Советская исправительно-трудовая политика: 1921-1941 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, доктор исторических наук Меликян, Арарат Максимович

  • Меликян, Арарат Максимович
  • доктор исторических наукдоктор исторических наук
  • 2005, КраснодарКраснодар
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 466
Меликян, Арарат Максимович. Советская исправительно-трудовая политика: 1921-1941 гг.: дис. доктор исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Краснодар. 2005. 466 с.

Оглавление диссертации доктор исторических наук Меликян, Арарат Максимович

ВВЕДЕНИЕ

Раздел 1. Историография, источники и методология изучения 16-88 исторического опыта советской исправительно-трудовой политики

Раздел 2. Идейно-политическое и законодательное обеспечение 89-156 советской исправительно-трудовой политики в 1921-1941гг.

Раздел 4. Реорганизация советской исправительно-трудовой системы и 228-295 становление ГУЛАГа

Раздел 5. Особенности эволюции ГУЛАГа в предвоенный период и 296-356 проблемы трудового использования заключенных

Раздел 6. Обеспечение режима исполнения наказания в исправительно- 357-421 трудовых лагерях ГУЛАГа

Раздел 3. Советская пенитенциарная практика периода нэпа

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Советская исправительно-трудовая политика: 1921-1941 гг.»

Начатый реформами рубежа 1990-х годов процесс перехода к демократической организации российского общества и формированию основ правового государства имеет принципиальное значение для судеб страны. При этом протекающие в современной России процессы выдвигают в качестве одной из наиболее насущных, животрепещущих проблему соблюдения законности и правопорядка. В контексте поисков путей создания благоприятной правовой среды для развития страны, очевидна потребность в изучении исторического опыта осуществления российской правоохранительной политики, эволюции основных институтов и органов, непосредственно обеспечивающих решение данного блока задач.

Система исправительных учреждений, выполняющих задачи изоляции, наказания и перевоспитания преступников, повсеместно выступающая в качестве одного из наиболее важных социальных институтов, является продуктом длительного исторического развития. Совершенно очевидно, что современные проблемы ее функционирования имеют глубокие исторические корни, а их решение немыслимо без объективного учета опыта прошлого, отразившего как моменты развития, изменения данного института, так и элементы преемственности, длительного сохранения, более того, консервации ряда черт, в том числе негативных, а также нерешенности ряда принципиально значимых вопросов.

Современное теоретическое осмысление проблем пенитенциарной политики, стимулирующее обращение к международному опыту, заимствование достижений соседних стран, одновременно, не позволяет пренебрегать опытом прошлого собственной страны. Именно поэтому представляется актуальным как в научном, так и практическом плане изучение исправительно-трудовой политики советского государства. Полное отрицание предыдущего опыта часто сопровождается большими потерями и не приносит положительных результатов.

Назревшая и осознанная на уровне руководства страны потребность продуманного реформирования системы мест заключения диктует необходимость учета исторического опыта реализации исправительно-трудовой политики в СССР в 1921-1941 гг., когда была сформирована колоссальная система ГУЛАГа, а законность в сфере исполнения уголовных наказаний в значительной мере была вытеснена ведомственным произволом. Негативные традиции данной эпохи, на наш взгляд, не преодолены вплоть до настоящего дня.

Между тем, ценности гражданского общества обуславливают приоритетность задачи обеспечения прав человека, сохраняющей свою актуальность даже применительно к случаям их ограничения. Необходимость соблюдения прав человека распространяется и на места лишения свободы. Причем данная проблема является актуальной для весьма большого числа людей.

Актуальность предпринятого исследования дополнительно усиливается тем, что лишение свободы как вид наказания в настоящее время является наиболее применяемым в большинстве стран, в том числе и России и связано с наиболее значительным ограничением конституционных, гражданских и иных прав осужденных. В многочисленных исправительных учреждениях нашей страны отбывают наказание огромное количество людей (около 750 тысяч человек), причем по этому показателю Россия занимает первое место - 680 осужденных к лишению свободы на 100000 населения (в США - 336, Польше - 204, ФРГ - 80, Великобритании -77,

Финляндии - 75, Франции - 41).1 С учетом этого изучение проблем истории и теории пенитенциарной политики приобретает особенно большое значение.

Как крайне сложное характеризуется положение уголовно-исполнительной системы России и в последние годы, несмотря на заметное продвижение вперед в вопросах соблюдения международных рекомендаций в пенитенциарной сфере. В частности, показательной является оценка положения уголовно-исполнительной системы, данная Комиссией по правам человека при Президенте России «в настоящее время в уголовно-исполнительной системе сложилось крайне тяжелое положение, чреватое катастрофическими последствиями не только для нашей страны. Пенитенциарные учреждения испытывают острый недостаток в продовольствии, топливе, лекарствах, санитарно-гигиенических средствах, одежде и т.д. Положение настолько тяжелое, что в ряде регионов возникла необходимость в эвакуации заключенных, в оказании экстренной помощи в связи с угрозой массового голода».2

В плане характеристики актуальности избранной проблематики, отметим еще и то обстоятельство, что среди ученых и специалистов имеются существенные различия в определении стратегических направлений развития пенитенциарного дела в России, содержании и принципах его регулирования. Более того, известным ученым-пенитенциаристом Н.А. Стручковым была высказана мысль о том, не совершило ли человечество на грани XVI - XVII веков роковую ошибку, сделав главным средством борьбы с преступностью лишение свободы, тюрьму. И такое сомнение небе

1 Человек и тюрьма // Сборник информационных материалов: издание Общественного центра содействия реформе уголовного правосудия. М., 2000. С.7.

2 Там же. С.23-25.

3 Стручков Н.А. Нужна новая концепция исполнения наказаний // Правовые и организационные основы исполнения уголовных наказаний. М., 1991. С. 18. зосновательно, поскольку, как известно, несмотря на практику прошедших столетий, места лишения свободы пока так и не достигли ожидаемой эффективности исправительного воздействия на преступников, рецидив остается весьма высоким. Как писал не менее известный российский исследователь Б.С. Утевский, «колония, тюрьма - самое неблагоприятное место для воспитательной работы», поскольку принципы педагогики «трудно применять, одновременно и непрерывно карая».4 Вместе с тем наказанию в виде тюремного заключения еще не найдено альтернативы, и оно по-прежнему является самой распространенной мерой уголовного наказания в большинстве стран мира.

Нужно еще учесть и то обстоятельство, что длительное время общество было по сути дела отстранено от формирования пенитенциарной политики Российского государства. В советский период истории России исправительно-трудовая система оказалась вообще на протяжении основного времени закрытой для общественности. Изложенное показывает, что советская исправительно-трудовая политика в силу своей сложности и многоплановости требует дальнейшего изучения, а связанная с ней проблематика остается чрезвычайно актуальной.

Сегодня этому объективно способствует целый ряд обстоятельств. Демократические преобразования в России предоставили широкие возможности (в связи с гораздо большей доступностью источников) для углубления исторического исследования пенитенциарной политики. С конца 1980-х годов стало появляться все больше книг, раскрывающих практику исполнения уголовных наказаний в длительное время закрытый от общественности ГУЛАГовский период. Кроме того, для широкого читателя стали доступны произведения писателей и публицистов А.И. Солженицына,

4 Утевский Б.С. Воспоминания юриста. М., 1989. С.300.

В.Т. Шаламова, В.В. Марченко, JI.A. Разгона и др., на себе испытавших положение заключенных.

Вместе с тем, в контексте отмеченных изменений, следует особо выделить известную односторонность в разработке пенитенциарной проблематики, связанной с анализом исторических аспектов развития пенитенциарной политики советского государства.

В частности, до сих пор в литературе положение представляется таким образом, что «царская» тюремная система была едва ли не полностью разрушена, а советские пенитенциаристы начинали буквально с нуля. Однако анализ архивных материалов, правовых документов и других источников показывает, что, несмотря на радикальные декларации Советской власти, в ее первых пенитенциарных документах явно просматриваются, а порой дословно повторяются следы «старорежимных» актов.

К сожалению, пока эти крупицы достижений российского пенитенциарного опыта используются в очень скромных масштабах. Такое положение, в свою очередь, объясняется недостаточным объемом исследований пенитенциарных проблем в историческом плане, и, в частности, явно недостает обобщения развития института лишения свободы в широком масштабе, что позволило бы более выпукло и точнее определять основные закономерности этого процесса.

Между тем, нынешний период, когда, с одной стороны, удалось преодолеть многолетний культ директивной, классовой идеологии, а с другой стороны уже явно проглядывается спад эйфории от западной концепции прав человека, что также нередко приводило к односторонним оценкам различных явлений общественной жизни, диктует необходимость анализа этих явлений с более объективных и взвешенных позиций. И это особенно касается деятельности пенитенциарных учреждений.

В ситуации, когда общественный интерес к вопросам функционирования системы исправительных учреждений стремительно нарастает, очень важно комплексно осмыслить процесс зарождения и последующего становления советской пенитенциарной системы, выяснить степень ее влияния на современную практику. При этом особый интерес представляет та ранняя стадия ее оформления, когда после победы в гражданской войне большевики впервые пришли к осознанию необходимости осмысленного, системного осуществления пенитенциарной политики вместо абстрактно-популистских лозунгов революционной эпохи.

Объектом исследования является советская исправительно-трудовая система:

Предмет исследования составили, прежде всего, соответствующие решения органов государственной власти и управления, пенитенциарная практика на этапе формирования основ советского общественно-политического строя.

Целью исследования является изучение исторического опыта разработки и реализации советской исправительно-трудовой политики, выявление особенностей становления и последующей эволюции пенитенциарных учреждений в 1921 -1941 годах.

Исходя из поставленной цели, для более полного раскрытия темы нами были определены следующие задачи:

- выяснить степень научной изученности, источниковую базу проблемы, методологическую основу ее изучения и с учетом этого определить ее научную значимость, слабо разработанные аспекты и перспективы дальнейшего исследования;

- осмыслить принципиальные особенности и новизну концептуальных подходов к формированию пенитенциарной политики в условиях становления и развития советского общества;

- рассмотреть особенности советской пенитенциарной практики в условиях нэпа;

- осуществить научный анализ процесса реорганизации советской исправительно-трудовой системы и становления ГУЛАГа;

- показать особенности эволюции ГУЛАГа в предвоенный период в контексте проблемы использования труда заключенных;

- исследовать проблему обеспечения режима исполнения наказания в исправительно-трудовых лагерях ГУЛАГа.

Хронологические рамки исследования. Предлагаемое диссертационное исследование охватывает период 1921-1941 годов.

Нижние границы хронологических рамок объясняются тем, что в 1921 году, в условиях завершения широкомасштабных действий на фронтах гражданской войны, большевистское руководство страны получило возможность для полноценного формирования новой общегосударственной пенитенциарной политики, ориентированной на последовательное проведение в жизнь классового подхода и решение задач трудового перевоспитания осужденных. В конце 1920-х годов, в условиях перехода к форсированному строительству социализма, советская исправительно-трудовая система окончательно получила свою концептуальную оформленность. В частности, в этот период складывается одна из главных ее особенностей, заключающаяся в том, что государство перешло к системной эксплуатации осужденных, используемых в качестве дешевой рабочей силы для осуществления крупных народнохозяйственных проектов. В последующем, достигшая своего апогея в 1936-1938 годах, репрессивная политика советского государства (в том числе и пенитенциарная политика) приобретает известную определенность, стабильность. В данной связи верхние границы хронологических рамок исследования ограничены началом Великой Отечественной войны, радикальным образом изменившей характер развития внутриполитических процессов, существенно скорректировавшей советскую пенитенциарную политику.

Территориальные рамки исследования определены в соответствии со складывавшимся административно-территориальным делением РСФСР. В связи со спецификой и разнообразием различных регионов страны, автор акцентировал внимание на традиционных центрах, связанных с лишением свободы (Центральная Россия, Сибирь, Дальний Восток и т.п.) и, соответственно, на общих тенденциях и направлениях государственной пенитенциарной политики. Наряду с этим им активно использовались материалы Северного Кавказа, позволяющие исследовать исправительно-трудовую практику в нетипичных условиях.

Характеристика источннковой базы диссертации приводится в 1 разделе работы.

Методологическую основу диссертации составили научные принципы объективизма и историзма,, основанные на признании вариативности исторического процесса, исходящие из приоритета фактов, документальных свидетельств, предусматривающих отказ от политической заданности, от разного рода догм и предубеждений. Отвергая методологическую зашоренность сравнительно недавнего времени, было бы, с другой стороны, ошибкой последовать путем приспособления к новой политической конъюнктуре. Исходя из этого, мы полагаем неприемлемым лозунги воинствующего антикоммунизма, которые могут увести от серьезного, в максимальной степени объективного анализа теоретико-методологических проблем и конкретных вопросов истории России, в нашем случае - советской исправительно-трудовой политики. Теоретическая основа исследования связана, поэтому, с анализом разного рода философских, исторических, пенитенциарных трудов. Подробный их обзор дается в первом разделе диссертации. Опора на них позволяет выделить три группы методов: общенаучные, специально-исторические, методы смежных наук.

Комплексный подход к изучению поставленной научной проблемы обусловил необходимость применения структурно-системного метода, призванного соединить отдельные свидетельства, фрагменты знания в целостную картину, воссоздающую наиболее существенные черты отношений в процессе исполнения наказаний, связанных с лишением свободы. Логический метод позволил автору глубже понять объективное содержание изученных исторических событий, выявленных фактов, внутреннюю логику реконструируемых процессов, а также обнаружить наиболее существенные проблемы и тенденции в развитии отношений взаимодействующих сторон. Метод классификации использовался для историографического анализа, упорядочивания выявленных закономерностей в развитии пенитенциарной политики.

Одним из основных методов исследования является исторический метод, предполагающий изучение любого явления или события в динамике его исторического развития. Широко использовались описательный, сравнительно-хронологический методы, позволяющие рассматривать исторические явления не просто в их хронологической последовательности, но и в сопоставлении на более широком событийном поле.

Из методов смежных наук использовался статистический метод, позволивший применить широкий комплекс статистических материалов. Учитывая необходимость комплексного изучения массива правовых документов, определявших юридическую основу пенитенциарной политики в России, несомненную ценность имел, соответственно, юридический метод. Причем в связи с обширностьюмассива правового материала, подвергнутого изучению в соответствии с целью и задачами настоящего исследования, в законодательных и иных правовых актах выделялись наиболее значимые и принципиальные положения, сопоставлением которых выявлялись основные закономерности развития института лишения свободы в нашей стране. В свою очередь привлечение материалов общетеоретического плана обусловило значимость социолого-политологического метода.

Анализ степени изученности проблемы, проведенный в первом разделе работы, показывает, что, несмотря на отражение в исторической литературе, а также в историко-правовых, политологических, экономических, социологических и других произведениях последних лет различных аспектов заявленной проблематики, в целом, в предложенных хронологических рамках она еще не разработана в полной мере.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, тем, что в диссертации, на основе обширного массива документальных источников, осуществлено комплексное научно-историческое обобщение эволюции советской исправительно-трудовой политики в 1921-1941 годы.

Проведенный анализ позволил установить, что в процессе идейной эволюции большевизма первоначально утвердившийся достаточно гуманный подход к осуществлению уголовного наказания, с неизбежностью уступил место установкам репрессивного характера, исходящим из требований концепции обострения классовой борьбы в условиях перехода к социализму. При этом наметившийся поворот нашел свое отражение не в законах, а в ведомственных подзаконных актах, что позволяло государству формально декларировать ценности, не находившие своего воплощения в реальной пенитенциарной практике.

Обоснован вывод, что, несмотря на известную мягкость, исправительно-трудовая система СССР, созданная в начале 20-х годах, оказалась неэффективной как с гуманитарной, так и с экономической точки зрения и требовала своего реформирования. Доказано, что она не выполняла своих основных задач, а практика заключения в это время фактически превратилась в фарс, чему в немалой степени способствовали применение «коротких» сроков лишения свободы и постоянные амнистии и «разгрузки» мест заключения.

На основе обширных данных в работе обоснован вывод о том, что характер трансформации исправительно-трудовой системы был обусловлен не только общим изменением политического курса в конце 1920-х годов. В большой степени он определялся и тем, что система ИТУ развивалась под контролем полицейских ведомств (ОГПУ, НКВД). При этом изъятие мест заключение из ведения НКЮ и передача их в итоге в НКВД СССР, привели к максимальной эскалации репрессивной практики, когда одно ведомство одновременно осуществляло «изъятия», выносило приговоры «троек» и организовывало исправительно-трудовой процесс в ГУЛАГе.

Автор обосновывает вывод о том, что хотя формально основная ставка делалась на расширение контингентов заключенных за счет изоляции классово чуждых элементов, на деле политическими лозунгами лишь маскировалось экономическое содержание перестройки исправительно-трудовой системы, превращенной в важнейший сектор экономики страны. При этом, однажды встав на путь использования дешевого труда заключенных, руководство страны оказалось заложником данной системы. В работе обоснован вывод о том, что итогом 1930-х гг. стало фактическое восстановление, только в более широком масштабе, каторжных работ.

Системный анализ проблемы обеспечения режима ИТУ позволил установить, что в условиях нарастания репрессивной активности государства, в ГУЛАГе происходило последовательное ужесточение режимных требований. Вместе с тем, доказано, что основной метод управления в лагерях состоял в довольно умелом сочетании принципов наказания и поощрения. Причем по мере развития системы ГУЛАГа уровень организации режима, его эффективность устойчиво повышались.

Теоретическое значение диссертации состоит в научном анализе исторического опыта разработки и реализации советской исправительно-трудовой политики, выявлении объективных закономерностей ее эволюции на стадии выработки основополагающих концептуальных подходов, что, в свою очередь, определяется направленностью на решение задач, стоящих перед государством в правоохранительной деятельности в соответствии с социально-экономическими и демократическими преобразованиями, происходящими в российском обществе.

Практическое значение диссертационного исследования заключается в том, что усвоение исторических традиций и опыта осуществления советской исправительно-трудовой политики может оказать практическую помощь в ее разработке и корректировке на современном этапе развития. Результаты исследования могут быть востребованы не только наукой, но и органами государственной власти и управления, определяющими основные ориентиры современной российской пенитенциарной политики, вырабатывающими программу обновления и реформирования исправительно-трудовой системы. Собранные материалы и обоснованные автором научные выводы представляют интерес для работников пенитенциарной системы, способны повысить эффективность деятельности исправительных учреждений. В работе формулируются конкретные рекомендации по совершенствованию пенитенциарных учреждений, учитывающие закономерности их развития в России.

Учитывая масштабы исправительно-трудовой системы, созданной в СССР в 1921-1941 годах, ее роль в судьбах страны, миллионов ее граждан, результаты диссертационного исследования представят несомненный интерес для специалистов, разрабатывающих самые разнообразные проблемы истории России данного периода.

Результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания - в лекционных курсах по отечественной истории, в спецкурсах, а также в качестве исходного материала для дальнейшей разработки актуальных проблем истории российского общества, в частности, при подготовке обобщающих и специальных трудов, учебно-методической литературы, посвященной истории правоохранительной деятельности советского государства и т.д.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в 7 монографиях, других научных публикациях общим объемом свыше 50 печатных листов. Выводы и предложения доводились диссертантом до сведения научной общественности и практических работников на международных и всероссийских конференциях и семинарах по проблемам российской истории, истории государства и права, а также на межкафедральных и региональных семинарах вузовских ученых и практических работников.

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Меликян, Арарат Максимович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги работы, следует отметить, что после ликвидации основных фонтов гражданской войны большевики столкнулись с проблемой перехода от чрезвычайных методов управления к конституционным. В данной связи потребовалось переосмыслить задачи уголовно-исправительной политики, осуществить необходимые изменения в пенитенциарной сфере. Официально в своей работе по переустройству системы исправительных учреждений большевики исходили из концепции «о двуединой задаче наказания», преследующего как цели подавлении контрреволюции, так и воспитания. В то же время они заняли крайне противоречивую позицию, сочетающую моменты популистского отрицания ценности институтов права, учреждений наказания, с одной стороны, и потребностей в эффективной репрессивной системе - с другой.

Выход из данной ситуации был найден на путях декларативного признания принципиального отличия советской исправительно-трудовой системы от пенитенциарной системы прошлого, где наказание носило классовый, явно несправедливый по отношению к «трудящимся» характер. При этом, не отказываясь от классового подхода, большевики нацелили острие уголовных репрессий на представителей «эксплуататорских классов.

Тем не менее, мы не можем согласиться с мнением тех ученых, которые однозначно утверждают, что в основу уголовно-правовой доктрины большевиков была заложена «человеконенавистная» идея тотального насилия. Более того, простое сопоставления конкретных правовых актов, позволяет понять, что, несмотря на всю радикальность изменений, многие положения пенитенциарных документов, принятых в период империи, прямо сохраняли актуальность и непосредственно включались в акты советского государства.

Следствием бурных революционных потрясений стало серьезное ослабление системы исправительно-трудовых учреждений. В процессе реализации идеи полного слома прежней тюремной системы, оказались разрушенными, закрытыми, перепрофилированными не менее 400 учреждений. Была также дезорганизована система управления местами заключения, осуществлявшаяся несколькими центральными ведомствами (НКЮ, НКВД, ОГПУ, РВСР), а также местными Советами.

Поспешив разрушить большое количество тюрем, государство, оказалось перед необходимостью вновь создавать их. При этом в качестве паллиатива был избран путь формирования нового типа учреждений — концентрационных лагерей и лагерей принудительных работ, которые являлись скорее не местом отбывания наказания в виде лишения свободы, а местом превентивной изоляции потенциально опасных категорий населения. Лагеря были упразднены лишь по мере затухания внутриполитического конфликта в начале 1923 г.

Восстановление разрушенной пенитенциарной системы оказалось делом крайне трудным. Оно дополнительно осложнялось рядом факторов. Прежде всего, в силу непоследовательности пенитенциарной политики, долго не мог решиться вопрос о необходимости объединения мест заключения под единым началом. Итогом довольно острой борьбы между НКЮ и НКВД стало подчинение мест заключения НКВД, где еще в 1921 г. было образовано Главное управление лагерей принудительных работ, а затем сосредоточены все места заключения. К концу 1922 г. число заключенных здесь достигло 80559 человек (исправительно-трудовые дома -159, дома предварительного заключения - 54, изоляционные тюрьмы -2, пересыльные тюрьмы - 3, сельхозколонии - 29, трудовые дома для н/л - 4, трудовые колонии - 1, концлагеря — 56, тюремные больницы — 5, прочие —

17), при этом лимит наполняемости был 85531 мест.

Особую актуальность для судеб исправительно-трудовой системы приобрела передача учреждений исполнения наказания на местный уровень, в условиях несостоятельности местных бюджетов породившая проблему их физического выживания. Несмотря на сопротивление НКЮ, на государственное снабжение было переведено только 20 мест заключения. В итоге, скудное финансирование и малые емкости системы исправительных учреждений задавали объективные параметры численности заключенных, определяли условия их содержания. В годы нэпа контингент заключенных вырос незначительно - с 70 до 185 тыс. человек. При этом рост численности заключенных опережал строительство новых мест лишения свободы. Поэтому, в случае их переполнения периодически проводилась «разгрузка», причем не только по амнистиям, но и усилиями различных комиссий.

В целом, после выхода из кризиса 1921-1923гг., для периода нэпа характерны относительно низкий процент политических заключенных и, в целом, относительно мягкий режим заключения. В соответствии с ИТК 1924 г. он различался лишь в зависимости от принадлежности заключенного к одному из разрядов (начальный, средний, высший), дифференцировавших условия отбывания наказания. В частности, в местах заключения довольно много внимания уделялось культурно-просветительной работе, существовали разнообразные формы поощрения и льгот, к примеру, предоставление отпусков крестьянам на время полевых работ и пр. В места заключения имели доступ представители общественности, в частности, представители Московского политического Красного Креста.

В период нэпа составной частью исправительного процесса являлось привлечение осужденных к труду. Однако в годы нэпа принудительный труд заключенных не играл сколько-нибудь существенной роли в экономике страны. Как правило, учреждения не могли обеспечить работой весь наличный состав заключенных и вели речь лишь о самоокупаемости. В то же время с середины 20-х годов в высших эшелонах власти стал ставиться вопрос об использовании заключенных для освоения отдаленных районов страны. На фоне общего развития системы мест лишения свободы, известной спецификой отличалось лишь развитие учреждений, подведомственных ОГПУ.

Поворотным моментом в развитии советской исправительно-трудовой политики явился конец 1920-х годов, когда общее изменение внутриполитического курса привела к принятию системных мер в области форсированного развития индустрии, с одной стороны, и ужесточению карательной политики в ходе коллективизации - с другой.

Форсированная индустриализация повлекла за собой ужесточение репрессивной практики в масштабах самого государства, которая наиболее ярко проявилась в процессе раскулачивания. В данных условиях с 1928-1929 гг. неуклонно возрастал процент заключенных из «классово-чуждых элементов». Вместе с тем, с определенной стадии пенитенциарная политика превратилась в самодавлеющий фактор, приобретавший в ряде случаев приоритетное значение, определявший «заказ» на заключенных, общие масштабы репрессий. В частности, это нашло яркое отражение в устойчивом росте средних сроков лишения свободы.

В данной связи с 1928-1929 гг. процесс законотворчества, призванный оптимизировать нормативно-правовое регулирование исправительно-трудовой системы, оказался связанным не столько с объективной логикой саморазвития юридической мысли, сколько с логикой усиления политических репрессий. Постановление ВЦИК от 28 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения», в полной мере отразило начавшийся переход к ужесточению пенитенциарной практики, получивший завершенность после создания системы ГУЛАГа.

В итоге, к середине - второй половине 30-х гг. усиление уголовных репрессий достигает апогея. При этом они основываются на провозглашенном тезисе об обострении классовой борьбы. В новых условиях произошла фактическая девальвация норм закона. Порядок и условия отбывания наказания в исправительно-трудовых лагерях и исправительно-трудовых колониях в 30-е гг. фактически определялись не ИТК РСФСР 1933 г., а ведомственными нормативными актами.

В столь специфической ситуации наиболее эффективным с управленческой точки зрения инструментом реализации новой политики явились органы ОГПУ, уже имевшие опыт осуществления масштабных хозяйственных проектов силами заключенных. Именно наработанные им формы централизованного управления стали образцом для развития всей лагерной системы страны. В самый короткий срок, измеряемый месяцами, ОГПУ сумело создать разветвленную сеть лагерей в отдаленных районах страны. При этом вопросы ОГПУ систематически решались непосредственно в Политбюро ЦК ВКП(б). Общим результатом стал неизбежным переход основной части исправительно-трудовых заведений под контроль ОГПУ, что было реализовано после упразднения в 1930г. НКВД. ОГПУ рассматривалось как наиболее эффективный аппарат работы в пенитенциарной сфере. В 1931г. сюда был передан и аппарат управления ссылкой, что стимулировало «плановые» выселения крестьян, превращенных в спецпоселенцев. Однако поскольку существование двухзвенной пенитенциарной системы включавшей ИТЛ ОГПУ и ИТК НКЮ не обеспечивало единства управления, порождало конкуренцию ведомств, после выполнения ОГПУ работы по организации ГУЛАГа ИТУ были сконцентрированы в воссозданном НКВД.

В процессе утверждения новых принципов организации исправительно-трудовых учреждений, доминирующим стал производственный фактор, определявший порядок создания и масштабы создававшихся структур. В данной связи в 30-е годы возникли новые организационные формы, среди которых особенно важное место заняли региональные управления ИТЛ и созданные на основе процесса интеграции государственных трестов и местных лагерных систем особые «комбинаты». Отмечая, что с созданием ГУЛАГа произошло резкое возрастание экономического значения исправительно-трудовых учреждений, усиление эксплуатации заключенных, нужно признать, что основные параметры его деятельности задавались именно политическим руководством страны, постоянно корректировавшим «наполняемость» ИТУ, порядок его работы и пр. В частности, после резкого наращивания лагерных контингентов, в 1933-1934гг. оно было приостановлено. Если в 1933г. в РСФСР было осуждено 1,4 млн. человек, то в 1934г. 1,2 млн. Более того, началась «разгрузка» мест заключения. Однако подобные временные отступления не меняли общей логики развития ГУЛАГа. Его численность росла даже в подобные редкие периоды «разгрузок».

В целом автор приходит к выводу, что политика изоляции заключенных на малонаселенных территориях в рамках существующей системы себя оправдала в полной мере, соответственно, уже к середине 30-х гг. лагеря ГУЛАГа стали основным местом заключения.

Создание к концу 1934 года «сверхведомства», впервые в советской истории сконцентрировавшего в своем ведении практически все исправительно-трудовые учреждения, открыло новые перспективы пенитенциарной политики. НКВД получило возможность пополнять контингента исправительно-трудовой системы новыми средствами. Отличительной особенностью наступавшего периода стало существенное упрощение судопроизводства, широкое распространение внесудебных преследований. Так, к примеру, в мае 1935 г. А .Я. Вышинский и Г.Г. Ягода подписали инструкцию о создании на местах троек НКВД-УНКВД («милицейских») для предварительного рассмотрения дел, а уже к 1 ноября 1935 г. из 265720 человек, изъятых органами НКВД, «тройками» было рассмотрено дел на 84903 человек, из которых были приговорены к заключению в ИТЛ - 65274 человека.

Последовательное ужесточение пенитенциарной политики, стремление увеличить контингенты заключенных, стали ведущей тенденцией периода. Об этом, в частности, свидетельствуют принятие в октябре 1937 г. закона, увеличившего максимальный срок лишения свободы до двадцати пяти лет, отмена условно-досрочного освобождения в июне 1939г., и т.д.

На основе обширных фактических данных в работе показано, что со второй половины 30-х годов экономический фактор в основном полностью определял деятельность ГУЛАГа, задача которого состояла в том, чтобы получить большую отдачу от использования труда заключенных с минимальными затратами на их содержание. Заключенные работали преимущественно на строительстве и эксплуатации различных объектов, где в основном не требовалось особой квалификации. «Привилегию» лагерной экономики составляли дороги, гидротехнические сооружения, горнодобыча и пр.

В целом, мы категорически не принимаем взгляды на ГУЛАГ, как экономически бесполезной, нацеленной, прежде всего, на самообслуживание, институт. Напротив, в годы первых пятилеток лагерная экономика была вполне экономически целесообразна. На фоне применения в 30-40-х годах малопроизводительного, по сути, принудительного труда и в «свободном» секторе экономики, труд заключенных был относительно эффективен, к тому же дешев. Его ценность состояла также в том, что он использовался на неосвоенных территориях, в экстремальных условиях. При этом в ряде случаев осуществление проектов становилось возможным лишь исключительно силами ГУЛАГа, стройки которого при необходимости относительно неплохо обеспечивались и техникой. Лагерная экономика стала «отраслью», не требовавшей особых финансовых вливаний, но являвшейся источником колоссальных поступлений, прежде всего, валютных.

В данной связи пенитенциарная система, работавшая по пятилетним планам, уже испытывала дефицит рабочей силы. Поэтому репрессии стали осуществляться именно в экономических целях. Органы НКВД «изымали» специалистов для своих строек из различных отраслей хозяйства. Самые разнообразные средства использовались и для удержания рабочей силы. В силу этого нередко случалось так, что человек, отбыв наказание, все же не мог покинуть ГУЛАГ.

В системе ГУЛАГа, помимо ИТЛ важную роль играли и другие виды исправительно-трудовых наказаний, в частности, «Бюро исправительных работ», занимавшееся приговоренными к принудительным работам без лишения свободы, численность которых к началу войны достигала 1264000 осужденных. Особо большое «производственное» значение имел также принудительный труд спецпоселенцев, численность которых доходила до 2 млн. человек.

В целом, в экономике нашей страны 30-40-х гг. роль ГУЛАГа НКВД, оказалась чрезвычайно высокой. По плану 1940 г. его бюджет составлял 7 млрд. 864 млн. рублей, при доходной части —7 млрд. 375 млн. рублей. При этом производственные планы составлялись в соответствии с пятилетними планами развития СССР. В приказах НКВД СССР систематически подчеркивалось, что задачей ИТУ, наряду с изоляцией, является эффективное использование труда заключенных.

Основным условием обеспечения бесперебойной работы учреждений ГУЛАГа являлось последовательное обеспечение режимных требований. Основной вывод, к которому приходит автор на основании рассмотрения различного рода документальных материалов, состоит в невозможности однозначной оценки положения, сложившегося в местах лишения свободы. Она зависела от множества факторов, определявших характер режима - от статуса заключенного, места расположения ИТУ, производственного профиля исправительного учреждения и др. В то же время в качестве одного из основных выступал субъективный фактор, связанный с личностными особенностями руководства ИТУ.

Установлено, что первая половина 30-х годов, в целом характеризуется как время относительно мягких режимных требований. В это время для выполнения производственных задач руководство использовало в основном метод льгот и поощрений. При этом по свидетельству самих заключенных, было доказано, что принудительный труд при надлежащей организации превосходит во всех отношениях труд добровольный, благодаря сложной и тонкой системе поощрений.

Однако в условиях ужесточения репрессивной практики в 1937-1938 гг. вопрос о режиме бьш поставлен более жестко. С этого времени предпринимались системные шаги по ограничению использования заключенных в лагерной администрации и охране, по углублению дифференциации заключенных и т.д.

Центральное значение для актуализации данной проблематики имело решение 1939г. об отмене зачета рабочих дней и условно-досрочного освобождения, вызвавшее резкий рост протестных настроений заключенных. Под влиянием этого решения усилилась побеговая активность заключенных, участились акты саботажа, снизились нормы выработки, возникали эксцессы между заключенными и администрацией и т.д. Руководство лагерей и колоний оказалось не в состоянии поддерживать должный режим обычными мерами. Выход из положения состоял в усилении режимных требований. Проблема стала настолько острой, что приказом НКВД СССР от 13 июня 1939 г. в составе Управления охраны ГУЛАГа был создан отдел режима, а Циркуляром ГУИТЛ от 25 июня 1939 было объявлено Временное положение об отделе режима Управления охраны ГУИТЛ и отделах режима в УИТЛ.

Параллельно с этим были приняты меры, направленные на укрепление охраны лагерей. Прежде всего, был введен запрет на привлечение к выполнению этих функций заключенными («самоохрана»). В соответствии с приказом НКВД СССР в лагерях и колониях охрана из заключенных заменялась вольнонаемными. Впредь заключенные могли привлекаться к охране лагерей как исключение и лишь без оружия.

Отмечая ужесточение лагерного режима, мы приходим к выводу о том, что эти процессы не были линейными. Поскольку руководство ГУЛАГа осознавало, что только одними карательными мерами невозможно поддерживать должный порядок среди заключенных, в качестве компенсационных мер им начали использоваться новые формы: перевод положительно зарекомендовавших себя заключенных на облегченный режим, улучшение питания и вещевого снабжения, увеличение сумм премиального вознаграждения, предоставление более частых свиданий с родственниками и т.д.

На основе обширных документальных данных установлено, что особенно позитивное значение в это время имело усиление контроля за деятельностью низовой лагерной администрации, как со стороны руководства ГУЛАГа, так и управлений исправительно-трудовых лагерей. Важная роль в этом отводилась новому структурному подразделению в составе ГУЛАГа - контрольно-инспекторской группе, на которую возлагались задачи по обследованию ИТЛ. В 1940-1941гг., вследствие усиления контроля за деятельностью низовой лагерной администрации со стороны ГУЛАГа и руководителей лагерей, а также органов прокуратуры положение дел стало меняться в лучшую сторону. Тем не менее, несмотря на принимавшиеся меры, коренного улучшения состояния режима в исправительно-трудовых лагерях добиться не удалось. В начале 1941 года в системе ГУЛАГа были проведены дополнительные меры по укреплению режима, однако завершить эти программы к началу войны в основном не удалось.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Меликян, Арарат Максимович, 2005 год

1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

2. Ф. Р-393. Народный комиссариат внутренних дел РСФСР Ф. 1235.-ВЦИК. Ф. 3316. ЦИК СССР.

3. Ф. 4042. Главное управление местами заключения НКВД РСФСР.

4. Ф. 5446 Совет Народных Комиссаров СССР - Совет Министров СССР.1923-1991.

5. Ф. 5674. Совет труда и обороны при СНК СССР

6. Ф. 7420. Главное управление местами заключения Минюста Временного правительства

7. Ф. 8131. Прокуратура СССР (1924-1991гг.)

8. Ф. 8466 Управление строительства № 505 МВД СССР.

9. Ф. 9401 НКВД (МВД) СССР. 1938-1959.

10. Ф. 9413 Тюремный отдел Министерства внутренних дел СССР. 1938-1959. ф. 9414 - ГУЛАГ НКВД СССР. 1930-1960. Ф. 9489 — Управление строительства канала «Москва-Волга». Ф. 9492. Народный комиссариат юстиции СССР.

11. Российский государственный архив социально-политическойистории (РГАСПИ)1. Ф. 17. ЦК КПСС.

12. Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ)

13. Ф. 4. Центральный комитет КПСС. Секретариат. Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов.

14. Центральный архив общественных движений г. Москвы (ЦАОДМ)

15. Ф. 2264. Политотдел исправительно-трудовых лагерей и колоний Управления

16. МВД СССР Московской области

17. Ф. 3352. Партийный комитет НКВД СССР МВД СССР.

18. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК) Ф.Р-158. Кубано-Черноморский областной ревком (1920-1921гг.) Ф. Р-382.

19. Ф. 580 Славянский райисполком (1930-е гг.); Ф. Р-686 - Кубано-Черноморский областной исполком; Ф. Р-687 — Краснодарский крайисполком.

20. Центр документации новейшей истории Краснодарского края

21. ЦЦНИКК) Ф.1 Кубано-Черноморский обком РКП (б). Ф.8. - Кубанский окружной исполнительный комитет Ф. 17. - Кубанский окружной комитет ВКП(б) Ф.9 - Черноморский окружной исполнительный комитет. Ф.1774-А. - Краснодарский крайком ВКП(б).

22. Специальный архивный фонд информационного центра ГУВД Краснодарского края (САФ ИЦ ГУВД КК) Архив МВД Республики Коми.1. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

23. В.И.Ленин и ВЧК / Сборник документов. М.: Политиздат, 1987. Ведомости Верховного Совета СССР. 1924 1941.

24. ВЧК ГПУ. Документы и материалы / Ред. - сост. Ю.Г. Фелыитин-ский. М.: Изд-во гуманитарной литературы, 1995. - 272 с.

25. ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1918-1960// Сост.: А.И. Кокурин и Н.В. Петров. М., 2002. 885 с.

26. ГУЛАГ в Карелии. Сб. документов и материалов. 1930 1941. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 1992. - 225 с.

27. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960 / Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров. М.: МВД, 2000. 888 с. Два документа комиссии Л. М. Шанина на Соловках// Звенья. Исторический альманах. М., 1991.

28. Декреты Советской власти М.: Госполитиздат, 1957 1986. -Т. I-XII.

29. Дети ГУЛАГа. 1918-1956/ Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. С.С. Виленскийи др. М.: МФД, 2002. 631 с.

30. Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1428.

31. Законодательство СССР / Сост. Захаров Н.С., Малков В.П. 270 с. Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии (1917-1921гг.): Сб. документов. М., 1958.

32. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. 1933. С изм. на 1 октября 1934 г. М., 1934.-46 с.

33. Красный террор в годы гражданской войны. По материалам Особой следственной комиссии // Вопросы истории. 2001. № 7; 2001. № 8. Кронштадтский мятеж. Сборник статей, воспоминаний и документов. Л., 1931.

34. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ, 1917-1960. Справочник // Сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров. М., 1997.

35. Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. М.: МДФ, 2004. 736 с.

36. Материалы VII совещания работников советской юстиции. М., 1932. Материалы Всероссийского съезда пенитенциарного дела 18-24 октября 1923 г. Стенографический отчет. М., 1923.

37. Пенитенциарное дело в 1923 г. Отчет Главного управления мест заключения Республики XI съезду Советов. М.: Изд-во НКВД, 1924.-67 с. Письма заключенного Флоренского П.А. семье из концлагеря // Знамя. 1971. №7.

38. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» от 17 ноября 1938 г. // Исторический архив. 1992. № 1. С. 125 -128.

39. Приговор Верховного революционного трибунала по делу партии эсеров. М., 1922.

40. XV съезд ВКП(б). Стенографический отчет. 4.1-2. М.: Госполитиздат, 19611962.

41. XVI съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М.: Госполитиздат, 1930. Реабилитация народов и граждан, 1954 1994 годы: Документы./ РАН. Сост. и отв. ред. Алиев И. М., 1994. - 304 с.

42. Репрессии 30-40-х годов в Томском крае. Томск, 1991.

43. Реформа тюрем и перспективы исправительно-трудового дела в СССР. 1-е Всесоюзное совещание пенитенциарных деятелей. 15-21 октября 1928 г. Материалы. М.: Изд-во НКВД, 1929. -283 с.

44. Сборник основных приказов, инструкций, циркуляров НКЮ и НКВД РСФСР о деятельности мест лишения свободы. М., 1958. Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР, действующих на 1 апреля 1935 г. М., 1935. 582 с.

45. Сборник постановлений, разъяснений и директив Верховного Суда СССР, действующих на 1 апреля 1935 г. М., 1935. 582 с.

46. Сборник циркуляров Центрального карательного отдел НКЮ за 1917-1920 гг. М., 1926.

47. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник// Сост. М.Б. Смирнов. М.: Звенья, 1998. 597 с.

48. Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР. 1924- 1941.

49. Собрание кодексов РСФСР. М., 1927.

50. Собрание постановлений и распоряжений правительства СССР 1928-1941 гг.

51. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. М., 1928-1941.

52. Совершенно секретно»: Лубянка-Сталину о положении в стране (19221934 гг.). М., 2001. Т.1-4.

53. Советское руководство. Переписка. 1928 1941 гг. / Сост. А.В. Квашонкин, Л.П. Кошелева, Л.А. Роговая, О.В. Хлевнюк М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999.-519 с.

54. Съезды Советов Союза ССР, Союзных и Автономных Советских Социалистических Республик. Сборник документов. 1917-1936 гг. В 3-х т. М., 1959.

55. Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание: Док-ты и мат-лы.В 5 т. М., 1999.

56. Трудовая армия на строительстве Челябинского завода // Отечественные архивы. 1992. №2.

57. Утевский Б.С. Действующие распоряжения по местам заключения. Систематический сб. с пояснениями. М.: Изд-во НКВД, 1929.-298 с. Фирин С. Итоги Беломорстроя: Доклад на президиуме Комакадемии. М., 1934. - 62 с.

58. Шестнадцатая московская губернская конференция ВКП(б). Стенограф, отчет. М.: Госиздат, 1928. 564 с.

59. Шестой съезд Советов Союза ССР. Стенографический отчет. 8 марта 17 марта 1931 г. Москва. Бюллетень № 1. М.: Издание ЦИК Союза ССР, 1931. -38 с.

60. Ширвиндт Е.Г. Наше исправительно-трудовое законодательство / Спредисловием Д.И. Курского. М.: Изд-во НКЮ, 1925.- 115 с.

61. Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. 1930-е годы. Сб.документов// Сост. проф. М.И. Хлусов. М., 1998. 171 с.

62. GULAG. The Documentary Map of Forsed Labour Camps in Soviet Russia. New1. York, 1951.-482 c.1. СТАТИСТИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

63. Всесоюзная перепись населения 1937 г.: Краткие итоги. М, 1991. Всесоюзная перепись населения 1939 года: Основные итоги. М, 1992. Движение населения в местах заключения СССР // Статистическое обозрение. 1928. №5.

64. Итоги десятилетия Советской власти в цифрах, 1917-1927. М., 1928. Преступность и репрессии в РСФСР: Материалы к реформе уголовного кодекса. М.,1930.

65. Статистика амнистированных в ознаменование десятилетия Октябрьской революции. М.: Изд-во ЦСУ, 1928.

66. Статистика осужденных в СССР в 1923-1924 гг. М.: Изд-во ЦСУ, 1927. Статистика осужденных в СССР в 1925,1926 и 1927 гг. - М.: Изд-во ЦСУ, 1930.1. МЕМУАРЫ

67. Боль людская. Книга памяти томичей, репрессированных в 30-40 и начале 50-х гг. Томск, 1992.

68. Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Шарля де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990. Голицын С. Записки уцелевшего. М., 1990. Дворжецкий В. Пути больших этапов. М., 1993.

69. Дементьев С.И. Четверть века в лагерях и колониях Советского Союза: правда и вымысел. М., 2004.

70. Риутта У. Осужденный по 58-й статье: История человека, прошедшего уральские лагеря. СПб., 2001.

71. Розанов М. Соловецкий концлагерь в монастыре. Франкфурт, 1987. Кн.2.

72. Соболев И. Непридуманное //Летопись горького времени. Алма-Ата, 1989.

73. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. М.: Новый мир, 1989. Т.2.

74. Солоневич И.Л. Россия в концлагере. Вашингтон, 1958.

75. Террор на пороге. Сборник. М.: ОЛМА-ПРЕСС Образования, 2004. 284 с.

76. Хочу жить. Из дневника школьницы, 1932-1937: По материаламследственного дела семьи Луговских. М.: Формика-С, 2003. 120 с.

77. Шаламов В. Вишера. М.: Орбита, 1990.

78. Шаламов В.Т. Левый берег. М.: Современник, 1991. 480 с.

79. Шрейдер М.Л. НКВД изнутри. Записки чекиста. М., 1995.

80. ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ Бюллетень Тверского Губисполкома. 1929. Воспитание и правопорядок. 1990.

81. Еженедельник советской юстиции. 1922-1930.1. Известия. 1921-1941.1. Карта. 1993-1999.1. Колымская правда. 1934.1. Красное знамя. 1920-1924.1. На боевом посту. 1991.1. Правда. 1921-1941.1. Советская юстиция. 1930.

82. Советское государство и революция права. 1930. Строитель БАМа. 1934. Суд идет! 1921-1933. Труд. 1999.1. КНИГИ И СТАТЬИ20 лет ВЧК ОГПУ - НКВД. М., 1938. - 64 с.

83. Авербах Л.И. От преступления к труду. М., 1936.

84. Ангаров А. Классовая борьба в советской деревне. М., 1929.

85. Анисимков В.М. Традиции и обычаи преступного мира среди осужденных вместах лишения свободы. Уфа, 1993.

86. Арендт X. Истоки тоталитаризма. М., 1996.

87. Артемьев В.П. Режим и охрана исправительно-трудовых лагерей МВД. Мюнхен, 1956.

88. Астемиров З.А. История советского исправительно-трудового права. Рязань: Высшая школа МВД СССР, 1975. 92 с.

89. Ахмадеев Ф.Х. Становление режима в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (1917-1930 гг.). М., 1993.

90. Ахмадеев Ф.Х. Катаев Н.А. Хабибулин А.Г. Становление и развитие органов советской милиции и исправительно-трудовых учреждений. Уфа, 1993.

91. Багрий-Шахматов JI.В. Система уголовных наказаний и исправительноVтрудовое право. М., 1969.

92. Багунов В. Порядок отбывания наказания в тюрьмах // Преступление и наказание. 1997. № 6.

93. Базаров А.А. Кулак и агрогулаг. Челябинск, 1991. 250 с.

94. Базунов В.В. Тюрьмы НКВД-МВД СССР в карательной системе Советскогогосударства. М., 2000. 111 с.

95. Бацаев И.Д. Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах. В 2 ч. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002.

96. Бацаев И.Д. Особенности промышленного освоения Северо-Востока России в период массовых политических репрессий (1932-1953гг.). Дальстрой. Магадан, 2002.

97. Беккариа Чезаре. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. Беломоро-Балтийский канал. М., 1934.

98. Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. ЛГУ, 1963. Бердинских В.А. Вятлаг. Киров, 1998.

99. Берлинских В.А. История одного лагеря (Вятлаг). М.: Аграф, 2001. 463 с. Биленко С.В. Максименко Н.П. Этапы развития советской милиции. М.: МВД СССР, 1972.

100. Бордюгов Г.А., Козлов В.А. Поворот 1929 г. и альтернатива Бухарина // Вопросы истории КПСС. 1988. № 8.

101. Бухарин Н.И. Путь к социализму: Избранные произведения. Новосибирск, 1990.

102. В недрах Ухтопечерлага. Ухта, 1989.

103. Верт Н. История советского государства. М., 1994.

104. Вине Г.П. Тропою верности: (О П.Я. Винсе). СПб., 2003. 305 с.

105. Власть и общество в СССР: политика репрессий (20-40-е гг.). Сб. статей. М.:1. ИРИ РАН, 1999.

106. Волков Г.И. Уголовная политика эпохи промышленного капитализма. М., 1932.

107. Вопросы кодификации советского исправительно-трудового права. Материалы теоретической конференции. Саратов, 1961. Враги и друзья в зеркале «Крокодила». 1922-1972.

108. Вышинский А.Я. Законность революционная. Большая Советская Энциклопедия. Т. 26. М., 1933.

109. Вышинский А .Я. Подрывная работа разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры. М., 1938. Вышинский А.Я. Советский уголовный процесс. М., 1938. Гартевольд В. Каторга и бродяги Сибири. М., 1912.

110. Гвоздикова Л.И. Сталинские лагеря на территории Кузбасса (30-40-е гг.). Кемерово, 1994.

111. Гвоздкова Л.И. История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе. Кемерово, 1997.

112. Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Лондон, 1989.

113. Генкин И.И. По тюрьмам и этапам. Пг., 1922.

114. Гернет М.Н. В тюрьме. Очерки тюремной психологии. М., 1925.

115. Гернет М.Н. Преступность за границей и в СССР. М., 1931.

116. Герцензон А.А. Борьба с преступностью в РСФСР. М., 1928.

117. Гиляров Е. М. Становление и развитие исправительно-трудовых учреждений

118. РСФСР в первые годы Советской власти (1917-1925 гг.). М., 1986.

119. Гинцберг Л.И. По страницам «особых папок» политбюро ЦК ВКП(б) //

120. Вопросы истории. 1996. № 8

121. Глебов В.Г. Кровавый песок Дубровки воронежцы в тисках НКВД. Воронеж: Кварта, 2004. 159 с.

122. Голанд Ю.М. Кризисы, разрушившие НЭП. М., 1991.

123. Голубцов С.А. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999.

124. Голяков И.Т. Некоторые вопросы науки и судебной практики в решениях

125. Пленума Верховного Суда СССР // Советская юстиция. 1940. № 5.

126. Гран П.К. Каторга в Сибири. СПб., 1913.

127. Греков М.Л. Тюремные системы: история и современность. Краснодар, 1999. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1956.

128. ГУЛАГ в годы Великой Отечественной войны // Военно-исторический журнал. 1991. № 1.

129. Гулаг: его строители, обитатели и герои: (Раскулачивание и гонение на Православную Церковь пополняли лагеря ГУЛАГа)// Под ред. И.В. Добровольского. 2-е изд. М.: Междунар. о-во прав человека Франкфурт/Майн, 2001. 453 с.

130. Данилов А.А. История инакомыслия в России. Советский период. Уфа, 1995. Дворжецкий В.Я. Пути больших этапов // Воля. 1993. №1. Дедюхин В. В. Становление и развитие организации борьбы с преступностью в исправительно-трудовых учреждениях. М., 1984.

131. Детков М.Г. Содержание карательной политики советского государства и ее реализация при исполнении наказания в виде лишения свободы втридцатые-пятидесятые годы. Домодедово: ВИПК МВД России, 1992. 156 с.

132. Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии (К 120-летию Главного тюремного управления России). М., 1999.

133. Доклады теоретической конференции, посвященной вопросам советского исправительно-трудового права. Томск, 1959.

134. Дугин А.Н. Малыгин А Я. Солженицын, Рыбаков: технология лжи // Военно-исторический журнал. 1991. № 7.

135. Дугин А. ГУЛАГ. Кощунство арифметики // Криминальная хроника. № 7. Дугин А. Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа // Социально-политические науки. 1990. №7.

136. Дугин А.И. Неизвестный ГУЛАГ: Документы и факты. М.: Наука, 1999. 101 с.

137. Еланцева О.П. БАМ: малоизвестные страницы истории 30-х годов // Известия ЦК КПСС. 1991. № 8.

138. Еланцева О.П. Кто и как строил БАМ в 30-е годы//Отечественные архивы. 1992. № 5.

139. Звягинцев А.Г. Орлов Ю.Г. Распятые революцией: Российские прокуроры. XX век. 1922-1936 гг. М., 1998.

140. Зеленин И.Е. «Закон о пяти колосках»: разработка и осуществление // Вопросы истории. 1999. № 1.

141. Земсков В. Н. «Архипелаг ГУЛАГ: глазами историка и публициста //Аргументы и факты. 1989. №45.

142. Земсков В.Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльные и высланные // История СССР. 1991. № 5.

143. Земсков В.Н. Заключенные в 1930-е годы: социально-демографические проблемы // Отечественная история. 1997. № 4.

144. Иванов В. А. Миссия ордена. Механизм массовых репрессий в советской России в конце 20-х-40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). СПб., 1997.

145. Иванова Г.М. ГУЛАГ в системе тоталитарного государства. М., 1997. 364с. Иванова Г.М. ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. СПб., 1998.

146. Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994.

147. Ильинский М.М. Нарком Ягода. М., 2002.

148. Инсаров А.С. Балтийско-Беломорский водный путь. М., 1934.

149. Исаев М.М. Назначение, применение и отмена наказания // Советскаяюстиция. 193 8. № 17.

150. Исаев М.М. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. M.-JL, 1927.

151. Исаев М.М. Основы пенитенциарной политики. M.-JL. 1927. Исаков В. М. Труд осужденных в исправительно-трудовых учреждениях Советского государства (1917-1990 гг.). М, 2000; Исправительно-трудовое право. М., 1966.

152. Калинин В.Н., Утевский Ю.Б., Яковлев A.M. Советские исправительнотрудовые учреждения. М., 1960.

153. Калинин М.И. Избр. произв. Т. 1-3. М., 1960-1961.

154. Карева М.П. Право и нравственность в социалистическом обществе. М., 1951.

155. Карпец И.И. Индивидуализация наказания. М., 1961. Карр Э. История советской России. Т.1, 2. М., 1990.

156. Кербер Л. А дело шло к войне // Изобретатель и рационализатор. 1988. №3.

157. Кесслер М. Задачи и методы производственно-хозяйственной деятельности в местах заключения. Доклад на 1 Всесоюзном совещании пенитенциарных деятелей. М., 1928.

158. Кирзнер А.С. Наказание как удовлетворение потерпевшего // Социалистическая законность. 1937. № 9.

159. Козлов А.Г. Из истории колымских лагерей. Магадан, 1991. 402 с. Кокурин А., Петров Н. ГУЛАГ: структура и кадры // Свободная мысль-ХХ1. - 1999.- № 8-12; 2000. - № 1-3, 5-12. Конквест Р. Большой террор. Т. 1-2. Рига, 1992.

160. Конференция по вопросам советского исправительно-трудового права //Советская юстиция, 1957. № 8;

161. Корейцы жертвы политических репрессий в СССР, 1934-1938. Кн.2. Пермь. 2002.

162. Корильев А.П. Кровавые протесты в Бутырках (1911-1913 гг.). М., 1930.

163. Корнеев М. Вторая пятилетка и уничтожение классов. М., 1932.

164. Котек Ж. Ригуло П. Век лагерей: Лишение свободы, концентрация,уничтожение. Сто лет злодеяний. М.: Текст, 2003. 686 с.

165. Кравери М. Хлевнюк О. Кризис экономики МВД (конец 1940-х 1950-е годы)

166. Cahiers du Monde russe, XXXVI (1-2), janvier-juin 1995.

167. Красильников С. А. Рождение ГУЛАГа: дискуссии в верхних эшелонах власти // Исторический архив. 1997. №4.

168. Крахмальник Л. Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. Саратов, 1963.

169. Кузьмин С. И. К репрессиям причастен //На боевом посту. 1997. №11. Кузьмин С. И. Лагерники: ГУЛАГ без ретуши // Молодая гвардия. 1995. №7.

170. Кузьмин С. И. От ГУМЗа до ГУИНа //Преступление и наказание. 1997.№5. Кузьмин С.И. Деятельность исправительно-трудовых учреждений (19361960 гг.). М.: Академия МВД СССР, 1988. - 96 с.

171. Кузьмин С.И. Исправительно-трудовые учреждения в СССР (1917-1953 гг.). М.: Академия МВД СССР, 1991.- 132 с.

172. Кузьмин С.И. ИТУ: история и современность // Человек преступление и наказание. 1995. № 2-4; 1996. №1.

173. Кузьмин С.И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений. М.: Академия МВД СССР, 1988.- 96 с.

174. Кузьмин С.И. Политико-правовые основы становления и развития исправительно-трудовых учреждений. М.: Академия МВД СССР, 1988.- 96 с.

175. Кузьмин СИ. Волки преступного мира // Молодая гвардия. 1996. Т.6.

176. Кузьмин Ст. Лагерники (ГУЛАГ без ретуши) //Молодая гвардия. 1993. № 3.

177. Кукушкина А.Р. Акмолинский лагерь жен «изменников Родины»: история исудьбы. Караганда, 2002. 184 с.

178. Куликов К.И. Дело Дело «СОФРИН». Ижевск, 1997.

179. Курицын В. М. История государства и права России. 1929-1940гг. М., 1998.

180. Курицын В. М. Комиссия Янсона // Государство и право. 1992. №3.

181. Курс советского уголовного права / Отв. ред. Н.А. Беляев, Н.Д.

182. Шаргородский. Часть Общая. Т. 2. Л., 1970,

183. Курский Д.И. Избр. статьи и речи. М.: Госюриздат, 1958. 311 с.

184. Кученко Н.М. Укрепление социалистической законности Сибири в первыегоды НЭПа. Новосибирск, 1981.

185. Кюстин А. Николаевская Россия в 1839 году. М., 1990.

186. Лашко В. О новом виде исправительно-трудовых учреждений // Советская юстиция. 1965. № 1.

187. Лисин Г. Борьба за Совет (С.-Леушковская станица, Кубанский округ)//

188. Деревенский коммунист. 1927. №5-6. 15 марта.

189. Лосев М.П. Содержание заключенных в тюрьмах. М., 1957.

190. Лубянка. ВЧК ОПТУ - НКВД - НКГБ - МВД - КГБ. 1917-1960. Справочник.

191. Составление, введение и примечания А.И. Кокурина, Н.В. Петрова. М., 1997.

192. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ.1. М., 1999.

193. Лучинский Н.Ф. Краткий очерк деятельности Главного тюремного управления за первые XXXV лет его существования (1879-1914гг.). СПб., 1914.

194. Морозов Н. Сопротивление в особых лагерях Коми АССР (1953-1955 гг.) // Карта. 1996. № 12.

195. Морозов Н.А. ГУЛАГ в Коми крае, 1929-1956. Сыктывкар, 1997. 189 с. Мурзин Д.М. Развитие исправительно-трудовой колонии как основного вида ИТУ. Рязань, 1978.

196. Наташев А.Е. Неприемлемость «прогрессивной системы» отбытия лишения свободы // Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства. Саратов, 1961.

197. Наумов Л. Борьба в руководстве НКВД в 1936-38 гг. М., 2003.

198. Научная конференция по советскому исправительно-трудовому праву // Советское государство и право, 1957. № 12.

199. Нахимсон Ф.М. Наша карательная политика // Рабочий суд. 1924. № 19-20.

200. Наша общая горькая правда: историко-краевед. сб. Ханты-Мансийск, 2004.

201. Некрасов В.Ф. Тринадцать «железных» наркомов: История НКВД-МВД от

202. А.И. Рыкова до Н.А. Щелокова (1917-1982 гг.). М., 1995.

203. Немояну М. Открытость тюрем — важный элемент тюремной реформы //

204. Тюремная реформа: поиски и достижения. Харьков, 1999.

205. Нижник Н.С. Сальников В.П. Мушкет И.И. Министры внутренних дел

206. Российского государства (1802-2002). Биобиблиографический справочник.

207. СПб.: Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительнойдеятельности «Университет», 2002. — 584 с.

208. Никифоров П.М. В годы реакции в Иркутской тюрьме. М., 1932.

209. Николаев М.Е. Возвращенные имена. Якутск: Бичик, 2003.

210. Никонов-Смородин М.З. Красная каторга. Записки соловчанина. София, 1938.

211. Ной И.С. Теоретические вопросы лишения свободы. Саратов, 1965.

212. Органы и войска МВД России. М., 1996.

213. От тюрем к воспитательным учреждениям / Под ред. А.Я.Вышинского. М., 1934.

214. Павлов С.М. И наступит день.: Очерки о политических репрессиях против церкви. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. 293 с.

215. Павлова И.В. Современные западные историки о сталинской России 30-х годов (критика «ревизионистского» подхода) // Отечественная история. -1998. № 5. - С. 107-121.

216. Пайчадзе С.А. Издания БАМЛага ОГПУ-НКВД // Вторые Макушинские чтения. Томск, 1991.

217. Панин Д.М. Лубянка Экибастуз: Лагерные записки. М., 1990.

218. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России: История и современность. М., 1998.

219. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России: История и современность. М.: Норма, 1998.

220. Петров Н.В. Скоркин К.В. Кто руководил НКВД, 1934 1941: Справочник / Общество «Мемориал», РГАСПИ, ГАРФ; Под ред. Н.Г. Охотина и А.Б. Рогинского. М, 1999.

221. Печников А.П. Становление организационно-правовых форм исправления и перевоспитания осужденных в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (октябрь 1917 1925 гг.). М., 1991.

222. Пилясов А. Закономерности и особенности освоения Северо-Востока России ретроспектива и прогноз. Магадан, 1996.

223. Пионтковский А.А. Сталинская Конституция и проект Уголовного кодекса СССР. М., 1947.

224. Пионтковский А.А. Формы уголовного права периода пролетарской диктатуры // Основы и задачи советской уголовной политики. М., 1929. ПобожинИ. Мертвая дорога//Новый мир. 1994. №8.

225. Поздняков В.М. Отечественная пенитенциарная психология: история и современность. М.: Укадемия управления МВД РФ, 2000. 269 с.

226. Политические репрессии на Дальнем Востоке СССР в 1920 1950-е годы: Материалы первой Дальневосточной научно-практической конференции. Владивосток, 1997.

227. Полиция и милиция России: страницы истории. М., 1995.

228. Полубинский В.И. От царской каторги к советским лагерям //

229. Преступление и наказание. 1995. № 5.

230. Поляков Ю.А. Жиромская В.Б. Киселев И.Н. Полвека молчания: Всесоюзная перепись населения 1937 г. // Социологические исследования. 1990. № 8. Полян П.М. Не по своей воле. История и география принудительных миграций в СССР. М., 2001.

231. Попков С.А. Лагерная система и принудительный труд в Сибири и на Дальнем Востоке в 1929-1941 гг. // Возвращение памяти: Историко-архивный альманах. Вып.З. Новосибирск, 1997.

232. Рассказов Л.П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в Советском государстве (1917-1941 гг.).Уфа: Академия МВД РФ, Уфимская высшая школа МВД РФ, 1994.-465 с.

233. Рассказов Л.П. Упоров И.В. Использование и правовое регулирование труда осужденных в российской истории. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 1998. 166 с. Ременсон АЛ. Вопросы лишения свободы и общее учение о наказании // Доклады конференции. Томск, 1959.

234. Репрессии 1930-х годов в Мордовии и их последствия. Материалы респ.научно-практ. конф., 27 мая 1998г. Саранск, 2004. 214 с.

235. Романовский А. Шестокова А. О некоторых поправках к ИТК //

236. Административный вестник. 1928. №10.

237. Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу., 4.1-2. М.: Просвет, 1991.

238. Росси Ж. Из истории советских лагерей // Карта / Независимый российскийправозащитный журнал. 1996. № 10-11.

239. Росси Ж. Реальный социализм // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. М, 1994. № 2-3.

240. Рубежи: К 75-летней годовщине уголовно-исполнительной системы Ставропольского края. Сборник. Ставрополь, 1997. Рыкачев Як. Инженеры Беломорстроя. М, 1934.

241. Рябинин А.А. Основы исправительно-трудового (уголовно-исполнительного) права Российской Федерации. М., 1995. Саломон А.П. Доклад о современном положении ссылки и каторги в Сибири и на о. Сахалине. СПб., 1899.

242. Семенов Н. Советский суд и карательная политика. Мюнхен, 1952.- 364с. Сидоров В.А. Мероприятия по трудовому перевоспитанию бывших кулаков // Вопросы истории. 1964. №11.

243. Сизов С.К. Дореволюционная тюрьма и советский исправительно-трудовой дом. Армавир, 1928.

244. Силаев С. Классовая борьба в деревне и хлебозаготовки. М.,1930. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР, 1923-1960: Справочник / О-во «Мемориал», ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М.: Звенья, 1998.

245. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. Справочник. 1923-1960. М., 1998.

246. Славин С.В. Промышленное и транспортное освоение Севера СССР. М., 1961.

247. CJIOH-CTOH: Соловецкие лагеря и тюрьма особого назначения (1923-1939). Рекоменд. указ. лит.// Сост. М.А. Смирнова и др. Архангельск: Принт-Мастер, 2003. 66 с.

248. Смыкалин А.С. Колонии и тюрьмы в советской России. Екатеринбург: УрГЮА, 1997.364 с.

249. Советская милиция: история и современность. 1917-1985. М., 1987.

250. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. М.: Инком, 1991. 788 с.

251. Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1998.

252. Солоневич И.Л. Полное собрание сочинений. Буэнос Айрес, 1956.

253. Сольц А. Наша карательная политика (обследование московских тюрем) //1. Правда. 1923. № 187.

254. Сопротивление в ГУЛАГе / Материалы международной конференции. М., 1992.

255. Сталин И. О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников. Доклад на Пленуме ЦК ВКП (б) 3-5 марта 1937 г. М: Партиздат, 1937. Сталин И.В. Сочинения. М., 1949. Т. 11; 1952. Т. 12.

256. Становление Советского исправительно-трудового права (октябрь 19171925 гг.). Выпуск I. Часть II. Рязань, 1984.

257. Стручков Н.А. и др. Становление советского исправительно-трудового права (октябрь 1917 1925 гг.). 4.1. - Рязань: Высшая школа МВД СССР, 1984. -84 с.

258. Стручков Н.А. Советское исправительно-трудовое право. М., 1961. Стучка П. Марксистское понимание права/ Коммунистическая революция. 1922. №13-14 (37-38). Ноябрь.

259. Стучка П. Революционная законность (итоги и перспективы) // Советская юстиция. 1930. №10.

260. Тарновский Е. Судебная репрессия // Еженедельник советской юстиции. 1922. №45-46.

261. Тепцов Н.В. Аграрная политика: на крупных поворотах 20-30-х годов. М., 1990.

262. Толкаченко Анат., Толкаченко Андр. Из истории военных тюрем в России // Уголовное право. 1999. № 3.

263. Трайнин А. 10 лет советского уголовного законодательства //Право и жизнь. 1927. №8-10.

264. Трайнин А. Уголовное право. Общая часть. М., 1929.

265. Туманов Г.А. Роль режима лишения свободы в достижении задач уголовного наказания // Усиление борьбы с преступностью в свете требований программы КПСС. М., 1964.

266. Уголовно-исполнительное право России / Под ред. А.И. Зубкова. М., 1997. Уйманов В.Н. Репрессии. Как это было. (Зап. Сибирь в конце 20-х- начале 50-х годов). Томск, 1995.

267. Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII-XX вв. СПб, 2004. 608 с.

268. Упоров И.В. Социально-правовые аспекты уголовно-исполнительной политики советского государства в 1930-1960 гг. Краснодар: КЮИ МВД РФ, 2003. 142 с.

269. Утевский Б.С. Советская исправительно-трудовая политика. М., 1934.- 110 с.

270. Утевский Б.С. Система и виды наказаний в Уголовном кодексе // Проблемы социалистического права. М., 1938. Учреждению ЖХ-3 85, 70 лет. Саранск, 2001. 69 с.

271. Фарбер И.Е. В.И.Ленин о суде и правосудии // Вопросы государства и права в трудах В.И.Ленина. М., 1955.

272. Филимонов М. Глазами очевидца // Сборник материалов по перевоспитанию осужденных. 1957. № 5(9).

273. Фирин С. Итоги Беломорстроя: Доклад на президиуме Комакадемии. М., 1934. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1889. Формы классовой борьбы на данном этапе. М., 1933. Фромм Э. Человек для себя. Минск, 1992.

274. Хатаевич М.М. О ликвидации кулачества как класса. Самара, 1930. Хаустов В.Н. Деятельность органов государственной безопасности НКВД СССР, 1934-1941гг. М., 1997.

275. Хлевнюк О. 26 июня 1940 г. // Коммунист. 1989. № 9.

276. Хлевнюк О.В. Политбюро: механизмы политической власти в 1930-е годы. М., 1996.

277. Хлевнюк О.В. Принудительный труд в экономике СССР (1929-1941 гг.)// Свободная мысль. 1992. №13;

278. Хлусов М.И. Система ГУЛАГа как элемент власти // Власть и общество в СССР: политика репрессий (20 40-е гг.). Сб. ст. М., 1999.

279. Хребтов В.И. «Цивилизованный» ГУЛАГ: Генезис воспитательной работы с лицами, лишенными свободы, и сворачивание ее в современных условиях. М.: НПЦ «Технограф», 2002. 511 с.

280. Хронология событий на Кубани с 17 марта по 31 декабря 1920 года. Краснодар, 1921.

281. Цаплин В.В. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х гг. // Вопросы истории. 1991. № 4-5.

282. Шамсунов С.Х. Организация и правовое регулирование труда осужденных в Республике Татарстан (1920-1990-е гг.). Самара, 2001. 175 с. Шапиро Л. История коммунистической партии Советского Союза. Лондон, 1990.

283. Шаргородский М.Д. Наказание по советскому уголовному праву. М., 1958. Шварц С. Рабский труд в СССР: статистика рабского труда// Социалистический вестник. 1951. №12.

284. Швец Н.Н. О принудительных работах по месту службы // Социалистическая законность. 1939. № 5.

285. Ширвинд Е. Вопросы судебно-карательной политики на XV съезде ВКП (б) // Советское право. 1928. № 1.

286. Ширвиндт Е.Г. К сорокалетию исправительно-трудовой политики советского государства. М., 1957. 78 с.

287. Шмаров И.В. Мелентьев М.П. Дифференциация исполнения наказания в исправительно-трудовых учреждениях. Пермь, 1971.

288. Эбеджанс С.Г. Важнов М.Я. Производственный феномен ГУЛАГа // Вопросы истории. 1994. № 6.

289. Эстрин А.Я. Развитие советской уголовной политики. М., 1933.

290. Эстрин А.Я. Уголовное право СССР и РСФСР. М., 1931.

291. Это нашей истории строки: 120 ГУИН: (Информационно-справочныйсборник). Владивосток, 1999. 43 с.

292. Яковлев Б.А. Концентрационные лагеря в СССР. Лондон, 1983. Якубович М. И. О правовой природе института условного осуждения // Советское государство и право. 1946. № 11.

293. Якубсон В.Р. Вопросы индивидуализации наказания // Вопросы уголовного права. М., 1945.

294. Якубсон В.Р. Репрессия лишением свободы. Современная преступность. М., 1922.

295. Янчевский Б. Преступление и кара в Советской России // Пролетарская революция и право. 1921. № 1.

296. Ястребов А.В. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 года. М., 1997. 110 с.

297. Bacon Е. The Gulag at war: Stalin's forced labour system in the light of the arch.

298. Edwin Bacon. London, 1996.

299. Cilfga A. The Russian Eni'gma. London. 1940.

300. Cliff Т. Stalinist Russia. Marxist Analysis. London, 1955.

301. Cohen S. Stalin Question. In: The Soviet Union Today. An interpretive guide. -Chicago, 1983.

302. Conguest R. Kolyma. The arctic death camps. Oxford, 1979.

303. Conquest R. Great Terror: Stalin's Purge of the Thirties. New York, 1968.

304. Dalin D. Nikolaevsky B. Forscd Labour in the USSR. London, 1947.

305. GULAG. The Documentary Map of Forsed Labour Camps in Soviet Russia. New1. York, 1951.

306. Jashy N. Labor and Output in Soviet Camps // Journal of Political Economy. 1951. Oct. P. 405-519.

307. Juviler P. Revolutionary Low and Order. Politics and Social Changes in the USSR. New York, 1976.

308. Wheatcroft S. The Scale and Nature of German and Soviet Repression and Mass Killings, 1930 45 // Europe-Asia Studies. 1996. Vol. 48. № 8.1. ДИССЕРТАЦИИ

309. Асаналиев Т. Становление и развитие организационно-правовых основ трудового перевоспитания осужденных в СССР (1917-1969 гг.). Дисс. . канд. юрид. наук. М., 1993.

310. Афанасов О.В. История Озерного лагеря в Иркутской области (19481963гг.). Дисс— канд. ист. наук. Иркутск, 2001.

311. Загороднюк Н.И. Ссылка крестьян в Северо-Западную Сибирь, 1929-1940 гг. Дис. канд. ист. наук. Тобольск, 1999.

312. Иванова Г.М. Гулаг в советской государственной системе: Конец 1920-х -середина 1950-х годов. Дисс. . докт. ист. наук. М., 2002;

313. Исаков В.М. Правовое регулирование и организация трудовой занятости осужденных в исправительных учреждениях Советского государства: (19171990 гг.). Дисс. . докт. юрид. наук. М., 2000.

314. Кузьмина А.С. Становление исправительно-трудовых учреждений в Сибири (1917-1924 гг.). Дис. . канд. юрид. наук. Томск, 1972.

315. Кузьмина О.С. Становление и развитие воспитательной системы исправительных учреждений советского государства: 20-е, 50-е, 70-е гг. Дис. . канд. пед. наук. М., 1994. 204с.

316. Кустышев А.Н. Подневольный труд в Ухто-Ижемском лагере НКВД-МВД СССР при освоении недр Коми АССР в 1938-1955гг. Дисс. . канд. ист. наук. Сыктывкар, 2000.

317. Любарский А.Ф. Общественное мнение и его влияние на правовое регулирование исполнения наказания в виде лишения свободы и деятельность исправительных учреждений. Дис. . канд. юрид. наук. М., 1996.

318. Маламуд Г.Я. Заключенные, трудмобилизованные НКВД и спецпереселенцы на Урале в 1940-х начале 50-х гг. Дис. . канд. ист. наук. - Екатеринбург, 1998.-201 с.

319. Малыгин А.Я. Государственно-правовой статус милиции РСФСР в период проведения новой экономической политики (20-е годы). Дисс. д. ю. н. М., 1992.

320. Печников А.П. Становление организационно-правовых форм исправления и перевоспитания осужденных в исправительно-трудовых учреждениях РСФСР (октябрь 1917 1925 гг.). М„ 1991.

321. Рассказов Л.П. ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД в механизме формирования и функционирования политической системы Советского общества (1917-1941 гг.). Дис. д-ра юрид. наук. СПб, 1994. 587 с.

322. Романовская В.Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России XX века (опыт философско-правового исследования). Дис. . д-ра юрид. наук. СПб., 1997.

323. Удодов А.Г. Правовое регулирование режима отбывания наказания в исправительно-трудовых лагерях Советского государства: 1929-1941 гг. Дисс. . канд. юрид. наук. М., 2003.

324. Упоров И.В. Исторический опыт формирования и реализации пенитенциарной политики России в XVIII-XX вв. Дисс. . докт. ист. наук. М., 2001.

325. Христофорова Е.И. Режим в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР (1929-1941 гг.). Дисс. канд. юрид. наук. М„ 2002.

326. Шашков В.Я. Раскулачивание в СССР и судьбы спецпереселенцев: Дис. . докт. ист. наук. М., 1995.

327. Шашкова O.JI. Репрессивная политика государства в 1928-1939 годах и ее последствия (на материалах Центрального Черноземья). Дисс. . канд. ист. наук. Курск, 2000.

328. Широков А.И. История формирования и деятельности Дальстроя в 19311941 гг. Дис. канд. ист. наук. Магадан, 1997.

329. Щетнев В.Е. Классовая борьба в кубанской станице (1920-1927 годы). Дисс. . .канд. ист. наук. Краснодар, 1967.

330. Ястребов А.В. Первый советский исправительно-трудовой кодекс. Дис. . канд. юрид. наук. М., 1987. 180 с

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.