Налоговые практики в РФ и ФРГ: сравнительный экономико-социологический анализ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.03, кандидат социологических наук Захарьин, Павел Андреевич

  • Захарьин, Павел Андреевич
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2013, Санкт-ПетербургСанкт-Петербург
  • Специальность ВАК РФ22.00.03
  • Количество страниц 152
Захарьин, Павел Андреевич. Налоговые практики в РФ и ФРГ: сравнительный экономико-социологический анализ: дис. кандидат социологических наук: 22.00.03 - Экономическая социология и демография. Санкт-Петербург. 2013. 152 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Захарьин, Павел Андреевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ЭКОНОМИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

§ 1 Экономический подход к налогообложению: краткий обзор

§2 Социология налогообложения

2.1 Социологический подход к налогообложению

2.2 Фискальная социология

§ 3 Экономико-социологический подход к налогообложению

3.1 Специфика экономико-социологического подхода к налогообложению

3.2 Социальное значение «налоговых» денег

3.3 Анализ государственной налоговой политики

ГЛАВА 2. НАЛОГОВЫЕ ПРАКТИКИ В ГЕРМАНИИ И РОССИИ

§ 1 Фоновые практики и налоговая культура

§ 2 Налоговая культура Германии: исторический экскурс

§ 3 Налоговая культура России: краткий обзор

3.1 Налогообложение в социалистический период —

3.2 Налоговая культура в постсоветский период

§ 4 Специфика бюджетной политики и налоговых практик в ФРГ и РФ

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Экономическая социология и демография», 22.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Налоговые практики в РФ и ФРГ: сравнительный экономико-социологический анализ»

Актуальность исследования. Актуальность темы обуславливается как огромной ролью системы налогообложения в современном обществе, так и ограниченностью традиционного подхода к объяснению новых тенденций, проявившихся в последние десятилетия, в том числе и в России.

Во-первых, на протяжении последних ста лет мы наблюдаем устойчивый рост не только абсолютного, но и относительного уровня налогообложения1, и каждый человек (прямо или косвенно) ощущает влияние налогов в своей повседневной жизни. Господствующий сегодня в рамках экономической и юридической науки подход традиционно рассматривал налоги, прежде всего, с фискальной точки зрения - как источник финансирования государственных расходов. Однако, с середины XX века (во многом, из-за глобальных гуманитарных катаклизмов первой половины столетия) всё более заметную роль в восприятии налогов начинает играть социальная составляющая, выражающаяся в стремлении выравнивать доходы населения, финансировать общественные блага и социальные гарантии, а в научной трактовке налогообложения появляются идеи, связанные с политикой, корпоративным управлением и «теневой» экономикой. Формализм и индивидуализм классической теории активно дополняются субстантивистским взглядом на экономику и исследованиями как исторических, так и региональных различий налоговой политики, изучением уклонения от уплаты налогов, поведения налогоплательщиков и налоговой культуры.

При этом социальный аспект налогообложения остаётся в стороне, как если бы (по аналогии с известным высказыванием Р. Коллинза) налоги были бы недостаточно социологичны. Ведь за формализованными изложениями правовых норм и экономических показателей остаётся практически незамеченным то, что налоговые отношения по своей первоначальной сути представляют собой отношения социальные - т.е. связи между людьми, различными социальными группами и государством2. Однако и сами социологи, трепетно относящиеся к категории «неравенство», природу распределения (и налогообложения в частности), которое и формирует неравенство, подробно не изучали3. Социологическое представление о том, как организована экономическая жизнь, как она социально структурирована и воспроизводится, оставалось без особого внимания. Неравенство в

1 Hoppe Н.-Н. The Sociology of Taxation // Mises Daily: 25/02/2006. URL: http://mises.org/daily/2068. Дата обращения: 17.03.2013

2 Санина А. Г. Уклонение от уплаты налогов как проблема социального управления. M.; СПб.: Альянс Архео, 2009.

3 Веселов Ю.В., Смелова A.A. Распределение доходов и формирование социальных классов: проблема справедливости // Экономическая социология: теория и история / Веселов Ю.В. [и др.] под ред. Ю.В.Веселова и А.Л.Кашина. - СПб.: Нестор-История, 2012. С 490. налогообложении обосновывалось, прежде всего, неравенством экономическим, зарождающимся в сфере производства и связанным с разными видами дохода, а также -спорами относительно того, кто получает больше выгоды от общественных благ и кто, соответственно, должен платить налоги.

В то же время, в Европе налоговая система формировалась в течение длительного времени на основе социальных различий: существовали как податные сословия, так и часть населения, освобождённая от налогов из-за своего социального положения. Ещё Алексис Токвиль (министр иностранных дел Франции) в работе «Старый порядок и революция» (1856) заметил социальную обусловленность системы налогообложения: в XVIII веке в Англии налоговые привилегии имели бедняки, в то время как во Франции от налогов были освобождены богатые граждане4.

Ещё более наглядно социальная составляющая проявляется в налоговой практике российского общества, относительно недавно совершившего переход от планового управления к рыночной экономике, который сопровождался появлением самой системы госналогообложения с одновременным резким падением благосостояния населения. Налоговая политика после обозначенного перехода характеризуется преимущественно фискальной направленностью при низком уровне производительности труда и сырьевой ориентированности экономики, а также - постоянно увеличивающимся разрывом между самыми богатыми и бедными и медленными темпами появления среднего класса.

В-третьих, налоги выступают важнейшим внутриполитическим фактором, подтверждением чему являются, по мнению Р. Бломерта, американская революция, которая началась с лозунга «нет налогов без представительства», или самые мощные игроки на финансовых рынках сегодня — пенсионные фонды5. А после того, как Евросоюз стал обретать более отчётливые формы (фискальный союз, банковский союз и т.д.) и развивающаяся европейская конституция постепенно становится более осязаемой, вопрос определения налогового законодательства появился и в современной международной политической повестке дня. По мнению Юргена Бакхауза, задача, с которой мы сегодня столкнулись, не может быть решена технически, опираясь на простые модели: «Налоговое законодательство Евросоюза должно будет противостоять классическим критериям, созданным в политической доктрине, а также оно должно соответствовать требованиям современной глобальной экономики. Законодательство должно обеспечивать членов Евросоюза совершенно разными законами и политическими и экономическими системами

4 Токвиль А. де. Старый порядок и революция. М.: Моск. философский фонд, 1997.

5 Blomert R. Sociology of Finance - Old and new perspectives // Economic Sociology. European Electronic Newsletter. 2001. Vol. 2. №2. P. 9-15. включая различные системы налогообложения и принятия политических решений), а также отражать различные исторические, экономические и социополитические точки зрения»6.

В подтверждение этому, в последние годы проводится много исследований с целью проверить, действительно ли различия социальных норм и ценностей в разных странах влияют на экономическое поведение людей в целом и на налоговые системы в частности. Большой интерес представляет сравнение «налоговой» культуры Германии, исторически придерживающейся концепции активного государственного регулирования (в том числе посредством налоговой политики), и стран, реализующих либеральный англосаксонский подход, стремящихся, напротив, свести влияние государства к минимуму. Такие региональные хозяйственные рациональности (или «коллективные этосы хозяйства», пользуясь терминологией Густава Шмоллера) ставят под сомнение универсальность налоговой политики и усложняют практическую проблему выбора наиболее «правильных» фискальных мероприятий: какое налогообложение лучше - прямое или косвенное, пропорциональное или прогрессивное, минимальное или максимальное? Например, можно ли полагать, что единая ставка подоходного налога свидетельствует о развитии демократии в стране, а дифференцированная ставка, наоборот, является признаком неравенства и эксплуатации в обществе?

В-четвёртых, в исследованиях налогообложения, на наш взгляд, уделяется недостаточное внимание анализу самих налоговых практик, в структурирующем воздействии которых проявляется социальность налогов. В отличие от сущностно-ориентированных подходов, целью которых является выявление скрытых закономерностей, исследования практик представляют собой ориентацию на обыденность и тривиальность. Поэтому теория практик скорее не объясняет, а интерпретирует, т.е. она не даёт нам знание причинно-следственных связей, а даёт новое понимание ситуации и позволяет взглянуть на происходящее «другими глазами». Практики, которые мы изучаем, сокрыты в своей рутинности: «Наиболее важные для нас аспекты вещей скрыты из-за своей простоты и повседневности. Подлинные основания их совсем не привлекают внимание человека. До тех пор, пока это не бросится ему в глаза»7. Парадоксальная логика проявляется в идее, что настоящей проблемой является именно то, что мы все знаем и видим, но не замечаем, поскольку это слишком знакомо и не проблематично. Это типичное обоснование социологии повседневности: видеть проблему там, где её нет8.

6 Backhaus J. Fiscal sociology: What for? // American Journal of Economics and Sociology. 2002. Vol. 61. No. 1. P. 55-77.

7 Витгенштейн Jl. Философские исследования, в кн. Витгенштейн, Философские работы, ч. 1. М.: Гнозис, 1994. С. 166-167.

8 Волков В.В., Хархордин О.В. Теория практик. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. 2008. С. 63.

В-пятых, экономические и юридические факторы очень часто занимают привилегированное положение в исследованиях налоговых феноменов. В результате, оценка налоговой практики в рамках узкоспециальной административной науки приводит к рассмотрению технических трудностей налогообложения9, что недостаточно (хотя и, безусловно, полезно) для понимания того, как проблема налогообложения стоит перед государственной властью в структурном социальном контексте.

Все эти замечания свидетельствуют о том, что экономико-социологическая теория налогообложения является малоразработанным направлением и подтверждают перспективность и практическую необходимость исследований в рамках данного подхода.

Степень научной разработанности проблемы. На сегодняшний день социологическая теория налогообложения, на наш взгляд, не обладает какой-либо полной и исчерпывающей концепцией и представляет собой важные, но локальные работы, разбросанные по экономическим и социальным наукам. Данная ситуация объясняется неоднозначностью трактовки объекта, который сначала изучался экономикой и лишь затем, постепенно, со стороны других общественных наук - социологии, психологии и истории - касательно отдельных аспектов. Поэтому краткий обзор работ, в той или иной степени отражающих данную тему, включает в себя достаточно широкий список произведений. Среди них можно встретить работы как классических авторов, теории которых являются широко известными, но не относятся к налогообложению напрямую (от них мы позаимствовали подход), так и новых и новейших авторов, изучавших и изучающих фискальные отношения в государстве, обогащающих традиционную теорию налогообложения новыми и часто специфичными разработками.

Налогообложение (как инструмент политики), традиционно изучается с точки зрения экономики, начиная с «Королевской десятины» С. Вобана или принципов А. Смита. Вопрос распределения рассматривается, прежде всего, с позиций государственного управления, теории богатства и классовой структуры общества. Данные идеи представлены у меркантилистов, физиократов, представителей классического направления - А. Смита, Д. Рикардо, Ж. С. Сисмонди, представителей континентального направления камерализма - В. Юсти, А. Вагнера, позднее у Дж. Кейнса и неоклассиков. Основные положения их теорий используются при разработке и совершенствовании современных законов. Однако, традиционный экономический подход скорее объясняет процессы, происходящие в обществе под влиянием налоговой системы или при её изменении, в то время как ответ на вопрос о природе данного явления относится к социологии, истории и психологии.

9 Леруа М. Социология налога: пер. с фр. - М.: Дело и Сервис, 2006. С. 9.

Социологический подход начинает с анализа социального порядка, в рамках которого осуществляется перераспределение, а налогообложение рассматривается как стратификационная система в рамках общественного хозяйства. Концепция социальной солидарности представлена работами О. Конта, Ф. Тенниса, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма. Структурно-функциональный анализ налогообложения опирается на работы Т. Парсонса и Р.Мертона, а взгляд на налогообложение с точки зрения теории социального действия выражают основные представители - М. Вебер, П Сорокин и др.

Социальное содержание обмена и распределения рассматривается в работах М. Мосса, К. Поланьи. Во второй половине XIX века стали появляться попытки интерпретировать проблему распределения, исходя не из производства или обмена, а из социальных факторов. Теоретическое развитие здесь можно разбить на три направления - идеографическое (П. Б. Струве), социально-органическое (Р. Штольцман) и социальную теорию распределения ( М. И. Туган-Барановский).

Фискальная социология (относительно молодая дисциплина) развивается в двух основных направлениях. Во-первых, это теории, изучающие налогообложение в рамках становления государства, в которых рассматриваются, прежде всего, национальная политика налогообложения (в том числе, и с исторической точки зрения), социально-политические функции налогов, формирование бюджета как результат борьбы различных социальных групп населения и так далее. Другое направление концентрирует своё внимание на поведении налогоплательщиков и их внутренней мотивации, уклонении от уплаты налогов, налоговой культуре, налоговой этике и изучает, прежде всего, неэкономические факторы в действиях налогоплательщиков.

Классические работы по фискальной социологии представлены такими авторами, как Рудольф Гольдшайд, Йозеф Шумпетер, Фритц Карл Манн, Герберт Султан, Юлиус Ландман. Среди современных исследователей в области фискальной социологии: Юрген Бакхауз, Хельге Пойкерт, Биргер Нерре, Марк Леруа, Бенно Торглер, Джон Л. Кэмпбелл и др.

У отечественных авторов в последнее время появился ряд содержательных работ, освещающих отдельные аспекты социальной сущности налоговых отношений, среди которых можно выделить следующие: Клямкин И.М., Тимофеев Л.М. Теневая Россия: экономико-социологическое исследование, 2000; Конкуренция за налогоплательщика. Исследования по фискальной социологии / Под ред. В.В. Волкова, 2000; Радаев В.В. Новый институциональный подход и деформализация правил российской экономики, 2001; Волков В.В. Силовое предпринимательство, 2002; Климовская Т.С. Формирование эффективных налоговых отношений в условиях реформирования российской экономики, 2003; Новикова Е.Г. Фискальная социология: обзор западных исследований налогообложения и ресурсов интернет, 2005; Санина А.Г. Уклонение от уплаты налогов как проблема социального управления, 2009.

Среди последних диссертаций по данной тематике можно выделить работы Рубцовой (Павенковой) М.В. (Налоговая система как институт социального управления, 2001), Асеева Д.В. (Отношение населения к налогам: социологический анализ, 2006), Дмитриева М.П. (Налогообложение в системе регулирования народного благосостояния: социальные аспекты, 1999), Вартаняна Г.К. (Налогообложение как метод социального управления, 2001), Слабкого О.Д. (Социальный механизм налогообложения и критерии его эффективности в российском обществе в условиях рыночных отношений, 2009), Галатова C.B. (Проблемы управления налоговой системой Российской Федерации: социологический анализ, 2008), Саниной А.Г. (Уклонение от уплаты налогов как проблема социального управления, 2009), Torgier В. (Tax Morale: Theory and Empirical Analysis of Tax Compliance, 2003).

Теория распределения разработана, прежде всего, в экономике и представлена в классических работах: А. Смита, Д. Рикардо, Дж. С. Милля.

Экономико-социологический подход к анализу экономических явлений интересно реализуют такие авторы, как Барсукова С.Ю., Бляхер JI.E., Веселов Ю.В., Волков В.В., Градосельская Г.В., Капусткина Е.В., Карапетян Р.В., Панеях Э.Л., Петров A.B., Радаев В.В., Синютин М.В., Тарандо Е.Е. и др.

Направление изучения налоговой культуры является относительно молодым. Впервые термин «налоговая культура» был использован Й. Шумпетером, позднее тема разрабатывается рядом зарубежных исследователей (Б. Нерре, Б. Торглер), а также отечественными авторами в рамках изучения налоговой честности. Исследования в области социальной психологии налогообложения (например, Г. Шмёльдерс, Кёльнская школа) призваны выяснить то, как налогоплательщики относятся к налогу. Они являются по своему подходу, большей частью, эмпирическими, и, в отличие от социологии, не акцентируют внимание на анализе государственной политики в области налогообложения и слабо учитывают саму теоретизацию налогообложения как факта ( Дж. Кемпбелл или М. Леруа). Среди отечественных представителей экономико-социологического подхода к налогообложению следует выделить, прежде всего, Волкова В., Барсукову С., Радаева В., Санину А., Рубцову М. и др.

Объектом диссертационного исследования является система налогообложения.

Предмет исследования - социальное содержание налоговых практик.

Цель диссертационного исследования состоит в проведении сравнительного экономико-социологического анализа налоговых практик в России и Германии.

Для достижения цели в диссертации потребовалось решить следующие задачи:

- оценить существующий подход к налогообложению с точки зрения социальных наук;

- разработать теоретико-методологический инструментарий экономико-социологического анализа системы налогообложения в стране;

-рассмотреть и дать оценку системам налогообложения в России и Германии с точки зрения экономико-социологического подхода на основе анализа налоговых практик;

- проанализировать генезис и становление, а также рассмотреть перспективы развития налоговых систем с точки зрения экономической социологии.

Основная гипотеза исследования состоит в том, что налогообложение представляет собой стратификационную систему и нормативно-ролевой институт, реализующий функцию финансирования общественной солидарности. Это означает, что налогообложение является одним из видов распределения и неотъемлемой частью любого общества, а его содержание и форма будут зависеть от объективных экономико-социологических характеристик, а именно - от изменения как экономических факторов (увеличение объёмов производства за счёт роста производительности и разделения труда), так и от усложнения сегментарной структуры общества, включая и изменение социального содержания самого распределения.

Гипотезы - следствия. а) Характеристики распределения в обществе как механизма финансирования общественной солидарности зависят от характера самой солидарности, формирующейся в зависимости от развития материального производства и сложности сегментации социальной структуры. В обществе, где слабо развито материальное производство (что выражается в низкой производительности и слабом разделении труда) и более простая сегментация социальной структуры, преобладает «механическая» солидарность, а распределение характеризуется рядом свойств: осуществляется в натуральном виде, носит насильственный характер, имеет относительно простую структуру, происходит не систематически и минимально формализовано. В отношении налогообложения это означает:

- преобладание косвенных налогов;

- преобладание пропорционального налогообложения (в противовес прогрессивному);

- формирование бюджета на основе таможенных пошлин или налогов на ресурсодобывающие отрасли;

- относительно высокие расходы бюджета на содержание правоохранительных органов;

- частично натуральный характер налоговых выплат;

- преобладание неформальных правил и практик в налогообложении. б) Если разделение и производительность труда растут, то это приводит к повышению интенсивности распределения в обществе и росту относительного и абсолютного объёма налогообложения, его монетизации и систематичности, что характеризует более «органический» характер солидарности в обществе.

Используемые методы сбора данных представляют собой динамический процесс накапливания и насыщения информацией разного уровня:

- анализ государственной статистики;

- анализ нормативных документов (законодательство, указы и пр.);

- анализ СМИ;

- анкетные опросы;

- экспертные интервью.

В качестве источников для анализа государственной статистики и нормативных документов рассматриваются публикуемые фактические макроэкономические показатели России и Германии, производится анализ доходов и расходов консолидированных бюджетов, делаются выводы о характере налоговой политики двух стран.

Эмпирическая база исследования.

- Экспериментальное социологическое исследование «Взгляд современной российской и немецкой молодёжи на бюджетную политику государства», проведённое автором в 2011 году. Объектом исследования выступили граждане РФ и Германии в возрасте от 18 до 29 лет. Сравнительный анализ проводился на основе данных исследования компании Forsa «Steuern, Schulden, Sparbeschlüsse - welche Haushaltspolitik wollen die Bürger?» («Налоги, государственный долг и экономия бюджета - какую бюджетную политику хотят граждане?»), проведённого 30 сентября 2010 года, которое включало в себя анкетный опрос 1002 граждан Германии по 4 возрастным группам (18-29, 30-44, 45-59, старше 60). Автором в 2012 году было опрошено с использованием аналогичной анкеты 150 граждан РФ в возрасте от 18 до 29 лет, проживающих в Санкт-Петербурге, в основном сотрудников международной компании Veeam Software Ltd. Методом сбора информации явилось выборочное анкетирование. Тип выборочного метода - выборка доступных случаев. Исследование проводилось с целью выявить взгляды современной российской молодёжи на налогообложение и бюджетную политику, а также провести сравнение с результатами аналогичного немецкого исследования.

- Экспериментальное социологическое исследование «Налоговые практики в России и Германии», проведённое автором с российскими и немецкими гражданами в 2011-2012 годах. Были проведены экспертные интервью с российскими и немецкими налогоплательщиками. Целью исследования было выявить как общие отличия в налоговых практиках двух стран (при их формальной схожести), так и специфику практик в рамках основных сфер распределения. При опросе использовался метод полуформализованного интервью. Было опрошено 30 человек. Для исследования были выбраны граждане РФ и ФРГ в возрасте от 18 лет, выступающие в роли налогоплательщиков и представляющие различные социальные группы. Выборка доступных случаев строилась на четырёх уровнях:

- наёмные работники бюджетной сферы (5 граждан ФРГ и 5 граждан РФ);

- наёмные работники частного сектора (4 граждан ФРГ и 5 граждан РФ);

- частные предприниматели (3 граждан ФРГ и 4 граждан РФ);

- пенсионеры (1 - гражданка ФРГ и 3 граждан РФ).

Этапы проведения исследования:

• «Кабинетный» этап включал в себя анализ государственной статистики и нормативных документов, специфики подачи информации в СМИ и отражения общественных дебатов, существенная часть которого изложена в теоретической части исследования.

• «Экспертный» этап заключался в сборе разносторонней информации о практиках уплаты налогов у экспертов - налогоплательщиков. Задача этого этапа состояла в том, чтобы увидеть различия в практиках, являющихся каждодневной рутиной.

Научная новизна и положения, выносимые на защиту.

К показателям научной новизны можно отнести нижеследующие особенности.

- Рассмотрена социальная сущность распределения, что позволяет рассматривать налогообложение как один из его частных случаев, т.е. как стратификационную систему и нормативно-ролевой институт, имеющий свой специфический социальный смысл. Социальная сущность налогов заключается в финансировании общественной солидарности, т.е. материальном обеспечении смысловой структурированности и культурной интегрированности общества.

- Уточнено понятие «налоговой культуры», логически разделённое автором на расширенную трактовку и буквальное понимание термина. Расширенная трактовка налоговой культуры включает в себя характер и содержание социальной солидарности и интеграции в конкретном обществе, а также уровень автономности отдельных домохозяйств относительно основных социально-экономических показателей (участие в общественном разделении труда, системе социального страхования и обеспечения, рыночном обмене), включая обязательные и добровольные платежи в денежной и натуральной форме, а также степень и характер уклонения от них. Буквальное понимание налоговой культуры характеризует конкретные культурные особенности исполнения налогового законодательства на практике, реальное смысловое содержание налоговых практик и их отклонение от формальной трактовки процесса, закрепленной в нормах права и общепринятых культурных нормах, налоговую грамотность и честность.

- Сформулирован подход к анализу символического социального содержания денег в рамках налогообложения. Согласно экономико-социологическому подходу, деньги рассматриваются с точки зрения «множественности» их социального содержания в зависимости от специфического назначения: в налогообложении деньги - это не только выражение стоимости, но и носитель символа подчинения, неравенства между социальными группами. В рамках такого подхода, по мнению автора, материальные носители этого специфического социального ресурса уместно было бы называть «налоговыми» деньгами.

Кроме того, высказана гипотеза о том, что именно практика использования с целью практического обращения специфических средств-носителей с социальным символом -«налоговых» денег - сформировала базу для использования таких средств и в обмене между домохозяйствами. Другими словами, - практика использования материальных носителей в рамках механизма социальной солидарности внутри социальных структур способствовала использованию такого средства, как «налоговые» деньги, и для обмена в рамках рыночного хозяйства.

- Проведён экономико-социологический анализ современной системы налогообложения в России и разработаны некоторые рекомендации по её оптимизации.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что разработанные в ней положения могут быть использованы при подготовке нормативных актов, расширяющих общественное участие в управлении налоговой системой.

Полученные результаты помогают проводить комплексную оценку налоговой системы, а также более адекватно оценивать последствия реформ или их планирование.

Полученные в диссертационном исследовании выводы используются в учебных курсах по экономической социологии, социологии налогообложения, социологии распределения и управлению социально-экономическими процессами, государственному и муниципальному управлению.

Апробация результатов исследования. Результаты работы на разных фазах исследования были представлены как на российских, так и на международных конференциях и семинарах, в частности, в рамках:

- Смольных чтений «Гуманитарные исследования в междисциплинарной перспективе» (Санкт-Петербург, 2012);

- 3-ей Международной научно-практической конференции «Современная налоговая политика как компромисс частных и публичных интересов» (Йошкар-Ола, 2012);

- Международной научной конференции «Экономическая культура современного капитализма» (Санкт-Петербург, 2012);

- 1-ой Международной научно-практической конференции молодых учёных «Актуальные проблемы современной науки: свежий взгляд и новые подходы» (Йошкар-Ола, 2012);

- Всероссийского научно-практического симпозиума «Социальные коммуникации: репертуар и эффективность современных технологий» (Санкт-Петербург, 2012).

Основные результаты исследования изложены в статьях автора, опубликованных в научных журналах, в том числе в трёх статьях в журналах, рекомендованных ВАК. Общий объём публикаций составляет 4 п.л.

Структура диссертации обусловлена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, двух глав, содержащих семь параграфов, заключения, библиографии, приложения. Используемая литература составляет перечень из 144 источников, 69 из которых - на иностранных языках (английском, немецком). Общий объём диссертации - 154 страницы машинописного текста.

Похожие диссертационные работы по специальности «Экономическая социология и демография», 22.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Экономическая социология и демография», Захарьин, Павел Андреевич

Результаты исследования А. О. Гребенчука говорят о том, что в России лишь 39% населения относится с осуждением к уклонению от уплаты налогов, 28% - с пониманием или

Deutsche zahlen so viele Steuern wie noch nie", die Welt, 20.04.12, http://www.welt.de/wirtschaft/articlel06206034/Deutsche-zahlen-so-viele-Steuern-wie-noch-nie.html (дата обращения 28.11.2012) одобрением, 22% - с безразличием. По ответам почти 50% опрошенных, уклонение от уплаты налогов никак не влияет на репутацию налогоплательщика среди бизнес-партнёров и в обществе .

А. Санина в своей работе выделяет следующие причины уклонения от уплаты налогов в России, названные экспертами в ходе исследования388:

1. Несовершенство налогового законодательства.

2. Негибкость налоговой системы, влекущая за собой необходимость постоянных законодательных изменений.

3. Отсутствие системы адаптации различных социальных групп (прежде всего, организаций, предприятий и индивидуальных предпринимателей) к изменениям в налоговой системе.

4. Непрофессионализм, характерный как для законодательной, так и для исполнительной власти.

5. Отсутствие фактора интегрированное™ российского бизнеса в социально-экономические процессы государства, вызванные «стремительностью» его создания и развития.

6. Непонимание бизнесом своей социальной ответственности, социальной нагрузки и социальных задач. Другой вариант трактовки данного фактора — нежелание понимать социальную ответственность бизнесом, маркируемое как «жадность».

7. «Неавторитетность» налоговой инспекции и уверенность в безнаказанности налоговых правонарушений.

По данным Всероссийского опроса ВЦИОМ, проведенного в 2005 г., большинство россиян — 59% — считают недопустимым уклонение от выплаты налогов государству, даже если на практике такая возможность существует. Этот показатель рассматривается аналитиками Центра как достаточно высокий. Однако в то же время указывается, что в 2001 г. такой точки зрения придерживалось несколько большее количество опрошенных — 64%, и даже в год финансового кризиса (1998) против ухода от налогообложения выступал 61% населения России. Кроме того, важными в данном случае являются причины появления осознания необходимости уплаты налогов — исходя из суждений экспертов, ими являются

389 страх», «испуг», «нежелание связываться», «давление государства на умы людей» .

387 Геребенчук А.О. Налогообложение как социальный процесс и его влияние на формирование налогового поведения населения в России // Экономическая социология: парадигмы, противоречия, практика. Сборник научных статей (По материалам ежегодной научно-практической конференции аспирантов. Выпуск (1-2). М. 2010. С. 53.

388 Санина А.Г. Указ. соч. С. 107-109.

389 Санина А.Г. Указ. соч. С. 114.

В сравнительном авторском исследовании большинство респондентов и в России, и в Германии считают уклонение от уплаты налогов страшным преступлением (74% в России и 80% в Германии), при этом масштабы уклонения, по оценкам респондентов, также очень велики (в России - 100% респондентов считают, что очень многие уклоняются от уплаты налогов, а в Германии так считают «только» 89%).

Естественно, все хотят платить как можно меньше. С другой стороны, налоги необходимы для того, чтобы финансировать социальные услуги государства. Многие пытаются для сокращения налогов вывести деньги в Швейцарию. Однако сейчас это сделать становится всё сложнее, так как между Германией и Швейцарией существует налоговое соглашение. В целом, большинство немцев воспринимает налоги как «необходимое зло» (из интервью, немец, 60 лет, пенсионер).

Мне кажется, у нас существует только то налогообложение в отношении физических лиц, которое осуществляется автоматически - из зарплаты, например, или НДС при покупке продуктов, или акцизы. А если речь идёт о доходах за халтуру какую-нибудь, ремонт, мелкий бизнес, перепродажу товаров, сдачу в аренду, то люди даже не знают, что нужно пойти, заполнить декларацию о доходах. Им кажется вполне нормальным такой полунатуральный обмен с другими членами общества» (из интервью, россиянин 27 лет, сотрудник частной кампании).

Что касается мотивов соблюдения налогового законодательства то, согласно данным Фонда «Общественное мнение», большинство населения России также рассматривает страх перед наказанием как доминирующий мотив уплаты налогов390. Авторское исследование показывает, что большинство респондентов в качестве факторов соблюдения налогового законодательства выделяют экономическую неэффективность уклонения по сравнению с рисками (т.е. классическая трактовка экономики преступности Г. Бэккера).

Единственное, что побудило меня пойти и разобраться немного с этим вопросом -это страх, что меня за это могут наказать. Я не чувствую, что я своими налогами помогаю государству, наоборот, я лучше сам врачу что-то подарю, чем доверю чиновнику эти деньги» (из интервью, россиянка 35 лет, сотрудница бюджетной сферы).

390 Санина А.Г. Указ. соч. С. 115.

Подоходное налогообложение.

Подоходный налог в Германии прогрессивен. Объектом налогообложения являются все доходы человека: от наёмного труда, самостоятельной работы (у лиц свободных профессий), промысловой деятельности, от капитала, от аренды и прочее.

Минимум, свободный от налогообложения в Германии для одного человека равен около 8 тыс. евро, а для семейной пары — около 16 тыс. евро. Этот налоговый вычет из налогооблагаемого дохода рассчитывается как основные расходы человека на питание, жильё, коммунальные услуги. Ежегодно он изменяется в зависимости от стоимости жизни. Многие при этом предпочитают платить налоги вместе и получать налоговые возвраты вместе.

В целом, на семью получается выгода от 1000 до 5000 Евро. Однако мы осознанно выбрали налоговый класс таким образом, чтобы платить ежемесячно больше (и возвращать больше), но так, чтобы не пришлось потом ещё налог доплачивать» (из интервью, немец 30 лет, работник частной фирмы).

Система налогообложения доходов в Германии резко прогрессивная: ставка на низкий доход начинается от 14% и вырастает до 48% за доход свыше 250 тыс. евро391. Для определения облагаемого дохода из поступлений вычитаются затраты. При этом учитываются и особые расходы, например, алименты после развода супругов, взносы на медицинское страхование и страхование жизни, церковный налог, затраты на профессиональное образование. Подоходный налог с наёмных работников удерживается работодателем из их заработка при выплате заработной платы и перечисляется в налоговые

392 органы .

Прогрессивность в налогообложении компенсирует то, что для богатых ценность уплачиваемых денег ниже чем у бедных. Поэтому бедные вообще освобождены от уплаты налогов. Пусть лучше они заработанные крохи на себя потратят, чем ограблениями заниматься будут или угонами» (из интервью, немец 30 лет, работник бюджетной сферы).

391 Einkommensteuergesetz (EStG), § 32а Einkommensteuertarif. (Электронный ресурс) URL: http://www.gesetze-im-internet.de/estg/ (дата обращения: 01.04.2013)

392 Черник Д.Г. Налоговая система Германии // Финансы. 1996. №6. С. 33-35.

При определении налога на заработную плату применяются такие категории, как налоговые классы, налоговые таблицы и налоговые карты. Существуют 6 налоговых классов, в которые группируются наёмные рабочие и служащие. В 1 -й класс входят холостые рабочие без детей. Во 2-й класс включаются холостые, разведённые или овдовевшие люди, имеющие на содержании ребёнка. К 3-му классу отнесены женатые, если в семье работает лишь один из супругов. Если работают оба, один из них по общему согласию переходит в 5-й класс. Класс 4-й предусматривает случаи, когда работают и муж, и жена и облагаются налогом раздельно. Класс 5-й для женатых работающих, один из которых облагается по 3-му классу. Класс 6-й учитывает рабочих, имеющих заработную плату в нескольких местах. Налоговые таблицы учитывают классы, а также: наличие в семье детей, их количество, на чьём

393 содержании они находятся, совместно или раздельно ведется в семье хозяйство .

Подоходный налог легко можно посчитать, используя калькуляторы, в интернете (см. Приложение 1). Для получения результатов необходимо указать годовой доход (здесь в примере 25 тыс. евро), семейное положение (одинокий, или семейный, или совместно проживающий), принадлежность к церкви и год. Ниже даётся разъяснение того, какие налоги и в каком объёме будут выплачиваться. Подоходный налог в данном случае составит 4106 евро, далее взнос солидарности - налог, который платят жители Западной Германии для восстановления экономики Восточной Германии - здесь 225 евро. Церковный налог составит почти 369 евро. Общая сумма налога составит 4701 евро.

Общая практика уплаты налогов хорошо видна из рассказа немца, работника бюджетной сферы.

Я уплачиваю подоходный налог, который составляет 27% от налогооблагаемого дохода. Он вычитается из моей зарплаты и от доходов от сдачи помещения в аренду. Однако облагается не весь доход, так как из него вычитаются многие вещи, например -расходы на содержание пожилых, взносы медицинского страхования и страхования на случай необходимости постоянного ухода, расходы на детей, ремонт в квартире.

Церковный налог, который составляет 8%. Если кто-то не причисляет себя к какой-либо церкви, то он не платит этот налог. Поэтому многие из церкви выходят.

Далее Solidaritatszuschlag, который составляет 5.5%. этот налог должен платить каждый, в целях поддержки новых федеральных земель, которые раньше были ГДР.

Кроме того, я плачу налог с оборота. Этот налог должны платить все, кто имеет собственный бизнес. Так как мы сдаём в аренду мастерскую, то я должен платить этот налог. Я его пересылаю в налоговую службу в электронном виде.

393 Там же.

В отношении подоходного налога я должен каждый год заполнять налоговую декларацию. Я могу заполнить её в электронном виде или заполнить специальный бланк и послать его в налоговую по почте или принести лично. Потом налоговая служба проверяет, всё ли я правильно заполнил. Многие люди пользуются налоговыми консультантами, что, естественно, стоит денег. Я сам всё изучил в соответствующей литературе и делаю всё сам. Однако это требует много времени - около двух недель. Налоговая служба проверяет, должен ли я ещё что-то доплатить, или, наоборот, получить возврат излишне уплаченных налогов. Получается, что я должен, заплатить налоги «вперёд». Например, может получиться так, что я сделал ремонт в помещениях, которые мы сдаём в аренду. Эти деньги вычитаются из налогооблагаемой базы, и, соответственно, мне возвращается налог, уплаченный с этой суммы (это всегда очень приятно!).

Налог с оборота (НДС) я должен уплачивать ежеквартально (так называемая «предварительная уплата налога с оборота»). А в конце года происходит такая же проверка налоговой службой - должен ли я ещё что-то доплатить, или у меня были расходы, и я могу воспользоваться вычетом (из интервью, гражданин Германии).

Среди практических проблем немцы выделяют, прежде всего, подачу налоговой декларации, необходимость ежегодно заниматься возвратом подоходного налога, а также особенности электронной переписки (которая требует специальной защиты данных) с налоговой службой. Кроме того, отмечается сложность налогового законодательства, требующая постоянного привлечения сторонних экспертов. Подоходный налог (как уже отмечалось) легко можно посчитать, используя калькуляторы, в интернете.

Обычно это не очень сложно и можно сделать с помощью соответствующего программного обеспечения. Пожилые люди чаще идут к налоговым консультантам, оплачивают на месте 100-300 Евро, и те делают всё за них. Ну, а если никто не заявляет на возврат налога, то государство считает это своим доходом. В некоторых ситуациях человек обязан заполнять, если сокращает своё налоговое бремя за счёт регулярных признаваемых государством затрат. Например, деньги на дорогу до работы, или если твоя жена зарабатывает меньше тебя, ты можешь выбрать налоговый класс, который учитывает такую ситуацию. В моём случае затраты на личный автомобиль, который я использую по работе так сложно высчитывать, что я предпочитаю перепоручать это налоговому консультанту за 150 Евро» (из интервью, гражданин ФРГ, сотрудник бюджетной сферы).

Особенных проблем с уплатой налогов нет, так как большинство налогов вычитается автоматически при покупке или заработной плате. Однако могут возникнуть трудности в общении с налоговой службой при заполнении налоговой декларации» (из интервью, немец 35 лет, сотрудник частной компании).

Трудности возникают в связи с тем, что налоговое законодательство всё время меняется и приходится всё время сверяться. Электронный документооборот также вызывает трудности, так как передача данных должна быть защищена» (из интервью, немец 60 лет, сотрудник бюджетной сферы).

Часто случается так, что принимаются законы, а потом отклоняются Верховным судом. В результате, приходится делать предварительные декларации в надежде, что решения будут изменены. Тогда можно будет получить ещё денег или наоборот - ещё доплатить. Я закончил обучение в университете в 2007 году и среди дисциплин у меня было в том числе и налогообложение. Так вот то, что я тогда выучил теперь уже не действительно» (из интервью, немец 40 лет, сотрудник частной компании).

Однако, проблема отслеживания изменений налогового законодательства, по всей видимости, характерна и для России.

По поводу налогов мало что могу сказать. Вышла на пенсию по возрасту в 1989 году. С тех пор на дополнительную работу не устраивалась. Слышала, что работающие пенсионеры платят подоходный налог с этого дополнительного заработка, и раньше им даже пенсию поэтому урезали и даже совсем не выплачивали. Подробно этими вопросами не интересовалась, но время от времени отмечала, что правша меняются, пенсионное законодательство неоднократно перекраивалось» (из интервью, россиянка, 78 лет, пенсионерка).

Форма налогов.

Налоги могут взиматься в натуральной и денежной форме. В условиях СССР большая часть налоговых выплат собиралась в натуральной форме. Например, «картошка» в СССР — обиходное название организованных принудительных работ по уборке урожая городскими жителями, в основном студентами, школьниками, работниками государственных учреждений и армейскими частями. Даже если происходил сбор не картофеля, а других культур (свёклы, моркови, капусты), осенние сельскохозяйственные работы всё равно назывались «картошкой». Участникам «картошки» сохранялась их зарплата или стипендия на основном месте работы или учебы, и могло выплачиваться небольшое денежное вознаграждение за труды на полях. Аналогичная деятельность происходила на овощных базах394.

Ну, вот раньше, допустим, обязательно надо было в профсоюз деньги перечислять или добровольные взносы делать. Потом ещё, обязательно на уборку урожая ездили, чтобы, значит, крестьянам помочь в сельском хозяйстве. Служба в армии тоже обязательной была. Это я и мои сверстники по 2 года служили, а наши отцы гораздо дольше, например, в подводном флоте - 5 лет. Это ведь всё равно, как налоги получаются, просто они такие завуалированные» (из интервью, россиянин, 50 лет).

В Германии такие натуральные выплаты формально минимизированы. Даже армия теперь не является обязательной. В то же время, количество волонтёров, добровольно участвующих в помощи иждивенцам, по сравнению с Россией, просто огромное.

У них это так принято, после института поехать куда-нибудь в Африку или даже в самой Германии в хосписе поработать. У меня знакомая девушка из Германии, не зная русского языка, приехала в Питер, снимала здесь жильё и на электричке ездила в Пушкин в какой-то детский дом для умственно отсталых, чтобы там помогать» (из интервью, россиянин 26 лет).

Неформальные налоговые практики.

Если рассматривать соответствие практик формальному их закреплению в законодательстве, то в Германии наблюдается более высокое соответствие, т.е. очень небольшое количество практик осуществляется вне правового поля. С одной стороны, очень большое количество возможных практик уже регламентировано. С другой, ни у кого нет попыток вывести их из правового поля, особенно - у исполнителей налоговой службы. человек, получающий социальное пособие по безработице, не может проживать с человеком, работающим нормально. Т.е. соседи на таких стучат и приходит специальный инспектор по таким вызовам и проверяет зубные щётки в ванной - сколько человек живёт вместе и в каких они отношениях. Самое смешное, что там (в Германии - прим. автора,)

394 иЛЬ: http://ru.wikipedia.org/wiki/Kapтoшкa(cбopypoжaя) (дата обращения: 01.02.2013)

131 ещё и оператор ходит и на видеокамеру это расследование снимает» (из интервью, россиянин 23 года, сотрудник частной компании).

В России проведено большое количество исследований, посвященных неформальным отношениям в налоговой сфере. Это и борьба за налогоплательщика, и торг с налоговой инспекцией, и другие виды. Все исследования говорят о том, что параллельно с официальной стороной процесса существует и неформальная сторона, выражающаяся в институционализированных неформальных практиках. Если в бюджетной сфере это редко можно наблюдать, то в сфере наёмного труда в частном секторе это проявляется, например, в торге с работодателем и поддержании схем выплаты заработной платы в конвертах.

Структура неформальной экономики в России и Германии сильно различается. Теневая экономика составляет около 13% от ВВП Германии. И по оценкам института прикладных экономических исследований, темпы снижаются и сегодняшний уровень - это наименьший показатель за последние 18 лет . Теневой сектор представлен больше всего в строительстве, но и в таких сферах как, например, парикмахерские или ветеринарные услуги, в ресторанном бизнесе или среди домашней прислуги. Можно сказать, что такой труд встречается везде, где есть возможность без проблем расплатиться наличными деньгами. Также часто этим занимаются люди с низким уровнем дохода (низкооплачиваемый сектор, безработные или получатели денег по Харц IV).

В сравнении с другими странами, занятость в серой сфере не так распространена. Если кому-то что-то надо починить или требуется садовник, то чаще люди ищут кого-то поблизости, кто за небольшую денежку сможет это сделать. Чаще всего, это неофициальный заработок, который налогами не учитывается и считается скорее соседской помощью, но не является легальным, если превышается разумный предел.

В организациях такое встречается крайне редко. Обычно крупные и мелкие фирмы из-за конкуренции (чаще в сфере строительства) нанимают нелегальных рабочих из Польши или Румынии. Однако, это отслеживается таможенной службой и велика опасность быть пойманным» (из интервью, немец 60 лет, пенсионер).

Стоит сказать, что различия в формальном механизме оплаты не так бросаются в глаза. И в России, и в Германии оплату производят налоговые агенты - работодатели, до выплаты

395 Schattenwirtschaft: Aufschwung drückt Schwarzarbeit auf 18-Jahres-Tief // Spiegel Online, 24.01.2012 http://www.spiegel.de/wirtschaft/soziales/schattenwirtschaft-aufschwung-drueckt-schwarzarbeit-auf-18-jahres-tief-a-811036.html (дата обращения 19.01.2013) заработной платы. Например, респондент, имеющий двойное гражданство и работавший в Германии, а потом переехавший и устроившийся работать в России, отмечает: «Никаких особых отличий в том, как я плачу налоги, я назвать не могу. Так же, как и в Германии, за меня налоги платит работодатель. Может просто суммы другие, я не знаю точно. А так, просто когда устраиваешься на работу, указываешь свои данные. Если ты католик, то тогда с тебя будут автоматически снимать ещё и церковный налог. А так, всё то же самое, что и в России» (из интервью, россиянин 23 года, сотрудник частной компании).

Различия начинаются в самих условия труда, когда широкое распространение получает чёрная схема оплаты труда. Здесь, особенно в России, существуют серьёзные расхождения с официальной формой, в чём проявляется специфичность налоговых отношений.

На деле, в рамках системы, когда существуют налоговые агенты, работодатели, выплачивающие за сотрудника налоги, выступают как система откупщиков, поскольку выигрывают от такой схемы большей частью только работодатели, сокращающие свои издержки.

На деле государству выгодно - оно гарантированно получает минимальные выплаты, при этом имеет одного работодателя, который никуда не денется. Поэтому за гарантию минимальных выплат государство «разрешает» ему сократить и свои издержки (оставить себе часть) и заплатить сотрудникам по серой схеме, ничего не перечислив в страхование и так далее» (из интервью).

Государственные услуги и автономность домохозяйств.

Следует отметить, что автономность домохозяйств (уровень их самообеспечения и участия в общественном разделении труда) в России ниже, чем в Германии, что объясняется, с одной стороны, более низким уровнем развития экономики, а также низким уровнем государственных услуг, - с другой.

Надо сказать, что за двадцать с лишним лет практически всегда получала пенсию без задержек, как стабильный доход. Не высокий, но стабильный, пенсия-то мизерная. Даже сейчас, после неоднократных повышений, она всё равно остаётся ниже прожиточного минимума, но, что для меня важно, городские власти доплачивают до средней (или минимальной средней) каждый месяц. Раньше доплачивали почти половину, сейчас -процентов 15. Так что доля помощи уменьшается, поскольку федеральная пенсия растёт. Поэтому мне невыгодно было отказываться от пакета социальных льгот и заменять его деньгами: федеральную составляющую пенсии бы увеличили, зато городскую бы доплату соответственно убрали и ничего бы не изменилось. А так иногда бесплатные лекарства выписывают» (из интервью, россиянка 78 лет, пенсионерка).

Без контроля они, естественно, больше на себя тратят и говорят, что это для государства так нужно. А то, что в МВД много денег расходуется, так это понятно, что они бойцов подкармливают, чтобы те их от народного возмущения защищали» (из интервью, россиянкая, 30 лет, сотрудница бюджетной сферы).

На мой взгляд, у нас очень многое декларируется, но очень мало выполняется, при этом люди спокойно к этому относятся. Они привыкли жить, как на войне - в состоянии стресса, в постоянном ожидании каких-то подлостей и от окружающих, и от государства. Поэтому возникает ощущение того, что никто никому ничего не должен: если нормально удалось попасть к врачу - это удача, проехал по нормальной отремонтированной дороге - удача, транспорт общественный вовремя пришёл - удача, "скорая" вовремя приехала - удача, к чиновнику на приём попал, бумажку нужную получил - удача. И в целом получается, что это не обычное исполнение государственных услуг, за которые мы платим налоги, это всё не само-собой разумеющиеся вещи и совсем не очевидные. Поэтому нет никакой мотивации бороться за свои права и требовать выполнения услуг» (из интервью, россиянин 45 лет).

Вообще стабильная пенсия, на мой взгляд - вещь выдающаяся. Мы привыкли, как будто так и надо, и часто ругаем государство, а на самом деле даже тот минимум, что получаю я за счёт регулярности очень даже поддерживает» (из интервью, россиянкая, пенсионерка).

Не могу сказать, что ничего не получил от государства. Мы всей семьёй в коммуналке всегда жили и уже 25 лет на расселение в очереди стояли. Так вот, бабушка получила деньги на покупку себе жилья (тысяч пятьсот), а потом и мать встала на программу для учителей и через 3 года мы получили — но только с рассрочкой оплаты. Но и это хорошо! С другой стороны, многие мои родственники раком болели и всегда все операции за свой счёт делали» (из интервью, россиянин 27 лет, сотрудник частной компании).

У моей знакомой угнали машину. Так она в милиции заявление написала, на неё, как на идиотку посмотрели. Потом её родственник с какими-то знакомыми связался, они связались с угонщиками, предложили выкуп, где-то встретились, машину забрали - помыли, но извинились, что в салоне электроника раскурочена. В милиции тогда сказали, что правильно сделали, иначе не найти. По мне, так тут сразу УБОП операцию должен проводить. А на деле оказывается, что ментам на эти угоны совершенно наплевать. Спрашивается, за что я вас на свои налоги содержу, если вы меня от угонщиков не защищаете?» (из интервью).

В результате, возникает параллельная государственной система неформальных институтов перераспределения средств за оказание государственных услуг. В том числе, поощрение бюджетных сотрудников за добросовестную работу.

Сейчас люди сами между собой всё решают. Например, вызвал ты неотложную помощь. Они приехали - ты им ещё лично денег дал в знак благодарности. То есть там, где государство недоплачивает - это делаю сами люди. Сама жизнь корректирует механизм перераспределения».

Яработал в фирме, где начальница была полковником МЧС и профессором, но по факту была ещё директором собственного бизнеса по огнезащитным работам - короче, фактически чиновница со своим бизнесом. У неё отец долго болел и лежал в больнице платно и потом умер. Они за это время около двух миллионов за это заплатили. Так потом она ещё занималась тем, что обращение губернатору писала, что мол, такой отец был выдающийся, столько всего для страны сделал, чтобы ей эти деньги государство компенсировало. Её отец действительно был тружеником, преподавал в вузе, вроде даже героем войны. И вроде даже эти деньги ей компенсировали. Противно просто, что такая чиновница, по сути, которая на наши налоги живет, своим бизнесом владеет, ещё по блату себе личные расходы компенсирует. Она миллион в день зарабатывает, а ещё такой бедной прикидывается. Там целая команда работала, чтобы это письмо правильно составить, все справки собрать, через нужных людей передать. Получается у нас есть социальная помощь, но только для «своих». Сами налоги заплатили - сами себе что-то ими компенсировали» (из интервью, россиянин 45 лет, сотрудник частной компании).

Также большое раздражении у граждан России вызывает высокий уровень коррупции, в том числе в рамках предоставления государственной помощи и льгот.

Существуют и другие веские специфические межгосударственные отличия как в бюджетной политике, проводимой "сверху", так и в складывающихся "снизу" налоговых практиках в ФРГ и РФ, которые ждут своих исследователей. В целом, возрастающая динамика современных общественных процессов в мире, практически еженедельно (если не ежедневно) демонстрирующая новизну и, часто, - беспрецедентность кризисных, ремиссионных, неурегулированных событий, заставляет всё большее внимание уделять именно междисциплинарным исследованиям.

В результате проведения сравнительного экономико-социологического анализа налоговых практик в России и Германии в рамках диссертационного исследования мы пришли к следующим выводам.

1. Налогообложение с точки зрения социологии рассматривается как один из частных случаев распределения, т.е. как стратификационная система и нормативно-ролевой институт, имеющий свой специфический социальный смысл. Кроме того, социальная сущность налогообложения проявляется в раскрытии двойственности экономико-социологического механизма распределения в обществе. Социальная форма существования общества и его ролевая структура имеют смысл и могут воспроизводиться только на базе распределения материального продукта, тогда как само распределение этого продукта имеет смысловую направленность только в условия существования неких культурных смыслов и социальных отношений, которые и определяют назначение перераспределения. Иными словами, социальная сущность налогов заключается в финансировании общественной солидарности, т.е. материальном обеспечении смысловой структурированности и культурной интегрированное™ общества.

Таким образом, с точки зрения социологии, налоги как один из механизмов распределения будут присутствовать в любом обществе, а характер распределения, в зависимости от социально-экономических характеристик, будет носить насильственный, либо добровольный характер. В данной трактовке характер налоговой системы становится внешним показателем уровня социальной солидарности в обществе. Своего рода социальным фактом, на основе которого можно судить об уровне интеграции.

2. Экономическая социология дополняет экономический анализ налогообложения включением в него объективных характеристик производительности труда, степени его разделения в обществе и развития товарно-денежных отношений. Классический термин социальной солидарности преобразуется в данном контексте в понятие «налоговой культуры», которое в нашем понимании может трактоваться в широком и узком смысле.

Расширенная трактовка «налоговой культуры» включает в себя характер и содержание социальной солидарности и интеграции в конкретном обществе, а также уровень автономности отдельных домохозяйств относительно основных социально-экономических показателей (участие в общественном разделении труда, системе социального страхования и обеспечения, рыночном обмене), включая обязательные и добровольные платежи в денежной и натуральной форме, а также степень и характер уклонения от них. Во многом данное понятие близко к концепции локальной рациональности или «коллективного этоса хозяйства» у Шмоллера. Буквальное понимание «налоговой культуры» характеризует конкретные культурные особенности исполнения налогового законодательства на практике, отклонение налоговых практик от формальной трактовки процесса, закрепленной в нормах права и общепринятых культурных нормах, их реальное смысловое содержание; иными словами, это налоговая честность.

3. Важным элементом экономико-социологического анализа налогообложения становится позиционирование денег, которые с точки зрения такого подхода рассматриваются как средство контрибуции и монетизации грабежа для получения благ с дальних территорий в период становления государственных образований. Данный посыл связан с тем, что можно абстрагировать блага, выраженные в натуральной форме (например рабочая сила рабов, меха, золото и т.д.), и отделять их от непосредственного местонахождения производителя, т.е. возникает мобильность ресурсов. При этом государство становится гарантом покупательной способности платёжных средств, опирается на монопольное право на средства обмена и чеканки денег, представляется эмиссионным регулятором. Т.е. средство универсального обмена, используемое правителем, может быть использовано и его вассалами.

Таким образом, в рамках социального подхода к «множественности» денег можно говорить о существовании «налоговых» денег, когда налогообложение в денежной форме характеризуется особыми социальными взаимоотношениями и социальным подтекстом. Более того, анализ логики денежной системы, развития общества и налоговых отношений позволяет утверждать, что именно «налоговые» деньги могли стать прародителем денежной системы в обществе и катализатором распространения денег как таковых при рыночном обмене на больших территориях.

4. Применительно к существующим системам налогообложения следует отметить, что в Германии налоги играют более важную роль в жизни общества, чем в России. И хотя уровень недовольства налоговой системой высок и в Германии, и в России (можно предположить, что и во многих других странах), но в Германии это недовольство носит более конструктивный характер. Общий объём перераспределяемых средств очень высок, а потому люди получают больше государственных услуг, но в то же время, зависимость от общественного разделения труда у них выше. Сложность налоговой системы обуславливает практики, связанные с налоговым консультированием, структурированным поведением (несколько налоговых классов, включение в которые зависит от семейного положения и выбора, который делают люди - быть официально вместе или нет), высоким уровнем внешнего контроля потребления (соседи могут донести, если вы работаете и получаете государственную помощь; государство контролирует жизнь иждивенцев) и труда (высокая регламентированность - вы не можете просто нарубить себе дров в лесу или сложить себе дома печь, даже если вы умеете это делать). Кроме того, существуют некоторые налоги, которых нет в России - например, надбавка к подоходному налогу, которая направляется на развитие восточной части Германии или церковный налог.

В России более низкий уровень производительности труда и трудовой специализации, что обуславливает более «отсталый» характер налоговой системы, выражающийся во внешней «простоте» налоговой системы (для всех одна и та же ставка) и внутренней сложности практик, носящих часто случайный ситуационный характер (существование массы обычаев - цветы налоговому инспектору на 8 марта, торг с налоговыми органами по поводу размера налогов, уклонение от уплаты подоходного налога домашними хозяйствами), отголосках «натурального» характера выплат (субботники, служба в армии, «картошка» и другие), высоких тратах бюджета на финансирование МВД. С другой стороны, домашние хозяйства существуют более независимо, что обуславливается низким качеством государственных услуг - пенсионного финансирования (семьи сами заботятся о стариках), внутреннего порядка (поиск угнанного автомобиля - проблема самого автомобилиста; полиция становится легитимной «крышей»), медицины (ограниченное количество бесплатных услуг и медикаментов), благополучия семей (низкий уровень пособий на ребенка). Таким образом, сильных стимулов для того, чтобы отдавать деньги государству -нет, люди сами решают свои проблемы в обход институциональных формальных правил.

5. В целом, работа призвана привлечь внимание исследователей к теме социального содержания налогов. Экономико-социологический подход предполагает наличие нового взгляда на налог с точки зрения социологии и переносит предмет исследования с анализа движения материального продукта и технических трудностей налогообложения на социальное обоснование и содержание распределения. Таким образом, как уже отмечалось, раскрывается двойственный экономико-социологический характер распределения в обществе: взимозависимость и взаимообусловленность его составляющих.

В качестве чрезвычайно перспективной области исследований фискальной социологии видятся дальнейшие теоретико-прикладные изыскания на уровне изучения национальных особенностей налогообложения в большинстве стран мира, в их интеграционных объединениях, а также в странах и на территориях со специальными налоговыми режимами.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Захарьин, Павел Андреевич, 2013 год

1. Агапова И.И. История экономической мысли. Курс лекций.- М.: Издательство ЭКМОС, 1998.-248 с.

2. Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества. М.: Высшая школа, 1990,—351 с.

3. Аникаева Е.А. Основные подходы к исследованию денег в социологии // Экономическая социология. 2008. Т. 9. № 1. С. 114-124.

4. Антология экономической классики: В 2 т. Сост. И. А. Столяров. Т. 1. М.: МП «Эконов», 1993. -485 с.

5. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: «Добросвет», «Издательство-КДУ», 2011.-392 с.

6. Бурдье П. Практический смысл. СПб.: Алетейя, 2001. - 562 с.

7. Бэккер Г. Экономический анализ и человеческое поведение. // Thesis. 1993. Вып. 1. С. 2441.

8. Бэкон Ф. Опыты и наставления нравственные и политические // Бэкон Ф. Собрание сочинений. В 2 т. Т. 2. М., 1972. 416. с

9. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.—808 с.

10. Веселов Ю.В. Экономическая социология: история идей. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета. 1995. 164 с.

11. Витгенштейн J1. Философские работы, ч. 1. М.: Гнозис, 1994. 612с.

12. Волков В.В. О концепции практик(и) в социальных науках // Социологические исследования. 1997. № 6. С. 9-23.

13. Волков В.В., Хархордин О.В. Теория практик. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. 2008. 298 с.

14. Волков В. Силовое предпринимательство. М.: Летний Сад, 2002. 282 с.

15. Волков В. Силовое предпринимательство в современной России // Социологические исследования. 1999. №1. С. 56-65.

16. Волков В. Смысл налоговых отношений в контексте истории формирования государств // Конкуренция за налогоплательщика / Под ред. В.В. Волкова. М.: МОНФ, 2000. С. 96115.

17. Всемирная история экономической мысли //Гл. редкол. В.Н.Черковец и др. Т. 1. М.: Мысль. 1987.-606 с.

18. Всё начиналось с десятины: Этот многоликий налоговый мир. Пер. с нем./Общ. ред. и вступ. ст. Б. Е. Лапина.— М.: Прогресс, 1992.—408 с.

19. Гидденс Э. Устроение общества. М.: Академический проект, 2005. 528 с.

20. Гоббс Т. Сочинения в 2 томах. Т.2. М.: Мысль, 1991. 731 с.

21. Грановеттер М. Экономическое действие и социальная структура: проблема укоренённости // Экономическая социология. 2002. Том 3. № 3. С. 44-58.

22. Дмитриев М.П. Налогообложение в системе регулирования народного благосостояния (социальные аспекты). Автореферат дисс. канд. социол. наук. 1999.

23. Доббин Ф. Политическая культура и индустриальная рациональность // Экономическая социология. 2004. Том 5. № 1. С. 43-60.

24. Дорохина М.В. Социология распределения: экономической и социальный аспекты. Дисс. . канд. социол. наук. СПб.: СПбГУ, 2006.

25. Дэвис К., Мур У.Е. Некоторые принципы стратификации // Социальная стратификация / Под ред. С. Белановского. Вып. 1. М., 1992. С. 160-177.

26. Дюркгейм Э. Социология. Её предмет, метод, предназначение / Пер. с фр., составление, послесловие и примечания А. Б. Гофмана.— М.: Канон, 1995.— 352 с.

27. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Серия История психологии в памятниках. М.: Канон, 1996. 432 с.

28. Захарьин П.А. Региональная специфика налоговой культуры: пример Швейцарии и Германии // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, 2012. №4 (76). С. 82-85.

29. Захарьин П.А. Фискальная социология и налоговая культура Германии // Журнал социологии и социальной антропологии. 2012. № 3. С. 182 191.

30. Захарьин П.А. Фискальная социология // Экономическая социология: теория и история / Веселов Ю.В. и др. под ред. Ю.В.Веселова и А.Л.Кашина. СПб.: Нестор-История, 2012. С. 541-561.

31. Захарьин П.А. Социальные аспекты налогообложения: обзор западных исследований // Новый университет. 2012. №5 (14). С. 38-41.

32. Зомбарт В. Буржуа: Этюды по истории духовного развития современного экономического человека; Художественная промышленность и культура / Пер. с нем. -М.: Терра Книжный клуб, 2009. - 576 с.

33. Кенэ Ф. Избранные экономические произведения / Пер, с франц. М., 1960.

34. Климовская Т. С. Формирование эффективных налоговых отношений в условиях реформирования российской экономики. Автореферат дисс. канд. Экон. наук. М. 2003.

35. Конкуренция за налогоплательщика / Под ред. В.В. Волкова. М.: МОНФ. 2000.

36. Леруа М. Социология налога: пер. с фр. М.: Дело и Сервис, 2006. - 96 с.

37. Майбуров И.А. Теория и история налогообложения. М.: Юнити-Дана, 2011. 422 с.

38. Макинтайр А. После добродетели. М.: Академический проект, 2000. — 384 с.

39. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. 638 с.

40. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 24. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961.-657с.

41. Маршалл А. Принципы экономической науки. М.: Прогресс-Универс, 1993. Т. 1. 414 с.

42. Мосс М. Очерк о даре // Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии / Пер. с франц., послесловие и комментарии А. Б. Гофмана. М., 1996. С. 134-155.

43. Мэн Т. Богатство Англии во внешней торговле // Экономическая теория: Хрестоматия. Сост., коммент., словарь, предм. указ. Е. Ф. Борисов. - М.: Высш. шк. 1995.

44. Мурашов С. Б. Социальное регулирование уровня и качества жизни населения в процессе развития системы налогообложения. Дисс. . док-ра. социол. наук. Санкт-Петербург, 2004. 322 с.

45. Новикова Е. Фискальная социология: обзор западных исследований налогообложения // Экономическая социология. 2005. Т. 6. № 1. С. 95-103.

46. Павенкова М.В. Налоговая система как институт социального управления, Дисс. . канд. социол. наук. СПб.: СПбГУ, 2001.

47. Панеях Э. О налоговой системе Российской Федерации // Конкуренция за налогоплательщика / Под ред. В.В. Волкова. М.: МОНФ, 2000. С. 12-25.

48. Пансков В. Г. Проблемы решаются. Проблемы остаются. // Налоговый вестник. 2005. № 1.С. 3-7.

49. Петти В. Трактат о налогах и сборах. УегЬиш 8ар1епй слово мудрым. Разное о деньгах. М.: Издательство "Ось-89", 1997. - 112 с.

50. Поланьи К. Избранные работы. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2010. -200 с.

51. Полани М. Личностное знание. М.: «Прогресс», 1985. 344 с.

52. Пушкарёва В.М. История финансовой мысли и политики налогов. М.: Финансы и статистика, 2008. 256 с.

53. Радаев В.В. Экономическая социология. М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2008. 602 с.

54. Радаев В.В. Деформализация правил и уход от налогов в российской хозяйственной деятельности // Вопросы экономики. 2001. № 6. С. 66-74.

55. Радаев В.В. Новый институциональный подход и деформализация правил в российской экономике. Препринт: ^1/2001/01. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. - 42 с.

56. Райл Г. Понятие сознания. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 1999. 408 с.

57. Рикардо Д. Начала политической экономии налогового обложения. В 3 т. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1955. 339 с.

58. Сакс Дж.Д., Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход. М.: Дело, 1996. 848 с.

59. Санина А. Г. Уклонение от уплаты налогов как проблема социального управления. — М.; СПб.: Альянс Архео, 2009. — 184 с.

60. Сафонова Т.В. Исследование практики в социологии после Эмиля Дюркгейма. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2009. Т. 12. № 1. С. 15-31.

61. Слабкий О.Д. Социальный механизм налогообложения и критерии его эффективности в российском обществе в условиях рыночных отношений. Дисс. . канд. социол. наук. М. 2009. 197 с.

62. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. — 543 с.

63. Сорокин П. Преступление и кара, подвиг и награда: Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали. М.: Астрель, 2006. 624 с.

64. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Эксмо, 2007. 960 с.

65. Стиглиц Дж. Экономика государственного сектора. МГУ: ИНФРА-М, 1997. 720 с.

66. Теннис Ф. Общность и общество. Основные понятия чистой социологии. С-Пб.: «Владимир Даль», 2002. 451 с.

67. Токвиль А. де. Старый порядок и революция. М.: Моск. философский фонд, 1997. -251 с.

68. Урсуленко К. Социальная солидарность: развитие понятия в истории социологии и современные интерпретации // Социология: теория, методы, маркетинг. 2009. № 1. С. 138-154.

69. Хайдеггер М. Бытие и время. М. Ас! Ма^тет, 1997. — 387 с.

70. Черник Д. Г. Налоговая система Германии // Финансы.1996. №6. С. 33-35.

71. Шумпетер И. История экономического анализа // Истоки. Вып. 1. М.: экономика, 1989.

72. Юткина Т.Ф. Налоги и налогообложение, м.: инфра-м, 2001.

73. Экономическая социология: теория и история / Веселов Ю.В. и др. под ред. Ю.В.Веселова и А.Л.Кашина. СПб.: Нестор-История, 2012.

74. Элиас Н. О процессе цивилизации, в 2-х т. Т. 2. М.: Университетская набережная, 2001. -382 с.

75. Allingham M., Sandmo A. Income tax evasion: a theoretical analysis // Journal of Public Economics. 1972. №1. P. 323-338.

76. Alm J., Martinez-Vazquez J., Torgler A. Russian Attitudes toward Paying Taxes Before, During, and After the Transition // International Journal of Social Economics. Emerald Group Publishing. 2005. Vol. 33(12). P. 832-857.

77. Alm J., Togler B. Culture differences and tax moral in the United States and in Europe // Journal of economic psychology. 2006. Volume 27. Issue 2. P. 224-246.

78. Alm J., McClelland G.H., Schulze W.D. Why do people pay taxes? // Journal of Public Economics. 1992. Vol. 48. P. 21-38.

79. Alm J., Sanchez I., De Juan A. Economic and Noneconomic Factors in Tax Compliance // Kyklos. 1995. №48. P. 3-18.

80. Andreoni J., Erard B., Feinstein J. Tax Compliance // Journal of Economic Literature. 1998. Vol. 36. №2. P. 818-860.

81. Backhaus J. Fiscal sociology: What for? // American Journal of Economics and Sociology. 2002. Vol. 61. No. l.P. 55-77.

82. Bay A-H., Pedersen A. W. The Limits of Social Solidarity // Acta Sociologica. 2006. Vol. 49 (4). P. 419-436.

83. Becker G.S. Crime and Punishment: An Economic Approach // Journal of Political Economy. 1968. Vol. 76. P. 169-217.

84. Beramendi P., Rueda D. Social Democracy Constrained: Indirect Taxation in Industrialized Democracies // British Journal of Political Science. 2007. Vol. 37 (4). P. 587-618.

85. Biggart N., Guillen M. Developing Difference: Social Organization and the Rise of the Auto Industries of South Korea, Taiwan, Spain, and Argentina // American Sociological Review. 1999. Vol. 64. № 5. P. 722-747.

86. Blomert R. Sociology of Finance Old and new perspectives // Economic Sociology. European Electronic Newsletter. 2001. Vol. 2. № 2. P. 9-15.

87. Campbell J. L. The State and Fiscal Sociology // Annual Review of Sociology. 1993. Vol. 19. P. 163-185.

88. Campbell J. L. Fiscal Sociology in an Age of Globalization: Comparing Tax Regimes in Advanced Capitalist Countries // The Economic Sociology of Capitalism. Nee V., Swedberg R. 2005. Princeton University Press. P. 391-418.

89. Centeno M.A. Blood and Debt: War and Taxation in Nineteenth-Century Latin America // American Journal of Sociology. 1997. Vol. 102 (6). P. 1565-1605.

90. Cusack R., Beramendi P. Taxing Work // European Journal of Political Research. 2006. Vol. 45 (1). P. 43-73.

91. Faulk D. Do State Economic Development Incentives Create Jobs? An Analysis of State Employment Tax Credits //National Tax Journal. 2002. Vol. 55 (2). pp. 263-280.

92. Feld L.P., Frey B.S. Trust Breeds Trust: How Taxpayers are Treated // Economics of Governance. 2002. Vol. 3. P. 87-99.

93. Frey B.S., Feld L.P. Deterrence and Morale in Taxation: An Empirical Analysis // CESifo Working Paper. Editors: Hans-Werner Sinn and Michael Stimmelmayr. 2002. No. 760.

94. Graetz M.J., Wilde L.L. The Economics of Tax Compliance: Facts and Fantasy // National Tax Journal. 1985. Vol. 38. P. 355-363.

95. Grasmick H.G., Bursick R.J. Conscience, Significant Others, and Rational Choice: Extending the Deterrence Model // Law and Society Review. 1990. Vol. 24. P. 837-861.

96. Gregory F., Brooke G. Policing Economic Transition and Increasing Revenue: A Case Study of the Federal Tax Police Service of the Russian Federation 1992-1998 // Europe-Asia Studies. 2000. Vol. 52. No. 3. P. 433 455.

97. Hardin R. The Street-Level Epistemology of Trust // Politics and Society. 1993. Vol. 21. P. 505-531.

98. Heinrich J., Boyd R., Bowles S., Camerer C., Fehr E., Gintis H., McElreath R. In Search of Homo Economicus: Behavioral Experiments in 15 Small-Scale Societies // American Economic Review. 2001. Vol. 91. P. 73-78.

99. Kelman H. Manipulation of Human Behaviour: An Ethical Dilemma for the Social Scientist // Journal of Social Issues. 1965. Vol. 21. P. 31-46.

100. Lewis A. An Empirical Assessment of Tax Mentality // Public Finance. 1979. Vol. 2. P. 245257.

101. Luhman N. Wirtschaft der Gesellschaft. Darmstadt: Wiss. Buchgesellschaft, 2002. 356 p.

102. Mahler V.A., Jesuit D.K. Fiscal Redistribution in the Developed Countries: New Insights from the Luxembourg Income Study // Socio-Economic Review. 2006. Vol. 4 (3). P. 483-511.

103. Mann F.K. Re-Orientation through Fiscal Theory // Kyklos. 1949. Vol. 3 (2). P. 116-129.

104. Mann, F.K. The Sociology of Taxation // The Review of Politics. 1943. Vol. 5. P. 225-235.

105. Martinez-Vazquez J., McNab R. The Tax Reform Experiment in Transitional Countries // National Tax Journal. 2000. Vol. 53. No. 2. P. 273-298.

106. Mathias P., O'brien P. Taxation in Britain and France, 1715-1810. A Comparison of the Social and Economic Incidence of Taxes Collected for the Central Governments // Journal of European Economic History. 1976. Vol. 5 (3). P. 601-655.

107. Mizruchi M., Stearns L. Money, Banking, and Financial Markets // The Handbook of Economic Sociology. Smelser N., Swedberg R. Princeton University Press. 1994. P. 313 341.

108. Moore M. Revenues, State Formation, and the Quality of Governance in Developing Countries // International Political Science Review. 2004. Vol. 25 (3). P. 297-319.

109. Mummert A., Schneider F. The German Shadow Economy: Parted in a United Germany? // FinanzArchiv: Public Finance Analysis. 2002. Vol. 58. № 3. P. 286-316.

110. Musgrave R.A. Schumpeter's Crisis of the Tax State: an Essay in Fiscal Theory // Journal of Evolutionary Economics. 1992. Vol. 2 (2). P. 89-113.

111. Nerre B. Tax Culture as a Basic Concept for Tax Policy Advice // Economic analysis & Policy. 2008. Vol. 38. № l.P. 153-167.

112. Nerre B. The Concept of Tax Culture // National Tax Association Proceedings Ninety-Forth Annual Conference 2001. Baltimore, Maryland. Edited by Sally Wallace. 2001. NTA, Washington DC. P. 288 295.

113. Nerre B. The Japanese Post-War Tax Culture Shock caused by the Extraordinary Tax Program. National Tax Association. Proceedings. Ninety-Eighth Annual Conference 2005. 2006. Miami, FL. Washington DC: NTA. P. 293-302.

114. Nerre B. Steuerreformen und Steuerkultur in Rußland. Disskussionsschriften aus dem Institut für finanzwissenschaft der Universität Hamburg. Hamburg, 2001. № 64. 30 p.

115. Ockenfels A., Weimann J. Types and Patterns: An Experimental East-West- German Comparison of Cooperation and Solidarity // Journal of Public Economics. 1999. No 71. P. 275-287.

116. OECD. Revenue Statistics 2007. Tax Levels and Tax Structures, 1965-2005. P. 71-109.

117. Padgett J.F. Hierarchy and Ecological Control in Federal Budgetary Decision Making // American Journal of Sociology. 1981. Vol. 87. № 1. P. 75 -129.

118. Pallas C. Tax Harmonization: The Case of Germany at the Beginning of the Nineteenth Century Lessons for the Twenty-First Century? // Diskussionsschriften aus dem Institut für Finanzwissenschaft der Universität Hamburg. Hamburg, 2003. Nr. 70. 19 p.

119. Polinsky M., Shavell S. The Economic Theory of Public Enforcement of Law // Journal of Economic Literature. 2000. Vol. 38. P. 45-76.

120. Preda A. Sense and sensibility: Or, how should Social Studies of Finance behave, A Manifesto // Economic Sociology. European Electronic Newsletter. 2001. Vol. 2. No. 2. P. 15-19.

121. Pyle D.J., The Economics of Taxpayer Compliance // Journal of Economic Surveys. 1991. Vol. 5. P.163-198.

122. Reckwitz A. Toward a Theory of Social Practices A Development in Culturalist Theorizing // European Journal of Social Theory. 2002. Vol. 5 (2). P. 243-263.

123. Schmölders G. Survey Research in Public Finance A Behavioral Approach to Fiscal Theory // Public Finance. 1970. Vol. 25. No. 2. P. 300-306.

124. Smelser, N. Swedberg R. Introduction // The Handbook of Economic Sociology. Smelser N., Swedberg R. Princeton University Press. 1994. P. 3 26.

125. Slemrod J. On Voluntary Compliance, Voluntary Taxes and Social Capital // National Tax Journal. 1998. Vol. 51. P. 485-492.

126. Spice M.W. Civilisation at a Discount: The Problem of Tax Evasion // Journal of Public Economics. 1986. Vol. 46. P. 13-20.

127. Steinmo S. The evolution of policy ideas: tax policy in the 20 th century // British Journal of Politics and International Relations. 2003. Vol. 5. No. 2. P. 206-236.

128. Teather R. Tax and Theology // Journal of Markets & Morality. 2006. Vol. 9. № 1. P. 115-125.

129. Timmons J. F. The Fiscal Contract, States, Taxes, and Public Services // World Politics. 2005. Vol. 57 (4). P. 530-567.

130. Torgier B. Tax Morale: Theory and Empirical Analysis of Tax Compliance. Dissertation zur Erlangung der Würde eines Doktors der Staatswissenschaften. Basel, den 11. Juli 2003.

131. Torgier B. Does Culture Matter? Tax Morale in an East-West-German Comparison // FinanzArchiv. 2003. Vol. 4. P. 504-528.

132. Feld L.P., Torgier B. Tax Morale After The Reunificaton Of Germany: Results From A Quasi-Natural Experiment // CESIFO working paper. 2007. № 1921. Category 1: Public Finance.

133. Torgier, B. Tax Morale in Transition Countries // Post-Communist Economies. 2003. Vol. 15. P. 357-381.

134. Torgier В. Does Culture Influence Tax Morale? Evidence From Different European Countries. Wirtschaftswissenschaftliches Zentrum (WWZ) der Universität Basel, 2002. 37 p.

135. Torgier B. Tax Morale in Latin America // WWZ-Discussion Paper. Basel: 2003. № 3.

136. Torgler В., Murphy K. Tax Morale in Australia // Journal of Australian Taxation. 2004. Vol. 7 (2). P. 298-335.

137. Ulimann H.-P. Der deutsche Steuerstaat. Geschichte der öffentlichen Finanzen. München: Beck, 2005. 272 p.

138. Vogel J. Taxation and Public Opinion in Sweden: An Interpretation of Recent Survey Data // National Tax Journal. 1974. Vol. 27. P. 499-513.

139. Voß R. Steuern im Dritten Reich. Vom Recht zum Unrecht unter der Herrschaft des Nationalsozialismus. München: Beck. 1995. 278 p.1. Электронные ресурсы

140. Библия. Книга Исход. ULR: http://bibleonline.ru/bible/rus/02/30/#15 (дата обращения 01.04.2013)

141. Библия. Книга Числа. ULR: http://bibleonline.ru/bible/rus/04/31/#28-30 (дата обращения 01.04.2013)

142. Исследование «Steuern, Schulden, Sparbeschlüsse welche Haushaltspolitik wollen die Bürger?» URL: http://vAvw.rehmnetz.de/mediadb/2356/8528/Steuer-Umfragedbb.pdf Дата обращения: 23.03.2013.

143. Министерство финансов РФ. Информационно-аналитический раздел. URL: http://info.minfm.ru/ (дата обращения 10.09.2011)

144. Структура расходов консолидированного бюджета РФ в 2009 г. (электронный ресурс) URL: http://info.minfin.ru/konsrash.php (дата обращения: 01.04.2013)

145. Федеральная служба государственной статистики. Консолидированный бюджет РФ и бюджеты государственных внебюджетных фондов в 2011 г. URL: http://www.gks.ru/freedoc/newsite/finans/fin21.htm (дата обращения: 01.04.2013)

146. Central Intelligence Agency, Country comparison: GDP (purchasing power party). https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/rankorder/2001 rank.html (дата обращения: 23.03.2013)

147. Deutsche zahlen so viele Steuern wie noch nie // Die Welt. 20.04.12. URL: http://www.welt.de/wirtschaft/articlel06206034/Deutsche-zahlen-so-viele-Steuern-wie-noch-nie.html (дата обращения 28.11.2012)

148. Einkommensteuergesetz (EStG), § 32a Einkommensteuertarif. (Электронный ресурс) URL: http://www.gesetze-im-internet.de/estg/ (дата обращения: 01.04.2013)

149. Einkommensteuerrechner. (Электронный ресурс) URL: http://www.zinsen-berechnen.de/einkommensteuerrechner.php (дата обращения 01.04.2013)

150. Entwicklung des öffentlichen Finanzierungssaldos im Jahr 2011. URL: https://www.destatis.de/DE/Publikationen/WirtschaftStatistik/FinanzenSteueni/Finanzierungssa ldoJahr201 l052012.pdf?blob=publicationFile (дата обращения: 01.04.2013)

151. Hoppe H.-H. The Sociology of Taxation // Mises Daily: 25/02/2006. http://mises.org/daily/2068 (дата обращения: 17.03.2013)

152. Leroy M. Tax Sociology, Sociopolitical Issues for a Dialogue with Economists // Socio-logos. 2008. Vol 3. URL: http://socio-logos.revues.org/2073 (дата обращения 17.03.2013)

153. Nerre В. The Role of Tax Culture in Transformation Processes The Case of Russia // ASPE Working Paper. SPb. 2001. № 3. http://www.aspe.spb.ru/WP103Abstract.htm (дата обращения 23.03.2013)

154. Statistisches Bundesamt, Statistisches Jahrbuch 2012. Finanzen und Steuern. Kapitel 9. P.261.URL:https://www.destatis.de/DE/Publikationen/StatistischesJahrbuch/GesellschaftundSt aat/ArtikelFinanzenSteuern.html (дата обращения: 01.04.2013)

155. The World Bank. http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD (дата обращения:2303.2013

156. Пример использования онлайн-калькулятора подоходного налога. Электронный ресурс. URL: http://www.zinsen-berechnen.de/einkommensteuerrechner.php (дата обращения: 01.02.2013).—.-.— .- . ' Kenndaten weße Felder ausfuten)

157. П Zu versteuerndes Jahreseinkommen: 25.000,00 Euro11 □О1. Persönliche Verhältnisse:alleinstehend oder getrennte Veranlagungverheiratet, gemeinsame Veranlagung (Splittingverfahren} О keine

158. Kirchensteuer. О 8 % (Baden-Württemberg und Bayern) ©9 % (übrige Bundesländer)1. Jahr: 20111. Berechnen ) amt--> £l ZU dieser Berechnend1.. UEU ?u dieser Berechnung1. Ergebnis

159. Steuerbetrag Q И GnenzsteuerssU

160. Einkommensteuer: 4.106,00 Euro 16,42 % 29,25 % 225,83 Euro 0,90 % 1,61 %1. Q Solid arltatszuschlag:

161. Q Kirchensteuer 369,54 Euro 1,48 % 2,63 % 4.701,37 Euro 18,81 % 33,49 %1. Gesamt belastung:

162. Программа экспериментального исследования на тему «Налоговые практики в России и Германии»

163. Исследование проводилось автором в 2011-2012 годах.

164. Основные факторы, обуславливающие важность данного исследования

165. Все эти замечания свидетельствуют о том, что экономико-социологическая теория налогообложения является недостаточно разработанным направлением и подтверждают перспективность и практическую необходимость исследований в рамках данного подхода.

166. Данное исследование является экспериментальным и направлено на исследование существования существенных различий в практиках граждан по уплате налогов и получении государственных услуг, а также на проверку дополнительных гипотез.1. Объект исследования.

167. Предметом исследования является содержание регулярных практик респондентов в уплате налогов и получении государственных услуг.

168. Цели и задачи исследования.

169. Целью исследования было выявить специфические отличия в налоговых практиках граждан двух стран (при их формальной схожести).

170. Теоретическая база исследования.

171. В экспериментальном социологическом исследовании использовался метод нарративного полуформализованного интервью. Интервьюирование проводилось лично и по телефону на русском и немецком языках.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.