Законодательная деятельность в царствование императора Николая I тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Ружицкая, Ирина Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Законодательная деятельность в царствование императора Николая I». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 450025
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Ружицкая, Ирина Владимировна
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
457

Оглавление диссертации доктор исторических наук Ружицкая, Ирина Владимировна

Введение

Часть I. Законодательная деятельность по крестьянскому вопросу

Глава 1. Условия решения крестьянского вопроса

§ 1. Что такое «крестьянский вопрос»

§ 2. Российские реалии второй четверти XIX в.

§ 3. Состояние крестьянского вопроса к началу царствования 53 императора Николая

Глава 2. Определение путей решения крестьянского вопроса в первое 68 десятилетие царствования императора Николая I

§ 1. Проекты крестьянского преобразования в Комитете 6 декабря 1826 68 г.

§ 2. «Дополнительный закон о состояниях» в Государственном 95 совете, его судьба и значение

Глава 3. Деятельность по инвентаризации казенной деревни

§ 1. «Комитет Васильчикова» 1835 г.

§ 2. Реформа государственной деревни и ее место в решении 140 крестьянского вопроса в целом

Глава 4. Деятельность по инвентаризации помещичьей деревни

§ 1. Комитет 1839-1842 гг. и указ об обязанных крестьянах

§ 2. Реализация указа об обязанных крестьянах

§ 3. Комитет 1846 г.: последняя попытка инвентаризации 216 помещичьих имений в центральной России

§ 4. Инвентарная реформа в Западной России

Глава 5. Альтернатива инвентарям: указ 8 ноября 1847 г.

Глава 6. Итоги деятельности по крестьянскому в царствование Николая I

§ 1. Изменения в законодательстве о крестьянах вопросу

§ 2. Личное участие императора Николая I в решении крестьянского 292 вопроса и настроения дворянства

§ 3. Формирование концепции крестьянской реформы

Часть II. Кодификационная деятельность

Глава 7. Исторические предпосылки кодификации российского права

§ 1. Состояние вопроса к началу правления императора Николая I

§ 2. Свод законов и его значение для кодификации отечественного 321 права

Глава 8. Кодификация уголовного законодательства

§ 1. Подготовка Уложения о наказаниях уголовных и исправительных - первого кодекса уголовных законов в России

§ 2. Комиссия 1844—1845 гг. для рассмотрения проекта Уложения о 344 наказаниях

§ 3. Уложение о наказаниях, его значение для развития российского 357 права, проект устава по преступлениям и проступкам

§ 4. Уложение о наказаниях и окончательное решение вопроса о 382 пределах власти помещиков

Глава 9. Кодификационные работы по гражданскому 392 законодательству

§ 1. Подготовка гражданского уложения при императоре Николае I

§ 2. Законопроекты по гражданскому судопроизводству и их место в 407 развитии судебного права

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Законодательная деятельность в царствование императора Николая I"

Актуальность темы исследования. Актуальность исследования определяется местом рассматриваемых проблем в исторической науке: вопрос об отмене крепостного права, путях, способах и формах крестьянского преобразования является центральным для истории России XIX в. Систематизация законодательства-во второй четверти XIX в. — также одна из ключевых проблем, имевшая важное значение не только для первой половины XIX в., но и для всей последующей истории Российской империи. Вместе с тем, в изучении данных проблем до сих пор существуют лакуны, ряд их аспектов исследован с недостаточной полнотой, многое требует пересмотра.

В диссертации исследуются два основных направления законодательной деятельности императора Николая I (1825-1855): по крестьянскому вопросу и по кодификации законодательства, прежде всего, гражданского и судебного. В центре крестьянского вопроса в первой половине XIX в. находилась проблема поиска путей отмены крепостного права, тесно связанная с систематизацией права. Необходимость комплексного изучения этих проблем обусловлена тем, что крестьянское преобразование, меняя коренным образом правовой статус бывших крепостных, делало неизбежной и необходимой реформу законодательства. Их исследование в рамках одной работы определяется также выделением их в приоритетные самим монархом, в начале царствования сформулировавшем свои задачи следующим образом: издать свод законов и преобразовать крепостное право.

В диссертации выявляются не только конечные результаты законодательной деятельности, но и прослеживается сам процесс законотворчества - подготовка правовых актов и проектов, начиная от их составления и обсуждения в специально создаваемых комитетах, комиссиях и Государственном совете и заканчивая принятием законов и их реализацией. Еще одна проблема, занимающая центральное место в диссертации - значение проводимых при императоре Николае I мероприятий как подготовительного этапа реформ 60-х гг. XIX в., осуществленных при императоре Александре II.

В изучении подготовки и особенно проведения преобразований 1860-х гг. отечественная и зарубежная историография добилась значительных успехов. Однако эпоха, предшествовавшая реформам, время правления императора Николая I остается наименее исследованной в плане изучения реформаторской составляющей правительственной политики. Между тем проведенная при императоре Николае I систематизация права стала базой дальнейшего реформирования государственно-правовой системы России, а ряд законодательных актов относительно крестьян определил формы их освобождения в следующее царствование. Во второй четверти XIX в. была проведена кодификация права - важный этап развития и систематизации законов российского государства, произошло совершенствование механизма законотворческой деятельности.

Перемены, происходящие в наши дни в российском обществе, побуждают историческую науку обратиться к анализу предшествующей практики преобразований в стране. Сегодня, в год 150-летнего юбилея отмены крепостного права, как никогда актуальны проблемы аграрного сектора, нуждающегося в реорганизации. Активно идет процесс реформирования современного российского законодательства (целью которого провозглашено создание свода законов) и судебной системы. На этом пути законодатели сталкиваются с целым рядом проблем, прежде всего связанных с систематизацией законодательства, что стимулирует их обращение к опыту, накопленному в Российской империи в данной области. В этой связи особую актуальность приобретает изучение практики подготовки и проведения преобразований прошлого.

Исследование процесса законодательной деятельности второй четверти XIX в. ставит проблему кадровой обеспеченности государственных и правовых структур, решение которой составляет одну из насущных задач и сегодняшнего дня. Поэтому вопросы о роли отдельных представителей власти в процессе законотворчества, о том, каким образом реалии российской жизни обуславливали те или иные законодательные решения и какое влияние, в свою очередь, эти решения оказывали на ход внутренней политики, продолжают оставаться актуальными.

В последние два десятилетия значительные успехи достигнуты в изучении истории дореволюционных государственных учреждений. Вместе с тем, многие проблемы, такие как административный и реформаторский потенциал российского государственного механизма, система принятия решений, законотворческий процесс, место отдельных учреждений в разработке и осуществлении внутриполитического курса и т.п., требуют более тщательного исследования. Это стимулирует обращение специалистов к исторической реконструкции деятельности отдельных государственных структур, в том числе, связанных с законодательной политикой правительства, и прежде всего Государственного совета и Второго отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, чему в диссертации уделено значительное внимание.

Объектом исследования является законодательная деятельность правительства императора Николая I по крестьянскому вопросу и по кодификации гражданского и уголовного права.

Предмет исследования — вклад законотворческой деятельности правительства императора Николая I в развитие отечественного законодательства и правовой практики, а таюке место этой деятельности в' процессе поступательного движения России.

Хронологические рамки исследования охватывают вторую четверть XIX в. - период интенсивной, законодательной деятельности правительства императора Николая I. В это время была проведена систематизация всего законодательного массива Российской империи: осуществлены инкорпорация права, т.е. расположение законов государства в определенном порядке (хронологическом, по отраслям права) без изменения их содержания, в результате чего создано Полное собрание законов Российской империи, и его консолидация, что означало укрупнение, сведение близких по содержанию нормативных актов в один акт, завершившаяся изданием Свода законов Российской империи. Работы по упорядочению законодательства этим не ограничились. В царствование императора Николая I велась активная деятельность по кодификации законодательства, включающую в себя систематизацию законов государства по отдельным отраслям права с пересмотром имеющегося и отменой устаревшего законодательства. Во второй четверти XIX в. также интенсивно разрабатывались законодательные акты, ограничивавшие крепостное право и изменявшие некоторые его-нормы. Данные временные пределы не исключают краткого экскурса-в предшествующие и последующие периоды истории Российского государства с целью более глубокого понимания исследуемых процессов. Так, кратко излагается история правительственных попыток систематизации законодательства, начиная с Петра I; прослеживается преемственность законодательных актов по крестьянскому вопросу, выработанных при императоре Николае I, и положений реформы 19 февраля 1861 г., степень влияния проектов процессуальных уставов второй четверти XIX в. на судебную реформу 1864 г., а также значение систематизации права в целом для российской истории до 1917 г.

В рамках рассматриваемого периода можно выделить хронологические этапы. Первый - с конца 1825 г. до середины 1830-х гг.: в это время была решена проблема систематизации отечественного законодательства — созданы Полное собрание и Свод законов Российской империи; в рамках Комитета 6 декабря 1826 г. подготовлен проект реорганизации сословной структуры («Дополнительный закон о состояниях»), которым предусматривалось медленное и осторожное преобразование крепостного права с безземельным освобождением крестьян. Следующий, качественно новый этап разработки крестьянского вопроса охватывает время со второй половины 1830-х гг. и до 1855 г., когда был окончательно отвергнут безземельный вариант крестьянского освобождения и разработана другая его модель, а также начался последний этап систематизации права — кодификация законодательства.

Методология исследования. Методологическую основу исследования составляют такие принципы исторической науки как историзм, объективность, системность и комплексность при выявлении, отборе, классификации и критическом анализе исторических источников, междисциплинарный подход.

В работе использованы следующие методы исторического исследования: историко-генетический, суть которого состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, и историко-системный, дающий возможность представить целостную картину прошлого и предполагающий подключение структурного и функционального методов. В ряде случаев использован историко-сравнительный метод. В методологическом плане важно то, что автор диссертации стремилась проанализировать весь процесс подготовки правовых актов и проектов: обстоятельства, вызвавшие их к жизни, поведение участников этого процесса, дальнейшую судьбу законов или проектов, условия их реализации и определение их места в системе российского права.

Поскольку в условиях плохой правовой оснащенности деятельность того или иного ведомства зависела от его персонального состава, в диссертации широко используется биографический метод. Личностно-психологический подход сделал возможным рассмотрение личностных факторов, оказывавших воздействие на законотворчество по крестьянскому вопросу и в области гражданского и уголовного законодательства. Он позволил учесть психологические особенности, повлиявшие на взгляды и деятельность представителей государственной власти, в первую очередь монарха, в законодательной деятельности.

При подготовке диссертаций' значительной степени использовался историко-юридический подход. При проведении исследования автор опиралась на идеи, разработанные в отечественной истории права B.C. Нерсесянцем и Е.А. Скрипилевым, а именно, о сложном соотношении в истории права текстов законодательных актов, с одной стороны, и их практического применения и реального значения, с другой, об адекватности юридического памятника юридическим потребностям и, следовательно, необходимости различать jus, писанный закон, и lex, действительно действующие правовые нормы, что в условиях самодержавия приобретало особую остроту1.

Актуальность анализа терминов «систематизация», «консолидация», «инкорпорация», «кодификация» права и ряда других сделала необходимым применение лексикологического инструментария.

Разработка проблемы в исторической литературе.

Существующая в литературе традиция освещения крестьянского и судебного законодательства изолированно друг от друга предопределила структуру историографического обзора: он состоит из двух автономных частей, соответственно двум проблемам, исследуемым в диссертации.

Специальной литературы о крестьянском законодательстве эпохи императора Николая I не так много. В общих трудах по истории николаевского царствования этот вопрос лишь затрагивался. В дореволюционной историографии (с 1861 по 1917 г.) можно выделить несколько этапов. Впервые тема была затронута в вышедшей в 1861 г. работе М.А. Корфа «Жизнь графа Сперанского». Касаясь обсуждения в 1830 г. Государственным советом проекта Комитета 6 декабря 1826 г. о состояниях, включавшего меры изменения положения крестьян, он анализировал причины, почему «самое дело умерло тогда без результатов» и утверждал, что «некоторые из мыслей, развитых в проекте закона о состояниях, были впоследствии осуществлены порознь

1 Нерсесящ B.C. Основные направления Историко-юридических исследований и публикаций памятников права и правовой мысли в СССР (Историко-библиографический обзор) // История права: Англия и Россия. Рук. авт. колл.

B.C. Нерсесянц, У. Батлер. М., 1990. С. 16-40; CtИсточниковедение истории государства и права дореволюционной России / Отв. ред. Е.А. Скрипилев. Иркутск, 1983. С. 3-18. См. также: Ружицкая КВ. Законодательная деятельность в царствование императора Николая I. М. 2005.

C. 190-191,238. и даже во многом главном». Существо проектов подробно не излагалось. Работу француза Поля Лакруа можно считать фактом отечественной историографии: она была заказана ему русским правительством и основана на подлинных документах, предоставленных председателем Комиссии по сбору материалов о жизни и царствовании императора Николая I М.А. Корфом. План этой работы был составлен П.Д. Киселевым. Так, в 1871 г. широкому читателю стало известно содержание конфиденциальных бесед императора Николая I с Киселевым, в которых монарх признается в своем твердом желании покончить с крепостным правом2.

В 1880-е годы появились две специальные работы о мероприятиях правительства Николая I по крестьянскому вопросу. В 1882 г. ближайший сотрудник и единомышленник Киселева А.П. Заблоцкий-Десятовский опубликовал биографию своего начальника, во втором томе которой автор рассказал о деятельности Киселева по крестьянскому вопросу; это была первая специальная работа о секретных крестьянских комитетах второй четверти XIX в. Выводы автора в целом выдержаны в духе официальной историографии, хотя он. и допускает критические замечания в отношении сторонников сохранения крепостного права в-неприкосновенности.

Деятельности правительства Николая I в деле крестьянской «эмансипации» посвящен второй том работы В.И. Семевского, использовавшего документы из архива Государственного совета, ряда министерств, частных архивов. Прослеживая в деталях работу секретных комитетов по крестьянскому вопросу, он, однако, не видел в них звеньев одной цепи, каждое из которых - лишь часть целого. И в этом слабость его работы. Признавая «добрые намерения императора в крестьянском

2 Histoire de la vie et du règne de Nicolas I-er, Empereur de Russie, par Paul Lacroix. Тт. 1-8. Paris. 1864-1873. вопросе», он считал, что деятельность секретных комитетов «не имела никаких серьезных последствий» из-за «нерешительности» монарха. Вместе с тем, ему пришлось признать, что «секретные комитеты по крестьянскому делу, которые учреждались один за другим в царствование императора Николая, до некоторой степени подготовили реформу 19-го февраля»3. Фундаментальные труды В.И. Семевского и А.П. Заблоцкого-Десятовского не потеряли своего значения до сих пор как сборники ценнейших документов, оригиналы многих из которых до нашего времени не сохранились.

В 1896 г. история царствования императора Николая I оказалась в центре исследовательского внимания в связи со столетием со дня его рождения. Была издана написанная в 1860-е гг. работа М.А. Корфа «Император Николай I в совещательных собраниях». В ней, на основании своих дневниковых записей, автор рассказал о трех «крестьянских» комитетах: 1840 и 1844 гг. о дворовых людях и о Комитете 1839-1842 гг., работа которого завершилась указом 2 апреля 1842 г. об обязанных крестьянах. Именно с обсуждением этого законодательного акта связано выступление императора в Государственном совете 30 марта 1842 г., в котором прозвучали постоянно цитируемые в исторической литературе слова: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении у нас есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более гибельным»4. Однако, вырванные из контекста и реалий того -времени, они не дают подлинного представления о

3 Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века. СПб., 1888. Т. 1. С. 253; Т. 2. С. 534.

4 Сб. Императорского Российского Исторического общества (ИРИО). Т. 98. СПб., 1896. С. 113 (поэтому, по мнению императора, необходимо было «приготовить пуш для постепенного перехода к другому порядку вещей, и, не устранись всякою переменою,., продолжать дорогу к переходному состоянию»). характере работы Комитета и действительных планах императора в этой области.

В.О. Ключевский подчеркивал, что в царствование Николая I «подготовлены были условия, под действием которых шла преобразовательная деятельность императора Александра И» и отмечал, что во второй четверти XIX в. «реформы, хотя и замедленные, но были достаточно подготовлены к исполнению»5. Историк считал, что «на почве закона 1842 г. только и стало возможно Положение 19 февраля 1861 г., первая статья которого гласит, что крестьяне получают личную свободу "без выкупа"». Большое значение он придавал и реализации указа 8 ноября 1847 г., полагая, что, благодаря ей, освобождение крестьян могло бы превратиться в «чисто финансовую операцию», поскольку «две трети дворянских имений состояли в неоплатных долгах казенным учреждениям»6.

В «Истории крепостного права» И.Е. Энгельман, близкий по своим настроениям к авторам работ официального характера, признавал, что при императоре Николае I крепостное право было ограничено (издавались «многочисленные законы и указы с целью - ограничения помещичьего произвола»), в секретных комитетах предлагались проекты «общих и частных мер в пользу помещичьих крестьян», сам император несколько раз возбуждал вопрос о крепостном праве, не забывая своих слов, сказанных в начале царствования о том, что упорядочение взаимных отношений между помещиками и крестьянами составляет предмет его особой заботы7.

5 Ключевский В. О. Курс русской истории. Лекция LXXXV. Комментарии // Ключевский В.О. Соч. в 9-ти тт. T.V. М., 1989. С. 430. Литографированные лекции Ключевского были опубликованы в конце 1890-х гг.

6 Там же. С. 255-256.

7 Энгельман И.Е. История крепостного права. М., 1900. С. 258-261.

Н.К. Шильдер, автор биографии Николая I, предполагал рассказать о работе крестьянских комитетов при этом императоре8. Однако преждевременная смерть помешала планам историка. Военный историк A.M. Зайончковский в монографии 1908 г. о Крымской войне увидел в царствовании императора Николая I «эпоху, подготовившую реформы», и, прежде всего крестьянскую9.

Поводом для изучения крестьянского вопроса в царствование Николая I стал пятидесятилетний юбилей отмены крепостного права в 1911 г. Один из авторов юбилейного сборника П.В. Алексеев, в отличие от Заблоцкого-Десятовского и Семевского, увидел в императоре крепостника, убежденного защитника крепостного права10 (сказалось влияние революции 1905-1907 гг.).

Но существовала и другая точка зрения. В 1911 г. в докладе на заседании Исторического общества при Петербургском университете Е.В. Тарле, анализируя донесения французских дипломатов, показал «серьезность постановки» Николаем I крестьянского вопроса и отметил, что большая часть дворянства не поддержала эмансипационных намерений императора11.

К юбилею реформы вышел также сборник «Три века» со статьей Д.А. Жаринова «Дворянство и крестьянский вопрос при Николае I». Однако, несмотря на заявленное название, автор, охарактеризовав общее

8 Шильдер Н.К. Император Николай I. Его жизнь и царствование. М., 1997. Т. 1. С. 478 (первое издание - 1903).

9 Зайончковский A.M. Восточная война 1853-1855 гг. в связи с современной ей политической обстановкой. Т. I. СПб., 1908. С. 111.

10 Алексеев П.В. Секретные комитеты при Николае I // Великая реформа (19 февраля 1861—1911): Русское общество и крестьянский вопрос в прошлом и настоящем. Т. 2. М., 1911. С. 194-208.

11 Тарле Е.В. Николай I и крестьянский вопрос в России по неизданным донесениям французских дипломатов // Тарле Е.В. Соч. в 12 тт. Т. 4. М., С. 567-587 (доклад 1911 г. назывался «Император Николай I и дворянство по неизданным документам Парижского архива Министерства иностранных дел и донесениям Казимира Перье, д'Андрэ и Рейневаля за 1842-1847 гг.»). настроение дворянства в вопросе о крепостном праве, посвятил свой труд исключительно его отношению к своим крепостным12.

Рассмотрение проблемы кадетскими историками A.A. Корниловым и A.A. Кизеветтером привело их к выводу о преемственности мероприятий императора Николая I и крестьянской реформы 1861 г. По мнению Корнилова, Николай I оказался в крестьянском вопросе «более прогрессивным, чем во всех остальных начинаниях своего царствования», и, во всяком случае, сделал больше для улучшения участи крепостных, чем Александр I13. Кизеветтер считал, что, несмотря на признание отмены крепостного права «делом отдаленного будущего», при обсуждении «частичных способов смягчения крепостной зависимости и порядка отпуска на волю крестьян» при императоре Николае I «сами собой намечались мало-помалу общие основания крестьянской реформы», и, таким образом, «были достигнуты некоторые теоретические результаты»14.

Трехсотлетний юбилей дома Романовых в 1913 г. способствовал появлению целого ряда очерков о Николае I, среди которых выделяется очерк историка М.М. Бородкина под названием, отражающим отношение автора к своему герою: «Венчанный рыцарь и его тернистый путь»15. Бородкин подчеркивал значимость мероприятий императора по крестьянскому вопросу: так, он отмечал, что изданные в 1826-1848 гг.

12 Жаринов Д.А. Дворянство и крестьянский вопрос при Николае I // Три века: Россия от Смуты до нашего времени. Т. 6. М., 1995. С. 21-34 (первое издание— 1913 г.).

13 Корнилов А. А. Курс истории России в XIX век. М. 1912. Ч. 2. С. 23-24, 30-31. См. также: Он же. Очерки по истории общественного движения и крестьянского дела в России. СПб., 1905.

14 Кизеветтер A.A. Внутренняя политика Николая I // История России в XIX в. Дореформенный период. М., 2001. С. 217.

15 Бородкин М.М. Венчанный рыцарь и его тернистый путь. Харьков, 1914. более ста мелких законов «изрешетили и расшатали устои крепостной жизни»16.

М.Н. Покровский в своей «Русской истории с древнейших времен» (издание 1910-1913 гг.) признавал, что «в субъективных намерениях императора "вести процесс против рабства" . не может быть сомнения». Однако «наклонности демагога и полицмейстерские обязанности должны были нейтрализовать друг друга и привести к топтанию- на одном месте, которое носит название "попыток крестьянской реформы при Николае I"»17. Таким образом, Покровский отрицал действенность и результативность крестьянских комитетов при Николае I.

К факту дореволюционной историографии * следует отнести книгу М.А. Полиевктова (она была сдана в типографию до февраля 1917 г.). Историк, как и Покровский, в целом скептически относился как к монарху, так и к его деяниям, однако это не помешало ему признать, что «небогатые практическими результатами мероприятия николаевского царствования по крестьянскому вопросу имели зато огромное принципиальное значение: они способствовали уяснению многих основных сторон этого вопроса- и не только выяснили необходимость немедленного освобождения как общей государственной меры, но и определили те формы, в каких это освобождение должно было совершиться»18 (в этом вопросе Полиевктов солидаризировался с Ключевским, Корниловым, Кизеветтером). «Лично император Николай относился к крепостному строю вполне отрицательно», продолжал Полиевктов, но он «не был сторонником полного освобождения

16 Там же. С. 41.

17 Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен // Избр. соч.: В 4 кн. Кн. 2. М., 1965. С. 276. Цитируемый текст помещен Покровским в главу XIV под названием «Крестьянская реформа» (в параграф «Социальная политика Николая I»).

18 Полиевктов М.А. Николай I. Биография и обзор царствования. М., 2008.С. 268-269. крестьян . в смысле перехода к бессословному строю». В личных взглядах государя на крестьянский вопрос, по мнению автора, надо искать объяснения «нерешительного характера» мер по крестьянскому вопросу в николаевское царствование»19.

Заслугой дореволюционных исследователей стало введение в оборот значительного числа документальных источников, освещение же в историографии этого периода проблем крестьянского законодательства имело резко полярный характер - от апологии императора и. его деятельности в одних работах, до крайне негативных оценок^ этого царствования в других.

В 1917-1920-е гг. в соответствии с общими установками советской историографии и личность императора, и его царствование освещалось исключительно в негативном ключе, а о его усилиях по ограничению крепостного права было забыто. Наследие этого подхода наблюдается до сих пор. Именно в подобном ключе написаны биографические очерки об императоре Николае I С.Б. Любоша, А.Е. Преснякова, Г.И. Чулкова20 (следующие появятся лишь в 1990-х гг.). В них не нашлось места рассказу о крестьянском'законодательстве Николая I.

В 1930-50-е гг. обращение к рассматриваемой проблематике было представлено только отдельными работами. Изданная в 1946 г. монография Н.М. Дружинина о государственной деревне охватывает практически все стороны крестьянского вопроса21. Одной из важнейших задач этого исследования стало установление «исторического преемства

19 Там же. С. 266-267.

20 Любош С.Б. Последние Романовы: Александр I. Николай I. Александр II. Александр 111. Николай II. Л.; М., 1924; Пресняков А.Е. Николай I: Апогей самодержавия. М., 1925; Чулков Г.И. Императоры: Психологические портреты. М., 1928.

21 Дружинин Н.М. Государственная деревня и реформа Киселева. М.;Л., Т. 1. 1946; Т. 2. 1958. между николаевскими законами 1837-1841 гг. и деятельностью Редакционных комиссий»22. Дружинин рассматривал мероприятия правительства Николая I как единый и непрерывный процесс, где каждое не просто связано с предыдущим, но вытекает из него, и в совокупности они направлены к одной цели — приблизить освобождение крестьян. Он обратил внимание на неразрывную связь переустройства помещичьей- и казенной деревни (именно так воспринимали его современники Николая I).

Автор диссертации о Комитете 6 декабря 1826 г. А.И. Ловков' • полагал, что крестьянский вопрос оказался на обсуждении Комитета-«как бы случайно» и не имел в его деятельности самостоятельного значения. Признавая, что «Дополнительный закон о состояниях», разработанный Комитетом, улучшил бы правовое положение крепостных, Ловков-. писал, что члены Комитета свою главную задачу видели в том, чтобы преградить возможность проникновения в сословие дворян лиц разночинского происхождения. По его мнению, постановка вопроса о крепостном праве в записке М.М. Сперанского для-Комитета «не отвечала, да и не могла отвечать, интересам крепостных крестьян; наоборот, она полностью отражала интересы помещиков-крепостников». Поэтому, заключал Ловков, «записка нашла сочувственное отношение в Комитете 6 декабря и получила руководящее значение в его-работах». Эта оценка автора страдает известным преувеличением — он не видит разницы между крепостным правом по лицу и таковым же по земле. Нельзя согласиться и с заключительным выводом Ловкова о том, что «проект закона о состояниях не включал в себя никаких изменений в положении крепостного крестьянства», а лишь подтверждал, т. е. фактически «закреплял существующие основы крепостных отношений»

22 Там же. Т. 1.С. 5. в этом заявлении автора просматривается явное противоречие с ранее высказанным им же положением)23.

В 1960-1980-е гг. появились новые работы по крестьянскому вопросу. Для них было характерно признание безрезультатности работы крестьянских комитетов, так же как и всей деятельности императора Николая I. О влиянии комитетов на процесс преобразований вовсе не упоминалось24, что было связано с господствующими представлениями о реформах как побочном продукте классовой борьбы; в этом свете все преобразовательные попытки власти рассматривались как демагогические, призванные успокоить «низы».

В исследовании о секретных комитетах второй четверти XIX в. Т.Г. Архипова уделяет внимание и крестьянскому вопросу в Комитете 6 декабря 1826 г. Она показывает его членов как представителей крайне правого направления, хотя они и не были ярыми крепостниками, особенно это касается М.М. Сперанского и В.П. Кочубея. «Палач декабристов, гонитель просвещения, карьерист, ярый крепостник» -таков, по мнению исследовательницы, состав Комитета, назначенного монархом. Архипова принижает значение намечавшихся проектом закона о состояниях реформ в отношении крепостных, считая, что главной его задачей было предоставление «новых льгот дворянам» Между тем, Комитет считал необходимым вознаградить хотя бы частично дворянство за некоторое ограничение его прав над крестьянами дарованием ему, например, права «нераздробительности» помещичьих имений. Причину провала закона о состояниях в Государственном совете в 1830 г., наряду со сложными внешнеполитическими

23 Ловкое А.И. Комитет 6 декабря 1826 года. Дис. на соискание учен, степени канд. ист. наук. М., 1946. С. 26, 43, 45, 49, 117, 163-164, 197-198.

См., напр.: Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. М., 1981. С. 194-195. обстоятельствами, Архипова справедливо видит в оппозиции членов императорской семьи и сановной бюрократии. Но она не указывает, что большинство членов Совета одобрили проект, высказавшись лишь за то, чтобы отложить его осуществление до лучших времен25.

Крестьянские проекты Комитета 6 декабря 1826 г. подробно рассматриваются в диссертации А.Н. Долгих. Исследователь привлек значительное число новых архивных документов. Долгих признает, что деятельность правительства Николая I в области* крестьянского законодательства представляла собой единый процесс. Справедливым) представляется'его вывод об использовании, как основных идей, так и материалов этого Комитета последующими комитетами второй четверти XIX в.26

П.Г. Сладкевич и М.А. Рахматуллин в статьях о внутренней политике этого периода лишь упоминают о наличии крестьянских проектов в Комитете 6 декабря 1826 г.27

Реализации указа 2 апреля 1842 г., утверждением которого завершилась деятельность Комитета 1839-1842 гг., посвящена статья Н:И. Сергеевой. Однако трактовка событий автором дана с позиций господствующих в советской историографии идеологических норм, что привело к неверному выводу о нежелании власти и, прежде всего,

ОС

Архипова Т.Г. Высшие комитеты России 2-ой четверти XIX в. (К истории кризиса феодально-крепостнической государственности). Дис. на соискание учен, степени канд. ист. наук. М.', 1970. С. 62, 153, 154, 156.

Долгих А.Н. Крестьянский вопрос в политике самодержавия в середине 10-х — начале 30-х гг. XIX в. Автореф. дис. на соискание учен: степени канд. ист. наук. М., 1983. С. 6-8.

27 Сладкевич Н.Г. О сословных проектах Комитета 6 декабря 1826 г. // Исследования по советскому источниковедению. Труды ленинградского отделения Института истории АН СССР. Вып. 7. М.;Л., 1964 С. 274-283; Рахматуллин М.А. Подъем крестьянского движения и реакция самодержавия после восстания декабристов // Из истории экономической и общественной жизни России. М., 1976. С. 168-182. императора предпринять решительные шаги против крепостного права28. Подобные выводы делает и автор работы по статистике крестьянского законодательства В.И. Крутиков29, систематизировавший все его акты, изданные во второй четверти XIX в.

1990-е - переходный этап, когда император Николай I снова предстает как историческая личность, а не некий символ, обозначающий временные границы «николаевского царствования». В 1993 г. появились сразу два биографических очерка о Николае I — C.B. Мироненко и Т.А. Капустиной , в которых был затронут и крестьянский вопрос.

Работа Капустиной - это попытка рассмотреть положительные и отрицательные стороны деятельности и личности Николая I. При этом подчеркивается роль императора в развитии техники, предпринимательства, в проведении финансовой политики, особо выделяется вклад императора в отечественную культуру. Но. автор маневрирует между двумя принципиально различными мнениями, сложившимися в предшествующие годы. Так, она признает, что. «экономика империи выходила на новые пути развития», однако, с ее точки зрения, это «происходило в полном противоречии с охранительными началами николаевской политики»31. Капустина полагает, что, относясь к крепостному праву отрицательно, «Николай I вовсе не был сторонником полного освобождения крестьян». И, хотя, по мнению исследовательницы, «крестьянский вопрос во внутренней политике Николая I занимал ведущее место» предпринятые в этой

28 Сергеева Н.И. Борьба вокруг вопроса о ликвидации крепостного права в связи с указом от 2 апреля 1842 г. об обязанных крестьянах // Ученые записки Горьковского гос. ун-та. Серия ист. филологическая. Вып. 78. 1965. С. 22-49.

29 Крутиков В.И. Законодательство о помещичьих крестьянах дореформенного времени (1801-1861 годы) // Социально-экономические проблемы российской деревни в феодальную и капиталистическую эпохи. Ростов/н/Д., 1980.

30 Мироненко C.B. Николай I // Российские самодержцы. М., 1993. С. 91—158; Капустина Т.А. Николай I // Вопросы истории. 1993. № 11/12. С. 27-49.

31 Капустина Т.А. Указ. соч. С. 37, 40. области меры «были нерешительны и сводились лишь к частным поправкам и изменениям, а «результаты. не соответствовали затраченным усилиям»32.

В свою очередь, C.B. Мироненко признает, что «Николай был более сложной политической фигурой, чем принято было считать в советской историографии на протяжении десятилетий». Одно из оснований для такой точки зрения — «серьезность намерений Николая I приступить к выработке основ освобождения крестьян». В своей работе Мироненко подчеркивает, что «на протяжении 30 лет царствования в центре внимания Николая I был крестьянский вопрос», свидетельством чему могут служить девять созданных им секретных комитетов. И, «хотя практические результаты деятельности комитетов были ничтожны, сам факт постоянного возвращения к этому вопросу доказывает: император понимал, что крепостное право если и не совсем отжило, то, несомненно, отживает свой век». Однако он не знал, как его упразднить и выбрал не те средства для его преобразования. «Путь, избранный им, . обрекал на неудачу любые попытки сдвинуть дело с мертвой точки. Отдавая разработку реформы высшим чиновникам империи, из которых неизменно составлялись секретные комитеты, император сам связывал себе руки», - заключал исследователь33. «Бесплодность действий императора» (в частности, в крестьянском вопросе) автор очерка видит в «бессилии» его перед крепостническими убеждениями высших сановников. Но это не было «поражением прогрессивного монарха в борьбе с реакционным окружением»: «ведь Николай сам избрал . своих ближайших сотрудников»34.

32 Там же. С 35-36.

33 Мироненко C.B. Николай I. С. 141.

34 Там же. С. 141, 154.

Работы C.B. Мироненко и Т.А. Капустиной стали началом коренного пересмотра проблемы «Законодательная политика Николая I» в русле более общей темы «Николай I и его царствование».

Однако еще большее значение имела книга Мироненко «Страницы тайной истории самодержавия», одна из глав которой посвящена подробному разбору деятельности Комитета 1839-1842 гг., в том числе характеристике взглядов императора на крестьянский вопрос35. Автор привлек обширный архивный материал, позволяющий проследить, как в процессе работы менялись планы Комитета в зависимости от позиции его членов, насколько первоначальные намерения монарха не совпадали с итогом работы Комитета - изданием закона об обязанных крестьянах 2 апреля 1842 г. (они шли гораздо дальше). Подчеркивая твердое намерение императора Николая I «довести дело до конца», Мироненко отмечал, что, столкнувшись с сопротивлением членов секретных комитетов, он «не считал возможным пойти на открытый конфликт с сановной аристократией». В то же время, он делал все возможное, чтобы «по крайней мере, приготовить пути для постепенного перехода к другому порядку вещей» .

Принципиальным для рассматриваемой проблемы является положение В.Я. Гросула, выдвинутое им в работе о российских реформаторах, что деятельность П.Д. Киселева по крестьянскому вопросу при Николае I стала «лабораторией реформы» 1861 г., а ос

Мироненко C.B. Страницы тайной истории самодержавия. Политическая история: России первой половины XIX столетия. М., 1990. С. 100—196 (глава называется «Одиннадцать секретных комитетов», однако другие комитеты лишь упоминаются на с. 102—106); См. также: Он же. Секретный комитет 1839-1842 гг. Автореферат на соискание степ. канд. ист. наук. М., 1977.

36 Мироненко C.B. Страницы тайной истории самодержавия. С. 185, 187-188. последняя была «проведена примерно в тех рамках, которые он наметил»37.

В коллективной монографии «Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика» Р.Г. Эймонтова, автор раздела о правлении Николая I, тоже попыталась отойти от традиционных представлений. Но, признавая, что при императоре Николае I имели место- «отдельные реформаторские попытки», касающиеся «прежде всего крестьянского вопроса», она считала итоги работы секретных комитетов «по большей части малозначительными», а «меры по ограничению крепостного права в большинстве случаев» не имевшими «сколько-нибудь значительных результатов». Эймонтова подчеркивала, что «в этом деле . Николай Павлович проявлял . несвойственную ему нерешительность» и была убеждена, что «осуществлению планов постепенной ликвидации крепостного права в масштабе всей страны» помешало «крепостнически настроенное окружение» добавляя, что это окружение создавал сам император38.

На рубеже ХХ-ХХ1 вв. утвердившийся методологический плюрализм привел к многообразию оценок и взглядов. Появились работы петербургских исследователей Б.Н. Миронова (1999) и Л.В. Выскочкова (2001), в которых получил отражение взгляд на царствование императора Николая I как на время генезиса реформ 1860-х гг.

В своем капитальном труде по социальной истории России Б.Н. Миронов называет годы правления Николая I «инкубационным периодом для реформ» и полагает, что «прагматичный и консерватив

37 Гросул В.Я. Павел Дмитриевич Киселев // Российские реформаторы (XIX- начало XX вв.). М., 1995. С. 109.

38 Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика. Под ред. В .Я. Гросула. М., 1999. С. 117-119. ный Николай I сделал, в конечном счете, для общества больше, чем его брат - возвышенный, либеральный и мистически настроенный Александр I»39. Автор биографического труда о Николае I Л.В. Выскочков признает вклад императора в подготовку России к реформам последующего царствования и полагает, что действия императора в этом направлении — отнюдь не стихийный процесс, вызываемый объективными факторами, а сознательная деятельность по «приготовлению» страны к последующим преобразованиям40.

В подобном ключе освещается деятельность Николая I и в ряде других работ последнего времени. Л.Г. Захарова рассматривает отмену крепостного права как часть гораздо более длительного процесса реформ, начавшегося с прибалтийской «эмансипации» 1816-1819 гг. и закончившегося обязательным выкупом наделов в 1883 г., включавшего и мероприятия Николая I41. Б.Н. Тарасов подчеркивает, что, «несмотря на осложнения, медлительность и осторожность», «сосредоточенность на крестьянской проблеме и постоянная работа над ней подготовили ту необходимую почву, без которой были бы невозможны "великие реформы" последующего царствования»42. А.Н. Медушевский в обобщающей работе об аграрных проектах утверждает, что для «выяснения генезиса основной формулы Крестьянской реформы -освобождение крестьян с землей» необходим «системный анализ» проектов первой половины XIX в., в том числе и проектов,

39 Миронов Б Н. Социальная история России периода империи. СПб., 1999. Т. 2. С. 217.

40 ВыскочковЛ.В. Император Николай I: Человек и государь. СПб., 2001. С. 379.

41 Захарова Л.Г. Великие реформы 1860-1870-х гг.: поворотный пункт российской истории? // Отечественная история. 2005. № 4. С. 17.

42 Тарасов Б.Н. Рыцарь самодержавия: Черты правления Николая I // Николай Первый и его время: Документы, письма, дневники, мемуары, свидетельства современников и труды историков. Т. 1. М., 2000. С. 42, 41. разработанных в крестьянских комитетах второй четверти XIX в.43 Проведенное автором настоящей работы исследование законодательной деятельности Николая I по крестьянскому вопросу позволило сделать вывод, что правление этого императора — важный «этап общего поступательного движения России», предварявший кардинальные преобразования 1860-х гг.44 В другой ее работе, посвященной представителям реформаторского крыла в правительственном лагере первой половины XIX в., обстоятельно характеризуется деятельность П.Д. Киселева по крестьянскому вопросу45.

А.Н. Боханов, касаясь подготовки реформы 1861 г., отмечает, что «все условия будущего преобразования были созданы именно при Николае Павловиче. Был накоплен опыт, была проведена колоссальная работа по изучению всех аспектов огромной проблемы». Тогда же были созданы и «почти все "кадры реформаторов" 60-х годов, включая самого императора Александра II». «В этот период, - продолжает Боханов, -сформировалась и социально-психологическая атмосфера неприятия крепостничества, а потому его отмена в 1861 году прошла без каких-либо заметных социальных потрясений» («постоянно "будируя" крестьянский вопрос, Верховная власть занималась своего рода воспитанием "благородного сословия", готовя его к неизбежному и неотвратимому: ограничению имущественных и юридических привилегий»)46. Взгляд на «николаевское царствование» как на

43 Медушевский А.Н. Проекты аграрных реформ в России. XVIII — начало XXI века. М„ 2005. С. 72.

44 Ружицкоя И.В. Законодательная деятельность в царствование императора Николая I. М., 2005. С. 150-151. Об этой работе как новом взгляде на эпоху Николая I см.: Андреева Т.В. Тайные общества в России в первой трети XIX в.: правительственная политика и общественное мнение. СПб., 2009. С. 55.

45 Она же «Просвещенная бюрократия». 1800-1860-е гг. М., 2009.

46 Боханов А.Н. Николай I. М., 2008. С. 158 («Крепостное право сохранилось, но при Николае I было сделано очень много в деле изучения аграрного строя России и в масштабную и переломную эпоху кануна Великих реформ» характерно для исследования Т.В. Андреевой. Она отмечает, что «даже по мнению такого ярого оппонента императора, как А.И. Герцен, "с виду Россия продолжала стоять на месте, даже, казалось, шла назад, но, в сущности, все принимало новый облик"»47.

Положение о том, что крестьянские комитеты императора Николая I подготовили почву для отмены крепостного права в 1861 г. прочно вошло в исторические исследования последнего десятилетия. Подобный подход завоевывает все'больше и больше сторонников, полагающих, что в царствование Николая I были подготовлены проекты реформ или, по крайней мере, их основные идеи, а также люди, которые смогли их реализовать, и, что «прагматичный и консервативный Николай I сделал, в конечном счете, для общества больше, чем его брат - возвышенный, либеральный и мистически настроенный Александр I»48. К таким выводам этих исследователей привело, в частности, изучение вклада правительства Николая I в решение крестьянского вопроса.

Но продолжает существовать и противоположная точка зрения на царствование императора Николая I, господствовавшая в исторической литературе долгие десятилетия. В большинстве учебных пособий и изданий энциклопедического и справочного характера она является превалирующей49. В ряде исследований аргументация сторонников подобной точки зрения не совсем корректна. Так, трудно согласиться с утверждением М. А. Рахматуллина, отношение которого к императору Николаю I и его политике резко негативное, что «император оказался деле его правового упорядочения. Никто из предшественников-императоров не сделал столько важного в этой области» (Там же. С. 9).

47 Андреева Т.В. Тайные общества в России в первой трети XIX в.: правительственная политика и общественное мнение. СПб., 2009. С. 709.

48 Миронов Б.Н. Социальная история. Т. 2. С. 217.

49 См. напр.: Федосов И.А., Долгих Е.В. Российский абсолютизм и бюрократия // Очерки русской культуры XIX в. Т. 2. М., 2000. С.15. несостоятельным в попытках решения . проблемы, связанной с рабским положением крепостного крестьянства» и что «никаких позитивных результатов строго засекреченное от общества келейное рассмотрение самого злободневного для страны вопроса заведомо не могло дать и не дало». Законодательные акты 2 апреля 1842 г. (об обязанных крестьянах) и 8 ноября 1847 г. (о праве помещичьих крестьян выкупаться на волю во время продажи* имений на торгах) он называет соответственно первый «нелепым», второй — «мертворожденным»50. Речь Николая I на заседании 30 марта 1842 г. о невозможности в данный момент отменить крепостное право Рахматуллин сопровождает следующим комментарием: «эти слова самодержца положили конец всяким практическим попыткам освобождения крепостных крестьян»51. Между тем идея введения инвентарей в помещичьих имениях в это время еще не была оставлена, готовилась инвентарная реформа в западных губерниях, предстояла работа двух знаковых комитетов по крестьянскому вопросу, в одном из которых был подготовлен указ 8 ноября 1847 г. В других своих работах Рахматуллин отмечал даже значение этого указа для подготовки дворянского общественного мнения к крестьянской реформе, поскольку его издание и реализация формировали у помещиков убеждение, что «крепостное право не вечно» и его преобразование неизбежно52.

Основу книги американского профессора русского происхождения А. Янова составляет полемика с H.A. Нарочницкой, А.Н. Бохановым, У.Б. Линкольном и Б.Н. Мироновым. Ведется она, на наш взгляд,

50 Рахматуллин М.А Император Николай I и его царствование // Екатерина II, Николай I, A.C. Пушкин в воспоминаниях современников. М., 2010. С 249-254.

51 Он же. Император Николай I глазами современников // ОИ. 2004. № 6. С. 81.

52 Он же. Законодательная практика царского самодержавия: Указ от 8 ноября 1847 г. и попытки его применения // История СССР. 1982. №. 2. С. 52; Он же. Крестьянское движение в великорусских губерниях в 1826-1857 гг. М., 1990. С. 199. некорректно, кроме того, автор искажает факты, а, возможно, просто не знает их. Так, Янов утверждает, что на последней стадии разработки указа 2 апреля 1842 г. произошло отстранение Киселева, а «новый проект указа поручено было писать Корфу», «возглавившему оппозицию Киселеву» в секретном Комитете53. Между тем Корф не мог быть членом Комитета, поскольку не являлся в это время членом Государственного совета, он только, как государственный секретарь, редактировал последний вариант указа перед представлением его в Совет.

В то время как на родине императора Николая I в его личности усматривали только «источник реакции и гнета»54, историки Западной Европы и США смотрели на правление этого монарха под иным углом. Они много занимались вопросами внутренней политики его правительства и историей политических институтов того времени. И, хотя их выводы не однозначны, большинство западных ученых не видит в правлении Николая I сплошной и непрерывной реакции. Существуют различные точки зрения на место этого периода в истории России55.

Немецкая историография (Д. Байрау, Г.-И. Торке, Ф. Дистельмайер) давно признала значительную роль в подготовке отмены крепостного права предшествующей законодательной деятельности правительства в крестьянском вопросе. Еще одним фактором подготовки реформы 1861 г. стал, как они полагают, начавшийся в 1830-е гг. регулярный сбор статистических данных, способствовавший созданию «информационного базиса» реформы.

53 Янов А.Л. Загадка николаевской России . 1825-1855. М., 2007. С. 210-211.

54 Готъе Ю.В. Император Николай I (Опыт характеристики) // Три века: Россия от Смуты до нашего времени. Т. 5. М., 1912. С. 309.

55 Так, Виктория Сливовска постаралась показать на общем фоне революционного движения и внутренней политики николаевского правительства ослабление позиций сторонников крепостничества (БПмомяка 1¥Шопа. М1коЬу I 1 схаэу /1825-1855/. АУагеалуа, \\^е<1па ро\У82есЬпа, 1965).

Немецкими историками большое внимание уделяется формированию «кадров» реформаторов — появлению в первой половине XIX в. слоя «просвещенных бюрократов»56.

Англоязычные историки солидаризируются со своими германскими коллегами57. Так, В.М. Пинтнер делает вывод о более прогрессивных взглядах и действиях Николая I по сравнению с его министрами, относя его к «консерваторам с прогрессом» и достаточно высоко оценив его вклад в развитие России58. У.Б. Линкольн в своей работе 1978 г. попытался отказаться от общепринятых стереотипов, отметив, что в действительности социально-экономическое развитие России в годы правления Николая I было достаточно стабильным и, лишь к концу его правления стал наблюдаться застой. Такая стабильность в немалой степени — заслуга правительства и самого монарха59. М. Раев считает, что созданная историками- отрицательная картина царствования Николая I, «совершенно точна в применении к последним десятилетиям царствования», но неверна в приложении к истории всего тридцатилетнего правления этого императора60. В это время имела место «двойная политика»: с одной,стороны - «негативная, пресекающая всякие поползновения к оппозиции», с другой -«конструктивная; прокладывающая путь экономических и социальных преобразований, которые должны быть проведены под. руководством администрации»61. Выводы этого историка однозначны: «методы и

56 Цит. по кн.: Степанов B.JI. Крестьянская реформа 1861 г. в историографии ФРГ // Россия XIX-XX вв. Взгляд зарубежных историков. М.5 1996. С. 157-158.

57 См. напр.: Field D. The End of Selfdom. Nobility and Bureaucracy in Russia. 1855-1861. Cambridge. 1976. C. 23. со

Pininer W. Russian Economic Policy under Nicolas I. New York. 1967.

59 Lincoln W. B. Nicolas I: Emperor and Autocrat of All the Russians. Bloomington-London. 1978.

60 Раев Марк. Понять дореволюционную Россию: Государство и общество в Российской империи. London, 1990. С. 180.

61 Там же. С. 179,194. объем реформ Александра II были выработаны в правление Николая I», от отца сын «унаследовал» политику реформ, а «некоторые реформы или попытки конкретных реформ были предприняты уже в это время», в том числе реформа «административной реорганизации государственных крестьян»62.

Таким образом, зарубежная историография признала, что при Николае I были созданы определенные условия для перехода в следующее царствование к реформам. Одним из таких условий стала подготовка «кадров» будущих преобразований, т. н. «просвещенной бюрократии»63. Другим фактором, способствовавшим подготовке «почвы» для преобразований, стали успехи экономического развития, которые были достигнуты благодаря (а не вопреки) хозяйственной деятельности высшей администрации. Некоторые иностранные ученые признают и значительную роль законодательной деятельности правительства Николая I (особенно в крестьянском вопросе) для будущих «великих реформ». В целом, зарубежные исследователи гораздо раньше российских приступили к изучению характера царствования Николая I с точки зрения его значения для последующей истории России.

Литература по судебному и гражданскому законодательству императора Николая I включает в себя работы историков и правоведов. Она ограничиваются, как правило, освещением вопросов, связанных с подготовкой Полного собрания и Свода законов Российской империи, характеристикой десятого и пятнадцатого томов Свода законов Российской империи и Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Проблемы создания процессуальных уставов и

62 Там же. С 204-205.

63 Там же. С. 189. гражданского уложения при Николае I оказались едва затронуты. Ни одной специальной научной работы по этим проблемам не существует.

Разрозненные и неточные сведения о проводившейся в это царствование кодификации можно найти в дореволюционных работах, посвященных судебной реформе 1864 г.64, и в официальных трудах по истории отдельных ведомств65. Главным достоинством этих изданий является привлечение большого архивного материала, часть которого впоследствии была утрачена. Однако им присущ общий недостаток: практически полное отсутствие истории разработки законодательных проектов, тем более, если эта история началась ранее 1855 г. Кроме того, далеко не все сюжеты освещены в существующих работах с достаточной полнотой, и достоверностью; их авторы не задавались целью раскрыть и осмыслить причинно-следственные связи. Излагая фактическую сторону событий, они не касались борьбы вокруг законодательных проектов в правительственных и общественных кругах, результаты которой, в конечном счете, и определили содержание и форму судебных преобразований.

Особенностью историографии второй* половины XIX, в. и начала XX в. являлось то обстоятельство, что авторами большинства работ, посвященных проблемам отечественного законодательства, были

64 Джапшиев Г. Основы судебной реформы. М., 1891; Эпоха великих реформ. СПб., 1907; К юбилею судебной реформы. СПб., 1914; Гессен И.В. Судебная реформа. СПб., 1905; Филиппов М. Судебная реформа в России. Т. 1. СПб., 1871-1875. С. 611-617.

65 Майков П.М. Второе отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии. 1826-1882. СПб., 1906 (он лишь упоминал о «почти готовом проекте Устава по преступлениям и проступкам»); Исторический очерк деятельности Министерства юстиции за сто лет. 1802-1902. СПб., 1902. С. 62-64; Варадинов Н. История Министерства внутренних дел. СПб., 1856-1863; История правительственного Сената за двести лет 1711-1911. Т. 3. СПб., 1911; Середопин С.М. Исторический обзор деятельности Комитета министров. Т. 2. Ч. I. СПб., 1902; Щеглов В.Г. История Государственного совета в первый век его образования и деятельности. Ярославль, 1903. историки государства и права, в это время граница между их исследованиями и трудами общих историков часто была условной, что обуславливает специфику исследований по данной проблематике. В них не уделялось достаточно внимания самому процессу подготовки и обсуждения законов. Кроме того, авторы таких работ обстоятельно излагали историю законодательства до издания Соборного Уложения, менее детально - до начала XIX в., иногда рассматривали законодательные работы при Александре I и, как правило, ничего не писали о законодательной деятельности в царствование императора Николая I после издания Полного собрания и Свода законов Российской империи66.

Единственной специальной работой досоветского периода с большими оговорками можно признать статью В. Плетнева в сборнике «Судебная реформа». Заслуга автора — в привлечении неопубликованного материала из архива Государственного совета, впоследствии частично утраченного. Вместе с тем сравнение документов, использованных в статье, с сохранившимися подлинниками показывает, что автор не всегда точен в передаче их содержания. Плетнев писал о проектах Второго отделения СЕИВК по судопроизводству, однако его изложение материала отличается бессистемностью, неполнотой, в статье встречаются неточности и

66 Неволин К.А. История российских гражданских законов // Неволин К. А. Поли. собр. соч. СПб., 1858. Т.З, 4; Пахман C.B. История кодификации гражданского права. СПб., 1876; Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. СПб.; Киев. 1909; Кассо Л А. К истории Свода законов гражданских // Журнал Министерства юстиции. 1904. № 3. С. 83-107; Майков П.М. Комиссия составления законов при императорах Павле I и Александре I // Журнал министерства юстиции. 1905. № 7: Он же. О Своде законов Российской империи. СПб., 1906; Филиппов А.H. К вопросу о составе Первого полного собрания законов Российской империи // Отчет о состоянии и действиях Императорского Московского университета за 1915 г. Ч. I. М., 1916; Тельберг Г. Участие императора Николая I в кодификационной работе его царствования // ЖМЮ. 1916. № 1. С. 233-244. См. также: Корф М.А. Жизнь графа Сперанского. СПб., 1861. умолчания. Так, подводя итоги законодательной деятельности правительства Николая I в первое десятилетие царствования, Плетнев даже не упомянул о проведенной систематизации права и создании Полного собрания и Свода законов Российской империи, утверждая, что «десять лет, протекших со времени вступления на престол императора Николая I не дали в сфере законодательства никаких результатов»67.

После 1917г. отечественная историческая и историко-правовая* мысль, продолжая разрабатывать тему систематизации законодательства при Николае I68, в основном сосредоточилась на исследовании проблем реализации судебной реформы и проведения контрреформ. О подготовке реформы правосудия писали немногие исследователи: в 1960-е гг. вышли работы И:И. Солодкина, Б.В. Виленского69 и ряда других, затем исследования в этой области почти полностью прекратились. Названные авторы осознавали связь судебных преобразований 1860-х гг. с предшествующей законодательной деятельностью. Так, Виленский подчеркивал, что «корни судебной реформы уходят в предыдущий период» и что «истоки ее следует искать» и в проектах Второго отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии70. Характеристика проекта гражданского судопроизводства, су •

Плетнев ВРаботы по составлению проектов судебного преобразования до 1861 г. (раздел «Работы по преобразованию судебной части в царствование Николая I») // Судебная реформа. Под ред. Н.В. Давыдова и H.H. Полянского. T. I. М., 1915. С. 273.

68 Ахун М. К истории кодификации русского права // Архивное дело. 1941. N 2 (58); Андреева М.В. У истоков кодификационных работ М.М. Сперанского // Правоведение. 1983; Колесников А.Н. Хронологическое собрание как форма инкорпорации законодательства. Дис. . канд юрид наук. М., 1966; Шебанов А.Ф. Из опыта создания Полного собрания законов в дореволюционной- России // Правоведение. 1967. № 2; Сидорчук М.В. Систематизация законодательства в России в 1826-1832 гг. Автореф. дис. . канд юрид наук. JI., 1983; Кодан C.B. Тараборин P.C. Несостоявшаяся кодификация гражданских законов 1800-1825 гг. Екатеринбург, 2002.

69 Солодкин И.И. Очерки по истории русского уголовного права. JL, 1961; Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. Саратов, 1963.

70 Виленский Б.В Подготовка судебной реформы. С. 65-66. подготовленного при Николае I, представлена в монографии М.Г. Коротких о судебной реформе 1864 г. Однако ход подготовки проекта не освещен71.

Создание Уложения о наказаниях рассмотрено в ряде специальных работ. Статья C.B. Кодана «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года»72 содержит краткий обзор документов из Российского Государственного исторического архива (РГИА) о подготовке Уложения. В другой своей работе этот автор впервые обратился к анализу замечаний Комиссии по уголовному уложению73. Специальным исследованием по данной теме можно считать комментарии к Уложению о наказаниях уголовных и исправительных в многотомном сборнике документов по российскому законодательству, выполненные на высоком профессиональном уровне, с привлечением необходимых исторических справок74. Все эти исследования, написанные юристами и историками права, не уделяют внимания непосредственно процессу создания Уложения, не отражают борьбу различных мнений и «партий» вокруг проекта, в конечном итоге, обусловивших его содержание. В этом плане исключением является работа И.В. Архипова, видевшего свою задачу в воссоздании именно хода подготовки и утверждения Уложения 1845 г., который освещен им

71 Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. Воронеж, 1989.

72 Кодам C.B. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Источниковедение истории государства и права дореволюционной России. Иркутск. 1983.

73 Кодам C.B. К истории кодификации уголовного законодательства дореформенной России // Историко-юридические исследования правовых институтов и государственных учреждений СССР. Свердловск. 1986. С. 111-113. Автор сосредоточился в основном на количественных характеристиках.

71 Российское законодательство в X —XX веках. Т. 6 (под ред. проф. О.И. Чистякова). М., 1988. С.17. с привлечением значительного числа архивных материалов75. Работа над гражданским уложением в царствование императора Николая I никогда не становилась предметом специального исследования, поскольку сам факт ее проведения с достоверностью установлен не был76. В последнем исследовании C.B. Кодана обосновывается положение, что юридическая политика Российского государства в первой половине XIX в. способствовала «выработке определенных предпосылок для преобразований социальной и государственно-правовой систем в ходе реформ 1860-х гг.» и, что в этой политике «оформляется идеология преобразований». Автор констатирует факт начала кодификации отраслевого законодательства сразу после первого этапа его систематизации77, однако этот сюжет не получил в его работе никакого развития. О систематизации уголовно-процессуального права, при императоре Николае I писала Д.В. Горожанкина: сосредоточившись на проекте второй части десятого тома Свода законов, она даже не упомянула о наличии готового проекта устава уголовного

78 судопроизводства, подготовленного в это царствование .

Таким образом, в исторической* и историко-правовой литературе проблема кодификации, судебного законодательства при Николае I фактически не ставилась и, соответственно, ход кодификационных работ

75 Архипов И.В. Систематизация уголовного законодательства России в 30-70-е годы XIX века. Саратов. 1997.

76 Так, Н.П. Ерошкин писал, что «на протяжении более четверти века основной функцией II- Отделения « все же оставалась инкорпорация законов. Вся подлинно кодификационная деятельность фактически ограничилась «Уложением о наказаниях». С конца,40-х годов предпринимались попытки разработать некоторые другие уставы (военно-уголовный, уголовного и гражданского судопроизводства), но ни одно из этих начинаний довести не удалось» {Ерошкин Н.П. Указ. соч. С. 157).

77 Кодан C.B. Юридическая политика Российского государства в 1800-1850-е гг.: деятели, идеи, институты. Екатеринбург, 2005. С.320, 195.

78 Горожанкина Д.В. Историко-правовой анализ систематизации уголовно-процессуального законодательства Российской империи первой половины XIX в. Автореф.- дисс. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 30-31. не освещался79. Между тем, тема представляет интерес как с точки зрения уяснения целей и задач внутренней политики правительства Николая I, так и в плане изучения генезиса судебной реформы 1864 г.

В целом в историографии рассматривались отдельные стороны законодательной деятельности в царствование императора Николая I по крестьянскому вопросу и в области гражданского и уголовного права, а введенные в научный оборот источники оказались, с одной стороны, во многом уникальными, а, с другой - далеко не полными. Общая оценка реформаторских начинаний императора Николая I в отечественной и зарубежной научной литературе остается дискуссионной, представляя подчас прямо противоположные точки зрения. Вместе с тем, имеющаяся историография подготовила почву и создала необходимость комплексного рассмотрения проблем крестьянского законодательства и кодификации права второй четверти XIX в., что стало возможным в результате обобщения историографического материала и значительного расширения круга источников. Необходимость комплексного исследования этих проблем продиктовано тем, что крестьянское преобразование неизбежно влекло за собой пересмотр старых правовых норм и создание новых.

Цель исследования состоит в реконструкции процесса законотворчества второй четврти XIX в. по крестьянскому вопросу, гражданскому и уголовному законодательству, его анализе этого процесса и его результатов, выявлении его места в историческом развитии России и в подготовке реформ 1860-х гг.

79 Исключение составил вопрос о подготовке и утверждении Уложения о наказаниях 1845 г.

Задачи исследования. В соответствии с поставленной целью -вписать мероприятия Николая I в рамки правительственного курса, направленного на модернизацию Российской империи — решаются следующие задачи: проанализировать обстоятельства появления, содержание и условия реализации проектов и правовых актов по крестьянскому, гражданскому и уголовному законодательству, составленных при императоре Николае I, оценить степень их преемственности, выявить их место в системе российского законодательства имперского периода и их роль в выработке концепции преобразований 1860-х гг.; показать, что деятельность этого императора по крестьянскому вопросу представляла собой комплекс мероприятий, связанных единым замыслом и подчиненных одной, цели — ограничению и постепенному упразднению крепостного права; исследовать процесс разработки крестьянскими комитетами второй четверти XIX в. методики проведения аграрных преобразований и определения ими путей перехода крестьян в новое состояние, что означало создание в это время,концепции реформы; рассмотреть, как при императоре Николае I велась кодификация права, и какие были достигнуты успехи в этом направлении - введен в действие уголовный кодекс, созданы проекты процессуальных уставов, велась работа над гражданским уложением; оценить значение проведенных преобразований для судебной реформы 1864 г. и последующего развития судебного законодательства; проследить эволюцию взглядов императора и административной элиты на способы решения крестьянского вопроса и на проблемы кодификации; показать вклад монарха и отдельных представителей высшей бюрократии в подготовку условий для преобразований в области гражданского, уголовного и крестьянского законодательства, проведенных в следующее царствование.

Характеристика источников. Источники по истории реформирования крестьянского и судебного законодательства в царствование императора Николая I многочисленны и разнообразны. Значительное их количество выявлено в процессе работы над диссертацией. Наряду с опубликованными источниками в диссертации использованы материала двадцати архивных фондов из пяти архивохранилищ (ГАРФ, РГИА, РО РНБ и ОР и PK РГБ, ИР ЛИ).

Самую многочисленную группу архивных источников составляют материалы делопроизводства высших и центральных органов власти из Российского государственного исторического архива. Неотъемлемой частью законодательной деятельности являлось функционирование Государственного совета и его структурных подразделений (постоянных и экстраординарных). Поэтому использовались, прежде всего, материалы фондов Государственного совета - документы общих собраний и департамента законов (ф. 1148, 1149)80, комиссий и комитетов при Совете, в частности Комитета 6 декабря 1826 г. (ф. 1167), Комиссии для рассмотрения Уложения о наказаниях (ф. 1187), Главного комитета по крестьянскому делу (ф. 1180).

Подготовкой законопроектов общего порядка занималось созданное императором Николаем I Второе отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии. Из фонда Отделения (ф. 1261) извлечен и проанализирован в диссертации целый комплекс документов, прежде всего всеподданнейшие доклады и отчеты его

80 РГИА. Ф.1148. Журналы общего собрания Государственного совета за 1831-1881 гг. Фактически фонд содержит дела с 1832 по 1872 гг. с пропусками по годам. Так, среди журналов Совета с протоколами общих собраний отсутствуют журналы за 1840-е гг., поэтому особое значение приобретают журналы департамента законов, в которых есть и постановления общих собраний. главноуправляющего, связанные с кодификационными работами второй четверти XIX в. и в основной своей массе неизвестные исследователям.

Процесс реализации указов по крестьянскому вопросу освещался с использованием материалов фонда другого отделения СЕИВК -Третьего (ф. 109, 4 экспедиция) из Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ)81 и Пятого (РГИА, ф. 1589).

Для1 характеристики правительственной политики по крестьянскому законодательству привлечены документы из фондов ряда министерств: государственных имуществ (ф. 383), внутренних дел (ф. 1281, 1287); главного управления уделов (ф. 515), а также фонд Комитета министров (ф. 1263). Это связано с тем, что, некоторые вопросы рассматривались и законодательно разрешались последовательно в разных ведомствах (например, о власти помещиков над обязанными и крепостными крестьянами, а также дворовыми людьми82, об инвентарях в западных губерниях) и поэтому документы, касающиеся их, оказались рассредоточены по нескольким фондам83.

Картина законодательной деятельности была бы не полна, если бы использовалось только делопроизводство' различных учреждений. Журналы и «мемории» заседаний Государственного совета, комитетов и комиссий составлялись в самых кратких выражениях, не отражая существа прений, а лишь фиксируя их итоги. Ограниченность и

81 ГА РФ. Ф. 109. (4-я экспедиция).

82 РГИА. Ф. 1281. Архив Совета министра внутренних дел. Оп. 4. Д. 12. Дело 18441845 гг. «по проекту положения о пространстве власти владельца земли над обязанными крестьянами и образу ее действия».

83 JI.A. Перовский, как министр внутренних дел (1842-1852), а затем как министр уделов (1852-1856) ведал инвентарями (РГИА. Ф. 1287 (архив хозяйственного департамента министерства внутренних дел). Оп. 2. Д. 1265. По предложению г. министра [внутренних дел] о составлении Комитета для рассмотрения образцового инвентаря помещичьих имений в губерниях Киевской, Подольской и Волынской. 1847 г.; Ф. 515 (архив Главного управления уделами). Оп. 29. Д. 303 Об инвентарях помещичьих имений по министерству внутренних дел; Ф. 1149. Оп. т. III Гос. совета. 1846 г. Д. 111. Об инвентарях или поместных листах; 1847 г. Д. 106; 1849 г. Д. 43). излишнюю лаконичность официальных материалов восполняют документы неофициального характера. Изучение поставленных в данном исследовании проблем потребовало использования материалов личных фондов участников и очевидцев деятельности правительства императора Николая I в сфере законодательства по крестьянскому вопросу, гражданскому и уголовному праву. Среди них наибольшей полнотой отличаются документальные комплексы, связанные с именами И.В. Васильчикова (РГИА. Ф. 650), Д1Н. Блудова, П!Д. Киселева, отчасти М.М. Сперанского^ Использовались бумаги из личных фондов, ряда других^ государственных деятелей, например, A.B. Головнина, - это проекты преобразований, письма, служебные записки. Из такого рода источников автор достаточно часто прибегает к дневнику М. А. Корфа, который представляет собой 14 объемистых томов и охватывает период с 1838 по 1867 гг.84 Записи за 1838-1852 гг. еженедельные, а зачастую и ежедневные. В последующие годы автор обращался к дневнику нерегулярно, от случая к случаю: Многие заседания Государственного совета, его департаментов, ряда* комиссий и комитетов Корф фактически запротоколировал, а в приложениях поместил копии журналов заседаний некоторых из них. Наибольший интерес представляют собственно его дневниковые записи, содержащие массу новых сведений и приближающие современного читателя к живой атмосфере споров на заседаниях и за их пределами. Дневник позволяет представить закулисную сторону практически, всех событий, связанных с деятельностью высших органов'государственной власти85, ведь его автор

84 Корф М.А. Дневник // ГА РФ. Ф. 728. Оп. 1. Д. 1817.

85 П.А. Зайончковский отмечал, что Дневник Корфа «является ценнейшим источником для изучения внутренней политики самодержавия; человек умный и наблюдательный, Корф приводит много интересных сведений, касающихся в первую очередь деятельности Государственного совета». Зайончковский использовал Дневник для характеристики членов Государственного совета и ряда министров; он подчеркивал, с 1831 г. находился в тесном контакте с первыми лицами государства, исполняя должность сначала управляющего делами Комитета министров (1831-1834 гг.), а потом государственного секретаря (1834-1847 гг.)86. Дневник предоставляет в распоряжение исследователей материалы к характеристике практически всех представителей властной элиты Российской империи рассматриваемого времени, много его страниц посвящено императору87.

Опубликованные источники. Законотворческую деятельность правительства императора Николая I невозможно осмыслить и охарактеризовать без обращения к законодательным актам Российской империи, основная масса которых включена в состав Свода законов (издания 1832 и 1842 гг.) и Полного собрания законов Российской империи88. Первоочередное значение для настоящей диссертации имеют тома десятый (Свод законов гражданских) и пятнадцатый (Свод законов уголовных), а также девятый (Законы о состояниях) Свода законов. что «большим достоинством дневника является его достоверность». Хорошо был знаком с этим документом и Б.Е. Сыроечковский. Прибегал к этому источнику С.В. Мироненко (Зайончковский ПА. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978. С. 17 и др.; Мироненко С.В. Страницы тайной истории самодержавия).

86 Модест Андреевич Корф закончил Царскосельский лицей в 1817 г., служил в министерстве юстиции, затем с 1819 г. одновременно в Комиссии составления законов, в 1823-1826 гг. - начальник 1-го отделения департамента разных податей и сборов министерства финансов (с 1830 г. — вице-директор этого департамента), с 1826 г. — старший чиновник Второго отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии, в 1831 г. был назначен исполняющим должность управляющего Комитета министров, в 1834—1843 гг. — государственный секретарь, с 1843 г. -член Государственного совета по департаменту законов.

Й7

Автор настоящей работы опубликовала Дневник М.А. Корфа за три года: Корф МА. Дневник. Год 1843-й. М., 2004; Корф М.А. Дневники 1838 и 1839 гг. М., 2010.

88 Полное собрание законов Российской империи-1. СПб., 1830; Полное собрание законов Российской империи-И. СПб., 1830-1884; Свод законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный. Т. 1-15. СПб., 1832: 2-е издание. СПб., 1842.

Для сравнительной характеристики проектов второй четверти XIX в. и документов крестьянской и судебной реформ 1860-х гг. привлечены Положения 19 февраля 1861 г. и Судебные уставы 1864 г.

Из опубликованных источников официального характера в работе, используются также журналы и бумаги Комитета 6 декабря 1826 г.89, которые при необходимости дополняются и уточняются материалами архивного фонда этого Комитета из РГИА, журналы Государственного совета времени правления императора Александра I90 и др.

Широко используются нарративные опубликованные источники: дневники, письма, мемуары современников, многие из которых давно введены в оборот91.

Научная новизна исследования. Представленная диссертация является первым комплексным исследованием, в котором анализируется деятельность секретных комитетов по крестьянскому вопросу при' императоре Николае I, раскрывается сущность разработанных в них проектов и утвержденных законов, их преемственность и место в системе российского права, а также особенности их реализации. Новым является подробное рассмотрение самого процесса законотворчества, в ходе которого выявлена роль отдельных представителей власти и различных группировок в этом процессе, показано, каким образом реалии российской жизни обуславливали те или иные законодательные решения, и какое влияние, в свою очередь, эти решения оказывали на ход внутренней политики того времени. Выявление этих моментов в

89 Сборники Русского Исторического Общества (дальше - сб. Р.И.О.) . СПб., Т. 74. 1891. Т. 90. 1894. Использовались также: Девятнадцатый век. М., 1872. Кн. 2.

90 Архив Государственного Совета. Царствование императора Александра I. Т. 4. Ч. 1. Журналы по делам департамента законов. Рассмотрение проектов Уложений Гражданского, Уголовного и Торгового. СПб., 1874.

91 Вигель Ф.Ф. Записки. М., 2001; Вяземский П. А. Из старых записных книжек. М., 2002; Греч Н.И. Записки о моей жизни. М., 2001; Ыикитенко А.В. Дневник. М.-Л., 1955-1956; Феоктистов Е. За кулисами политики и литературы. 1848-1896. М., 1990; Архив князя Воронцова и др.

Западном крае, в том числе о подготовке образцового инвентаря в министерстве внутренних дел, о деятельности инвентарных комитетов Северо-Западного края и др. Впервые на основании новых архивных материалов рассматриваются готовые проекты Второго отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии по судопроизводству и его деятельность по составлению гражданского уложения, т.е. собственно кодификационные работы, проводившиеся при императоре Николае I.

Проведенное в диссертации широкое, комплексное изучение и введение в научный оборот большого массива опубликованных и архивных материалов самого разного характера, освещающих ход и результаты законотворческой деятельности правительства императора Николая I, расширяет исследовательскую базу современной науки и позволяет внести фактические уточнения по ряду вопросов. Автором сформулированы и обоснованы новые выводы о степени влияния мероприятий, осуществленных в годы царствования этого монарха, на формирование концепции реформ императора Александра II, впервые столь обстоятельно показан конкретный вклад правительства императора Николая I в создание теоретической базы или предпосылок двух реформ 1860-х гг. — крестьянской и судебной. Исходя из этого во многом пересмотрены господствующее долгое время в отечественной историографии представление о правлении Николая I как времени застоя и деградации, показано значение его царствования в процессе модернизации Российской империи в XIX в.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования должны способствовать более детальному и глубокому изучению деятельности законодательных структур Российской империи в XIX в. Целостное представление о рассматриваемых в диссертации императора Николая I в создание теоретической базы или предпосылок двух реформ 1860-х гг. - крестьянской и судебной. Исходя из этого во многом пересмотрены господствующее долгое время в отечественной историографии представление о правлении Николая I как времени застоя и деградации, показано значение его царствования в процессе модернизации Российской империи в XIX в.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования должны способствовать более детальному и глубокому изучению деятельности законодательных структур Российской империи в XIX в. Целостное представление о рассматриваемых в диссертации направлениях законодательной деятельности позволит уточнить и во многом пересмотреть существующие воззрения относительно функционирования самодержавной монархии при Николае I как политико-правовой системы.

Основные положения и выводы исследования могут быть использованы как при написании специальных статей и монографий, так и при создании трудов обобщающего характера, справочников и учебных пособий по истории России конца XVIII — XIX вв., а также при разработке специальных курсов по истории законодательных учреждений и внутренней политики Российской империи.

Часть I. Законодательная деятельность по крестьянскому вопросу

Мой покойный родитель постоянно был занят мыслию освобождения крестьян» из речи Александра II в Государственном Совете 28 января 1861 г.)92.


Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 450025