Взаимоотношения России и Антиохии в XVI-XVII вв. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Слюнкин, Александр Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Взаимоотношения России и Антиохии в XVI-XVII вв.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 421141
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Слюнкин, Александр Александрович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Брянск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
248

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Слюнкин, Александр Александрович

Введение.

Глава I. Взаимоотношения России и Антиохийской Православной Церкви до середины XVII века.

§ 1. Взаимоотношения России и Антиохийской Православной Церкви до времени

Первосвятительства Иоакима V Дау.

§ 2. Первый визит в Россию Антиохийского

Патриарха.

§ 3. Антиохийская Православная Церковь в 1590-х ■ нач. 1650-х гг. Взаимоотношения с Россией.

Глава II. Взаимоотношения Государства Российского и

Антиохийской Православной Церкви в середине-второй половине XVII в. при Патриархе Макарии

III Аз-За'име.

§ 1. Макарии III Аз-За'им - Первосвятитель

Антиохийский как богослов и историк.

§ 2. Антиохийское посольство в России: чин приема в провинции.

§ 3. Антиохийское посольство в России: чин приема в столице.'.

§ 4 Антиохийский Патриарх Макарий и проблемы церковно-государственной политики в России.

Глава I. Образ России и россиян в восприятии жителя арабского Востока.

§ 1. Образ страны и народа как познавательная категория.

§ 2. Представление о России и ее жителях в сочинении

Павла Алеппского.

§ 3. Церковная жизнь России в изображении

Павла Алеппского.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Взаимоотношения России и Антиохии в XVI-XVII вв."

ХУ1-ХУН вв. в истории России - время внешнеполитического подъёма страны. Этот подъём шёл неравномерно, с паузами, и периодами упадка. Однако, как тенденция в широких хронологических рамках, он прослеживается довольно отчётливо. Внешнеполитический1 курс российского правительства всё больше ориентировался на Западную Европу, чему главным образом и посвящают своё внимание исследователи внешних контактов России. Однако, в силу своего географического положения и конфессиональной принадлежности населения Российское государство не могло не сохранять и не развивать своих связей со странами Востока. В этом направлении осуществлялись давние контакты Русской Церкви, причем в глазах современников они имели очень большое значение. Во времена Киевской Руси и политической раздробленности страны внешние связи Русской Митрополии имели самостоятельный характер. С образованием Российского государства эта самостоятельность становилась всё более относительной. ХУ1-ХУП вв. - это время, когда внешняя политика постепенно, переходит всецело в руки государства. Однако, и в это столетие ещё очень важны межцерковные связи, связи русской Православной Церкви с Церквами Востока, в частности, с Антиохийской Церковью. Именно в XVI-ХУН вв. они становятся все более частыми и значимыми; Без понимания указанной стороны во внешней политике России не может быть полной картины этой политики и достаточно глубокого понимания той стадии развития, на которой в ХУ1-ХУП вв. находились внешнеполитические контакты Российского государства. В этом и заключается- актуальность темы, избранной для настоящего диссертационного исследования.

Приступая к рассмотрению научной литературы по избранной теме, необходимо сделать предварительное заявление. История взаимоотношений между Россией (ее Церковью и правительством) и Антиохийским Патриархатом только в настоящей работе оформилась как отдельная и 4 самостоятельная. Долгое время она была составной частью более широкой темы - «Россия и Православный Восток» или даже еще более широкой -«История Русской Православной Церкви». Поэтому, обозревая оставленные предшествующими поколениями исследователей труды, приходится говорить не только о Москве и Антиохии, а о Москве и православном Востоке в целом. В рамках изучения этих тем копились и исследовались факты из истории московско-антиохийских связей. Осмысление этих контактов вписывалось в концепции, рождавшиеся при изучении отношений Москвы и Православного Востока.

Тема истории отношений Русской и Восточных Церквей исследовалась как светскими, так и церковными историками.

В 1805 г. вышел в свет труд московского митрополита Платона (Левшина) по истории Русской Православной Церкви1. Современники единогласно утверждали, что его «История» больше похожа на летопись . Действительно, автор ограничился пересказом летописных известий без глубокого изучения источников и систематизации материала3. Дело было не только в отсутствии соответствующей подготовки автора, а в том, что разработка церковной истории переживала еще только период накопления материалов. При этом внешние связи Русской Православной Церкви остались почти вне поля зрения автора.

Дальнейшему сбору и систематизации материала была посвящена большая работа младшего современника Платона Евгения (Болховитинова)4.

1 Платон (Левшин). Краткая российская церковная история. В 2-х томах М., 1805. Под его влиянием в семинарии при Троице-Серг иевой лавре церковная история России была выделена в особый предмет.

2 В частности, приводим суждение Ев1ения Болховитинова: «Это отнюдь не история, а летопись. История должна быть в системе, т.е. в разделении на периоды, эпохи и в подборе единообразных материалов по статьям и главам, а тут хотя видишь главы, но ненайдешь причины, почему та или другая глава начинается на этой, а не на другой странице» (цит. но: Карташев А.В Очерки по истории Русской Церкви. Том.]. СПб., 2004. С.25).

3 Произведение Платона, по словам Л.В.Карташева, «располагает исторические факты по примитивному плану древних летописцев, в одном безразличном хронологическом ряде, подразделяя их на много численные главки, ничем внутренне не обусловленные» (Карташев Л В. Очерки по истории Русской Церкви. Том.1. С.25).

4 Евгений (Болчовитинов) История российской иерархии. В 6 томах. М., 1807-1815. Болховитинов наряду с академической подготовкой »мел возможность посещать Московский университет.

Этот автор остро критически (не вполне беспристрастно) отнесся к труду своего предшественника. Он считал, что его время - это время подготовительной, черновой работы для написания церковной истории. У него тоже, как и у Платона (Левшина), очень немного фактов, касающихся Восточных контактов Русской Православной Церкви. Дело еще в-том, что он не написал цельной истории Церкви (начатый труд остался в рукописи и был доведен только до конца XI в.)1. А работа, о которой идет речь, представляла собою скорее исторический справочник о епархиях, митрополитах, Патриархах, монастырях.

Н.М.Карамзин, чья «История государства Российского» вышла в свет после трудов Платона и Е.Болховитинова, уделил внимание учреждению Патриаршества в России. В связхи с этим он мимоходом упомнул о том, что накануне этого события в Москве побывал антиохийский Патриарх Иоаким2.

Особое внимание истории Церкви уделил в «Истории России с древнейших времен» С.М.Соловьев3. В седьмом томе своей работы (опубликован в 1857 г.) он, не обращая внимания на более ранние контакты Москвы и Антиохии, подробно остановился на визите антиохийского Патриарха в Москву и последующих событиях, которые привели к возведению московского митрополита на степень Патриарха. Соловьев обратил внимание на то, что «северо-восточная Церковь получила на деле самостоятельность от Церкви константинопольской, хотя самое название главного пастыря ее: митрополит обличало номинальную зависимость ее от Патриарха. Взятие Константинополя турками, зависимость Восточных Патриархов от султана должны были возбудить в Москве желание приобресть самостоятельность совершенную, а в Патриархах уничтожить противоборство исполнению этого желания; возвышение северо-восточной

Позже он преподавал русскую историю. Все эти обстоятельства поясняют условия, благоприятствующие достижению им более высокого науыного уровня, чем в работа Платона. См.: Карташев A.B. Очерки по истории Русской Церкви. T.1.C.29.

2 Карамзин Н.М. История юсударства Российского. Т.11-12. Ростов/Дон, 1990. С.57.

3 См.: Кучурин В.В. С.М.Соловьев: христианин и ученый. СПб., 2001.

Церкви как самостоятельной и цветущей требовало по крайней мере уравнения ее с старшими церквами, которые страдали под игом неверных, нуждались в ее помощи»1. Соловьев подробно описал пребывание в Москве летом 1586 г. Антиохийского Патриарха Иоакима. При этом особое внимание он уделил встрече Иоакима и митрополита Дионисия. «Здесь, при этом столкновении значения действительного с значением номинальным, всего яснее высказалась несообразность отношений московского митрополита к Патриархам»2. Далее Соловьев, показывая установление Патриаршества в России, касался роли Антиохийского Патриарха в этом деле.

В иных местах своего фундаментального труда историк указывал на милостыню, которую посылала в Антиохию Москва3. Неоднократно упоминал Патриарха Макария в связи с разными эпизодами из истории реформы Никона и его конфликта с царской властью4. Однако эти краткие указания и упоминания не давали картины взаимоотношений Антиохии и Москвы со всеми непростыми обстоятельствами.

Параллельно с Соловьевым работал А.Н.Муравьев. Это был писатель, поэт, главной темой творчества которого были религиозные темы. Многие его сочинения были результатом путешествий по Востоку. Такое стечение обстоятельств способствовало тому, что именно из-под его пера вышла первая монография, посвященная интересующей нас теме. Это был двухтомный труд «Сношения России с Востоком по делам церковным»5. Для написания своего труда он собирал материалы в Государственном архиве в Москве и в Троицкой лавре. Ему же принадлежат важные наблюдения над состоянием источниковой базы избранной им темы. Он впервые отметил, что хотя первые грамоты, говорившие об отношениях с Востоком, сохранились только от времени Василия III, эти источники копились с

1 Соловьев С.М. История России с древнейших времен Кн.IV. М., 1960. С.302.

2 Там же С.303.

3 Там же. С.337.

4 Там же. Кн.VI. М., 1963. С.205, 242, 256, 257, 260, 278, 283,344.

5 Муравьев Л.Н. Сношения России с Востоком ио делам церковным 4.1-2 СПб , 1858-1860.

Ивана III. Особенно богаты источниками времена правления Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, главным образом второго (при Алексее все четыре Восточных Патриарха посетили Россию). Значительное количество источников исчезло из-за пожаров1.

Именно Муравьев впервые указал на то, что Василий III отправлял грамоты на Православный Восток в связи с поминовением родителей, а со времен Ивана IV в Россию «непрестанно приезжали за милостынею» настоятели разных обителей2. Муравьев отметил расширение круга участников таких контактов. Особо он отметил влияние на эти отношения л такого факта как венчание Грозного на царство . Муравьев проследил ход развития отношений между Россией и православным Востоком до начала воцарения Алексея Михайловича. К сожалению, время наиболее интенсивных контактов России с православным Востоком оказалось не освещенным. Хотя и то, что успел сделать Муравьев, было весьма полезным для науки, ведь в это время изучение истории России в XVII в. только начиналось.

Работа Муравьева по характеру изложения очень фактографична. В этом и ее достоинство и ее недостаток. Впервые Муравьев обратил внимание русских историков на те источники, которые могут послужить основой для изучения темы о России и православном Востоке. В обнаруженных им источниках содержалось множество неизвестных ранее фактов. В этом открытии заключалась главная заслуга Муравьева. Описателыюсть его труда, летописный характер изложения, без анализа фактов, без концептуального осмысления сделали его труд рано устаревшим.

Одновременно с работой Муравьева вышел труд Филарета (Гумилевского). Труд Муравьева ему был неизвестен. Филарет сосредоточился на теме истории Русской Православной Церкви, которой он

1 Там же. С. 1, 5.

2 Там же. C.V1I, 12.

3 Там же. С.79-103. посвятил небольшую по объему книгу1. Отношения России с Антиохийской Церковью привлекли его внимание, так же как Соловьева, в первую очередь в связи с учреждением Патриаршества на Руси, поскольку к этому событию оказался прикосновенен посланец Антиохии. Филарет преподносил историю учреждения Патриаршества в России как событие, желанное для Восточных Церквей, находящихся на территории, завоеванной мусульманами: «Надежда найти в русском Патриархе защиту православию, угнетенному на востоке игом мусульманства, а с запада теснимому папизмом, также располагала желать сана патриаршего для русского митрополита. Между тем Господь творил свое. Он готовил в русском Патриархе защиту России на близкое время скорбей, которых еще не видели люди (имеется в виду гражданская война начала XVII в. - A.C.). И он-то незримо устроил обстоятельства так, что патриаршество русское явилось как бы по внезапному стечению случаев»2. В таком несколько идеализированном виде представлялись Филарету взаимоотношения Русской Церкви и Церквей Восточных. Никона автор представил жертвой боярских интриг, полностью оправдывая все его действия и воззрения. А о Восточных Патриархах (в том числе антиохийском), к авторитету которых прибегали то Никон, то царь, Филарет говорил как бы мимоходом, не упоминая их имен. По сути Филарет подходил к освещению темы как летописец, не анализируя исторической обстановки, не подвергая критическому анализу источники, идеализируя события и лица.

Итак, в 1850-60-е гг. исследователи взаимоотношений Православного Востока и Москвы, все более подробно разрабатывая детали этой темы, все-таки ограничивалось известными эпизодами и аспектами. Истолкование изучаемых событий наполнялось историческим реализмом, уходя от идеализации прошлого. В это время тема отношений России и Православного Востока выделилась в самостоятельную в труде Муравьева.

1 Филарет (Гумилевский). История русской Церкви. СПб., 1860.

2 Там же. С.63.

Исследователи обратили внимание на некоторые эпизоды в истории взаимоотношений Русской и Антиохийской Церквей. Особое внимание было уделено участию антиохийского Патриарха в учреждении Патриаршества в России.

Уже в трудах Соловьева и Муравьева ярко проявилась важная черта, характерная для исторической науки второй половииы XIX в. Это исследование архивных богатств, расширение круга используемых источников. А у Соловьева это - построение широких концепций, в которые вписывались изучаемые события. Эти веяния значительно затронули тех исследователей, которые занимались историей Церкви.

В указанные и последующие годы по мере приведения в порядок архивных дел в государственных архивохранилищах назревали предпосылки для более глубокого и широко обоснованного источниками подхода к изучению темы связей Русской Церкви с восточными. В 18601870-е гг. отечественным исследователям стал известен совершенно новый пласт источников - записки иностранцев о России ХУ1-ХУП вв. В 1871 г. в числе других были переведены на русский язык и опубликованы записки Павла. Алеппского - важнейший источник для изучения темы, который быстро привлек внимание исследователей1.

1870-80-е гг. отмечены выходом в свет двенадцатитомного труда Макария «История русской Церкви». Это был огромный, насыщенный подробностями труд, основанный на широком круге разнообразных источников. Историю Русской Церкви Макарий делил на периоды, причем главным принципом деления у него выступали отношения Русской Церкви к Константинополю (Православному Востоку!). История Церкви в России выступала как история постепенного освобождения от главенства Константинополя и приобретения самостоятельности. Конечно, эта сторона в истории Русской Православной Церкви была значительной, но взятая как

1 См., например: Рущинский. Религиозный быт русских по сказаниям иностранцев // Чтения Общества истории и древностей российских (ЧОИДР). 1871. Кн.Ш. С.1-338. Автор широко использовал сочинение Павла Алеппского, сделав его основным источником своей работы. единственный критерий для периодизации истории Церкви она выглядела малоубедительно. Критерий оказывался внешним по отношению к церковной жизни. Церковь как живой растущий организм, как часть российского общества, связанная с ним тысячами зримых и незримых нитей, развивалась в огромной степени по внутренним законам, чего не учел автор. Однако сам процесс подъема Русской Церкви и изменение в соотношении значения Восточных Церквей и Русской автор отметил правильно.

Как и Соловьев, Макарий объяснял взаимоотношений между Церквами изменениями в условиях жизни Русской Православной Церкви: «Русская Церковь вместе с Русским государством постоянно расширялась»; «Православная Россия под управлением своих православных могущественных государей сделалась главною представительницею и защитницею православия во всем мире: так понимали ее сами русские, так же смотрели на нее и все православные Востока.»1. Мысль о том, что возвышение Русской Церкви и ее отношения с православным Востоком определялись ростом могущества государства была важнейшей концептуальной идеей, сформулированной Соловьевым и вслед за ним Макарием.

В духе Соловьева Макарий трактовал поездку антиохийского Патриарха Иеремии в Москву. Он впервые обратил внимание на чин приема патрарха, на условия его содержания в русской столице («как бы в заключении»). Совершенно трезво (в противоположность Филарету) хмеждународном Макарий считал, что константинопольские власти не особенно сочувствовали делу организации самостоятельной Патриархии в России. Итак, в целом Макарий реалистичнее, чем Филарет, трактовал положение Церкви, ища земные причины изменений в ее международном положении.

Макарий один из первых использовал сочинение Павла Алеппского при написании своего труда. Высоко оценивая достоверность и полноту этого Макарий. История русской Церкви. СПб., 1881. Том X. Патриаршество в России. T.I. С.5,6. источника, он отметил стремление Павла везде поставить на вид превосходство в почете, оказанное его отцу в сравнении с приемом иерусалимского Патриарха Паи сия, приезжавшего в Москву в 1649 г. Положение, по мысли Макария, не во всем соответствовало фактам1. Он также скептически отмечал усиленное подчеркивание Павлом выражений почтительности в царских речах и грамотах, обращенных к Макарию.

В это время появляются и другие работы, посвященные введению Патриаршества и касающиеся российско-антиохийских связей .

К концу XIX в. изучение темы связей Русской Православной Церкви с восточными подошло к созданию монографической работы. Автором ее был Н.Ф.Каптерев, профессор Духовной Академии в Москве. Он был автором ряда значительных трудов - «Характер отношений России к Православному Востоку в XVI и XVII столетиях», «Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов. Время Патриаршества Иосифа», «Патриарх Никон и царь Алексей, Михайлович». Его труды нередко встречали критическое отношение современников. Известно, что книгу «Патриарх Никон и его противники.» запретил к распространению К.П.Победоносцев. Каптерева обвиняли в том, что его воззрения не православные, а старообрядческие. Однако важнейшие открытия Каптерева были подтверждены таким бесспорным авторитетом в области церковной истории как Е.Е.Голубинский. Важным актом признания научных заслуг Каптерева было его избрание членом-корреспондентом Российскйо Академии наук3.

Для написания своей книги об отношениях России к Православному Востоку Каптерев около десяти лет изучал греческие и турецкие дела в архивах - основные источники для исследования темы. По видовой

1 Там же. Т.ХП. С.103 прим., 169. 2

Николаевский. Учреждение Патриаршества в России // Христианское чтение. 1879. Кн.2, 1880. Кн. IГригорий. Первое путешествие в Россию Восточного Патриарха. Калуга, 1914; Толстой Н.В. История Русской Церкви. Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991. С. 436; Тальберг Н. История Русской Церкви. М., 1997. С. 301; Знаменский П.В. История Русской Церкви. М., 1996. С. 223-224. В этих работах обычно повторяются известные факты, они мало что прибавляли к той картине, которая была восстановлена Соловьевым и Макарием.

3 См.: Дьяконов М.А. Николай Федорович Каптерев. 1847-1917. Некролог // Известия Российской Академии наук. 1918. С.741-748. принадлежности это делопроизводственные источники. В своей книге Каптерев использовал, в частности, записки Павла Алеппского.

В монографии Каптерева отношения России с восточными Патриархатами получили оригинальное концептуальное осмысление, причем его построения не ограничивались ХУ1-ХУП вв., а охватывали всю российскую историю. «В силу того исторического закона, по которому некультурный народ всегда подчиняется другому, обладающему старою, развитою культурою, и находится под его духовною опекою до тех пор, пока не наживет своего собственного культурного капитала, - русские необходимо должны были на первых порах своей жизни подчиниться влиянию и опеке просветителей своих христианством — греков», - писал историк1. Внешне его соображения были схожи с построениями Макария, но они были богаче благодаря тому, что автор не ограничился, как Макарий, вниманием лишь к иерархическим отношениям между Русской Православной Церковью и Константинополем. В центре его внимания -культурное развитие греков и русских как основа их церковных взаимоотношений. Процесс возникновения «русской самостоятельности» в его изображении не свелся к учреждению Патриархата на Руси, а растянулся на века. «Первое проявление русской самостоятельности сказалось прежде всего относительно церковно-правительственного значения греков на Руси и> выразилось в. стремлении иметь митрополитом избранника великого князя. Верховные права константинопольского Патриарха над русскою Церковью еще не отрицаются, он по-прежнему ставит митрополитов на Русь, но ему все чаще приходится ставить не только русских, но именно тех, кого посылает к нему для посвящения великий князь»2.

Далее Каптерев выдвинул важную для него идею, что отношения России и Православного Востока в ХУ-ХУП вв. строились на представлении о преемстве Москвы по отношению к Константинополю, что нашло себе

1 Каптерев Н.Ф. Характер отношений России к Православному Востоку в XVI и XVII столетиях.

М., 1885. СЛ.

2 Там же. С.4. выражение в известной политической теории «Москва - третий Рим»: «После падения Константинополя и окончательно сложился у русских книжников взгляд на Русь как на представительницу и хранительницу истинного, неповрежденного православия»1. Именно эта идея и пронизывает все содержание его монографии. Влияние этой теории Каптерев* усматривал и в венчании на царство Ивана Грозного, и во введении Патриаршества в России. По мысли Каптерева, после завоевания Константинополя турками русские почувствовали себя единственными хранителями подлинного православия; «русские теперь боялись, как бы их бывшие учители и руководители греки не заразили и их своим нечестием»2. Поэтому они чрезвычайно остро воспринимали все изменения в церковных обрядах. По представлениям русских, у них родилась обязанность - беречь чистоту православия, бояться изменения в обрядах, ничего не утерять из веры: «православным должно умирать за единую букву аз»3. Это, как полагал историк, было основой для раскола Церкви в результате реформы Никона. В свою очередь, в православном мире встал вопрос - разобьется ли этот мир или возникнет какой-то новый центр этого мира? Русские нашли ответ на этот вопрос, превратив Москву в мощный центр православия4. В системе таких концептуальных идей Каптерев освещал историю отношений России с православным Востоком.

Его изложение - это не хроника прибытий и отъездов тех или иных представителей Восточных церквей, а обобщение огромного материала источников с выделением типичного, характерного5. При этом картина отношений России с православным Востоком в труде Каптерева получилась гораздо более разнообразной, богатой и многоцветной, чем у Муравьева и

1 Там же. С. 11.

2 Там же. С.7.

3 Там же. С. 16.

4 Там же. С. 8.

5 См., например: «Обыкновенно просители разными путями добирались до пограничного русского города Путивля (на дру1ие города ездить запрещалось), где обязаны были явиться к местному воеводу, который немедленно отбирал от них показания: кто они и откуда, чрез какие земли и города проезжали, зачем едут в Москву, что везут с собою., не имеют ли грамот патриарших или грамот с политическими вестями от разных агентов нашего правительства» (Там же. С. 105). всех иных предшественников историка. Он обратил внимание на отношения по поводу приобретения святынь и то значение, которое этому придавало российское правительство (о чем не говорил никто из историков ранее). Каптерев подробно рассмотрел такую сторону во взаимоотношениях как раздача милостыни и показал, что в этом проявлялась непростая по существовавшей системе мер правительственная политика; он выявил типичные злоупотребления воевод при приеме прибывших с Востока. Описывая пребывание гостей в Москве, Каптерев показал некоторые типичные черты приема у царя, осветил торговые операции спутников духовного лица, которые под именем его племянников на самом деле были купцами, поехавшими на Русь ради торговой прибыли. Он рассмотрел сюжет о милостыне и подарках и показал, что величина денежного вознаграждения зависела от того, какую роль играло лицо в политических отношениях России и Турции, насколько оно могло оказать услуги российскому правительству.

Труд Каптерева стал основополагающим в изучении темы о России и православном Востоке. Некоторые концептуальные положения, выдвинутые историком, уже современники признавали спорными1. Однако основное содержание его работы до сих пор не потеряло своей ценности. Книга Каптерева до сего времени остается непревзойденным трудом о контактах России с православным Востоком.

На рубеже веков Общество истории и древностей российских вновь опубликовало сочинение Павла Алеппского уже в переводе Г.А.Муркоса. Это вновь подняло интерес к источнику. Н.В.Рождественский опубликовал л материалы, освещающие приезд Патриарха Макария в Россию . «Главная цель настоящего издания - послужить пособием для проверки и изучения того драгоценного исторического материала, который заключен в записках

Павла Алеппского, ставших, наконец, доступными русским читателям

--.-1

1 См.: Дьяконов М.А. Николай Федорович Каптерев. 1847-1917. Некролог. С.746.

2 Рождественский Н.В. Макарий Патриарх Лнтиохийский в России в 1654-1656 гг. // Чтения в

Обществе Истории и древностей российских. 1906. Kn.IV. Отд.1. С.1-У1, 1-120. благодаря многолетнему настойчивому труду достоуважаемого Г.А.Муркоса»1. Однако ни в близкое к этой публикации время, ни позже эти источники не были использованы, и их сопоставлением с текстом сочинения Павла Алеппского никто не занимался.

Советское время сущестования исторической науки было особенно неблагоприятно для объективных церковно-исторических исследований. Часть исследователей оказалась в эмиграции и была оторвана от отечественных архивов. Историки-марксисты уклонялись от изучения роли и места Церкви в жизни российского населения, в политике правительства. Они изучали историю дипломатии, внешней политики России, уходя от рассмотрения ее церковно-исторических аспектов. Очень характерна в этом отношении фундаментальная работа в двух томах профессора Московского государственного университета Н.А.Смирнова «Россия и Турция в XVI-XVII вв.»2. Освещая отношения между двумя государствами, автор подчеркнул, что на первом месте в них были торговые интересы, стремление обезопасить купцов и соблюсти их интересы . В центре внимания автора военные конфликты между двумя государствами, на освещении этих конфликтов базируется все изложение. Совершенно вне поля зрения остались вестовые письма российскому правительству, которые везли в Россию представители Константинопольского Патриархата и другие люди Православной Церкви. В этих письмах сообщались сведения о положении Турции, из них правительство России получало порой довольно значительную и важную информацию, которая влияла на внешнеполитические шаги этого правительства. В переписке с российским правительством состоял и Патриархи, которые считали возможным давать царю советы по внешнеполитическим вопросам4. Православные жители Турции и русские

1 Там же. C.IV.

2 Смирнов H.A. Россия и Турция в XVI-XVII вв. М., 1946. T.I-II.

3 Там же 'ГЛ. С.68-70.

4 См., например: РГАДА. Ф.52. Оп.1. 1668 г. Д 11. О приезде в Москву грека Исайя Остафьева с наказом от Патриархов Александрийскою и Иерусалимского, советующих взять предосторожность от крымских татар, не щадить поляков и унять с шведами воину. торговцы, приехавшие из Турецкого государства, расспрашивались российскими властями для сбора информации о Турции и действиях ее правительства. Между российским и турецким правительством возникали контакты по поводу церковных дел, тем более, что турецкий султан вмешивался во внутрицерковные дела православных жителей своего государства вплоть до смещения Патриархов. Все это оказалось вне поля зрения автора двухтомного труда и обеднило общую картину взаимоотношений России с Турцией.

Между тем в исторической науке накапливались труды по истории внешней политики России, которые не освещали российско-антиохийских контактов, но проясняли многие стороны в осуществлении внешнеполитических шагов российского правительства1. Большой вклад в этом отношении принадлежит Н.М.Рогожину2.

После 1991 г. открылась возможность публикации в России трудов историков-эмигрантов. Произошел коренной поворот в политике государства по отношению к Русской Православной Церкви. Эти изменения в духовной жизни российского общества создали предпосылки для возвращения историков к объективному изучению истории Церкви, в частности взаимоотношений Москвы и Православного Востока. Был переиздан ряд трудов по истории Церкви, которые ранее были недоступны российскому читателю. Среди всех изданных трудов отметим «Очерки по истории Русской Церкви» А.В.Карташева, написанные в эмиграции3.

1 См., например: Международные связи России в XVII-XVIII нв. М., 1966; Сергеев Ф.П. Русская дипломатическая терминология XI-XVII вв. Кишинев, 1971; Санин Г.А. Отношения России и Украины с Крымским ханством в середине XVII в. М., 1987; Юзефович Л.А. «Как в посольских обычаях ведется». М., 1988; «Око всей России». Об истории русской дипломатической службы XVI-XVII вв. М., 1989; Обзор посольских книг из фондов-коллекций, хранящихся в ЦГАДА (конец XV-начало XVIII в.). М„ 1990, Гриневский O.A. Прокофий Возницмн или мир с турками. М., 1992; Воскобойникова Н.П. Описание древнейших документов архива московских приказов XVI-начапа XVII вв. Кн.1. М., 1994; Беляков A.B. Подьячие Посольского приказа второй половины XVII в.// Исследования по источниковедению истории России (до 1917 г.) М., 2001. С.208-220; Российская дипломатия: История и современность. М., 2001; Хорошкевич AJ1. Русь и Крым. От союза к противостоянию. Конец XV-начало XVI в. М., 2001 и др.

2 Роюжин Н.М. Посольские книги Росси и конца XV-начала XVII вв. М., 1994; его же. «У государевых дел быть указано.» М., 2002; его же. Посольский приказ: колыбель российские дипломатии. М., 2003 и др.

3 Карташев A.B. Очерки по истории Русской Церкви. СПб., 2004. T.I-II.

Этот автор отличался прекрасным знанием опубликованных и неопубликовнныхъ источников, а также остро критическим отношением к ним, особенно к источникам официальным. В них, «как всегда много условной фальши», по словам Карташева1. Разделяя точку зрения Соловьева тна условия учреждения Патриаршества в России, Каптерев освещал приезд в Россию Антиохийского Патриарха Иоакима и стремление российского правительства использовать его для получения разрешения Восточных Патриархов на учреждение Патриаршества2. При изложении истории реформ Никона Каптерев неоднократно пользовался сочинением Павла Алеппского, подчеркивая беспристрастность его показаний . Историк рассмотрел ряд эпизодов участия Макария в реформаторской деятельности Никона.

Другая группа научных трудов, так или иначе освещавших взаимоотношении Москвы и Антиохии, была создана в Сирии. Ценные сведения содержатся в антиохийской периодической церковной печати, причем, несомненно, по чувству христианского смирения, авторы часто не указывают свои фамилии. Статьи в периодической печати представляют собой освещение тех или иных сторон в церковной истории Сирии, а также Антиохийской Церкви. Сведения о взаимоотношениях Антиохийской Православной Церкви и России содержаться в журналах ан-Нимат Л

Благодать», издававшийся с 1906 года. В 1972 году его сменил журнал ан-Нашра ), Рисалад ар-Раи Ь? ^ ^^ ) -«Пастырские послания», издается митрополитом

Халеба с 1973 года; ар-Риаяд -Пастырство ежемесячный журнал

Бейрутской митрополии. Выходит с 1973 года; аль-Гадие ( )

Дар», издававшийся Антиохийским Патриархом Григорием IV Хаддад в начале XX века; ан-Нашра ^) - «Бюллетень», ежемесячное

1 Там же. Т.Н. С.8.

2 Там же. С.11-13.

3 Там же. С. 161. издание митрополита Триполийского. Выходит с 1974 года; ан-Нур (—-с^»-^-1 I) «Свет», ежемесячный журнал Православного движения молодежи, издается в Бейруте с 1964 года; аль-Калймат с—✓ иегСГ|) . «Слово», ежемесячный журнал североамериканской епархии, издается с 1905 года, с 1957 года на английском языке; аль-Манар "* 11 «Маяк», издание иезуитов Бейрута. Выходит с 1905 года, научный уровень которого очень высоко оценивал И. Ю. Крачковский.

Использовались нами и труды арабо-язычных авторов, среди них работа официального историка Антиохийского Патриархата Асада Рустума Рустум Асад. Каниссат мадинат Алла антакийят аль-узма, Т. 1-3, вышедшие в Бейруте в 1988 г., маронитского митрополита Юзефа Адибиса, и и^^-у^-— — -> ^ <Г. ) автора труда

Тарих аш-Шам» («История Сирии»).

Таким образом, благодаря усилиям поколений историков, церковных и светских, восстановлены важные эпизоды из истории взаимоотношений Москвы и Антиохии. Однако как самостоятельная тема история этих отношений не рассматривалась в науке. В исторических трудах либо недостаточно подробно освещены личности приезжавших в

Россию антиохийских Патриархов (Иоаким Дау), либо они вообще не получили освещения (Макарий). Историки не провели полного' сопоставления текста записок Павла Алеппского с теми делопроизводственными источниками, которые родились в ходе путешествия Патриарха Макария по России и его пребывания здесь, хотя такая задача была поставлена давно. Поэтому рассказ о визите Макария пока представляется несколько обедненным по сравнению с теми возможностями, которые таят в себе неиспользованные источники.

Историки не сопоставили записки Павла Алеппского с сочинениями выходцев из Западной Европы, побывавших в России (исключение — работа

Л.Рущинского, посвященная религиозному быту русских). Положено

19 начало рассмотрению чина приема дипломатов в России (работы Л.А.Юзефовича), но с этой точки зрения прием Макария пока не был проанализирован исследователями. Никто еще не обратился к такой теме как «Образ России в записках Павла Алеппского». Таким образом, избранная тема таит в себе еще ряд неиспользованных возможностей.

Главной целью предалагаемой диссертационной работы является анализ первого столетия официальных взаимоотношений России и Антиохийской Церкви. Исходя из обозначенной цели, автором определяются следующие задачи исследования:

1. Реконструировать картину взаимоотношений Антиохийского Патриархата и России в ХУ1-ХУП вв.; выяснить влияние Антиохийской Церкви на историю России и Российского государства на Антиохию.

2. Охарактеризовать личности Патриархов, приезжавших в

Россию.

3. Проанализировать чин приема Патриарха Макария.

4. Проанализировать тог образ России, который был создан в сочинении Павла Алеппского и долгое время оказывал воздействие на сознание образованного Православного населения Сирии.

Для разработки указанных аспектов темы имеется значительная источниковая база. Ряд источников был опубликован, часть источников не опубликовна. Были использованы источники, хранящиеся в РГАДА, в фондах греческих и турецких дел. Особенно в многочисленны привлеченные к исследованию источники, освещающие пребывание Макария в России.

В первую группу источников входят записки иностранцев, побывавших в России. Самыми важными из них являются записки Павла Алеппского - «Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века.»1. В настоящем диссертационном исследовании

1 Путешествие антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алепнским. М., 2005. (далее - Путешествие). этот источник занимает центральное место. Путешествие архидиакона Павла в гражданской и церковно-исторической литературе использовано мало в сравнении с тем неоценимым богатством, которое оно представляет.

Павел Алеппский, вопреки распространенному мнению, запечатленному даже в учебной литературе1, был не племянником антиохийского Патриарха Макария, а его сыном, о чем он прямо говорит в своем сочинении2. Он родился в 1627/28 г. В 1653 г., когда началось путешествие Макария и его спутников, Павлу было 25-26 лет. Отправляясь в далекое путешествие вместе с отцом, Павел получил просьбу от своего друга дьякона Гавриила. Он «исполненный. чрезвычайных познаний и глубокого образования, выразил мне сильное желание, чтобы я составлял записки, кои заключали бы в себе обстоятельства нашего отправления и путешествия, день за день, без исключения, во все время нашего отсутствия, л чтобы я описывал все события стран, по которым мы будем проезжать» . Павел согласился. Сам он был человеком, может быть, не столько образованным, сколько трудолюбивым. «С детства у меня было обыкновение приобретать и внимательно читать исторические книги; оттого-то я особенно углубился в свою работу, прилагал к ней все старания, по мере сил своих собирая все, что только мог собрать, и употребляя на нее все свое рвение.», - писал он во введении к своему труду4. О его образованности и старании при составлении описания путешествия свидетельствует и его признание в том, что он понимал важность «умения составлять и связывать речения, употреблять слова с грамматической точностью и красиво располагать фразы по образцу

1 См.: Тихомиров М.Н. Источниковедение истории СССР. Вып. первый. С древнейших времён до конца XVIII в. М., 1962. С.ЗЗЗ. Ошибка впервые была допущкена Н.Ф.Каптеревым, а М.Н.Тихомиров лишь повторил ее.

2 «Я, убогий раб и из всех людей наиболее нуждающийся в милости Господа моего, по имени Павел архидиакон, Православной веры родом из Алеппо, был родным сыном всечестнейшего, святейшего, возвеличенного и всемилостивою огца кир кир Макария, Патриарха Антиохийского» (Путешествие. С. 12).

3 Там же. С. 13.

4 Там же. достопочтенных и славных мастеров науки»1. По словам переводчика его рукописи Г.А.Муркоса, текст Павла написан языком народным, грамматически неправильным, с местными областными словами, употребляемыми в Алеппо и в верхней Сирии, что лишний раз свидетельствует о невысоком уровне образованноста Павла . Описание путешествие Макария - не единственное сочинение Павла Алеппского. Он - автор книги о первых антиохийских Патриархах, созданной до его путешествия в Россию3. Он был начитан в исторической литературе, владел разными языками, а в России в какой-то мере изучил церковно-славянский язык. Все это свидетельствует о достаточной подготовленности Павла для создания полноценного, обстоятельного и достоверного сочинения о путешествии его отца в Россию и другие страны.

Павел Алеппский воспринимал свое путешествие как событие незаурядное по количеству увиденного в разных странах, но особенно в России4. Никто из православных путешественников с Востока не видел всего того, что мог наблюдать Павел. И впоследствии, когда подготовка текста его сочинения вступила в заключительную стадию, это обстоятельство накладывало на него хорошо осознаваемую им ответственность. Он создавал и создал произведение о России, рядом с которым ничего нельзя было поставить из сочинений как Восточных, так и западных авторов.

Павел, как и другие его современники, кое-что знал о тех странах, которые ему пришлось посетить. Другими словами, какими-то сведениями о

1 'Гам же.

2 Там же. С. 694. Ср.: «Сочинение Павла но обилию и живости занимательных его сведений, по нашему мнению, долждно занимать первое место в ряду всех писателей XVI и XVII века, хотя по ученому изложению предмета оно уступает другим» (Рущинский Л.Религиозный быт русских. С.25)

3 Путешествие. С.674, 677.

Обыкновенно Патриархи только раз приезжали в Москву, мы же ездили дважды, и в пяти вещах мы превзошли предшествующих Патриархов: первое - наше пребывание в Коломне в течение семи месяцев и то, что мы испытали способ путешествия но рекам: в то время как другие путешествовали сухим путем, нас везли по реке на судах; второе - наше путешествие в Новгород; третье — посещение нами царского монастыря; четвертое - наше возвращение в Москву вторично и пятое —то, что мы пользовались содержанием 24 месяца, или полных два года». Там же. С.524.

22

России (их Павел называет «многочисленными фактами», что примечательно) располагали осведомленные люди, жившие в Антиохии. «Я возбудил свою слабую энергию и протянул к цели, нерешительные руки не для того, чтобы занять место в ряду историков, но чтобы подтвердить многочисленные факты, кои отрицались, когда их передавали, и коим никто не верил, думая, что люди, их излагающие, сообщают вздорные вещи. Так думали, пока я не проверил точно всего, что встречалось моим взорам во время нашего путешествия», - писал Павел1. Таким образом, описание путешествия Патриарха Макария принадлежит перу более или менее образованного человека, с широкими интересами, любознательного и очень трудолюбивого. Это придает ценность запискам Павла.

Судя по точности дат, приводимых Павлом и совпадающих с датами, указанными в делопроизводственных источниках русского происхождения, Павел, так сказать, по свежим следам, записывал увиденное в ходе путешествия, но не каждый день, а с некоторыми пропусками2. Таким образом, в основе текста его труда лежит дневник, который Павел вел в России. Павел назвал этот дневник «черновыми тетрадями»3.

Автор «Путешествия.» внимательно приглядывался ко всему, что ему удалось увидеть, даже если его любопытство грозило большими неприятностями. Павел признался в одном месте своего труда: «Я боялся, чтобы кто-нибудь здесь не узнал о том, что я записываю все, что вижу: это дело здесь не легкое и опасное, так как русские очень осторожны в подобных случаях, никто из них никогда не открывает нам своих тайн, так как мы для них чужеземцы, и обитаем между разными (иноверными)

1 'Гам -же, С.694.

Сделав короткую запись 19 августа 1654 г., далее Павел писал о событиях 1 сентября (Там же. С.238). В первое воскресенье Рождественского поста Павел сделал запись, потом обобщенно сказал о том, что происходило на первой неделе поста, потом — в третье воскресенье поста (Там же. С.248-251. Перед праздником Крещения Павел вел записи в понедельник, пятницу, субботу, воскресенье (Там же. С.256-258). Ср.: «Архивными документами в общем подтверждается точность, отчетливость и добросовестность повсствовавния Павла в большинстве тех случаепм, где он имел под собою твердую почву. Так даты и цифры очень точны» (Рождественский Н.В. Макарий Патриарх Антиохийский. СЛУ-У).

3 Путешествие. С.286. народами»1. Он описывал укрепления Москвы «как мы их видели собственными глазами, бросая на них взоры украдкой, ибо стрельцы, * стоящие у каждых ворот, как только заметят, что кто-нибудь пристально смотрит на стену или пушку, лишают его жизни, хотя бы он был из их же о народа» . Он подчеркивал свое стремление к точности собранной им информации: «Эти сведения., кои мы передали подробно и в точном изложении после многих расспросов и проверки, я собрал с трудом и утомлением, удостоверяясь в их правдивости. Сколько ночей я просиживал над записыванием, не заботясь об отдыхе!»3; «Да будет тебе известно, брат, что все, что написал и начертал, есть истина и правда, без лжи, и Бог свидетель моим словам. Я изощрил свою мысль и просветлил свой ум, так что написал и начертал все, что видел сам и что услышал от правдивых людей на свои многочисленные вопросы. Я имел при этом целью, если Бог смилуется надо мной, и я возвращусь в свой город, не быть вынужденным отклонить хотя бы один вопрос из предложенных мне кем-либо, но чтобы все было начертано в этом моем сборнике, ибо я не оставил ни одного факта, не записав его»4. Найдя в стихотворном описании России, составленном митрополитом Исой, фантастические детали, Павел заявил: «Я не порицаю его - Боже избави! Но все, что я видел собственными глазами, то пересказал правдиво, описывая каждый предмет по порядку, дабы если читатель представит его себе в своем уме, нашел бы таким, как будто сам его видел»5.

Павел описывал не только то, что видел он лично. Он усердно расспрашивал местных жителей (видимо, с помощью переводчика), проверяя их сведения. Порой он прямо указывает на такой устный источник: «Старики нам рассказывали»6, «нам рассказывал этот священник

1 Там же. С.393.

2 Там же. С.414.

3 Там же. С. 149.

4 Там же. С.293.

5 Там же. С.335.

6 Там же. С.240. и другие из города Тулы.»1, «многие из ратников рассказывали нам об этом городе»2, «я непрестанно доискивался и разузнавал от моих друзей и приятелей» , «об этом мы достоверно узнали, на мои расспросы по этому поводу от касимовского царевича, который не так давно крестился»4, «много раз расспрашивали об этом даже высокопоставленных лиц государства»5, «я из сил выбился, расспрашивая вельмож, старших переводчиков и моих друзей, царских секретарей, и многих других»6, «я же не переставал употреблять уловки и ласкательства, пока не сдружился с мастером, пригласил его к себе и, обласкав, выведал от него, как велика окружность колокола»7, «мы с ними виделись тайком и разговаривали поО турецки» . Значительную информацию он получил от двух братьев, турок по происхождению, служивших у Михаила Федоровича, а затем у Алексея Михайловича. «Одного из них зовут князь Анастасий, а другого князь Феодор. Они часто прихаживали к нашему владыке Патриарху. Они несколько раз принимали нас в своих дворцах и сообщали нам о многом.»9. Братья осведомили антиохийских гостей о царском войске, приказах и их специализации, местном управлении, доходах царя. Порой автор, не указывая на конкретный источник, употреблял безличное «рассказывают»10.

Добытые таким образом сведения, касаются, например, истории России, в частности, ее недавнего прошлого - правления Михаила

Федоровича11, деятельности царя Алексея (например, рассказ о его походе

12 1 под Смоленск) , повседневной жизни России . Эти сведения, с одной

1 Там же. С.258.

2 Там же. С.243.

3 Там же. С.479.

4 Там же. С.441.

5 Там же. С.368.

6 Там же. С.443.

7 Там же. С.473.

8 Там же. С.503.

9 Там же. С.416.

10 Там же. С.245.

11 Там же. С. 128, 201.

12 Там же. С.243-246. стороны, обогатили текст Павла, а, с другой, из-за них в его произведение вкрались мелкие неточности и фантастические рассказы. Так, он писал о гибели И.Вишневецкого в борьбе с Хмельницким, а тот на самом деле умер естественной смертью . Н.Ф.Каптерев полагал, что рассказ Павла о ссоре царя с Патриархом Никоном весной 1656 г. «есть просто сплетня, составленная недоброжелателями Никона, и которую Павел, сам не бывший свидетелем этого события, подхватил у какого-нибудь болтуна, желавшего этим понравиться антиохийцам»3. Мало достоверны и путаны рассказы Павла по истории России, даже когда они посвящены не столь далекому прошлому.

Позже Павел привел свои записи в надлежащий вид в соответствии с литературными вкусами его времени и придав соответствующее предисловие. «Я утруждал свои глаза, мысль и чувства, прилагал большие старания и много потрудился, пока не извлек его (свое повествование — A.C.) из черновых тетрадей по истечении года от написания их», - писал Павел4. Следовательно, он целый год после возвращения из поездки в Россию потратил на написание своего сочинения, положив в его основу дневниковые записи.

Совершенствуя текст своего дневника (протографа описания путешествия), Павел дополнил его сведениями об увиденных им странах, почерпнутыми из разных литературных источников. Так, об Украине он писал: «По свидетельству истории, жители ее в правление греческого* императора Василия Македонянина были обращены через него в христианство. Государем их в то время был Владимир, а столицей - город Киоф (Киев)»5. Видимо, в основу этой части рассказа был положен

1 Живя в Коломне и еще не добравшись до Москвы, Павел писал о том, как в Москве празднуют дни святых Николая и Сниридона (Там же. С.253), какая бывает в Москве ярмарка за неделю до праздника Рождества (Там же. С.255). "Там же. С. 181 (прим. переводчика).

3 Каптерев Н.Ф. Партиарх Никон и царь Алексей Михайлович. Том первый. Сергиев Посад, 1909. С.199.

4 Путешествие. С.286.

5 Там же. С. 127. исторический труд. Говоря о праздновании дня святого Петра в Коломне, Павел ссылался на .его жизнеописание1. В обширном предисловии Павел писал: «Я пожелал сделать в начале этого сочинения, чтобььпридать ему большее значение перечень позднейших Патриархов антиохийских, которые пребывали в городе Дамаске со времени их переселения в него до настоящей поры. Я начал пересматривать все книги Патриархата от великого града Божиего Антиохи до богохранимого Дамаска. Но, не достигнув цели и не удовлетворив своему желанию, я снова обратился к разыскиванию в старинных исторических книгах.»2. Последние фразы убедительно свидетельствуют о трудолюбии, любознательности и исследовательской въедливости автора описания путешествия Патриарха Макария.

В центре внимания Павла - первая поездка Макария, приемы, оказанные ему в разных местах, его общение с людьми Церкви и политическими деятелями. Павел обычно обращал большое внимание на особенности церковных обрядов. Немалое внимание он уделил разным сторонам церковной и бытовой жизни россиян, государственным порядкам.

В целом записки Павла Алеппского являются источников высокой достоверности. Этот литературный памятник служил справочным материалом для историков русской Церкви, поскольку автор записок большое внимание уделял церковной жизни в России. Светские историки высоко ценили записки Павла за то, что он «мог ближе познакомиться с порядками России, чем иностранцы, приезжавшие с иноверного Запада» . В этом отношении, как считал М.Н.Тихомиров, записки Павла Алеппского стоят особняком от других сочинений иностранцев. Но дело не только в этом.

Как писал А.Н.Медушевский, «не один простой интерес дикой, неведомой страны. привлекал внимание западноевропейских

1 Там же. С.253.

2 Там же. С.676, 677.

3 Тихомиров М.Н. Источниковедение истории СССР. С.ЗЗЗ. путешественников к Московскому государству: в их описаниях сказывается иногда другой, высший интерес, руководивший их наблюдениями; у немногих из них, но зато более беспристрастных и основательных, изредка встречаются намеки на то, что они чувствовали в древнерусском обществе под его азиатской формой присутствие начал, родственных с теми, которыми жила Западная Европа, и среди множества явлений, неприятно поражавших европейца, умели подметить и такие, к которым после строгой оценки не могли не отнестись с сочувствием»1. Это сочувствие, как верно отметил А.Н.Медушевский, проявлялось лишь изредка. На Русь ехали люди другого вероисповедания, что было немаловажной стороной. В случае с Павлом Алеппским мы имеем совсем иное. Павел такой же Православный, как и жители далекой от его родины России. Он изначально настроен к этой стране и ее жителям вполне доброжелательно. Если по-отношению к западноевропейским послам служилым людям нужно было соблюдать этикет и бояться уронить царскую честь (отсюда замечания о высокомерии россиян), то повсеместный почтительный прием Патриарха Макария начисто исключал ту сторону в общении с русскими, которая с первых шагов по российской земле бросалась в глаза приезжему из Западной Европы. Полученная помощь от российского правительства в результате поездки Макария еще более усилила положительное отношение Павла к л

России и россиянам . Именно под таким впечатлением он обрабатывал и доводил до совершенства текст своего дневника. У него не было склонности к критическому восприятию русской действительности, и это тоже нужно иметь в виду при оценке труда Павла. Гостеприимство, оказанное

1 Медушевекий Л.Н. Введение // Ключевский В.О. Сказания иносфанцев о Московском государстве. М., 1991. С.6.

2 Отношение Павла к российскому правительству было настолько известным, что оно даже решилось подкупить ею перед вторым приездом Макария в Москву для участия в церковном соборе, направленном против Никона, чтобы Павел тщательно следил за тем, как бы к Патриарху не поступило каких-либо писем, а также, что бы от него никому не посылались письма. Правительство определило жалованье Павлу в 30 золотых (См.: Каптерев Н.Ф. Партиарх Никон и царь Алексей Михайлович. Том второй. Сергиев Посад, 1912. С.326.

Патриарху и его спутникам, отвлекало их от теневых сторон русской жизни.

Добавим, что и по объёму сочинение Павла резко превосходит всё, что было написано о России иностранными путешественниками в XVII в. В последнем издании полный текст записок Павла Алеппского составил 676 страниц. Из них 348 посвящены России.

В настоящей работе и спользован текст сочинениия Павла в переводе Г.А.Муркоса. По словам Муркоса, он - «уроженец той же страны и той же Церкви, к которой принадлежали Павел и отец его». И потому дело перевода сочинения Павла Алеппского было ему «особенно дорого и особенно близко сердцу». Нужно сказать, что со своей задачей Г. А. Муркос справился блестяще. Выбрав из трех списков, имевшихся в России, один, самый точный и добросовестный, переводчик дополнил его в нужных местах по ранее сделанному переводу Бельфура, и получился единственный в своем роде наиболее полный перевод сочинения архидиакона Павла, включающий описания всего путешествия Патриарха Макария от Дамаска до Москвы и обратно с приложением списка антиохийских Патриархов со времени их переселения из Антиохии в Дамаск до Патриарха Макария.

Муркос скрупулезно снабдил свой перевод многочисленными ценными примечаниями и в конце его приложил подробное научное описание рукописи, которой он в основном пользовался. Это — список «Путешествия», сделанный в 1859 году в Дамаске с древней рукописи, точность которого и близость к оригиналу засвидетельствованы подписями и печатями весьма почтенных духовных лиц, известных также и в ученой среде. Поэтому в переводе Муркоса мы имеем едва ли не единственный в мире полный, без пропусков, квалифицированный перевод книги Павла Алеппского, снабженный к тому же необходимыми примечаниями.

Этот перевод вышел в Издательстве Московского университета несколькими выпусками. Выпуск первый — «От Алеппо до земли казаков» был опубликован в 1896 году. Выпуск второй — «От Днестра до

29

Москвы» — в 1897 году. Выпуск третий — «Москва» — был издан в 1898 году. Выпуск четвертый — «Москва, Новгород и путь от Москвы до Днестра» увидел свет в 1899 году и последний выпуск, пятый — «Обратный путь. Молдавия и Валахия. Малая Азия и Сирия. Результаты путешествия» — вышел в 1900 году. Ранее этого издания выходили отдельные отрывки перевода Муркоса с большими сокращениями в «Московских ведомостях» и в «Русском обозрении», но после появления полного издания того же переводчика эти публикации потеряли свое значение.

Итак, до самого конца XIX в. русская историческая наука имела в своем распоряжении неполный текст, представленный в английском переводе книги Павла1 Алеппского. Широкому изучению этот замечательный памятник стал доступен только в начале XX века.

Для выяснения общих черт и особенностей записок Павла Алеппского к исследованию были привлечены сочинения других иностранцев, побывавших в России в XVI-XVII вв., особенно С.Герберштейна и А.Олеария как наиболее обстоятельные пользовавшиеся авторитетом у читателей своего времени. В работе проведено сопоставление записок западноевропейских путешественников с сочинением Павла Алеппского для выяснения своеобразия в восприятии русской действительности разными людьми, особенно антиохийцев, для выяснения церемониала приема дипломатов и представителей единоверной Церкви.

Обширный материал о России и русских, эмоциональные описания и оценки, содержащиеся в сочинении Павла Алеппского, позволят в предлагаемом диссертационном исследовании реконструировать на основе сочинения Павла Алеппского образ страны и народа, созданный этим путешественником. Сочинение Павла Алеппского было долгое время уникальным в арабоязычной Православной литературе. Поэтому именно на этой основе в течение долгого времени бытовали стереотипы восприятия России и ее жителей в сознании Восточных единоверцев.

Интерес и научное значение такой реконструкции заключается в том, что обычно изучение представлений народов друг о друге развивается в рамках проблемы «свой» и «чужой». Причем представления о «другом», «чужом» выступают • нередко как представления о чем-то потенциально враждебном. Оппозиция «свой» - «чужой» архетипического свойства. Причем если даже речь не идет о враждебности, то тем не менее употребляется слово «оппозиция». Ставится вопрос: возможно ли вообще понять «другого» и принять «чужого»?1. Ситуация, отраженная в сочинении Павла Алеппского, должна быть обозначена как «свой» и «свой другой»: Православный араб и Православный русский. Это несколько другая постановка традиционного вопроса.

Вторую группу источников составили делопроизводственные источники главным образом из фонда 52 (Греческие дела) и отчасти других фондов 89, 96, 110 (посольские книги, освещающие приемы послов из разных государств) Российского Государственного архива древних актов. Это самая многочисленная группа источников, привлеченных к исследованию в настоящей работе. К этой группе относятся переписка между Патриархами и российским правительством, воеводами Путивля и Москвой, отчёты монастырских властей о приёме Макария в той или иной обители. Особое место среди источников второй группы занимают материалы о приезде в Москву Антиохийского Патриарха Иоакима (РГАДА. Ф.52. Оп.1. Д.1. Л.289-377), а также дело под названием «Приезд в Путивль, а потом в Москву Антиохийского Патриарха Макария для испрошения милостыни» (РГАДА. Ф.52. Оп.1. 1654 г. Д.21). В этом деле 177 источников, освещающих пребывание Макария в России2.

1 См.: Оболенская C.B. Германия и немцы глазами русских (XIX в.). М., 2000. С.З.

2 Материалы этого дела с некоторыми сокращениями опубликованы Н.В.Рождественским: Макарий, Патриарх Антиохийский, в России в 1654-1656 гг. Документы Посольского приказа (к 250-летию записок о России Павла Алеппского) // Чтения в Обществе истории и древностей российских. 1906. IV. С.1-120.

Источники, освещающие взаимоотношения Антиохии и Москвы ь между двумя указанными поездками Патриархоа, очень немногочисленны и крайне бедны, что определялось характером изучаемых отношений.

Дело о приезде Макария содержит подробные письма как из Путивля в Москву местных властей, так и из Москвы в Путивль от представителей центрального правительства. Готовясь к приему Макария, приказные люди сделал выписи о церемониале приема и отпуска иерусалимского Патриарха | . в 1649 г. , по указу царя был разработан церемониал приема и отпуска

Макария , что дает возможность сопоставления церемоний, а также описания приема Макария в сочинении Павла. Ряд источников отражает бытовые подробности содержания Патриарха и его людей, сведения о поездке Макария в Новгород, об обратной дороге Макария и его спутников.

Многие из источников этой группы дополняют общую картину пребывания

Макария в России, особенно в Москве, буквально крупицами информации; некоторые из этих источников ие содержит ничего важного для понимания последовательности и подробностей событий.

В силу своего характера эти источники заслуживают высокого , доверия, с их помощью можно дополнить и уточнить показания Павла

Алеппского: проверить точность приводимых Павлом дат и цифр, дополнить его изложение сведениями, которые Павлу были неизвестны, обнаружить умолчания Павла о некоторых фактах, назвать опущенные им при изложении имена, русские названия служебных должностей, выраженные Павлом в Восточных терминах. Только вместе с сочинением Павла делопроизводственные источники помогают создать полноценную картину событий, связанных с именем антиохийского Патриарха Макария.

К третьей группе относятся исторические сочинения, созданные арабскими авторами в XVII в. и касающиеся российско-антиохийских отношений. Одним из основных источников о путешествии Иоакими Дау в

1 Там же. С24-26, 53.

2 Там же. С.28-31,55-62.

Россию является список Патриархов Антиохийских, составленный Патриархом Макарием III аз-За'им (12.12.1647 - 1672) - Рукопись азиатского музея (Институт Восточных Рукописей РАН) из коллекции Патриарха Григория IV Хаддад. № 21-22. Другим более полным и ценным источником является труд продолжателя Макария Сирийского летописца Михаила Барика ад-Димашки. Эти источники преподносят читателю событийную сторону контактов Москвы и Антиохии. В целом они отличаются высокой точностью. Их показания проверяются как записками Павла Ллеппского, так и делопроизводственными источниками российского происхождения.

Четвёртая группа - литературные и публицистические произведения1. Первые века Османского владычества на Ближнем Востоке отмечены новым подъемом арабо-Православной культуры. Находившийся в свите Патриарха Иоакима митрополит Иса (Иисус - A.C.) составил стихотворное описание России, которое дошло до нас в составе сочинения Павла Алеппского в виде цитат2. Сочинение это было очень небольшим по объему по сравнению с работой Павла Алеппского. «Он составил едва одну о тетрадь, а я написал большую книгу», - писал Павел о произведении Исы .

Судя по тем фрагментам текста из поэмы Исы, которые привел в своем сочинении Павел Алеппский, это произведение представляло собой панегирическое описание Московии, ее храмов («В ней Церкви из золота и серебра, алтари их украшены золотом, жемчугом и разновидными алмазами»)4. В рассказе Исы встречались порой совершенно фантастические детали, которые были включены в текст ради усиления впечатления от увиденного в России, например, черепаховые колонны в

1 Цитаты на языке оригинала - арабском, помещаются нами в тексте, следуя традиции, сложившейся в востоковедческой литературе (См. например. Акимушкин О. Ф. Средневековый Иран. Культура. История. Филология. М. 2003). Объем цитат да не покажется читателю пространным - мы сокращали их до максимальной возможности, позволяющей увидеть развитие мысли и ее окончание и, исходя из особенностей речи Востока, где до сих пор говорят в высшей стенени образно и пространно.

2 Путешествие. С.335, 337, 340, 343, 369.

3 Там же. С.286.

4 Там же. С.334.

Успенском соборе московского Кремля. Тем не менее, ряд сведений о России поэма Исы все-таки содержала, она была единственным источником сведений о России, которым мог воспользоваться Православный житель Востока до появления книги Павла Алеппского. Иного источника Павел не цитировал. Сопоставление фрагментов текста Исы и сочинения Павла Алеппского позволяет проследить складывание образа России и русских у Православного населения арабского Востока.

До наших дней дошли сочинения Патриарха Макария, в частности его работа по истории Грузии (впервые переведена с арабского на русский язык автором настоящей диссертации, см. приложение). В XVII веке заметно значительное литературное оживление, связанное с деятельностью халебского «культурного гнезда» во главе с митрополитом Мелетем Карамой, будущим Антиохийским Патриархом Евфимием II (1.05.1634 -1.01.1635). Мелетий, прославленный подвижник и проповедник, много трудился над исправлением арабских переводов греческий литургической литературы согласно стандартным типографским изданиям (сирийский аналог исправления книг на Руси в XVII в.). Самым выдающимся из учеников Мелетия был Макарий III Аз - За'им. Сочинении Макария еще не использовались для того, чтобы дать представление о его образованности и отдельных взглядах, это впервые делается в настоящей работе. Названные труды позволяют охарактеризовать личности гостей с Православного Востока.

Таким образом, для достижения поставленной цели имеется комплекс разнообразных по видам источников, которые не только дополняют друг друга, но и позволяют проводить проверку тех или иных источников на полноту и достоверность. Это гарантирует получение достоверного знания в итоге проведенного исследования.

Хронологические рамки работы охватывают, как мы сказали, первое столетие российско-антиохийских взаимоотношений. Начальной хронологической гранью здесь служат 1550-е гг., когда в связи с венчанием

34

I на царство оживились связи российского правитеьства с православным

Востоком и государем Иваном IV была направлена грамота Антиохийскому

Патриарху Иоакиму IV ибн Джума. Конечная грань - 1660-е гг. - время возвращения из России антиохийского Патриарха Макария III- Аз-За'им. После визита в Россию Патриарха Макария взаимоотношения Русской Антиохийской Православных Церквей на высшем уровне прервались и возобновились только в XX в.

U1

Методологической основой работы являются принципы историзма, многофакторного подхода, учет конкретно-исторических условий, определивших характер исследуемых вопросов, динамику их развития, ' выделение в них общего и частного, объективный подход в анализе использовании материала.

Прежде чем обратиться к анализу указанному в навзании настоящего параграфа, полагаем необходимым дать определение понятия «Церковь» на основании Священного Писания и Священного Предания. Проблема Церкви является центральной в понимании всех основных вопросов христианской веры. Без правильного понимания Церкви трудно дать освещение вопросам не только связанным с самыми центральными положениями христианства, но и с теми, которые проистекают из них, в том числе церковно-исторического1.

Есть два принципиально различных {не противоположных, но различных) понимания Церкви. Одно из определений ставит в центр понимания Церкви Бога, другое - человека. Как можно дать образ Церкви в первом случае? А. С. Хомяков дал следующее определение: Церковь есть Богоустановленное общество людей, которые имеют одну веру, одни таинства, одно Священноначалие, Церковную дисциплину. В святоотеческом Богословии мы не находим таких определений Церкви. В Священном Писании мы тоже такого не находим. В данном определении на

1 Курсив всюду наш - А. С. первый план поставлено общество людей, человек. Что отсюда происходит? Если Церковь есть общество людей, то в таком случае мы становимся перед труднейшими вопросами истории жизни: как же она может быть Святой, если это есть общество людей? Этот вопрос всегда обозначался и до сих пор стоит при таком подходе к пониманию Церкви.

А. С. Хомяков предложил и нечто иное. В работе «Церковь одна» он дает следующее определение Церкви: «Церковь есть единство Божией Благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся Благодати». Весь его акцент, как видим, ставится на единстве Благодати Божией, иначе говоря, Церковь есть единство Духа Божия, который живет в тех людях, которые стремятся в своей жизни осуществить Евангелие. То есть единосущие как единство Духа Божия, то есть Благодати, является в данном случае первичным пониманием Церкви. Таким образом, Церковь есть Богочеловеческий организм, а не человекобожный. Подчеркивается великая для христианского сознания истинна: Бог создал Церковь, сами Апостолы вошли в Церковь, мьт только входим в Церковь, не образуем, а входим в Церковь. Божественное начало первично, а не вторично. Отсюда можно понять то понимание Церкви, которое проходит через всю святоотеческую литературу - Церковь есть Богочеловеческий организм1.

Здесь мы подходим к весьма существенному моменту понимания Церкви, который необходимо будет постоянно иметь в виду, когда мы будем исследовать тему данной работы в основной ее части. Церковь есть организм, а не механизм.

А. С. Хомяков очень хорошо охарактеризовал то различие, которое существует в понимании Церкви между католичеством протестантством и Православием. Он говорит, что, если мы обратимся к католическому пониманию Церкви, то первое, что бросается в глаза, - это единый монолит, в котором каждый кирпичик соединен с другим таким раствором,

1 См. например. Игумен Марк (Лозинский). Отечник проповедника. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1996. С. 633-641. что некуда не пошевелиться: единая строжайшая дисциплина, великолепная система управления, возглавляемое единым лицом, все прочие - это механизм подчиненный ему -монолиту. Если обратимся к протестантскому пониманию Церкви, то находим другой образ: куча песка где все части, кажется, вместе, но каждая часть обладая, как кажется, свободой действия и передвижения, в то же время только касается других частей, но не имеет никакой органической связи с другой.

На фоне этих двух образов становится понятно, в чем отличие Православного понимания Церкви от других. Правое понимание Церкви можно уподобить образу организма, живой клетки. Каждый человек - это живая клетка, которая живет в организме, но она не просто живет, она и действует на него и не просто действует, она связана с каждой другой клеткой. Состояние одной воспринимается, передается другим, в то же время все находятся в единстве, но совсем не в единстве монолита, а единстве организма.

Отсюда становится понятным, когда Апостол Павел говорит о Церкви как о Теле Христа.1 Речь идет о живом Организме, который одухотворен Божеством. Каждый входящий, таким образом, в организм Церкви, воздействует на него, часто очень эффективно и получает импульсы на себя. О каждой Поместной Церкви: Русской, Антиохийской, Иерусалимской и т.д. мы говорим, как об организме, речь идет о том, что начинается со слов Христа: «Созижду Церковь Мою и врата адова не одолеют ей».2

Обратимся к краткому лингвистическому анализу слова Церковь. Речь идет о греческом слове 'ЕккАл^спа3. Оно означает собрание людей призванных, от глагола еккаХесо4 (созывать, призывать). Что это означает? Если мы обратимся к греческой истории и посмотрим, какие там имели место собрания, то мы находим три их формы. Одна из них - когда

1 Еф., 4,4-6.

2Мф„ 16, 18.

3 Древнегреческо-русскии словарь. Т. 1. М., 1958. С. 486.

4 Там же. С. 486 созывались люди, состоящие в государственном управлении, элита общества - эти собрания назывались синклитом. Если люди собирались стихийно, без целенаправленного созывания - эти собрания назывались ауора. Была и третья категория собраний, которая зарекомендовала себя особенно хорошо в тех греческих полисах, где все вопросы решал народ. Это были специальные собрания, на которые приглашались все, имеющие право гражданства в этом городе. Эти специальные созывания называется у греков 'ЕккАт|о1а. Какое это имеет значение для понимания Церкви? Церковь, оказывается, не просто собрание верующих, а тех, кто не только уверовал, но стал членом Церкви. Эти люди, независимо от их положения, отныне призываются для решения всех вопросов, которые, стоят перед всею Церковью. В Послании Восточных

Патриархов есть место, где они говорят, что Церковь - это есть весь народ. Под народом разумеются все созванные, то есть сюда входит и иерархия.

Для понимания Церкви очень большое значение имеют те слова и характеристики, которые мы находим в Символе Веры: Единая, Святая, Соборная и Апостольская.

Единая (греч. рла), то есть одна. Когда мы говорим о Церкви по именам, то это ничто иное как множественные члены Церкви, ибо она: есть единство Духа Божия. Люди, стремящиеся стяжать Его; находятся в разных местах: Антиохии и России, Греции и Болгарии. Разделение на Поместные Церкви есть внешнее, «структурное» разделение. Оно совершено не касается существа Церкви. Церковь одна.

Церковь пребывает в каждом человеке вот святыней, зерном, по выражению Святых Отцов, которое дается каждому верующему Таинством

Крещения, и каждый человек является причастным к Церкви лишь в той мере, в какой он дает святыне прорасти в своей душе. Вся святоотеческая мысль говорит о том, что без исполнения заповедей Евангелия не о какой причастности к Церкви не может быть и речи. Это также необходимо иметь

38 в виду, когда мы будем говорить о восприятия святости на Руси и в Ацтиохии, о святых подвижниках Антиохийской и Русской Православных Церквей.

Следующая характеристика, которую дает Церкви Символ Веры, является Соборность Церкви. По-гречески Соборность звучит как кафоЯдкт), слово которое состоит из двух частей: каф - предлог, оА.со<; - целостный. Соборность означает собранность воедино, целостность организма. Соборность предполагает и истинность, то есть единомыслие, согласие в вопросах веры и духовной жизни, которые мы увидим и между Антиохийской и Русской Церквами и их взаимоотношениях в обозначенный в теме период.

Об очень многом говорит и определение Церкви как Апостольской. Что означает апостоличность Церкви? Апостолы пошли проповедовать, когда получили Святого Духа Божия в День Пятидесятницы. Следовательно, невозможна действенная проповедь Христа без Благодати Духа Божия, который подается человеку мерою смирения. Есть три признака, по которым можно определить истинность Церкви. Первый и важный признак, свидетельствующий о том, что в данном случае эта Церковь действительна, это правильное вероучение. Есть ли возможность определить его правильность? Есть: все основные догматические вопросы были рассмотрены в 1-м тысячелетии канонического бытия Церкви «благодаря» злобе еретиков. Второй признак - принципы духовной жизни. Каким образом мы можем их оценить? Здесь необходимо знание святоотеческого учения. Тщательное изучение Святоотеческого наследия может показать нам, содержит ли та или иная Церковь его в себе. Речь идет не о морали, а о духовности. Третье - Церковное устройство. Здесь говорится об иерархии, о функциях духовного управления.

Каждая Поместная Церковь есть Церковь, которая стремится иметь своей внутренней интенцией стремление к тому идеалу, которым является

Христом установленная Церковь. Совершенно ясно, что когда Церковь

39 деградирует с обязательностью, начинается изменение вероучения о принципах духовной жизни.

Итак, мы кратко изложили православное понимание Церкви, к которому с необходимостью нужно будет обращаться, когда мы будем рассматривать вопросы, взаимоотношений России и Антиохийской Церкви в первое столетие их истории.

Принимая во внимание то, что всякая Церковь существует преемственно, как и иерархически, так и духовно, рассматривать историю Церкви вне преемства в ней духовной жизни невозможно. Без видения этого преемства мы не сможем понять взаимоотношений Антиохийской Православной Церкви и России во всей их полноте, а также ответить на очень важные вопросы: существовали ли какие-то иные взаимоотношения между Антиохийей и Россией до начала официальных отношений и во время и после них; причины той необыкновенной чести, с которой принимались в России Антиохийские Патриархи Иоаким V Дау и Макарий III аз За'им.

Обозначенные цели и задачи исследования определили структуру диссертации. Диссертационное исследование построено, исходя из проблемно-хронологического принципа. Взаимоотношения Антиохийского Патриархата и России освещены в трех главах. Первые две посвящены разным эпизодам в истории этих взаимоотношений. Третья анализирует тот облик России и русского народа, который сложился в сочинении Павла Алеппского и оказывал влияние на сознание жителей Православного Востока. В работе имеются заключение, приложения, а также список использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Слюнкин, Александр Александрович

Заключение

В научной литературе, особенно советского периода, при изучении внешней политики России в ХУ1-ХУП вв. главное внимание уделялось контактам России с западноевропейскими странами. Между тем отношения с православным Востоком в указанный период динамично развивались и с течением времени становились все интенсивнее. Как никогда в XVII в. был силен поток представителей Восточных Церквей, направлявшихся в Россию. Поэтому картина внешних контактов России в указанный период в работах целого ряда специалистов оказывалась обедненной. Важным итогом проведенного исследования является реконструированная картина истории отношений Антиохии и Москвы.

В XVI в. главным импульсом в развитии связей России с православным Востоком было венчание на царство Ивана IV. Под влиянием этого события активизировались отношения Русской; Православной Церкви и Антиохийской, хотя из-за дальности расстояния русско-антиохийские связи были очень затруднены и развивались в ХУ1-ХУП вв. слабее, чем связи между Москвой? и другими Патриархатами. Патриархи Антиохии и. русские цари неоднократно обменивались посланиями. Церковно-релегиозные' контакты сопровождались торговыми отношениями, так как при поездках в Россию церковных иерерхов их сопровождали купцы; На восточное направление российской торговли обращали внимание советские историки при исследовании внешней; политики России. Но в глазах российского правительства приезды Восточных купцов в Россию и их торговля не имели большого значения;

Российское правительство, вдохновляясь в своей внешней политике идеей «Москва - третий Рим», вознамерилось привести в соответствие с нею положение главы Русской Церкви. Благодаря

211 приезду антиохийского Патриарха Иоакима пошел процесс учреждения Патриаршества на Руси. Однако цель московского правительства не была достигнута. Русский Патриарх был признан только пятым в соборе Патриархов.

Царь Алексей, стремясь к расширению российского влияния в православном мире (и закреплению украинских территорий за Россией) поддержал церковную реформу и в связи с ней оказал особую честь антиохийскому Патриарху Макарию, благодаря которому была проведена церковная реформа и решен конфликт царя с Никоном. Чин приема Макария был высочайший, благодаря его исследованию и предложенной методике (разделению придворных церемоний на части и акции) можно оценивать и характеризовать все другие дипломатические приемы и иные церемонии, принятые московским правительством. Церемонии, оказанные при приеме Макарию, были необходимым и важным в глазах современников элементом в отношениях между Антиохией и Москвой. Развитие церемониала приема зарубежных гостей было связано со складыванием социальной иерархии внутри страны, соответствующей ей психологии и ритуальной насыщенностью средневековой культуры в целом. Исследование церемонии приема Макария привело к выводу о том, что в правление Алексея Михайловича церемониал изменялся. В нем появились новые акции, усилилось церковное влияние. Церемониал приема Макария в некоторых существенных частях (особенно на границе страны) резко отличался от того церемониала, который применялся по отношению к западноевропейским и тем более татарским дипломатам.

Находясь в России, Антиохийский Патриарх Макарий принял активное участие в проводимых церковных реформах. Он оказался незаменимой фигурой в проведении этих реформ как человек авторитетный, обладавший высоким саном, как носитель сведений о

212 греческих церковных обрядах и инициативная сила в их внедрении в практику Русской Православной Церкви.

В сочинении сына Макария Павла Алеппского был создан образ России, который более или менее прочно вошел в сознание жителей его страны. В сочинении Павла различаются два смысловых пласта. Первый - описание России, ее жителей, событий в стране. Второй -церковная жизнь россиян, осмысление религиозного единства России и Антиохийской земли. В записках западноевропейских путешественников сложился этнический стереотип России, в основе которого было противопоставление своей культуры и русской культуры. Это наложило отпечаток на современную историографию, которая при анализе этих записок пользуется парой понятий - «свой» и «чужой». В настоящей работе предложены иные понятия - «свой» и «другой свой». Во втором понятии первое слово обозначает различие между «своими», что то и дело отмечал Павел.

В своем сочинении он дал картины природы России, главным образом в связи с рассказами о трудностях пути по стране, описал сельские и городские поселения, черты внешности местных жителей. При описании городов главное внимание он уделил храмам. Порой, говоря о Москве, он переходил на панегерический тон, обнаруживая знакомство с теорией «Москва - третий Рим». «Другие свои» в сочинении Павла это часть восточнохристианского мира. В царе Алексее он увидел идеального правителя. Усердие русских в делах религии ставило их в глазах Павла на первое место среди христианских народов, на втором, по его словам, стояли арабы, на третьем - греки.

Сочинение Павла Алеппского стояло особняком по отношению к арабоязычной литературе, посвященной Восточной Европе.

Арабские авторы создавали главным образом географические труды, в которых в качестве второстепенного материала встречались и личные

213 впечатления. Описание России и ее народа у Павла некоторыми своими сторонами оказалось близким группе сочинений западноевропейских путешественников, рассказывавших своим читателям о дорожных впечатлениях при посещении России. Сочинение Павла для жителей Православного Востока было самым обстоятельным и достоверным рассказом о России. Оно получило распространение и вызвало интерес на родине автора. Благодаря этому труду у образованной части православных арабов формировался образ России и ее народа.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Слюнкин, Александр Александрович, 2011 год

1. ЛИТЕРАТУРЫ.1. Архивные материалы.

2. Российский Государственный Архив Древних Актов.

3. Ф.52. Оп.1. Д.1. 1509-1571 гг. Приезды в Москву духовных разного звания особ для испрошения милостыни и жалованных грамот для приезду в Россию за оною.

4. Ф.52. Оп.1. Д.2. 1582-1588 гг. Лл.289-377. Бытность в Москве антиохийского Патриарха Иоакима.

5. Ф.52. Оп.1. Д.З. О приезде в Москву терновского митрополита Дионисия и гривенского епископа Калистрата с грамотою от вселенскогособора, уложенного о бытии в России пятому вселенскому Патриарху.

6. Ф.52. Оп.1. Д.5. Книга, содержащая приезды в Россию и отпуски духовных лиц из монастырей греческих, сербских, малороссийских, польских, грузинских для испрошения милостыни.

7. Ф.52. Оп.1. Д. 11. Приезд афонского георгиевского монастыря архимандрита Исаии с грамотами от Патриархов цареградского и сербского и от мултянского господаря Кантакузена с прошением освободить все тамошнее христианство от ига турецкого.

8. Ф.52. Оп.1. 1583-1694 гг. Д.1. Выписки из статейных книг приездов в Москву греческих и грузинских духовных особ, о подарках, привозимых к государям.

9. Ф.52. Оп.1. 1615 г. Д.1. Отпуск грамоты царя Михаила Федоровича цареградскому Патриарху Тимофею.

10. Ф.52. Оп.1. 1624 г. Д.11. Роспись денгам и вещам, которые розданы в Царе граде от полов Ивана Кондырева и Тихона Бормосова за здравие государево по разным греческим монастырям.

11. Ф.52. Оп.1. 1625 г. Д.1. В Путивль о даче милостыни приезжавшим из денег, принадлежавшим Новой четвери.

12. Ф.52. Оп.1. 1626 г. Д.17. Приезд в Путивль из Антиохии белого попа Ильи.

13. Ф.52. Оп.1. 1628 г. Д.8. Отпуск грамот царя антиохийскому и иерусалимскому и монемвасийскому митрополиту с послами Яковлевым и Евдокимовым о посылаемой к ним милостыни.

14. Ф.52. Оп.1. 1628 г. Д. 23. Расходные книги государевых послов Семена Яковлева да дьяка Петра Евдокимова, посланных для раздачи заздравной милостыни восточным православных церквей митрополитам, ¿монастырям и церквам.

15. Ф.52. Оп.1. 1634 г. ' Д.7. Переводы с грамот к царю Михаилу Федоровичу и Патриарху Филарету от Патриархов: константинопольского; антиохийского и иерусалимского и от грека; Фомы Кантакузина с: подьячим Лазаревым присланных.

16. Ф.52. Оп.1. 1642 г. Д.4. Грамота в Путивль ко воеводам, повелевающая им взять в Путивле из кабацких денег 200 рублей на расходы Посольского приказа в дачу приезжим в Россию духовным, светским всякого звания людям.

17. Ф.-52. Оп.1. 1646 г. Д. 1. Выписка о даче жалованных государевых грамот греческим разным монастырям для приезда оных в Россию за милостынею.

18. Ф.52. Оп.1. 1647 г. Д.8. Приезд в Путивль из арапской земли георгиевскго монастыря митрополита Иеремии для испрошения милостыни.

19. Ф.52. Оп.1. 1649 г. Д.29. Отпуски грамот в Путивль, предписывающие, каким образом поступать с приезжающими греческими и волосскими духовными и светскими людьми.

20. Ф.52. Оп.1. 1653 г. Д.35. Отписка в Путивль о принятии едущего в Россию антиохийского Патриарха Макария для испрошения милостыни.

21. Ф.52. Оп.1. 1654 г. Д.21. Приезд в Путивль, а потом в Москву антиохийского Патриарха Макария.

22. Ф.52. Оп.1. 1654 г. Д.23. Отрывок грамоты Патриарха Никона к константинопольскому Патриарху.

23. Ф.52. Оп.1. 1662 г. Д.28. О приезде в Москву от антиохийского Патриарха архимандрита Неофита и Успенского монастыря Ливонской горы игумена Неофита же за милостынею.

24. Ф.52. Оп.1. Д.39. Отпуск из Москвы антиохийской земли арапа Семиона Иванова, привозившего окупных российских пленных.

25. Ф.52. Оп.1. 1667 г. Д.8. О приезде в Москву вселенских Патриархов Александрийского Паисия и Антиохийского Макария, а с ними трапезонского митрополита Филофея, хийского митрополита Феофана и Синайского архиепископа Анании.

26. Ф.52. Оп.1. 1667 г. Д.9. Тетради о приезде в' Москву вселенских Патриархов Александрийского Паисия и Антиохийского Макария.

27. Ф.52. Оп.1. 1667 г. Д.28. О неимании по просьбе двух греческих в . Москве тогда бывших вселенских Патриархов с греков, привозящих в Россию окупных пленников пошлины с настоящих товаров.

28. Ф.52. Оп.1. 1668 г. Д.11. О приезде в Москву грека Исая Остафьева с наказом от Патриархов Александрийского и Иерусалимского, советующих взять предосторожность от крымских татар, не щадить поляков и унять со шведами войну.

29. Ф.52. Оп.1. 1668 г. Д.19. Отпуск из Москвы через Астрахань в Грузию антиохийского Патриарха Макария.

30. Ф.52. Оп.1. 1669 г. Д.8. Записная тетрадь бывшим в Москве греческим духовным властям.

31. Ф.52. Оп.1. 1669 г. Д.21. Приезд из Грузии от антиохийского Патриарха Макария греченина Ивана Кузмина с грамотами к государю. Тут же и отпуск его обратно в Грузию с государевым ответом.

32. Ф.52. Оп.1. 1671 г. Д.25. Приезд в Москву Тира и Сидона митрополита Нектария, присланного от антиохийского Патриарха Макария за милостынею по жалованной (7164 г.) грамоте.

33. Ф.52. Оп.1. 1683 г. Д.2. Возвратный из Царя города приезд дьяка Возницына с грамотами к государю от вселенских Патриархов о прощении и разрешении Патриарха Никона.

34. Ф.52. Оп.1. 1683 г. Д.4. Отпуски грамот государевых с отправленными в Царьград послами Хлоповым и Посниковым Патриархам вселенским.

35. Ф.89. Оп.1. 1630 г. Кн.4. Приезд Ф.Кантакузена.

36. Ф.96. Оп.1. 1630 г. Кн.2. О приезде шведского посла.

37. Ф.110. Оп.1. 1636 г. Кн.З. О приезде грузинского митрополита Никифора от царевича Теймураза.

38. Институт Восточных Рукописей (РАН)

39. Макарий. Список Патриархов Антиохийских, составленный Патриархом Макарием III аз-За'им (12.12.1647 1672) - Рукопись азиатского музея из коллекции Патриарха Григория IV Хаддад. № 21-22.1. Опубликованные источники

40. Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическоею комиссиею. СПб., 1851. Т. 4.

41. Александро-Невская летопись. Полное собрание русских летописей. T.XXIX. М, 2009.

42. Английские путешественники в Московском государстве в XVII веке. Л., 1938.

43. Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей. Л., 1971.

44. Библиотека иностранных писателей о России. Т.1. СПб., 1836.

45. Герберштейн С. Записки о Московии. М.: МГУ, 1988.

46. Грамота константинопольского Патриарха Паисия к московскому Патриарху Никону. СПб., 1881.

47. Горсей Д. Записки о России. XVI- начало XVII в. М.: МГУ, 1990. 10. Известия англичан о России XVI в. М., 1884.

48. И. Макарий, Патриарх Антиохийский в России в 1654-1656 гг. Документы Посольского приказа // Чтения Общества истории и древностей российсчких. 1906. IV. С.1-120.

49. Маржерет Ж. Состояние Российской державы и великого княжества Московского в 1606 г. М., 1913.

50. Московия и Европа. М., 2000.

51. История о Казанском ханстве (Казанский летописец). Полное собрание русских летописй. М., 2000. Т.Х1Х.

52. Летописей начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича. Полное собрание русских летописей. Т.ХХ1Х., 2009.

53. Московский летописный свод конца XV в. Полное собрание русских летописей. Т.ХХУ. М.;Л., 1949.

54. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. М.:Российские семена, 1996.

55. Памятники, изданные временною комиссией для разбора древних актов. Киев. 1898. Т. 3.

56. Памятники литературы Древней Руси. Вторая половина XV века М., 1982.

57. Памятники литературы древней Руси. Конец XV — первая половина XVI века. М., 1984.

58. Петров Аввакум. Сочинения протопопа Аввакума // Памятники истории старообрядчества. XVII век. Л., 1927. Кн.1. Вып.1.

59. Поссевино А. Исторические сочинениия о России XVI в. М.: МГУ,

60. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским. М., 2005.

61. Разрядные записки о венчании на царство царя Федора

62. Алексеевича (сообщил Ф.А.Бычков) // Чтения Общества истории идревностей российских. 1882.1. С. 1-12.

63. Саййд Абд ар-Рахман ибн Джамал ад-Дин аль-Хусайни аль-Газигумуки ад-Дагестан и. Хуласат ат-тафсил 'аль-ахвал аль-имам Шамуил. М. 2002.

64. Симеоновская летопись. Полное собрание русских летописей. М.,2007. Т.ХУШ.

65. Хождение купца Василия Позднякова по Святым местам Востока.1558-1561 гг. Спб., 1887.

66. Хождение купца Василия Позднякова по Святым местам Востока. 1558-1561 гг. Спб., 1887.

67. Чины свадебные из списка Домостроя XVII в. // Временник

68. Общества истории и древностей российских. XXV. С.155-174.1983.1. Периодические издания.

69. Журнал Московской Патриархии.

70. Журналах ан-Нима) «Благодать»

71. Журнал ан-Нашра ( «Бюллетень»

72. Журнал Рисалад ар-Раи ( ^ \ ) " «Пастырские послания»

73. Журнал ар-Риаяд ( \ \ ) «Пастырство»1. Гг

74. Журнал аль-Гадие ( I «Дар»7. Журнал ан-Нур Ь «Свет»

75. Журнал аль-Калймат ( ) «Слово»

76. Журнал аль-Манар ( |»- «Маяк»

77. Церковный Вестник. Прибавления. 1905. № 116-17.

78. Исследовательская литература.

79. Акимушкин О. Ф. Средневековый Иран. Культура. История. Филология. СПб. 2004.

80. Аболенский. Московское государство при царе Алексее Михайловиче и Патриарх Никон по записям архидиакона Павла Алеппского. ТКДА. 1876.1. Байрут. 1905.

81. Антиохийское Подворье в Москве. (Сайкали). Б.м. и г.

82. Арутюнова-Фиданян В.А. Методы создания позитивного образа византийской империи в армянской историографии (период экспансии) // Чужое: опыты преодоления. Очерки истории культуры Средиземноморья. М.: Алетейа, 1999. С.277-312.

83. Барсуков. Списки городских воевод. Б. м. и г.

84. Богословско-литургический словарь. // Настольная книга священнослужителя. Т. IV. М., 1983.

85. Борисов Н.С. Первый Патриарх // Церковные деятели средневековой Руси ХШ-ХУП вв. М., 1988.

86. Воссоединение Украины с Россией. Т. 2. М. 1953.

87. Василевский В. Г. Труды Т. 2 Вып. 1. СПб. 1909.3. Адибис Ю. (

88. П.Василий (Самаха). Антиохийский Патриархат и его взаимоотношения с Русской Православной Церковью после падения Византии. Машинопись. Сергиев Посад. 1953.

89. Варнава (Беляев). Основы искусства святости. Н. Новгород. 1997.

90. Вылегжанин Д.А. Введение в политическую имиджелогиго. М.: МПСИ, 2008.

91. Гергей С. История папства. М., 1998.

92. Голубинский Е. Е. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 3.

93. Георгий. Первый приезд в Россию Восточного Патриарха. Калуга, 1914.

94. Гриневский O.A. Прокофий Возницын или мир с турками. М., 1992.

95. Горский A.B. Патриаршество в России. М., 1908.

96. Григорович-Барский В.Г. Пешеходца Василия Григоровича-Барского-Лаки-Албова, Уроженца Киевского, монаха Антиохийского, путешествие к Святым местам в Европе, Азии и Африке находящихся, предпринятая в 1723 и оконченная 1747 году. СПб, 1778.

97. Грушевский М. С. Культурно-нацюнальний Рух на Украпн в XVI-XVII вщь Knie; Льв1в, 1912// Духовна Украша: 36ipKa твор1в. Кшв, 1994.

98. Гуайта Д. Жизнь человека: встреча неба и земли. Беседы с Католикосом Всех Армян Гарегином I. М., 1999.

99. Дополнительные о Рязанской епархии сведения архимандрита Иеронима. Рязань, 1891.

100. Дьяконов М.А. Николай Федорович Каптерев. 1847-1917. Некролог // Известия Российской Академии наук. 1918. С.741-748.

101. Ерофеев Н. А. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825-1853. М., 1982.

102. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983.

103. Жития святых святителя Димитрия Ростовского. Январь. Изд. Рождества Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского монастыря. 1997.

104. Запад на Востоке-или историко-критическое обозрение действий западных миссионеров на Востоке»// Духовная беседа. № 31. СПб. 1858.

105. Зимин A.A. Россия на пороге нового времени (Очерки политической истории России первой трети XVI в.) М.: Мысль, 1972.

106. Знаменский. История Русской Церкви. М, 1996.

107. Ионин JL Основания с оциокультурного анализа. М.: РГГУ, 1995.

108. История Иерархии Русской Православной Церкви. М. 2006. С. 331

109. История арабов и арабской литературы светской и духовной (Корана, фикха, сунны и пр.) А. Крымского. М., 1911.

110. Каптерев Н. Ф. Характер отношений России с Православным Востоком по делам церковным в 16-17 столетиях. Сергиев Посад, 1914.

111. Каптерев Н.Ф. Сношения Иерусалимских Патриархов с Русским правительством. Т. 1. СПб., 1895.

112. Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и его противники в деле исправления церковных обрядов. Время патриаршетсва Исоифа. М.: Индрик, 2003.

113. Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и Царь Алексей Михайлович. Том первый. Сергиев Посад, 1909; том второй. Сергиев Посад, 1912.

114. Карацуба И.В. Записки английских путешественников последнейтрети XVIII начала XIX века как источник изучения русскойхудожественной культуры // Историографические иисточниковедческие проблемы отечественной истории.

115. Актуальные проблемы источниковедения и специальныхисторических дисциплин. Межвуз. сб. науч. трудов. Днепропетровск, 1985

116. Карацуба И.В. Некоторые источниковедческие аспекты изучения записок английских путешественников по России (стереотипы их восприятия российской действительности) // История СССР, 1985, №4.

117. Карташев А. Вселенские Соборы. М., 1994.

118. Карташев A.B. Очерки по истории Русской Православной Церкви. Т. I-II. СПб.: Библиополис, 2004.

119. Ключевский В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 2000.

120. Книга Правил святых Апостолов, святых Соборов Вселенских и Поместных и Святых Отец. СПб., 1993.

121. Костомаров Н.И. Очерк ждомашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. М., 1992.

122. Крачковский И. Ю. Грамота Иоакима IV, Патриарха Антиохийского, Львовской пастве в 1586 г. Пгд., 1924.

123. Крачковский И.Ю. Восточный факультет Университета св. Иосифа в Бейруте (из отчета о командировке). СПб., 1910.

124. Крачковский И.Ю. Арабские рукописи в русских монастырях. Пгд., 1915.

125. Кон И. С. Национальный характер: миф и реальность? // Новый мир. 1968. № 9.

126. Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII-XIV вв. М.:Восточная литература, 2009.

127. Константин Аль-Паша, аль-Хури. Тарих танфа ар-Рум аль-малакий.

128. Константин Аль-Паша, аль-Хури. Извлечение из «Путешествия

129. Антиохийского Патриарха Макария в Москву в середине XVIIвека описанного его сыном архидиаконом Павлом Алеппским»с комментариями священника. Сайда. Ливан, 1912.

130. Крымский А. Е. История новой арабской литературы. М.,1971.

131. Кучурин В.В. С.М.Соловьев: христианин и ученый СПб., 2001.

132. Лаврентьев А.В. Люди и вещи. М., 1997.

133. Лев Копелев и его «Вуппертальский проект». М.: Памятники исторической мысли, 2002.

134. Лучицкая С.И. Образ другого: мусульмане в хронике крестовых походов. СПб., 2001.

135. Макарий. История Русской Церкви. Кн. 5. М.,1997.

136. Макарий. История Русской Церкви. Изд. Валаамского Спасо-Преображенского монастыря. М. 1999. Т. 13.

137. Марк. Церковный протокол. М., 2007.

138. Марк (Лозинский) Отечник проповедника. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1996.

139. Марк (Лозинский). Отечник проповедника. Свято-Троицкая-Сергиева Лавра. 1996.

140. Маркевич И.И. Григорий Карпович Котошихин и его сочинение о Московском государстве в половине XVII в. Одесса, 1895.

141. Михаил Барик ад-Димашки. Список Антиохийских Патриархов. Димашк, 1982.

142. Михаил Барик ад-Димашки. Список Антиохийских Патриархов // Труды Киевской Духовной Академии. 1875. Т. 3. Киев. 1875.

143. Медушевский А. Н. Введение // Ключевский В. О. «Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1991.

144. Михаил (Грибановский). Письма. // Православная община. 1995. №25.

145. Мельников П.И. (Андрей Печерский). «Очерки поповщины» //

146. Собр. соч. в 8 т. М., 1976.

147. Муравьев А.Н. Сношения России с Востоком по делам церковным. Ч.1-2-. СПб., 1858-1860.

148. Муркус Г. Рукопись из малой Казикумукской мечети в Дагестане. М. б. г.

149. Муркус Г. Новые данные к истории предшественника царя-колокола по Павлу Алеппскому // Чтения Общества истории и древностей российских. 1899. II. С.3-4.

150. Миропольский С.И. Очерк истории церковно- приходской школы от ее возникновения на Руси до настоящего времени. М. 2006.

151. Мицько I. 3. Острозька слов'яно-греко-латинська академ1я (1576-1636). Ктв, 1990.

152. Мурад Аджи. Европа. Тюрки. Великая степь. М., 2004.

153. Мы и они. Конформизм и образ «другого». Сб. статей на тему ксенофобии. М.: Ун-т книжный дом, 2007.

154. Никео-Цареградский символ веры // Молитвослов. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995.

155. Никодим (Милаш). Православное церковное право. М. 2003.

156. Николаевский П.Ф. Учреждение партиаршества в России // Христианское чтение. 1879. Кн.2; 1880. Кн.1.

157. Николаевский П.Ф. Из истории сношения России с Востоком в половине 17 века. СПб. 1882.

158. Оболенская С. В. Германия и немцы глазами русских. XIX в. М., 2000.79. «Око всей великой России». Об истории русской дипломатической службы ХУ1-ХУП веков. М.: Международные отношения, 1989.

159. Павлов А.П. Государев двор и политическая борьба при Борисе

160. Годунове (1584-1605 гг.) СПб.: Наука, 1992.

161. Павлов А. С. Курс церковного права. Троице-Сергиева Лавра, 1902.

162. Петровский А. Анафема. // Православная богословская энциклопедия. Спб., 1900. Т. I.

163. Платон (Левшин). Краткая российская церковная история. В 2-х томах. М., 1805.

164. Полонский. Дареджан Имеретинская.//Москвитянин. 1852.

165. Поместные Православные Церкви. М., 2004.

166. Полный Православный энциклопедический словарь. Т. I. М., 1992.

167. Порфирий Успенский. Восток христианский. Сирия // ТКДА. 1876.

168. Рогожин Н.М. Диалог вероисповеданий в дипломатии средневековой Руси П Древняя Русь: Вопросы медиевистики. 2000. № 1. С.40-50.

169. Рогожин Н.М. Иностранные дипломаты о России ХУ1-ХУПеков // Проезжая по Московии (Россия ХУ1-ХУИ веков глазами дипломатов). М. Международные отношения, 1991.

170. Рогожин Н.М. Культура и вероисповедание: Посольский диалог Средневековья//Россия XXI. 1997. №1-2. С.104-111.

171. Рогожин Н.М. Посольский приказ: Колыбель российской дипломатии. М.: Международные отношения, 2003.

172. Рогожин Н.М. «У государевых дел быть указано.». М.:РАГС, 2002.

173. Розанов В. В. В темных религиозных лучах. М. 1994.

174. Рустум Асад. Канисса мадинат Алла ан-антакий аль-узма. Т. 1-3. Байрут. 1988.

175. Рущинский. Релиниозный быт русских по сказаниям иностранцев // Чтения Общетсва истории и древностей российских. 1871. Кн.З.

176. Савельева O.A. Образ «чужого» в старообрядческом фольклоре // Одиссей. 2000. С.207-222.

177. Сериков Н. Слова со скрытым значениям. //Христианский Восток. Вып. III (9). М. 2001.

178. Скрынников Р.Г. Россия накануне «Смутного времени». М.: Мысль, 1981.

179. Смирнов Е. История Христианской Церкви. М. 1993.

180. Смирнов H.A. Россия и Турция в XVI-XVII вв. T.I-II. М.: МГУ, 1946.

181. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. IV. М.:Изд-во социально-экономической литературы, 1960.

182. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. V. М.:Изд-во социально-экономической литературы, 1963.

183. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. VI. М.:Изд-во социально-экономической литературы, 1963.

184. Святогорский Устав Церковного последования. Афон, 2007.

185. Тальберг Н. История Русской Церкви. М., 1997.

186. Тихомиров М. Н. Источниковедение истории СССР. М., 1962.

187. Толстой Н.В. История Русской Церкви. Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1991.

188. Успенский JI. А. Богословие иконы Православной Церкви. М., 1997.

189. Филарет (Гумилевский). История русской Церкви. СПб., 1860.

190. Фабри Иоганн. Религия московитов. // Россия и Германия. Вып. 1. Изд. РАН ИВИ. М., 1998.

191. Хорошев А. С. Политическая история русской канонизации (XI-XVI вв.). М., 1986.

192. Хорошкевич A.JI. Русское государство в системе международных отношений конца XV начала XVI в. М.: Наука, 1980.

193. Хорошкевич А.Л. Россия и Крым: От союза к противостоянию Конец XV начало XVI в. М.: Эдиториал УРСС, 1993.

194. Цыпин В. Церковное право. Курс лекций. М., 1994.

195. Чёрная Л.А. Антропологический код древнерусской культуры. М., 2008.

196. Четвертые чтения пямяти профессора Н. Ф. Каптерева. Материалы. Часть 1. М., 2006.

197. Чистякова Е. В. Образ и стереотип // Россия XVII века и мир. Юбилейный сборник. К. 80-летию доктора исторических наук, профессора Елены Викторовны Чистяковой. М., 2001. С. 264.

198. Шеверов С. Антиохийская Церковь. СПб., 1850.

199. Шмурло Е. Россия и Италия. Т. 1-4. СПб., 1907-1927.

200. Шмурло Е.Ф. Римская курия на Русском Православном Востоке. 1609-1654 гг. Прага, 1928.

201. Шустова Ю.Э. Школа Львовского Успенского Ставропигийского братства в конце XVI- начале XVII в.: Взаимодействие Греко-славянских культурных традиций. // Россия и христианский Восток. М.: Ин-т всеобщей ист. РАН. Вып. 2. 2004.

202. Шумовский Т. А. У моря арабистики. По страницам памяти и неизданных документов. М. 1975.

203. Эскин Ю.М. Очерки истории местничества в России XVI-XVII вв. М.: Квадрига, 2009.

204. Юзефович Л.А. «Как в посольских обычаях ведется.» Русский посольский обычай конца XV начала XVII века. М.: Международные отношения, 1988.

205. Юзефович JI.А. Из истории посольского обычая кона XV -начала XVII века. Столовывй церемониал Московского двора // Исторические записки. М., 1977. С.ЗЗ 1-3430.

206. Юзефович Л.А. Русский посольский обычай XVI в. // Вопросы истории. 1977. №8. С. 114-126.

207. Griechisch-Deutsches Worterbuch zu den Schriften des Neuen Testaments und der übrigen urchristlichen Literatur. Von Walter Bauer. Berlin, 1963.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 421141