Музыка, живопись и театр в прозе М. Зощенко тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Барсукова, Ольга Александровна

  • Барсукова, Ольга Александровна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2004, БарнаулБарнаул
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 181
Барсукова, Ольга Александровна. Музыка, живопись и театр в прозе М. Зощенко: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Барнаул. 2004. 181 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Барсукова, Ольга Александровна

Введение.3

Глава I. Музыка в творчестве М. Зощенко.12

1.1. Слово и музыка.12

1.2. Музыкальность произведений М. Зощенко на композиционно-тематическом уровне.14

1.3. К проблеме музыкального подтекста в рассказе

М. Зощенко «Аристократка».38

1.4. Ритмическая организация прозы М. Зощенко.44

Глава II. Зощенко и живопись.55

2.1. Рассказы и повести М. Зощенко 1920-30-х гг.55

2.2. Поэтика портрета в «Возвращенной молодости».66

2.3. Эволюция «живописности» стиля Зощенко в

Голубой книге».74

2.4. Судьба художника в повести «Тарас Шевченко».94

2.5. «Живописность» стиля Зощенко в книге «Перед восходом солнца» в свете его психоаналитической концепции.97

Глава III. Зощенко и театр.109

3.1. Цикл «театральных» рассказов М. Зощенко.110

3.2. «Театр в жизни» М. Зощенко.120

3.3. Интертекст «театральных» рассказов М. Зощенко.125

3.4. Индивидуальные поиски жанра.136

3.5. «Театральные» рассказы и одноактные комедии

М. Зощенко.141

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Музыка, живопись и театр в прозе М. Зощенко»

До сих пор биография М. Зощенко и его творчество остаются мало изученными. Более того, появившиеся материалы и исследования о нем полны противоречий. Он был самым популярным юмористом и сатириком своего времени, хотя сам писатель отличался меланхолическим характером и всю жизнь боролся с депрессией. Свое творчество М. Зощенко посвятил людям, порожденным новой революционной эпохой и далеким от культурных ценностей, всегда оставаясь в глубине души истинным интеллигентом. Таким образом, неслучайно его творчество получило самые противоречивые оценки. С одной стороны, признание великих мастеров (М. Горький, О. Мандельштам, А. Ремизов и др.) и, с другой стороны, многолетняя травля сатирика, исключение из Союза писателей, запрет на публикации.

Долгое время произведения М. Зощенко не привлекали внимание исследователей. Отдельные случайные работы о писателе носили мемуарно-биографический характер. Однолинейность решения проблемы личности, когда биограф или мемуарист представлял М. Зощенко либо сторонником, либо ярым противником существующего строя, сказывалась на интерпретации его творчества, вела к открытому социологизму и обеднению представлений о его поэтике. Изучались также особенности повествовательной манеры писателя. Предпринятый опыт лингвистического исследования в сборнике статей «Михаил Зощенко. Мастера советской прозы» также не исчерпывал всей глубины и многогранности творчества писателя. В указанной работе В. Виноградов, В. Шкловский, А. Бармин останавливаются лишь на языковом аспекте творчества Зощенко, изучая природу зощенковского сказа.

Ситуация изменилась лишь в 1970-е годы, когда был снят запрет на произведения писателя, хотя отдельные публикации появились в 1950-е гг., но этот факт не сказался на общем состоянии зощенковедения. В это время стала ощущаться недостаточность представленных направлений в изучении творчества Зощенко. Ряд крупнейших исследователей (Л. Ершов [69-70], А. Старков [202-204], Д. Молдавский [157-158], М. Чудакова [232]) впервые предприняли попытку целостного анализа наследия писателя, намеренно избегая идеологических оценок. Эти монографии до сих пор не утратили своего значения. 1990-е годы - переломный период в зощенковедении. Творчество целого ряда русских писателей XX в., в связи с новым историко-литературным этапом, подвергается реинтерпретации и демифологизации. Появляются работы, в которых проза Зощенко получает неожиданное прочтение. Оказывается, что в коротких юмористических рассказах автор затрагивает серьезные философские, психологические и экзистенциальные проблемы.

В современном литературоведении выделяется три основных подхода к изучению творчества писателя:

- психоаналитический;

- интертекстуальный;

- экзистенциальный.

Рассмотрим современное состояние зощенковедения: 1. Психоаналитический. Творчество М. Зощенко, по утверждению самого автора, представляет собой проекцию его «душевного города». Описывая в произведениях мучащие его страхи, М. Зощенко пытается таким образом преодолеть психологические комплексы. Автор «Перед восходом солнца» указал на психоаналитический код своего творчества. Опираясь на это утверждение, А.К. Жолковский в книге «Поэтика недоверия» предпринимает принципиально новый подход к творчеству М. Зощенко [81]. Исследователь исходит прежде всего из представления о сложной, неоднозначной и противоречивой социальной и личностной позиции писателя в его отношении к окружающему миру. А.К. Жолковский выявляет комплекс фобий, разрушающих психику автора «Перед восходом солнца». Эти страхи (воды, карающей руки, нищих и т.п.) берут свои истоки из детства и препятствуют душевной гармонии автора. Исследование А.К. Жолковского, не исчерпывая всей сложности решения проблемы, дает возможность принципиально по-новому взглянуть на творчество М. Зощенко. В русле этого направления выполнены статьи Б.М. Парамонова [173], Т.П. Ходжа [225], А.И. Куляпина [120].

2. Интертекстуальный. Начиная свой литературный путь, М. Зощенко ориентируется на творчество Н.В. Гоголя, A.C. Пушкина, А.П. Чехова и других писателей-классиков. Позднее он вырабатывает свой собственный неподражаемый стиль, однако влияние литературных предшественников остается по-прежнему сильным, хотя во многом и переосмысливается с позиций игровой установки. Таким образом, интертекстуальный подход в работах Т. Кадаш «Гоголь в творческой рефлексии Зощенко» [109], М. Чудаковой «Поэтика М. Зощенко» [232], А. Жолковского «Блужающие сны» [73], несомненно, открывает новые грани в творчестве писателя.

Изучение прозы Зощенко невозможно без включения ее в культурно исторический контекст. Взаимоотношения с М. Горьким, А. Блоком, В. Розановым, Ф. Сологубом, В. Маяковским, Е. Замятиным, Ю. Олешей, несомненно, отразились на мировоззренческой и эстетической концепции писателя. В своих произведениях М. Зощенко часто ссылается на своих современников, что свидетельствует о значимости их творчества для художественного самоопределения автора. Особого внимания заслуживают работы Ю. Томашевского «Об одном посвящении» [209], И. Мазинг-Делич «Наставничество Горького и метаморфоза Зощенко» [145], А.И. Куляпина «"Неизлечимая душа", "Карающая рука" и "Великая операция" (М. Зощенко и Е. Замятин)» и «Обман чувств и промахи рассудка (М. Зощенко и Ю. Олеша)» [67], H.A. Даренской «Проза М.М. Зощенко в литературном контексте рубежа XIX-XX вв.» [66].

3. Экзистенциальный. Благодаря работам Г. Белой [21-22] и А. Жолковского [73-81], произведения М. Зощенко перестают считаться мелкими юмористическими рассказами на бытовые темы, а самого писателя обличителем мещанства. По мнению исследователей, М. Зощенко затрагивает в своем творчестве серьезные проблемы человеческого бытия, невозможности существования в современном угрожающем мире.

Разнообразные подходы свидетельствуют о пристальном интересе современных исследователей к творчеству М. Зощенко, однако многие аспекты, прежде всего связанные с особенностями поэтики прозы писателя, остаются вне поля зрения зощенковедов.

Актуальность темы диссертации определяется необходимостью расширения контекста зощенковского творчества за рамки литературы. Осмысление своеобразия прозы Зощенко, этапов и причин его творческой эволюции невозможно без учета интермедиальных связей. Сложившиеся представления о писателе как о художнике, порвавшем с дореволюционными культурными ценностями во имя создания новой пролетарской литературы, сделали невозможным применение культурологического подхода к изучению его творчества. Музыка, живопись, театр долгое время не учитывались при анализе своеобразия прозы Зощенко.

Однако демифологизация стереотипных представлений о творчестве писателя позволила по-новому взглянуть на его произведения. Тексты М. Зощенко перенасыщены отсылками к различным культурным источникам. Автор не случайно вводит в свои произведения имена композиторов, художников и режиссеров. Так называемый прием «текст в тексте» свидетельствует о сложности авторской позиции и многогранности творчества М. Зощенко.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в работе впервые исследуется культурный подтекст творчества Зощенко в аспекте межтекстовых связей. Проблема отношения писателя к текстам культуры до сих пор остается на периферии зощенковедения. Среди немногих работ, посвященных этой проблеме, можно назвать статью А.И. Куляпина «Слова и краски», где исследователь анализирует визуальный и музыкальный код творчества М. Зощенко и рассматривает эволюцию писателя. По мнению ученого, «Раннее творчество писателя ориентировано скорее на музыку, чем на живопись» [121: 24]. В «Голубой книге» исследователь обнаруживает множество живописных аллюзий, вплоть до «"выражения словами" содержания картин известнейших художников» [121: 32]. Эта логика соответствует психоаналитическому подходу А.И. Куляпина, который рассматривает смену эстетических парадигм в прозе Зощенко (от музыки к живописи) как соперничество с отцом-художником и преодоление его власти над сыном.

Немного больше внимания в современном литературоведении было уделено театральному аспекту творчества М. Зощенко (Ершов [70-71], Жолковский [73; 81], Молдавский [157], Муромский [161] и др.). Это можно объяснить тем, что последний период своего творчества М. Зощенко работал в области комедиографии и оставил большое драматическое наследие, хотя ни одна из его театральных работ не нашла признания у современников. Проблема «Зощенко и театр» в нашей работе исследуется на материале рассказов и повестей Зощенко в аспекте воплощения театральной темы, освоения театрального пространства и поиска новых, синтетических жанровых решений.

А.Н. Веселовский в своей «Исторической поэтике» указывает на то, что разные виды искусства выросли из мифа и современная литература «ширится» в мифе [39]. На протяжении всей истории культуры «Две тенденции дают о себе знать с наибольшей силой: первая состоит в тяготении к синтезу, вторая - в сохранении суверенности каждого отдельного искусства. Обе эти тенденции плодотворны. Их диалектическая взаимосвязь ведет не к поглощению одних искусств другими, а к их взаимообогащению.» [40: 5]. Культура начала XX в. с ее установкой на неомифологизм возвращается к идее синтеза искусств. Однако, как замечает автор монографии о синтезе искусств в культуре символизма А.И. Мазаев, «Синтез искусств есть совершенно новое по сравнению с синкретизмом - единство, восстанавливаемое из полностью определившихся различий между отдельными видами художественного творчества». По мысли ученого, «Правы те теоретики, которые смотрят на синтез как на добровольный союз или слаженный ансамбль равноправных, обладающих самобытной природой и способных самостоятельно существовать видов искусства» [144: 6]. Как известно, символизм актуализирует связь искусства слова с музыкой, хотя для А. Блока и А. Белого важны и живописные, и театральные аллюзии. Для русского авангарда становится существенным визуальный ряд поэтического текста.

В тенденции выхода отдельного вида искусства за свои границы Н. Бердяев увидел кризис современной культуры. В этих поисках М. Зощенко занимает особую позицию. С одной стороны, его творчество отразило ведущие тенденции эпохи. Как и его современники, автор «Голубой книги», стремясь создать новое искусство, отвечающее запросам нового культурно-исторического периода, широко использует музыкальный, живописный и театральный код. С другой стороны, культуру XIX и начала XX вв. писатель считал во многом декадентской, стараясь преодолеть ее влияние. Это, несомненно, отразилось и на обращении Зощенко к сферам иных видов искусств. В своем творчестве, часто вопреки ведущим современным литературным тенденциям, Зощенко отдает предпочтение отдельным художественным областям, пытаясь в живописи, музыке и театре преодолеть все субъективное, зыбкое, меланхолическое, предпочитая им монументальные формы симфоний Бетховена и полотен Микеланджело.

В позднем же творчестве Зощенко стремится к воплощению подлинно синтетического искусства. В нем он видит источник гармонии, позволяющий художнику преодолеть различные фобии.

Объектом исследования является собственно художественное творчество писателя.

Предмет — многообразие музыкальных, живописных и театральных аллюзий в творчестве М. Зощенко.

Цель данной работы - показать сложный характер отношения писателя к текстам культуры и на основе этого представить многогранность и полифоничность творчества М. Зощенко, выявив своеобразие его эстетической позиции и особенности поэтики.

На основании общей цели работы сформулируем частные задачи исследования:

1. Определить позицию М. Зощенко по отношению к культурному наследию.

2. Выявить своеобразие музыкальных образов в прозе писателя на композиционно-тематическом, сюжетном и ритмическом уровнях.

3. Обозначить музыкальный подтекст одного из программных рассказов Зощенко «Аристократка».

4. Представить ритмическую организацию прозы автора «Голубой книги».

5. Проанализировать колористику и жанры живописи в прозе Зощенко в аспекте поисков индивидуальной поэтической манеры.

6. Выявить живописные пристрастия М. Зощенко и их эволюцию.

7. Изучить театральные воззрения писателя, на материале рассказов и повестей Зощенко проанализировать особенности воплощения театральной темы, освоения театрального пространства, поиски синтетического жанрового решения.

8. Проследить эволюцию эстетических взглядов в творчестве писателя.

9. Выявить соотношение музыкальных, живописных и театральных аллюзий в разные периоды творчества автора «Перед восходом солнца».

Методологической основой диссертационного исследования послужили труды ведущих ученых по поэтике, семиотике и диалогу культур: Ю. Лотмана [131-141], А. Жолковского [73-81], Ю. Щеглова [237], М. Ямпольского [82]. В процессе исследования были использованы следующие методы анализа художественного текста: структурно-семиотический, интертекстуальный в рамках культурологического подхода.

Материалом исследования послужили прозаические и драматические произведения Зощенко (статьи, фельетоны, рассказы, повести, одноактные комедии).

Практическая ценность исследования определяется тем, что основные результаты могут быть использованы в вузовском учебном процессе как при чтении общих курсов, так и специальных, в работе спецсеминаров по истории русской литературы XX в.

Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены на заседании кафедры русской и зарубежной литературы Алтайского госуниверситета, на Дергачевских чтениях в Уральском госуниверситете (г. Екатеринбург, 2002); на Всероссийской научно-практической конференции (г. Барнаул, 2003); на Всероссийской научной конференции молодых ученых в Институте филологии СО РАН (г. Новосибирск, 2004).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Отношение М. Зощенко к различным видам искусства требует специального исследования, потому что автор «Голубой книги» с детства был знаком с живописью, театром, музыкой (его отец -художник, мать - актриса) и в своем творчестве воплотил фундаментальные сюжеты бытия и культуры.

2. Выявление музыкальных, живописных и театральных аллюзий в произведениях Зощенко позволяет выйти на более глубокий мировоззренческий и поэтический уровни творчества и увидеть многогранность художественного мира писателя.

3. Эволюция музыкальных взглядов писателя — от меланхолических вальсов Шопена к «Героической симфонии» Бетховена -демонстрирует сложность не только эстетической, но и личностно-психологической позиции автора «Голубой книги».

4. В своих живописных поисках М. Зощенко воплотил тенденцию динамического перехода от субъективной манеры Боттичелли к монументальному искусству Микеланджело, отстаивая независимость своих взглядов в культуре.

5. «Театральные» рассказы писателя являются проекцией его драматургического творчества и демонстрируют отказ от традиционного театра в пользу новых жанровых форм.

6. Помимо индивидуально-авторских поисков, творчество Зощенко следует общей эпохальной идее цикличного чередования культурных процессов, выражающихся в дифференциации и синтезе искусств.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, насчитывающего 244 источника, и приложения, в котором даны примеры анализа ритмической структуры прозы М. Зощенко.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Барсукова, Ольга Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на сложившиеся стереотипы представлений о М. Зощенко как, с одной стороны, о пролетарском писателе, с другой, как о яром антисоветчике, творчество автора «Перед восходом солнца» оказывается более сложным и многогранным. Избирая своей аудиторией простого читателя новой революционной формации, Зощенко создает, на первый взгляд, примитивные рассказы о жизни советского обывателя. Однако при более пристальном рассмотрении открывается высококультурный подтекст зощенковского творчества.

Прекрасно разбирающийся в музыке, живописи, театральном искусстве, писатель вовлекает своего «недалекого» читателя в культурный диалог, заранее не рассчитывая на взаимопонимание, тем самым создавая парадоксальную ситуацию. С одной стороны, Зощенко за основу своего творчества берет идеальные образцы музыкального, живописного, драматического искусства. А, с другой стороны, на базе этого «культурного фундамента» он создает незамысловатые, на первый взгляд, по содержанию и форме рассказы.

По нашему мнению, это несоответствие можно объяснить игровой природой зощенковского творчества. Максимально наполняя свои произведения отсылками к различным художественным источникам, Зощенко создает тексты, имитирующие положение его героев вне культуры, тем самым показывая амбивалентное отношение к современному миру, к современным духовным ценностям и новому человеку.

Проанализировав музыкальные мотивы в произведениях Зощенко на композиционно-тематическом, сюжетном и ритмическом уровнях, мы отмечаем сложность музыкального мировоззрения писателя. Раннее творчество Зощенко во многом ориентируется на философско-эстетическую концепцию А. Блока. Творчество автора «Стихов о Прекрасной Даме» всегда ассоциировалось для Зощенко с меланхолическими произведениями Шопена. Совершенно иным, более сложным представляется характер отношений слова и музыки в зрелом творчестве писателя, в частности, в «Голубой книге», отразившей музыкальную эволюцию взглядов писателя. «Голубая книга», несомненно, является вершинным воплощением музыкальной темы в зощенковском творчестве. На смену прелюдий и вальсов Шопена, автора «Похоронного марша», приходит «Героическая симфония» Бетховена. Мучительное размежевание с декадентством и кумирами своей молодости (А. Блоком / Шопеном) составляет один из важнейших аспектов «музыкальной линии» творчества Зощенко. Жизненный путь Бетховена полностью соответствует новым идеалам Зощенко. Однако будучи выразителем своей эпохи, Зощенко передал в своем творчестве «какофонию» «Мирового оркестра», в котором существуют в нерасторжимом единстве и в постоянных борениях шопеновско-бетховенские мотивы, свидетельствуя о всей сложности и трагизме мировоззренческой и литературно-эстетической позиции писателя.

Обратившись к анализу рассказа «Аристократка», вслед за А.К. Жолковским, мы отмечаем, что в художественном мире Зощенко музыкальный, и в частности «оперный подтекст», играет существенную роль. В своих текстах Зощенко иронически соотносит «мелкие случаи», описываемые в рассказах, с сюжетами мировой музыкальной культуры. Хотя оперный подтекст зощенковских рассказов «зашифрован», он удваивает и корректирует основной сюжет. Зощенко использует этот прием для создания игрового пространства текста.

Особая зощенковская манера повествования, в разные творческие периоды связанная с «фоноцентризмом» и установкой на сказ, отражается в индивидуальной ритмической организации прозы писателя. Анализ художественного произведения в аспекте связи слова и музыки без учета ритмической организации будет неполным, так как ритм непосредственным образом определяет особенности построения всех уровней текста. Прозу Зощенко с точки зрения ее ритмической организации можно представить как два своеобразных ритмических полюса, которые стремятся к гармонизации в позднем творчестве Зощенко («Перед восходом солнца»).

Визуальный ряд в прозе писателя играет столь же важную роль, как и музыкальный, что и определяет интерес Зощенко к живописи. Взаимоотношения слова и его пластического воплощения в творчестве автора «Голубой книги» оказались достаточно противоречивыми, так как их во многом осложнял, по мнению А.И. Куляпина, психоаналитический аспект соперничества с отцом, художником-передвижником. Именно эта причина отчасти объясняет столь ироничное отношение писателя к живописи, ее жанрам и образу художника в рассказах и фельетонах 1920-30-х гг.

Эта тенденция усложняется уже в «Сентиментальных повестях», отмеченных усилением интереса к живописному ряду, хотя ироническая функция этих образов сохраняется. В «Возвращенной молодости» писатель обращается преимущественно к живописным жанрам пейзажа и портрета. Последний является концептуальным в повести, решающей задачу восстановления, воскрешения человеческой личности. С одной стороны, зощенковский портрет в рамках текста претерпевает эволюцию, стремясь к целостности и пластичности. С другой стороны, в связи с механистичностью воззрений самого писателя на природу человека, достичь органики в портрете Зощенко так и не удается.

Голубая книга» демонстрирует непосредственную установку автора на «живописность», проявляющуюся на разных уровнях организации текста. Концептуально важны в этом произведении колористические характеристики. «Цветопись» Зощенко, как правило, лишена сложных, индивидуальных ассоциаций. В пространстве текста этой книги существуют данные в игровом ключе биографии различных художников, сюжеты их картин и описание их живописной манеры. Как и в случае с музыкой, сюжеты известных полотен, спроецированные на зощенковское произведение, делают его многоракурсным, свидетельствуя также об ограниченности языка живописи, по сравнению с литературой. «Голубая книга» отмечена эволюцией художественных пристрастий писателя: субъективную, причудливую манеру письма Боттичелли сменяет монументальное искусство Микеланджело. В таком движении эстетической мысли писателя в области живописи ощущается параллель к эволюции в сфере музыкальных пристрастий: поздний Зощенко провозглашает победу искусства над смертью оглохшего композитора и ослепшего скульптора и художника.

В повести «Тарас Шевченко» Зощенко продолжить свои рассуждения о сущности искусства вообще, о трагической судьбе русского художника, мыслителя и поэта и о взаимоотношениях разных видов искусств. В этом произведении он остается верен своей идее верховенства искусства слова, прежде всего прозы, позволяющей писателю наиболее полно выразить мысль и всю сложность человеческих чувств. В «Перед восходом солнца» живописные образы будут соответствовать основной концепции этого итогового произведения Зощенко и связаны с его психоаналитическим кодом.

Предпринятая попытка исследования театральных воззрений писателя свидетельствует о том, что многие пьесы Зощенко по сути являются переложением для сцены написанных ранее рассказов. В результате сопоставительного анализа мы выявили своеобразную сюжетную парадигму «театральных» рассказов. Устойчивые мотивы, составляющие эту парадигму (дверь, одежда, вода, еда, алкоголь), повторяются в рассказах и являются препятствиями на пути к театральному представлению.

Пытаясь найти свой индивидуальный путь писателя-драматурга, Зощенко сознательно обращается к творчеству таких великих мастеров сцены, как Н.В. Гоголь, А.Н. Островский, А.П. Чехов, Вс. Мейерхольд и др. Исследование интертекстуальных связей зощенковских рассказов свидетельствует о том, что автор иронически переосмысливает великие образцы классической драматургии. Он отрицает эстетику как классического, так и модернистского театра. Интертекст прозы Зощенко свидетельствует о стремлении его героя разрушить до основания культурный институт театра, сделав жизнь большими подмостками, где разыгрывается новая «человеческая комедия». В «театральных» рассказах писателя можно проследить рождение новой драматической эстетики, основанной на «скрещении» жанров. Произведения

Зощенко представляют собой сложный сплав различных жанровых тенденций: комедии, водевиля, пародии, цирка. «Театральные» рассказы Зощенко в полной мере отражают сложные жанровые поиски писателя.

Итак, на протяжении всего своего творчества Зощенко обращается к различного рода искусствам: музыке, живописи, театру. Однако взгляды писателя на искусство претерпевают изменения. Так, «музыкальное звучание» в прозе автора «Перед восходом солнца» эволюционирует от меланхолических вальсов Шопена, символизирующих упадок декадентской культуры, к «Героической симфонии» Бетховена. Живописная тенденция определяется движением от субъективно окрашенных, лирически смутных полотен Сандро Боттичелли к монументальному искусству «титана» Микеланджело. В отношении драматического искусства в творчестве Зощенко можно проследить отрицание эстетики традиционного театра и поиски средств новой театральной выразительности, проявившиеся и в укрупнении драматических форм.

Однако помимо частных динамических тенденций, характерных для каждого отдельно взятого вида искусства, во взглядах Зощенко прослеживается общая закономерность, свойственная всему творчеству писателя: переход от обособления к синтезу различных видов искусств. В раннем творчестве писателя все виды искусства дифференцированы: существуют отдельные рассказы, посвященные музыке, живописи и театру.

Зрелое же творчество Зощенко, напротив, характеризуется тяготением к синтезу искусств. Синтез находит свое выражение как в соединении различных искусств в общей композиции («Голубая книга»), так и в развитии синтетических жанровых образований (комедиография).

Представленная закономерность творчества писателя основывается на идее цикличности культурных процессов. Явления обособления отдельных видов искусств и их синтеза сопровождают все развитие человеческой культуры, находясь в диалектической взаимосвязи. В. Паперный описывает это процесс в терминах поочередного преобладания «культур 1 и 2»: «В культуре 1 каждое искусство стремится освободится от всех элементов, которые кажутся заимствованными, и оставить только специфически "свои"» [171: 219], - в то время как культура 2 характеризуется тяготением к синтезу. Что касается эпохи первой половины XX в., то «понятие культуры 1 конструируется здесь главным образом на материале 1920-х гг., а понятие культуры 2 - на материале 19301950-х гг.» [171: 18]. Таким образом, творчество М. Зощенко органично отразило ведущие тенденции своей эпохи.

Семиотический метод исследования зощенковского творчества в аспекте изучения культурного подтекста прозы писателя открывает дальнейшие перспективы. Не претендуя в своей работе на исчерпанность и полноту анализа музыкальных, живописных, театральных аллюзий, мы считаем этот аспект необычайно плодотворным, так как он позволяет преодолеть стереотипы восприятия творчества писателя и обратиться преимущественно к вопросам эстетики и поэтики Зощенко.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Барсукова, Ольга Александровна, 2004 год

1. Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977.

2. Алянский В. Азбука театра. Л., 1986.

3. Аникст A.A. Теория драмы в России от Пушкина до Чехова. М., 1972.

4. Антонов С. Михаил Зощенко. Становление стиля // Литературная учеба. 1984. № 6.

5. Бабиченко Д. Повесть приказано ругать. Политическая цензура против Михаила Зощенко // Коммунист. 1990. № 13.

6. Байбурин Е.К. Жилища в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983.

7. Бакинский Н.З. Из записок современника // Нева. 1988. № 12.

8. Барабаш Ю. Соотечественники, я вас любил // Вопросы литературы. 1989. №3.

9. Барсукова O.A. Мотив «блудного сына» в «Рассказах Назара Ильича господина Синебрюхова» М. Зощенко // Литература и общественное сознание: варианты интерпретации художественного текста. Вып. 7. Бийск, 2002.

10. Ю.Барсукова O.A. Проблема музыкальности «Голубой книги» М. Зощенко // Текст: структура и функционирование. Вып. 7. Барнаул,2003.11 .Барсукова O.A. Проблема «живописности» ранней прозы М. Зощенко

11. Текст: варианты интерпретации. Вып. 7. Бийск, 2003. 12.Барсукова O.A. К проблеме музыкального подтекста в рассказе М.

12. Н.Барсукова O.A. «Театр в жизни» М. Зощенко // Художественный текст: варианты и интерпретации. Вып. 9. Бийск, 2004.

13. Барсукова O.A. Ритмическая организация прозы М. Зощенко // Филология и культура. Вып. 1. Барнаул, 2004.

14. Барт Р. Мифологии. М., 1996.

15. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975.

16. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского М., 1972.

17. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса. М., 1990.

18. Башляр Г. Предисловие к книге «Поэтика пространства» // Вопросы философии. 1987. № 5.

19. Белая Г. Экзистенциальная проблематика творчества М. Зощенко // Литературное обозрение. 1995. № 1.

20. Белая Г.А. М. Зощенко. Юморист, пародист, сатирик // Г.А. Белая. Путешествие в поисках истины. Статьи о современных писателях. Тбилиси, 1987.

21. Белый А. Символизм как миропонимание. М., 1994.

22. Бергер Л.Г. Пространственный образ мира (парадигма познания) в структуре художественного стиля // Вопросы философии. 1995. № 4.

23. Бердников Т. Избранные работы: В 2 т. М., 1986.

24. Бердяев H.A. Кризис искусства. М., 1990.

25. Бердяев H.A. Судьба России. М., 1990.

26. Бидерман Г. Энциклопедия символов. М., 1999.

27. Библейская энциклопедия. М., 1990.

28. Блок А. Крушение гуманизма // А. Блок. Собр. соч.: В 6 т. Л., 1987.

29. Блок А. О литературе. М., 1989.

30. Большая советская энциклопедия // http://www.rubric0n.c0m//bcel.asp.

31. Большой энциклопедический словарь. Мифология. М., 1998.

32. Борев Ю. Эстетика. М., 1969.

33. Булгаков М.А. Собр. соч.: В 5 т. М., 1990. Т. 5.

34. Булучевский Ю., Фомин В. Краткий музыкальный словарь для учащихся. Л., 1968.

35. Вагнер Р. Избранные работы. М., 1978.

36. Вагнер Р. Моя жизнь: В 2 т. М., 2003.

37. Веселовский А.И. Историческая поэтика. М., 1989.

38. Взаимодействие и синтез искусств. JL, 1978.

39. Вольпе Ц. Книга о Зощенко // Ц. Вольпе. Искусство непохожести. М., 1991.

40. Воспоминания об И. Ильфе и Е. Петрове. Сборник. М., 1963.

41. Вспоминая М. Зощенко: Сборник. Л., 1990.

42. Встречи с Мейерхольдом. Сборник воспоминаний. М., 1967.

43. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. М., 1991.

44. Галанов Б.И. И. Ильф и Е. Петров. Жизнь. Творчество. М., 1961.

45. Галанов Б. Искусство портрета. М., 1967.

46. Галкин А. Пространство и время // Вопросы литературы. 1996. № 1.

47. Галеви Д. Жизнь Фридриха Ницше. М., 1991.

48. Гарбичевский А.Г. Пространство и время // Вопросы философии. 1994. №3.

49. Гачев Г. Национальные образы мира. Космо-психо-логос. М., 1995.

50. Гвоздев A.A. Театр имени Вс. Мейерхольда (1920-1926). Л., 1927.

51. Генис А. Красный хлеб. Кулинарная история истории советской власти // Знамя. 1995. № 10.

52. Гиршман М.М. Ритм художественной прозы. М., 1982.

53. Гоголь Н.В. Повести. Ревизор. М., 1985.

54. Голенищев-Кутузов И.Н. Ирония Зощенко // Русская словесность. 1995. №3.

55. Голованова Е. Миф о пролетарском писателе. Творческая судьба Всеволода Иванова и Михаила Зощенко // Литературное обозрение. 1995. № 1.

56. Гомберг-Вержбинская Э. Передвижники. Книга о мастерах русской реалистической живописи от Перова до Левитана. Л., 1961.

57. Громов М.П. Книга о Чехове. М., 1989.

58. Громова М.И. Русская современная драматургия. М., 1999.

59. Губер А. Микельанджело. М., 1953.

60. Даев В. «Коммунальные Зощенко». К биографии писателя // Наш современник. 1995. № 10.

61. Дажина В. Микеланджело. Рисунок в его творчестве. М., 1986.

62. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1989. Т. 2.

63. Данилова И.Е. Боттичелли. М., 1985.

64. Даренская H.A. Проза М.М. Зощенко в литературном контексте рубежа XIX-XX в. Автореферат дисс. канд. филол. наук. Барнаул, 2000.

65. Десятов В.В. Куляпин А.И. Прозрачные вещи: очерки по истории литературы и культуры XX в. Барнаул, 2001.

66. Десятов В.В. Куляпин А.И. Прозрачные вещи: очерки по истории литературы и культуры XX в. Изд. 2-ое доп. и испр. Барнаул, 2003.

67. Ершов Л.Ф. Из истории советской сатиры. Зощенко и сатирическая проза 20-40-х гг. Л., 1973.

68. Ершов Л.Ф. Советская сатирическая проза. М.-Л., 1969.

69. Ершов. Л.Ф. Сатирические жанры русской советской литературы. Л., 1977.

70. Есенин С. Избранное. М., 1986.

71. Жолковский А.К. Блуждающие сны. М., 1994.

72. Жолковский А.К. Две конференции в Москве // Литературное обозрение. 1995. № 1.

73. Жолковский А.К. Еда и питье в литературе // Новое литературное обозрение. 1996. № 21.

74. Жолковский А.К. Еда у Зощенко // Новое литературное обозрение. 1996. № 2.

75. Жолковский А.К. Зощенко из XXI века или Поэтика недоверия // Звезда. 1996. №5.

76. Жолковский А.К. Зубной врач, корыстная молочница, интеллигентный монтер и их автор // Литературное обозрение. 1996. № 5-6.

77. Жолковский А.К. Инвенции. М., 1995.

78. Жолковский А.К. К реинтерпретации поэтики М. Зощенко // Изв. Росс. АН. Сер. лит. и яз. 1995. Т. 54. № 5.

79. Жолковский А.К. Михаил Зощенко: поэтика недоверия. М., 1999.

80. Жолковский А.К., Ямпольский М.Б. Бабель. / Babel. М., 1994.83.3ингерман Б.И. Очерки истории драмы XX века. М., 1979.

81. Зощенко В. Так начинал М. Зощенко. Воспоминания // Вопросы литературы. 1975. № 10.

82. Зощенко М. Трагический рыцарь // Здравствуйте, Александр Блок. Л., 1984.

83. Зощенко М. Избранные произведения: В 2 т. Л., 1968. Т. I—II.

84. Зощенко М. Рассказы. Фельетоны. Комедии. М.-Л., 1963.

85. Зощенко М.М. Собр. соч.: В 5 т. М., 1993-1994. Т. II.

86. Зощенко М. Личная жизнь: рассказы. М., 1977.

87. Зощенко М. О себе, о критиках и своей работе // М. Зощенко: статьи и материалы. Л., 1928.

88. Зощенко М. Письма к писателю; Возвращенная молодость; Перед восходом солнца. М., 1989.

89. Зощенко М. Повесть о разуме. М., 1990.

90. Зощенко М. 1935-1937: Рассказы. Повести. Фельетоны. Критика. Л., 1937.

91. Зощенко М. Собр. соч.: В 3 т. М., 1994. Т. I-III.

92. Зощенко М. Суета сует. М., 1993.

93. Зощенко М. Уважаемые граждане: пародии. Рассказы. Фельетоны. Сатирические заметки. Письма к писателю. Одноактные комедии. М., 1991.

94. Зощенко М.М. Из писем и дневниковых записей (1917-1921 гг.) // Новый мир. 1984. № 11.

95. Зощенко М.М. Рассказы и повести. JL, 1959.

96. Зощенко М. О литературном искусстве // Литературный современник. 1941. №3.

97. Зощенко М.М. Рассказы. М., 1974.

98. Зубкова C.B. Драматический характер в одноактной комедии А.П. Чехова. Киев. 1990.

99. Иванов В.В. К семиотике изучения культурной истории большого города // Ученые зап. Тартуского ун-та. Труды по знаковым системам. Вып. 8. Тарту. 1977.

100. Иванов В.В., Топоров В.Н. Славянские языковые моделирующие системы. М., 1965.

101. Из выступления М. Зощенко на собрании ленинградских драматургов и театральных критиков летом 1946 года. Запись С. Осовцова//Литературная газета. 1994. 10 августа.

102. Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев. Золотой теленок. М., 1952.

103. Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев. Л., 1992.

104. История русской драматургии XVII-первая половина XIX века. Л., 1982.

105. История русской драматургии вторая половина XIX-1917 г. Л., 1987.

106. Кадаш Т. Гоголь в творческой рефлексии Зощенко // Лицо и маска Михаила Зощенко. М., 1994.

107. Кадаш Т. «Зверь» и «неживой человек» в мире раннего Зощенко // Литературное обозрение. 1995. № 1.

108. Кардин В. Исповедь прямой речи: Штрихи к литературному портрету М. Зощенко // Первое сентября. 1996, март. № 25.

109. Керлот Х.Э. Словарь символов. Мифология. Магия. Психоанализ. М., 1994.

110. Комаров С.А. А. Чехов В. Маяковский: комедиограф в диалоге с русской культурой конца XIX — первой трети XX в. Тюмень. 2002.

111. Комарова H.A. Поэтика сказа М.М. Зощенко 20-х годов. Автореф. дисс. канд. филол. наук. Томск, 2000.

112. Корман Б.О. Изучение текста художественного произведения. М., 1972.

113. Корниенко Н. Зощенко и Платонов. Встреча в литературе // Литературное обозрение. 1995. № 1.

114. Королев С. Двери // Знамя. 1995. № 2.

115. Короленко В.Г. Современная самозванщина // Короленко В.Г. Полн. собр. соч.: В 10 т. Т. 3. Спб., 1914.

116. Куликов Е. Хроника жизни невеселого человека // Клуб. 1995. №11.

117. Куляпин А.И. «Замаскирован смехом» (М. Зощенко и Ф. Ницше) // Звезда. 1995. №8.

118. Куляпин А.И. Творчество Михаила Зощенко: истоки, традиции, контекст. Барнаул, 2002.

119. Кун H.A. Легенды и мифы Древней Греции. Новосибирск, 1991.

120. Кустодиева Т.К. Сандро Боттичелли. Л., 1971.

121. Лакшин В. Островский-драматург // А.Н. Островский. Избранные пьесы. М., 1970.

122. Лазуко А.К. Василий Максимов. Л., 1982.

123. Леви-Строс К. Мифологики: В 4 т. СПб., 2000. Т. 3.

124. Литературное наследство. Горький и советские писатели. Неизданная переписка. М., 1963. Т. 70.

125. Лихачев Д.С. Поэтика художественного времени и пространства. Л., 1987.

126. Лицо и маска Михаила Зощенко. М., 1994.

127. Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991.

128. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. М., 1996.

129. Лотман Ю.М. Заметки о художественном пространстве // Труды по знаковым системам. Тарту, 1986. Вып. 720.

130. Лотман Ю.М. Избранные статьи: В 3 т. Таллинн, 1992 Т. I-III.

131. Лотман Ю.М. К проблеме пространственной семиотики // Труды по знаковым системам. Тарту, 1986. Вып. 720.

132. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992.

133. Лотман Ю.М. Место киноискусства в механизме культуры // Труды по знаковым системам. Тарту, 1977. Вып. 8.

134. Лотман Ю.М. О семиотическом механизме культуры // Труды по знаковым системам. Тарту, 1977. Вып. 284.

135. Лотман Ю.М. Проблема художественного пространства в прозе Гоголя // Ю.М. Лотман. В школе поэтического слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. М., 1988.

136. Лотман Ю.М. Символика Петербурга и проблемы семиотики города // Семиотика города и городская культура. Труды по знаковым системам. Тарту, 1984. Т. 18.

137. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. М., 1970.

138. Лотман Ю.М., Успенский Б.А. Миф имя - культура // Труды по знаковым системам. Тарту, 1973. Вып. 308.

139. Любимов Н.М. Былое лето: Из воспоминаний зрителя. М., 1982.

140. М. Зощенко в воспоминаниях современников. М., 1981.

141. Мазаев А.И. Проблемы синтеза искусств в эстетике русского символизма. М., 1992.

142. Мазинг-Делич И. Наставничество Горького и «метаморфоза» Зощенко // Литературное обозрение. 1995. № 1.

143. Малинин Н. Сделавши шаг от смешного к великому // Столица. 1994. №28.

144. Мандельштам О.Э. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1.

145. Маяковский В. Собр. соч.: В 6 т. М., 1973. Т. 5.

146. Мериме П. Кармен. Л., 1987.

147. Милн Л. «Рассказы о Ленине» // Литературное обозрение. 1995. № 1.

148. Мифологический словарь. М., 1991.

149. Мифы древних славян. Саратов, 1993.

150. Михаил Зощенко. Из архива печати. М., 1991.

151. Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. СПб., 1997. Кн. 1.

152. Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. СПб., 2001. Кн. 2.

153. Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. СПб., 2002. Кн. 3.

154. Молдавский Д.М. М. Зощенко. Очерк творчества. Л., 1977.

155. Молдавский Д.М. Повести М. Зощенко 20-30-х гг. // Русская литература. 1970. № 4.

156. Музыкальная литература зарубежных стран. М., 1972.

157. Музыкальная энциклопедия: В 6 т. М., 1981. Т. 5.

158. Муромский В.П. Судьба драматического наследия М. Зощенко // Русская литература. 1996. № 2.

159. Невская Л.Г. Семантика дома и смежных представлений в погребальном фольклоре // Балто-славянские исследования. М., 1982.

160. Ницше Ф. Рождение трагедии, или эллинство и пессимизм // Ф. Ницше. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1.

161. Ницше Ф. Казус Вагнер // Ф. Ницше. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 2.

162. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1990.

163. Ницше Ф. Странник и его тень. М., 1994.

164. Новиков В. О месте Зощенко в русской литературе. Предшественники и последователи от Даниила Заточника до Михаила Жванецкого// Литературное обозрение. 1995. № 1.

165. Обрядовая поэзия. М., 1989.

166. Островский А.Н. Собр. соч.: В 10 т. М., 1960. Т. 9.

167. Павловский А. Популярный библейский словарь. М., 1994.

168. Паперный В. Культура Два. М., 1996.

169. Пави П. Словарь театра. М., 1991.

170. Парамонов Б. Зощенко в театре // Знамя. 1995. № 7.

171. Полякова Е. Станиславский. М., 1977.

172. Попкин К. «Не говоря уже о ногах»: «Нижние конечности» в словаре Зощенко // Литературное обозрение. 1995. № 1.

173. Попова Н. Эффект отстраненности и сострадания. Сатирическая новеллистика М. Зощенко // Литературное обозрение. 1995. № 1.

174. Потебня A.A. Слово и миф. М., 1989.

175. Потебня A.A. Теоретическая поэтика. М., 1990.

176. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986.

177. Проскурина E.H. Мотив бездомья в произведениях А. Платонова 20-30-х гг. // Вечные сюжеты русской литературы. Новосибирск. 1996.

178. Пути анализа литературного произведения. M., 1981.

179. Пространство и время в искусстве. М., 1967.

180. Райкин А. Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко. М., 1994.

181. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Л., 1974.

182. Росляков А. Смешное стало как-то несмешным // Независимая газета. 1994. 9 августа.

183. Рыбаков Б.А. Дом в системе языческого мировоззрения // Б.А. Рыбаков. Язычество древней Руси. М., 1988.

184. Самосознание европейской культуры XX века. М., 1991.

185. Сарнов Б. Возвращение блудного сына: О художественных особенностях прозы М. Зощенко // Литературная учеба. 1982. № 2.

186. Сарнов Б. Пришествие капитана Лебядкина (случай Зощенко). М., 1993.

187. Свасьян К.А. Фридрих Ницше: мученик познания // Ф. Ницше. Собр. соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1.

188. Семиотика и художественное творчество. М., 1977.

189. Синцова Т.Н. И. Ильф и Е. Петров. Л., 1958.

190. Синявский А. Мифы Михаила Зощенко // Лицо и маска М. Зощенко. М., 1994.

191. Скалой Н.Р. Самое важное в жизни слова. (Проза М. Зощенко) // Н.Р. Скалон. Вещь и слово: предметный мир в советской философской прозе. Алма-Ата, 1991.

192. Скэттон Л.Х. Не до смеха: Проблема творческой эволюции М. Зощенко//Литературное обозрение. 1995. № 1.

193. Славянская мифология. М., 1995.

194. Словарь античности. М., 1989.

195. Смирнов А. Античный Петроград в поле культурных кодов // Вопросы литературы. 1999. № 2.

196. Современный словарь иностранных слов. СПб., 1994.

197. Соллертинский И. Кармен Бизе. М., 1963.

198. Старков А. От «Синебрюхова» к «Голубой книге» // Вопросы литературы. 1964. № И.

199. Старков А.Н. «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» Ильфа и Петрова. М., 1969.

200. Старков А.Н. Михаил Зощенко: Судьба художника. М., 1990.

201. Старков А.Н. Юмор Зощенко. М., 1979.

202. Сухих И.Н. Книги XX века: русский канон: Эссе. М., 2001.

203. Театр: энциклопедия. М., 2002.

204. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 12 т. М., 1975. Т. 10.

205. Томашевский Б.В. О стихе. Л., 1929.

206. Томашевский Ю. Об одном посвящении // Лицо и маска Михаила Зощенко. М., 1994.

207. Топоров В.Н. К символике окна в мифопоэтической традиции // Балто-славянские исследования. М., 1984.

208. Топоров В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. М., 1995.

209. Тресиддер Д. Словарь символов. М., 1999.

210. Тростников М.В. Пространственно-временной параметр в искусстве раннего авангардизма // Вопросы философии. 1997. № 9.

211. Трубецкой E.H. Умозрение в красках: Репринтное издание. М., 1990.

212. Турбин В.Н. Незадолго до Водолея: Сборник статей. М., 1994.

213. Федякин С. Розанов и Зощенко. Два пути преодоления литературы // Литературное обозрение. 1995. № 1.

214. Филиппова А. Драматургия М. Зощенко 40-х: особенности конфликта//Литературное обозрение. 1995. № 1.

215. Филиппова А. Драматургия М. Зощенко. Автореф. дисс. канд. искусствоведения. М., 1998.

216. Фрейд 3. Сновидения. Новосибирск, 1990.

217. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997.

218. Фрейденберг О.М. Миф и театр. М., 1988.

219. Фуко М. Рождение клиники. М., 1998.

220. Хализев В.Е. Теория литературы. М., 1999.

221. Ходасевич В.Ф. Брюсов // В.Ф. Ходасевич. Некрополь. Воспоминания. М., 1991.

222. Ходж Т.П. Элементы фрейдизма в «Перед восходом солнца» // Литературное обозрение. 1995. № 1.

223. Христианство. Словарь. М., 1994.

224. Хэнсон К. П.Ш. Дюбуа и Зощенко. «Рациональная психотерапия» как источник зощенковской психологической теории // Литературное обозрение. 1995. 1995. № 1.

225. Цирк // Маленькая энциклопедия. М., 1973.

226. Чалова Л. Такой он был // Рубен Б. Алиби Михаила Зощенко. М., 2001.

227. Чехов А.П. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. М., 1985. Т. 9.

228. Чехов А.П. Соч.: В 2 т. М., 1982. Т. 2.

229. Чудакова М.О. Поэтика М. Зощенко. М., 1979.

230. Чудакова М.О. Мастерство Юрия Олеши. М., 1972.

231. Шайтанов И. Между эпосом и анекдотом // Литературное обозрение. 1995. № 1.

232. Шаляпин Ф. Страницы моей жизни. М., 1990.

233. Шкловский В. Рассказы М. Зощенко для маленьких // В. Шкловский. Старое и новое. М., 1966.

234. Щеглов Ю.К. Энциклопедия некультурности // Лицо и маска Михаила Зощенко. М., 1994.

235. Эвентов И. Юмор М. Зощенко // Нева. 1968. № 10.

236. Эйхенбаум Б. О поэзии. Л., 1969.

237. Энциклопедия символов, знаков, эмблем. М., 1999.

238. Юнг К.Г. Архетип и символ. M., 1991.

239. Ягункова Л. Изобретатель языка // Правда. 1995. 10 августа.

240. Яновская Л.М. Почему вы пишете смешно? Об И. Ильфе и Е. Петрове, их жизни и их юморе. М., 1969.

241. Leblanc Ronald D. Oblomov's Consuming Passion: Food, Eating and the Search for Communion // A critical companion / Edited by Galina Diment. Northwestern University Press. 1988.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.