Жанровая природа романа Константина Вагинова "Козлиная песнь" тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Орлова, Мария Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Жанровая природа романа Константина Вагинова "Козлиная песнь"». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 359317
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Орлова, Мария Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
153

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Орлова, Мария Александровна

Введение

Глава первая «Трагедийное начало в романе К. Вагинова "Козлиная песнь"» »

§ 1 .Трагедийный конфликт в романе «Козлиная песнь»

§ 2.Античные мотивы. Идиллия вруктуре «Козлиной песни»с.

§ 3.«Козлиная песнь» К. Вагинова как петербургский текст русской литературы

Глава вторая «Смеховое начало в романе К. Вагинова "Козлиная песнь"» $ 1 .Гротеск как определяющийилевой принцип романа К. Вагинова «Козлиная песнь»

§ 2.Пародия в романе К. Вагинова «Козлиная песнь»

§ 3 .Карнавал и мениппея в романе К. Вагинова «Козлиная песнь»

Глава третья «Ритуальное начало в романе К. Вагинова "Козлиная песнь"»

§ 1. Культ Диониса

§2. Отсылки к дионисийскому культу в образной системе романа

§З.Смех и плач: календарный обряд в романе

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Жанровая природа романа Константина Вагинова "Козлиная песнь""

В последние десятилетия происходит переосмысление литературного процесса. Появляются так называемые возвращенные имена, запрещенные в советскую эпоху, и те писатели, творчество которых не имело широкого резонанса и было просто забыто.

Имя Константина Вагинова на протяжении полувека было известно лишь узкому кругу историков литературы, интересовавшихся обэриутами и немногим знатокам-библиофилам.

При жизни писатель опубликовал три сборника стихотворений («Путешествие в хаос» - 1921, «Стихотворения» - 1926 и «Опыты соединения слов посредством ритма» - 1931) и три романаКозлиная песнь» - 1928, «Труды и дни Свистонова» - 1929 и «Бамбочада» - 1931). Четвертый роман - «Гарпагониана» (1933-1934) впервые вышел за границей - в США - только в 1983 году. В 1920-е годы Вагинов был известной фигурой литературного Петрограда. Как следует из его неопубликованной автобиографии, он «состоял во всех петербургских поэтических организациях»1: «Аббатство гаеров», «Кольцо поэтов им. К. Фофанова», «Островитяне», эмоционалисты, эллинисты, имажинисты, ОБЭРИУ и, наконец, «Цех поэтов», руководитель которого, Н. С. Гумилев, уважал и ценил талант Вагинова". «Он всегда выделял его из числа остальных своих слушателей, как отделяют поэта

1 Вагинов К. Автобиография 1923 г. Цит. по: Никольская Т. JI. К. К. Вагинов. Канва биографии и творчества // 4 тыняновские чтения. Рига, 1988. С., 69.

2 О литературных группировках см.: Крусанов А. Русский авангард. 1907 - 1932: Историческое обозрение: В 3 т. М., 2003. Харджиев Н. Статьи об авангарде: В 2 т. М., 1997. Никольская Т. Авангард и окрестности., 2002. Тизенгаузен О. Салоны и молодые заседания Петербургского Парнаса// Абраксас. СПб., 1922. AnemoneA., Martynov I. Towards the History of Leningrad Avantgarde: The "Ring of poets" // Wiener slawistischer Almanach. Bd. 17. 1986. S. 131 - 148. от ремесленника»3, - писал Г. Адамович. Очевидно, что большинство литературных групп были разными по своей идейной и поэтической направленности. Однако Вагинов не стремился подчинять свои произведения канонам какого-либо литературного объединения, везде стоял особняком. Исследователи подчеркивают яркий индивидуализм его творчества. «Будучи всюду своим, Вагинов с самого начала своего пути не укладывался ни в одну схему»4, - пишет Т. Никольская. То же отмечает А. Герасимова в статье «Труды и дни Константина Вагинова»: «сравнение Вагинова с другими участниками каждой из групп оборачивается, как правило, противопоставлением»5.

Вагинов был одним из русских авторов, которого М. Бахтин советовал европейским литературоведам переводить на западе. «Как прозаик он был замечателен, очень интересен. Новатор. И до сих пор совершенно непонятый и неоцененный <.> с одной стороны -детализация мелкая, тончайшие оттенки, а с другой стороны — необычайная широта горизонта, почти космическая»6. Его стихами восторгались М. Кузмин («кажется мне, что настоящий поэт зреет в К. п

Вагинове» ), О. Мандельштам («А.А. Ахматова сказала мне, что говорила вчера с Мандельштамом по телефону и между прочим о книжке Вагинова (спросила его мнение, потому что сама еще не прочла книжку). «Оська задыхается! Сравнил стихи Вагинова с итальянской оперой, назвал Вагинова гипнотезером. Восхищался безмерно.»8), JI. Пумпянский («.это свое зрение, «своя рука» во всем делает стихи Вагинова однородными и крепкими, как обломки одной горной

3 Адамович Г. Памяти К. Вагинова // Последние новости. 1934. 14 июня. № 4830. С. 3.

4 Никольская Т. К.К Вагинов (Канва биографии и творчества) // 4-ые тыняновские чтения. Рига. 1988. С. 71. э Герасимова А. Труды и дни Константина Вагинова // Вопросы литературы. 1989. №

12. С. 132.

6Бахтин М. Беседы с Дувакиным. М., 2002. С. 186 и 197.

7 Вагинов К. Стихотворения и поэмы. Томск, 2000. С. 118.

8 Лукницкая В. Из двух тысяч встреч. М., 1987. С. 56. породы»)9. Творчество писателя было высоко оценено при его жизни современниками, а после смерти - за границей, где его произведения издавались, переводились на многие языки, входили в антологии русской поэзии, становились темой исследований10 и диссертаций11.

Однако на родине писатель был забыт вскоре после смерти в 1934 году. Исследователи связывают это с особенностями стилистики и эстетики его произведений, которые оказались далеко чуждыми становящейся советской литературе. Вагинову выдвигали типичные обвинения соцреалистической критики: так, например, во «внутренних противоречиях, не выходящих за круг неприятия реального мира

1 ^ пролетарской диктатуры» Не раз в статьях о Вагинове говорилось о цензурных запретах, которые накладывали на его произведения.

Имя Вагинова стало появляться в мемуарной литературе только с середины шестидесятых годов. Была издана часть стихотворений, отдельные статьи о его жизни и творчестве. Книги Вагинова переиздавались за границей. Упомянем зарубежные публикации на русском языке: «Козлиная песнь» (США, 1978), «Труды и дни Свистонова» (США, 1984), «Гарпагониана» (Ardis, AnnArbor, 1983), сборник стихотворений «Звукоподобие» вошел в альманах «Аполлон-77», опубликованный Г. Шмаковым и Дж. Мальмстадом (Париж, 1977), в «Собрание стихотворений», подготовленное JI. Чертковым (Мюнхен, 1982). В 1967 году стараниями JI. Черткова и его жены Т. Никольской были изданы несколько стихотворений из книги «Звукоподобия» в России («День поэзии». JL, 1967). Тогда же Т. Никольская выступила в

9 Там же. С. 126.

10 См., напр.: Paleari L. La litteratura е la vita nel romanze di Vaginov // Rassegne Sovietica.

1981. №5. p. 153-170.

11 См., напр.: Anemone A. Konstanlin Vaginov and the Leningrad Avantgarde: 1921 - 1934 /

Anemone A. Ph.D. diss. UC Berkley, Michigan. 1986. 285 p.

12 Малахов С. Лирика как орудие классовой борьбы (о крайних флангах в непролетарской поэзии Ленинграда) // Звезда. 1931. № 9. с. 164.

Тарту на конференции студентов-филологов и опубликовала по итогам доклада тезисы. По воспоминаниям самой Никольской, она в то время училась на третьем курсе филфака, собирала материалы о Константине Вагинове и с этой целью встречалась в людьми, его знавшими»13.

Творчество Вагинова, как творчество любого крупного писателя, тем более работавшего в условиях переломной культурно-исторической ситуации и описавшего это время, постепенно подвергалось концептуальному осмыслению. Однако активно переиздаваться произведения его начали только на рубеже 80-х — 90-х годов. В 1989 году в серии «Забытая книга» появился том, включивший три романа -«Козлиную песнь», «Труды и дни Свистонова» и «Бамбочаду». В 1991 г. появились две книги - сборник стихов и практически полное собрание прозы писателя, в которое не вошли новелла 1931 года «Конец первой любви», по-видимому, утраченная, и ряд рабочих тетрадей.

Изучение Вагинова находится в настоящий момент на начальном этапе. Преобладают исследования, написанные в жанре научной статьи и освещающие лишь некоторые аспекты его творчества: отдельные мотивы в структуре произведений14, определенные линии интертекстуальных связей15, связь между прозой Вагинова и идеями М. Бахтина и пр16. В критике последовательно рассматриваются основные

13

Никольская Т. О Дмитрии Евгеньевиче // Д. Е. Максимов в памяти друзей, коллег, учеников. М., 2007. С. 171.

14

См., напр., О. Шиндина. К семантике образа сада в художественном мире Вагинова: «Козлиная песнь» // Натура и культура. М., 1997. С. 165 - 179. О. Шиндина. Несколько замечаний к проблеме «Вагинов и' Гумилев» // Материалы научной конференции 17-19 сентября 1991 года. Санкт-Петербург, 1992.

15См.: Шиндина О. Роман Вагинова "Козлиная песнь" в античной перспективе [электронный ресурс] / http://lib.luksian.com/textr/phil rel/329/ .

16 См. напр.: Шиндина О. О семантике образа сада в художественном мире К. Вагинова: «Козлиная песнь» // Натура и культура М., 1997. С. 165 - 179. Никольская Т. Н. мифологические» персонажи К. Вагинова, указывается литературная традиция, которой они принадлежат; подчеркивается специфика их образного воплощения.

Существует ряд рецензий и текстологических анализов

11 ' современных изданий Вагинова . Опубликованы краткие описания его жизни и творчества, которые направлены в первую очередь на то, чтобы представить незнакомого ранее автора18. Особого внимания заслуживают работы Т. JI. Никольской, дающие наиболее полное представление о судьбе поэта и намечающие главные черты его поэтики. Обширные комментарии Никольской и Эрля раскрывают сложную прототипическую структуру вагиновских романов, указывая людей из окружения писателя (Пумпянский, Бахтин, Лукницкий,

Гумилев, Ахматова, Кузмин, Вс. Рождественский и др.), чьи черты послужили Вагинову основой для создания романных персонажей.

Исследователи выявили многие интертекстуальные отсылки к эпохам античности, Ренессанса, Средневековья и к русской литературе

Серебряного века.

И все же в русском литературоведении о писателе нет на сегодняшний день ни одного труда, который являлся бы действительно полновесным изучением какой-либо конкретной стороны его творчества или всесторонним исследованием одного из его произведений. В частности, нет ни одной работы подобного масштаба, объектом рассмотрения которой был бы роман Вагинова «Козлиная песнь».

Гумилев и П. Лукницкий в романе К. Вагинова «Козлиная песнь»// Н. Гумилев: исследования и материалы. СПб., 1994. С. 620 - 625.

17 Напр.: Дмитриенко А. К публикации ранних текстов К. Вагинова // Русская литература. СПб., 1997. № 3. С. 190- 197.

18 Напр.: Блюм А. Возвращение К. Вагинова // Новый журнал. СПб., 1993. С. 65 - 68. Морев Г. К. Вагинов: обретение читателя / HJIO. М., 1992. № 1. С. 232 - 235.

Само название романа К. Вагинова отсылает к размышлениям о его жанровой природе. Словосочетание «козлиная песнь» является буквальным переводом на русский язык древнегреческого слова «трагедия»: tragos - траг, козел (то есть служитель культа Диониса, облачавшийся в козлиную шкуру); eidos - песнь. На название романа не раз обращали внимание исследователи жизни и творчества писателя. «"Козлиная песнь" - буквальный перевод греческого слова «трагедия» -кажется гибридом «лебединой песни» и «козлиного голоса», в соответствии с изображенной в романе трагикомедией петербургских эллинистов»19. Н. К. Чуковский в «Литературных воспоминаниях» писал: «Автор отказывается в ней [«Козлиной песни»] от самых драгоценных своих заблуждений, недаром назвал он свой роман «Козлиной песнью», что является переводом на русский язык слова «трагедия»20. Таким образом, само название романа отсылает к размышлениям о его жанровой природе.

Заглавие во многом представляет собой ключ к пониманию смысла художественного произведения. Вспомним долгие поиски названия, которое бы наиболее точно соответствовало замыслу «Мастера и Маргариты» М. Булгакова или «Доктора Живаго» Б. Пастернака. Вынесение в название произведения его жанрового определения, несомненно, свидетельствует о том, что автору было существенно подчеркнуть это, и, следовательно, что жанр является значительным звеном авторского замысла «Козлиной песни» и важен понимании смысла произведения. Проблема жанрового определения произведения К. Вагинова заслуживает большего внимания и, несомненно, отдельного самостоятельного исследования, и является тем более важной, что ясность в отношении жанра проливает свет на смысл

19 Герасимова А. Труды и дни Константина Вагинова // Вопросы литературы. 1989. №

12. С. 148.

20 Чуковский Н. Литературные воспоминания. М. 1989. С. 192. произведения. «Каждое поэтическое произведение само по себе отдельный жанр», - отмечает Ф. Шлегель в «литературных записных книжках».

Однако ни в одной работе нельзя встретить не только изучения, но даже постановку проблемы. Между тем, вынесение в название произведения его жанрового определения, несомненно, свидетельствует о том, что автору было существенно подчеркнуть это, и, следовательно, что жанровое определение является значительным звеном авторского замысла «Козлиной песни», важное звено в понимании смысла произведения. Так, М. Дрозда утверждает, что автор, приводя жанр в название или подзаголовок произведения, «играет в жанр», «вызывает определенное ожидание» у читателя, создает «семантическую атмосферу сигнализуемого им жанра, вследствие этого восприятие семантики настоящего жанра протекает на фоне условного»21.

Изучение романа Вагинова «Козлиная песнь» в целом связано с рядом методических проблем, обусловленных, в частности, отсутствием в современном литературоведении четких параметров того или иного жанра. И, главным образом, специфическими особенностями романа как такового, «.роман - единственный становящийся и еще неготовый жанр. - писал в монографии «Эпос и роман» М. Бахтин. -Жанрообразующие силы действуют на наших глазах: рождение и становление романного жанра совершаются при полном свете исторического дня»22 далее: «Роман пародирует другие жанры (именно как жанры), разоблачает условность их форм и языка, вытесняет одни жанры, другие вводит в свою собственную конструкцию, переосмысливая и переакцентируя их»*" . Жанр не является случайным

91

Дрозда М. Нарративные маски русской художественной прозы (от Пушкина до

Белого) //Russian Literature XXXV. North-Holland, 1994. С. 276.

22 Бахтин М. Эпос и роман. СПб., 2000. С. 194.

23 Там же. С. 196. набором черт. Это система компонентов формы, которая проникнута глубоким художественным смыслом. Она как бы опредметила в своей архитектонике определенный художественный смысл. Таким образом, цель диссертационного исследования сводится к вычленению тех жанровых особенностей, которые лежат в основе «Козлиной песни», выражаясь словами Бахтина, романная природа которой «ввела их в свою структуру».

Проблема жанра является одной из наименее разработанных вопросов литературоведения. И хотя начиная уже с Аристотеля исследователи литературы обращались к этой проблеме, старались так или иначе создать типологию жанровых форм, определить параметры отдельных жанров, каждая концепция обладает определенной мерой условности и не может претендовать на абсолютность. Это связано, с одной стороны, с отсутствием четкой системы параметров отнесения к тому или иному жанру, Так, некоторые ученые сводят понятие жанра к набору формальных признаков, не принимая во внимание содержательную сторону и динамику литературного процесса (формалисты). Другие же во главу угла ставят именно процесс трансформации жанра от эпохи к эпохе.

С другой стороны, «в теоретическом понятии о жанре обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации и мировой литературы вообще. Содержание понятия непрерывно изменяется и усложняется. С этим отчасти связана недостаточная разработанность теории жанра»24. Кроме того, некоторые ученые склоняются к мысли об атрофии жанра в новой литературе: начиная с конца 19 века (напр., Кожинов, Сквозников, Уэллек, Уоррен). Значительное усложнение жанровой природы и системы жанров в начале 20 века (в литературе модернизма

24 Кожинов В. Жанр литературы // КЛЭ. Т. 2. М., 1968. ст. 16-107. авангарда) можно объяснить сознательной установкой на эксперимент, на создание новых форм революционного искусства. Говоря о модернизме и авангарде, В. Руднев отмечает, что «оба направления стремятся создать нечто принципиально новое»25.

Этот процесс затрагивал даже такие простые формы, как, скажем, триолет. Триолет в 18 - начале 19 века использовался поэтами как игровая поэтическая форма, идеально подходящая для игривого, легкого содержания. Таким образом, можно говорить о том, что триолет 18 века - затвердевшая, превратившаяся в определенное художественное содержание, форма - иначе можно говорить о жанре триолета. В начале 20 века в русской литературе происходит значительное расшатывание строгой формы триолета. Он перестает быть просто поэтической игрушкой. Он выходит далеко за пределы пространства легкой поэзии и начинает существование в качестве уникальной стихотворной формы, ценность которой состоит в специфике композиционного строения. В системе повторов и схеме рифмовки триолета поэты видят возможность реализации особого вида лирического сюжета. Поэтому триолет 20 века становится воплощением самых разных тем, переставая, таким образом, функционировать как поэтический жанр.

О. Мандельштам в статье 1922 года «Конец романа» отмечал, что • роман лишился не только фабулы, но и психологии, так как она не обосновывает уже никаких действий. «Человек без биографии не может быть тематическим стержнем романа, и роман, с другой стороны, немыслим без интереса к отдельной человеческой судьбе — фабуле и всему, что ей сопутствует. Кроме того, интерес к психологической

23 Руднев В. Словарь культуры XX века. Здесь цит. по [Электронный ресурс]: http://lib.ru/CULTURE/RUDNEW/slowar.txt мотивировке, — куда так искусно спасался упадочный роман, уже предчувствуя свою гибель, — в корне подорван и дискредитирован наступившим бессилием психологических мотивов перед реальными силами, чья расправа с психологической мотивировкой час от часу становится более жестокой.

Современный роман сразу лишился и фабулы, то есть действующей в принадлежащем ей времени личности, и психологии, так как она не обосновывает уже никаких действий»26.

М. Бахтин объявляет роман неканоническим жанром (т.е. не имеющим канона - представленной «образцовыми» произведениями и постоянно воспроизводимой в истории литературы системы признаков). По мнению Н.Д. Тамарченко, именно поэтому роман занимает в литературе уникальное положение. Взамен «канона» исследователь вводит особое понятие «внутренней меры» - специфического для романа способа сочетать изменчивость с устойчивостью (См.: Тамарченко Н.Д. Русский классический роман XIX века: Проблемы поэтики и типологии жанра. М., 1997).

Для начала 20 века характерно взаимовлияние жанровых тенденций внутри художественного целого. Они синтезируются в рамках одного произведения.

В связи с этим цель настоящего диссертационного исследования состоит в выявлении жанровой природы романа «Козлиная песнь».

Обращение к литературоведческим исканиям начала 20 века, для которых проблема постижения жанра романа представлялась одной из самых значительных, представляется весьма существенным. Это работы В. Дибелиуса (Дибелиус В. Морфология романа // Проблемы литературной формы. JL, 1928), О. Мандельштама (Мандельштам О.

26 Мандельштам О. Конец романа // Мандельштам О. Эссе. Москва — Augsburg, 2004. С.

31.

Конец романа // О поэзии. JL, 1928), А. Веселовского (Веселовский А. История или теория романа // Веселовский А. Избранные статьи. Л., 1939), «Вопросы теории литературы» М. Жирмунского и др.

Эти искания оказываются тем более важными, что они включены непосредственно в ткань произведения. «Козлиная песнь» - это так называемый «роман с ключом», и подразумевается, что все действующие лица имеют реальных прототипов среди героев литературного Петрограда. Дискуссии романа имеют в своей основе реально существовавшие концепции.

Сложность изучения творчества Вагинова в целом заключается в отсутствии каких-либо подсказок самого писателя.

Осмысление литературного наследия Константина Вагинова объективно затруднено - он не причислял себя ни к одной из литературных школ его времени, не оставил ни одной статьи (если не считать внутренних рецензий), не вел дневников, переписка его либо не сохранилась, либо до сих пор остается недоступной исследователям», -читаем в статье А. Л. Дмитренко «К публикации ранних текстов К. Вагинова»27.

В связи с этим в целях корректности исследовательской работы в нашей работе привлекался главным образом материал, на который есть отсылки в произведениях писателя или же те источники, которые, как достоверно известно, были ему знакомы. Роман Вагинова - это сложная, многослойная интеллектуальная проза, наполненная аллюзиями и реминисценциями, отсылающими читателя к текстам разных эпох и культурных традиций.

Претекстом для произведений Вагинова является античная литература, ряд произведений итальянских авторов эпохи Возрождения,

27 Дмитренко A. JI. К публикации ранних текстов К. Вагинова // Русская литература.

1997. №3. С. 191. французские символисты, «История упадка и разрушения Римской Империи» Э. Гиббона, и, конечно, русская поэзия и проза первой трети 20 века.

Важнейший пласт составляет философская мысль и литературоведческие искания этого времени: работы Н. Бердяева и В. Соловьева, теоретические разыскания Вячеслава Иванова, критическая проза М. Мандельштама, эстетические идеи М. Бахтина.

Персонажи, образы, мотивы в поэтическом и прозаическом творчестве Вагинова сквозные. Поэтому для выявления семантики какого-либо элемента его текстов был привлечен контекст всего его творчества. Были использованы и журнальная (Звезда. 1927. № 10), и книжная публикация (JL: Прибой. 1928) «Козлиной песни», несколько отличающиеся друг от друга, а также отрывки из ранних редакций романа, не вошедшие ни в один окончательный вариант, и дополнения, сделанные автором уже после того, как «Козлиная песнь» была опубликована. А. Дмитренко отмечает «рефлексивностый характер» творчества Вагинова. Этот же момент отмечает и А. Герасимова. По мнению исследователей, переход Вагинова к прозе был вызван в первую очередь желанием понять и осознать самого себя. В русле русской семантической поэтики можно рассматривать произведения Вагинова как единый текст, каждый фрагмент которого дополняет остальные. «Герметизм» как особенность стиля и специфика построения художественного образа является общим местом работ О. Шиндиной, Д. Шукурова.

В связи с очерченным кругом проблем и объемом затрагиваемых в диссертационном исследовании вопросов, мы не претендуем на то, чтобы дать исчерпывающее описание жанровой природы «Козлиной песни». Однако надеемся, что предложенная в данной работе концепция станет существенным звеном в понимании смысла и авторской интенции романа.

Основные задачи исследования состоят в следующем:

1. Анализ таких параметров произведения, как сюжетное построение, композиция, система персонажей, образ автора, культурно-исторический и мифопоэтический контекст произведения, система аллюзий.

2. Исследование особенностей трагедийного конфликта «Козлиной песни».

3. Определение места «Козлиной песни» в ряду «петербургских текстов» русской литературы как произведений, трагедийных по своей сути.

4. Исследование смехового начала произведения.

5. Исследование мифопоэтического семантического поля романа.

6. Выявление этимологии соединения различных жанровых начал.

Диссертация состоит из Введения, трех глав, заключения и библиографии.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Орлова, Мария Александровна

Заключение.

Предложенное в настоящей диссертации описание трагедийного и смехового начал романа Константина Вагинова «Козлиная песнь», а также рассмотрение произведения в контексте дионисийского мифа и фольклорных календарных обрядов позволяет сделать следующие выводы:

1) трагедийное начало в «Козлиной песни», несомненно, очень существенно. В основе романа лежит трагедийный антиномичный конфликт, разрешением которого становится неизбежная гибель одного из противоположных начал. Однако типичное для жанра трагедии напряжение отсутствует, равно как и борьба гибнущих героев с роком. Связано это с цивилизационным подходом к истории О. Шпенглера и К. Леонтьева, к которому есть прямые отсылки в тексте романа. Герои осдзнают бесполезность какого-либо противостояния объективно свершающейся исторической закономерности.

2) В тексте «Козлиной песни» есть немало отсылок к жанру идиллии и к ее разновидности - пасторали. Если опираться на Бахтина, то одной из главных констант идиллии оказывается категория времени, в основе которой - циклическое, природное время, повторяемость жизненного процесса. И если Бахтин определяет любовную идиллию как «жизнь, которая сведена к совершенно сублимированной любви», то роман Вагинова представляет собой описание жизни, которая целиком сведена к «сублимированному» творчеству и искусству. Присутствие в «Козлиной песни» идиллического хронотопа, пусть модифицированного, играет важную роль в построении конфликта произведения: герои оказываются отделены и противопоставлены своему антагонисту - новой эпохе и культуре - не только идеологически, но и в пространственно-временном плане.

3) Как петербургский текст русской литературы «Козлиная песнь» представляет особый интерес, поскольку основной конфликт петербургского мифа в романе Вагинова значительно модифицируется. Снимается проблема виновности города, его гибель, как и гибель героев произведения, предопределена ни чем иным, как сменой исторических эпох. В связи с этим меняется и аксиология: Петербург Вагинова не является носителем злого, инфернального начала. Напротив, в романе рисуется светлый, поэтичный образ. Образ Петербурга сливается с образом Древнего Рима, тем самым обнажая отождествление автором не только двух городов, но и двух эпох (русской и античной) двух катастроф. Для Вагинова и культуры, и города равны по своей значимости.

4) Роман К. Вагинова гротескный по своей сути. В основе его парадоксальное соположение противоположного, введение элементов одной системы в систему другую, что приводит к искажению обеих. Гротескным оказывается образ повествователя, образы персонажей, стиль произведения и даже его жанр, гибридный, модифицированный.

5) Трагедийное начало в романе «Козлиная песнь» сочетается с пародийным. Главный прием создания пародии - это соположение разнородных в стилистическом, семантическом, ритмическом отношении элементов текста. Пародируются в «козлиной песни» как в романе «с ключом» не только люди, не только их теоретические концепции, но и образ самого Вагинова, что заключается в автобиографичности всех его героев. Повествовательная структура романа, сближение в тексте высокого и низкого, трагедийного пафоса и веселого глумления, наконец, автопародия открывают в «Козлиной песни» карнавальное начало и сближают ее с жанром мениппеи, описанным М. Бахтиным в его книге о Достоевском, над которой он работал именно в годы создания «Козлиной песни». Этот вывод особенно важен потому, что мениппейное начало, по-видимому, входило в авторский замысел, было осознанно. Кроме того, до «Козлиной песни» русская литература, кажется, не знала менипповой сатиры в столь чистом виде.

6) Особенно важным представляется то, что как и в основе мениппеи, в основе «Козлиной песни» К. Вагинова лежат фольклорные обряды, направленные на обновление, возрождение природы. Для романа Вагинова претекстом оказывается именно культ Диониса. Это проявляется и в образной системе, и на уровне сюжетного развития, и в построении образа автора, и в представлении о литературе как о загробном царстве. Очень важным в романе оказывается мотив возрождения. Можно говорить, таким образом, о том, что в жанровом отношении «Козлиная песнь» восходит ни к чему иному, как к дионисийским обрядам, роман воплощает в самом себе некий культ умерщвления божества (культуры и идеалов самого Вагинова и его круга). В то же время сам текст романа становится залогом будущего воскресения всех тех культурных отсылок, которые в нем содержатся.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Орлова, Мария Александровна, 2009 год

1. Вагинов К. Поэма / Публ., преисл. и прмеч. Никольской Т., погот. тескта Эрля. Рецензии // De Visu/ 1993. №6. С. 15-28.

2. Вагинов К. Стихотворения из альбома, подаренного К.М. Маньковскому / публ. подгот. Кибальник // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома. СПб., 1996. на 1992. С. 169-214.

3. Вагинов.К. Неопубликованное и малоизвестное/ Предисл. и публ. Никольской Т. Подгот. текста Эрля В. // Звезда. 1992. №2. С. 168172.

4. Вагинов К. Козлиная песнь: романы / вступ. ст. Т. Никольской, примеч. Т. Никольской, Н. Эрля. М., 1991.

5. Вагинов К. Козлиная песнь, Труды и дни Свистонова, Бамбочада: романы / подгот текста, вступ. ст. Т. Никольской. М., 1989.

6. Вагинов К. Стихотворения и поэмы. Томск, 1998.1. Литература:

7. Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М.,1977.

8. Автор и текст. Сборник статей / Под ред. В. М. Марковича и В. Шмида. СПб., 1996.

9. Адамович Г. Звено. 1926. 24 янв., №156.

10. Адамович Г. Литературные беседы // Звено. 1927. 1 авг. №2. С. 71-72.

11. Адамович Г. Памяти К. Вагинова // Последние новости. 1934. 14 июня. № 4830. С.З.

12. Адамович Г. Поэты в Петербурге // Звено. 1923. 10 сент.32.

13. Адамович Г. Русская поэзия // Жизнь искусства. 1923. 16 янв. № 2. С. 4

14. Александров А: Обэриу. Предварительные заметки. — Cesko-slovenska rusistika. 1968. № 5.

15. Александров В. К. Вагинов. Бамбочада. Книга строителям социализма, 1932. № 5. С. 15.

16. Анненский И. Драматические произведения. М., 2000.

17. Анциферов Н. «Непостижимый город.» Душа Петербурга. Петербург Достоевского. Петербург Пушкина. СПб., 1991.

18. Анциферов Н. Быль и миф Петербурга. Пг., 1924.

19. Аристотель. Характеры героев трагедии. СПб., 2000.

20. Аскольдов С., Бердяев Н., Булгаков С. Из глубины. Сборник статей о русской революции. М., 1990.

21. Баак Й. Заметки об образе мира у Вагинова / Й. Ван Баак // Вторая проза: Русская проза 20-20-х гг. XX века. Тренто, 1995. С. 145 152.

22. Бабиева И. К вопросу о типе романа начала XX века: «Петербург» Белого и «Улисс» Джойса // Начало: сб. работ молодых ученых. Вып. 2. М., 1993 С 122 135.

23. Баевский В Николай Гумилев мастер стиха // Николай Гумилев: Исследования и материалы. Библиография. СПб., 1994.

24. Бахтерев И. Когда мы были молодыми // Воспоминания о Н. Заболоцком. Л., 1984. С. 76, 90, 97,98.

25. Бахтин М. Автор и герой в эстетической деятельности // Бахтин М. Эстетика словесного творчества. М., 1986.

26. Бахтин М. Лекции по истории зарубежной литературы античности и средневековья. Саранск, 1999.

27. Бахтин М. Проблемы творчества Достоевского. Киев,1994.

28. Бахтин М. Беседы с Дувакиным. М., 2002.

29. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1990

30. Бахтин М. Слово в романе // Вопросы литературы. 1965. №8.

31. Бахтин М. Эпос и роман. СПб., 2000.

32. Бахтин М.М. Рабле и Гоголь // Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1990.

33. Бачелис И. К. Вагинов. Бамбочада // Литературная газета. 1933. № 18. С. 3.

34. Белая Г.А. Знакономерности стилевого развития русской прозы 20-х годов. М., 1977.

35. Белая Г. Ложная беременность // Вопросы литературы. М., 2003. Вып. 5. С. 5-90.

36. Белый А. Символизм. Книга статей. М., 1910.

37. Бербер О. «Магия слова» в художественном мире К. Вагинова // Этнолингвистика текста. Семиотика малых формфольклора: тезисы и предварительные материалы к симпозиуму. Ч. 2. М., 1988. С.31.

38. Берберова Н. Из петербургских воспоминаний. Три дружбы// Опыты. 1953. № 1 С. 167.

39. Берберова Н. Курсив мой. Мюнхен, 1972.

40. Бердяев Н. Духи русской революции. Париж, 1947.

41. Бердяев Н. Кризис искусства. М., 1990.

42. Бердяев Н. Новое средневековье. М., 1991.

43. Берков П. Петербург Петроград - Ленинград и русская литература // Нева: Ежемес. лит.-худ. и обществ.-полит. Журнал. М.,Л., 1957. №б.

44. Блок А. Собр. соч.: в 8 тт. Т. 6: Проза 1928 1921. М.,1962.

45. Блюм А. Возвращение К. Вагинова // Новый журнал. СПб., 1993. №2. 65-68.

46. Блюм А. Советская цензура в эпоху тотального террора. 1929- 1953. СПб., 2000.

47. Блюм А., Мартынов И. Петроградские библиофилы. По страницам сатирических романов К. Вагинова // Альманых библиофила. 4. М., 1977. С. 217-235.

48. Борисов Л. Родители, наставники, поэты. М., 1969. С. 8791, 101-102, 104-106.

49. Бочаров С. Петербургский пейзаж: камень, вода, человек //Новый мир. М., 1993. № 10.

50. Бочаров С. Типология стилевого развития нового времени. Классический стиль. Соотношение гармонии и дисгармонии в стиле. М., 1976.

51. Брюсов В. Островитяне // Печать и революция. 1922. № 6. С. 292-293. ,

52. Булгаков С. Русская трагедия // Булгаков С. Тихие думы. М., 1996.

53. Бухштаб Б. Константин Вагинов // Бухштаб Б. Фет и другие: избранные работы. СПб., 2000. С. 348 352.

54. Васильев И. Лики петербургской музы: Ахматова и Вагинов // Ахматовские чтения: А. Ахматова, Н. Гумилев и русская поэзия начала 20 века. Тверь, 1995. С. 59-68.

55. Васильев И. Русский поэтический авангард 20 века. Екатеринбург, 2000.

56. Веселовский А. Н. Избр. Статьи. М., 1939.

57. Виноградов В. О теории художественной речи. М., 1971.

58. Виноградов В.В. О языке художественной прозы. М.1980.

59. Волошин М. Лики творчества. Л., 1989.

60. Воспоминания о серебряном веке. М., 1993.

61. Вулис А. Советский сатирический роман. Ташкент, 1965. С. 122-125.

62. Выгодский Д. Литературные вечера // Книга и революция. 1929. № 8.

63. Выгодский Д. Островитяне // Жизнь искусства. 1922, 23 мая. № 20 С. 4.

64. Выгодский Д. По журналам // Россия. 1923, № 7. С. 30.

65. Вязова Е. Желтый цвет: от декаденса до авангарда. // Искусствознание.,М.,2001 ,№ 1 ,с.340-351.

66. Гардзонио С. О некоторых чертах метафоризма русского авангарда // Барокко в авангарде и авангард в барокко. М., 1993. С. 26-28.

67. Гаспаров Б. Литературные лейтмотивы. М., 1994.

68. Гаспаров М. Греческая и римская литература II — III в н.э. //История всемирной литературы: В 9 т. T.l. М., 1983. С. 485 501.

69. Гельфанд М. Журнальное обозрение // Печать и революция. 1929. №8.

70. Геннеп А. Ван. Обряды перехода. М., 2002.

71. Герасимова А. Неизвестный Вагинов // Театр. 1991. № 111. С. 171.

72. Герасимова А. Труды и дни Константина Вагинова // Вопросы литературы. 1989. № 12. С. 144-145.

73. Герштейн Э.Г. Новое о Мандельштаме. Paris, 1986. С. 227, 234, 241-242,276.

74. Гиббон Э. История упадка и крушения Римской империи. М., 1994.

75. Гинзбург JL О старом и новом. Л., 1982. С. 354.

76. Гиршман М. О ритме художественной прозы. М., 1983.

77. Глаголева Т. Город // Книга и революция. 1923, №3, С.78.

78. Гор Г. Замедление времени; Изваяние // Гор Г. Волшебная дорога. Л., 1978. Сс. 163-201; 364-591.

79. Гор Г. Изваяние. Л., 1972. С. 87-88.

80. Гор. Г. О лирике //День поэзии. Л., 1964. С. 51-52.

81. Гордон Л. Константин Вагинов // Накануне. 1925. 20 окт. № 405.

82. Гоффеншефер В. К. Вагинов. Козлиная песнь // Молодая гвардия. 1928. № 12. С. 203-204.

83. Грек А. Дионисийский аспект хаоса в творчестве Вяч. Иванова// Логический анализ языка. Космос и хаос. М., 1993.

84. Грифцов Б. Теория романа. М., 1927.

85. Гротеск в литературе. Материалы конференции к 75-летию профессора Ю. Манна. Тверь, 2004.

86. Груздев И. Звучащая раковина // Книга и революция. 1922. № 7 (19). С. 60-62.

87. Груздев И. Письма к М. Горькому // Переписка Горького с Груздевым. М., 1966. С. 220-223.

88. Груздев И. Русская поэзия в 1918-1923 // Книга и революция. 1923. № 3 (27). С. 37-38.

89. Грякалова Н. От символизма к авангарду. Опыт символизма в русской литературе 1910 1920-х гг. а/р диссертации на соискание учено степеии доктора филологических наук / РАН. Ин-т русской литературы. Пушкинский Дом. СПб., 1998.

90. Гумилев Н. Письма о русской поэзии. М., 1990.

91. Гюнтер X. Варварско-дионисийское начало в русской культуре начала XX века // Постсимволизм как явление культуры: Материалы международной науч. конференции 4-6 марта 1998 г. Вып. 2. М., 1998.

92. Д. Ш. Шерих Д. Ю. Прощание с эпохой // Сегодня (Санкт-Петербург). 1993. 1-8 окт. №12 С. 1.

93. Де Джорджи Р. Беседы с А.И. Федоровой (Вагиновой)// Русская литература. 1997. №3. С. 182-190.

94. Деке П. Семь веков романа. М., 1962.

95. Деринг-Смирнова И.Р., Смирнов И.П. Очерки по исторической типологии культуры. Зальцбург, 1982.

96. Дерман А. К. Вагинов. Козлиная песнь // Книга и профсоюзы. 1928. № 10. С. 43.

97. Дибелиус В. Морфология романа // Проблемы литературной формы. Л., 1928.

98. Дмитренко А. Грек А. Дионисийский аспект хаоса в творчестве Вяч. Иванова // Логический анализ языка. Космос и хаос. М., 1993.

99. Дмитренко А. К проблеме интертекстуальности в поэтических произведениях К. Вагинова // Материалы конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Жирмунского. СПб., 2001.

100. Дмитренко А. Светлая к книге любовь // Вечерний Петербург. 1993. 4. окт. №221 С. 3.

101. Днепров В. Д. Драма в романе // Днепров В. Д. Идеи, страсти, поступки: Из художественного опыта Достоевского. JT., 1978. С. 310-313.

102. Долгополов JI. Миф о Петербурге и его преобразование в начале века // Долгополов JI. На рубеже веков. О русской литературе конца 19 начала 20 вв. JL, 1977.

103. Доценко С. Два града: Миф о Петербурге в творчестве Вяч. Иванова // Анциферовские чтения: Материалы и тезисы конференции (20-22 декабря 1989 г). Л., 1989.

104. Дрозда М. Нарративные маски русской художественной прозы. // Russian literature. Amsterdam, 1994. Vol.35, №3/4.

105. Дынник В. Право на песню // Красная новь. 1926. № 12.1. С. 244-245.

106. Егоров Б. ВФ. Русские кружки // Русское подвижничество. М, 1996. С. 44-52.

107. Жукова П. Прощание с собой // Жукова Л. Эпилоги. Нью-Йорк. 1983.С. 186-190.

108. Иванов Вяч. Вс. Интервью.// Russia, 1980. № 2.

109. Иванов Вяч. Дионис и прадионисийство. СПб., 2005.

110. Иванов Вяч. Достоевский и роман-трагедия // Иванов Вяч. Собр. соч.Т.4. Брюссель, 1987.

111. Иванов Вяч. Ив. Предчувствия и предвестия. М., 1991.

112. Иванов Вяч. Ив. Родное и вселенское. М., 1994.

113. Иванов Вяч. О существе трагедии. М., 1991.

114. Из истории литературных объединений Петрограда-Ленинграда 1910 1930-х гг. Исследования и материалы. Кн. 1. СПб., 2002.

115. Иньшакова Е. Ю. На грани элитарной и массовой культур (к осмыслению «игрового пространства» русского авангарда) // ОНС: общественные науки и современность. М., 2001. № 1. С. 162 174.

116. История русского советского романа. Кн. 1-2. М. Л.,1965.

117. Каверин В. Маяковский // Каверин В. Собр. Соч., т. 6 М.,1966. С. 498.

118. Казарина Т. Проблема игровой жизнестратегии в романе К. Вагинова «Бамбочада» // Художественный язык эпохи. Самара, 2002. С. 127-145.

119. Казарина Т.В. Проблема рационального в творчестве художников русского авангарда. // Доклады семинара докторантов и аспирантов кафедры русской и зарубежной литературы. Самара, 2002., Вып.1. с. 4-12.

120. Камаринская М. «Камерный театр» в романе К.Вагинова «Козлиная песнь» //Studia liiterraria polono-slavica. Варшава; 2000. Вып.5.

121. Карлик Н. Петербургский миф Б. Лифшица: борьба стихии и культуры // Пушкинские чтения 2002: Материалы межвузовской науч. конф., 6 июня 2002 г. СПб., 2002.

122. Кацис Jl. Ф. Пролегомены к теологии ОБЭРИУ: Даниил Харме и Александр Введенский в контексте Завета Святого Духа // Лит. Обозрение. М., 1994. № 3Л. С. 94- 101.

123. Келдыш В.А. Русский реализм начала XX века. М., 1975.

124. Кибальник С. Вагинов и литературный Петроград // Нева. 1995. №5. С. 197-201.

125. Кибальник С. Материалы К. Вагинова в Рукописном отделе Пушкинского дома// Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского дома на 1991 г. Спб., 1994. С. 63-80.

126. Кибальник С. Петроград 1917 в неизвестном стихотворном сборнике К. Вагинова// Новый журнал. 1993. №2. С. 6977.

127. Киреев Б. На потребу мещанину // Комсомольская Правда. 1928. 16 ноября.

128. Клуге Р. Символизм и авангард в русской литературе — перелом или преемственность? // Литературный авангард. Особенности развития. М., 1993. С. 53 69.130. КЛЭ: В 9 т. М., 1972.

129. Кнабе Г. С. Гротескный эпилог классической драмы: Античность в Ленинграде 20-х годов: Чтения по истории и теории культуры / Рос. Гуманитарный университет, Институт высшего гуманитарного исследования. М., 1996. Вып. 15.

130. Кобринский А. Поэтика «ОБЭРИУ» в контексте русского литературного авангарда 20 в.: а/р диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук / Рос. Гос. пед. Ин-т им. Герцена. СПб., 1999.

131. Кожинов В. Классицизм, модернизм и авангардизм в 20 в. // Теоретико-литературные итоги 20 в. М., 2003. С. 5 25.

132. Кожинов В. Проблемы автора и путь писателя // Контекст. 77. М., 1978.

133. Кожинов В. Сюжет, фабула, композиция //Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Роды и жанры литературы. М., 1964. С. 408 485.

134. Кожинов В. Происхождение романа. М., 1963.

135. Кожинов В. Эстетическая ценность романа // Уч. Зап. Мордовского гос. ун-та. 1967.

136. Кожинов В., Конкин С. М.М. Бахтин // Проблемы поэтики и истории литературы. Саранск, 1973. С. 7.

137. Коровашко А. Михаил Бахтин в романе К. Вагинова «Козлиная песнь» // Вестник Нижегородского университета. Сер. Филология. 2003. Вып. 1

138. Кржижановский С.Д. Поэтика заглавий. М., 1931

139. Крусанов А. Русский авангард 1907 1932: исторический обзор: В 3 т. СПб., 1996.

140. Кузьмин М. Парнасские заросли // Завтра. Берлин, 1923, С. 121-122.

141. Кузьмин. М. Письмо в Пекин // Абраксас. 1922, № 2, С.60.

142. Кулик И. Три солнца русской поэзии: Солярная символика в русском авангарде // Искусствознание.,М.,2001.,М.2001, №1,с.373-380.

143. Леблан Р. В поисках утраченного жанра: Филдинг, Гоголь и память жанра у Бахтина // Вопросы литературы. 1998. Вып. 4. С. 81-116.

144. Левин Ю. Тезисы к проблее понимания текста // Труды по знаковым системам. Выш. 12.Тарту, 1981. С. 90.

145. Лекманов О.А. Книга об акмеизме. М., 1998.

146. Липовецкий М. Метапрозаический стиль К. Вагинова.: ( Роман «Труды и дни Свистонова») // 20 век. Литература. Стиль. Екатеринбург, 1996.Вып. 2. С. 80-88.

147. Лосев А. История античной эстетики. М., 1997.

148. Лосев А. Мифология греков и римлян. М., 1996.

149. Лосев А. Форма, стиль, выражение. М., 1995.

150. Лотман Ю., Успенский Б. Отзвуки концепции «Москва -Третий Рим» в идеологии Петра Первого (к проблеме средневековой традиции в культуре барокко) // Художествнные языки средневековья. СПб., 1982. С. 233 -241.

151. Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин»: Комментарий. Л., 1980.

152. Лотман Ю. Город и время // Метафизика Петербурга: Сб. ст. СПб., 1993.

153. Лотман Ю. Символика Петербурга и проблемы семиотики города // Труды по знаковым системам. Т. 18. (Уч. Зап. ТГУ. Вып. 664). Тарту, 1984.

154. Лотман Ю. Структура художественного текста // Лотман Ю. Об искусстве. СПб., 2000.

155. Лукач Г. Проблемы теории романа. Л., 1935.

156. Лукницкая В. Из двух тысяч встреч. Рассказ о летописце. М., 1987. С. 55-56.

157. Лукницкая В. Николай Гумилев. Жизнь поэта по материалам домашнего архива семьи Лукицких. Л., 1990.

158. Лурье В. Петроградское // Дни. 1923, 5 авг., № 232, С. 12.

159. Лурье А. Поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» и советская поэзия 20-х годов // Советская литература: Проблемы мастерства? Сб. ст. (Уч. Зап. ЛГПИ. Т. 322). Л., 1968.

160. Лялина Ю.В. В поисках утраченной реальности: «Труды и дни Свистонова» К.Вагинова. // Художественный язык литературы 20 годов и 20 века.Самара,2001 .,с.62-69.

161. Ляпушкина Е. Русская идиллия XIX века и роман И. А. Гончарова «Обломов». СПб., 1996.

162. Майзель М. Порнография в современной литературе // Голоса против. Л., 1928,С. 150-151.

163. Македонов А. Николай Заболоцкий . Л., 1968. С. 45.

164. Малахов С. Лирика как орудие классовой борьбы // Звезда, 1931, №9, С. 161-166.

165. Малмстед Д., Шмаков Г. О поэте Константине Вагинове // Аполлон-77. Париж, 1977.

166. Мандельштам Н. Вторая книга. Париж, 1978, С. 224.

167. Мандельштам О. Конец романа // Мандельштам. О поэзии. Л., 1928.

168. Мандельштам О. Слово и культура. М., 1987. С. 280.

169. Мандельштам О. Собрание сочинений, т. 3, New York, 1969. С.232.

170. Мандельштам О. О поэзии. Л., 1928.

171. Манн Ю. Автор и повествование // Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1994.

172. Манн Ю.В. О гротеске в литературе. М., 1966.

173. Манфред А. Кладбищенская муза // Книга и революция, 1929, № 12, С. 32.

174. Меднис. Семиотика ошибки в «городских» текстах русской литературы // Критика и семиотика. Новосибирск, 2003. Вып. 6.

175. Мелетинский Е. От мифа к литературе. М., 2001.

176. Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 2000.

177. Мелетинский Е.М. Средневековый роман. Происхождение и классические формы. М., 1983,

178. Мень А. История религии: в поисках Пути, Истины и Жизни. В 7 тт. Т. 4: Дионис, Логос, Судьба. М., 1992.

179. Меньшикова Е. Всполохи карнавала: гротескное сознание как феномен советской культуры. М., 2006.

180. Микишатьев М. Образ Петербурга в петербургской повести А. С. Пушкина «Медный всадник» // Анциферовские чтения: Материалы и тезисы конф. (20 22 декабря 1989 г.) Л., 1989.

181. Минц 3., Безродный М., Данилевский А. «Петербургский текст» и русский символизм // Труды по знаковым системам. Т. 18. (Уч. Зап. ТГУ. Вып. 664). Тарту, 1984.

182. Минц 3. О некоторых «неомифологических» текстах в творечстве русских символистов // Минц 3. Г. Поэтика русского символизма. СПб., 2004.

183. Минц К. Обернуты // Вопросы литературы. М., 2000. Вып. 1. С. 277-294.

184. Молчанова Н. Аполлоническое и дионисийское начало в книге К. Д. Бальмонта «Будем как солнце» // Русская литратура: Ист. -лит. Журнал. Л., 2001. № 4.

185. Морев Г. К. Вагинов: обретение читателя // Новое литературное обозрение. 1992. №1. С. 232-235.

186. Московская Д.С. Судьба чужого слова в романах К. Вагинова // Начало: сборник работ молодых ученых. М., 1993. вып. 2.С. 181-189.

187. Назиров Р. Г. Петербургская легенда и литературные традиции // Традиции и новаторство. Вып. 3. Уч. Зап. Башк. Гос. Ун-та. Вып. 80. Сер. Филол. Наук. 26. Уфа, 1975.

188. Наппельбаум И.М. Памятка о поэте // Четв. тыняновские чтения: Тезисы докладов и материалы для обсуждения. Рига, 1988. С. 89-95.

189. Наступает непрерывное искусство.: В. Шкловский о судьбе русского авангарда нач. 1930-х // De visu. М., 1993. № 11. С. 25 -38.

190. Ненаписанные воспоминания: интервью с А.И. Вагиновой//Волга. 1992. № 7-8. С. 146-155.

191. Николаев П. Д. Сатира Щедрина и реалистический гротеск. М., 1977.

192. Никольская Т. Авангард и окрестности.СПб.,2002.

193. Никольская Т. К. Вагинов: канва биографии и творчества. Библиография // Четв. тыняновские чтения: Тезисы докладов и материалы для обсуждения. Рига, 1988.

194. Никольская Т. JI. Гумилев Н. и Лукницкий П. в романе Вагинова «Козлиная песнь»// Николай Гумилев: исследования и материалы. Спб., 1994. С. 620-625.

195. Никольская Т.Л. К.К. Вагинов: канва биографии и творчества. Библиография// Четв. тыняновские чтения: Тезисы докладов и материалы для обсуждения. Рига, 1988. С.67-88.

196. Никольская Т. Трагедия чудаков // Вагинов К. Козлиная песнь. Труды и дни Свистонова. Бамбочада. М., 1989. С. 5 18.

197. Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки. СПб.,2005.

198. О Вагинове: из дневника П. Лукницкого // Литературное обозрение. 1989. № 5. с. 71-72.

199. ОБЭРИУ // Афиши Дома печати. 1928. № 2. С. 12.

200. Отрадин М. Петербург в зеркале поэзии //Петербург в русской поэзии XVIII первой трети XX века. СПб., 2002.

201. Отрадин М. Петербург в русском очерке // Три века Санкт-Петербурга. Энциклопедия: В 3 тт. Т. 2. Девятнадцатый век. Книга пятая. СПб., 2006.

202. Падучева Е. Семантика нарратива // Падучева Е. Семантические исследования: Семантика времени и вида в русской языке. Семантика нарратива. М., 1996.

203. Панич С.М. Область культуры и повседневность в романе Вагинова «Козлиная песнь» // Вестник Московского Университета. Сер. 9, Филология. 1994. №1. С. 11-17.

204. Патер У. Воображаемые портреты. М., 1908.

205. Петербургский текст: из истории русской литературы 2030-х годов XX века. Межвузовский сборник / Под ред. В. А. Лаврова. СПб., 1996.

206. Пинский Л. Е. Реализм эпохи Возрождения. М., 1961.

207. Подшивалова Е. А.Блок в зеркале Вагинова // Александр Блок и мировая культура. Великий Новгород, 2000. С.308-316.

208. Подшивалова Е. Типы театральной игры и их семантические функции в романе Вагинова «Козлиная песнь» // Драма и театр. Тверь, 2002. Вып.З.

209. Подшивалова Е. Характер и организация слова и принципы изображения героев в романе Вагинова «Козлиная песнь» // Некалендарный 20 век: Материалы Всероссийского семинара 19-21 мая 2000 г. Вел. Новгород, 2001. С. 133-155.

210. Покачалов N4. Проблема кризисов и гибели античной культуры в творчестве русских символистов. Автореферат дисс. Кфн. М., 2000.

211. Поспелов Г. К вопросу о поэтических жанрах // Доклады и сообщения филологического факультета. МГУ. 1948.

212. Почепцов Г. История русской семиотики до и после 1917 г. М., 1998.

213. Поэты группы ОБЭРИУ. СПб., 1994.

214. Проблема автора в художественной литературе. Вып. 1. Ижевск, 1974.

215. Пумпянский Л. Классическая традиция: собр. тр. По истории русской литературы. М., 2000.

216. Пурин А. Опыт К. Вагинова// Новый мир. 1993. № 8. С. 221-233.

217. Разговоры с Бахтиным / Подгот текста Тейдей, Радзишевская, коммент. Бочарова // Человек. М., 1994. Вып. 4. С. 178 — 189.

218. Разумова А. Пафос диахронии в филологических текстах круга М. Бахтина и в романе К. Вагинова «Козлиная песнь» // Коллаж-4. М., 2003.

219. Роберта Де Джорджи. Беседы с Александрой Ивановной Федоровой (Вагиновой) // Русская литература. 1997. № 3. С. 186.

220. Рождественский Вс. Константин Вагинов // Литературный Ленинград. 1934. 30 апр. № 20. С. 3.

221. Руднев В. Словарь культуры XX века. М., 1997.

222. Русский авангард. Пути развития: из истории русского авангарда 20 в. СПб., 1999.

223. Сегал Д. Литература как охранная грамота // Slavica Hierosolymitana. Vol. V-VI. 1981. P. 203 244.

224. Семиотика города и городской культуры // Труды по знаковым системам. XVIII. Вып. 664. Тарту, 1984.

225. Силантьев И. Поэтика мотива. М., 2004.

226. Сиповский В. Из истории русского романа и повести. Ч. 1. СПб., 1903.

227. Скарлыгина Е. Судьбы петербургского мифа // Новое литературное обозрение: Теория и история литературы, критика и библиография. М., 1006. № 20.

228. Сойнов С. Творчество К. Вагинова и петербургский текст русской литературы // Дергачевские чтения 2000 г. Екатеринбург, 2001. ч.2.

229. Существует ли петербургский текст? /Под ред. В. М. Марковича и В. Шмида. СПб., 2003.

230. Тизенгаузен О. Салоны и молодые заседания Петербурского Парнаса// Абрахсас. СПб., 1922.

231. Тименчик Р. «Поэтика Санкт-Петербурга» эпохи символизма / постсимволизма // Труды по знаковым системам. Т. 18 (Уч. Зап. ТГУ. Вып. 664). Тарту, 1984.

232. Тименчик Р., Топоров В., Цивьян Т. Сны Блока и «петербургский текст» начала XX века // Тезисы I Всесоюзной (III) конференции «Творчество А. Блока и русская культура XX века». Тарту, 1975.

233. Тимофеев JI. И. Образ повествователя, образ автора // Словарь литературоведческих терминов. М., 1974.

234. Толстая Е. Аким Волынский в литературных «Зеркалах»: 20 годы //Литературное обозрение. 1996. №5-6. С. 145-164.

235. Томашевский Б. Стих и язык: Филологические очерки. М.; Л., 1959.

236. Томашевский Б. В, теория литературы. Поэтика. М.; Л,1925.

237. Топоров В. Из истории русского Аполлинизма: его золотые дни и его крушение. М., 2004.

238. Топоров В. Миф, ритуал, символ, образ. М., 1995.

239. Топоров В. Петербург и петербургский текст русской литературы. СПб, 1992.

240. Топоров В. Космогонические мифы // Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. Т. 2. М., 1982.

241. Тюпа В. Нарраталогия как аналитика повествовательного дискурса («Архиерей» А. П. Чехова). Тверь, 2001.

242. Тюпа В. Постсимволизм: теоретические очерки русской поэзии XX века. Самара, 1998.

243. Тынянов Ю. Поэтика. История литературы. Кино. М.,1977.

244. Тынянов Ю. Литературная эволюция: Избранные труды. М., 2002.

245. Успенский Поэтика композиции // Успенский Б. Семиотика искусства. М., 1995.

246. Фарыно Е. Введение в литературоведение. СПб., 2004.

247. Филиппов Г. Вагинов// Русские писатели 20 века. Биобиблиографический словарь: в 2 ч. Ч. 1. М., 1998.

248. Фрезер Дж. Золотая ветвь. М., 1986.

249. Фрейденберг О. Миф и литература древности. М., 1998.

250. Фрейденберг О. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997.

251. Фрейденберг О. Происхождение пародии // Уч. Зап. ТГУ. 1973. Вып. 308. С. 490 497.

252. Харджиев Н. Статьи об авангарде: в 2 т. М., 1997.

253. Цивьян Т. Сад: природа в культуре или культура в природе? // Натура и культура.М.,1993.

254. Цивьян Т. К теме петербургского текста // Темы и вариации Themes and variations: Сборник статей и материалов к 50-летию Лазаря Флейшмана. Stanford, 1994.

255. Цивьян Т. К происхождению некоторых мотивов «Петербурга» Андрей Белого // Труды по знаковым системам. Т. 18. (Уч. Зап. ТГУ. Т. 18. Вып. 664). Тарту, 1984.

256. Чертков JI. Поэзия Константина Вагинова // Вагинов К. Собрание стихотворений. Munohen, 1982. С. 214.

257. Чичагов В. Город в стихотворениях поэтов Серебряного века. М., 1997.

258. Чичерин А. Возникновене романа-эпопеи. М., 1958.

259. Чичерин А. Ритм образа. М., 1973.

260. Чуковский Н. Константие Вагинов // Чуковский Н. Литературные воспоминания. М.,1989. 179-201.

261. Шестов Л. Достоевский и Ницше // Шестов Л. Философия трагедии. М., 2001.

262. Шиндина О. К описанию «культурологического гербария» романа Вагинова «Козлиная песнь» // Натура и культура. М., 1993. С. 56-60.

263. Шиндина О. Музыкальная тема в романе К.Вагинова «Козлиная песнь» // Русский авангард в кругу европейской культуры.М., 1993.

264. Шиндина О. Несколько замечаний к проблеме «Вагинов и Гумилев» // Н.С. Гумилев и русский Парнас. Спб., 1992. С. 84-91.

265. Шиндина О. О семантике образа сада в художственном мире Вагинова «Козлиная песнь» // Натура и культура. М., 1997.

266. Шиндина О. Роман К. Вагинова «Козлиная песнь» в античной ретроспективе

267. Ширндина О. Мотив барокко в романе К. Вагинова «Козлиная песнь» // Барокко в авангарде авангард в барокко. М., 1993. С. 42-44.

268. Шиндина О. Некоторые особенности поэтики ранней прозы Вагинова // Михаил Кузмин и русская культура XX века: Тезисы и материалы конференции. 15-17 мая 1990 г. Л., 1990. С. 104.

269. Широков В. Миф о Петербурге в поэзии О. Мандельштама 1910-х гг. // Genus poetarum: сб. науч. трудов: К 750летию проф. К. Петросова. Коломна, 1995.

270. Шкловский В. О теории прозы. М., 1983.

271. Шлайфер Р. Обобщающая эстетика жанра: Бахтин, Якобсон, Беньямин / Пер. с англ. // Вопросы литературы. М., 1997. Вып. 2. С. 76- 100.

272. Шмид В. Нарратология. М., 2003.

273. Шмид В. Проза как поэзия. СПб., 1998.

274. Шпенглер О. Закат Европы. М., 1993.

275. Шукуров Д. Автор и герой в метаповествовательном дискурсе К. К. Вагинова. Иваново. 2006.

276. Шукуров Д. Герметизм артистического универсума К. Вагинова //

277. Шукуров Д. Образ автора в романах К. Вагинова «Козлиная песнь» и «Труды и дни Свистонова» // «Серебряный век». Потаенная литература. Иваново. 1997.

278. Уэллек Р., Уоррен О. Теория литературы. М., 1978.

279. Alberes R-M. Histoire du roman moderne. P., 1967.

280. Anemone A. Konstantin and the death of Nikolai Gumilev // Slavic Review. Vol. 48 № 4. P. 632.

281. Anemone A. Sobranie stihotvorenii. By K. Vaginov. Munich, 1982. -The Russian Review, 1984. № 1, P. 291-292.

282. Anemone A., Martynov I. Towards the History of Leningrad Avantgarde: The «Ring of poets». Wiener slavistischer Almanach. Bd. 17. 1986.S. 131-148.

283. Aucuotorier M. La mort de Patarsbourg // St-Petersbourg: une fenetre sur la Russie: villc, modernization, modernite. 1900 1935. P., 2000.

284. Burenina о. «Трагедия» творчества или литература как «остров мертвых»: Набоков и Вагинов // Rev/ des etudes slaves. P., 2000. Т. 72, fasc. 3-4. С. 431-442.

285. Clark R., Holqist M. Mikhail Bakhtin/ Cambridge? Mass., And London, England, 1984.

286. Colmer J. Approaches to the novel. Edinb. 1967.

287. Glane Т. Видение русских авангардов. Praha ,1999.

288. Kassak W. По поводу первого собрания стихотворений Константина Вагинова // Вагинов К. Собр. Стихотворений. Mtmchen, 1982. С. 7-10.

289. Kayser W. The grotesque in art and literature. New York,1981.

290. Klotz V. Zur poetic des romans, Darmstadt, 1965.

291. Malmstad J. Mikhail Kuzmin: a chronicle of his life and time // Кузьмин M. Собрание стихотворений, т. 3. Miinchen, 1977.

292. Malmstad J. Sobranie stihotvorenii. By Konstantin Vaginov. Munich, 1982.Slavic Review, 1984 № 1, P. 160-161.

293. Moscow and St.-Petersburg: The city in Russian culture / ed. By Lilly I. K. Nottingham, 2002. VII.

294. Paleari L. La litteratura e la vita nel romanze di Vaginov // Rassegne Sovietica. 1981. № 5. P. 153 170.

295. Stevich Ph. The history of the novel. NY. 1967.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 359317