Данилова Л.В., Данилов В.П. Указ. соч., с. 15. ^ Ильин Г.р. Единство исторического процесса. - 3 кн.: Общее и особенное в историческом развитии стран Востока. М., 1966, с. 176.

3 Харадзе Р.Л. Характер сельской общины грузин-горцев по этнографическим материалам. Доклады советской делегации на УП МКАЭН. М., 1964, с. 2. Дьяконов И.М. Община на древнем Востоке в работах советских исследователей. - ЗДИ, 1963, & I, с. 21; Кудрявцев М.К. Община и каста в Хиндустане. М., 1971, с. 15; Семенов Ю.И. щих самостоятельное хозяйство отдельных семей, объединенных друг с другом территориально-соседскими связями, производственными процессами и совместной собственностью на главное средство производства (землю, пастбище, или промысловые угодья). Сочетание частной собственности отдельных семей с коллективной общинной и составляет тот изначально присущий любой сельской общине дуализм. В эту общую схему отдельные авторы вносят свои уточнения. Так Ю.И. Семенов и Л.В. и В.П. Даниловы подчеркивают, что сельская община это "социальный суборганизм", "микроструктура классовых докапиталистических обществ" И.М. Дьяконов - "общинное самоуправление и, участие общинников в делах, повинностях и доходах общины" С.Д. Зак отмечает, что это не только социально-экономический, политический, но и идеологический, и бытовой союз, "сочетающий в себе систему соседских и родственных связей и от

-н 3 ношении" .

При характерном для сельской общины способе производства родовые связи теряют свое детерминирующее положение, уступая место соседско-территориальным. Однако, это не означает, что отношения в ней строятся только на связях между неродственными группами. Как отмечают многие исследователи, родственные отношения во всей истории сельской общины игра

4 -г ли довольно заметную роль , но определяющими были все таки

О стадиальной., с. 35.

1 Семенов Ю.И. О стадиальной., с. 36; Данилова Л.В., Данилов З.П. Указ. соч., с. 41.

2 Дьяконов И.М. Указ. соч., с. 34. Зак С.Д. Методологические., с. 295. Давыдов А.Д. Сельская община и патронимия в странах соседские. Под ними следует понимать не физическое соседство, а принцип социальной группировки внутри селения и меж-жу селениями, когда объединения общинников складываются не на кровнородственных узах между ними, а на основе социально-экономических связей их как жителей одного селения.

На Кавказе, так же как и в других регионах мира, одной из основных родственных групп сосуществовавших с сельской общиной являлась патронимия. Учитывая высказывавшиеся некоторыми исследователями возражения по поводу употребления термина "патронимия" , в своей работе мы будем придерживаться именно его, что является не только данью традициям этнографического кавказоведения, а так как считаем, что этот термин достаточно объективно характеризует те явления общественной жизни, с которыми мы будем иметь дело в материалах по "вольным" обществам Северного Кавказа. М.О. Косвен патронимией назвал "родственную группу, состоящую из некоторого числа больших или малых семей, образовавшихся в результате сегментации одной большой семьи. Каждая из этих разделившихся семей

Ближнего и Среднего Востока. М., 1979; с. 125; Дьяконов М.М. Указ. соч., с. 25; Косвен М.О. Семейная община., с. 120 - 121; Кудрявцев М.К. Кастовая община. - 3 кн.: Проблемы аграрной истории, с. 140; Першиц А.И. Развитие форм собственности., с. 165 - 167.

1 Бутинов Н.А. Община, семья, род. - СЭ, № 2, 1968; Кисляков Н.А. По поводу статьи М.З. Крюкова "0 соотношении родовой и патронимической (клановой) организации. - СЭ, 1963, $ 2; Он же. 0 сущности понятия "патронимия". - 3 кн.: Страны и народы Востока, вып. 13, М., 1976 и др. представляет собой самостоятельную единицу, вместе с тем вся эта группа семей сохраняет в ряде отношений хозяйственное, обп 1 щественное и идеологическое единство .

Заключение диссертации по теме "Этнография, этнология и антропология", Карпов, Юрий Юрьевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Подведем итоги нашего исследования.

Вольные" общества Северного Кавказа в ХУШ -первой половине XIX вв. представляют собой пример особой прочности общинной системы отношений. Родственные связи сохранялись в структуре общественных отношений, но были подчинены общине. Эти связи служили для нее средством регулирования своего внутреннего функционирования.

Применительно к этому времени можно говорить только о родственных отношениях, но не родовых. Различные типы коллективов родственников известные у народов Северного Кавказа в ХУШ -первой половине XIX вв. были поздними социальными образованиями, хотя они когда-то и трансформировались из рода. При таких условиях говорить о господстве родовых отношений нет оснований.

В силу особой прочности сельской общины и поддержания ею семейно-родстзенной структуры, классовые отношения первоначально офорлялись на общинно-патронимическом уровне. Вместе с тем, в этот период довольно ощутимыми стали результаты имущественной дифференциации и среди общинников. Происходила она на основе развития частной собственности на средства производства - прежде всего на землю, и соответственно частнохозяйственного уклада. Во всех "вольных" обществах этот процесс привел к образованию богатой и влиятельной прослойки общинников, постепенно формировавшейся в господствующее сословие феодального общества. Некоторая замедленность процесса классообразования в "вольных" обществах Северного Кавказа объясняется прочностью сельской общины и относительной слабостью частнохозяйственного уклада.

Подробно охарактеризованные выше причины создавали возможность для объединения общин в союзы. Отношения в союзах в расширенном виде повторяли внутриобщинные. Складывание союзов происходило на базе родо-племенных объединений первых веков нашего тысячелетия, как правило в рамках этнических групп формирующихся народностей. Образование союзов общин непосредственно связано с борьбой местного населения с соседними феодальными образованиями за свою независимость.

Политическое устройство "вольных" обществ основывалось на общинных институтах народных собраний и старшинства. Народные собрания являлись высшим законодательным органом как отдельных общин, так и их союзов. Однако в ХУШ и особенно в первой половине XIX вв. отчетливо проявлялась утрата этими общинными институтами своих демократических принципов. Характер сложившихся к этому времени социально-экономических отношений позволил выделившейся верхушке общинников оказывать существенное влияние на деятельность народных собраний и принимаемые ею решения, которые все более соответствовали ее интересам. Аналогичные противоречия наблюдались в союзах на уровне межобщинных отношений. Но даже несмотря на подобные негативные последствия трансформации данного института, в целом его крайне важное значение в общественно-политической организации "вольных" обществ Северного Кавказа подчеркивает своеобразие самих обществ. В это время роль народных собраний в феодальных владениях Северного Кавказа была низведена до минимума.

Наиболее отчетливо утрата "вольныии" обществами своих демократических основ проявлялась в рассматриваемое время в эволюции власти старшин. Традиционная выборная ее форма под влиянием произошедших в общине изменений уступала место наследственной. Но утвердилась она еще только в некоторых обществах Дагестана и Северной Осетии, а в остальных находилась в процессе упрочения. Важной стороной этой эволюции стало оформление прав на старшинство за богатой и знатной верхушкой общинников. Зволюция власти старшин являлась одним из путей формирования класса феодалов внутри общины.

Хотя своеобразие "вольных" обществ наиболее ярко проявлялось в характерной для них форме правления (через народные собрания и выборных в норме старшин), сводить его только к форме правления было бы неправильно. Сама эта форма предполагала существенное отличие социально-экономических отношений от таковых же в феодальных владениях. Суть отличия заключалась в силе общины и слабости индивидуумов, причиной чего часто выступала специфика хозяйственной деятельности населения. Могло оказавать влияние и историческое прошлое данных районов. Но так или иначе, прочность позиций общины определяла форму правления.

В целом система политического устройства "вольных" обществ эволюционировала в направлении упрочения феодальыой власти и оформления ее в виде феодальных владений. Нет оснований считать, что надстроечные явления в "вольных" обществах опережали в своем развитии экономический базис общества. Если применительно к обществам Южного и Центрального Дагестана можно говорить о уже сформировавшихся в них раннефеодальных отношениях, то применительно к остальным "вольным" обществам Северного Кавказа можно говорить только развитии этих отношений. Последнее не отрицает, а напротив предполагает наличие в них раннеклассовых отношений.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ Архив ЛЧ ИЗ АН СССР. Архив Ленинградской части Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР.

АЭС. Археолого-этнографический сборник.

Грозный.

БСЭ.Большая советская энциклопедия.

ВДИ. Вестник древней истории.

ВИ. Вопросы истории.

ВИН. Вопросы истории Дагестана. Махачкала.

ВФ.Вопросы философии.

ЖМНП.Журнал министерства народного просвещения .

ИГЭД. История, география и этнография Дагестана ХУШ - XIX вв. Архивные материалы. Под ред. М.О. Косвена и Х.М. Хашаева. М. 1958.

Изв. ИИК. Известия Ингушского института краеведения. Владикавказ.

Изв. КОРГО. Известия Кавказского отделения Русского географического общества. Тифлис.

Изв. ОИК.Известия Осетинского института краеведения. Зладикавккз.

Изв. СОНМ. Известия Северо-Осетинского научно-исследовательского института. Орджоникидзе .

Изв. ЧИНИИИЯЛ.Известия Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. Грозный.

Изв. ЮОНИИ.Известия Юго-Осетинского научно-исследовательского института. Сталинири. Цхинвали.

Изв. ЮОНИИК.Известия Юго-Осетинского научно-исследовательского института краеведения. Сталинири.

КК.Кавказский календарь. Тифлис.

КС. Кавказский сборник. Тифлис.

КСДСКЧ.Краткое содержание докладов Среднеазиатско-кавказских чтений в Ленинградской части Института этнографии АН СССР. Л.

КЭС.Кавказский этнографический сборник. м., м.-л.

КЭС(Тб).Кавказский этнографический сборник.

Тбилиси.

ЛО архива АН СССР. Ленинградское отделение архива АН СССР.

МАДИСО. Материалы по археологии и древней истории Северной Осетии. Орджоникидзе.

МИА. Материалы и исследования по археологии

СССР. М.

МКАЭН. Международный конгресс антропологических и этнографических наук.

НАА. Народы Азии и Африки.

ОГРИП.Осетины глазами русских и иностранных путешественников. Составление, предисловие и комментарии Б.А. Калоева. Орджоникидзе. 1967.

ПИДО. Проблемы истории докапиталистических обществ. М. 1968.

ПИИЭ. Полевые исследования института этнографии. М.

СИЭ. Советская историческая энциклопедия.

СМОМПК. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис.

СМЭ. Сборник материалов по этнографии, издаваемый при Дашковском этнографическом музее. М.

ССК. Сборник сведений о Кавказе. Тифлис.

ССКГ.Сборник сведений о кавказских горцах.

Тифлис.

ССТО.Сборник сведений о Терской области.

Владикавказ.

СЭ.Советская этнография.

ТВ.Терские ведомости.

ТИЭ.Труды института этнографии АН СССР,

М., М.-Л.

ТС. Терский сборник. Владикавказ.

УЗ ИИЯЛ. Ученые записки Института истории, языка и литературы Дагестанского филиала АН СССР. Махачкала.

УЗ СОГПИ. Ученые записки Северо-Осетинского государственного педагогического института. Орджоникидзе.

ЦГВИА. Центральный государственный Военноисторический архив. Москва.

ЦГИАЛ.Центральный государственный Исторический архив в Ленинграде.

30. Этнографическое обозрение. М.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Карпов, Юрий Юрьевич, 1984 год

1. Маркс К. Наброски ответа на письмо В.И. Засулич. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19.

2. Маркс К. Письмо П.В. Анненкову от 28. ХП. 1846 г. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 27.

3. Маркс К. Формы, предшествующие капиталистическому производству. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч.1.

4. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20.

5. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21.

6. Энгельс Ф. Письмо И. Блоху от 21 22. IXe 1890 г. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 37.

7. А.Б. Из заметок о поездке по надтеречным селениям. ТВ, 1891, № 102.

8. Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор, т. I. М., 1949.

9. Абаев В.И. Осетинский социальный термин эелдар. Изв. СОНИИ, т. 27 (языкознание). Орджоникидзе, 1968.

10. Адаты Дагестанской области и Закатальского округа. Под. ред. И.Я. Сандрыгайло. Тифлис, 1899.

11. Адаты даргинских обществ. ССКГ^ вып. 7. Тифлис, 1873.

12. Адаты южно-дагестанских обществ. ССКГ, вып. 8. Тифлис, 1875.

13. Агаширинова G.C. Материальная культура лезгин. Х1Х-начало XX в. М., 1978.

14. Агларов М.А. Техника сооружения террасных полей и вопрос об эволюции форм собственности (до XX в.). УЗ ШЯЛ, т. 13 (серия историческая). Махачкала, 1963.

15. Агларов М.А. Андийская группа народностей в Х1Х-начале XX вв.(историко«этнографические очерки). Автореферат канд. дис. М., 1967.

16. Алаев Л.Б. Община. СИЗ, т. 10. М., 1967.

17. Алаев Л.Б. Соседская община и кастовая община. НАА, 1972, iЬ 4.

18. Алаев Л.Б. Проблема сельской общины в классовых обществах (историография вопроса). В кн.: Тезисы докладов и сообщений XIУ сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы, вып. 2. М., 1972.

19. Александров В.А. Сельская община в России (ХУП-начало XIX вв.). М., 1976.

20. Алексеев Ю.Г. З.И. Ленин о некоторых чертах русской общины конца XIX в. В кн.: В.И. Ленин и проблемы и проблемы истории. Л., 1970.

21. Алексеев Ю.Г. Основные этапы развития русской общины.- В кн.: Тезисы докладов и сообщений Х1У сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. М., 1972.

22. Алиев Б.Г. Акуша-Дарго в ХУЛ ХУШ вв. (Опыт монографического исследования социально-политической истории). Автореферат канд. дис. Махачкала, 1966.

23. Алиев Б.Г. Каба-Дарго в ХУШ XIX вв. Очерк социально-политической истории. Махачкала, 1972.

24. Алиев Б., Ахмедов Ш., Умаханов М.-С. Их истории средневекового Дагестана. Махачкала, 1970.

25. Андреев И.Л. Системно-генетический анализ и проблема смены формаций. В§, 1972, № 4.

26. Анчабадзе З.В., Робакидзе А.И. К вопросу о природе кавказского горского феодализма. В кн.: Тезисы докладов Всесоюзной сессии, посвященной итогам полевых археологических и этнографических исследований в 1970 г. Тбилиси, 1971.

27. Атаев Д.М. Нагорный Дагестан в раннем средневековье. Махачкала, 1963.

28. Ахмадов Ш.Б. Об истоках антифеодального и антиколониального движения горцев в Чечне в конце ХУШ в. В кн.: Изв. ЧИНИИИЯЯ, т. 9, ч. 3, вып. I. Грозный, 1974.

29. Ахмадов Ш.Б. К вопросу о социальных отношениях в Чечено-Ингушетии в ХУШ в. В кн.: Социальные отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период (Х1-начало XX вв). Грозный, 1979.

30. Ахмадов Я.З. К вопросу о социальном строе и общественно-политической обстановке в Чечено-Ингушетии в ХУШ в. В кн.: Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ1-начало XX в.). Грозный, 1980.

31. Ахмедов ffi.M. Сельская община в раннесредневековом Дагестане. ВИД, вып. I. Махачкала, 1974.

32. Ахмедов Ш.М. К вопросу о становлении феодальных отношений в Дагестане. ВИД, вып. 3. Махачкала, 1975.

33. Бальшин А. Социально-экономическое состояние нагорной Чечни. В кн.: О тех, кого называли абреками. Грозный, 1927.

34. Белобородов А. Землевладение в Терской области. ТВ, 1895, № 107 - 109, III.

35. Березин И. Путешествие по Дагестану и Закавказью. Казань, 1350.

36. Берже А. Материалы для описания нагорного Дагестана. -КК на 1359 год. Тифлис, 1858.

37. Берже А.П. Чечня и чеченцы. Тифлис, 185у.

38. Берзенов Н. Из записок об Осетии. Кавказ, 1852, № 67, 68.

39. Блиев М.М. Осетинское посольство в Петербурге 1749 1752 гг. Орджоникидзе, 1961.

40. Блиев М.М. Осетия з первой трети XIX века. Орджоникидзе, 1964.

41. Блиев М.М. Кавказская война: социальные истоки и сущность.- История СССР, 1983, 2.

42. Б-нов Е. По вопросу о формах землевладения у кабардинцев.- ТВ, 189I, № 67.

43. Бромлей Ю.В., Першиц А.И. Энгельс и проблемы первобытной истории. В кн.: Проблемы этнографии и антропологии в свете научного наследия Ф. Энгельса. М., 1972.

44. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. 2 ч. М., 1823.

45. Брюханов П.А. Государственное устройство и административное управление вольных обществ Дагестана в первой четверти XIX в. В кн.: Сборник трудов Пятигорского государственного педагогического института, вып. I. Ставрополь, 1947.

46. Булатова А. О некоторых семейных и общесельских обрядах народоз горного Дагестана з XIX-начале XX вв., связанных с весенне-летним календарным циклом. В кн.: Семейный быт народов Дагестана в XIX - XX вв. Махачкала, 1980.

47. Бурнашев С.Д. Описание горских народов. Краткое описание о кабардинских народах. Курск, 1794.

48. Бутинов Н.А. Этнографические материалы и их роль в изучении общины древнего мира. В кн.: Община и социальная организация у народов Восточной и Юго-Восточной Азии. JI., 1967.

49. Бутинов Н.А. Первобытнообщинный строй, ПИДО.

50. Бутинов Н.А. Община, семья, род. СЭ, 1968, № 2.

51. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. ч. 2, СПб, 1869.

52. Бутков П.Г. Выдержки из "Проекта отчета о Персидской экспедиции в виде писем". ИГЭД.

53. Вагапов Я.С. Изображение феодальной верхушки Чечни в эпических песнях. АЭС. Грозный, т. 2, 1963.

54. Ванеев З.Н. Родовой строй в Осетии. Изв. ЮО НИИ, вып. 5. Сталинири, 1946.

55. Ванеев З.Н. Из истории родового быта в Юго-Осетии. Тбилиси, 1955.

56. Ванеев З.Н. Народное предание о происхождении осетин

57. К проблеме общественного строя Овского царства). Сталинир, 1956.

58. Ванеев З.Н. Средневековая Алания. Сталинир, 1959.

59. Ванети 3. Индивидуализм и коллективизм в родовом быту осетин (общественный строй Осетии). Изв. ОИК, вып. 2. Владикавказ, 1926.

60. Вартапетов А.С. Проблемы родового строя ингушей и. чеченцев. СЭ, 1932, № 4.

61. Васильева Л.М. Проблемы истории Осетии в русской науке XIX в. (историографический очерк). Орджоникидзе, 1975.

62. Вильяме А.К. Географический очерк Ингушетии. Владикавказ, 1928.

63. Виноградов В.Б. Генезис феодализма на Центральном Кавказе. ВИ, 1981, № I.

64. Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М., 1973.

65. Волконский Н. Лезгинская экспедиция (в дидойское общество) в 1357 году. КС, Тифлис, т. I. 1876, т. 2, 1377.

66. Вольные общества Дагестана. БСЭ, т. 5, М., 1941.

67. Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУТ-начало XX в.) Грозный, 1980.

68. Гаглоева З.Д. Осетинский "рвадалта" (к структуре родственных объединений у осетин). Доклады советской делегации на УП МКАЭН. М., 1964.

69. Гаглоева З.Д. Очерки по этнографии осетин. Общественный быт осетин в XIX в. Тбилиси, 1974.

70. Гаглойти З.Д. Семейно-родственные коллективы у осетин. -КЭС(Тб), т. 5, вып. 2. Тбилиси, 1979.

71. Гаглойти Ю.С. Аланы и вопросы этногенеза осетин. Тбилиси, 1966.

72. Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М., 1963.

73. Гаджиев В.Г. Сочинение И. Гербера "Описание стран и народов между Астраханью и рекою Курой находящихся", как исторический источник по истории народов Кавказа. М., 1979.

74. Гаджиев В.Г. Союзы сельских общин Дагестана. В кн.: Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ-нача-ле XIX в. Махачкала, 1981.

75. Гамкрелидзе Б.В. Система скотоводства в горной Осетии.-КЭС(Тб), т. 3, вып. 3. Тбилиси, 1980.

76. Гамрикели В. Социально-экономическая почва развития "лек-ианоба" в ХУШ в. Мацне. (Вестник АН Груз. ССР). Тбилиси, 1972, £ I.

77. Ган К.$. Экскурсия в нагорную Чечню и Западный Дагестан летом 1901 года. Изв. КОРГО, т. 15, 4, Тифлис, 1902.

78. Гарданов В.К. Обычное право как источник для изучения социальных отношений у народов Северного Кавказа в ХУШ-на-чале XIX вв.- СЭ, I960, № 5.

79. Гарданов В.К. Общественный строй адыгских народов (ХУШ-первая половина XIX вв). М., 1967.

80. Гасанов М.Р. Из истории Табасарана ХУШ-начала XIX вв. Махачкала, 1978.

81. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказаиз путешествия академика И.А. Гильденштедта через Россию и по Кавказским горам в 1770-73 гг. СПб, 1809.

82. Гербер И.Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря. ЙГЭД.

83. Гидатлинские адаты. Подготовлены Х.-М.О. Хашаевым и М.-С. Саидовым. Махачкала, 1957.

84. Гидулянов П.В, Сословно-поземельный вопрос и раятская зависимость в Дагестане. 30, 1901, i I - 3.

85. Голенищев-Кутузов В.И. Описание гражданского быта чеченцев с объяснением адатного их права и нового управления, ввв- -денного Шамилем. В кн.: Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев, т. 2. Одесса, 1833.

86. Головинский П.А. Чеченцы. ССТО, вып. I, 1878.

87. Грабовский Н.Ф. Ингуши (их жизнь и обычаи), ССКГ, вып. 9, 1876.

88. Гриценко Н.П. Социально-экономическое развитие Прите-речных районов в ХУШ-первой половине XIX вв. Труды ЧИ НИИИЯЛ, т. 4. Грозный, 1961.

89. Давыдов А.Д. Сельская община и патронимия в странах Ближнего и Среднего Востока. М. 1979.

90. Далгат Б. Материалы по обычному праву ингушей. Изв. ИИК, вып. 2. 1929.

91. Далгат Б. Родовой быт чеченцев и ингушей в прошлом. Изв. Ингушского Научно-исследовательского института, т. 4, вып. 2, Орджоникидзе, 1934.

92. Данилова Л.В. Место общины в системе социальных институтов. В кн.: Проблемы аграрной истории, ч. I. Минск, 1978.

93. Данилова Л.В., Данилов В.П. Проблемы теории и истории общины, В кн.: Община в Африке: проблемы типологии. М., 1978.

94. Дебу И. О кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске или общие замечания о поселенных полках, ограждающих Кавказскую линию, и о соседственных горских народах. СПб, 1829.

95. Джанаев А.К. К истории возникновения феодального землевладения в Стыр-Дигории. Изв. СОНИИ, т. 15, вып. 3, 1948.

96. Дзагурова В.П. Еще раз о союзах сельских обществ. ВИД, вып. I, 1974.

97. Документы по истории Дагестана XIX в. ВИД, вып. 2. 1975.

98. Дубровин. Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб, 1871.

99. Дьяконов И.М. Община на древнем Востоке в работах советских исследователей. ЗДИ, 1963, № I.

100. Зак С.Д. Методологические проблемы развития сельской поземельной общины. В кн.: Социальная организация народов Азии и Африки. М., 1975.

101. Зарамакское общество. ТВ, 1380, $ 51.

102. Зиссерман А.Л. Двадцать пять лет на Кавказе, ч. 2. СПб, 1879.

103. Зичи Е. Путешествие по Кавказу и Центральной Азии. ОГРИП.

104. Зубарев Д. Поездка в Кахетию, Тушетию, Пшавию, Хевсурию и Джаро-Белоканскую область. Русский вестник, 1341, № 6.

105. Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопределенных оному земель; в историческом, этнографическом, финансовом и торговом отношениих, ч. 3. СПб, 1834.

106. Иванов й. Чечня. "Москвитянин"; 1851, №19 - 20.

107. Иванов М.А. В горах между pp. Фортангой и Аргуном. -Изв. КОРГО, т. 17, вып. I. Тифлис, 1904.

108. Из истории права народов Дагестана. Материалы и документы. Сост. А.С. Омаров. Махачкала, 1963.

109. Ильин Г.Ф. Единство исторического процесса. В кн.: Общее особенное в историческом развитии стран Востока. М., 1966.

110. Ипполитов А.П. Этнографические очерки Аргунского округа^ ССКГ, вып. I, 1868.

111. Исаева Т.А. Социальные отношения чеченцев и ингушей в ХУШ в. В кн.: Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ1-начало XX в.). Грозный, 1980.

112. Исламмагомедов А. Поселения аварцев в XIX XX вв. -УЗ ИИЯЛ, т.12 (серия историческая). Махачкала, 1964.

113. Исламмагомедов А.И. Отражение феодальных отношений в характере поселений,- В кн.: Генезис, основные этапы, общие пути и особенности развития феодализма у народов Северного Кавказа. Региональная научная конференция. Тезисы докладов. Махачкала, 1980.

114. ИЗ. История Дагестана, т. I. М., 1968.

115. История Северо-Осетинской АССР с древнейших времен до наших дней.- УЗ С0ГПИ, т.28, вып.1, 1968.

116. История Осетии в документах и материалах (с древнейших времен до конца ХУШ в.). Составители Г.Д. Тогошвили, И.Н. Цховребов. т. I. Цхинвали, 1962.

117. Итс Р.Ф. Предисловие.- В кн.: Община и социальная организация у народов Восточной и Юго-Восточной Азии. Л., 1967.

118. Калоев Б.А. В.Ф.Миллер кавказовед. Орджоникидзе, 1963.

119. Калоев Б.А. Осетины. Историко-этнографическое исследование. Изд. 2. М., 1971.

120. Калоев Б.А. М.М.Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа. М., 1979.

121. Калоев Б.А. Происхождение некоторых осетинских фамилий по народным преданиям. ПИИЭ. М., 1983.

122. Карпов Ю.Ю. Кавказские этнографические материалы П.Г. Буткова. КСДСКЧ. Л., 1981.

123. Карпов Ю.Ю. Общинный зимний праздник у цезов. СЭ, 1983, № 3.

124. Карпов Ю.Ю. Сельская община у цезов в конце XIX в. -КСДСКЧ. Л., 1983.

125. Качановский Ю.В. Рабовладение, феодализм или азиатский способ производства? М., 1971.

126. Кисляков Н.А. По поводу статьи М.В.Крюкова "0 соотношении родовой и патронимической (клановой) организации".- СЭ, 1968, № 2.

127. Кисляков Н.А. 0 сущности понятия "патронимия". Страны инароды Востока, вып. 18. М., 1976.

128. Клапрот Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предприняУтое в 1807 1808 гг. - Изв. СО НИИ, вып. 12, 1948.

129. Ковалевский М.К., Бларамберг И.Ф. Описание Дагестана. -ИГЭД.

130. Ковалевский М.М. Общинное землевладение, причины, ход и последствия его разложения, ч. I. М., 1879.

131. Ковалевский М.М. Поземельные сословные отношения у горцев Северного Кавказа. "Русская мысль", 1883, Л 12.

132. Ковалевский М.М. Современный обычай и древний закон. Обычное право осетин в историко-этнографическом освещении, т.2. М., 1886.

133. Ковалевский М.М. Родовое устройство Дагестана. "Юридический вестник", 1888, jЬ 12.

134. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. 2 т. М.,1890.

135. Ковалевский М.М. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом, вып. I. СПб, 1905.

136. Кокиев Г.А. Боевые башни и заградительные стены горной

137. Осетии. Изв. ЮО НИИК, вып. 2, Сталинир, 1935.

138. Колганов М.В. Собственность. Докапиталистические формации. М., 1962.

139. Колоколов П.Ф. Описание Табасарана. ИГЭД.

140. Комаров А.В. Адаты и судопроизводство по ним. (Материалы для статистики Дагестанской области). ССКГ, вып. I, 1868.

141. Константинов О.И. Джаро-белаканцы до XIX столетия. -"Кавказ", 1846, № 2 3.

142. Косвен М.О. Из истории родового быта в Юго-Осетии. -СЭ, 1936, № 2.

143. Косвен М.О. Проблема общественного строя горских народе Кавказа в ранней русской этнографии. СЭ, 1951, № I.

144. Косвен М.О. Материалы по истории этнографического изучения Кавказа в русской науке, ч.1 3. КЭС, т.1, М., 1955, т.2, М., 1958, т. 3, М.-Л., 1962.

145. Косвен М.О. Этнография и история Кавказа. М., 1961.

146. Косвен М.О. Семейная община и патронимия. М., 1963.

147. Костенецкий Я. Записки об аварской экспедиции на Кавказе 1837 года. СПб, 1851.

148. Котович З.Г. О процессе урбанизации в древнем Дагестане.-В кн.: Материалы по археологии Дагестана, вып. 9. Древние и средневековые памятники Дагестана. Махачкала, 1980.

149. Кох К. Путешествие через Россию к Кавказскому перешейку в 1837 и 1838 гг. ОГРИП.

150. Коцебу М.А. Сведения о Джарских владениях. -ИГЭД.

151. Краббе К.К. Замечания о Докуспаре, Ахатах и Рутуле до 1835 г. ИГЭД.

152. Красницкий К. Кое-что об Осетинском округе и о правах туземцев его. "Кавказ", 1865, № 29-33.

153. Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. М., 1971.

154. Куббель E.JI. Этнические общности и потестарно-политичес-кие структуры доклассового и раннеклассового общества. В кн.: Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М., 1982.

155. Кудрявцев М.К. Община и каста в Хиндустане. М., 1971.

156. Кудрявцев М.К, Кастовая община (специфика сельской общины в Индии). В кн.: Проблемы аграрной истории, вып. I. Минск, 1978.

157. Кузнецов В.А. Аланские племена Северного Кавказа. МИА, № 106. М., 1962.

158. Кузнецов В.А. Алания в X ХШ вв. Орджоникидзе, 1971.

159. Лавров Д. Заметки об Осетии и осетинах. СМОМПК, вып.З. 1883.

160. Лавров Л.И. Рутульцы в прошлом и настоящем. КЭС, т. 3. М.-Л., 1962.

161. Лавров Л.И. Эпиграфические памятники Северного Кавказа на арабском, персидском и турецком языках, ч.1, М., 1966.

162. Лавров Л.И. Назревшие вопросы изучения социальных отношений на докапиталистическом Кавказе. В кн.: Социальная история народов Азии. М., 1975.

163. Лавров Л.И. Историко-этнографические очерки Кавказа. Л., 1978.

164. Лавров Л.И. Этнография Кавказа ( по полевым материалам 1924 1973 гг.). Л., 1982.

165. Лаптин П.Ф. Община в русской историографии последней трети XIX -начала XX в. Киев, 1971.

166. Лаудаев У. Чеченское племя. ССКГ, вып. 6, 1872.

167. Лашук Л.П. Введение в историческую социологию, вып.2. М., 1977.

168. Леонтовия Ф.И. Адаты кавказских горцев. Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. 2ч. Одесса, 1882.

169. Линден В. Краткий исторический очерк былого общественно-пополитического и поземельного строя народов, населяющих мусульманские районы Кавказского края. КК на 1917 г. Тифлис, 1917.

170. Лопухин А.И Журнал путушествия через Дагестан. ИГЭД.

171. Магомедов Д.М. Социально-экономическое и политическое развитие Дидо в ХУШ-начале XIX вв. Авторефнрат канд. дис. Махачкала, 1977.

172. Магомедов Д.М. Развитие феодализма в Западном Дагестане-? В кн.; Генезис, основные этапы, общие пути и особенности развития феодализма у народов Северного Кавказа. Региональная конференция. Тезисы докладов. Махачкала, 1980.

173. Магомедов Д.М. Социально-экономическое развитие союзов сельских общин Западного Дагестана в ХУШ-начале XIX в. В кн.: Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала , 1980.

174. Магомедов Д.М. Некоторые особенности социального развития союзов сельских общин Западного Дагестана в ХУ-ХУШ вв. -В кн.: Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ-начале XIX в. Махачкала, 1981.

175. Магомедов Д.М. Средневековые поселения горного Дагестанат В кн.: Материалы сессии, посвященной итогам экспедиционных исследований Институтта истории, языка и литературы в 1980-81 гг. Тезисы докладов. Махачкала, 1982.

176. Магомедов P.M. К вопросу о семейной общине в Дагестане.-Труды 2-й научной сессии Дагестанской базы АН СССР. Махачкала, 1949.

177. Магомедов P.M. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в ХУШ-начале XIX в. Махачкала, 1957.

178. Магометов А.Х. Общественный строй и быт осетин (ХУП -XIX вв.). Орджоникидзе, 1974.

179. Магометов А.Х. Политическое устройство у горских народов в первой половине XIX в. В кн.: Социальные отношения народов Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1978.

180. Максимов Е., Вертепов Г. Туземцы Северного Кавказа. Владикавказ, 1892.

181. Максимов Е. Чеченцы (историко-географический и статис-тико-экономический очерк) вып. 3, ТС, 1893.

182. Малявкин Г. Очерк общинного землевладения в Кабарде.1. ТВ, 1891, 86, 94, 96.

183. Малявкин Г. Очерк общинного землевладения на чеченской территории. ТВ, 1392, М 141, 142, 145, 1893, № 6, 7.

184. Мамакаев М.А. Чеченский тайп (род) в период его разложения. Грозный, 1973.

185. Мансуроз А.С. Обычный суд у осетин. "Каспий", 1894,38, 48, 58.

186. Маргошвили Л.Ю. К вопросу о переселении вайнахов на территории Грузии. 3 кн.: Грузино-северокавказские взаимоотношения, Тбилиси, 1981.

187. Марграф 0. Чеченские селения. ТВ, 1881, 47.

188. Маретин Ю.В. Основные типы общины в Индонезии. ПИДО.

189. Маретин Ю.В. Опыт стадиально-генетической типологии общины. В кн.: Проблемы аграрной истории, вып. I. Минск, 1978.

190. Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджоникидзе, 1933.

191. Маршаев Р.Г. К вопросу о социальном строе Ахтыпаринско-го "вольного" общества в ХУШ-начале XIX вв. УЗ ИИЯЛ, т. 3. 1957.

192. Материалы к истории Табасарана. ВИЛ, вып. 2. 1975.

193. Материалы по истории Осетии (ХУШ в), т. I. Изв. СО НИИ, т. 6, 1934.

194. Материалы по истории Осетии, т. 3. Дзауджикау, 1950.

195. Материалы по истории осетинского народа, т. 5. Орджоникидзе, 1942.

196. Меликишвили Г.А. К вопросу о характере древних закавказских и средневековых горских северокавказских классовых обществ. История СССР, 1975, № 6.

197. Миллер В.Ф. Осетинские этюды, ч. 3. М., 1887.

198. Минаева Т.М. К истории верховного Прикубанья по археологическим данным. Ставрополь, 1971.

199. Минорс.кий В.Ф. История Ширвана и Дербенда X XI вв. М., 1963.

200. М-цев М. Краткий обзор Джаробелоканского округа. "Закавказский вестник", 1850, № 9.

201. Нарское общество. ТВ, 1880, № 50.

202. Неусыхин А.И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе У1 УШ вв. М., 1959.

203. Неусыхин А.И. Дофеодальный период как переходная стадия развития от родо-племенного строя к раннефеодальному ПИДО.

204. Никольская З.А. Пережитки патриархально-родового строя у аварцев в XIX и в начале XX в. ТИЭ, т. 14. М., 1951.

205. Новосельцев А.П. К истории аланских городов, МАДИСО, т. 2, Орджоникидзе, 1969.

206. Новосельцев А.П. Генезис феодализма в странах Закавказья, М., 1980.

207. Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В. Пути развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь, Прибалтика). М., 1972.

208. Норденстамм И.И. Описание Чечни с сведениями этнографического и экономического характера. Материалы по истории Дагестана и Чечни, т. 3, ч. I. Махачкала, 1940.

209. Норденстам И.И. Описание Антль-Ратля. ИГЭД.

210. Общественные отношения у чеченцев и ингушей в дореволюционном прошлом (ХШ-начало ХХвв). Грозный, 1982.

211. Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в ХУШ-начале XIX в. Махачкала, 1981.

212. Ольдерогге Д.А. Иерархия родовых структур и типы больше-семейных домашних общин. В кн.: Социальная организация народов Азии и Африки. М., 1975.

213. Ольшевский М.Я. Кавказ с 1841 по 1866 год. "Русская старина", 1893. №6-9.

214. Ошаев Х.Д. Малхиста. "Революция и горец" 1930, № 8.

215. П. Землевладение у чеченцев. ССТО, вып. I, 1878.

216. Памятная книжка Дагестанской области. Сост. Е.И. Козуб-ский, Темир-Хан-Шура, 1895.

217. Памятники обычного права Дагестана ХУП XIX вв. Архивные материалы, сост. Хашаев Х.М., 1965.

218. Пасербский А. Закатальский округ "Кавказ", 1864, № 43.

219. Першиц А.И. Развитие форм собственности в первобытном обществе, как основа периодизации его истории. В кн.: Проблемы истории первобытного общества. ШЪ, нов. сер. т. 54. М.-Л., I960.

220. Петрушевский И.П. Социальная структура Джаро-Белоканских вольных обществ накануне российского завоевания. Исторический сборник, вып. I. Л., 1934.

221. Петрушевский И.П. Джаро-Белоканские вольные общества в первой трети XIX в. Труды НИИ кавказоведения, т. I. Тифлис, 1934.

222. Петухов П. Очерк Кайтаго-Табасаранского округа (в Южном Дагестане). "Кавказ", 1367, № 7, 3, 12, 13, 15, 16.

223. Попов И. Ичкеринцы. Исторический очерк. GGT0, вып. I. 1378.

224. Попов М.Я. Народы Северного Кавказа в эпоху феодализма. ВИ, 1966, № 7.

225. Потто В. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. 2 т. СПб, 1887.

226. Происхождение осетинского народа. Материалы научной сессии, посвященной проблеме этногенеза осетин. Орджоникидзе, 1967.

227. Путешествие по Чечене. "Кавказ", 1873, & 54, 56.

228. Пфаф В. Путешествие по ущельям Северной Осетии. ССК, т. I, 1871.

229. Пфаф 3. Народное право осетин. ССК, т. I, 1871.

230. Раенко-Туранский Я.Н. Адыге до и после Октября. Краснодар, 1927.

231. Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала, 1980.

232. Рамазанов Х.Х., Шихсаидов А.Р. Очерки истории Южного Дагестана. Махачкала, 1964.

233. Рклицкий М.В. Главнейшие моменты в истории хозяйствен -ного быта Северной Осетии и современная экономика области. -Изв. ОИК, вып. 2, 1926.

234. Робакидзе А.И. Особенности патронимической организации у народов горного Кавказа. СЭ, 1968, № 5.

235. Робакидзе А.И. Жилища и поселения горных ингушей. -КЭС (Тб), вып. 2. Тбилиси, 1968.

236. Робакидзе А.И. Некоторые черты горского феодализма на Кавказе. СЭ, 1978, № 2.

237. Робакидзе А.И. Некоторые черты горского феодализма на Кавказе, В кн.: Генезис, основные этапы, общие пути и особенности развития феодализма у народов Северного Кавказа. Региональная научная конференция. Тезисы докладов. Махачкала, 1980.

238. Робакидзе А.И., Гегечкори Г.Г. Формы жилища и структура поселения горной Осетии. КЭС (Тб), т.5, вып.1. Тбилиси,1975.

239. Розен Р.Ф. Описание экономического положения и политического состояния племен Чечни и Дагестана. В кн.: Материалы по истории Дагестана и Чечни, т.З, ч.Ь. Махачкала, 1940.

240. Розен Р.Ф. Описание Чечни и Дагестана. ИГЭД.

241. Руновский А. Взгляд на сословные права и на взаимные отношения сословий Дагестана. "Военный сборник", т.26, 1862. 240. Саидов И.М. Землевладение и землепользование у чеченцев и ингушей в ХУШ-Х1Х вв. - Изв. ЧИНИИИЯЛ, т.4, вып.1, 1964.

242. Саидов И.М, Мехк кхел -(совет страны) у нахов в прошломт КЭС (Тб), т. 2, Тбилиси, 1968.

243. Саидов И.М. Этнографический и фольклорный материал о классовых отношениях у чеченцев и ингушей, АЭС, т. 2, 1963.

244. Саидов И.М. Общественный быт вайнахов XIX и начала XX вв. (историко-этнографическое исследование). Автореферат канд. дис. Тбилиси, 1972.

245. Самойло А. К вопросу о родовом строе у северных осетин в эпоху завоевания Россией (конец ХУШ-начало XIX вв.).-Труды Горьковского государственного педагогического института, т. 7. Горький, 1940.

246. Самойлов К. Заметки о Чечне. "Пантеон", 1855 № 9-10.»

247. Санакоев М.П. Историография истории Осетии. Цхинвали, 1971.

248. Саренц Р.Г. Первобытный общинный строй и его характер на Северном Кавказе. Сборник научных трудов Пятигорского государственного педагогического института, вып. 4. Пятигорск, 1949.

249. Селезнев М. Руководство к познанию Кавказа, кн.2, Спб, 1847.

250. Семенов Н. Очерки Чечени и чеченского народа. -ТВ, 1881, № 35, 36.

251. Семенов Н. Сказки и легенды чеченцев. Владикавказ. 1832.

252. Семенов Н. Туземцы северо-восточного Кавказа. СПб, 1895.

253. Семенов Ю.И. Первобытная коммуна и соседская крестьянская община. В кн.: Становление классов и государства. М., 1976.

254. Семенов Ю.И. 0 стадиальной типологии общины. В кн.: Проблемы типологии в этнографии. М., 1979.

255. Скитский Б.В. К вопросу о феодализме в Дигории. Изв. СОНИИ, т.5, 1933.

256. Скитский Б.В. К вопросу о феодальных отношениях в истории ингушского народа. Изв.ЧИНИИИЯЛ, т.1, вып.1, 1959.

257. Скитский Б.В. Очерки истории горских народов. Орджоникидзе, 1972.

258. Следзевский И.В. Земледельческая община в Западной Африке: хозяйственная и социальная структура. В кн.: Община в Африке. Проблемы типологии. М., 1978.

259. Социальные отношения и классовая борьба в Чечено-Ингушетии в дореволюционный период (XI начало XX в.). Грозный, 1979.

260. Статистические сведения о населенных местах Западного Дагестана. ССКГ, вып. 9. Тифлис, 1876.

261. Ст(егеман). Журнал путешествия по земле Донских казаков, к Кавказу и в Астрахань. -"Северный архив", 1824, ч.12, № 24.

262. Тамай А. Материалы к вопросу о феодализме в истории Дагестана. "Революционный Восток", 1935, № 5.

263. Тер-Акопян Н.Б. Маркс и Энгельс об азиатском способе производства и земледельческой общине. В кн.: Из истории марксизма и международного рабочего движения. М., 1973.

264. Тихонов Л.И. Описание Северного Дагестана. ИГЭД.

265. Токарев Община и семья. В кн.: Календарные обычаи и обряды в странах Зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. М., 1983.

266. Тотоев М.С. К истории дореформенной Северной Осетии. Орджоникидзе, 1955.

267. Туккаев С.А. В горах Дигории. ТВ, 1889, № 90,91,93,101.

268. Тусиков МЛ. Ингушетия. Экономический очерк. Владикавказ, 1926.

269. Уварова П.С. Кавказ. Путевые заметки.,ч.1. М., 1887.

270. Умаров С.Ц. 0 поселениях и некоторых особенностях социально-экономического развития горной Чечено-Ингушетии эпохи позднего средневековья. АХ, т.З. 1969.

271. Умаров С.Ц. К политической и социально-экономической истории Чечни ХУ1 ХУП вв.- АЭС, т.4. 1976.

272. Умаров С.Ц. 0 некоторых особенностях классообразования и антифеодальной борьбы в средневековой Чечено-Ингушетии. -В кн.: Вопросы истории классообразования и социальных движений в дореволюционной Чечено-Ингушетии (ХУ1-начало XX в.). Грозный, 1980.

273. Фадеев А.В. Вопрос о социальном строе кавказских горцевв ХУШ XIX вв. в новых работах советских историков. - ВИ, 1958, & 5.

274. Фадеев А.В. Возникновение мюридистского движения на Кавказе и его социальные корни. История СССР, I960, № 5.

275. Феодальные отношения в Дагестане. XIX-начало XX в. Архивные материалы. Составление, предисловие и примечания X,-М. Хашаева. М., 1969.

276. Фон Плотто А.И. Природа и люди Закатальского округа.-ССКГ вып. 4. 1870.

277. Френ Х.Д. О народе кавказском Кубечи. 1МНП, 1840,4.27.

278. Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980.

279. Харадзе Р.Л. Характер сельской общины грузин-горцев по этнографическим материалам. Доклады советской делегации на УИ МКАЭН. М., 1964.

280. Харадзе Р.Л. Некоторые стороны сельско-общинного быта горных ингушей. КЭС (Тб), т.2. Тбилиси, 1968.

281. Харадзе Р.Л., Робакидзе А.И. Характер сословных отношений в горной Ингушетии. КЭС (Тб), т.2. Тбилиси, 1968.

282. Харузин Н.Н. Заметки о юридическом быте чеченцев и ингушей. СМЭ, вып. 3, М., 1838.

283. Хасбулатова З.И. Большая семья и патронимия у чеченцев в конце XIX-начале XX в. Автореферат канд. дис. М., 1979.

284. Хасбулатова 3.JL Структура сельской общины и патронимия у чеченцев во второй половине XIX в.- Вестник МГУ, серия 8. История. 1981, № I.

285. Хашаев Х.-М. Общественный строй Дагестана в XIX в. М., 1961.

286. Хетагуров К. Особа (Этнографический очерк). К.Л.Хета-гуров Собрание сочинений в 5-ти тт., т.4. М., I960.

287. Христьянович В.П. Горная Ингушия. Ростов на/Д, 1928.

288. Чиковани Г.Д. Из общественного быта осетин ныхас. Автореферат канд. дис. Тбилиси, 1973.

289. Чиковани Г.Д. Осетинский ныхас. КЭС (Тб), т.5, вып.2. Тбилиси, 1979.

290. Чочиев А.Р. Пережитки военно-демократичеокого уклада в общественном быту осетин в прошлом. Автореферат канд. дис. Тбилиси, 1979.

291. Шихсаидов А.Р. Дагестан в X Х1У вв. (опыт социально-экономической характеристики). Махачкала, 1975.

292. Шихсаидов А.Р. Зопросы исторической географии Дагестана

293. X Х1У вв. (Лакз, Гумик). - В кн.: Восточные источники по истории Дагестана. Махачкала, 1980.

294. Шихсаидов А.Р. Эпиграфические памятники Дагестана X -ХУЛ вв. как исторический источник. М., 1984.

295. Штедер Л. Дневник путешествия из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 году. ОГРИП.

296. Щербина Ф. Общинный быт и землевладение у кавказских горцев. "Северный вестник", кн. I. СПб, 1886.

297. Этнография горной Ингушетии,- КЭС (Тб), т.2. Тбилиси, 1968.

298. Юшков С.В. К вопросу об особенностях феодализма в Дагестане. Ученые записки Свердловского государственного педагогического института, вып. I. Свердловск, 1938.

299. Яковлев Н. Ингуши.М.-Л., 1925.

300. Яновский А. Обозрение Российских владений за Кавказом,в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях, ч. 2. СПб, 1836.яла Guldenstadt J. A. Reisen Durch Russland und im. Caucasischen Geburg, I. St.- Pbg, 1787.

301. Рукописи, хранящиеся в архивах.

302. Бутков П.Г. Известие о бывшем в Кавказских горах лжепророке Мансуре. JI0 архива АН СССР. §. 99, оп.2, ед. хр.37.

303. Бутков П.Г. Описание ингушей. ЦГВИА. Кол. 482, д.192, лл. 149 - 154 об.

304. Вранкен. Политический строй Дагестана. ЦГИАЛ. Ф. 1268, on. I, д. 545.1. Полевые материалы.

305. Карпов Ю.Ю. Отчет об экспедиции 1981 г. в Дагестанскую АССР. Архив ЛЧ ИЭ АН СССР. K-I, оп. 2, № 1214.

306. Карпов Ю.Ю. Полевой дневник экспедиции 1982 г. в СевероОсетинскую и Чечено-Ингушскую АССР. Архив ЛЧ ИЭ АН СССР.1. K-I, оп,2, № 1258.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 301593