Пенитенциарная система советской России 1917 - начала 60-х гг.: Историко-юридическое исследование тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.01, доктор юридических наук Смыкалин, Александр Сергеевич

  • Смыкалин, Александр Сергеевич
  • доктор юридических наукдоктор юридических наук
  • 1998, ЕкатеринбургЕкатеринбург
  • Специальность ВАК РФ12.00.01
  • Количество страниц 325
Смыкалин, Александр Сергеевич. Пенитенциарная система советской России 1917 - начала 60-х гг.: Историко-юридическое исследование: дис. доктор юридических наук: 12.00.01 - Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Екатеринбург. 1998. 325 с.

Оглавление диссертации доктор юридических наук Смыкалин, Александр Сергеевич

Введение

Глава 1. Формирование и развитие пенитенциарной системы советского государства в 1917—1924 гг.

§ 1. Становление системы исправительно-трудовых учреждений Советского государства (октябрь 1917 г.— июль 1918 г.).

§ 2. Пенитенциарная система Советской России в годы гражданской войны

1918-1920 гг.).

§ 3. Политика Советского государства по дальнейшему укреплению исправительно-трудовых учреждений в 20-е гг. Разработка и принятие Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 г.

Глава. 2. Задачи и методы пенитенциарной системы РСФСР в период административно-командного управления страной (1925—1940 гг.)

§ 1. Политика «сплошной коллективизации», искоренение кулачества как класса. Деятельность распределительных и наблюдательных комиссий в системе ИТУ страны в 30-е гг.

§ 2. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1933 г. Отражение роста политических репрессий в системе исполнения наказаний.

§ 3. Решение народнохозяйственных задач за счет использования труда заключенных (начальный этап). Трудпоселенцы (спецпоселенцы).

Глава 3■ Исправительно-трудовые учреждения страны в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.)

§ 1. Ужесточение режима и условий содержания заключенных в военное время.

§ 2. Лагеря для военнопленных и интернированных.

Глава 4. Пенитенциарная система страны (конец 40-х — 50-е гг.)

§ 1. Система особых лагерей и особых тюрем.

§ 2. Демократизация общества и изменение правового статуса спецпоселенцев (спецпереселенцев) в послевоенные годы.

§ 3. Спецлагеря МВД СССР в Германии. Институт репатриации.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», 12.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Пенитенциарная система советской России 1917 - начала 60-х гг.: Историко-юридическое исследование»

1. Актуальность темы исследования. Вопросы истории пенитенциарной системы нашей страны являлись предметом изучения не только отечественных историков, но и ряда крупных зарубежных исследователей. Более того, в условиях тоталитарной системы социалистического государства эта наука успешнее развивалась на Западе. Свидетельство тому — десятки опубликованных работ по системе ГУЛАГа . Естественно, что ценность этих работ тоже различна. Не имея доступа к секретным архивам ВЧК—ОГПУ—НКВД —КГБ, многие исследователи работали на основе мемуарных воспоминаний очевидцев этих событий и анализа открытой советской печати. И тем не менее структура концептуальной модели ГУЛАГа создавалась именно там. До середины 80-х гг. российские исследователи не имели возможности ни работать со статистическими, архивными материалами и документами, ни открыто выражать свою точку зрения на те или иные проблемы пенитенциарной системы.

1 DallinD. The new Soviet Empire. New Heven, 1951; Conguest R. Inside stalin's secret police NKVD politics (1936-1939). M., 1985; Conguest R. Kolyma. The Arctic Death Camps, 1978; Conguest R. The Great Terror. L., 1965; Conguest R. The Nation Killers: The Soviet Deportation of Nationalities. L., 1970; Barton P. L'insitution concetrationnaire in Russia (1930—1957) P., 1969; Heller M. The World of Concentration Camps and Soviet Literature. L., 1979; GULLAG: The Documentary Map of Forsed Labour Camps in Soviet Russia; Malsagoff S. A. An Island Hell: a Soviet prison in the Far North. L., 1926: Schirvindt E. Russian prisons. L., 1928; WolinS. and Slusser R. The Soviet Secret Police. N.Y., 1957; Zorin L. Soviet Prisons and Concentration Camps (an annoted Bibliography 1917—1980). Newtonville, 1980; A selection of documents relative to the Calour legislation in force in the USSR. LM 1931; Fairbum W. A. Forced Zabot in Soviet Russian Natian. N.Y., 1931, etc.

Вместе с тем без изучения исторического опыта невозможно продвижение вперед. Он не только гарант исключения ошибок прошлого, но и важная часть теоретической науки. Разработка новых теоретических концепций невозможна без знания исторического прошлого науки.

Настоящее исследование посвящено ретроспективному анализу системы исправительно-трудовых учреждений нашей страны с 1917 г. до конца 50-х гг. Оно дает возможность взглянуть на ранее недоступную, подводную часть «айсберга» ГУЛАГовской системы МВД СССР. Автор тщательно изучил соответствующие материалы ранее секретных ведомственных архивов Министерства внутренних дел и Федеральной службы безопасности РФ, а также спецфондов государственных архивов, на основе которых ввел в научный оборот десятки новых источников.

В работе также предпринята попытка историко-юридического анализа ряда рассекреченных нормативных актов, приказов и ведомственных инструкций, касающихся оперативно-агентурного обслуживания исправительно-трудовых учреждений страны органами ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ.

Значительная часть работы посвящена малоизученной в ис-торико-юридической литературе проблеме: правовому статусу военнопленных на территории России. При подготовке использованы обширные материалы Государственного архива Российской Федерации, Центра хранения историко-документальных коллекций, Коми Республиканского государственного архива, Центрального архива ФСБ РФ, Государственных архивов Свердловской, Пермской, Челябинской областей; ведомственных архивов управлений ФСБ РФ по Свердловской, Челябинской, Пермской областям; ведомственных архивов УВД по Свердловской, Челябинской областям, архива МВД Республики Коми, Центра документации общественных организаций Свердловской области и Архива административных органов Свердловской области.

Изучена и проанализирована нормативная база деятельности ИТУ, а именно: Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства РСФСР (СУ РСФСР), Собрание законов СССР (СЗ СССР), а также ведомственные инструкции по линии ГУИН МВД России за многие десятки лет. Творчески обобщены работы российских исследователей пенитенциарной системы, зарубежная эмигрантская печать, воспоминания и мемуары.

2. Степень разработанности проблемы. Октябрьская социалистическая революция 1917 г. стала новым историческим этапом в развитии Российского государства. Изменения в государственном механизме страны повлекли за собой изменения в пенитенциарной политике. В ее основу легли два, казалось бы, несовместимых принципа: разрушение старого государственного аппарата и сохранение некоторой исторической преемственности, рецепции передовых идей, ранее сформировавшихся в пенитенциарной теории.

Теоретические постулаты в этой области основывались на работах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, считавших, что пролетариат не может овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих собственных целей, ее нужно сломать, «заменив организацией типа Парижской коммуны», и в первую очередь, по выражению К. Маркса, должны быть уничтожены «вездесущие органы подавления, такие как армия, полиция, суд, тюрьмы и другие, ревностно охраняющие эксплуататорский строй» . В. И. Ленин, творчески развивая учение Маркса о сломе буржуазного государственного аппарата, пошел еще дальше, отмечая, что в новом советском государственном аппарате организация органов принуждения должна быть наполнена качественно новым содержанием2.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 17. С. 339; Т. 33. С. 172.

2 Ленин В, И. Поли. собр. соч. Т. 34. С. 303; Т. 33. С. 60.

Реализация этих идей на практике привела к тому, что в период с 1917 по 1918 г. были буквально разрушены или демонтированы сотни пенитенциарных учреждений на территории страны.

После того как революционный пыл российского пролетариата немного поостыл, в работу включились крупные ученые-пенитенциаристы, часть из которых даже работала в Наркомате юстиции РСФСР. Встала задача определить пенитенциарную политику советского государства и разработать новую систему пенитенциарных учреждений в стране. В качестве теоретической основы были использованы труды зарубежных и отечественных пенитенциаристов С. В. Фойницкого, Н. С. Таганцева, С. П. Мок-ринского, А. А. Жижиленко, С. В. Познышева1.

Основными положениями, на базе которых началась трансформация пенитенциарной политики в политику исправительно-трудовую, были заложенные еще при Временном правительстве профессором А. А. Жижиленко идеи об исправлении осужденных. Именно они послужили возникновению нового термина — «исправительно-трудовое право».

Советская наука исправительно-трудового права начала развиваться буквально с первых дней существования советского государства. В 1918 г. на страницах журнала «Пролетарская революция и право» проходила теоретическая дискуссия о задачах наказания, лишения свободы, о содержании, исправлении и пределах исправления заключенных. Эта дискуссия, несмотря на некоторые теоретические ошибки, сыграла положительную роль в развитии науки.

Большим стимулом для дальнейшей исследовательской работы явилось издание первого Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 г., которому тоже предшествовали теоретические споры на

1 Фойницкий С. В. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1889; Таганцев Н. С. Русское уголовное право. СПб., 1902; Мокринский С. П. Наказание, его цели и предложения. М., 1902; Познышев С. В. Очерки тюрьмо-ведения. М., 1915. съездах работников пенитенциарного дела и на страницах журнала «Еженедельник советской юстиции».

Первым стал изучать проблемы теории исправительно-трудового права профессор С. В. Познышев. Он издал в 1924 г. книгу, 1 посвященную тюрьмоведению . В работе был использован ценный фактический материал.

Большой вклад в развитие науки исправительно-трудового права сделал заслуженный деятель науки РСФСР профессор М. М. Исаев, который одним из первых начал преподавать в юридических вузах курс пенитенциарной политики . В 1927 г. вышла в свет книга М. И. Исаева «Основы пенитенциарной политики»; с нее началось издание монографий по данной теме ряда других советских ученых-пенитенциаристов.

Справедливости ради необходимо отметить, что определенный вклад в теоретические разработки исправительно-трудового права СССР внесли видные государственные деятели того периода М. И. Калинин, Ф. Э. Дзержинский, Д. И. Курский, П. И. Стучка, Н. В. Крыленко.

Большое внимание стало уделяться личности преступника, при университетах были созданы так называемые антропологические кабинеты, а студенты юридических факультетов начали о изучать физиологию человека . В 1925 г. в Москве был открыт

Государственный институт по изучению преступности и преступ4 ника, в составе которого находилась и пенитенциарная секция .

В те годы термин «пенитенциарный» был более распространен, чем «исправительно-трудовой» и использовался в качестве официального названия. Например, в составе Главного управле

1 См.: Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. М., 1924. 2

Советское исправительно-трудовое право. М., 1960. С. 14. о

СмикалинА.С. Юридическото образование в СССР // Бюллетень съюз на юрисите в България. 1985. №1. С. 67—68.

4 Советское исправительно-трудовое право / Под ред. Н. А. Стручкова. М., 1983. С. 28. ния мест заключения РСФСР имелся административно-пенитенциарный отдел. Съезды и совещания работников мест заключения назывались «пенитенциарными» или съездами «пенитенциарных работников» вплоть до 1928 г.

Наряду с учеными-теоретиками солидную лепту в развитие пенитенциарной науки внесли крупные практические работники пенитенциарной системы советской России Ю. Ю. Бехтерев, Б. С. Утевский, Е. Г. Ширвиндт.

Большой вклад в изучение истории мест заключения России внес крупнейший советский ученый-криминалист заслуженный деятель науки РСФСР М. Н. Гернет. Занимаясь главным образом психологией преступников дореволюционных тюрем России, он на анализе обширных архивных материалов написал пятитомную монографию «История царской тюрьмы», актуальность которой сохранилась и в наши дни. К проблемам пенитенциарного права, пенитенциарной системы проявляют интерес и специалисты других союзных республик. На Украине этими проблемами занимались И. А. Малиновский, М. М. Гродзинский, Н. Н. Паше-Озерский.

В период с 1925 по 1931 г. был издан ряд работ по исправительно-трудовому праву, в том числе первый учебник для юридических вузов. В 20-х гг. имели место первые попытки проанализировать преобразования, происшедшие в местах лишения свободы. Однако до середины 30-х гг. не публиковались работы, содержащие экскурсы в историю исправительно-трудового дела страны. Только в 1957 г. появились статьи П. Е. Подымова и Е. Г. Ширвиндта, в которых частично были затронуты проблемы истории становления ИТУ. Тогда же П. М. Лосев и Г. И. Рагулин провели большую работу по систематизации нормативных актов по исправительно-трудовому праву, предложили периодизацию развития этой системы1.

1 Кузьмин С. И. Политико-правовые основы становления и развития системы исправительно-трудовых учреждений советского государства (1917 — 1985 гг.): Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1992. С. 4.

Ко второй половине 30-х гг. наука исправительно-трудового права уже имела определенные достижения. Был издан ряд монографических исследований, учебников для юридических вузов и школ, комментарии к исправительно-трудовым кодексам союзных республик, научные и научно-популярные брошюры1. Большое количество статей по вопросам исправительно-трудового права печаталось на страницах таких журналов, как: «Административный вестник», «Рабочий суд», «Еженедельник советской юстиции», «Право и жизнь» и др. Общее количество работ по вопросам исправительно-трудового права, изданных до 1935 г., о превышало 500 , т. е. была заложена солидная база для развития пенитенциарной науки в стране.

Однако конец 30-х гг.—одновременно период, когда исследования в области пенитенциарной системы России начинают носить все более и более закрытый характер. Это связано с теми политическими процессами, которые происходят внутри государства. Расцвет тоталитаризма как полный контроль государства над обществом особенно четко проявляет себя именно в это время, когда разветвленными щупальцами идеологии были охвачены все сферы жизни, все социальные институты и личная жизнь человека.

В этот период окончательно сформировалась административно-командная система управления государством, поднялся на новую ступень авторитарный режим И. В. Сталина и наступил этап стратегии массовых репрессий, которые представляли собой «тщательно продуманную и последовательно проводимую в жизнь стратегию и систему массового уничтожения определенных групп и слоев населения Советского Союза»^.

1 Ширвиндт Е. Г., Утевский Б. С. Советское исправительно-трудовое право. М., 1927; Утевский Б. С. Советская исправительно-трудовая политика. М., 1934.

2 Советское исправительно-трудовое право: Учеб. / Под ред. Б. С. Утев-ского. М„ 1960. С. 15

3 Замковой В. И. Сталинизм (сталинская модель тоталитаризма). М., 1995. С. 11.

Естественно, что масштабы чудовищных репрессий отразились на наполняемости пенитенциарных учреждений, численный рост которых плохо вписывался в рамки официальных демократических преобразований в стране, провозглашенных сталинской Конституцией 1936 г. Государственная политика с «двойным дном» набирала новые обороты.

Вместе с тем необходимо отметить, что элементы политической конъюнктуры, имевшие место в последние годы в исторической науке, способствовали тому, что маховик идеологической машины государства со всей силой обрушился на пенитенциарную систему страны. «Разгул демократии» обернулся тем, что все, что связано с ГУЛАГом, рассматривалось исключительно в черном цвете. Получалось, что все лагеря и тюрьмы были буквально забиты политическими заключенными. При этом отбрасывались в сторону анализ криминогенной обстановки накануне войны, фактор роста преступности в предвоенные годы. Как справедливо замечают авторы краткого исторического сборника «Органы и войска МВД России», никто не может отрицать факт, что в 20-е гг. в стране имелись группировки, поддерживающие контакты с Л. Д. Троцким, который, даже находясь за границей, всеми доступными методами и способами вел борьбу за захват власти в государстве. Перекосы в национальной политике привели к развитию местничества, проявлению национального чванства. Усилилась тенденция к разделению народов, следовательно, образовалась питательная среда для протекционизма, коррупции, круговой поруки, что привело к созданию национальной «партийной буржуазии» — новых советских «ханов» и «баев» из числа номенклатуры.

Необдуманные эксперименты в области уголовного права и уголовной политики (назначение за совершение преступлений сроков в один месяц, одну неделю, а то и день) породили невиданного размаха общеуголовную преступность. Уголовные преступления стали смыкаться с политическими.

Разгул нэпа и ослабление государственного, политического и финансового контроля за положением в стране привели к появлению и разрастанию преступных группировок, активно действующих в отраслях промышленности на всех уровнях. Индустриализация страны, привлечение рабочих и специалистов из-за рубежа предоставили иностранным разведкам уникальную возможность для сбора стратегической информации и вербовки граждан1.

Все эти процессы носили дестабилизирующий характер, расшатывая устои социалистического государства. Чтобы сохранить и укрепить позиции социализма, новому тоталитарному режиму необходима была система изоляции инакомыслящих. Так появились массовые репрессии и ГУЛАГ.

Необходимо помнить еще об одном моменте. Высшее руководство государства было искренне убеждено в том, что революция продолжается в новых международных условиях. А раз так, то необходимо классовых врагов и непримиримых противников уничтожать. Второй человек в государстве, В. М. Молотов, до конца своих дней (а прожил он 96 лет) был убежден в правильности проводимой политики. Он не раз говорил: «Я оправдываю репрессии, хоть там и были крупные ошибки. Да, я и теперь считаю, что в основном в 1937 году и второй половине 30-х годов ЦК действовал правильно. Мы все время жили с оппозиционерами, с оппозиционными группами. После 2 воины — нет никаких оппозиционных групп.» .

Безусловно, сталинским репрессиям, в какой бы связи они не проводились, нет оправдания. Но и излагать всю историю пенитенциарных органов советской России только черными красками несправедливо. Такие идеологические передержки не способствуют установлению подлинной истории органов, исполняющих наказание. Пенитенциарная система страны являлась

1 Органы и войска МВД России (краткий исторический очерк). С. 351.

Сто сорок бесед с Молотовым (из дневника Ф. Чуева). М., 1991. С. 394-395.

частью государственного механизма и действовать раздельно от него просто не могла.

Мрачные годы культа личности И. Сталина в значительной мере задержали развитие пенитенциарной науки в стране. Примерно с середины 30-х гг. и до 1956 г. изучение проблем исполнения наказания в виде лишения свободы, а также все, что связано с подготовкой пенитенциарных кадров, велось строго в системе НКВД—МВД и было засекречено для посторонних. Со второй половины 30-х гг. держалась в секрете вся статистика по исправительно-трудовым учреждениям; на научных работах, посвященных изучению этих проблем, тоже был поставлен соответствующий гриф; прекратились подготовка кадров, преподавание исправительно-трудового права в гражданских юридических вузах страны, а соответствующие кафедры были упразднены.

И лишь после длительного перерыва (1936—1956 гг.) на основе решений XX съезда КПСС, развенчавшего культ личности И. Сталина, пенитенциарная наука получила новый импульс развития. В мае 1957 г. в Москве была проведена официальная научная конференция по проблемам исправительно-трудового права. Подобные конференции состоялись затем в Саратове, Ленинграде, Томске и других городах.

Период застоя, стагнации закончился, хотя доступ к информации, касающейся пенитенциарной системы, был по-прежнему строго ограничен.

Новый этап в развитии научных исследований в области пенитенциарной системы России определился со второй половины 50-х гг. Важным стимулом к разработке проблем исполнения наказаний стали решения XX съезда КПСС, направленные на развитие демократии и социалистической законности. Большую роль в развитии науки исправительно-трудового права сыграла одноименная кафедра ВШ МВД СССР, которой много лет руководил профессор Н. А. Стручков. Примерно в это время после длительного перерыва началось преподавание курса исправительно-трудового права в высших учебных заведениях.

Вопросы пенитенциарного права, пенитенциарной системы России — предмет научных изысканий таких крупных ученых, как Н. Ф. Аблизин, Г. А, Аванесов, В. П. Артамонов, Л. В. Багрий-Шах-матов, Н. А. Беляев, С. И. Дементьев, В. А. Елеонский, М. А. Ефимов, А. Г. Крахмальник, В. М. Курицин, А. Е. Наташев, И. С. Ной, А. Л. Ременсон, И. А. Сперанский, Ю. М. Ткаченко, Г. А. Туманов, Ю. М. Ткачевский, О. Ф. Шишков, И. В. Шмаров, А. М. Яковлев и др.1 За последние тридцать лет изданы десятки учебников, монографий, учебных пособий, курсов лекций по исправительно-трудовой системе советского государства (А. А. Беляев, С. И. Дементьев, А. И. Марцев, А. С. Михлин, И. М. Рагимов, А. Е. Наташев, Н. А. Стручков, Ф. В. Сундуров, В. А. Уткин, А. С. Кузьмина, А. А. Ря9 бинин, 3. А. Астемиров, М. Г. Детков) .

Вопросами развития исправительно-трудовых учреждений в связи с историей органов внутренних дел страны занимаются такие ученые, как Р. С. Мулукаев, В. Ф. Некрасов, А. В. Борисов, А. Е. Скрипилев, А. Я. Малыгин. Примером тому служит вышедшая в 1996 г. коллективная монография «Органы и войска МВД России (краткий исторический очерк)».

1 Багрий-Шахматов Л. В. Участие общественности в деятельности советских исправительно-трудовых учреждений. Вильнюс, 1963; Беляев И. А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. Л., 1963; Елеонский В. А. Наблюдательные комиссии. М., 1966; Крахмальник Л. Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. Саратов, 1963; Ной И. С. Теоретические вопросы лишения свободы. Саратов, 1966; Наташев А. Е., Стручков Н. А. Основы теории исправительно-трудового права. М., 1967; Беляев Н. А., Прохоров В. С. Советское исправительно-трудовое право. Л., 1989.

О .

Беляев Н. А. Правовое положение осужденных к лишению свободы. Горький, 1976; Марцев А. И. Вопросы правового регулирования деятельности исправительно-трудовых учреждений. Омск, 1972; Сундуров Ф. Р Социально-психологические и правовые аспекты исправления и перевоспитания правонарушителей. Казань, 1976; Уткин В. А. Наказание и исправительно-трудовое воздействие. Томск, 1985; Кузьмина А. С. Становление исправительно-трудовых учреждений в Сибири (1917 —1924 гг.). Омск, 1980; РябининА.А. Основы исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права Российской Федерации. М., 1995; Астемиров 3. А. История советского исправительно-трудового права. Рязань, 1975; Детков М. Г. Указ. соч.

Главным научным центром, где проводятся исследования по проблемам исполнения уголовного наказания, является ВНИИ МВД РФ, в составе которого длительное время функционирует лаборатория по проблемам исполнения наказания и исправления осужденных. Большая работа ведется в Академии МВД Российской Федерации на кафедре управления органами, исполняющими наказания. Научная продукция, выпускаемая указанной кафедрой, всегда вызывала большой интерес не только у специалистов, но и у широкого круга читателей. Одно из ведущих мест в исследованиях проблем исполнения уголовного наказания занимает Рязанская высшая школа МВД, работы которой внесли вклад в историю всей пенитенциарной системы. Начинает развертываться научно-исследовательская работа в Уфимской высшей школе МВД, Екатеринбургской высшей школе МВД, в Челябинском юридическом институте МВД РФ и других учебных заведениях. Из числа гражданских вузов ведущее место по разработке проблем уголовно-исполнительного права принадлежит юридическому факультету Томского государственного университета, авторским коллективом которого в 1992 г. был разработан альтернативный проект Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Кафедрой уголовного права юридического факультета С.-Петербургского государственного университета подготовлено два издания учебника по исправительно-трудовому праву1. Ведутся соответствующие работы и в других гражданских юридических вузах и факультетах России. Однако неоспоримое первенство и координация исследований в области уголовно-исполнительного права принадлежат ВНИИ МВД Российской Федерации.

Вопросы истории становления и развития пенитенциарной системы России в первые годы советской власти именно здесь

1 Уголовно-исполнительное право: Учеб. / Под ред. И. В. Шмарова. М., 1996. С. 26-27. изучались и прорабатывались более глубоко и детально1. Крупным научным вкладом в разработку данной тематики стала докторская диссертация С. И. Кузьмина, где дан глубокий анализ развития российской пенитенциарной системы в период с 1917 по 1985 г. Вопросы руководства лагерями ОГПУ рассматриваются и в докторской диссертации Л. П. Рассказова. Большая исследовао тельская работа ведется в Академии МВД РФ .

Новым шагом по пути изучения уголовно-исполнительного права России явилось издание в 1996 г. учебника под общей редакцией профессора И. В. Шмарова.

Трансформация системы экономических отношений повлекла за собой изменения в социальной жизни, в системе государст

1 Курицын В. Участие общественности в осуществлении исправительно-трудовой политики (1917-1933 гг.) // Труды ВШ МВД СССР. М., 1957. №2; Пиндюрина. Н. Соблюдение революционной законности в ИТУ (октябрь 1917—1920 гг.) // Там же; ГербеевЮ.В. Из истории исправительных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей в СССР (1917—1935 гг.) // Труды ВНИИ МВД СССР. М., 1971. №18; Арефьев Н. А. Из истории становления новой системы ИТУ в нашей стране // Труды ВНИИ МВД СССР. М., 1977. №44; Дорошенко И. А. Первые исправительно-трудовые учреждения. Страницы истории // Бюл. ВНИИ МВД СССР. 1979. №7; Портнов В. П. Законодательство об ИТУ РСФСР в первые годы советской власти (1917-1920 гг.) // Сб. науч. тр. ВНИИ МВД СССР. М., 1979. №51.

2 Кузьмин С. И. Указ. соч.; Рассказов Л. П. ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД в механизме формирования и функционирования политической системы советского общества (1917—1941 гг.): автореф. дис. . д-ра юрид. наук. СПб., 1994; Гиляров Е. М. Становление и развитие исправительно-трудовых учреждений РСФСР в первые годы Советской власти (1917—1925 гг.): автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1986; Белых A.M. Развитие организационных форм участия общественности в деятельности исправительно-трудовых учреждений (1917—1933 гг.): автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1989; Печников А. П. Становление организационно-правовых форм исправления и перевоспитания осужденных в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (октябрь 1917 — 1925 гг.): автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1991; Асаналиев Т. Становление и развитие организационно-правовых основ трудового перевоспитания осужденных в СССР (1917—1969 гг.): автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1993; Ахмадеев P. X. Становление режима в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (1917—1930 гг.): автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1993; Исаков В. М. Правовое регулирование режима отбывания наказания в исправительно-трудовых лагерях в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы (1941 — 1956 гг.): автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1997. венной власти и управления. С 1991г. в Исправительно-трудовой кодекс вносится ряд изменений; в соответствии со ст. 71 Конституции РФ отрасль законодательства, регулирующая исполнение уголовного наказания, получила наименование «уголовно-исполнительное право». С перестройкой законодательства осуществляется реформа пенитенциарной системы страны. Российские нормы права данной отрасли приводятся в соответствие с международными актами и пактами ООН. Все эти изменения, а также некоторые новации нашли отражения в новом учебнике1.

Наиболее интенсивно исследования в области истории пенитенциарной системы советского государства развернулись в 60—80-х гг., когда громко зазвучали имена российских ученых В. В. Дедюхи-на, В. 3. Пансенко, В. Г. Смольякова, А. В. Михайличенко и др.

В последнее время интенсивно пополняется информационно-нормативная база по проблемам становления и развития системы исполнения наказаний. В 1996 г. издательство «Спарк» выпустило сборник нормативных актов и документов «Содержание под стражей» (составители В. Н. Андреев, Т. Н. Москалько-ва). С учетом того, что в 1995—1996 гг. полностью обновилась нормативно-правовая основа порядка и условий содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, указанный сборник служит хорошим подспорьем для работников пенитенциарной системы, а также для студентов и слушателей юридических учебных заведений.

Крупным вкладом в развитие отечественной пенитенциарной науки стал учебник по уголовно-исполнительному праву под редакцией заслуженного деятеля науки РФ профессора А. И. Зуб-кова . В учебнике не только раскрываются фундаментальные положения теории уголовно-исполнительного права, но и впервые на основе анализа архивных источников дается достаточно пол

1 Уголовно-исполнительное право: Учеб. / Под ред. проф. И. В. Шмарова. М., 1996.

2 Уголовно-исполнительное право России: Учеб. для вузов. М., ИНФРА-М-НОРМА, 1997. ная картина пенитенциарной системы России в различные исторические периоды.

Вопросами истории пенитенциарной системы России занимались и занимаются крупные ученые-историки за рубежом: Р. Конквест, Д. Даллин, Б. Никольский, С. Виткрофт, А. Бергсон, П. Джувиллер и др.1

В 1949 г. в Париже вышло исследование Д. Даллина и Б. Никольского «Исправительные работы в Советской России», в котором впервые на Западе была предпринята попытка провести подсчет заключенных в лагерях ГУЛАГа в конце 30-х гг. К сожалению, из-за закрытости статистики она положительным результатом не увенчалась.

Из числа зарубежных эмигрантских источников большой интерес представляет монография Б. Яковлева «Концентрационные лагеря в СССР» (Лондон-Онтарио. Канада, 1983). Основываясь на большом фактическом материале, автор дает скрупулезный анализ особенностей режима, быта и устройства заключенных более чем 150 лагерей на территории страны в 40—50-е гг.

В целом необходимо отметить, что литература, изданная пред9 ставителями русской эмиграции на Западе, достаточна обширна .

1 Conguest R. Kolyma. The Arctic Death Camps. Macmillan. L., 1978; Dallin D.J. The New Soviet Empire. New Haven, 1951; Conguest R. Insine stalin's secret police NKVD Polities 1936—1939; Macmillan L., 1985; Dallin D., Никольский Б. Принудительный труд в СССР. Лондон, 1948; Джувиллер П. Революционная законность в СССР. Н.-Й., 1976. г%

См.: Андреев Г. Артемий самоцвет // Посев. 1949. №1—2; БередихинА. Цена одной дороги // Голос народа. Мюнхен. 1951. №38—42; Варанцов Л. Побег // Воля. Мюнхен. 1952. №6; ГерляндБ. Записки из женского режимного лагеря // Соц. вестник. 1954. №6—7; Данилов С. Люди концлагерей // Голос народа. 1951. №28 (32); ЛесянскийС. Рабский труд в СССР // Посев. 1949. № 19(154); Ершов М. Концлагеря нового типа // На рубеже.

1951. №1; Иванов-Разумник Р. В. Тюрьмы и ссылки. Н.-Й., 1953; Марголин Ю.И. Путешествие в страну Зе-Ка. Н.-Й., 1952; Миронов И. И люди и режим // Соц. вестник. 1951. № 12 (649); Он же. Побеги из Воркуты // На рубеже.

1952. №3—4; Юрасов С. Истребление газом восставших в концлагере // Там же. №5; Ширяев Б. Первая кровь и Соловки в 1923 г. // Неугасимая лампада. 1953; Число заключенных в концлагерях СССР по годам: 1922, 1927, 1930, 1932, 1936 и 1945 // Посев. 1950. № 4 (232) и др.

Она включает в себя как серьезные монографические исследования, выполненные в академическом стиле, так и небольшие статьи и воспоминания бывших узников сталинских концлагерей. Оценка этих воспоминаний неоднозначна, поскольку в условиях противостояния антагонистических систем все они определенно несли идеологическую нагрузку. Тем не менее как источники новой информации эти мемуары и воспоминания могут представить интерес для исследователей пенитенциарной системы России.

В последнее время исследованием проблем истории исправительно-трудовых учреждений в СССР занялись и гражданские историки. Много и плодотворно над проблемами ГУЛАГа в Республике Коми работает профессор Сыктывкарского университета Н. А. Морозов, на протяжении многих лет вопросами захоронений иностранных военнопленных — бывших узников специальных лагерей занимается профессор Уральского государственного университета В. П. Мот-ревич. В 1996 г. в УрГУ В. М.Кирилловым была защищена диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук, посвященная истории исправительно-трудовых учреждений на территории Свердловской области в 20—50-е гг. Большой вклад в изучение пенитенциарной системы советской России внес московский историк, кандидат исторических наук В. Н. Земсков, впервые опубликовавший ранее не доступную для исследователей статистику ГУЛАГа МВД СССР, хранившуюся в спецфондах Государственного архива Российской Федерации. Несмотря на то, что показатели, опубликованные В. Н. Земсковым, иногда расходятся с данными региональных архивов страны, значение работы, способствовавшей введению в научный оборот ценнейшего комплекса источников, чрезвычайно велико1.

ГУЛАГ как этап истории развития исправительно-трудовой системы советского государства — явление многоплановое. Проблемой ГУЛАГа занимались не только юристы-пенитенциаристы, историки, но и журналисты, филологи, представители других наук.

В литературном плане наиболее значимым произведением о деятельности мест лишения свободы в бывшем СССР является опыт художественного исследования А. И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» в 3 томах. Основанное на эпистолярном наследии бывших заключенных сталинских лагерей и пропущенное через призму собственных личных переживаний и раздумий произведение дает авторское понимание системы мест лишения

1 См.: Морозов Н. А. Интернационал «ГУЛАГа в Коми крае» // Родники Пармы. Сыктывкар, 1996; Он же. Воспоминания иностранцев — узников ГУЛАГа как источник по истории Коми АССР (1936—1956 гг.) // Проблемы истории репрессивной политики на европейском Севере России (1917—1956 гг.) Сыктывкар, 1993; Мотревич В. Л. Погибли на Урале (судьба депортированных в 1930—1931 гг. в Свердловскую область деятелей Эстонской республики) // Архивы Урала. Екатеринбург, 1996. № 1; Он же. Иностранные воинские захоронения на Урале // Великий подвиг народа. Исторические чтения. Екатеринбург, 1995; Он же. Иностранные граждане на Урале в годы Великой Отечественной войны // Урал в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг. Екатеринбург, 1995; Кириллов В. М. История репрессий на Урале (1920-е — начало 50-х гг.). (На материалах Нижне-Тагильского региона): Автореф.дис. . д-ра ист. наук. Н.-Тагил, 1996; Земское В. Н. К вопросу о репатриации советских граждан: 1944—1951 годы // История СССР. 1990. №4. С. 26—41; Он же. Массовое освобождение спецпереселенцев и ссыльных (1954—1960 гг.) // Социологические исследования. 1991. №1. С. 5—26; Он же. Об учете спецконтингента НКВД во всесоюзных переписях населения 1937 и 1939 гг. // СИ. 1991. № 2. С. 79—81; Он же. Заключенные, спецпереселенцы, ссыльнопоселенцы и высланные: Статистико-географический аспект // История СССР. 1991. №5. С. 151 — 155; Он же. ГУЛАГ: Историко-социологический аспект // СИ. 1991. №6. С. 10—27; 1991. №7. С. 3—17; Он же. «Кулацкая ссылка» в 30-е годы // Там же. 1991. №10. С. 3—21; Он же. Спецпоселенцы // Там же. 1990. №11. С. 5—27; Он же. ГУЛАГ, где ковалась победа // Родина. 1991. №6—7. С. 69—70; Он же. «Кулацкая ссылка» накануне и в годы Великой Отечественной войны // СИ. 1992. № 2. С. 3—26; Он же. Репатриация советских граждан и их судьба // Там же. 1995. № 5,6. свободы и показывает бесчеловечность применяемых методов. Много интересного фактического материала о деятельности ИТУ в разные годы содержат публикации В. Шаламова, Л. Разгона, Б. Дьякова и ряда других авторов.

Однако несмотря на талантливое описание системы исправительно-трудовых учреждений, эти произведения содержат много субъективного, личного, что, естественно, сужает сферу исследуемого объекта.

Общим недостатком большинства работ является и весьма поверхностное освещение практики ИТУ, особенно с середины 30-х гг. по 1956 г. И в этом не вина, а беда исследователей. Крайне сложный доступ к материалам специальных архивов, запрет на публикации в открытой печати не давали возможности серьезно и вплотную заняться разработкой этой проблемы. Хотя за последние десять лет в периодической печати появилось значительное количество публикаций, освещающих деятельность мест лишения свободы в 30—50-е гг., во многих из них, как справедливо отмечает профессор С. И. Кузьмин, «наряду с объективным освещением действительности присутствует ярко выл раженный субъективный подход» .

К сожалению, многие научные исследования носят лишь региональный характер, либо ограничены узкими хронологическими рамками, что не позволяет составить полную картину деятельности пенитенциарной системы.

Настоящая работа, как надеется автор, поможет составить действительно правдивое представление о деятельности мест лишения свободы с 1917 г. по 1960-е гг. В основе диссертации лежат бывшие секретные приказы по линии ВЧК — ОГПУ — НКВД — МВД — МГБ. Сотни важных документов, используемых в работе, вводятся в научный оборот впервые, тем самым создается новая база источников для исследователей истории

1 Кузьмин С. И. Указ. соч. С. 5. исправительно-трудовых учреждений России. Впервые в открытой печати представлены материалы по оперативно-агентурной работе в лагерях и тюрьмах страны, дается анализ ее проблем. Исследуется малоизученный вопрос о содержании иностранцев в особых лагерях МВД СССР.

Автор опирается также на обширный материал научных исследований, выполненных как российскими, так и крупными зарубежными специалистами, использует и периодическую печать русской эмиграции.

Проблема ГУЛАГа огромна и многопланова, и автор отдает себе отчет, что одной, даже самой крупной работой всех проблем, аспектов и направлений не охватить. Эта задача под силу только коллективу ученых, включающему в себя представителей всех направлений науки. Труд это длительный и кропотливый, но только он приведет к подлинно объективной оценке всего происходившего в ГУЛАГе и исключит конъюнктурный подход в формировании мировоззренческих позиций.

3. Периодизация темы исследования. Изучение развития общества, в том числе его государственных форм и организаций, правовых систем, должно осуществляться на основе принципа историзма. А одно из обязательных условий реализации последнего — научно обоснованная периодизация явлений общественной жизни. Следовательно, залогом успешной историко-юридической работы по исследованию пенитенциарной системы советской России служит правильное, научно обоснованное установление этапов ее развития.

Обратившись к изучению литературы по пенитенциарной системе советской России, можно сделать вывод, что основные этапы становления и развития исправительно-трудового права и системы исполнения наказания определялись политикой, проводимой коммунистической партией. Так, В. П. Артамонов писал, что «конкретно-исторический анализ исправительно-трудового права нужно проводить в пределах двух главных этапов развития советского государства, которые соответствуют переходу от капитализма к социализму и переходу от социализма к первой л стадии коммунистического общества.» . В рамках этих двух главных периодов можно выделить ряд частных этапов.

Исправительно-трудовое право в первый период развития советского государства:

1 этап. Возникновение и становление исправительно-трудового права

1917-1924 гг.).

2 этап. Исправительно-трудовое право в период действия ИТК союзных республик (1925—1934 гг.).

Исправительно-трудовое право во второй период развития советского государства:

3 этап. Исправительно-трудовое право в период развития системы исправительно-трудовых лагерей (1935—1953 гг.).

4 этап. Восстановление исправительно-трудового права на основе мер по укреплению социалистической законности в деятельности ИТУ (1954-1960-е гг.).

5 этап. Исправительно-трудовое право в период подготовки кодификации исправительно-трудового законодательства и принятия действенных мер по улучшению ИТУ (1961 —1969 гг).

6 этап. Кодификация и дальнейшее совершенствование исправительно-трудового законодательства после 1969 г.

Понятие «пенитенциарная система» включает в себя законодательную, нормативную базу, правоприменительную практику и доктринальное, научное толкование. И хотя наука исправительно-трудового права, о которой идет речь в данной работе, входит

1 Артамонов В. П. Наука советского исправительно-трудового права: Учеб. пособие. М., 1974. С. 64. в пенитенциарную систему в качестве ее части, основные этапы их развития, как правило, совпадают.

В своей докторской диссертации С. И. Кузьмин предлагает следующую периодизацию системы ИТУ страны.

1. Функционирование системы ИТУ в период с октября 1917 г. до конца 20-х гг.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», 12.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», Смыкалин, Александр Сергеевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прошли годы. Жизнь вносит все новые поправки в оценку многих явлений экономической и социально-политической действительности. Изменения затронули и пенитенциарную систему советского государства, а после распада СССР — и систему исполнения наказаний Российской Федерации.

Советская пенитенциарная система появилась не на голом месте. Сначала был опыт «тюрьмоведения» (как теоретический, так и практический) дореволюционной России. Система исполнения уголовных наказаний складывалась как специфический элемент правоохранительной деятельности государства, и ее трансформации отразили все его исторические этапы развития. Превращение пенитенциарной политики в политику исправительно-трудовую основывалось на идеях об исправлении осужденных, которые были заложены еще при Временном правительстве профессором А. А. Жижиленко. Возникшая в 20-е гг. идея использования так называемой прогрессивной системы базировалась уже на мировом (зарубежном) опыте.

1918—1920 гг.—время, когда происходит сращивание аппарата РВП(б) с государственными, советскими органами. Коммунистическая партия превращается в государственную структуру, которая использует все звенья управления для решения политических задач. В этих условиях пенитенциарная система советской России становится органическим придатком коммунистической партии. Без репрессивного аппарата НКВД и органов исполненяя наказания (система ГУЛАГа) партия не смогла бы выполнить свою политическую задачу по установлению диктатуры пролетариата и авторитарного режима управления. Все решения, даже незначительные, касающиеся реорганизации системы исправительно-трудовых учреждений, в первую очередь рассматривались на самом высоком уровне — в ЦК КПСС. Более того, хотя система ГУЛАГа давно отмерла, многие партийные решения по ней сохраняют гриф секретности до сих пор.

Пытаясь закамуфлировать свои истинные цели, коммунистическая партия с самого начала существования советской России стала проводить государственную политику «с двойным дном». С одной стороны, официально объявлялось о том, что окончание гражданской войны и переход к мирному строительству позволяют отказаться от методов внесудебной расправы, разрешать все вопросы в судебном порядке и в силу этого судить деятельность карательных органов государственной безопасности. С другой — секретными приказами и инструкциями государство наделяло органы защиты диктатуры пролетариата чрезвычайными полномочиями. В 20-е гг. в деле организации и исполнения наказания значительную роль сыграла деятельность ЦКК-НК РКИ. На основании ряда обследований, проведенных этими органами, родилось постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения», где четко была проведена грань между преступниками, принадлежащими к различным классам. Отныне все они делились на «социально чуждых» и «социально близких». Субъекты преступлений больше не были равны между собой.

Естественно, что это сразу же нашло отражение и в пенитенциарной системе советского государства.

Молодая советская республика остро нуждалась в рабочих руках. В решении проблем восстановления народного хозяйства, индустриализации вполне можно было использовать принудительный труд заключенных. Ф. Э. Дзержинский отмечал, что необходимо будет заняться действительно организацией принудительного труда (каторжных работ) — лагерей с колонизацией населенных мест и с железной дисциплиной. Мест и пространства у нас достаточно.»1. Однако внутренние условия развития страны не позволили сразу же в полной мере реализовать эти идеи, уже заключенные в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1924 г.

То, что полностью не удалось реализовать в 20-е гг., было воплощено в жизнь в 30-е гг. Уже государственным планом на 1937 г. предусматривалось освоение НКВД 6% средств, направленных на капитальное строительство, а в 1940 г. наркоматом было выполнено около 13% объема капитальных работ по народному хозяйству. По плану 1941 г. этот показатель увеличивался до 14% .

Как и Министерство внутренних дел Российской империи, НКВД по существу превращалось в крупнейшее строительное ведомство: лесозаготовительное, железнодорожное, автодорожное, угледобывающее, золотодобывающее. В 30-е гг. стали создаваться секретные научно-исследовательские центры, в которых под бдительным оком НКВД работали многие талантливые ученые, сделавшие ряд крупных открытий мирового значения.

Ранее высказанные идеи Л. Д. Троцкого о создании трудовой армии нашли реальное воплощение при строительстве крупных народнохозяйственных объектов в конце 30-х гг. Заключенные ГУЛАГа носили одежду армейского образца, официально в печати назывались «путеармейцами» и «каналармейцами». «Литературный чекист» — поэт А. И. Безыменский — в августе 1933 г. по поводу завершения строительства Беломоро-Балтийского канала писал в стихотворении «Донесение»:

1 Цит. по: Кузьмин С. Лагерники (ГУЛАГ без ретуши) // Молодая гвардия. 1993. № 3. С. 154.

2 Рассказов Л. П. ВЧК ГПУ—ОГПУ—НКВД в механизме формирования и функционирования политической системы советского общества (1917—1941 гг.): Автореф. дис. . д-ра ист. наук. СПб., 1994. С. 25.

Я сообщаю героической Че-Ка, Что грандиозность Беломорского канала И мысль вождя, что жизнь ему дала, Войдут невиданной поэмою в века.1.

Правда, вместо поэмы получился реквием по десяткам тысяч заключенных, погибших при строительстве грандиозных объектов сталинской эпохи.

С момента принятия первого ИТК РСФСР 1924 г. и до начала 40-х гг. в пенитенциарной системе страны произошел ряд изменений принципиального характера, которые были порождены не столько задачами ее совершенствования, сколько серьезными экономическими и социальными переменами в общественно-политической жизни страны. К середине 30-х гг. та часть нетрудовых «социально чуждых» элементов, которые еще не были расстреляны или не успели эмигрировать, стали широко использоваться как рабочая сила в специальных лагерях ОГПУ. Немного позже в этот поток влилась и «внутренняя контрреволюция» («вредители», «диверсанты», «шпионы»). Резкий рост наполняемости мест лишения свободы был отражением массовых политических репрессий государства против собственного населения. И теперь стабильность его тоталитарного режима уже напрямую зависела от слаженной работы административно-командной системы управления.

В этих условиях становилось «неудобно» перед мировым сообществом проводить легальную политику «перевоспитания и переубеждения» преступников. Новый Исправительно-трудовой кодекс, принятый в 1933 г., не отвечал истинным потребностям времени. Он был рассчитан на содержащихся в общих местах лишения свободы осужденных сроком до трех лет, находившихся в ведении Народного комиссариата юстиции. Чтобы справиться с растущим потоком заключенных, нужна была строгая военная организация, каковой являлось ОГПУ. В хорошо отлаженной

1 Служба безопасности. 1993. №5 6. С. 4. системе исправительно-трудовых лагерей ОГПУ легче было сохранить секретность проведения различных акций с заключенными. Кроме того, лагеря ОГПУ уже накопили достаточный исторический опыт работы с политическими заключенными.

Жестокая и хитроумная политика И. В. Сталина достигла своей цели. Удалось убить двух зайцев: ликвидировать политическую оппозицию и решить крупные экономические задачи. Укрепление авторитарного режима Сталина шло параллельно с централизацией карательной системы государства. В 1936 г. система ИТУ пополнилась новым видом мест лишения свободы — тюрьмой. В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 8 августа 1936 г. к отбытию наказания в тюрьме приговаривали областные и высшие судебные инстанции осужденных за наиболее общественно опасные преступления. Постановление также предоставило органам НКВД право переводить в тюрьму лиц, систематически нарушающих режим ИТЛ и ИТК и совершающих побеги1.

Предвоенный период характеризуется максимальной централизацией системы управления исправительно-трудовых учреждений. Роль общественности постепенно сводится к нулю. Сворачивается работа распределительных и наблюдательных комиссий. Вся система пенитенциарных учреждений страны выходит из-под контроля Советов. Все формы отчетности проходят теперь только по вертикальной ведомственной линии.

Серьезным испытанием для пенитенциарной системы страны стала Великая Отечественная война. Идеи сочетания методов убеждения и принуждения, заложенные в самой коммунистической идеологии, пустили свои корни и в ИТЛ. Расчет германских стратегов на создание в СССР «пятой колонны» из числа заключенных не оправдался. Более того, многие подразделения, сформированные из бывших заключенных, показали образцы

1 СЗ СССР. Щ 936. №44. Ст. 370; СУ РСФСР. 1936. №20. Ст. 131. мужества и героизма. Немало заключенных было удостоено высоких правительственных наград, изменнические настроения среди них носили лишь эпизодический характер.

С темой войны непосредственно связан вопрос военнопленных. В нашей историко-юридической науке эта тема долго оставалось «белым пятном». Вся информация, а тем более статистика по военнопленным иностранных армий, отбывающим наказание на территории страны, длительное время была строго засекречена. По мнению автора, правовой статус военнопленных до сих пор четко не определен. Далеко не все они были осуждены по указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. и признаны военными преступниками. Некоторые военнопленные (не только немецкие) продолжали незаконно удерживаться на территории СССР и после отбытия наказания. Весьма противоречивы цифровые данные о количестве военнопленных, находившихся на территории страны. Вместе с тем нельзя не отметить, что целенаправленная разъяснительная работа антифашистского характера, проводимая в лагерях для военнопленных, изменила взгляды многих на национал-социализм и фашизм.

В послевоенные годы места лишения свободы вновь значительно пополнились осужденными за особо тяжкие преступления на длительные сроки. Это было связано с активным применением ряда законодательных актов, предусматривавших суровую ответственность за хищение государственного и общественного имущества, личной собственности граждан, а также усиление ответственности за изнасилование. Максимальный срок наказания за эти преступления был увеличен до 25 лет.

Начало 50-х гг.—период некоторой либерализации в развитии пенитенциарной системы страны. В марте 1953 г. была проведена грандиозная по своим масштабам и не оправданная по целям амнистия. На свободу вышли тысячи уголовников-рецидивистов, что вновь криминализировало обстановку в обществе. Оценка этого этапа в истории пенитенциарной системы достаточна сложна и прежде всего из-за отсутствия полноценного доступа к информации. До сих пор нигде не опубликовано Положение об исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД 1954 г., а также ряд более поздних документов, родившихся в недрах ЦК КПСС.

Вместе с тем можно отметить, что конец 50-х гг.— это время ряда демократических преобразований в обществе, которые нашли отражение и в деятельности пенитенциарной системы государства, а именно: восстанавливается двойное подчинение органов внутренних дел МВД Советам депутатов трудящихся; проводятся в жизнь принципы отбывания наказания по месту совершения преступления или проживания осужденного до ареста; на исполкомы местных Советов возлагается ответственность за трудоустройство освобожденных из мест заключения; восстанавливается участие общественности в деятельности ИТУ по исправлению и перевоспитанию осужденных и осуществлению контроля за ними1.

Во второй половине 50-х гг. начался отход и от жестких форм диктатуры власти. Именно в этот период исправительно-трудовые лагеря были заменены на исправительно-трудовые колонии. А это в свою очередь стало основой для некоторых демократических преобразований в пенитенциарной политике нашего государства.

Таким образом, в тот сложный период пенитенциарная система советской России практически жила свой самостоятельной жизнью, подчиняясь общим законам государства. Эта жизнь регулировалась массой секретных и совершенно секретных приказов, инструкций и циркуляров. Принцип социалистической законности здесь был заменен принципом государственной целесообразности. Любое решение партии могло быть сразу же

1 РябининА.А. Основы исправительно-трудового (уголовно-исправительного права) Российской Федерации. М., 1995. С. 30. реализовано в жизнь, поскольку пенитенциарная система являлась органическим придатком механизма государственного управления.

Исследование подлинной жизни ГУЛАГа на основе ранее недоступных архивных источников убеждает, что подводная часть «айсберга ГУГАГа» очень велика. Основной массив документов до сих пор еще недоступен исследователям. И не зря хронологические рамки исследований по проблемам исправительно-трудовых учреждений, как правило, обрываются 40—50-ми гг. Государство зорко следит за сохранностью своих тайн, раскрывая их продуманно и весьма дозированно. Мы находимся пока в самом начале пути. Большая исследовательская работа по данной теме впереди. И она под силу только крупному научному коллективу, который способен провести ее многосторонне, объективно и многопланово.

Тем не менее не будет ошибкой сказать, что за предшествующие десятилетия исправительно-трудовые учреждения страны накопили большой опыт, и изображать их историю исключительно «черной краской» нельзя, ибо это грозит реальной опасностью совершения новых ошибок. При этом опыт прошлого должен учитываться с позиций современных политических реалий. Так, демократические преобразования в обществе ликвидировали принудительный труд. Поэтому в ст. 22 Исправительно-трудового кодекса РСФСР формулы «исправительно-трудовой», «исправительно-трудовое» заменены словами «исправительный», «исправительно» . По-новому определены учреждения и органы, исполняющие приговоры судов к исправительным работам, ограничению свободы, лишению свободы. Это исправительные центры, исправительные колонии, тюрьмы, колонии-поселения, воспитательные колонии, уголовно-исправительные инспекции.

1 О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс-РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации: Федеральный закон // Рос. газ. 1996. 25 дек.

В Исправительно-трудовой кодекс внесено и много других существенных изменений. Но время требует издания нового Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, отражающего современную пенитенциарную политику страны. Думается, что анализ материалов по истории исправительно-трудовых учреждений России поможет этому делу.

В настоящее время уголовно-исправительная система России переживает острый кризис. Достаточно сказать, что из действующих на ее территории 174 следственных изоляторов более 60% размещено в зданиях постройки XVII—XVIII вв. Знаменитая московская «Бутырка», например, функционирует более 200 лет, дореволюционную историю имеет следственный изолятор в г. Екатеринбурге, а следственный изолятор г. Камышлова (Свердловская область) вообще построен еще в конце XVII в., т. е. является ровесником походов Степана Разина. Большинство СИЗО России переоборудовано из бывших острогов, монастырей, солдатских казарм, за давностью лет давно пришедших в негодность.

По мнению экспертных комиссий, 26 СИЗО полностью непригодны к эксплуатации. Особая проблема — переполненность камер. Число содержащихся в ней нередко в 3—4 раза превышает санитарные нормы. На каждого арестованного в таких камерах приходится 0,5 кв м жилой площади. В результате арестованные не имеют своих спальных мест и вынуждены спать по очереди. На этой почве нередко возникают конфликты, которые еще более криминализируют и без того непростую обстановку.

Переполненность пенитенциарных учреждений — это угроза вспышки различных эпидемий. Поступают многочисленные жалобы от заключенных на плохое медицинское обслуживание, невнимательность медицинского персонала, отсутствие необходимых лекарств.

Другой важной проблемой является питание заключенных. Качество пищи находится на весьма низком уровне. Из-за отсутствия финансовых средств возникают перебои даже с хлебом. Приходится снижать нормы питания или заменять одни продукты другими, далеко не равнозначными. Это также дестабилизирует обстановку в следственных изоляторах, колониях и тюрьмах.

Труд заключенных организован плохо и далеко не во всех пенитенциарных учреждениях. Отбывшие срок заключенные в условиях всеобщей безработицы не могут устроиться на работу, получить жилье. В результате каждый третий (а по ряду регионов и каждый второй) из них вновь совершает преступления.

Кризис системы обусловлен и рядом субъективных причин. Неисполнительность сотрудников растет, многие из них не в состоянии отказаться от стереотипов и догм ГУЛАГа. Отсутствуют постоянные и надежные источники кадрового пополнения, нет необходимых условий для повышения квалификации сотрудников1.

Система ИТУ становится убыточной. Расходы на ее содержание на сотни миллионов рублей превысили доходы от трудового использования контингента. Дефицит ассигнований в 1994 г. составил более 80 млрд руб., из них задолженность по зарплате— 12 млрд руб., за продукты питания и энергетическое о обеспечение — 54,1 млрд руб.

Для выхода из создавшегося кризиса нужна радикальная перестройка всей уголовно-исполнительной политики и правоприменительной практики с учетом международного опыта.

Первые шаги на этом пути делаются. В 1993 г. МВД РФ приняло концепцию реформ исправительно-трудовой системы и определило пути ее реализации. Подготовлен проект Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Сдвинулось с мертвой точки и дело строительства новых тюремных заведений. За 1994—1995 гг. рухнули следственные изоляторы в Кемеровской, Орловской,

1 АлферовЮ. А. Пенитенциарная социология: Учеб. В 2 ч. Домодедово, 1995. С. 5-6.

2 Алферов Ю. А. Указ. соч. С. 4.

Рязанской, Тверской, Сахалинской, Челябинской областях, Краснодарском и Хабаровском краях, Республике Коми. Используя международный опыт, Главное управление исполнения наказаний МВД РФ впервые за всю советскую и постперестроечную эпоху начало возводить так называемые звезды режимных корпусов. Первые «шестизвездочные» тюремные комплексы будут построены в Хабаровской, Архангельской, Тюменской областях и Краснодарском крае. Головной институт ГУИН разработал новый типовой проект учреждения.

Несколько гуманизировался и процесс отбывания наказания. В 69 статей ИТК внесены изменения, которые касаются режима и порядка содержания осужденных. После 12 июня 1992 г. в колониях России вновь открываются церкви, мечети. Впервые законодательством России предусмотрено право осужденных на личную безопасность. Они получили право на отпуск, рабочие дни во время отбывания наказания засчитываются в общий трудовой стаж, что необходимо для начисления пенсии. Осужденным разрешены отпуска, телефонные разговоры с родственниками, без прежних ограничений они могут посылать письма и телеграммы, увеличено количество свиданий. Отменено 50%-ное удержание из заработной платы осужденных в доход государства.

В 1995—1996 гг. полностью обновилась нормативно-правовая основа порядка содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых. Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления», принятый 15 июля 1995 г.1, полностью заменил ранее действовавшее законодательство и ведомственные акты, регулирующие эту сферу общественных отношений. Согласно Закону арестованные и задержанные имеют права: на личную безопасность в местах содержания под стражей; обращаться с просьбой о личном

1 Содержание под стражей: Сб. нормат. актов и документов. 1996. С. 19. приеме к начальнику места содержания под стражей; хранить при себе документы и записи, относящиеся к уголовному делу; на восьмичасовой сон в ночное время; пользоваться собственными постельными принадлежностями и другими вещами; отправлять религиозные обряды и иметь при себе предметы религиозного культа; заниматься самообразованием и пользоваться с этой целью специальной литературой; участвовать в гражданско-правовых сделках (завещать, наследовать имущество и т. д.), заключать и расторгать брак, участвовать в иных семейно-правовых отношениях; получать и отправлять денежные переводы, подписываться на газеты и журналы; требовать проведения при получении телесных повреждений освидетельствования работниками независимого медицинского учреждения. Закон гарантирует и норму санитарной площади в камере на одного человека — не менее 4 кв м.

Идеи, нашедшие отражение в Законе, соответствуют общепризнанным международно-правовым стандартам, заложенным в Международной декларации прав человека и гражданина, международных пактах о гражданских и политических правах, Конвенции против пыток и других бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания, Стандартных минимальных правилах обращения с заключенными и др. Однако, приняв закон, Государственная Дума постановила: полностью закону вступить в действие . через три года, т.е. с 21 июня 1998 г.1

Дело в том, что реализация Закона требует значительных материальных затрат, прежде всего связанных со строительством новых зданий ИБС и СИЗО. Поэтому Закон будет вступать в действие поэтапно, по мере создания соответствующих условий. Основная часть норм Закона вступила в силу со дня его официального опубликования и уже действует.

1 Сенаторов Ю. Чем лучше в стране тюрьмы, тем лучше сама страна // Известия. 1996. 27 апр.

Пока остается только ожидать, что Правительство РФ выделит необходимые средства и пенитенциарная система России наконец окончательно вступит на цивилизованный путь развития.

Сложные социальные перипетии, происходившие в пенитенциарной системе, нашли отражение и в преподавании ряда учебных дисциплин. Засекреченность статистики, форм и методов оперативной работы в лагерях и тюрьмах страны, а как следствие — запрет преподавания курса исправительно-трудового права и упразднение соответствующих кафедр в 40—50 гг. привели к тому, что из большого академического курса «История государства и права СССР», а в последствии — из курса «История государства и права России», казалось бы, безвозвратно выпал целый раздел истории важного отраслевого законодательства. Из-за отсутствия материала десятки учебников обходят стороной историю и практику пенитенциарной системы России. Автор считал бы свою задачу выполненной, если бы данная работа помогла восстановить этот пробел.

Список литературы диссертационного исследования доктор юридических наук Смыкалин, Александр Сергеевич, 1998 год

1. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ, УКАЗЫ, ПОСТАНОВЛЕНИЯ, РАСПОРЯЖЕНИЯ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА О СТАНОВЛЕНИИ, ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЫ ЗА ПЕРИОД 1917 НАЧАЛО 60-х ГОДОВ (не имевших грифа секретности)

2. О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний: Инструкция НКЮ РСФСР от 19 декабря 1917г.// СУ РСФСР.— 1917.— №12. Ст. 170.

3. Об отмене прежнего деления Комиссариата Юстиции на департаменты и об установлении нового деления // СУ РСФСР,—1917.—№ 9.—Ст. 127.

4. О мерах заключения задержанных и. об учреждениях при тюрьмах следственных комиссий, проверяющих правильность и законность ареста // СУ РСФСР.-1917.-№9,-Ст. 146.

5. О тюремных рабочих командах: // СУ РСФСР.-1918.-№ 19.-Ст. 284.

6. О революционном трибунале печати: Декрет СНК РСФСР от 28 января 1918 г.// СУ РСФСР.-1918.-№ 28.-Ст. 362.

7. Об учреждении тюремной коллегии для заведования всеми отраслями тюремного быта и выработки основных начал реформы тюремных учреждений: Постановление НКЮ РСФСР от 6 января 1918 г.// СУ РСФСР.-1918. №15.-Ст. 223.

8. Временная инструкция о лишении свободы как меры наказания и о порядке отбывания такового от 23 июля 1918 г.// СУ РСФСР.—1918,—№ 53. Ст. 598.

9. О красном терроре // СУ РСФСР,-1918.-№ 65,-Ст. 710.

10. О губернских и уездных Чрезвычайных Комиссиях по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности: Положение от 14 сентября 1918 г.// СУ РСФСР.— 1918.— № 66.— Ст. 728.

11. О досрочном освобождении из тюрем: Постановление НКЮ РСФСР от 25 ноября 1918 г.// СУ РСФСР.-1918.-№ 85-Ст. 890.

12. О создании лагерей принудительных работ: Декрет ЦИК Советов // Сб. декретов,-1919,-М., 1920. С. 80.

13. О порядке регистрации бывших помещиков, капиталистов и ответственных чинов царского строя // Сб. декретов,—1919.—М., 1919.—С. 301.

14. Об освобождении из заключения некоторых категорий аре-стованных иосужденных: Декрет ВЦИК от 25 апреля 1919 г.// СУ РСФСР.-1919. № 14,- Ст. 138.

15. Об организации лагерей принудительных работ: Декрет ВЦИК от 17 мая 1919 г.// СУ РСФСР.-1919.-№ 20,-Ст. 235.

16. Об учреждении распределительных комиссий при карательных отделах губернских и областных отделах юстиции: Декрет СНК от 18 июня 1919 г.// СУ РСФСР.-1919.-№27,-Ст. 200.

17. О передаче Народному комиссариату просвещения культурно-просветительной работы в местах лишения свободы: Декрет СНК от 30 июня 1920 г.// СУ РСФСР.- 1920.-№65,-Ст. 283.

18. О лишении свободы и порядке условно-досрочного освобождения заключенных: Декрет СНК от 21 марта" 1921г.// СУ РСФСР,-1921. №77-Ст. 642.

19. Положение об общих местах заключения: Положение НКЮ РСФСР от 15 ноября 1920 г.// СУ РСФСР,-1921,-№ 23-24,-Ст. 141.

20. О порядке высылки иностранцев из пределов РСФСР: Декрет СНК от 29 августа 1921г.// СУ РСФСР.-1921,-№ 62,-Ст. 451.

21. Инструкция НКВД, НКИД, ВЧК и НКЮ от 17 октября 1921 г.-№439 // Бюл.-НКВД РСФСР,-1921.-№ 10.

22. О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных: Декрет СНК РСФСР // СУ РСФСР.-1921,-№ 22,-Ст. 138.

23. Об использовании труда заключенных в местах лишения свободы РСФСР и отбывающих принудительные работы без лишения свободы: Декрет СНК РСФСР от 28 ноября 1921г.// СУ РСФСР-1921,-№ 77.-Ст. 649.

24. Об административной высылке: Декрет ВЦИК от 10 августа 1922 г. // СУ РСФСР,- 1922,-№51- Ст. 646.

25. Резолюция о Всероссийской чрезвычайной комиссии от 30 декабря 1921 г.// СУ РСФСР,- 1922.-№4,-Ст. 42.

26. Уголовный кодекс РСФСР // СУ РСФСР,- 1922.-№ 15,-Ст. 153.

27. Инструкция по применению постановления ВЦИК об административной высылке: Постановление НКВД от 3 января 1923 г.// СУ РСФСР,- 1923. №8,- Ст. 108.

28. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР // СУ РСФСР,— 1924,—№ 86. Ст. 870.

29. О предоставлении отпусков из мест заключения на полевые работы заключенным крестьянам: Закон РСФСР от 21 апреля 1925 г.// СУ РСФСР,- 1925,- № 25,- Ст. 181.

30. Об обращении на нужды помощи заключенным и освобождаемым из мест заключения вещей, не востребованных собственниками по выбытии из мест заключения: Декрет СНК РСФСР от 4 ноября 1925 г.// СУ РСФСР.- 1925. №76,- Ст. 591.

31. О чрезвычайных мерах охраны революционного порядка: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 10 мая 1926 г.// СУ РСФСР.- 1926.-№ 29.-Ст. 225.

32. Об освобождении от отбывания принудительных работ без содержания под стражей лиц, присужденных к таковому до 1 января 1925 г.: Декрет ВЦИК от 1 марта 1926 г.// СУ РСФСР.- 1925.-№ 13,-Ст. 102.

33. Об утверждении Положения о мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью в РСФСР: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 8 марта 1926 г.// СУ РСФСР.- 1926,-№ 19,- Ст. 143.

34. Об организации принудительных работ без содержания под стражей: Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 6 сентября 1926 г.// СУ РСФСР.-1926.-№60. Ст. 462.

35. Положение о судоустройстве РСФСР: Постановление ВЦИК, принятое на 3 сессии XII созыва // СУ РСФСР.- 1926.-№ 85.-Ст. 624.

36. Об изменении главы IV отдела первого Исправительно-трудового кодекса РСФСР 1924 года: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР // СУ РСФСР.- 1928. № 57,— Ст. 426.

37. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР по докладам НКЮ и НКВД о карательной политике и состоянии мест заключения: Протокол ВЦИК № 49 от 26 марта 1928 г.// Еженедельник сов.— юстиции.— 1928. — № 14.— С. 1-3.

38. Об изменении ст. ст. 13, 18, 22 и 38 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик: Постановление ЦИК и СНК СССР от 6 ноября 1929 г.// СЗ СССР.- 1929.-№ 72,-Ст. 686.

39. О высылке и ссылке, применяемых по судебным приговорам: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 января 1930 г.// СУ РСФСР,- 1930.-№5. Ст. 63.

40. О ликвидации народных комиссариатов внутренних дел союзных республик: Постановление ЦИК и СНК СССР от 15 декабря 1930 г.// СЗ СССР.- 1930. № 60,- Ст. 640.

41. Положение об исправительно-трудовых лагерях: Постановление СНК СССР от 7 апреля 1930 г.// СЗ СССР.- 1930,- № 22,- Ст. 248.

42. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 1 августа 1933 года // СУ РСФСР,- 1930,- 1933.-№ 48,-Ст. 208.

43. О поощрении заключенных Беломорстроя: Постановление ИК СССР // СУ РСФСР 1930. № 50. Ст. 294.

44. Об изменении ст. ст. 27 и 28 Устава службы в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР и СНК: Постановление ВЦИК РСФСР от 10 мая 1933 г.// СУ РСФСР.- 1933.- № 31- Ст. 112.

45. Об образовании общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел: Постановление ДИК СССР от 10 июля 1934 г.// СЗ СССР.- 1934.-№ 36. Ст. 283.

46. Об изменении ст. 9 Исправительно-трудового кодекса РСФСР: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 марта 1934 г.// СУ РСФСР. 1934,-№11.- Ст. 73.

47. О передаче исправительно-трудовых учреждений НКЮ РСФСР в ведение НКВД Союза ССР: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 ноября 1934 г.// СУ РСФСР.— 1934,— № 40.— Ст. 247.

48. О передаче исправительно-трудовых учреждений народных комиссариатов юстиции союзных республик в ведение Народного комиссариата внутренних дел Союза ССР: Постановление ЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 г.// СЗ СССР,- 1934,-№56.-Ст. 421.

49. О дополнении ст. 30 Уголовного кодекса РСФСР: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 августа 1935 г.// СУ РСФСР,- 1935.-№ 20. Ст. 192.

50. О ликвидации беспризорности и безнадзорности: Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 31 мая 1935 г.// СЗ СССР.- 1935.-№ 32.-Ст. 252.

51. О дополнении Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик: Постановление ЦИК и СНК СССР от 8 августа 1936 г.// Там же,- 1936,-№44,-Ст. 370.

52. Об изменении действующего законодательства РСФСР о мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних, с детской беспризорностью и безнадзорностью: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 25 ноября 1935 г.// СУ РСФСР.— 1936,— № 1.— Ст. 1.

53. О дополнении ст. 20 Уголовного кодекса РСФСР и ст. 28 и 79 Исправительно-трудового кодекса РСФСР: Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 сентября 1936 г.// СУ РСФСР.— 1936.— X? 20,— Ст. 131.

54. Об ответственности несовершеннолетних: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г.// Ведомости Верховного Совета СССР.- 1940.-№ 52.

55. Об амнистии: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г.// Ведомости Верховного Совета СССР.- 1953,-№ 4,-Ст. 776.

56. РАССЕКРЕЧЕННЫЕ ВЕДОМСТВЕННЫЕ ИНСТРУКЦИИ, ПРИКАЗЫ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ВЧК ОГПУ - НКВД - НКГБ - МВД - МГБ ПО РАБОТЕ ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ СТРАНЫ ЗА ПЕРИОД 1917 - НАЧАЛО 60-х гг.

57. Постановление ВЦИК от 16 июня 1991 г. «Организация лагерей принудительных работ».

58. Инструкция от 10 мая 1920 г. по содержанию левых эсеров, числящихся за секретным отделом ВЧК. № 11943.

59. Инструкция ВЧК от 6 мая 1920 г. о делении осужденных на группы и организации принудительных работ в лагере.

60. Приказ ГПУ №478 от 13 ноября 1923 г. «О предоставлении Комиссии НКВД исключительного права административной высылки и заключения в лагерь социально-опасных лиц».

61. Приказ ГПУ от 12 июня 1924 г. №250 «О составе Особого совещания ГПУ».

62. Положение о правах Объединенного Государственного Политического Управления в части административных высылок и заключения в концентрационный лагерь. Утв. приказом ОГПУ от 2 апреля 1924 г. №172.

63. Совместный приказ Особоуполномоченного при Коллегии ОГПУ и Начальника Главного Управления лагерей ОГПУ ГУЛАГ от 28 февраля 1932 г. №214 (09).

64. Приказ ОГПУ от 11 сентября 1932 г. №879 с. «О льготах для заключенных Беломорско-Балтийских исправительно-трудовых лагерей ОГПУ».

65. Приказ ОГПУ от 10 ноября 1932 г. № 1021 с. «О льготах для заключенных лагерей ОГПУ и спецпереселенцев, работающих на строительстве Байкало-Амурской магистрали».

66. Отчет о работе отдела по спецрепеселенцам П.П.ОГПУ по Уралу (за время с 01.01.33 г. по 01.01.34 г.).

67. И. Почто-телеграмма П.П.ОГПУ по Уралу от 22 мая 1933 г. № 52/УСО «О водворении досрочно освобожденных спецпереселенцев спец. ссылки».

68. Циркуляр П.П.ОГПУ по Уралу от 8 июня 1933 г. «О направлении в лагеря и трудпоселки ОГПУ вполне трудоспособных».

69. Циркуляр ОГПУ от 5 июля 1933 г. №87 с.с. (экз. 111) «О досрочном освобождении заключенных Белбалтлага ударников строительства Беломоро-Балтийского Водного Пути.

70. Циркуляр П.П.ОГПУ по Уралу от 11 сентября 1933 г. № 99/УСО «О неосвобождении из спецссылки семей досрочно освобожденных ударников из Белбатлага».

71. Приказ ОГПУ от 9 февраля 1933 г. №0056 «О соединении заключенных исправительно-трудовых лагерей ОГПУ с их семьями, высланными в порядке спецпереселения в спецпоселки»,

72. Циркуляр ОГПУ от 5 октября 1933 г. №106 «О порядке извещения лагерями ОГПУ родственников заключенных, умерших в лагерях».

73. Приказ ОГПУ от 4 апреля 1934 г. №527 «Об упрощении порядка освобождения из штрафных изоляторов исправительно-трудовых лагерей ОГПУ исправившихся заключенных».

74. Приказ Начальника Управления НКВД СССР по Челябинской области от 3 июня 1935 г. №0044 «О перестройке работы Отделений Исправительно-трудовых работ».

75. Приказ Начальника Управления НКВД СССР по Челябинской области от 14 июня 1935 г. № 0049 «О слиянии Отдела Мест Заключения и Отдела Трудпоселений».

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.