Женский вопрос в политике государства и его решение на Южном Урале :1918-1930 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Сытник, Ирина Геннадьевна

Диссертация и автореферат на тему «Женский вопрос в политике государства и его решение на Южном Урале :1918-1930 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 238880
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Сытник, Ирина Геннадьевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Оренбург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
194

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сытник, Ирина Геннадьевна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН.

1.1. Организационные формы и методы привлечения женщин к государственной и общественной деятельности в целях повышения их политической активности.

1.2. Вовлечение женщин в производство. Женская безработица, её экономические, социальные и нравственные последствия.

1.3. Преобразование быта и переориентация духовных ценностей советской женщины.

Глава 2. РАБОТА ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ПАРТИЙНЫХ ОРГАНОВ СРЕДИ ЖЕНЩИН ЮЖНОГО УРАЛА С УЧЁТОМ РЕГИОНАЛЬНОЙ СПЕЦИФИКИ.

2.1. Привлечение крестьянок и казачек к мероприятиям советской власти.

2.2. Изменение роли и места в обществе женщины-мусульманки в новых исторических условиях.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Женский вопрос в политике государства и его решение на Южном Урале :1918-1930 гг."

Актуальность исследования. XX столетие характеризуется радикальным изменением в положении женщин и их всё возрастающей ролью в современном обществе. Борьба за равноправие женщин есть одна из наиболее актуальных проблем современности. Во многих странах мира увеличивается их удельный вес в экономике, политике, культуре, общественной жизни.

Конституция Российской Федерации (часть 3 статьи 19) провозглашает, что «мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации»1. Подпись Правительства Российской Федерации стоит под Конвенцией ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», под Платформой действий, принятой в 1995 году в Пекине, и другими международными документами, закрепляющими реальное равноправие полов и обеспечивающими повышение социального статуса женщин. Однако в нашей стране политические, экономические, социально-культурные реформы обострили глубокие противоречия между идеями и политикой по женскому вопросу, декларациями и реальным положением женщины. Многие негативные социальные явления российского общества по-прежнему имеют «женское лицо». Наиболее характерный показатель в этом плане - уровень женской безработицы: сегодня в России женщины составляют 2/3 официально зарегистрированных безработных. По показателю представительства женщин в органах государственной власти Россия находится на 120-ом месте в мире: в числе 450 депутатов Государственной Думы лишь 34 женщины, что составляет 7,5%; В Совете Федерации из 178 сенато

1 Конституция Российской Федерации. М., 1997. С. 10. ров только 7 женщин (4%); среди депутатов законодательных собраний регионов в целом по стране около 9 % женщин1.

Современные проблемы положения женщин в обществе уходят своими корнями в 1920-е годы, когда формально провозглашенное равенство между мужчиной и женщиной обернулось, по сути, использованием женского потенциала для решения идеологических и экономических задач государства. Это привело к тому, что к прежним обязанностям женщин прибавились новые, связанные с интенсивным участием в сфере промышленного производства, обслуживанием институтов государственной идеологии, военной службой. Именно поэтому изучение положения женщин в первые годы советской власти не только в целом по стране, но, главным образом, в изучаемом регионе, представляет интерес для исследования. Особую актуальность и практическую значимость приобретает в этой связи опыт решения женского вопроса в прошлом, в условиях становления советской власти, поскольку очевидно, что и сегодня российским женщинам свойственен определенный менталитет, имеющий исторические традиции.

Объектом исследования является политика государства в решении женского вопроса.

Предмет исследования: деятельность государственных и партийных органов по реализации основных направлений политики в отношении женщин Южного Урала, повлиявшая на изменение положения женщин в семье и в обществе в 20-е годы XX века.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают 1918-1930 гг. - крайне противоречивый, неоднозначный период, до сих пор не получивший четкой трактовки в исторической науке. Именно в этот период государство, выполняя основные декреты советской власти, активно осуществляло на практике политику в области решения женского вопроса, пыталось изменить положение женщины в новых исторических условиях. На этот же период пришлось массовое вовлечение женщин в производство в

1 Труд. 2003. 19 апреля. связи с экономическими потребностями государства. В результате воздействия указанных факторов закладывались основы противоречий в положении женщины в обществе, менялась сфера её частной жизни, психология и менталитет. Нижняя граница определена нами 1918-ым годом, когда была организована комиссия работниц при ЦК РКП(б), положившая начало массовой работе. Верхняя граница исследования (1930 год) обусловлена сворачиванием деятельности женотделов и фактическим приостановлением реализации на практике женского вопроса, поскольку он понимался как неотъемлемая часть общей борьбы рабочего класса за своё освобождение, и с начала 30-х годов в СССР он был объявлен решённым.

Территориальные границы работы ограничены Южным Уралом. Основной фактический материал касается Оренбургской губернии', Башкирской АССР и Челябинской губернии , характеризующихся относительным сходством исторических и социально-экономических условий развития. Выбор региона обусловлен тем, что в рассматриваемый период здесь не только имелись острые социально-экономические и политические проблемы, но также наблюдалась пестрота этнического и конфессионального состава населения, что не могло не внести свои коррективы в решение женского вопроса.

Степень научной разработанности проблемы. Женский вопрос, опыт его решения в СССР на протяжении многих лет являлся традиционной областью исследований советской исторической науки. В историографии данной проблемы можно выделить четыре этапа: первый - 1917 г. - начало 30-х годов, второй - середина 30-х - первая половина 50-х годов, третий - середина 50-х - 80-е годы, последний - с начала 90-х по настоящее время.

Необходимо отметить, что в советское время методологической основой исторических исследований, в том числе, исследований женской проблема

1 С сентября 1920 г. по декабрь 1924 г. Оренбургская губерния входила в состав Киргизской АССР, а Оренбург стал столицей этой республики. 6 апреля 1925 г. была восстановлена самостоятельность Оренбургской губернии, просуществовавшей до мая 1928 г., когда она была преобразована в Оренбургский округ Средне-Волжской губернии, а с 1929 г. - Средне-Волжского края.

С ноября 1923 г. - Челябинского округа в составе Уральской области. тики, являлся марксизм. Начало этому подходу к решению женского вопроса было положено Ф. Энгельсом в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В его основе лежало признание социального фактора в качестве источника угнетения женщины. Порабощение женщин при капитализме, как и эксплуатация пролетариата, по мнению Энгельса, вызваны разделением труда и наличием частной собственности. Женщина-работница испытывает двойной гнёт - со стороны капитала и буржуазной семьи. Задача эмансипации женщины считалась неотделимой от классового освобождения1.

Значительный вклад в разработку марксистского направления внёс А. Бебель - автор глубоких научных разработок по проблемам женщин и женского вопроса в обществе . Его труд «Женщина и социализм», рассказывающий о положении женщины с первобытных времен до капиталистической эпохи и о будущей жизни женщины при социализме и коммунизме, относится к числу наиболее известных книг в марксистской литературе. В книге также рассматриваются вопросы о взаимоотношениях мужчины и женщины, брака и семьи, воспитания детей и др. Занимая компромиссную позицию между сторонниками феминизма, которые признавали за женщинами право на самостоятельную борьбу за свои права, и марксистами, Бебель считал, что женщины разных классов «.могут вести борьбу, маршируя отдельно, но сражаясь вместе. Это верно для всех областей, в которых дело идет о равноправии женщин с мужчинами на основе современного государственного и общественного порядка. Наряду с этим пролетарские женщины имеют особый интерес бороться рука об руку с пролетариями - мужьями. за коренной общественный переворот». Однако окончательное и полное освобождение

1 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1980. С. 139,141.

2 Бебель А. Женщина и социализм. М., 1959; Он же. Положение женщины в настоящем и будущем : пер. с нем. Пг., 1918. женщин Бебель, как марксист, полагал возможным лишь в результате революции и обобществления средств производства1.

Идеи полного юридического и фактического равенства женщин, возможности их участия во всех областях общественной жизни, на которых были основаны исследования советских историков, нашли широкое отражение в трудах В. И. Ленина . Давая оценку первым законодательным актам Советской власти, направленным на раскрепощение женщины и утверждение её равноправия, он отмечал, что «.ни одно государство и ни одно демократическое законодательство не сделало для женщины и половины того, что сделала Советская власть в первые же месяцы своего существования» . Но юридические гарантии равноправия женщин, по мнению В. И. Ленина, составляли только одну сторону решения женского вопроса. Более сложная сторона этой проблемы была связана с созданием условий, обеспечивающих фактическое социально-экономическое и культурное равенство полов.

Эта сторона вопроса занимала решающее место в разработанном В. И. Лениным плане достижения фактического равенства женщин, который включал, во-первых, максимально широкое вовлечение женщин в процесс общественного производства при одновременном повышении квалификации их труда и, во-вторых, улучшение быта женщин, создание им условий для сочетания трудовых и семейных ролей. Подчеркивая основополагающее значение участия женщин в общественном производстве, В. И. Ленин писал, что для полного освобождения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной нужно, чтобы «было общественное хозяйство, и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде. Тогда женщина будет занимать такое же положение, как и мужчина»4.

1 Бебель А. Женщина и социализм. М., 1959.

2 Ленин В. И. Развитие капитализма в России // Полн. собр. соч. Т. 3; Капитализм и женский труд // Там же. Т. 23; Проект резолюции международной женской социалистической конференции // Там же. Т. 26; Великий почин // Там же. Т. 39; К женщинам работницам // Там же. Т. 40; Советская власть и положение женщины // Там же. Т. 39; Международный день работниц // Там же. Т. 42 и др.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 201.

4 Там же. С. 201.

Предвидя трудности, связанные с осуществлением этой политики, он отмечал следующее: «Это - борьба длительная, требующая коренной переделки и общественной техники и нравов»1. Однако, по мнению Ленина, нельзя стремиться к абсолютному, механическому уравнению женщины с мужчиной: «Речь идет не о том, чтобы уравнять женщину в производительности труда, размере труда, длительности его, в условиях труда, .а о том, чтобы женщина не была угнетена её хозяйственным положением в отличие от мужчины» . По убеждению Ленина, именно домашний труд женщин является «.работою до дикости непроизводительною, мелочною, изнервливающею, о отупляющею, забивающею» .

Для улучшения быта женщин, изменения их роли в семье В. И. Ленин настаивал на расширении системы услуг предприятий службы быта, торговли, общественного питания, жилищно-коммунального хозяйства, которые «.на деле способны освободить женщину, на деле способны уменьшить и уничтожить ее неравенство с мужчиной.»4. Называя общественные столовые, ясли, детские сады «ростками коммунизма», он подчеркивал, что при поддержке пролетарской государственной власти «ростки коммунизма не зачахнут, а разрастутся и разовьются в полный коммунизм»5.

Следует, однако, отметить, что идеям о создании мощной бытовой инфраструктуры так и не суждено было воплотиться в жизнь - все они оказались, в основном, лишь сформулированными социальными иллюзиями. Система общественного питания и службы быта в нашей стране не развилась и до сих пор до такого уровня, чтобы освободить женщин от домашней работы.

Заслуга в разработке своеобразных теоретических основ решения женского вопроса применительно к социалистическому обществу принадлежит

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 40. С. 193.

2 Там же. Т. 39. С. 201.

3 Там же. С. 24.

4 Там же. С. 24.

5 Там же. С. 26.

А. М. Коллонтай1. Смысл понятия «женский вопрос» она определяет как «.конфликт между современным бесправным положением женщины и пробудившимся в ней сознанием своей личности» , поэтому «отдельного, самостоятельного «женского вопроса» не существует; противоречие, которое при буржуазном строе угнетает женщину, является неотъемлемой частью великой социальной проблемы борьбы труда и капитала»3. В качестве конечной цели женщины-работницы Коллонтай определяла разрушение старого антагонистического классового мира. В вопросах семьи она требовала решительной ломки традиционных отношений. По её мнению до тех пор, пока женщина зависит от мужчины и не участвует в общественной и производственной жизни, она не может стать свободной и равноправной. В 1919 г. Коллонтай писала: «Семья отмирает, она не нужна ни государству, ни людям. .на месте эгоистической замкнутой семейной ячейки вырастает большая всемирная, трудовая семья.»4.

Первый этап в исследовании проблем женского вопроса связан непосредственно с функционированием женотделов - специальных органов по работе среди женщин. Именно в этот период женская проблематика стала представлять большой интерес для исследователей в новых условиях Советской России.

Авторами трудов по женскому вопросу в первые послереволюционные годы были преимущественно деятели большевистской партии5, в том числе и организаторы женского движения И. Ф. Арманд, Н. К. Крупская, К. И. Николаева, К. Н. Самойлова и др. В их работах пропагандировалась и разъясня

1 Коллонтай А. М. Семья и коммунистическое государство. М. ; Пг., 1918; Она лее. К истории движения работниц в России // Коммунистическая партия и организация работниц: сб. М., 1919; Она же. За три года. М., 1920; Она же. Работницы, крестьянки и Красный фронт. М., 1920 и др.

Коллонтай А. М. Социальные основы женского вопроса. СПб., 1909. С. 34.

3 Коллонтай А. М. Труд женщины в эволюции народного хозяйства. М., 1923. С. 22.

4 Коллонтай А. М. Семья в коммунистическом обществе. Одесса, 1919. С. 15.

5 Енукидзе А. С. Женщины в Советах. М.; Л., 1928; Киров С. М. Мы зовём вас, товарищи женщины, на борьбу за светлую будущность // Избранные статьи и речи. М., 1957; Куйбышев В. В. Новая экономическая политика и задачи женотделов // Коммунистка. 1921. № 16-17; Луначарский А. В. О народном образовании. М., 1958; Семашко Н. А. Красная Армия и Красный медицинский персонал // Коммунистка. 1920. № 1-2 и др. лась деятельность партийных и государственных органов среди женщин, распространялись идеи, составляющие основу политики, направленной на эмансипацию женщин. Широко обсуждались вопросы, связанные с привлечением женщин в Красную Армию, с ликвидацией неграмотности, с проблемами охраны материнства, младенчества и детства1. Эти работы вполне могут быть использованы и в качестве исторического источника, не лишённого, однако, субъективных моментов, для анализа поставленной проблемы.

С начала 20-х годов XX в. появляются исследования по проблемам женского труда и его использования, поскольку вопрос о вовлечении женщин в общественное производство считался одним из наиболее актуальных в первое десятилетие советской власти2.

Многие авторы должное внимание уделяли проблеме женской безрабоо тицы . Ценность этих работ состоит в том, что в них были предприняты попытки проанализировать причины безработицы, определить её динамику и даже разработать эффективные меры по её смягчению.

Вопросы о роли женщины в обществе, о её предназначении, о семье и браке активно дискутировались в средствах массовой информации. Высказывались идеи о буржуазности и ненужности моногамного брака для рабочих и

1 Крупская Н. К. О работе среди женщин. М.; Л., 1926; Она же. Заветы Ленина о раскрепощении женщины. М., 1933; Она же. Женщина - равноправный гражданин СССР : сб. статей и речей. М., 1937; Арманд И. Ф. Женское рабочее движение и война. М., 1919; Она же. Работница и организация производства // Коммунистка. 1920. № 1-2; Она же. Очередные задачи по работе среди женщин. М., 1920; Николаева К. И. РКП и работа среди трудящихся женщин. М. ; Л., 1925; Она же. О социальном воспитании детей // Коммунистка. 1920. № 5; Самойлова К. Н. Работница в Российской революции. Пг., 1919; Она же. Организация работниц - неотложная задача. Харьков, 1920;

2 Зорина С. Работа партячейки среди женщин на предприятиях. М. ; Л., 1928; Каминская П. Д. Работница в промышленности. М. ; Л., 1928; Каплун С. И. Женский труд и охрана его в Советской республике. М., 1921; Полонская Л. Г. Пролетарка в хозяйстве СССР и профсоюзы. М., 1926; Рашин А. Г. Женский труд в СССР. М., 1928; Рейиберг Л. А. Работница и профессиональное обучение. М., 1925; Рязанова А. Женский труд. М., 1923; Она же. Почему коммунисты отстаивают женский труд в производстве. М. ; Л., 1926; Сейфи М. С. Женский труд на девятом году Октябрьской революции. М., 1926; Серебренников Г. Н. Женский труд в СССР. М., 1934 и др.

3 Аникст А. Безработица и женский труд в России // Коммунистка. 1922. № 2; Исаев А. Безработица среди женщин и борьба с нею. М., 1926; Коллонтай А. М. Трудовая повинность и охрана женского труда // Коммунистка. 1920. №1-2; Каплун С. И. Современные проблемы женского труда и быта (1921-1925). М., 1925 и др. крестьян; семья и домашнее хозяйство объявлялись «вредным пережитком

1 'л старины» . В оборот вводилось понятие «половой коммунизм» . Предлагалась регламентация личной жизни женщин и мужчин на основе классовой, о пролетарской этики . В популярной в те годы работе А. Залкинда «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата» отмечалось, что «.класс, в интересах революционной целесообразности, имеет право вмешаться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всём подчиняться классовому, ничем последнему не мешая и во всём его обслуживая»4.

В 30-40-е годы прошлого века женский вопрос, который большевики понимали как «.неотъемлемую часть общей борьбы рабочего класса за своё освобождение»5, был провозглашен решённым. Ликвидировались женотделы, поэтому разработка темы была приостановлена, и интерес к ней утрачен. Немногочисленные исследования этого периода носили политический и декларативный характер, в них отсутствовал научный анализ происходящих событий. Смысл всех работ, как правило, сводится к сравнению успехов, достигнутых в решении женского вопроса за годы советской власти, с показателями Царской России: «ужасному прошлому» и «рабской забитости» женщин при капитализме противопоставлялись «прекрасное настоящее» и свободный труд советских женщин на социалистическом производстве. Некоторые авторы, давая характеристику положения женщин в обществе, особо подчёркивали значение женского труда в промышленности, в колхозном строительстве и пр.6 Позже, в 30-е годы, идеи 20-х годов об отмирании семьи

1 Первый Всероссийский съезд работниц 16-21 ноября 1918 года и его резолюции. Харьков, 1920. С. 12; Тезисы о коммунистической морали в области брачных отношений //Коммунистка. 1921. № 12-13

2 Коллонтай А. М. Новая мораль и рабочий класс. Пг., 1919.

3 Залкинд А. Б. Половой вопрос в условиях советской общественности : сб. ст. Л.,

1926.

4 Залкинд А. Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата // Родина. 1995. №9. С. 51.

5 Билыпай В. Л. Советская демократия и равноправие женщин в СССР. М., 1948.

6 Николаева К. И., Карасева Л. Е. Женщина в боях за коммунизм. М., 1940; Араловец Н. Д. Советская женщина - великая сила советского государства. М., 1946; Она же. Женский труд в промышленности. М., 1954; Карасева Л. Е. Женщина в колхозах - большая сила. М., 1949; Кирсанова К. И. Полное равноправие женщин в СССР. М., 1936 и др. уже называются «контрреволюционными теорийками», идеями врагов, которые «делали ставку на вербовку шпионов среди разложившихся в семейно-бытовом отношении людей»1. Эта тенденция особенно наглядно проявилась в работах академика С. Я. Вольфсона, который в 20-е годы утверждал, что социализм якобы несёт с собою отмирание семьи, а в 30-е годы уже заявлял, что утверждения об отмирании семьи в эпоху социализма глубоко ошибочны и даже вредны, и что «с продвижением советского социалистического государства к коммунизму семья будет продолжать развиваться и укрепляться» .

Положение в отечественной историографии изменилось во второй половине 50-х годов, когда начался новый этап в исследовании темы (середина 50-х - 80-е годы XX века). Всплеск интереса к истории советских женщин связан с изменениями в обществе после XX съезда КПСС, которые позволили более объективно подойти к изучению проблемы. Само понятие «женский вопрос» получило иную, по сравнению с предыдущим периодом, трактовку в историографии: его стали определять как «.сложнейшую социальную проблему, охватывающую экономические, политические, правовые, этические стороны общественной жизни» .

Анализ научной литературы данного периода показывает преобладание в ней утверждений о решённости женского вопроса. Внимание большинства исследователей было сосредоточено на отражении ведущей роли коммунистической партии и советского государства в решении женского вопроса, в освобождении женщин от тяжелого наследия прошлого4. Перечисленным работам в значительной мере присущи переоценка, часто просто преувеличение успехов и достижений и замалчивание нерешенных острых проблем и трудностей.

1 Цит. по: Киселёва Т. Г., Стрельцов Ю. А., Стрельцова Е. Ю. Культура и революция: историческая хроника первых послеоктябрьских десятилетий : курс лекций. М., 1998. С. 175.

2 Цит. по: Марков А. Был ли секс при советской власти? // Родина. 1995. № 9. С. 5155.

3 Билылай В. Л. Решение женского вопроса в СССР. М., 1959. С. 8.

4 Опыт КПСС в решении женского вопроса / под ред. Н. И. Кондакова. М., 1981; Ткаченко В.М. Опыт решения женского вопроса в СССР. Минск, 1975 и др.

Работа В. Л. Билынай «Решение женского вопроса в СССР» была первым обобщающим трудом, в котором рассматривалось женское движение первой половины XX века (до 1956 года). Автор утверждает пробуждение социальной активности женщин в первые годы советской власти. К сожалению, в исследовании отсутствует подробный анализ форм и методов организации работы среди женщин и их политического статуса1.

Вопросы социальной активности женщин в первые годы советской власти разработаны достаточно основательно Е. Д. Емельяновой2. Научное исследование содержит богатый фактический материал. Автор, делая аргументированные выводы о характере, специфике и результатах деятельности большевиков в первые годы советской власти, не ставит в исследовании задачу всестороннего освещения опыта решения женского вопроса в целом по стране, ограничившись изучением его лишь в центральной европейской части СССР.

В исследовании П. М. Чиркова «Решение женского вопроса в СССР» впервые в полном объёме рассматриваются основные аспекты проблемы. Среди них: формы работы женотделов и женорганизаторов; создание аппарата для работы среди женщин в Советах, профсоюзных, комсомольских организациях; формы и методы вовлечения женщин в общественное производство, борьбы с женской безработицей и проституцией (проблема проституции в советской историографии исследовалась впервые, начиная с 20-х годов); а также демографические изменения в первые десятилетия советской власти3.

В кратком историческом очерке «Женщины Страны Советов» с привлечением фактического материала и цифровых данных представлены вопросы решения проблем женского равноправия в неразрывной связи с социалистическим строительством. Итогом исследования служит утверждение о том,

1 Билыпай В. Л. Решение женского вопроса в СССР. М., 1959.

2 Емельянова Е. Д. Революция, партия, женщина. Опыт работы коммунистической партии среди трудящихся женщин (октябрь 1917 - 1925 гг.). Смоленск, 1971.

3 Чирков П. М. Решение женского вопроса в СССР. (1917-1937 гг.). М., 1978. что «под руководством Коммунистической партии в СССР впервые в мире был решён женский вопрос»1.

С середины 60-х годов ежегодно стал выходить статистический сборник «Женщины в СССР». В эти же годы было издано несколько сборников воспоминаний активных деятельниц женского движения. Некоторые из них содержат не только воспоминания, но и статьи, написанные с привлечением партийных документов, архивных материалов и периодической печати, что делает эти работы достаточно ценными и содержательными для их использования . Ряд исследований этого периода посвящён проблеме положения женщин в республиках СССР, их раскрепощению в годы советской власти, работе по политическому и культурному просвещению тружениц Востока3.

В этот же период появляется множество кандидатских диссертаций, однотипных и по названию, и по содержанию и различающихся лишь территориальными и хронологическими рамками исследования4. Они обобщают опыт решения женского вопроса в СССР в целом, а женское движение рас

1 Женщины Страны Советов. Краткий исторический очерк. М., 1977. С. 3.

2 Славные большевички. М., 1958; Женщина в революции. М., 1959; В едином строю. М., 1960; Участницы великого созидания. М., 1962; Женщины Урала в революции и труде. Свердловск, 1963 и др.

3 Гафарова М. К. Духовный облик женщины Советского Востока. Душанбе, 1969; Набиева Р. А. Женщины Таджикистана в борьбе за социализм. Душанбе, 1973; Пальвано-ва Б. П. Изменение положения женщин Средней Азии и Казахстана в условиях социализма. М., 1972; Она же. Эмансипация мусульманки: Опыт раскрепощения женщины Советского Востока. М., 1982; Татыбекова Ж. С. Женщины Советской Киргизии в борьбе за социализм и коммунизм. Фрунзе, 1967; Шукурова Х.С. Социализм и женщина Узбекистана. Ташкент, 1970 и др.

4 Абрамова П. Ф. Деятельность партийных организаций Северного Кавказа по вовлечению трудящихся женщин в социалистическое строительство в период построения фундамента социализма (1926-1932). На материалах Ставрополья и Кубани : дис. . канд. ист. наук. М., 1976; Биктимирова Т. А. Деятельность партийных организаций Среднего Поволжья по вовлечению женщин в социалистическое строительство (1921-1926) : дис. . канд. ист. наук. Казань, 1981; Зайченко В. Н. Коммунистическая партия - организатор вовлечения женщин северных народностей в строительство социализма (1917-1937). На материалах Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского национальных округов : дис. . канд. ист. наук. Тюмень, 1978; Иванова Л. Т. Раскрепощение женщин Якутии и их роль в социалистическом строительстве (1917-1937) : дис. . канд. ист. наук. Якутск, 1971; Кузьмина М. А. Деятельность партийных организаций Восточной Сибири по вовлечению женщин в социалистическое строительство (1926-1929) : дис. . канд. ист. наук. Иркутск, 1978; Мартыненко М. Н. Деятельность Карачаевской и Черкесской партийной организации по раскрепощению женщин-горянок (1920-1937) : дис. . канд. ист. наук. Пятигорск, 1969 и др. сматривается как одна из движущих сил пролетарской революции. Необходимо отметить, что привлечение широкого круга источников в этих исследованиях дало возможность авторам преодолеть догматизм и отразить многообразные формы и методы работы среди женщин, проанализировать политику государства в области решения женского вопроса, трудности её осуществления и результаты в 20-е - 30-е годы XX века.

Научную значимость представляют и монографии, посвящённые занятости женщин в общественном производстве и проблеме безработицы. Каждая из этих работ в той или иной мере, несомненно, внесла определённый вклад в

1 2 разработку этой сложной тематики . Исследование Н.Д. Араловец посвящено одной из главных проблем раскрепощения женщин - вовлечению её в общественное производство. Характеризуя женский труд сначала в промышленности царской России, а затем в послереволюционном государстве, автор приходит к выводу, подтверждающему последовательность политики советского государства по вовлечению женщин в общественное производство.

О серьёзном переосмыслении темы при сохранении интереса к женской проблематике свидетельствует последний этап изучения проблемы (с начала 90-х годов). Сегодня преобладает оценка женского вопроса, как нерешённого в советском обществе. «Новое мышление предполагает изменение этого стереотипа (утверждения о решённости женского вопроса - И. Сытник), правдивое отражение в массовом сознании, образе мышления женских проблем, новый подход к их решению, учитывающий весь спектр изменений, усложнения роли, функций женщины в процессе социального и культурного прогресса человечества. Это диктует настоятельную потребность преодолеть консерватизм в оценке женских проблем.» .

1 Михайлюк В. Б. Использование женского труда в народном хозяйстве. М., 1970; Абрамова А. А. Труд женщин. М., 1987; Машика Т. А. Социально-экономические особенности труда женщин при социализме. Киев, 1981; Она же. Занятость женщин и материнство. М., 1989 и др.

2 Араловец Н. Д. Женский труд в промышленности СССР. М., 1954.

3 Женский вопрос: точки зрения и подходы к новому осмыслению : сб. ст. М. 1991.

С.10.

В настоящее время история советских женщин представлена новыми, ранее не исследованными сюжетами. Расширился доступ исследователей к документальным материалам, хранящимся в фондах центральных и местных архивов. Вместо прежних утверждений - «освобождение», «вовлечение в общественное производство», «политическое воспитание женщин», появляются противоположные оценки: «жертва государственной политики», «двойная занятость»1.

Исследователи Н. Захарова, А. Посадская, Н. Римашевская пришли к выводу об отсутствии в историографии целостной концепции решения женского вопроса, в которой непротиворечиво сочетались бы её новые и старые аспекты - экономические, демографические, правовые, социальные, национальные. Актуально звучит мысль и о своевременности вопроса об усилении междисциплинарных исследований по данной проблематике. В своём коллективном труде авторы утверждают, что в настоящее время «мировое сообщество рассматривает положение женщин в числе глобальных проблем человечества»2.

На глубоко укоренившуюся практику рассуждения о женском вопросе на уровне обыденного сознания указала в своём исследовании Л. Т. Шинеле-ва, считающая, что подобный подход приводит зачастую к неверным оценкам проблемы3. По мнению социолога Р. Г. Яновского представления о роли женщины в обществе - это отражение идеологических и теоретических стереотипов, которые не исчезли после провозглашения юридического равенства мужчины и женщины4.

Работы историка С. Айвазовой рассматривают корни негативных явлений в положении женщин и отмечают замену понятий «эмансипация» и

1 Градскова Ю. В. Женская биография и «переписывание истории»: случай СССР // Альманах тендерной истории «Адам и Ева». СПб., 2003.

2 Захарова Н., Посадская А., Римашевская Н. Как мы решаем женский вопрос // Коммунист. 1989. №4.

3 Шинелева Л. Т. Женщина и общество: декларация и реальность. М., 1990.

4 Яновский Р. Г. Женщина и общество: социально-политический аспект // Социол. исслед. 1992. № 5. женская личность» на «женский вопрос» и «женские массы». Критикуя марксистскую теорию освобождения женщин, автор подчёркивает, что рассмотрение проблемы угнетения женщин с помощью категорий классового анализа является весьма упрощённым, поскольку эта проблема сложилась ещё в доклассовую эпоху. «Исчезновение личности, исчезновение человека -мужчины и женщины - главный итог решения великой исторической задачи по обеспечению женского равноправия в нашем обществе» - отмечает исследователь1.

О. А. Хасбулатова в своих исследованиях соглашается с точкой зрения некоторых отечественных исследователей (С. Айвазовой, Н. Захаровой, А. Посадской, Н. Римашевской) и заявляет, что «.в историческом анализе решения женского вопроса следует выделять два уровня - заявленные цели политики, т.е. идеологическую составляющую, и практику реализации, так как стремление создать условия для самореализации женщин (идеологическое декларирование), всегда сопровождалось прагматическим приспособлением этой идеи к практическому решению текущих задач партии и государства»2. Автор выделяет основные направления «женской» государственной политики. Среди них: обеспечение юридического равенства с мужчинами; широкое привлечение к общественному производительному труду; семейная политика, включающая раскрепощение женщин в семье, обобществление домашнего хозяйства, общественное воспитание детей; участие в управлении государством; просвещение и образование женщин, их коммунистическое воспитание3.

Интересна работа И. Ветринской и Р. Огинского, которые, прослеживая историю развития феминистской мысли в России в разные периоды, утвер

1 Айвазова С. Идейные истоки женского движения в России // Обществ, науки и современность. 1991. № 4; Она же. К истории феминизма // Обществ, науки и современность. 1992. № 6.

2 Хасбулатова О. А. Обзор опыта советской государственной политики в отношении женщин // Тендерная реконструкция политических систем / ред.-сост. Н. М. Степанова, Е. В. Кочкина. СПб., 2004. С. 397-398.

3 Там же. ждают, что первыми феминистками в нашей стране стали относительно обеспеченные, а, значит, свободные женщины. Никому из них не приходило в голову распространять феминистские идеи на низшие слои общества - крестьянство, «мастеровой люд», пролетариат. Можно согласиться с мнением авторов, которые заявляют, что после 1917 г. воплощение феминизма в его крайних формах ожидала та же участь, что и коммунизм, а цель государственного декларирования равенства полов состояла не в достижении справедливости, а в необходимости привлечь в индустрию дешёвую рабочую силу1.

Проблема научного осмысления роли и места женщин в прошлом и в новой исторической обстановке находилась в центре внимания научно-практических конференций, международных конгрессов и семинаров2.

На XIII всемирном социологическом конгрессе (1997 г.), посвящённом проблемам женщин и семьи, в выступлении Ф. Каснер «Исторический анализ изменения положения женщины в России в XX веке: взгляд с Запада» была проанализирована динамика соотношения между официальной идеологией и реальной общественной практикой по женскому вопросу. При этом в качестве определяющего признака периодизации проблемы положения женщин в обществе используется «время правления партийных секретарей» . Исследователь приходит к выводу, что Россия вступила в новый этап своей истории, не имея ресурсов для создания социальных благ в области защиты детства,

1 Ветринская И., Огинский Р. Истоки и смысл русского феминизма // Семья и школа. 1999. № 5-6.

2 Женщины России - вчера, сегодня, завтра : материалы докл. и выступ, на Рос,-Американ. науч.-практ. конф. М., 1994; Женщины России в XX столетии: уроки прошлого, реалии и перспективы : материалы межрегион. науч. конф. Иваново, 1993; Мужчины, женщины и исторический процесс: изучение явлений под влиянием родовой истории (роль рода и отношения между мужчинами и женщинами в основных исторических трансформациях - политических, социальных и религиозных). XVIII Междунар. конгресс исторических наук. Монреаль, 1995; Женщины и общество: вопросы теории, методологии и социальных исследований : третья междунар. конф. Ижевск, 1997; Социально-правовой статус женщины в исторической ретроспективе : материалы междунар. науч. конф. Иваново, 1997; Женщины России на рубеже ХХ-ХХ1 веков : материалы междунар. науч. конф. Иваново, 1998 и др.

3 Каснер Ф. Исторический анализ изменения положения женщины в России в XX веке: взгляд с Запада / Проблемы женщин и семьи глазами социологов : сб. докл. на XIII всемирном социол. конгрессе. М., 1997. возможностей общественного ведения хозяйства, которое бы облегчило женщинам бремя домашних забот. А к концу 30-х годов идеал равенства полов и вовсе «стал бессмыслицей, хотя и сохранился язык и терминология эмансипации»1.

В методологии современной исторической науки появились новые категории - тендер, тендерные исследования; они становятся самостоятельным, о совершенно новым направлением в историографии . Вопросы тендерных исследований, на наш взгляд, тесно связаны с разработкой проблемы изменения роли и места женщин в новых исторических условиях. Так, российский историк Е. Н. Цимбаева считает, что складывание и существование наций всегда рассматривалось в связи с различными проблемами: территориальными, политическими, этническими, социальными, религиозными. Однако, «прежде всего и раньше всего нация объединяет два во многом противоположных пола, без анализа взаимодействия которых невозможно понять многие национальные особенности той или иной страны». Автор утверждает, что сфера внимания исследователей тендера - «те тонкие социокультурные отличия, которые вытекают из разницы женского и мужского менталитета, разницы, обусловленной традиционными отличиями воспитания, психики и образа жизни»3. Российский социолог Л. Ю. Бондаренко утверждает, что за последнее столетие социальные роли женщин претерпели сильные изменения, однако, вслед за американскими социологами отмечает, что женщины, со

1 Каснер Ф. Исторический анализ изменения положения женщины в России в XX веке: взгляд с Запада / Проблемы женщин и семьи глазами социологов : сб. докл. на XIII всемирном социол. конгрессе. М., 1997. С. 53.

2 Абубикирова Н. И. Что такое «тендер»? // Обществ, науки и современность. 1996. № 6; Тендерная история: pro et contra : межвузовский сб. дискуссионных материалов и программ / под ред. М. Г. Муравьёвой. СПб., 2000; Тендерная реконструкция политических систем / ред.-сост. Н. М. Степанова, Е. В. Кочкина. СПб., 2004; Пушкарёва П. J1. Тендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы // Вопр. истории. 1998. № 6 и др.

3 Цимбаева Е. Н. «Тендер» как категория исторического анализа // Вестн. Моск. унта. Сер. 8, История. 1999. № 3. С. 130-141. ставляющие половину населения Земли, выполняют 2/3 работы в мире, получают 1/10 всех доходов и владеют менее чем 1/100 всей собственности1.

На протяжении всего периода исследования данная тема находилась и в центре внимания зарубежной науки. Различные аспекты положения и роли женщин в СССР являются предметом детального анализа в международной историографии.

Ещё в конце 1970-х годов была опубликована наиболее известная монография американского историка Р. Стайтса «Женское освободительное движение в России. Феминизм, нигилизм и большевизм. 1860-1930», переизданная в 1991 г. в США, а затем переведённая на русский язык . Автор рассматривает историю женской социальной активности и утверждает, что марксистское или пролетарское женское движение, которое возглавляли «интеллектуалы», просуществовало с 1905 по 1930 год, когда произошла ликвидация женотделов.

В работе американского исследователя В. Голдман прослеживается становление взглядов на роль и положение женщины в семье и обществе. Работа написана в 90-е годы XX века с привлечением периодики и материалов российских архивов. Автор связывает политику государства в отношении женщин, «.развившуюся на почве нищеты», с революционными социалистическими идеями. Позже эта политика, утверждает Голдман, оказалась деформирована «государственным репрессивным воздействием». Несмотря на это, последующие поколения советских женщин «привыкли считать жизнь в своей стране настоящим социализмом, принесшим ей освобождение»3.

1 Бондаренко J1. Ю. Мир, в котором мы живём. Ролевые сходства и различия между российскими и американскими женщинами // Обществ, науки и современность. 1997. № 3; Lindsey L. Gender Roles: A Sociological Perspective. New York, 1994.

2 Stites R. The Women's Liberation Movement in Russia. Feminism, Nihilism and Bolshevism. 1860-1930. Princeton University Press. Princeton, New Jersey, 1991. (Стайте P. Женское освободительное движение в России. Феминизм, нигилизм и большевизм. 18601930. М., 2004.

3 Goldman W. Z. Women The State and Revolution. Soviet Family Policy and Social Life. 1917-1936. Cambridge, 1993. P. 311.

Среди наиболее интересных и объективных работ по исследуемой проблеме - статья американского историка Алёны Хейтлингер «Марксизм, феминизм и равенство полов»1. Автор выделяет не менее 4-х причин, которые позволяют судить о нерешённости женского вопроса в СССР: низкий уровень жизни и жизненного стандарта; традиционность общества и господство в умах людей старых представлений и взглядов; концентрация женской рабочей силы в тех секторах экономики, которые плохо оплачивались, наличие сталинской модели экономики, делавшей упор на тяжёлую индустрию и не способной учесть интересы женщин; и, наконец, навязывание «сверху» жизненных приоритетов и ценностей, пропаганда ориентации на внесемейные ценности2.

Немецкий исследователь Б. Физелер в статье «Русские женщины (18601930) в зеркале исторического исследования» отмечает, что изучение женщин России как отдельной группы не нашло какого-либо места в исторических исследованиях, поскольку историков прежде всего интересовала женская часть населения России как целевая группа, к которой была обращена социал-демократическая политика в области женского вопроса и вопросов семьи. Она также отмечает, что, по мнению западных исследователей, большая часть женского населения в городе и на селе в советские годы сохраняла свой старый традиционный образ мышления и образ жизни, и вряд ли можно говорить о какой-либо широкой мобилизации женщин через женотдел при о

ЦК большевистской партии .

Женское движение в России в 1860-1917 гг. и политическую активность женщин Советской России в период с 1917 по 1940 гг. рассматривает в своей работе американская исследовательница К. Портер4. Впервые в западных ис

1 Heitlinger A. Marxism, Feminism and Sex Equality / Women in Eastern Europe and the Soviet Union. New York, 1980.

2 Цит. по: Пушкарёва H. Jl. Русская женщина: история и современность. Два века изучения «женской темы» русской и зарубежной наукой, 1980-2000. М., 2002. С. 105.

3 Общественные науки за рубежом : реферативный журнал. Сер. 5, История. М., 1992. №5. С. 8-15.

4 Porter Cathy. Women in Revolutionary Russia Cambridge, 1987. следованиях поставлен вопрос о так называемых «бабьих бунтах» во время коллективизации и их причинах. Этой проблеме посвящена статья американской исследовательницы В. Линн1.

На региональном уровне проблема положения женщин в обществе и государственной политики в решении женского вопроса представлена в многочисленных исследованиях лишь в общих чертах. Работы советского периода, посвященные истории партийного строительства на Южном Урале, отличает идеологизированный подход к рассматриваемой теме2.

Изучались вопросы привлечения крестьянок в советское строительство , отдельные аспекты ликвидации неграмотности, культурного развития, а также изменения быта сельского населения, в том числе женского4.

Рассматривая социально-демографическое положение в Оренбургском крае и людские потери в ходе гражданской войны и в начале 1920-х годов, оренбургские исследователи Л. И. Футорянский и В. А. Лабузов приходят к выводу о значительном преобладании численности женского населения над мужским, что замедляло процесс восстановления экономики5.

Проблема социальных конфликтов и участия в них женщин села, в том числе в рассматриваемый период, поднята в работах оренбургского историка Д. А. Сафонова6. Автор допускает вероятность того, что хотя в источниках,

1 Linne V. «Bab'i Bunty» and Peasant Women Protest During Collectivization // Russian Review. 1986. № 1.

2 Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. Челябинск, 1983; Фельдман В. В. Коммунисты Урала в борьбе за восстановление народного хозяйства (1921-1925). Свердловск, 1976 и др.

3 Куренкова Ю. О. Крестьянство и сельские советы Южного Урала в 1922-1929 гг. : дис. . канд. ист. наук. Оренбург, 2003.

4 Павлова JI. В. Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897-1939 гг. (на материалах Оренбуржья) : дис. . канд. ист. наук. Оренбург, 2006; Попов М. В. Культура и быт крестьян Урала в 1920-1941 годах. Екатеринбург, 1997.

5 Футорянский JI. И., Лабузов В. А. Из истории Оренбургского края в период восстановления (1921-1927 гг.). Оренбург, 1998.

6 Сафонов Д. А. Женщины села и социальные конфликты (вторая половина XIX -начало XX вв.) // Женщины села: проблемы адаптации к историческим условиям России : материалы науч.-практ. конф. Оренбург, 2002. С. 65-71. Он же. Великая крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал. Оренбург, 1999. повествующих о социальных конфликтах, участие сельских женщин не выделялось специально, однако, это вовсе не означает их пассивность.

В контексте исследуемой темы работа исследователя Южного Урала И. В. Нарского освещает социальные, нравственные и другие последствия революции в жизни населения Урала в первое послереволюционное пятилетие1. Положению женщин Башкирии, в том числе, в 1920-е годы посвящён сборник «Женщины Башкирии»2, где, к сожалению, отсутствует тендерный подход к проблеме. Вопросы становления социалистической семьи и развития семейных отношений в Башкирии рассматриваются в работе уфимского исо следователя 3. 3. Нафикова . Некритичность в подходе к оценке решения женского вопроса в 20-е годы XX века приводит автора к неверному выводу о решённости этих проблем в советский период.

Работы публицистического характера представляют галерею женских образов, в том числе 1920-х годов4. Не претендуя на научность, они, тем не менее, интересны, поскольку дополняют представления о конкретных женщинах, участвовавших в мероприятиях советской власти.

Обзор литературы позволяет говорить о том, что проблема положения женщин в СССР рассмотрена преимущественно с точки зрения изменения их социального статуса, активизации производственной и общественной деятельности. В трудах отечественных исследователей имеют место различные, порой противоположные оценки отдельных исторических событий и роли в них женщин. Недостаточно изученными остаются вопросы изменений в быту, повседневной жизни, мировоззрении и психологии; социально-нравственных последствий эмансипации женщин и многие другие моменты.

1 Нарский И. В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917-1922 гг. М.,

2001.

2 Женщины Башкирии : сб. Уфа, 1968.

3 Нафиков 3. 3. Социалистическая семья. Вопросы становления и развития (на примере БАССР). Уфа, 1974.

4 Дочери Южного Урала. Челябинск, 1967; Женщины Урала в революции и труде : сб. воспоминаний. Свердловск, 1963.

Отсутствуют и специальные исследования, посвященные вопросам положения женщин в 20-е годы на Южном Урале.

Всё это открывает новые возможности для исследователя и объясняет необходимость дальнейшего изучения положения и роли женщин в исторической ретроспективе, а также подчёркивает правильность выбора данной проблематики для настоящего научного исследования на региональном уровне с учётом его специфики и особенностей.

Методологическая база исследования. В диссертации использованы фундаментальные принципы современной исторической науки - историзм и объективность, а также диалектический, конкретно-исторический и системно-структурный подходы к анализу рассматриваемых вопросов. Структура исследования определяется применением проблемно-хронологического метода при рассмотрении исторических явлений и многофакторного анализа положения женщин региона в рассматриваемый период.

Источниковая база исследования. К работе над диссертацией привлечён широкий круг как опубликованных, так и неопубликованных источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Их можно разделить на следующие группы: 1) документальные сборники партийных, советских, профсоюзных органов, в которых опубликованы основные решения ВКП(б), СНК СССР, ВЦСПС, основные требования руководящих органов по социальной политике в отношении женщин по стране в целом и по ЮжноУральскому региону, в частности; 2) документы и материалы центральных и местных архивов; 3) статистические материалы за 1918-1930 гг., 4) данные периодической печати.

Для научно-обоснованного критического анализа практики решения женского вопроса большое значение имеют опубликованные источники -партийные документы 20-х годов XX в., в которых получили отражение теоретические и практические аспекты работы среди женщин: решения VIII съезда РКП(б) «О работе среди женского пролетариата»1, IX съезда РКП(б) «О работе среди женского пролетариата» , XI съезда РКП(б) «По вопросу о работе среди работниц и крестьянок»3, XII съезда РКП(б) «О работе РКП среди работниц и крестьянок»4, XIII съезда РКП(б) «О работе среди работниц и крестьянок»5, пленума ЦК РКП(б) 17-20 января 1925 г. «Об очередных задачах партии в работе среди работниц, крестьянок и тружениц Востока»6, постановления ЦК РКП(б), позже ЦК ВКП(б) «О работе среди женщин» от 3 сентября 1923 г., «Очередные задачи в области работы среди работниц, крестьянок и трудящихся женщин Востока» от 22 декабря 1924 г., «Об очередп ных задачах партии по работе среди работниц и крестьянок» (1926 г.), «О задачах женских клубов на Советском Востоке» от 14 января 1927 г., «О положении девушек в производстве, в школе и о работе комсомола среди девушек» от 1 августа 1928 г., «О широком вовлечении женщин в партию рабочих и работниц в связи с десятой годовщиной Октябрьской революции» от 4 ноября 1928 г., «Об очередных задачах партии по работе среди работниц и крестьянок» от 15 июня 1929 г.

Важную источниковую базу составляют документы и материалы центральных и местных архивов. В 1920-е годы появляется значительное количество различных источников, характеризующих женщин не только как важный элемент социальной структуры, но и как экономическую и политическую силу. В работе использованы документы из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского Государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).

1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. М., 1983-1985.С. 114.

2 Там же. С. 267.

3 Там же. С. 528-529.

4 Там же. Т.З. С. 125-126.

5 Там же. С. 284-287.

6 Там же. С. 332.

7 Постановление ЦК ВКП(б) «Об очередных задачах партии по работе среди работниц и крестьянок». М., 1926.

8 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т, 4. М, 1983-1985. С. 515-523.

В ГАРФ в контексте исследуемой темы изучены фонды ВЦИК (Ф. 1235) и ЦИК СССР (Ф. 3316, Оп. 49, содержащие документы Всесоюзного съезда работниц и крестьянок - членов местных советов). Данные о деятельности комиссии по улучшению труда и быта женщин при Президиуме ВЦИК содержат материалы фонда 6983. При рассмотрении вопросов привлечения женщин к трудовой повинности определённый интерес представляет фонд Народного Комиссариата труда РСФСР (Ф. 7275), где отложились документы о работе главного комитета по проведению всеобщей трудовой повинности (1920-1921 гг.).

В РГАСПИ изучены материалы фонда агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП(б) - ВКП(б) (Ф. 17): циркуляры и постановления, протоколы заседаний отдела ЦК РКП(б) по работе среди женщин; отчёты, переписка, телеграммы и другие материалы, характеризующие деятельность губернских, областных, районных, уездных органов по работе среди женщин. Существенный интерес представляют материалы, сосредоточенные в личном фонде А. М. Коллонтай - идеолога государства и партии в области решения женского вопроса (Ф. 134) - статьи, письма, выступления, переписка, посвящён-ная обсуждению форм и методов работы.

Источниковую базу исследования составляют также документы местных архивов: Центрального государственного архива общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАООРБ), Объединенного государственного архива Челябинской области (ОГАЧО), Центра документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИОО), в том числе протоколы общих женских и делегатских собраний, женских беспартийных конференций, съездов работниц и крестьянок. Цифровой и фактический материал, представленный в фондах архивов, позволил исследователю провести сопоставление данных и сведений, касающихся различных сторон деятельности женотделов, свидетельствующих о практическом осуществлении политики государства в отношении женщин.

Основываясь на результатах анализа перечисленных документов, удалось выявить и некоторые тенденции, возникшие в обществе в 1920-е годы, и повлиявшие на его тендерное устройство, под которым следует понимать традиционно свойственные обществу социальные отношения между полами, влияющие на состояние общества не меньше, чем прочие отношения.

Деятельность региональных женотделов на протяжении всего изучаемого периода представлена документальными материалами неравномерно. Большая часть архивных источников приходится на первую половину 1920-х годов. Это было связано с общей тенденцией ослабления к концу 20-х годов партийного внимания к проблемам решения женского вопроса, определения работы среди женщин как «отсталой части партийной работы», что и приводит в начале 30-х годов к сворачиванию деятельности центральных и местных органов по работе среди женщин.

Для более объективного подхода к освещению проблемы в исследовании были использованы и статистические данные, изложенные в опубликованных в 20-е годы XX века многочисленных статистических сборниках, бюллетенях, как на общегосударственном, так и на региональном уровне1.

Дополнительной источниковой базой послужили также материалы периодической печати. Они, несомненно, являются важным источником изучения вопросов работы среди женщин, поскольку в них содержится ценный фактический материал. Для диссертационного исследования использованы женские журналы общесоюзного значения «Коммунистка» и «Работница», а также многочисленные издания местной периодической печати: газеты, издаваемые в Башкирской АССР - «Власть труда», «Красная Башкирия»; оренбургские издания «Коммунар», «Красная молодёжь», «Известия Оренбург

1 Статистический сборник по Оренбургской губернии. 1923 год. Оренбург, 1923; Статистический сборник Челябинской губернии за 1920-1923 гг. Челябинск, 1923; Статистический справочник Оренбургской губернии. 1924 г. Оренбург, 1925; Статистический справочник Оренбургской губернии. 1925 г. Оренбург, 1926; Статистический справочник Оренбургской губернии. 1926 г. Оренбург, 1927; Труд в СССР. 1926-1928 гг.: стат. сб. М., 1928; Труд в СССР. Статистико-экономический обзор (октябрь 1922 - март 1924 гг.). М., 1924; Труд в СССР. Статистический справочник за 1924-1925 гг. М., 1926. ского губернского комитета РКП(б)», «Степная правда», «Советская степь», «Смычка»; а также материалы органа Челябинского губкома РКП - газеты «Советская правда».

Решения партийных органов, статьи руководящих партийных и советских работников, активисток женского движения, отчёты центральных и местных органов по работе среди женщин, представленные на страницах периодической печати, во многом облегчили задачи исследователя по поиску цифровых и фактических данных. Необходимо учитывать, что материалы, опубликованные в периодической печати, следуя требованиям официальной коммунистической идеологии, являлись, прежде всего, отражением преимущественно позитивных событий в жизни общества, подчёркивали успехи социалистического строительства и замалчивали, особенно с середины 20-х годов, отрицательные моменты. Определённый субъективизм и идеологическая направленность изложения происходящих событий затрудняли объективную их оценку. В то же время сопоставление материалов периодической печати с другими источниками позволяет установить точность фактов и дать правильную оценку отдельным явлениям.

Таким образом, источниковая база исследования представлена разноплановыми опубликованными и неопубликованными материалами, комплексное их использование создаёт необходимую документальную основу, критический анализ которой позволяет решить поставленные в диссертации исследовательские задачи.

Цель исследования. Исходя из актуальности, социальной значимости и степени изученности проблемы, имеющейся источниковой базы, автор в качестве цели диссертационного исследования поставил рассмотрение основных направлений, тенденций и динамики изменения содержания политики советской власти в области решения женского вопроса и её осуществления в указанных территориальных и хронологических рамках.

Задачи исследования. Цель исследования определяет постановку следующих научных задач:

- проанализировать организационные формы и методы привлечения женщин к общественно-политической деятельности на Южном Урале в контексте решения государством женского вопроса;

- исследовать проблему вовлечения женщин в производство, а также раскрыть противоречия и последствия этого процесса;

- определить степень влияния государственной политики, направленной на изменение быта и борьбу с религией, на переориентацию духовных ценностей женщин;

- выявить наличие региональных особенностей в работе государственных и партийных органов среди сельского женского населения Южного Урала, в том числе среди женщин-казачек;

- рассмотреть особые формы и методы работы среди женщин-мусульманок с учётом этноконфессиональной специфики исследуемого региона.

Научная новизна полученных результатов состоит в специальном характере исследования специфики положения женщин и государственной политики по отношению к ним в 1920-е гг. применительно к условиям Южного Урала. Рассматриваемая тема не являлась до настоящего времени предметом специального исследования в указанных временных и территориальных рамках. Новизна исследования заключается и в возможности комплексного рассмотрения сложного и противоречивого периода истории нашей страны с учётом требований современной историографии и накопленных исторических знаний и обобщений. Среди факторов, обуславливающих новизну исследования, необходимо отметить введение в оборот не использованных ранее архивных данных.

Практическая значимость работы. Положения и выводы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих работ по проблеме положения женщин в нашей стране. Разработанная тематика представляет интерес для научных работников, преподавателей при разработке специальных курсов по региональной и тендерной истории. Разрешение задач, поставленных автором исследования, имеет прямую связь с современностью: основные положения и выводы работы могут помочь в решении проблем, связанных с социальной защитой женщин, с их адаптацией в современных социально-экономических условиях. Некоторые аспекты работы могут быть использованы в деятельности женских организаций, служить базой для разработки тендерной политики на разных управленческих уровнях.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры всеобщей истории, межвузовских научных семинарах, ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и студентов ОГПУ. По теме диссертации автором опубликовано десять научных работ.

Структура диссертации обусловлена поставленными целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Сытник, Ирина Геннадьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблемы положения и предназначения женщины в обществе, изменения её социальной, политической, экономической роли в историческом процессе были и остаются важнейшими на протяжении последнего столетия. Изучение государственной политики в области решения женского вопроса, порой сложной и противоречивой, накопленного уникального опыта развития женской активности в 20-е годы XX века говорят об актуальности выбранной темы. Анализ и обобщение литературы, опубликованных и неопубликованных источников по исследуемой проблеме в указанных территориальных и хронологических рамках позволяют сделать следующие выводы.

В рассматриваемый период все принципы, формы и методы работы среди женщин устанавливала большевистская партия, которая определила эту работу одним из приоритетных направлений своей деятельности. Специфические условия жизни женщин Южного Урала, связанные с преобладанием сельского населения, с конфессиональными и национальными особенностями, создавали трудности в осуществлении политики государства в области решения женского вопроса. В первые годы существования советской власти работа среди женщин проходила в тяжелейших условиях экономического кризиса, голода, эпидемий. Это вызывало на первых порах сдержанность и недоверие женщин к попыткам властей наладить работу на местах.

Решению проблемы вовлечения женщин в сферу государственного управления на всех уровнях должно было способствовать становление новых органов власти - советов, и активное вовлечение женщин в их работу. В начале 20-х годов уровень участия женщин в работе советских органов, особенно сельских советов, оставался низким. В последующие годы отмечается положительная тенденция - всё больше женщин втягивалось в сферу управления.

Действенной формой привлечения женщин к общественно-политической деятельности были делегатские собрания. Ежегодный рост количества делегаток по стране в целом, а также на Южном Урале свидетельствовал об успешности пропагандистской деятельности советской власти. Несмотря на некоторые недостатки в проведении делегатских собраний (излишняя политизация, низкая посещаемость, осуждение делегаток родственниками вплоть до запрета присутствовать на собраниях и побоев), привлечение женщин к работе делегатских собраний носило прогрессивный характер, поскольку способствовало росту интереса женщин к общественной и государственной деятельности и являлось воплощением на практике принципа равноправия женщин и изменения их роли в обществе.

Изучение вопроса о ликвидации женской неграмотности позволяет сделать вывод, что успех этой работы назывался государством в числе главных условий привлечения женщин к общественно-политической деятельности, поскольку именно неграмотность тормозила проведение работы среди женщин. И хотя к концу 1920-х годов проблема ликвидации неграмотности не была решена, можно говорить об определённых положительных результатах в этой области в исследуемый период.

Одним из наиболее эффективных методов агитации и просвещения женщин в первое десятилетие советской власти являлась женская печать, которая освещала экономические условия жизни работниц и крестьянок, их участие в производстве, кооперации и общественной работе, давала советы женщинам по воспитанию детей и организации быта. В числе методов работы среди женщин огромное внимание большевики уделяли ежегодной организации и проведению празднования международного женского дня 8 Марта. Весьма популярны в изучаемый период были различные кампании (субботники, «недели» и др.), которые назывались в те годы «методами агитации делом».

Однако к началу 30-х годов женский вопрос, который понимался в тот период как неотъемлемая часть борьбы рабочего класса за свои права, был объявлен решённым, а работа среди женщин названа отсталой частью партийной работы. Женотделы были ликвидированы. В результате этого высокая активность женщин, их инициативность, духовный потенциал оказались невостребованными, тем самым были практически перечёркнуты все достижения в сфере политики государства по развитию социально-политической активности женщин.

По мнению большевиков, в борьбе за равноправие женщин одной из главных задач являлось вовлечение женщин в производство. Государство исходило из постулата, что этот процесс имеет огромное влияние на личность женщины, поскольку ведёт к её экономической самостоятельности и способствует тем самым эмансипации. Однако в первую очередь государство было заинтересовано в использовании женского труда в народном хозяйстве по другой причине: к концу гражданской войны образовалась диспропорция между женским и мужским населением, что стало следствием потерь, понесённых в годы Первой мировой и гражданской войн. Поэтому участие женщин в проводимой государством экономической политике было необходимо с точки зрения привлечения в промышленность огромного числа женских рабочих рук.

На Южном Урале в исследуемый период промышленность переживала глубокий кризис. Число женщин в промышленности региона традиционно было незначительным. Это объяснялось, в первую очередь, отсутствием крупных промышленных предприятий и преимущественно аграрным характером хозяйствования, преобладанием сельского населения.

Нельзя не отметить негативные моменты в деятельности государства по вовлечению женщин в производство. В отношении женщин далеко не всегда соблюдались установленные законом меры по охране труда. В частности, в условиях безработицы, вытеснения женского труда государство было вынуждено разрешить использование женщин на вредных и ночных работах. Не соблюдался декларированный принцип равной оплаты за равный труд мужчинам и женщинам, был отменён запрет увольнять женщин при сокращении штатов. В угоду производственной эффективности в жертву были принесены важнейшие роли женщины - жены и матери. Домашний труд стал считаться бесполезным для общества. Государство с помощью системы социального и пенсионного обеспечения, базировавшегося на непрерывном трудовом стаже, лишало неработающих женщин прав, которые предоставлялись работницам. Это привело к возросшим нагрузкам, к совмещению семейных и производственных функций.

Значительным фактором, тормозившим процесс вовлечения женщин в производство, являлась женская безработица. На Южном Урале положение с женской безработицей было крайне напряжённым. Подтверждалась общероссийская тенденция роста безработицы, особенно женской. Исследование проблемы женской безработицы позволило выявить закономерности этого явления для промышленного спада и связанного с ним экономического кризиса. Женотделы на местах пытались решить проблему женской безработицы путём организации артелей, мастерских, сезонных предприятий для безработных женщин, регулирования рынка труда. Проводились мероприятия по повышению квалификации женского труда. Однако вплоть до конца 1920-х годов наблюдался поступательный рост безработицы, удельный вес женщин среди всех безработных на биржах труда также имел устойчивую тенденцию к повышению.

В переломные эпохи, в периоды нестабильности и кризисов обостряются все социальные проблемы общества. Проблема борьбы с проституцией в рассматриваемый период являлась предметом самого активного обсуждения на заседаниях государственных и партийных органов, борьбой с ней занимались не только женотделы, но и специально созданные органы (советы по борьбе с проституцией), при этом главный акцент делался на искоренение безработицы, как основной причины роста проституции, а также на культурное воспитание женщин. На это явление, которое рассматривалось, прежде всего, как пережиток прошлого, в 20-е годы не закрывали глаза, как в последующие десятилетия, однако справиться с ней государство так и не сумело. Остро стоял вопрос об искоренении такого бытового явления, как пьянство, получившего исключительно широкое распространение. Необходимо отметить, что пьянство, относясь к тяжёлым порокам общества, прежде всего, касалось женщины, отражалось на её положении, являясь причиной унижения женщины в семье.

Попытки создания «нового быта», «нового человека» в первое десятилетие советской власти повлекли за собой изменение общественной морали, нравов, поведения, религиозности, быта людей. Несомненно, в первую очередь эти перемены коснулись женщины. Этот период истории государства является началом смены исторического типа семьи, перестройки системы семейных норм и ценностей. Зачастую смена эта происходила путём насильственной ломки. С середины 20-х годов в результате предпринятых властью шагов по перестройке семьи в обществе сложилась ситуация, при которой росло число разводов, семейный уклад подвергался разрушению.

Одной из задач в контексте женского вопроса, которую государство также намеревалось решить в 20-е годы, было наступление на религию. Антирелигиозная пропаганда, принявшая характер борьбы с религией под вывеской воспитания и просвещения женских масс, велась и путём усиленного внедрения новой советской обрядности, основанной на революционных идеалах. Такая политика государства объективно вела к снижению духовного уровня человека, нравственной самодисциплины и влияла на нарушение традиционной семейной морали и семейного уклада, отрицательно сказываясь, в том числе, и на личности женщины.

Очень остро стоял вопрос о борьбе с религией и служителями религиозного культа на территории Южного Урала. Особенно целенаправленно антирелигиозная пропаганда развернулась к концу 1920-х годов, когда повсеместно шёл процесс уничтожения православных церквей и религиозных центров других конфессий. Большое внимание в этой работе предписывалось обращать на постановку пропаганды среди женщин. По времени этот процесс совпадал также с хлебозаготовительными кампаниями, началом коллективизации и раскулачиванием. Во многих регионах, в том числе, на Южном

Урале, именно сочетание всех этих факторов приводило к массовым выступлениям женщин, которые принимали форму так называемых бабьих бунтов.

Важное место в политике большевиков занимала работа среди сельских жительниц. Южный Урал в рассматриваемый период сохранял ярко выраженный аграрный характер - крестьянство составляло подавляющую часть населения региона. Именно поэтому работа среди крестьянок занимала важное место в деятельности местных женотделов. Исследованные архивные документы говорят о том, что в годы восстановительного периода был накоплен достаточно большой арсенал средств, форм и методов работы среди женщин села, опробованных на практике. Суть этой работы заключалась, прежде всего, в разъяснении сущности и значения советской власти, развитии деловой активности сельчанок, их привлечении к выборам в органы власти на местах и, наконец, культурно-бытовом воспитании (ликвидация неграмотности, преодоление бытовых предрассудков и др.).

Однако на практике женотделы в первое время сталкивались с трудностями при организации работе в деревне, к которым относились отсутствие организаторов на местах, отдалённость районов, плохое сообщение, особая отсталость женского сельского населения, тяжёлое экономическое положение, голод, охвативший исследуемый регион в начале 20-х годов. С определёнными проблемами сталкивались женские организаторы Оренбургской губернии и при работе с женщинами-казачками. Связано это было, в первую очередь, с неумелой и жестокой политикой большевиков в отношении казачества в первые годы советской власти. В деятельности местных советских и партийных органов допускались перегибы в отношении методов работы с казачками, которые часто снижали результативность мер. Тем не менее, к концу 1920-х годов наметились первые позитивные результаты в работе среди казачек. Успех политики в отношении женщин-казачек свидетельствовал об изменении настроений в казачьей среде, о повороте казачества к поддержке советской власти, хотя процесс вовлечения казачек в социалистическое строительство оказался более сложным, чем в целом по стране.

Особенностью Южного Урала являлся также сложный этноконфессио-нальный состав населения. Своеобразие обстановки в национальных районах требовало выработки особых форм и методов работы среди женщин. Однако все попытки организовать работу среди мусульманок на Южном Урале в начале 20-х годов наталкивались на множество трудностей. Изучение архивных документов даёт основание утверждать, что первые шаги по раскрепощению женщин носили скорее декларативный характер. Широкомасштабную работу среди женщин-мусульманок не позволяли развернуть религиозные и этические барьеры. Большую роль в раскрепощении женщин должны были сыграть декреты Киргизского ЦИК и Наркомата юстиции Башкирии от 1921 г. об отмене калыма и наказуемости многожёнства. Необходимо подчеркнуть, что мероприятия по отмене калыма и многожёнства, ознаменованные борьбой за права и освобождение женщин, были направлены прежде всего против мусульманского духовенства и верхушки мусульманского общества. Исследование документов позволяет сделать вывод о значительном влиянии мусульманского духовенства на женские массы, несмотря на всё более ужесточавшиеся меры противодействия ему со стороны государства. В конечном итоге успех политики раскрепощения мусульманских женщин означал победу в борьбе против господства исламской религии, доминирующей во всех сферах жизни мусульманского общества. Заложницей же в этом противоборстве была женщина. Требования безусловного решения женского вопроса в его национальном контексте означали политику нивелировки специфических поведенческих и мировоззренческих черт, присущих отдельным этническим сообществам. В этом отношении и Башкирия, и Оренбургская губерния представляли «трудные» области, традиционно отмеченные высоким уровнем консерватизма и сохранности поведенческих стереотипов.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сытник, Ирина Геннадьевна, 2006 год

1. Архивные документы

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ).

3. Фонд 382. Народный Комиссариат труда РСФСР.

4. Фонд 1235. Всероссийский центральный исполнительный комитет.

5. Фонд 3316. Центральный исполнительный комитет СССР.

6. Опись 49. Документы Всесоюзного съезда работниц и крестьянок -членов местных Советов (октябрь 1927). Фонд 6983. Комиссия по улучшению труда и быта женщин при Президиуме Всероссийского центрального исполнительного комитета.

7. Фонд 7275. Народный Комиссариат труда РСФСР. Главный комитет по проведению всеобщей трудовой повинности (1920-1921).

8. Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).

9. Фонд 17. Центральный Комитет ВКП(б).

10. Оп. 10. Отдел Центрального Комитета ВКП(б) по работе среди женщин (женотдел). Документальные материалы по работе среди женщин.

11. Ф. 134. Личный фонд A.M. Коллонтай.

12. Центральный Государственный архив общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАООРБ).

13. Фонд П-1. Уфимский губернский комитет РКП(б).

14. Фонд 22. Башкирский областной комитет РКП(б).

15. Фонд 122. Башкирский областной комитет РКП(б) ВКП(б).

16. Объединённый Государственный архив Челябинской области (ОГАЧО).

17. Фонд 75. Челябинский окружной комитет ВКП(б). (1923-1930).

18. Фонд 77. Челябинский губернский комитет ВКП(б). (1919-1923).

19. Фонд 388. Коллекция газет.

20. Опись 3. Архивные экземпляры газет Южно-Уральского региона за 1918-1994 гг.

21. Фонд 596. Челябинский истпарт (документы истории партии ВКП(б) по Челябинской организации).

22. Центр документации новейшей истории Оренбургской области1. ЦДНИОО).

23. Фонд 5. Оренбургский уездный комитет РКП(б) ВКП(б) (1922-1927).

24. Фонд 7. Орский уездный комитет РКП(б) ВКП(б) (1919-1927).2. Опубликованные источники

25. Нормативно-правовые акты и их сборники

26. Всесоюзный съезд работниц и крестьянок членов сельских и городских советов и вол(рай)исполкомов. М. : Госиздат, 1927. 61 с.

27. Декреты советской власти. М. : Политиздат, 1957-1978.

28. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1898-1970. М. : Политиздат; 1954,1970-1984.

29. Конституция Российской Федерации. М. : Юридическая литература, 1997. 64 с.

30. Материалы к отчётному докладу Оренбургского окружного исполкома Второму съезду советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов. Оренбург, 1929.

31. Первый Всероссийский съезд работниц 16-21 ноября 1918 года и его резолюции. Харьков, 1920.

32. Постановление ЦК ВКП(б) «Об очередных задачах партии по работе среди работниц и крестьянок». М., 1926. 15 с.

33. Сборник документов и материалов по истории СССР советского периода (1917-1958). М. : Политиздат, 1966.

34. Сборник постановлений и распоряжений партийных, профессиональных и советских органов по вопросам вовлечения работниц в профсоюзное и советское строительство. М. : Издательское отделение ЦК РКП(б), 1922. 44 с.

35. Советская власть и раскрепощение женщин : сборник документов и постановлений РСФСР. М. : Госиздат, 1921. 64 с.

36. Статистические сборники и справочные издания

37. Итоги 10-летия советской власти в цифрах. 1917-1927 гг. Центральное статистическое управление СССР. М., 1927. 514 с.

38. Статистико-экономический обзор КССР. Оренбург, 1923.

39. Статистический сборник по Оренбургской губернии. 1923 год. Оренбург : 1-ая Гос. Типо-лит. Оренполиграфпрома, 1923. 175 с.

40. Статистический сборник Челябинской губернии за 1920-1923 гг. Челябинск, 1923. 396 с.

41. Статистический справочник Оренбургской губернии. 1924 г. Оренбург : Гая Гос. Типо-лит. Оренполиграфпрома, 1925. 188 с.

42. Статистический справочник Оренбургской губернии. 1925 г. Оренбург : Тип. селькредитпромсоюза, 1926. 150 с.

43. Статистический справочник Оренбургской губернии. 1926 г. Оренбург : 1-ая Гос. Типо-лит. полиграфпрома, 1927. 128 с.

44. Труд в СССР : стат. справочник за 1924-1925 гг. М.: РИО ВЦСПС, 1926. 222 с.

45. Труд в СССР : статистико-экономический обзор (октябрь 1922 март 1924 гг.). М. : Изд. ВЦСПС, 1924. 319 с.

46. Труд в СССР. 1926-1928 гг. : стат. сб. М. : Изд. ВЦСПС, 1928. 58 с.

47. Периодические издания Южного Урала

48. Большевик : рабоче-крестьянская газета Уфимского губкома РКП(б). Уфа, 1919.

49. Власть труда : орган Башкирского обкома РКП(б), Башкирского ЦИК советов и Башкирского совета профсоюзов. Уфа, 1923-1924.

50. Известия Оренбургского губернского комитета РКП(б) : изд. Оренбургского губкома РКП(б). Оренбург, 1925.

51. Красная Башкирия : орган Башкирского обкома ВКП(б), Башкирского ЦИК советов и Башкирского совета профсоюзов. Уфа, 1923-1926.

52. Коммунар : орган Оренбургского губкома РКП(б), губернского и городского исполкомов советов. Оренбург, 1920-1921.

53. Красная молодёжь : орган Оренбургского городского комитета Р.К.С.М. Оренбург, 1919-1920.

54. Оренбургский рабочий : орган Оренбургского губкома РКП(б), губернского исполкома и губернского совета профсоюзов. 1923.

55. Смычка : орган Оренбургского губкома РКП(б), губернского исполкома и губернского совета профсоюзов. Оренбург, 1925-1930.

56. Советская правда : орган Челябинского губкома РКП(б). Челябинск, 1919-1923.

57. Советская степь : орган Киргизского обкома РКП(б), КирЦИК, Кир-бюро ВЦСПС и Оренбургского губкома РКП(б), губисполкома и губпрофсо-вета. Оренбург, 1923-1925.

58. Степная правда : орган Киргизского обкома РКП(б), Киргизского ЦИК советов и Оренбургского губисполкома советов рабочих и красноармейских депутатов. Оренбург, 1921-1923.3. Литература

59. Абубикирова, Н. И. Что такое «гендер»? / Н. И. Абубикирова // Обществ. науки и современность. 1996. № 6. С. 123-125.

60. Айвазова, С. Идейные истоки женского движения в России / С. Ай-вазова// Обществ, науки и современность. 1991. № 4. С. 125-133.

61. Айвазова, С. К истории феминизма / С. Айвазова // Общественные науки и современность. 1992. № 6. С. 153-168.

62. Араловец, Н. Д. Женский труд в промышленности СССР / Н. Д. Араловец. М., 1954. 389 с.

63. Арманд, И. Ф. Статьи, речи, письма / И. Ф. Арманд. М. : Политиздат, 1975. 287 с.

64. Бебель, А. Женщина и социализм / А. Бебель. М. : Госполитиздат, 1959. 592 с.

65. Бебель, А. Положение женщины в настоящем и будущем : пер. с нем./А. Бебель. Пг., 1918. 24 с.

66. Без них мы не победили бы. Воспоминания женщин-участниц Октябрьской революции, гражданской войны и социалистического строительства. М. : Политиздат, 1975. 447 с.

67. Библиотечка «Крестьянки-общественницы». М. : Долой неграмотность, 1925. 25 с.

68. Билыпай, В. Л. Решение женского вопроса в СССР / В. Л. Бильшай. М, 1959. 286 с.

69. Бильшай, В. Л. Советская демократия и равноправие женщин в СССР / В. Л. Бильшай. М. : Госполитиздат, 1948. 221 с.

70. Бондаренко, Л. Ю. Мир, в котором мы живём. Ролевые сходства и различия между российскими и американскими женщинами / Л. Ю. Бондаренко // Обществ, науки и современность. 1997. № 3. С. 184-198.

71. Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР : сб. ст. / под ред. А. Г. Вишневского. М. : Статистика, 1977. 248 с.

72. Ветринская, И. Истоки и смысл русского феминизма / И. Ветрин-ская, Р. Огинский // Семья и школа. 1999. № 5-6. С. 21-23.

73. Вольфсон, С. Я. Семья и брак в их историческом развитии / С. Я. Вольфсон. М. : СоцЭкгиз, 1937. 244 с.

74. Воронина, О. Женщина и социализм: опыт феминистского анализа / О. Воронина // Феминизм: Восток. Запад. Россия : сб. ст. М. : Наука, 1993. С. 205-225.

75. Тендерная история: pro et contra : межвуз. сб. дискуссионных материалов и программ / под ред. М. Г. Муравьёвой. СПб., 2000. 234 с.

76. Тендерная реконструкция политических систем / ред.-сост. Н. М. Степанова, Е. В. Кочкина. СПб. : Алетейя, 2004. 992 с.

77. Гилинский, Я. И. Эффективен ли запрет проституции? / Я. И. Ги-линский // Социол. исследования. 1988. № 6. С. 68-70.

78. Глюксман, А. Кухарка и людоед. The cook and the cannibal. Этюд об отношениях между государством, марксизмом и концлагерем : пер. с франц. Н. Ставиская / А. Глюксман. London : Overseaspubl. Interchange, 1980. 248 с.

79. Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. М. : РОССПЭН, 1998. 328 с.

80. Градскова, Ю. В. Женская биография и «переписывание истории»: случай СССР / Ю. В. Градскова // Альманах тендерной истории «Адам и Ева». СПб. : Алетейя, 2003. С. 315-324.

81. Двадцать лет Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики (1919-1939 гг.). Уфа : Башгосиздат, 1939. 218 с.

82. Деятельность КПСС по повышению роли женщин в строительстве коммунизма. М. : Политиздат, 1980. 137 с.

83. Дочери Южного Урала. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1967. 211с.

84. Емельянова, Е. Д. Революция, партия, женщина. Опыт работы коммунистической партии среди трудящихся женщин (октябрь 1917 1925 гг.) / Е. Д. Емельянова. Смоленск, 1971. 236 с.

85. Женская доля. Песни и стихи старые и новые, свадебные, хороводные частушки, революционные. М.: Красная новь, 1924. 48 с.

86. Женская судьба в России : документы и воспоминания / под ред. Б. С. Илизарова. М. : Россия молодая, 1994. 176 с.

87. Женский вопрос накануне XXI в : материалы регион, науч.-практ. конф. Курган : КгОО «Женщины науки», 2000. 207 с.

88. Женский вопрос: точки зрения и подходы к новому осмыслению : сб. ст. АОН при ЦК КПСС, ин-т прикладной политологии / Т. А. Мельникова идр.М., 1991. 185 с.

89. Женщина в российском обществе. XX в.: история и современность : спец. курс / отв. ред. М. П. Аракелова. М. : Рос. юрид. Издательский Дом, 1996. 125 с.

90. Женщина в социалистическом обществе. М. : Политиздат, 1985. 82с.

91. Женщина и быт : материалы по работе среди женщин в клубе, красном уголке, общежитии, женкружке и пр. М. : Пролеткульт, 1926. 175 с.

92. Женщина и Октябрь. Работницы и крестьянки Урала к 10-летию Октябрьской революции. Свердловск, 1927. 48 с.

93. Женщины Башкирии : сб. Уфа : Башкнигоиздат, 1968. 452 с.

94. Женщины в 2000 году. Равенство между мужчинами и женщинами, развитие и мир в XXI веке. М. : ИЦ НЖФ, 2000. 23 с.

95. Женщины в социальной истории России : сб. науч. тр. / Тверской гос. ун-т. Тверь, 1997. 115 с.

96. Женщины в СССР : цифры и факты. М. : АПН, 1985. 56 с.

97. Женщины России в XX столетии: уроки прошлого, реалии и перспективы : материалы межрегион, науч. конф. Иваново, 1993. 134 с.

98. Женщины русской революции / сост. JI. Стишова. М. : Политиздат, 1982.254 с.

99. Женщины русской революции. М. : Политиздат, 1968. 574 с.

100. Женщины села: проблемы адаптации к историческим условиям России : материалы науч.-практ. конф. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2002. 244 с.

101. Женщины страны Советов : краткий исторический очерк. М. : Политиздат, 1977. 240 с.

102. Женщины Урала в революции и труде : сб. воспоминаний. Свердловск : Кн. изд-во, 1963. 534 с.

103. Залкинд, А. Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата / А. Залкинд // Родник. 1989. № 9. С. 63-68.

104. Захарова, Н. Как мы решаем женский вопрос / Н. Захарова, А. Посадская, Н. Римашевская // Коммунист. 1989. № 4. С. 56-65.

105. Здравомыслова, Е. А. Исследования женщин и тендерные исследования на Западе и в России / Е.А. Здравомыслова, А. А. Тёмкина // Обществ, науки и современность. 1999. № 6. С. 177-185.

106. Идейно-политическая борьба и некоторые проблемы женского движения / отв. ред. Н. А. Ковальский. М. : Мысль, 1981. 254 с.

107. Исаев, В. И всюду страсти роковые. Любовь на фоне социалистической стройки / В. Исаев // Родина. 2004. № 4. С. 67-69.

108. История Отечества XX в.: актуальные проблемы. Уфа: Изд-во УГНТУ, 1999. 161 с.

109. Кайдаш, С. О женской культуре / С. Кайдаш // Феминизм: Восток. Запад. Россия : сб. ст. М. : Наука, 1993. С. 189-204.

110. Каминская, П. Д. Работница в промышленности / П. Д. Каминская. М. ; Л., 1928.30 с.

111. Каплун, С. И. Женский труд и охрана его в Советской республике / С.И. Каплун. М. : Госиздат, 1921. 225 с.

112. Каплун, С. И. Современные проблемы женского труда и быта. / С. И. Каплун. 2-е изд. М. : Вопросы труда, 1925. 120 с.

113. Каров, А. Н. Проституция и новый быт. / А. Н. Каров. 5-е изд., испр. Одесса : Светоч, 1927. 32 с.

114. Карпецкая, Н. Д. Работницы и Великий Октябрь / Н. Д. Карпецкая. Л. : Изд. Ленинград, ун-та, 1974. 136 с.

115. Каенер, Ф. Исторический анализ изменения положения женщины в России в XX веке: взгляд с Запада / Ф. Каснер // Проблемы женщин и семьи глазами социологов : сб. докл. на XIII всемирном социолог, конгрессе. М., 1997. С. 41-53.

116. Кирсанова, К. И. Полное равноправие женщин в СССР / К.И. Кирсанова. М. : Партиздат ЦК ВКП(б), 1936. 47 с.

117. Киселёва, Т. Г. Женщина и семья в послеоктябрьский период. Опыт исторического анализа : лекция / Т. Г. Киселёва. М. : МГУК, 1995. 37 с.

118. Киселёва, Т. Г. Культура и революция: историческая хроника первых послеоктябрьских десятилетий / Т. Г. Киселёва, Ю. А. Стрельцов, Е. Ю. Стрельцова. М.: МГУК, 1998. 204 с.

119. Коллонтай, А. М. Избранные статьи и речи / А. М. Коллонтай. М. : Политиздат, 1972. 430 с.

120. Коллонтай, А. М. Новая мораль и рабочий класс / А. М. Коллонтай. Пг., 1919. 47 с.

121. Коллонтай, А. М. Работница мать / А. М. Коллонтай. Пг. : Жизнь и знание, 1918. 30 с.

122. Коллонтай, А. М. Революция великая мятежница. Избранные письма. 1901-1952 / А. М. Коллонтай. М. : Советская Россия, 1989. 608 с.

123. Коллонтай, А. М. Социальные основы женского вопроса / А. М. Коллонтай. СПб. : Знание, 1909. 431 с.

124. Корчагина, И. Л. Парадоксы души русской женщины / И. Л. Корчагина. М. : ИП РАН, КСП, 1997. 224 с.

125. Крупская, Н. К. Женщина равноправный гражданин СССР : сб. ст. и речей / Н. К. Крупская. М. : Партиздат ЦК ВКП(Б), 1937. 72 с.

126. Кулик, В. Н. Российские женщины в 1917 г. / В. Н. Кулик // Революция и человек. Быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. С. 76-84.

127. Культурная жизнь в СССР. 1917-1927. Хроника. М., 1975.

128. Лебина, Н. Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920-1930 годы / Н. Б. Лебина. СПб. : Журнал Нева, 1999. 320 с.

129. Марков, А. Был ли секс при советской власти? / А. Марков // Родина. 1995. №9. С. 51-55.

130. Маркс, К. О женском вопросе / К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин. 2-е изд. М. : Политиздат, 1978. 223 с.

131. Массовое просвещение в СССР (к 15-летию Октября). М. ; Л. : Госиздат, 1932. Ч. 1. 123 с.

132. Массовое просвещение в СССР (к итогам первой пятилетки). М. ; Л. Госиздат, 1933. Ч. 2. 163 с.

133. Меликсетян, А. С. Проституция в 20-е годы / А. С. Меликсетян // Социол. исслед. 1989. № 3. С. 71-74.

134. Нарский, И. В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 19171922 гг. / И. В. Нарский. М. : РОССПЭН, 2001. 632 с.

135. Нафиков, 3. 3. Социалистическая семья. Вопросы становления и развития (на примере БАССР) / 3. 3. Нафиков. Уфа : Башкнигоиздат, 1974. 142 с.

136. Национальный аспект решения женского вопроса в СССР : сб. ст. Ташкент, 1978. 207 с.

137. Николаева, К. И. РКП(б) и работа среди трудящихся женщин / К. И. Николаева. Л., 1925.

138. Нормы и ценности повседневной жизни: Становление социалистического образа жизни в России, 1920-1930-е гг. / под ред. Т. Вихавайнена. СПб.: Журнал Нева, 2000. 480 с.

139. О благородстве и преимуществе женского пола. Из истории женского вопроса в России : сб. науч. тр. СПб., 1997. 186 с.

140. Опыт КПСС в решении женского вопроса / Н. И. Кондакова, Н. И. Дубинина, Я. С. Мазурова и др. М. : Мысль, 1981. 269 с.

141. Орлов, И. Б. Между «целиной» и «новью»: рабочая семья периода нэпа / И. Б. Орлов // Солидарность. 2002. № 29. С. 14-15.

142. Осипович, Т. Коммунизм, феминизм, освобождение женщин и Александра Коллонтай / Т. Осипович // Обществ, науки и современность. 1993. № 1.С. 174-187.

143. Осипович, Т. Проблемы пола, брака, семьи и положение женщины в общественных дискуссиях середины 1920-х годов / Т. Осипович // Обществ, науки и современность. 1994. № 1. С. 161-171.

144. Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1983. 416 с.

145. Пальванова, Б. П. Эмансипация мусульманки: Опыт раскрепощения женщины Советского Востока / Б. П. Пальванова. М. : Наука, 1982. 304 с.

146. Песни труженицы. М. : Долой неграмотность, 1925. 40 с.

147. Пиетров-Эннкер, Б. «Новые люди» России: развитие женского движения от истоков до Октябрьской революции / Б. Пиетров-Эннкер // Вопр. истории. 2002. № 1. С. 164-166.

148. Полонская, Л. Г. Пролетарка в хозяйстве СССР и профсоюзы / Л. Г. Полонская. М., 1926. 120 с.

149. Поляков, Ю. А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920-1930-е гг.) / Ю. А. Поляков // Вопр. истории. 1995. № 3. С. 122-128.

150. Попов, М. В. Культура и быт крестьян Урала в 1920-1941 годах : монография / М. В. Попов. Екатеринбург : Урал. гос. пед. ун-т., 1997. 202 с.

151. Проблемы женщин и семьи глазами социологов : сб. докл. на XIII всемирном социол. конгрессе. М., 1997. 161 с.

152. Пушкарёва, Н. Л. Тендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы / Н. Л. Пушкарёва // Вопр. истории. 1998. № 6. С. 7686.

153. Пушкарёва, Н. Л. От «Н^^огу» к «Нег^огу»: рождение исторической феминологии / Н. Л. Пушкарёва // Альманах тендерной истории «Адам и Ева». СПб. : Алетейя, 2003. С. 367-388.

154. Пушкарёва, Н. Л. Русская женщина: история и современность. Два века изучения «женской темы» русской и зарубежной наукой, 1980-2000 / Н. Л. Пушкарёва. М. : Ладомир, 2002. 522 с.

155. Рашин, А. Г. Женский труд в СССР / А. Г. Рашин. М., 1928. 64 с.

156. Революционерки России : воспоминания и очерки о деятельности российских большевичек. М. : Сов. Россия, 1983. 288 с.

157. Революция и человек. Быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997. 223с.

158. Революция и человек. Социально-психологический аспект. М., 1996. 223 с.

159. Репина, Л. П. Тендерная история: проблемы и методы исследования / Л, П. Репина // Новая и новейшая история. 1997. № 6. С. 41-58.

160. Репина, Л. П. «Новая историческая наука» и социальная история / Л. П. Репина. М., 1998.278 с.

161. Роги, М. П. Женщина в Советской России / М. П. Роги. М.; Л. : Госиздат, 1925. 64 с.

162. Рыков, А. И. Избранные произведения / редкол. Л. И. Абалкин и др. / А. И. Рыков. М. : Экономика, 1990. 494 с.

163. Рязанова, А. Женский труд / А. Рязанова. М., 1923. 315 с.

164. Рязанова, А. Почему коммунисты отстаивают женский труд в производстве / А. Рязанова. М.; Л. : Моск. рабочий, 1926. 88 с.

165. Сафонов, Д. А. Великая крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал / Д. А. Сафонов. Оренбург : Оренбургская губерния, 1999. 316 с.

166. Сафонов, Д. А. Женщины села и социальные конфликты (вторая половина XIX начало XX вв.) / Д. А. Сафонов // Женщины села: проблемы адаптации к историческим условиям России : материалы науч.-практ. конф. Оренбург, 2002. С. 65-71.

167. Ш.Сафонов, Д. А. Периодика Оренбургского края. Вып. I. Первые сто лет / Д. А. Сафонов. Оренбург : Оренбург, губерния, 2004. 504 с.

168. Серебренников, Г. Н. Женский труд в СССР / Г. Н. Серебренников. М. : СоцЭкгиз, 1934. 240 с.

169. Стайте, Р. Женское освободительное движение в России. Феминизм, нигилизм и большевизм. 1860-1930 / Р. Стайте. М. : Росспэн, 2004. 616 с.

170. Сулейманова, Р. Н. Женщины Башкортостана : социальный облик / Р. Н. Сулейманова. Уфа : Китап, 1998. 224 с.

171. Труд в СССР : сб. ст. / под ред. Н. Д. Угланова. М. : Гострудиздат, 1930. 140 с.

172. Труд и быт женщины-кустарки. Первый всесоюзный кооперативный съезд кустарок. Февраль 1928 г. М. : Всекопромсоюз, 1928. 176 с.

173. Урал в событиях 1917-1921 гг. Актуальные проблемы изучения : материалы регион, науч. семинара. Челябинск, 1999. 228 с.

174. Урланис, Б. Ц. Рождаемость и продолжительность жизни в СССР / Б. Ц. Урланис. М. : Госстатиздат, 1963. 136 с.

175. Фельдман, В. В. Коммунисты Урала в борьбе за восстановление народного хозяйства (1921-1925) / В. В. Фельдман. Свердловск, 1976. 64 с.

176. Феминизм: Восток. Запад. Россия : сб. статей. М. : Наука, 1993. 243с.

177. Феминистская теория и практика: Восток Запад : материалы науч.-практ. конф. (Репино. 9-12 июня 1995 г.). СПб., 1996. 314 с.

178. Феминология: методология исследования и методика преподавания: тез. докл. всерос. науч.-метод. конф. (Иваново, 26-27 апр. 1996 г.). Иваново, 1996. 111 с.

179. Футорянский, JI. И. Из истории Оренбургского края в период восстановления (1921-1927 гг.) / JI. И. Футорянский, В. А. Лабузов. Оренбург, 1998. 114 с.

180. Хасбулатова, О. А. Обзор опыта советской государственной политики в отношении женщин / О. А. Хасбулатова // Тендерная реконструкция политических систем / ред.-сост. И. М. Степанова, Е. В. Кочкина. СПб. : Але-тейя, 2004. С. 397-422.

181. Хасбулатова, О. А. Партийный комитет и женский совет / О. А. Хасбулатова. М. : Политиздат, 1990. 61 с.

182. Холмс, Л. Социальная история России: 1917-1941 / Л. Холмс : пер. с англ. Ростов-Д., 1993. 144 с.

183. Цимбаева, Е. И. «Тендер» как категория исторического анализа / Е. И. Цимбаева//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8, История. 1999. № 3. С. 130-141.

184. Черных, А. И. «Крылатый эрос» и промфинплан / А. И. Черных // Социол. исследования. 1993. № 8. С. 105-113.

185. Чирков, П. М. Решение женского вопроса в СССР (1917-1937 гг.) / П. М. Чирков. М. : Мысль, 1978. 255 с.

186. Шаймухаметов, Р. Р. Содержание и формы работы сельских культурно-просветительных учреждений Башкортостана в 1917-1941 гг. / Р. Р. Шаймухаметов // История Отечества XX в.: актуальные проблемы. Уфа: Изд-во УГНТУ, 1999. С. 91-108.

187. Шинелева, Л. Т. Женщина и общество: декларация и реальность / JI. Т. Шинелева. М., 1990. 176 с.

188. Юкина, И. И. История женщин России: Женское движение и феминизм в 1850-1920-е гг. : материалы к библиографии / И. И. Юкина. СПб. : Алетейя, 2003. 234 с.

189. Яновский, Р. Г. Женщина и общество : социально-политический аспект / Р. Г. Яновский // Социол. исследования. 1992. № 5. С. 33-38.

190. Goldman, W. Z. Women the State and Revolution. Soviet Family Policy and Social Life. 1917-1936 / W. Z. Goldman. Cambridge : Cambridge univ. press, 1993.351 p.

191. Heitlinger, A. Marxism, Feminism and Sex Equality / A. Heitlinger // Women in Eastern Europe and the Soviet Union. N. Y., 1980. P. 9-21.

192. Linne, V. «Bab'i Bunty» and Peasant Women Protest During Collectivization / V. Linne // Russian Review. 1986. V. 45. № 1. P. 23-42.

193. Porter, C. Women in revolutionary Russia / Cathy Porter. Cambridge : Cambridge univ. press, 1987. 48 p.

194. Stites R. The Women's Liberation Movement in Russia. Feminism, Nihilism and Bolshevism. 1860-1930 / Richard Stites. Princeton, New Jersey : Princeton univ. press. 1991.

195. Диссертации и авторефераты

196. Аракелова, М. П. Государственная политика в отношении женщин Российской Федерации в 20-е годы: опыт организации и уроки : дис. . д-ра ист. наук / М. П. Аракелова. М., 1997. 430 с.

197. Балахнина, М. В. Социально-бытовое положение женщин-работниц Западной Сибири, 1921-1929 гг. : дис. . канд. ист. наук / М. В. Балахнина. Новосибирск, 1997. 200 с.

198. Балтабаева, А. К. Вовлечение казахских женщин в сферу государственного управления Казахстана (20-30-е гг. XX в.) : дис. . канд. ист. наук / А. К. Балтабаева. М., 1995. 192 с.

199. Басистая, Н. П. Роль женщин в общественно-политической жизни и хозяйственном строительстве в 1919-1929 гг. (на материалах СевероЗападного региона Российской Федерации) : дис. . канд. ист. наук / Н. П. Басистая. М., 1999.- 182 с.

200. Васильченко, Э. А. Государственная политика по формированию, развитию и организации деятельности женского социума на Дальнем Востоке. 1860-1940. : дис. . д-ра ист. наук / Э. А. Васильченко. Иваново, 2000. 423 с.

201. Григорьева, Г. Н. Советская власть и женское движение в СССР в 20-е гг. XX в. : дис. . канд. ист. наук / Г. Н. Григорьева. Москва, 2004. 175 с.

202. Рябцева, И. А. Женщины Западной Сибири 1920-1930-х гг.: демографические и социальные проблемы : автореф. дис. . канд. ист. наук / И. А. Рябцева. Новосибирск, 1996. 25 с.

203. Тимофеева, JT. П. Раскрепощение женщин Чувашии и их участие в строительстве социализма (1917-1929 гг.) : дис. . канд. ист. наук / JT. П. Тимофеева. Чебоксары, 1986. 204 с.

204. Ю.Хасбулатова, О. А. Социально-исторический опыт и традиции женского движения в России (1860-1917 гг.) : дис. . д-ра ист. наук / О. А. Хасбулатова. М., 1995. 368 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 238880