Ввод Красной Армии в Иран летом-осенью 1941 года :Причины, осуществление, последствия тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Любин, Дмитрий Михайлович

Диссертация и автореферат на тему «Ввод Красной Армии в Иран летом-осенью 1941 года :Причины, осуществление, последствия». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 206317
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Любин, Дмитрий Михайлович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
231

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Любин, Дмитрий Михайлович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ПРЕДПОСЫЛКИ, ПРИЧИНЫ И ПОДГОТОВКА ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ КРАСНОЙ АРМИИ В ИРАНЕ.

1.1. Иран как объект соперничества великих держав.

1.2. Выработка англо-советской позиции по Ирану после нападения Германии на Советский Союз.

1.3. Подготовительные мероприятия Красной Армии к осуществлению военной акции против Ирана.

Глава 2. СОВЕТСКАЯ ОККУПАЦИЯ СЕВЕРНОГО

ИРАНА В АВГУСТЕ-СЕНТЯБРЕ 1941 ГОДА И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ.

2.1. На направлении главного удара - иранский поход 47-й армии Закавказского фронта.

2.2. Вспомогательные операции советских войск -действия 44-й армии Закавказского фронта и

53-й Отдельной среднеазиатской армии.

2.3. Изменение военно-политической ситуации в Иране осенью 1941 года.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Ввод Красной Армии в Иран летом-осенью 1941 года :Причины, осуществление, последствия"

История Великой Отечественной войны была и остается предметом пристального общественного внимания. Ей посвящено огромное количество научных и публицистических работ, художественных произведений. Казалось бы досконально изучено все. Тем не менее, до сих пор остаются малоосвященные сюжеты в истории этой войны. Одним из них является почти неизвестная широкой научной общественности Иранская операция Красной Армии, в которой в весьма драматический момент на советско-германском фронте летом 1941 года было задействовано три общевойсковые армии, значительные силы авиации и Каспийской флотилии.

Полноценному изучению данной операции долгое время препятствовал ряд обстоятельств. В их числе и недоступность соответствующих архивных материалов, и существовавший в советское время своего рода негласный запрет на обстоятельное изучение темы вторжения в Иран, и обращение с начала 1990-х годов, времени коренных перемен в нашей стране, значительной части специалистов по военной тематике к более значимым событиям войны. Тем самым одна из немногих успешных операций Красной Армии первых месяцев Великой Отечественной войны на протяжении десятилетий оставалась на периферии отечественной исторической науки.

Между тем ее обстоятельное изучение расширяет имеющиеся представления о начальном этапе Великой Отечественной войны, позволяет понять причины отвлечения значительной группировки советских войск от участия в решающих сражениях 1941 года. Важность и значимость данной проблемы обусловливается и тем, что разработка и осуществление советской и английской сторонами совместной акции по вводу войск в Иран, равно как и проведение ими согласованной политики в регионе, стали фактической основой для осуществления в дальнейшем более тесного сотрудничества, одной из составляющих которого был, в частности, переход к регулярным военным поставкам по южному транзитному пути в Советский Союз. Следует отметить и то, что именно советско-английская оккупация Ирана стала первой совместной военной акцией стран, только ставшими союзниками в войне с Германией. В этой связи особую актуальность приобретает изучение процесса выработки договоренностей по Ирану руководства СССР и Великобритании, в ходе которого стороны под воздействием существенно изменившихся геополитических условий перешли от многолетнего противостояния к сотрудничеству, ярко продемонстрированного на примере совместных действий в Иране.

Совместная союзническая операция по оккупации Ирана летом-осенью 1941 года получила в отечественной и мировой исторической науке определенное изучение.

Отечественная историография исследуемой проблемы может быть условно разделена на два блока. Один из них включает значительное количество научных трудов косвенно затрагивающих данную тематику и в основном посвященных истории Ирана и Среднего Востока в целом в первой половине XX века. Вторая группа исследований непосредственно рассматривает совместную военную акцию союзников в Иране в 1941 году.

Советские исследователи еще в 1930-е годы уделяли большое внимание изучению сопредельных с СССР стран, в том числе и Ирана. В круг интересовавших историков вопросов вошли проблемы, связанные, прежде всего, с экономическим и политическим развитием Ирана. Значительное внимание советские исследователи уделяли выявлению основных векторов иранской внутренней и внешней политики в указанный период. Одним из результатов проделанной советскими историками работы стали сборники, посвященные экономическому развитию Ирана в условиях экономической экспансии мировых держав и характеризующие усиление германского экономического проникновения в регион. В этой связи следует выделить научные труды И. Генина, Г. Гусейнова, Б. Данцига, А. А. Зонненштраль

Пискорского, А. Султан-Заде, Г. Петрова, J1. И. Фрея1. Вместе с тем, накануне и в годы Великой Отечественной войны вышел ряд монографий, посвященных обзору основных сфер жизни иранского государства. Так, в частности, работы И. Рудных, JI. Лазаревского, Г. А. Ибрагимов, А. С. Ерусалимский,

•у

Г. Гельбрас . Основная масса работ 1930-х годов свидетельствовала о достаточно успешном развитии советско-иранского сотрудничества. Вместе с тем, ученые отмечали, наличие с середины 1930-х годов новой проблемы в отношениях двух стран, а именно усиление германского проникновения в регион Среднего Востока, в том числе и в Иран.

С началом Великой Отечественной войны советская историография в сложившихся исторических условиях по-прежнему активно обращалась к иранскому направлению советской внешней политики. В этой связи следует отметить, что уже в 1942 году увидели свет первые научные публикации по проблеме ввода советских и английских войск в Иран. Характеризуя эти работы, следует обратить внимание на тот факт, что они не только отражали официальную позицию советского руководства, изложенную в нотах иранскому правительству лета 1941 года, но и всемерно старались аргументировать политическую обоснованность ввода советских войск3. Труды советских исследователей, посвященные анализу событий августа-сентября

1 Гении II. Экономическая экспансия германского фашизма в Иране // Внешняя торговля. 1938. № 6; Гусейнов Г. Внешняя торговля Ирана // Внешняя торговля. 1941. № 6. Данциг Б. Внешнеторговая экспансия Германии в странах Ближнего Востока // Мировое хозяйство и мировая политика. 1937. № 7; Зониенштраль-Пикорский А. А. Международные торговые договоры Персии. М., 1931; Султан-Заде А. Экономическое развитие Персии и английский империализм. М., 1930; Петров Г. Влияние войны на экспортное положение Ирана // Мировое хозяйство и мировая политика. 1940. № 545; Фрей JI. И. Валютные ограничения и клиринги. М., 1940.

2 См.: Рудных С. Иран. М., 1940; Лазаревский Л. Иран. М., 1941; Ибрагимов Г. А.

Иран. Сталинабад, 1942; Ерусашмский А. С. Иран. М., 1944. Гельбрас Г. СССР н Иран (1917

1940гг.) // Историк-марксист. 1940. № 7

3 См.: Гельбрас Г. Крах фашистской авантюры в Иране // Исторический журнал. 1942. № 3-4; Масленников Б. Иран после заключения союзного договора с СССР и Великобритании // Мировое хозяйство и мировая политика. 1942. № 7; Минаев В. Подрывная деятельность германского фашизма на Ближнем Востоке. М., 1942; Луцкий В. Провал фашистских планов в Африке и на Ближнем Востоке. Ташкент. 1944.

1941 года, созданные в годы Великой Отечественной войны, стали по сути первыми научными работами, затронувшими ввод советских войск в Иран.

В послевоенные годы истории международных отношений накануне и в годы Второй мировой войны, равно как и самой войне, было посвящено большое количество фундаментальных научных работ, которые в той или иной степени затрагивали проблему совместных действий союзников в 1941 году в регионе Среднего Востока. Основная масса рассматриваемых исследователем научных трудов того времени носит обобщающий характер. Подобные исследования затрагивают основные сюжеты Великой Отечественной войны. В ряде подобных монографий авторы и редакторы оставляют проблемы, связанные с совместной союзнической акцией в Иране, за пределами своих исследований4.

Советская историография периода культа личности рассматривала предысторию и ход Второй мировой войны в рамках жестких идеологических установок генеральной линии партии. Столь рядовому сюжету, по мнению советских ученых того времени, уделялось незначительное внимание, а в ряде • научных работ проблемы, связанные с Иранским походом, вообще не рассматривались. В тоже время специальная литература, затрагивавшая историю Ирана, не только не рассматривала глубинную подоплеку ввода войск в Иран, но и явно преувеличивала масштабы немецкого присутствия.

Советский исследователь П. Милов в курсе лекций, прочитанных студентам Московского университета по теме «Иран во время и после Второй мировой войны»5, остановился на вопросе о союзной оккупации Ирана весьма лаконично. Суть его выступлений и работ сводилась к тому, что в начале 1940х годов режим Реза-шаха проводил реакционную профашистскую политику, «

4 См.: Аиисииов II. В., Кузьмин В. Г. Великая Отечественная война Советского Союза (1941-1945гг.). М., 1952; Очерки по истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1955; Важнейшие операции Великой Отечественной войны 19411-1945 гг. М., 1956; Операции Советских вооруженных сил в период отражения нападения фашистской Германии на СССР. М., 1958;.

5 Милов П. Иран во время и после Второй мировой войны. М., 1949.

Иран был заполнен фашистскими агентами, которые занимали важные посты во многих ведомствах и готовили диверсии против СССР. После нападения Германии на Советский Союз Иран хоть формально и объявил нейтралитет, на самом деле его не придерживался. В этой связи подчеркивалось, что шахское государство фактически никак не отреагировало на советские ноты от 26 июня, 19 июля и 16 августа 1941 года, в которых делались соответствующие предупреждения. Поэтому, утверждал П. Милов, «Советское правительство было вынуждено 25 августа 1941 года ввести войска в северные провинции Ирана для прекращения враждебной СССР деятельности германской фашисткой агентуры. Англия одновременно ввела свои войска в южные провинции Ирана. Верный своему прогерманскому курсу Реза-шах приказал оказывать сопротивление союзным армиям, что вынудило их направить свои войска к Тегерану»6.

В рамках официальной версии иранских событий лета - осени 1941 года вышла работа М. С. Иванова, которая на долгие годы стала фундаментальным исследованием по истории международных отношений в предвоенные и военные годы в регионе Среднего Востока. В своих рассуждениях относительно немецкого присутствия в регионе М. С. Иванов отмечал, что Германия превратила территорию Ирана в плацдарм для нападения на СССР. На иранской территории было создано огромное количество складов оружия и взрывных веществ. Кроме того, германские военные готовили, по свидетельству Иванова, взрывы стратегических объектов, в том числе и большого каменного моста на дороге Миане - Зенджан и железнодорожного тоннеля в районе г. Фурузкух. Из немцев, проживавших в Тегеране, создавались батальоны. Фашистская агентура вербовала депутатов меджлиса, генералов и офицеров иранской армии, журналистов и других специалистов. Одним из способов осуществления подобных вербовок стала пропаганда «о

6 Там же. С. 4.

7 Иванов М С. Очерк истории Ирана. М., 1952. якобы общем арийском происхождении немцев и персов». В вопросе о количестве немцев, проживавших на иранской территории, автор указывал на несколько тысяч немецких граждан, помимо многочисленных завербованных иранцев. На территории Ирана, по мнению Иванова, готовились диверсионные и террористические группы из белогвардейцев, дашнаков и мусаватистов для переброски их в Советский Азербайджан, в первую очередь, в Баку, Грозный, Туркмению8.

В своей работе М. С. Иванов впервые в рамках официальной точки зрения выдвигает тезис о «заговоре и готовившемся фашистском перевороте в Иране. Этот переворот был намечен на пятницу 22 августа 1941 года, а затем перенесен на 28 августа. Фашистские бандиты, в первую очередь, собирались вырезать состав советского посольства в Тегеране и всех проживающих в Иране советских граждан». В заключении рассуждений о немецком военном присутствии в Иране автор отмечает, что при попустительстве и прямом содействии Реза-шаха Иран был превращен гитлеровцами в плацдарм для нападения на СССР9.

Таким образом, уже в начале 1950-х годов советская историография, четко следуя официальной точке зрения на содержание событий лета - осени 1941 года в регионе Среднего Востока, выработала ряд оправдывавших ввод советских войск в Иран положений. Основным среди них являлся тезис о ликвидации немецкого присутствия в регионе, ставившего своей целью втягивание Ирана в войну на стороне Германии. Кроме того, советские исследователи для того, чтобы подчеркнуть опасность фашизации Ирана, ввели в научный оборот тезис о готовившемся в Иране военном перевороте. В последующих научных работах М. С. Иванова это утверждение получило дальнейшее развитие10.

8 См.: Там же. С. 334-336.

9 См.: Иванов Л/. С. Указ. соч. С. 338.

10 См.: Иванов М. С. Современный Иран. Справочник. М. 1957; Его же. Новейшая история Ирана. М., 1965. Его же. История Ирана. Мм 1977.

В продолжение разработки высказанных П. Миловым и М. Ивановым тезисов, касавшихся планов германского нападения на СССР из Ирана, вышла статья М.В. Попова11. В ней в целом повторялись основные тезисы, изложенные еще П. Миловым. В 1956 году была издана фундаментальная монография М.В. Попова, посвященная политике американской администрации в Иране. В ее рамках также затрагивались вопросы, связанные с немецкими планами создания в Иране плацдарма для нападения на СССР с Юга12.

Аналогичные оценки деятельности немцев в регионе Среднего Востока присутствуют в и работах А. М. Некрича. Исследователь уделил значительное внимание причинам Второй мировой войны. В рамках анализа этих причин автор остановился, в том числе, и на германо-английских противоречиях на Среднем Востоке13. В дальнейшем, в 1960-е годы, исследователь также продолжил активно разрабатывать вопросы, связанные с внешней политикой великих держав.

Проблемам, связанным с деятельностью «империалистических держав» в Иране была посвящена работа М. Володарского, рассматривавшая в частности, деятельность Англо-иранской нефтяной кампании (далее АИНК) в предвоенные годы14. Экономические основы иранского государства, в том числе и внешняя торговля в 1930-е годы, анализировались в работе И. И. Коробейникова15.

В 1960-е годы советская иранистика, наряду с рассмотрением сюжета ввода советских войск в Иран «с целью предотвращения антисоветской деятельности германских военных в Иране», тщательно анализировала аспекты,

11 Попов М. В. Крах гитлеровского'плана нападения на СССР из Ирана // Ученые записки Института Востоковедения АН СССР. Т. 8. 1953.

12 См.: Попов М. В. Американский империализм в Иране в годы Второй мировой войны. М., 1956.

13 См.: Некрич А. М. Англо-германские противоречия по колониальному вопросу перед Второй мировой войной // Вопросы истории. 1954. № 7; Его же. Внешняя политика Англии в годы Второй мировой войны 1939-1941. М., 1965.

14 Володарский М. И. Англо-иранская нефтяная компания в 1933-1941 гг. // Ученные записки Кишиневского государственного университета. Т. XLIV. 1959.

15 Коробейников И. II. Иран. Экономика и внешняя торговля. М., 1954. связанные с довоенной историей этого древнего государства. В этой связи следует отметить ряд работ советских исследователей, ставших по своей сути фундаментальными исследованиями экономической жизни Персии (Ирана)16. Основное внимание в подобных работах уделялось аспектам, связанным с ирано-советским экономическим сотрудничеством.

Кроме анализа экономического положения Ирана советских исследователей интересовали и сюжеты, связанные с другими направлениями иранской внутренней политики в их неразрывной связи с внешнеполитическими проблемами. В работе М. А. Камаля, например, затрагивались вопросы, связанные с шахской политикой в Иране по отношению к курдам. Тем самым на примере курдской проблемы советские ученые анализировали вопросы сотрудничества между странами в регионе Среднего Востока17. В этой связи аспекты регионального сотрудничества затрагиваются в работе Г. И. Мирского. В его научном труде тщательно анализируются не только аспекты, связанные с развитием Ирака и сопредельных с ним стран, но и

I б влияние Германии и Великобритании в этом регионе .

Особое внимание советских ученых привлекал важнейший документ, разработанный в ходе регионального сотрудничества Турции, Ирана, Ирака -Саадабадский пакт. Анализ этого соглашения нашел отражение в работах П. К. Тарасова, Д. В. Валиевой19.

16 См.: Гореликов С. Г. Иран. Экономико-географическая характеристика. М., 1961; Абдулаев 3. 3. Промышленность и зарождение рабочего класса Ирана в конце 19 - начале 20-го вв. Баку, 1963. Палюкайтис //. //. Экономическое развитие Ирана. М., 1965; Глуходед В. С. Проблемы экономического развития Ирана (20-е - 30-е годы). М., 1968.

17 См.: Камалъ М. А. Национально-освободительное движение в Иракском Курдистане 1918-1932 гг. Баку, 1967. . .

18 См.: Мирский Г. И. Ирак в смутное время. 1930-1941. М., 1960.

19 См.: Тарасов П. К. Саадабадский пакт // Международные отношения в новейшее время. Сб. статей. Ученные записки Уральского горного университета им. А. М. Горького. № 63 (серия историческая). Выпуск 6. Свердловск, 1968; Валиева Д. В. Советско-иранские культурные связи 1921-1960 гг.Ташкент, 1965.

Отношениям Ирана с великими державами в предвоенные и военные годы был посвящен ряд работ советских историков20. Советские исследователи не только рассматривали дипломатическую деятельность ведущих западных стран в регионе Среднего Востока, но и уделяли внимание сравнению основных мероприятий империалистических держав и советского государства в регионе. Основным выводом большинства из этих работ является положение о том, что лишь Советский Союз проводил «бескорыстную» по отношению к Ирану политику.

В 70-е годы XX века ряд представителей советской исторической науки вновь обратился к проблеме изучения предыстории и истории Второй мировой войны на Среднем Востоке. Существенный вклад в изучение этой тематики внес С. JI. Агаев, который в конце 1960-х г и в начале 1970-х гг. издал ряд работ, посвященных истории советско-иранских отношений в 1920-40-е годы . К сожалению, жесткое следование заданной официальной версии событий, повлекших за собой ввод войск в Иран, равно как и недоступность материалов военных архивов, не позволили исследователю детально и объективно разобраться в причинах и ходе военной операции. В этой связи трактовка событий и их оценка С. Агаевым по ключевым вопросам в целом совпадают с представленными в работах Иванова. Суть основных тезисов автора заключается в следующем: Реза-шах проводил откровенно прогерманскую политику; Иран был превращен в место скопления немецких шпионов, что представляло опасность для СССР; на его территории из белогвардейцев, дашнаков и мусаватистов формировались диверсионные группы для заброски в

20 См.: Трухановский В. Г. Внешняя политика Англии на первом этапе общего кризиса капитализма 1918-1939 гг. М., 1962; Абдуласв 3. 3. Начало экспансии США в Иране. М., 1963; Ачексеев Л. Советский Союз и Иран. М., 1963; Иванов М. С. Новейшая история Ирана. М., 1965; Нскрич А. М. Внешняя политика Англии в годы Второй мировой войны 1939-1941. М., 1965. Иоффе А. Е. Внешняя политика Советского Союза 1928-1932 гг. М., 1968. и т. д.

21 См.: Агаев С. Л. Германский империализм в Иране (Веймарская республика Третий рейх). М., 1969; Его же. Иран в период политического кризиса 1920-1925 гг. (вопросы внешней политики). М., 1970; Его же. Иран: внешняя политика и проблемы независимости 1925-1941 гг. М., 1971.

Советский Союз, создавались склады боеприпасов; готовились диверсионные акты в самом Иране и т.д.22.

Кроме того, говоря о политике нейтралитета иранского руководства в начальный период Второй мировой войны и его подтверждение после нападения фашистской Германии на СССР, С. JI. Агаев отмечает, что подобная политика была выгодна Германии: «Позиция, занятая иранскими правящими кругами, облегчала успешное выполнение ближайшей задачи гитлеровцев в Иране - максимальное использование сырьевых и продовольственных ресурсов страны. В связи с этим германское правительство сразу же решило поддерживать проведение Ираном политики нейтралитета»23. Без сомнения, любые сырьевые поставки из Ирана в Германию помогали ей в той или иной степени вести войну. В тоже время не стоит забывать о том, что и Советский Союз вплоть до нападения Германии также вел с ней широкомасштабную торговлю. Кроме того, поддержка Германией нейтралитета Ирана свидетельствовала, прежде всего, о ее заинтересованности в недопущении увеличения влияния сил антигитлеровской коалиции в Иране, которое могло бы сказаться на соотношении сил во всем регионе Среднего Востока, а, следовательно, и на ходе войны. Новым моментом, который впоследствии получил развитие в большинстве работ советских историков-иранистов, стало рассмотрение J1. С. Агаевым деятельности капиталистических держав в Иране накануне и в ходе Второй мировой войны как империалистической и колониальной . В целом относительно объективно оценивая ситуацию, в отношении Англии он пишет, о том, что основной причиной подготавливаемого ввода британских войск в Иран было упрочение колониальных позиций Великобритании в этой стране и особенно сохранение господства над иранской нефтью. В тоже время позиция Советского Союза

22 См.: Агаев С. Л. Германский империализм. С. 104-127; Его же Иран: внешняя политика. С. 304-337.

23 См.: Агаев С. Л. Иран: внешняя политика. С. 311.

24 См.: Агаев С. Л. Германский. С. 113. виделась ему как безупречная и бескорыстная, ставившая себе цель сдерживать экспансионистские интересы Англии. Так, например, говоря о мирных намерениях СССР, автор отмечает, что «правительство СССР стремилось мирным путем урегулировать вопрос о пребывании германской агентуры в Иране, оказывая тем самым сдерживающее влияние на Англию, уже подготовившуюся к военной акции»25. Подобные оценки событий конца августа 1941 года в Иране являлись характерным следствием той исторической эпохи, в которой они были даны. Во многом справедливое толкование мотивов оккупации Ирана британской стороной, к сожалению, не было дополнено, соответствующим анализом аналогичных притязаний советской стороны. В частности, для СССР нефтяные промыслы Баку были не менее значимы, чем для Англии нефтяные скважины Адабана, а потенциальные угрозы для первых могли исходить из Ирана. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов явные расчеты советского руководства на нефтяную концессию Кевир-Хуриана26.

В тоже время, в отличие от многих других советских историков, С. JI. Агаев в своих работах использует достаточно большое количество материалов, позволяющих исследователям понять всю сложность и противоречивость сложившейся в Иране и вокруг него ситуации. В частности, он отмечает серьезные попытки шахского руководства сблизиться с США как в экономической, так и в военной и политической областях: «Усилия Реза-шаха в этом направлении и дают основания предполагать о его намерении переориентироваться с Германии как «третьей силы» на США»27. Кроме того, С. JI. Агаев приводит оценки американских дипломатов того времени по иранской проблеме. Американская сторона, как правило, давала уклончивые ответы на иранские предложения, в частности, по вопросу о закупке Ираном

25 См.: Агаев С. Л. Иран: внешняя политика. С. 333.

26 В последствии в 1944 году оккупационные советские власти предприняли попытку получить концессию на добычу нефти на иранском побережье Каспийского моря, так называемую, концессию Кавтарадзе.

27 См.: Агаев С. J1. Иран: внешняя политика. С. 314. американских самолетов (50 бомбардировщиков и 30 истребителей), а также частичной замены английских технических специалистов в Иране на американских . Ученый, затрагивая вопрос о немцах в Иране, хотя и отмечал готовность шахского правительства в критический для себя момент к высылке немецких специалистов из Ирана, в тоже время не делал никаких корректировок в своих общих оценках исследуемого периода.

В 1972 году вышла фундаментальная монография X. М. Ибрагимбейли, посвященная истории Великой Отечественной войны на Кавказе29. Ее автор не обошел аспект, связанный с иранской операцией Красной Армии. Примечательным моментом в монографии является рассмотрение вопроса о причинах ввода союзных войск. X. М. Ибрагимбейли, в сжатом виде повторяя все основные тезисы своих предшественников по изучаемой проблеме, в тоже время добавляет тезис о своем несогласии с трактовкой западными авторами некоторых причин этого процесса30. X. М. Ибрагимбейли указывает также на большую стратегическую значимость Ирана в планах Германии. В подтверждение этого он приводит сведения директивы Верховного командования вермахта № 30 «Средний Восток»31. Для работы исследователя, так же как и для работ его предшественников, характерно явное преувеличение фактора немецкого военного присутствия в регионе. К числу наиболее заметных конъюнктурных моментов в монографии, без сомнения, относятся

28 См.: Там же. С. 319.

29 Ибрагимбейли X. А/. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. М. 1972.

30 Особой критике со стороны советского ученого подвергаются работы Ф. Кохвасера и С. Норткота, которые справедливо называют основной причиной ввода советских войск необходимость обеспечения надежных коммуникаций между союзниками через Иран для транспортировки военных грузов по Транснранской железнодорожной магистрали // См.: Ибрагимбейли X. А/. Указ. соч. С. 37.

31 В директиве № 30 под кодовым названием Средний Восток от 23 мая 1941 года Гитлер возложил на пропагандистский аппарат важную задачу по активизации в странах Ближнего и Среднего Востока, в частности в Иране, интенсивной пропаганды под лозунгом: «Победа держав оси несет странам Среднего Востока освобождение от английского ига». Цит. по. Там же С. 30. явно завышенные сведения о 500 тонн взрывчатых веществ в районе Миане32, хотя советская дипломатическая нота от 25.08.1941, которая явилась источником этих сведений, сообщала лишь о 50 тоннах33. Подобные «дополнения» советских авторов еще раз подчеркивают необходимость для них следования официальной версии.

Работы С. JI. Агаева, М. С. Иванова, X. М. Ибрагимбейли и других советских исследователей того периода в большинстве своем повторяют основные точки зрения предшественников, дополняя их доказательную базу. В тоже время комплексному анализу основных причин оккупации Северного Ирана и ее проведению исследователи не уделили должного внимания. Кроме того, в ряде работ советских исследователей приводятся заведомо преувеличенные данные о масштабах немецкого присутствия в регионе.

В целом следует сказать, что каждый автор работает в условиях, определенных идеологическими и политическими установками, а также нравами, господствующими в обществе, в котором живет. В этой связи становится очевидным, что работы П. Милова и первые труды по Ирану М. С. Иванова, написанные в период культа личности, могли быть только такими, какими они и оказались. Основными характеризующими их чертами являются полная и безоговорочная поддержка и оправдание любых действий сталинского режима, признание советской позиции как единственно верной, абсолютно бескорыстной и направленной на благо иранскому народу.

В 1980-е годы интерес к проблемам истории Ирана, в том числе советско-иранским отношениям периода Второй мировой войны, заметно снизился. Основной причиной этого стала, скорее всего, Иранская революция 1979 года. Радикальные перемены в жизни иранского общества, ликвидация монархии и т. д. предопределили смену научных интересов и в кругу советских иранистов, которые, явно следуя веяниям времени, активно начали

32 См.: Там же. С. 32.

33 См.: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы: Т. 1. М., 1946. С. 155. исследование процессов, связанных со становлением Исламской Республики Иран.

В то же время в рамках разработки тематики, связанной со Второй мировой войной на Востоке, к 40-летию Победы вышел ряд работ А. П. Демьяненко, затрагивающих в том числе и проблему ввода войск союзников в Иран34. В статьях А. П. Демьяненко, при рассмотрении сюжетов связанных с Ираном, лишь повторяются ранее выдвинутые другими советскими исследователями тезисы. Кроме того, в 1983 году вышел в свет сборник, посвященный иранской истории в целом, в нем нашли свое отражение вопросы, связанные с оккупацией Ирана35.

Заметным событием в рамках изучения ввода советских войск в Иран в годы Второй мировой войны стал выход в начале 1980-х гг. коллективной монографии посвященной истории боевых действий Закавказского фронта в годы Великой Отечественной войны36. В ней рассматривалось участие соединений фронта в «иранском походе» Красной армии, однако подробного описания боевых действий и основных причин акции по-прежнему не содержалось.

Таким образом, советская историография за более чем сорокалетний период, прошедший с момента проведения союзнической акции в Иране, внесла определенный вклад в изучение проблемы. В тоже время узость источниковой базы, равно как и негласный запрет на обстоятельное изучение темы данной темы не позволили ученым существенно продвинуться в направлении объективного исследования проблем, изучение которых велось исключительно в рамках официальной версии событий.

34 Демьяненко А. П. Провал планов ближневосточной экспансии фашистской Германии // Народы Азии и Африки, 1984. № 6; Его же. Советский Союз и крах гитлеровской политики в Афганистане // Народы Азии и Африки, 1985. № 2.

35 См.: Иран: история и современность. М., 1983.

36 Гучмазов А., Траскунов М„ Цкитишвши С. Закавказский фронт Великой Отечественной войны. Тбилиси, 1981.

1990-е годы внесли в нашу жизнь кардинальные перемены. Естественно, что подобные качественные изменения сказались на всех сферах общественной деятельности, в том числе и на научной жизни. Отход от прежних, идеологических стереотипов, получение доступа в многие ранее закрытые архивы, возможность работы с зарубежной литературой и иностранными специалистами, открыли для отечественных исследователей новые горизонты в их научной деятельности в целом.

В рамках обращения к проблемам, связанным с историей Второй мировой и Великой Отечественной войн, произошел качественный сдвиг в рассмотрении вопросов, относившихся долгое время к закрытым и фактически запретным. Основной упор при этом исследователи стали делать на события на советско-германском фронте, что было вполне оправдано бесспорным значением этого фронта как основного. В тоже время внимание современных отечественных ученых было обращено на многие аспекты советской внешней политики накануне и в первые месяцы Второй мировой войны. Однако, несмотря на существенное изменение научных интересов, исследователи, по-прежнему, не уделяли достаточного внимания проблемам разработки и проведения союзной акции в Иране. Подобная ситуация наблюдалась фактически до конца 1990-х годов. Даже в принципиально новом исследовании по истории Великой Отечественной войны сюжет о первой союзнической акции был оставлен без должного внимания .

В 1996 году в Институте Востоковедения (ИВ) РАН вышла монография 3. А. Арабаджана , посвященная внешнеполитическим аспектам истории Ирана 1918-1941 гг. Монография содержит не только качественный историографический анализ основных работ советских исследователей по этой тематике39, но и принципиально новые суждения в оценке событий лета - осени

37 Великая Отечественная война 1941 - 1945 гг. Военно-исторические очерки. В 5 книгах. М.: Изд-во Демос, 1998. Кн. I. Суровые испытания.

38 Арбаджан 3. А. Иран: противостояние империям 1918-1941. М., 1996.

39 См.: Там же. С. 177-182.

1941 года. Так, в частности, 3. А. Арабаджан, оценивая проведение военной акции, однозначно указывает на то, «что союзники не потрудились изобрести чего-либо нового и в ключевых пунктах просто скопировали схему нападения Германии на Советский Союз»40.

В выводах к своей работе Арабаджан отмечает, «что СССР и Великобритании надо было с самого начала не брать курс на оккупацию Ирана, а решительно и откровенно заявить Реза-шаху о своих истинных намерениях и предложить почетный союз»41. Подобное поведение великих держав, по мнению автора, обязательно бы привело к согласию шаха. В целом, следует отметить, что в исследование 3. А. Арабаджана являлось первой попыткой по-новому оценить первую союзническую акцию. Вместе с тем, в распоряжении исследователя не было в достаточном объеме материала военных архивов, а, следовательно, его работа построена лишь на анализе доступных дипломатических документов и мемуаров иранских военных того времени.

Следует отметить, что определенный научный вклад в изучение причин осуществления и последствий союзной военной акции в Иране летом - осенью 1941 года внесли и другие ученые сектора иранистики ИВ РАН. К числу тех, кто в своих работах, так или иначе, затрагивал эту проблему, относятся уже упоминавшийся 3. А. Арабаджан42, М. Кожекина, И. Е. Федорова43, М. Кулагина44, И. М. Мамедова45, Е. А. Орлова46 и ряд других. Фактически научные труды сотрудников Института Востоковедения, посвященные Ирану, позволяют более детально рассмотреть проблемы, связанные с внутренними

40 Там же. С. 187.

41 Арабаджан 3. А. Указ. соч. С. 196.

42 Арбаджан 3. А. Давление США на СССР и достижение договоренностей о выводе советских войск из Ирана после Второй мировой войны // Иран: Ислам и власть. М., 2001

43 Кожекина М., Федорова И. Е. Политика Великобритании и США на Среднем Востоке в английской и американской историографии. М., 1998.

44 Кулагина М. Экспансия английского империализма в Иране в конце 19- начале 20 вв. М., 1995.

45 Мамедова Н. М. Иран в 20 веке: роль государства в экономическом развитии. М.,

1993.

46 Орлов Е. А. Внешняя политика Ирана после Второй мировой войны. М., 1999. процессами в Иране, а также отношениями Ирана, с СССР и Великобританией. Кроме того, в 2001-2004 гг. в ежегодных сборниках сектора иранистики публиковались статьи, в той или иной степени, затрагивающие изучаемый нами аспект47.

В настоящее время рассмотрение сюжетов истории Ирана в первой половине XX века заметно активизировалось. Научная общественность не обошла своим вниманием и вопросы, связанные с историей Ирана в годы Второй мировой войны. В 2000 году в рамках сборника, посвященного Великой Отечественной войне, вышла статья Ю. Г. Голуба, в которой детально рассматриваются причины проведения иранской операции, а также сам ход этой акции и ее основные результаты48. К числу причин автор относит не только необходимость укрепления зарождавшегося англо-советского сотрудничества, но и определенные опасения сталинского руководства относительно одностороннего присутствия в Иране британских частей. Кроме того, в перечень причин, повлекших вхождение Красной Армии в Иран, автор включает и стремление сталинского руководства продолжить начатую политику расширения границ и восстановления утраченных имперских позиций49. Основными подтверждениями этой точки зрения, по мнению Ю. Г. Голуба, выступают, во-первых, уже проявившаяся подобная политика СССР на Западе в начале 1940-х годов; во-вторых, проведение советскими частями учений в приграничном с Ираном районе Средней Азии, отрабатывавших марш-броски к границам с Ираном, еще до начала Великой Отечественной войны; в-третьих, возможные расчеты И. В. Сталина на совместное с Германией решение иранской проблемы на Берлинских

47 Орлов Е. А. Россия и Иран в 20-м веке (основные этапы взаимоотношений) // Иран: Ислам и власть. М., 2001; ОришевА. Б. Ноябрь 1943 г.: Тегеранская конференция - 60 лет спустя // Иран и Россия. М., 2004.

48 Голуб Ю. Г. Вхождение Красной Армии в Иран в 1941 г.: военная необходимость или политический расчет // Великая Отечественная война в контексте российской истории. Саратов, 2000.

49 См.: Голуб Ю. Г. Указ. соч. С. 47-48. переговорах в ноябре 1940 года50. В более поздних работах Ю.Г. Голуба по этой тематике рассматриваются сюжеты, связанные с непосредственным процессом осуществления военной акции51. Так, в частности, исследователь впервые в истории разработки указанной проблематики приводит сведения о потерях Красной Армии в ходе Иранской операции. Кроме того, Ю. Г. Голуб на основе анализа приводимых им архивных сведений подчеркивает важное значение применения авиации в ходе иранского похода.

В 2003 году вышла монография С. Лавренова и И. Попова, освещающая участие СССР в локальных войнах и конфликтах во второй половине XX века . Исследователи, анализируя сюжет, связанный с нарастанием напряженности между СССР и США по иранскому вопросу 1945-1946 гг., совершают исторический экскурс в 1941 год - время ввода союзных войск в Иран. Авторы, в этой связи, упоминают военную операцию, называя ее при этом «неизвестной»53.

Вопросам, связанным с деятельностью разведслужб различных государств на Среднем Востоке в годы Второй мировой войны посвящен ряд работ А. Б. Орншева54. Ученый не только анализирует проблемы, связанные с деятельностью германской военной разведки - Абвера, но и с контрмерами советских и английских спецслужб в этом регионе55.

50 В этой связи, исследователь ссылается на дипломатические инструкции И. Сталина данные им В. Молотову накануне берлинских переговоров 19-40 года. В них содержались указания на обсуждение иранской проблемы с гитлеровским руководством.

51 См.: Голуб Ю. Г. 1941: иранский поход Красной Армии взгляд сквозь годы // Отечественная история. 2004. № 4.; Голуб Ю. Г. Малоизвестная страница великой войны: советская оккупация Северного Ирана в августе-сентябре 1941 г. // ВИИП. Выпуск 5. Саратов, 2003. С. 298-312.

52 Лавренов С., Попов II. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М.,

2003.

53 См.: Там же. С. 17-20.

54 Оришев А. Б. Гитлер вербовал союзников на Среднем Востоке // Военно-исторический журнал, 2002. № 8; Его же. Тайная война спецслужб в Иране. Советская и британская разведки против Абвера и СД // Военно-исторический журнал, 2003. № 5.

55 См.: Оришев А. Б. Тайная война. С. 42-44.

В своем фундаментальном исследовании по истории Ирана в XX веке, вышедшем в 2004 году, С. М. Алиев не обошел стороной сюжет, связанный с союзной оккупацией Ирана в 1941 году, равно как и ее предысторию56. По мнению исследователя, «установление между СССР и Великобританией союзных отношений обусловило возникновение такой международной обстановки, при которой ни один политический шаг иранского правительства не сумел бы предотвратить вторжение антигитлеровской коалиции на территорию страны»57. Вместе с тем в работе С. М. Алиева, которая является, по нашему мнению, фундаментальным трудом по истории Ирана в XX веке, сюжет о непосредственном ходе военных действий в августе 1941 года не рассматривается.

Таким образом, в постсоветское время отечественная историография рассматриваемой проблемы прошла путь от жесткой необходимости следовать официальной трактовке до относительно объективного научно-обоснованного взгляда на сущность происшедших событий. В тоже время, следует признать, что исследования, выполненные за последние 10-15 лет, не представили научной общественности полного объема сведений о дипломатической и военной сторонах первой в истории Второй мировой войны союзной военной акции с участием СССР.

Проблема советско-иранских отношений в предвоенные и в годы Второй мировой войны получила определенное изучение и в доступной для исследователя англоязычной литературе. Следует отметить, что вопросу, связанному с непосредственным вводом союзных войск, а именно, военной стороне этого процесса внимания в зарубежных исследованиях до последнего времени почти не уделялось. Более того, основной упор делался на выявление причин ввода войск, а также на последствия, как для Великобритании и СССР, так и для Ирана. В 1950-80-е годы, время перманентных кризисов Холодной

56 См.: Алиев С. М. История Ирана 20 век. М. 2004.

57 Цит. по. Алиев С. Л/. История Ирана 20 век. С. 200. войны, западноевропейская научная литература, обращаясь к проблеме союзной оккупации Ирана в 1941 году, среди основных причин ввода британских войск в Иран нередко называла необходимость не только защиты нефтепромыслов и возможности обеспечения транзита, но и необходимость сдерживания СССР в этом регионе мира. В ряде наиболее одиозных работ того времени особо выделятся эмоциональностью своих утверждений труды эмигрантов из России58. Так, в частности, Васильев ввел термин «советский империализм» применительно к политике СССР на Востоке59. Ряд зарубежных авторов того времени, оценивая ситуацию, сложившуюся в Иране в начале Второй мировой войны, на первое место среди всех перечисленных причин ввода войск выдвигали, так называемый, нефтяной фактор. Именно он, по их мнению, и определил политику великих держав в Иране уже в дальнейшем ходе войны. В частности, ученые отмечают, что наличие доступа к нефти Ирана было не только целью политики британского, но и советского правительств. В этой связи приводились сведения о попытках советского правительства получить концессии в 1930-е годы и во время Второй мировой войны60.

Естественно, что западные исследователи большое внимание в своих работах уделяют не только проблемам внешней политики Ирана61, но и его внутриполитическим вопросам62. К числу основных сфер жизни иранского государства, их интересовавших, можно отнести экономическую политику63, а

58 Beloff М. The foreign Policy of the Soviet Russia 1929-1941. London, 1952; Васильев Л.М. Пути советского империализма. Нью-Йорк, 1954

59 ВаыаьсвЛ.М. Указ. соч. С. 6.

60 Элвелл-Саттон Л. Иранская нефть. К истории «политики силы». М., 1956.

61 Lcnczowski G. Russia and the West in Iran 1918-1948. Ithaca, 1949; Lenczowski G. The Middle East in World Affairs. Ithaca, 1953; Kirk G. The Middle East in the War. London, 1953; Shwadran B. The Middle East, Oil and the Great Powers. New York, 1955; Пот, Jlyu. Немецкая пятая колонна во время Второй мировой войны. М., 1958; Lagueur W. Z. the Soviet Union and the Middle East. London, 1959; Баппер Дж. Большая стратегия, сентябрь 1939 - июнь 1941. М., 1959.

62 Qajar Iran. Political, social and cultural change. 1800-1925. Edited by E. Bosworth and C. Hillenbrand. Edinburgh. Univ. Press, 1983.

63 Abrahammyan Errand. Iran between Two Revolutions. Princeton. Princeton University Press, 1982; Floor Willem. Industrialisation in Iran. 1900-1914. Durham, 1984. также основные мероприятия шахского правительства по отношению к национальным и религиозным меньшинствам64. В 1992 году вышла работа Надера, посвященная вопросам борьбы курдов с шахским режимом65. Интересным моментом этого исследования стала та часть, в которой автор анализирует влияние процесса курдского национально-освободительного движения на политические процессы внутри Ирана и на политику государств региона Среднего Востока.

Вопросам, связанным с непосредственным участием британских войск в военных операциях 1939-1943 гг., в том числе и Иранской операцией, посвящена работа Марка Бивиса66. В ней детализируются сведения, содержащиеся в мемуарах английского премьер-министра У. Черчилля о количественном составе британских войск на Среднем Востоке. Вопросы связанные с деятельностью военных разведок в годы Второй мировой войны в своей монографии освещает Ю. Мадер67.

Проблема ввода советских войск в Иран летом-осенью 1941 года нашла свое отражение и в ряде работ иранских историков. Важно отметить, что основная масса исследований, отражающих историю вторжения союзных армий в Иран, относится к постреволюционному периоду иранского государства. Так, в частности, вопросам истории шахского Ирана посвящено диссертационное исследование Заргара Али-Асгера68. Кроме того, часть ираноязычных авторов опубликовало ряд работ, в том числе и фундаментальные исследования по истории Ирана XX века на русском языке. Так, в частности, работа М. Р. Годса, вышедшая в 1994 году, тщательно анализировала вопросы, связанные с германским присутствием в Иране в 1930

64 Olson Robert. The Emergence of Kurdish Nationalism. 1880-1925. University of Texas Press, Austin, 1989.

65 Entessar Nader. Kurdish Ethnonationalism. Boulder and London, 1992

66 Bevis, Mark British and Commonwealth Armies 1939-1943. Solihull, England. Helion&Company, 2002.

67 Мадер Ю. Абвер: щит и меч «третьего рейха». Ростов-на/Д., 1999.

68 Zargar Ali-Asgar. Anglo-Iranian Relations: 1925-1941. (These presentee a L'Universite de Geneve.). Geneve, 1984. е годы, а также причины ввода союзных войск69. Особое внимание автора, что весьма характерно для большинства иранских исследователей современного периода, привлечено к вопросам внутренней и внешней политики шахского руководства в 1930-е годы. В своей работе автор неоднократно подчеркивает, что обращение иранского руководства к Германии следует расценивать ни как стремление последовать примеру фашистского государства, а лишь как попытку переориентации во внешней политике с традиционных партнеров на новую «третью силу», которая могла бы ослабить влияние СССР и Великобритании. Важным моментом, по мнению М. Годса, стал и тот факт,-что усиление «третьей силы» привело к вводу войск в Иран70.

В 2003 году вышла в свет работа главы Культурного представительства при Посольстве Исламской Республики Иран (ИРИ) в РФ доктора Мехди-Санаи, посвященная истории Ирана в XX веке71. В ней определенное внимание уделяется вопросам, связанным с советско-иранскими отношениями в 19301940-е гг. Основной характерной причиной ввода войск в Иран для доктора Санаи являются исключительно интересы СССР и Великобритании, а никак не политика Ирана72.

В целом, следует отметить, что в зарубежной историографии рассматриваемая проблема получила определенное изучение. Особым вниманием, как иранские, так и англоязычные авторы уделяют причинам ввода войск в Иран летом - осенью 1941 года, причем основания подобных действий большинство авторов приводят различные. В тоже время точки зрения на проблему не отличаются большим разнообразием, чему на протяжении более 60 лет мешали, а зачастую и мешают определенные конъюнктурные моменты. Наиболее ярко данное обстоятельство проявилось в отечественной историографии советского и частично постсоветского времени, а также в

69 Годе Л/. Реза. Иран в XX веке. Политическая история. М., 1994.

70 См.: Годе М. Реза. Иран в XX веке. Политическая история. С. 83.

71 Мехди Саиаи. Иран и иранцы //История Ирана. М.-Киев, 2003.

72 См.: Там же. С. 76. исследованиях западных ученых, работавших по этой тематике в годы «Холодной войны». Иранские авторы, несмотря на достаточно узкие идеологические рамки, вызванные спецификой современного теократического государства, в целом достаточно интересно трактуют причины и определяют последствия советско-английской военной акции. Таким образом, проблема ввода союзных войск в Иран за довольно длительный период изучения привлекла к себе внимание определенного числа ученых. В тоже время за годы разработки этой проблематики был выработан ряд порой противоречивых точек зрения, появление которых было вызвано конъюнктурными моментами и политической целесообразностью. Тем не менее, за весь период изучения не было выполнено ни одного комплексного исследования, отражавшего всю совокупность дипломатических, политических, экономических, военных элементов такого сложного и многогранного явления как проведение первой совместной союзной акции в Иране.

Цель настоящей диссертации - всестороннее исследование причин, процесса осуществления и основных последствий ввода Красной Армии в Иран в рамках первой совместной союзной военной акции летом - осенью 1941 года.

Достижение поставленной цели обусловило необходимость решения следующих задач исследования:

- выявить на основе анализа отношений СССР и Ирана накануне и на начальном этапе Второй мировой войны исторические истоки и предпосылки появление советских войск в этой стране;

- рассмотреть процесс выработки совместной позиции Великобритании и СССР по иранской проблеме и оценить ее (позиции) роль в строительстве союзных отношений в целом;

- определить основные причины ввода союзных войск в Иран, выделив специфические интересы СССР и Великобритании;

- показать подготовку Красной Армии к действиям на иранской территории;

- исследовать ход военной операции Красной Армии в Иране на основном направлении наступления, оценив выполнение стратегических задач по захвату ключевых иранских населенных пунктов и прикрытию ирано-турецкой границы на участке действий соединений 47-й армии Закавказского фронта;

- проанализировать действия соединений 44-й армии Закавказского фронта и 53-й Отдельной Среднеазиатской армии на вспомогательных направлениях наступления и рассмотреть взаимодействие сухопутных и морских частей в ходе операции по занятию прибрежных населенных пунктов Северного Ирана;

- изучить основные последствия ввода союзных войск в Иран.

Хронологическими рамками исследования охватывают 1941 год. Однако исследователь прибегает к экскурсу в ранние периоды отношений СССР и Ирана с целью более полного освещения всех причин и выявления всех глубинных мотивов изучаемого явления. Кроме того, для характеристики последствий автор выходит за обозначенные рамки исследования с целью показать долговременный характер основных последствий событий лета -осени 1941 года в Иране.

Объектом исследования является внешнеполитическая деятельность советского государства в Иране и вокруг него в первые месяцы Великой Отечественной войны.

Предметом исследования выступает операция советских войск в Северном Иране летом-осенью 1941 года.

Научная новизна проведенного исследования заключается в том, что настоящая диссертационная работа является по существу первой в отечественной и зарубежной историографии попыткой всестороннего исследования операции по вводу Красной Армии в Иран в августе 1941 года.

Оригинальным вкладом в развитие знаний о Великой Отечественной войне является рассмотрение в диссертации широкого спектра вопросов, касающихся причин, подготовки и осуществления указанной операции. В работе на основе материалов Центрального архива Министерства обороны впервые приводятся детальные сведения о соотношении сил противостоявших сторон, о частях и соединениях Красной Армии, привлеченных к участию в иранской операции, данные об их выдвижении к государственной границе, о продвижении советских войск по иранской территории, о боевых потерях, об основных мероприятиях советских оккупационных властей, о захваченном трофейном имуществе.

Наряду с этим авторской новацией является и анализ в диссертации процесса англо-советских переговоров по иранской проблеме, итогом которых и стала совместная союзная акция в Иране. В работе выявлены краткосрочные и долговременные последствия этой акции для хода Второй мировой войны в целом и Великой Отечественной войны в частности.

Практическая значимость диссертации определяется тем, что она открывает перед современниками одну из малоизвестных и до настоящего времени специально почти не изучавшихся страниц Великой Отечественной войны. Ее обобщения и выводы могут быть использованы при подготовке общих работ по истории Второй мировой и Великой Отечественной войн, а также научных трудов по истории внешней политики России в регионе Среднего Востока.

Методологической основой диссертационного сочинения являются принципы и методы научного познания. Важнейшими методологическими принципами работы выступают принципы историзма и объективности. Принцип историзма предполагает рассмотрение проблемы в конкретно-исторических условиях изучаемого периода. Принцип объективности проявляется в том, что на основе максимально возможного круга доступных источников в исследовании учитывается разнообразие точек зрения по проблеме ввода советских войск в Иран летом - осенью 1941 года. Кроме того, в работе используется определенный набор общенаучных методов исследования: аналогия, анализ и синтез, классификация, дедукция и индукция и другие. Автор активно опирается на специально исторические методы исследования: фронтального обследования архивных и других источников, исторического описания, ретроспективный, проблемно-хронологический, сравнительно-исторический и другие методы. Применение этих методов дает возможность в полной мере изучать исторические явления и факты, как в тесной связи с исторической обстановкой, в которой они возникали и развивались, так и в их качественном изменении на различных этапах развития. В работе также использованы методы ряда смежных с историей наук: политологии, психологии, социологии, этнологии и других. Все перечисленные методы лишь в своей совокупности позволяют, как представляется, обеспечить комплексный подход к исследованию.

Источниковую базу исследования составили опубликованные документы, материалы архивных фондов, мемуары, периодическая печать.

К первой группе источников относятся документы в той или иной степени отражающих внешнеполитические устремления российского, а затем и советского государства. Основную массу опубликованных источников составляют международные договоры Российской империи, Советской России, СССР с Ираном73. Важными источниками для оценки хода англо-советских переговоров лета 1941 года являются документы переписки лидеров СССР и Великобритании. Кроме того, важные сведения о ходе переговоров не только в Москве, но и в Лондоне были почерпнуты и в сборнике документов по советско-английским отношениям74.

Говоря непосредственно о советско-иранских отношениях в первые десятилетия XX века, следует отметить, что в 1946 году вышел сборник,

73 Документы внешней политике СССР. Т. I-XVI, М., 1957-1970; Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. I-III. 1925-1934. М., 1945.

74 Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны: В 2 т. М.,1976. Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 19411945. Документы и материалы в 2 т. М.,1983. содержащий основные договоры и соглашения сторон75. Анализ документов сборника дает представление об определенных этапах развития этих отношений и о наиболее значимых сферах этого сотрудничества.

В первые послевоенные годы в СССР были опубликованы документы, отражающие внешнюю политику Советского Союза в годы Великой

76

Отечественной войны . В них, в частности, содержались основные документы, характеризующие отношения СССР и Ирана в первые месяцы Великой Отечественной войны, в том числе и нота от 25 августа 1941 года77. В 90-е годы XX века и начале XXI века был опубликован ряд документов и сборник документов по истории Второй мировой войны78. В том числе частично связанных с иранским направлением в годы Великой Отечественной войны. Однако подобные документы не позволяют в полной мере судить относительно причин осуществления и последствий ввода советских войск в Иран.

Наряду с изучением опубликованных источников, в работе используются и архивные материалы. Советско-британские переговоры летом 1941 года, нотная переписка Народного комиссариата иностранных дел СССР с министерством иностранных дел Ирана, документы посольств объясняют, на наш взгляд, необходимость привлечения этой широкой группы документов. Сведения посольств дают возможность в большей мере изучить дипломатическую подоплеку событий. Определить принципиальные позиции сторон, а также выявить основные точки соприкосновения по обсуждавшимся вопросам. Богатый научный материал об экономическом сотрудничестве СССР и Ирана в 1920-30-е гг. дают сведения фондов Архива внешней политики РФ (далее АВП), отражающие деятельность консульских учреждений СССР и

75 Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях: Сб. документов. М., 1946.

76 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы: В 3 т. М., 1946.

77 См.: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы: Т.1. С. 153-157.

78 Вторая мировая война. Документы и материалы. Т. 4. М., 2002 и т.д. совместных предприятий в Иране. Однако наиболее значимым при сборе материала стал фонд «Референтура по Ирану»79. Материалы данного фонда включают не только обзоры иранской прессы, причем как крупных общеиранских газет, так и газет провинциальных, но и документы дипломатической переписки между представителями СССР и Ирана. Особую значимость в этой связи имеют сведения о переговорах советских и британских дипломатов, с одной стороны, и иранского министерства иностранных дел, с другой, начавшихся 28 августа и продолжавшихся до 8 сентября 1941 года, когда было подписано первое соглашение между оккупационными силами и шахским правительством Ирана. Кроме того, сведения фонда характеризуют политику советского военного командования в Иране в первые месяцы пребывания там частей Красной Армии.

Вопрос о консульских учреждениях в Иране осенью 1941 года рассматривался советским руководством на самом высоком уровне -Политбюро ЦК ВКП (б). Об этом, в частности, свидетельствуют фонды Российского государственного архива социально-политической истории (далее РГАСПИ)80. Фактически подобный уровень принятия решений, без сомнений, обозначает особую значимость Ирана в далеко идущих планах советского руководства.

Особое место в числе источников по проблеме исследования, несомненно, занимают материалы Центрального архива Министерства обороны (далее ЦАМО), доступ к которым долгое время был закрыт. Документы соединений и частей Закавказского фронта и Среднеазиатского военного округа (далее CAB О) об их участии в Иранском походе позволяют восстановить поэтапно события подготовки и осуществления военной операции в Северном Иране.

79 См.: Там же. Ф. 94-094.

80РГЛСПИ. Ф. 17.

Основными фондами, которые содержат сведения о ходе операции, стали материалы Штаба Закавказского фронта, Полевых управлений 44-й, 45-й, 81

46-й, 47-й армий . Особую значимость представляют приказы вышестоящих штабов, в том числе и директивы Верховного командования, оперативные сводки с направлений наступления, сведения о боевом и численном составе частей и соединений, отчеты по итогам операции, сведения о трофейном имуществе и пленных и т. д. Таким образом, совокупность этих сведений позволяет объективно исследовать все основные сложности в планировании и осуществлении операции, равно как и ее результаты.

Еще одной группой источников стали воспоминания участников событий. Следует отметить, что в распоряжении исследователя имеются свидетельства не только советских и британских участников событий, но и иранских, в том числе высокопоставленных лиц.

Мемуары советских государственных деятелей, военных и дипломатов, в той или иной степени участвовавших в событиях того времени, служат необходимой основой для более детального анализа событий и процессов того непростого периода - времени начала Великой Отечественной войны.

К числу воспоминаний военных относятся мемуары М. И. Казакова, начальника штаба 53-й Отдельной среднеазиатской армии (далее ОСАА) . Автор в яркой эмоциональной манере описывает боевой путь армии на направлениях ее наступления. Достаточно интересными для исследования

83 являются и воспоминания начальника штаба Иранской Армии генерала Арфа , в которых он достаточно жестко критикует шаха за бездействие в ходе союзной акции.

Среди воспоминаний дипломатов и государственных деятелей особняком выступают мемуары У. Черчилля, который не только посвятил

81 См.: ЦАМО. Ф. 209, 399-402.

82 Казаков Л/. И. Нал картой былых сражений. М. 1971. гЛг/а Н. Under five Shahs. N.-Y. 1965. персидской проблеме, равно как и иракскому мятежу, отдельные главы84, но и подробно рассмотрел действия английских войск в ходе совместной союзнической акции в Иране летом-осенью 1941 года. Английский посол в Тегеране, Ричард Буллард, также оставил интересные свидетельства о событиях того времени, касающиеся, в том числе, и августовских событий 1941 года в ос

Иране . Один из представителей немецкой военной разведки на Востоке в 1954 опубликовал свои мемуары, в том числе посвященные деятельности немецких спецслужб в Иране86.

Советские дипломаты разного уровня в своих мемуарных сочинениях также останавливались на проблеме советско-иранских отношений периода начала Великой Отечественной войны. К их числу можно отнести мемуары И. М. Майского, Д. С. Комиссарова и т. д87.

В диссертационном исследовании используются материалы центральной прессы СССР того времени, а именно газет «Правда», «Известия» и «Красная звезда»88. В них явно прослеживается намеренное преувеличение факта немецкого присутствия в Иране. Кроме того, центральная советская пресса содержит сведения о якобы профашистской политике шахского руководства. В то же время именно центральные советские издания того времени следом за официальным заявлением НКИД обосновывали ввод войск в Иран, отмечая при этом превентивный характер этой акции.

Таким образом, используемая в исследовании источниковая база, как представляется, позволила решить поставленные задачи.

84 Черчилль У. Вторая мировая война. М., 1991. Кн. 2., Т. 3-4.

85 Bullard Reader. Letters from Tehran: A British Ambassador in World War II Persia. Edited by E. C. Hodgkin. London. New York. I. B. Tauris and Co Ltd. 1991.

86 Shulze-Holthus. Daybreak in Iran. A story of German Intelligence Service. London,

1954.

87 Майский И. M. Воспоминания дипломата. М., 1973. Бережков М. Рождение коалиции. М., 1975; Комиссаров Д. С. Иран: взгляд в тревожное прошлое // Оружием слова. Статьи и воспоминания советских востоковедов 1941-1945. М., 1985; Его же. Комиссаров Д. С. Персидская литература и персидский язык в моей жизни // Персия. 2002 № 2.

88 Правда, Известия, Красная звезда. Июль-ноябрь 1941.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Любин, Дмитрий Михайлович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сложный комплекс российско-иранских отношений в первой половине XX века во многом обусловил проведение военной акции против Ирана. Она явилась результатом совпадения интересов Великобритании и Советского Союза. Каждая из этих стран действовала не только ради достижения общих целей, но и пыталась соблюдать своих специальных интересов.

К их числу, без сомнения, принадлежали захват и дальнейшая эксплуатация Трансиранской железнодорожной магистрали для транзита военных грузов от портов Персидского залива до Каспийского побережья. Несмотря на успешное выполнение задач по установлению контроля над магистралью и получения гарантий иранского правительства по беспрепятственному пропуску подобных грузов через свою территорию, «южный транзит» в процессе доставки союзных грузов в СССР не стал преобладающим. Основными трудностями, вызвавшими это, можно, на наш взгляд, считать слабую пропускную способность иранской транспортной инфраструктуры; кроме того, затратный характер самих поставок; а также с весны 1942 года существенные затруднения в транспортировке грузов в южных регионах Советского Союза.

Таким образом, расчеты британского и советского руководства относительно транспортных возможностей Ирана в полной мере не оправдались.

Обе стороны своей акцией в Иране стремились ликвидировать немецкое присутствие в этой стране. Советские историки утверждали о «засилье немцев», которое, однако, не носило массовый характер и не представляло серьезной опасности ни для Ирана, ни для советского Закавказья. Нейтрализация деятельности немцев в Иране была успешно осуществлена союзниками. В результате ее проведения были закрыты немецкие дипломатические и консульские учреждения, равно как и подобные учреждения стран сателлитов Германии. Также была ликвидирована немецкая колония в Иране, а ее представители подлежали передаче оккупационным властям. Серьезный удар был нанесен по немецкому капиталу и экономическому присутствию в Иране в целом. В связи с этим следует упомянуть о кампании массовых конфискаций имущества и денежных средств немецких и сотрудничавших с ними иранских юридических и физических лиц. К числу важнейших итогов операции можно отнести сокращение масштабов шпионской деятельности немцев в Иране. Фактически этими действиями союзники превратили Иран в один из немногих регионов стабильности в тяжелые годы Второй мировой войны. Напомню, что в конце 1943 года именно территория этой страны стала местом первой в истории встречи «большой тройки».

В ходе первой совместной военной акции СССР и Великобритания своими действиями продемонстрировали всему миру общность интересов и зарождавшееся сотрудничество. Скорым подтверждением этого нового союза стали первые документы Антигитлеровской коалиции. Кроме того, в трехстороннем советско-англо-иранском договоре Советский Союз и Англия вновь выступили единым фронтом.

Несмотря на объективно наметившееся сотрудничество в ходе подготовки акции, союзники, учитывая огромный потенциал недоверия, накопленного раннее, имели все основания опасаться односторонних действий друг друга. Вполне вероятно, что именно этот мотив был превалирующим в определении действий руководства СССР по отношению к Ирану. Основной сложностью для советского государства, сдерживавшего мощный натиск нацистской Германии, было решение об использовании войск вне советско-германского фронта. В ходе первых месяцев тяжелых и кровопролитных боев, когда Красная Армия на западе отступала, сталинское руководство все же пошло на участие в военной акции на южных рубежах страны. Для

Великобритании одностороннее проведение операции также было весьма затруднительным.

Первоначальные планы союзников не предусматривали смены иранского руководства. Однако нежелание лидера Ирана Реза-шаха идти на тесное сотрудничество с оккупационными силами привело к его смещению. Новый шах Ирана, без сомнения, учитывавший судьбу отца, был по отношению к союзникам более лояльным. Таким образом, смена власти в оккупированном государстве стала также одним из важных итогов союзнической акции.

Наряду с общими целями союзников, каждая из сторон преследовала и частные интересы. Великобритания в результате операции добилась не только соединения своих сухопутных войск на Среднем Востоке, но и взяла под контроль все предприятия АИНК. Кроме того, завершение военной акции позволило британским спецслужбам наладить работу по поиску и задержанию лидеров иракского национально-освободительного движения.

Советская сторона также ставила перед собой вполне определенные задачи. Одной из них, без сомнения, являлось получение нефтяных концессий в Иране. В первые месяцы оккупации на его территорию прибыли группы советских геологов, хотя в официальных дипломатических документах советское руководство еще в сентябре 1941 г. сняло требование о концессии нефти Кевир-Хуриана. В дальнейшем советские власти, в частности в 1944 году, предприняли попытки закрепления в нефтеносных районах Ирана. Однако эти действия не имели успеха в силу противодействия, оказывавшегося представителями Англии и США.

Кроме того, в сферу советских интересов, а соответственно, и планов входили притязания на иранский Азербайджан. Заинтересованность руководства Советского Союза этим регионом была неслучайна. Она объяснялась не только традиционным присутствием России в этом регионе, но и этнической близостью азербайджанцев Ирана и СССР. Население данной провинции дружественно встречало советские войска и в отличие от курдов не создавало вооруженных банд. Сталинское руководство полагалось в этой провинции Ирана на этническую близость, а также на слабость центральной власти. Кроме того, постоянное присутствие советских войск в северных районах Ирана создавало условия для последующего присоединения территории. Подобная версия подтверждается событиями 1945-1946 гг. в иранском Азербайджане. Таким образом, руководство СССР попыталось использовать и в Азии свою практику присоединения территорий, ранее применявшуюся на западных границах СССР.

В целом расчеты советского командования на крупные и своевременные военные поставки в СССР через Иран, равно как и планы на получение доступа к иранской нефти, не оправдались. Вместе с тем, в ходе союзнической военной акции было ликвидировано немецкое влияние в регионе и укреплены союзнические отношения с Великобританией.

Делая общие оценки военной составляющей операции Красной Армии, следует сказать, что большая группа советских войск, сконцентрированная на границах Ирана, насчитывала силы трех общевойсковых армий. Кроме того, существовавшая опасность втягивания в конфликт Турции обусловила развертывание на ее границах еще двух армий. В ходе операции, несмотря на имевшие место трудности, части и соединения Красной Армии на направлении основного и вспомогательных ударов справились с поставленными командованием задачами в сжатые сроки. Реализация стратегических целей советскими войсками показала слабое противодействие противника. Данный факт ставит вполне целесообразный вопрос о необходимости использования столь значительных сил на иранском направлении в разгар тяжелейших боев на западе СССР. Советское руководство, учитывая совокупность указанных причин, пошло на участие в операции. В тоже время с учетом быстрой реализации планов командования значительная часть сил была спешно переброшена на советско-германский фронт. В этой связи следует отметить, что иранский поход Красной Армии был одной из первых успешно проведенных наступательных операций советских войск в ходе Великой Отечественной войны. Личный состав частей и соединений, участвовавших в походе, получил незаменимый боевой опыт, который был впоследствии использован на основном фронте. Также не следует забывать, что именно эта операция имела посредством советских средств массовой информации определенный позитивный пропагандистский эффект.

Общие результаты операции свидетельствуют о том, что, несмотря на частично оправдавшиеся расчеты советского руководства, они явились еще одним, возможно, небольшим, вкладом в общее дело - победу СССР над фашизмом.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Любин, Дмитрий Михайлович, 2005 год

1. Источники 1. Опубликованные документы

2. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Документы и материалы: В 3 т. М., 1946.

3. Внешняя политика СССР. Сборник документов. Т. I-III. 1925-1934. М., 1945.

4. Год кризиса 1938 1939. В 2-х книгах. М.: Политиздат, 1990. Кн. 1 (сентябрь 1938 — апрель 1939 г.) и кн. 2. (апрель — сентябрь 1939 г.)

5. Дипломатические документы кануна и начала Второй мировой войны. М.: Международные отношения, 1981.

6. Документы внешней политики СССР. Т. I-XVI, М., 1957-1970.

7. Документы внешней политики СССР (1 января 31 декабря 1939 г.). Т. 22. Кн. 1. М:. Международные отношения, 1990.

8. Документы внешней политики СССР (1 января — 31 октября 1940 г.). Т. 22. Кн. 2. М.: Международные отношения, 1992.

9. Документы внешней политики СССР (1 ноября 1940 1 марта 1941 г.). Т. 23. Кн. 1. М.: Международные отношения, 1995.

10. Документы внешней политики СССР (2 марта 22 июня 1941 г.). Т.23. Кн.2. М.: Международные отношения, 1998.

11. Документы и материалы кануна Второй мировой войны 1937 -1939 гг. В 2-х книгах. М.: Политиздат, 1981. Кн. 1 (сентябрь 1937 г. апрель 1939 г.).

12. История международных отношений и советской внешней политики 1939 1945 гг. М.: Международные отношения, 1962. Т. 1 (январь -декабрь 1939 г.) и Т. 2 (январь 1940-июнь 1941 г.).

13. История международных отношений и внешней политики СССР. 1939 1945 гг. В 6 книгах. М.: Международные отношения, 1962. Кн. 1 (январь - декабрь 1939г.) и 2 (январь 1940 - июнь 1941 г.).

14. Красная Армия за год до фашистской агрессии // Военно-исторический журнал. 1996. № 3-4. С. 17-31.

15. Коминтерн и Вторая мировая война. В 2 частях. М.: Росспен, 1999. Ч. 1.(1939-1941 гг.).

16. Мировые войны XX века. В 4-х т. Т. 4. Вторая мировая война. Документы и материалы. М., 2002.

17. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. М., 1995. Кн. 1. Накануне (ноябрь 1938 декабрь 1940 г.).

18. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. М., 2000. Кн. 2. Начало (1 января 22 июня 1941 г.).

19. Партийно-политическая работа в Красной Армии (июль 1929 май 1941 г.). М.: Воениздат, 1985.

20. Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны: В 2 т. М., 1976.

21. Пограничные войска СССР 1939-1941 гг. М.: Воениздат, 1970.

22. Политбюро ЦК РКП(б) ВКП(б) и Европа. Решения «особой папки» 1923 - 1939 гг. М.: Росспен, 2001.

23. Русский архив. Великая Отечественная война: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 Т. 16. М.: 1996.

24. Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Документы и материалы в 2 т. М.,1983.

25. Советско-иранские отношения в договорах, конвенциях и соглашениях: Сб. документов. М., 1946.127. 1941 год. В 2 книгах. М.: Международный фонд Демократия, 1999. Кн.1 (март 1940 -февраль 1941 г.) и Кн. 2 (февраль- август 1941 г.).2. Архивные материалы

26. Архив внешней политики РФ (АВП РФ)

27. Ф. 94-094. Спедневосточный отдел Народного Комиссариата иностранных дел. Референтура по Ирану.1. Оп. 7. Д. И;1. Оп. 23 а. Д. 1-4;1. Оп. 23. Д. 16, 64;

28. Оп. 24. Д. 10, 11, 19,20,31;1. Оп. 26. Д. 1-5,30,31;1. Оп. 27. Д. 14-23,51.

29. Российский государственный архив социально-политической истории1. РГАСПИ)

30. Ф. 17 (ЦК ВКП(б) 1941 гЛ. Оп.З. Д. 1040, 1042.

31. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО)

32. Ф. 209. Управление Закавказского фронта. Оп. 1089. Д. 4, 13, 16-24, 26-28,30,32, 40-47, 118; Оп. 1091. Д. 1, 36, 60, 63, 66-68, 79, 81, 82.

33. Ф. 399. Полевое Управление 44-й армии.

34. Оп. 9385. Д. 1-3, 116-122; Оп. 9390. Д. 17-19, 23; Оп. 9391. Д. 1-5, 115-123.

35. Ф. 400. Полевое Управление 45-й армии. Оп. 9450. Д. 4.

36. Ф. 401. Полевой Управление 46-й армии. Оп. 9515. Д. 3-7;1. Оп. 9516. Д. 1.

37. Ф. 402. Полевое Управление 47-й армии. Оп. 9575. Д. 1-6, 8-10, 14-19;

38. Оп. 9581. Д. 1; Оп. 9611. Д. 1.

39. Ф. 447. Управление 53-й Отдельной среднеазиатской армии.

40. Оп. 10181. Д. 2-7, 11-13, 15, 16, 18, 19, 24а-26, 30, 32, 34, 37, 41-43, 49, 50а, 63-65, 69, 70.1. Оп. 10182. Д. 15.3. Периодическая печать

41. Известия. Июнь-ноябрь 1941 г.

42. Красная Звезда. Июнь-ноябрь 1941.33. Правда. Июнь-ноябрь 1941.

43. РСФСР. Вестник Народного комиссариата иностранных дел. 1921.7.8.4. Воспоминания4. /.Бережков М. Рождение коалиции. М. 1975

44. Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. М.: Политиздат, 1988.

45. Бережков В.М. Рядом со Сталиным. М.: Вагриус, 1999.

46. Гяльдер Ф. Военный дневник (1939 1941 гг.). В 3 книгах. М.: Изд-во министерства обороны, 1968. Кн. 1 (1939 - 1940 гг.) и кн. 2 (1940 - 1941 гг.).

47. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2 книгах. М.: Вагриус, 2000. Кн. 1.

48. Казаков М. И. Над картой былых сражений. М. 1971.

49. Комиссаров Д. С. Иран: взгляд в тревожное прошлое // Оружием слова. Статьи и воспоминания советских востоковедов 1941-1945. М., 1985

50. Комиссаров Д. С. Персидская литература и персидский язык в моей жизни // Персия. 2002 № 2.

51. Литвинов Л/. Л/. Внешняя политика СССР. Речи и заявления 19271935. М., 1935.

52. Майский И. М. Воспоминания дипломата. М., 1973.

53. Черчилль У. Вторая мировая война. М., 1991. Кн. 2., Т. 3-4.

54. Arfa Н. Under five Shahs. N.-Y. 1965.

55. Bullard Reader. Letters from Tehran: A British Ambassador in World War II Persia. Edited by E. C. Hodgkin. London. New York. I. B. Tauris and Co Ltd. 1991.

56. Shulze-Holthus. Daybreak in Iran. A story of German Intelligence Service. London, 1954.1. ЛИТЕРАТУРА1. Монографии и статьи

57. Абдулаев 3. 3. Начало экспансии США в Иране. М., 1963.

58. Абдулаев 3. 3. Промышленность и зарождение рабочего класса Ирана в конце 19 начале 20-го вв. Баку, 1963.

59. Агаев С. JI. Германский империализм в Иране. (Веймарская республика. Третий рейх) М., 1969.

60. Агаев С. JI. Иран в период политического кризиса 1920-1925 гг. (вопросы внешней политики). М., 1970.

61. Агаев С. JI. Иран: внешняя политика и проблемы независимости 1925-1941 гг. М., 1971.

62. Алексеев JI. Советский Союз и Иран. М., 1963.

63. Алиев С. М. История Ирана 20 век. М. 2004.

64. Анисимов И. В., Кузьмин В. Г. Великая Отечественная война Советского Союза (1941-1945гг.). М., 1952.

65. Арбаджан 3. А. Иран: противостояние империям 1918-1941. М.,1996.

66. Арбаджан 3. А. Давление США на СССР и достижение договоренностей о выводе советских войск из Ирана после Второй мировой войны //Иран: Ислам и власть. М., 2001.

67. Асратян М. А. Политика турецких правящих кругов по отношению к курдскому населению (1924-1939). // Краткие сообщения Института народов Азии АН СССР. Вып. XXX. М., 1961.

68. Балканы и Ближний Восток в новейшее время. В 2 частях. Свердловск: Изд-во Свердловского университета, 1974. Ч. 1.

69. Батлер Дж. Большая стратегия, сентябрь 1939 июнь 1941. М.,

70. Богатуров А. Д. Системная история международных отношений. В 2 книгах. М.: Изд-во юридической литературы, 1999. Т. 1. (События 1918 -1945 гг.).

71. Важнейшие операции Великой Отечественной войны 19411-1945 гг. М., 1956.

72. Валиева Д. В. Советско-иранские культурные связи 1921-1960 гг. Ташкент, 1965.

73. Васильев JI.M. Пути советского империализма. Нью-Йорк, 1954.

74. Великая Отечественная война 1941 1945 гг. Военно-исторические очерки. В 5 книгах. Кн. 1. Суровые испытания. М.: Изд-во Демос, 1998.

75. Воздушные десанты Второй мировой войны. М.: Изд-во ACT,2003.

76. Володарский М. И. Англо-иранская нефтяная компания в 19331941 гг. // Ученные записки Кишиневского государственного университета. Т. XLIV. 1959.

77. Вторая мировая война. Материалы «круглого стола» // Новая и новейшая история. 1989. № 4-5. С. 3-29.

78. Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М.: АИРО-ХХ,1995.

79. Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований. М.: Изд-во иностранной литературы, 1997.

80. Вторая мировая война. 1940 год: дискуссионные и неразработанные проблемы (материалы «круглого стола») // Славяноведение. 2001. №6. С. 3-22.

81. Гарт JL Вторая мировая война. М.: Изд-во ACT, 1999.

82. Гельбрас Г. СССР и Иран (1917-1940гг.) // Историк-марксист. 1940. №7.

83. Гельбрас Г. Крах фашистской авантюры в Иране // Исторический журнал. 1942. № 3-4.

84. Генин И. Экономическая экспансия германского фашизма в Иране // Внешняя торговля. 1938. № 6.

85. Генис В. JI. Большевики в Гиляне: провозглашение Персидской советской республики // Вопросы истории. М., 1999.

86. Генис В. JI. Красный шантаж: советская революция в Персии или дипломатический товарообмен? // Родина. 2001. № 5.

87. Глуходед В. С. Проблемы экономического развития Ирана (20-е -30-е годы). М., 1968.

88. Годе М. Реза. Иран в XX веке. Политическая история. М., 1994.

89. Голуб Ю. Г. Вхождение Красной Армии в Иран в 1941 г.: военная необходимость или политический расчет // Великая Отечественная война в контексте российской истории. Саратов, 2000.

90. Голуб Ю. Г. Малоизвестная страница великой войны: советская оккупация Северного Ирана в августе-сентябре 1941 г. // ВИИП. Выпуск 5. Саратов, 2003. С. 298-312.

91. Голуб Ю. Г. 1941: иранский поход Красной Армии. Взгляд сквозь годы // Отечественная история. 2004. № 4.

92. Голуб Ю.Г., Любин Д.М. Закавказский фронт Великой Отечественной войны: участие войск фронта в иранской операции в августе 1941 года // Доклады Академии военных наук № 3(15). Саратов, 2005. С. 22-28.

93. Гореликов С.Г. Иран. Экономико-географическая характеристика. М., 1961.

94. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и боевых конфликтах. М., 1993.

95. Гусейнов Г. Внешняя торговля Ирана // Внешняя торговля. 1941.

96. Гучмазов А., Траскунов М., Цкитишвили С. Закавказский фронт Великой Отечественной войны. Тбилиси, 1981.

97. Данциг Б. Внешнеторговая экспансия Германии в странах Ближнего Востока//Мировое хозяйство и мировая политика. 1937. № 7.

98. Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. В 2 книгах. М.: Воениздат, 1973. Кн.1 и 2.

99. Демьяненко А. П. Провал планов ближневосточной экспансии фашистской Германии // Народы Азии и Африки, 1984. № 6.

100. Демьяненко А. П. Советский Союз и крах гитлеровской политики в Афганистане // Народы Азии и Африки, 1985. № 2.

101. Ерусалимский А. С. Иран. М., 1944.

102. Зонненштраль-Пикорский А. А. Международные торговые договоры Персии. М., 1931.

103. Ибрагимбейли X. М. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. М.1972.

104. Ибрагимов Г. А. Иран. Сталинабад, 1942.

105. Иванов М. С. Очерк истории Ирана. М., 1952.

106. Иванов М. С. Современный Иран. Справочник. М. 1957.

107. Иванов М. С. Новейшая история Ирана. М., 1965.

108. Иванов М. С. История Ирана. М., 1977.

109. Ильинский Г. И. Иран в период общего кризиса мировой капиталистической системы. М., 1957.

110. Ионг, Луи. Немецкая пятая колонна во время Второй мировой войны. М., 1958.

111. Иоффе А. Е. Внешняя политика Советского Союза 1928-1932 гг. М., 1968 и т. д.

112. Иран: история и современность. М., 1983.

113. История дипломатии. Т. 1-7. М., 1965.

114. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945 гг. В 6 томах. М.: Воениздат, 1963. Т. 1.

115. История внешней политики СССР (1917 1945 гг.). В 2 частях. М.: Международные отношения, 1966. Ч. 1;

116. История международных отношений и внешней политики СССР (1917- 1939 гг.). В 3 томах. М.: Международные отношения, 1967. Т. 3.

117. История Второй мировой войны 1939 1945 гг. В 12 книгах. М.: Воениздат. Кн. 1-4.

118. Истягин J1. Г. Германское проникновение в Иран и русско-германские противоречия накануне Первой мировой войны. М., 1979.

119. Камаль М. А. Национально-освободительное движение в Иракском Курдистане 1918-1932 гг. Баку, 1967.

120. Кожекина М., Федорова И. Е. Политика Великобритании и США на Среднем Востоке в английской и американской историографии. М., 1998.

121. Коробейников И. И. Иран. Экономика и внешняя торговля. М.,1954.

122. Корсун Н. Г. Алашкертская и Хамаданская операции на Кавказском фронте первой мировой войны в 1915 г. М. 1940.

123. Корсун Н. Г. Первая мировая война на Кавказском фронте. Оперативно-стратегический очерк. М. 1946.

124. Краснознаменный Туркестанский. М., 1976

125. Кулагина М. Экспансия английского империализма в Иране в конце 19 начале 20 вв. М., 1995.

126. Лавренов С., Попов И. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М., 2003.

127. Лазаревский Л. Иран. М., 1941.

128. Луцкий В. Провал фашистских планов в Африке и на Ближнем Востоке. Ташкент. 1944.

129. Любин Д. М. Российское присутствие в Иране в первой половине 20 в. (Военно-исторический аспект) // Иран и СНГ. М., 2003. С. 153-165.

130. Любин Д. М. Российско-иранские отношения в первой половине XX века. Проблема российского военного присутствия в Иране // Новый век. Издательство СГУ. Вып. 2. Саратов, 2004. С. 132-146.

131. Любин Д. М. Ввод советских войск в Северный Иран летом-осенью 1941 года: причины, осуществление, последствия // Иран и Россия. М., 2004. С. 112-120.

132. Любин Д.М. Совместная союзническая военная операция в Иране летом-осенью 1941 года // Нижнее Поволжье и Исламская Республика Иран: исторические, культурные, политические и экономические связи. Издательство СГУ, Саратов, 2004. С. 103-113.

133. Мадер Ю. Абвер: щит и меч «третьего рейха». Ростов-на/Д., 1999.

134. Мамедова Н. М. Иран в 20 веке: роль государства в экономическом развитии. М., 1993.

135. Масленников В. Иран после заключения союзного договора с СССР и Великобритании // Мировое хозяйство и мировая политика. 1942. №7.

136. Мехди Санаи. Иран и иранцы //История Ирана. М.-Киев, 2003.

137. Мерцалов А.Н., Мерцалова Л.А. Отечественная историография Второй мировой войны. Некоторые итоги и проблемы // Вопросы истории. 1996. №6. С. 145-157.

138. Милов П. Иран вовремя и после Второй мировой войны. М., 1949.

139. Минаев В. Подрывная деятельность германского фашизма на Ближнем Востоке. М., 1942.

140. Мирский Г. И. Ирак в смутное время. 1930-1941. М., 1960.

141. Мосли Л. Утраченное время. Как начиналась Вторая мировая война. М., Воениздат, 1982.

142. Нахаванди Ф. Россия, Иран, Азербайджан. Исторические истоки внешней политики Ирана// Спорные границы на Кавказе. М.,1996.

143. Некрич А. М. Англо-германские противоречия по колониальному вопросу перед Второй мировой войной // Вопросы истории. 1954. № 7.

144. Некрич А. М. Внешняя политика Англии в годы Второй мировой войны 1939-1941. М., 1965.

145. Никонова С. В. Антисоветская внешняя политика английских консерваторов 1924-1927. М., 1963.

146. Операции Советских вооруженных сил в период отражения нападения фашистской Германии на СССР. М., 1958.

147. Оришев А. Б. Гитлер вербовал союзников на Среднем Востоке // Военно-исторический журнал, 2002. № 8.

148. Оришев А. Б. Тайная война спецслужб в Иране. Советская и британская разведки против Абвера и СД// Военно-исторический журнал, 2003. №5.

149. Оришев А. Б. Ноябрь 1943 г.: Тегеранская конференция 60 лет спустя // Иран и Россия. М., 2004.

150. Орлов Е. А. Внешняя политика Ирана после Второй мировой войны. М., 1999.

151. Орлов Е. А. Россия и Иран в 20-м веке (основные этапы взаимоотношений) // Иран: Ислам и власть. М., 2001.

152. Освободительная борьба против фашизма 1939-1945. М., 1983.

153. Осетров В. Очерк экономического строя Персии. Колониальный Восток. М., 1924.

154. Очерки по истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1955.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 206317