Современная кинематика Амурской плиты по данным GPS геодезии и деформации на ее северной границе тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 25.00.03, кандидат геолого-минералогических наук Ашурков, Сергей Владимирович

  • Ашурков, Сергей Владимирович
  • кандидат геолого-минералогических науккандидат геолого-минералогических наук
  • 2011, ИркутскИркутск
  • Специальность ВАК РФ25.00.03
  • Количество страниц 148
Ашурков, Сергей Владимирович. Современная кинематика Амурской плиты по данным GPS геодезии и деформации на ее северной границе: дис. кандидат геолого-минералогических наук: 25.00.03 - Геотектоника и геодинамика. Иркутск. 2011. 148 с.

Оглавление диссертации кандидат геолого-минералогических наук Ашурков, Сергей Владимирович

Введение.

ГЛАВА 1. ИДЕНТИФИКАЦИЯ ЛИТОСФЕРНЫХ ПЛИТ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИХ1 КИНЕМАТИКИ:.

1.1. Основные принципы выделения литосферных плит и определения параметров их движения'.

1.2. Классические методы определениям параметров движения' литосферных плит.

1.3. Выделение литосферных блоков на современном этапе развития геодезии'

ГЛАВА 2. ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ, ГРАНИЦЫ И СУЩЕСТВУЮЩИЕ МОДЕЛИ КИНЕМАТИКИ АМУРСКОЙ ЛИТОСФЕРНОЙ ПЛИТЫ.

2.11 Внутреннее геологическое строение Амурской плиты.:.

2.2. Границы Амурской плиты.

2.3. Кинематические модели Амурской плиты.

2.4. Существующие модели 1 мгновенных движений Амурской плиты относительно Евразии и' современнное напряженно-деформированное состояние земной коры на их границе.

ГЛАВА 3. GPS ГЕОДЕЗИЯ КАК МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ ДЕФОРМАЦИЙ И КИНЕМАТИКИ ДВИЖЕНИЙ ПЛИТ.

3.1. Космический сектор;.

3.2. Сектор управления и контроля.

3.3. Сектор пользователя.'.

3.4*. Структура сигнала GPS.

3.5. Определение координат.

3.6. GPS наблюдения.

3.7. Основные источники погрешностей.

3.8. Геологическое применение метода GPS геодезии.

Глава 4. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ НА АМУРО-ЗЕЙСКОМ ГЕОДИНАМИЧЕСКОМ ПОЛИГОНЕ.

4.1. Амуро-Зейский геодинамический полигон (краткая характеристика).

4.2. Метод проведения GPS измерений и планирование работ.

4.3. Обработка GPS данных.

4.4. Поле скоростей современных горизонтальных движений на Амуро-Зейском полигоне.

Глава 5. ПАРАМЕТРЫ ОТНОСИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ ЕВРАЗИЙСКОЙ И АМУРСКОЙ ПЛИТ И ДЕФОРМАЦИИ НА ИХ ГРАНИЦЕ.

5.1. Определение параметров движения Евразийской и Амурской плит.

5.2. Тестирование моделей.

5.3. Сопоставление полученных данных о параметрах относительного движения Амурской и Евразийской плит с современным напряженно-деформированным состоянием земной коры на их границе.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Геотектоника и геодинамика», 25.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Современная кинематика Амурской плиты по данным GPS геодезии и деформации на ее северной границе»

Актуальность работы. Одной из наиболее обсуждаемых проблем современной геодинамики Северо-Восточной Азии является вопрос о выделении Амурской плиты в отдельную, независимую от Евразии, тектоническую единицу. Обсуждается как само ее существование, так и положение ее границ. Основываясь на распределении эпицентров землетрясений; Л.П. Зоненшайн с соавторами [Зоненшайн и др., 1978, 1979а, 19796; Zonenshain, Savostin, 1981] впервые предложили границы нового блока литосферы — Амурской плиты, выделившегося как тектоническая единица на позднекайнозойском этапе развития. С того времени этим вопросам было посвящено большое количество научных работ. Несмотря на это, среди исследователей до сих пор нет единого мнения относительно существования такой плиты и положения ее границ. Решение дискутируемых вопросов осложняется как сравнительно редкой и слабой сейсмичностью, так и часто геоморфологической и структурной не выразительностью границ Амурской плиты. С позиции тектоники плит, существование любой литосферной плиты порождает определенные геологические процессы на ее границах. Характер этих процессов, в- первую очередь, зависит от типа взаимодействия с соседними плитами, другими словами, от типа межплитной границы. В-свою очередь, вид взаимодействия между плитами определяется направлениями и скоростями их движений, то есть их кинематикой. В-течение долгого времени, определение кинематики литосферных плит осуществлялось с помощью палеомагнитных, палеоклиматических, геологических, геоморфологических, сейсмологических методов исследования, регистрирующих следствия взаимодействия плит и их движений. Последние десятилетия активно развиваются средства и методы космической геодезии, позволяющие с высокой точностью определять местоположение объектов на поверхности Земли. Изменения положения таких объектов во времени говорят нам об их кинематических характеристиках. Система спутникового позиционирования GPS, на данный момент, является наиболее развитой среди подобных систем. Она обладает необходимой разрешающей способностью для количественной оценки широкого спектра геологических процессов и, в том числе, для выявления самих процессов. Применение методов спутниковой геодезии дало возможность нового подхода- к определению параметров1 движения литосферных плит. По результатам GPS измерений были построены новые модели мгновенной кинематики» плит [Drewes, Angermann, 2001; Sella et al., 2002; Kreemer et al., 2003; Prawirodirdjo, Bock, 2004]. В глобальной модели движения плит Амурская плита была впервые выделена в работе [Kreemer et al., 2003]. Наряду с глобальными моделями, охватывающими поверхность всего земного шара, существуют региональные исследования кинематики отдельных регионов. По геодезическим данным Амурскую плиту выделяли в работах [Heki et al., 1999; Apel et al., 2006; Calais et al., 2006; Hsu et al., 2006; Jin et al.,.2007; Shestakov et al., 2008; Тимофеев и др., 2008]. Полученные в цитируемых работах результаты, сильно разняться, поскольку основаны на разных наборах исходных данных. На сегодняшний день, территория Амурской плиты представлена редкой сетью пунктов наблюдения, а пространственное их распределение носит неравномерный^характер. Помимо этого, неразрешенный вопрос о границах объекта исследования, определяет и разный набор исходных данных. С этой точки зрения, организация' геодинамических наблюдений методами спутниковой геодезии на неотъемлемой- части Амурской плиты, а именно на территории Нижне-Зейской впадины, и определение кинематических характеристик плиты явились крайне актуальными задачами. Кроме того, закономерности протекания деформационных процессов на межплитных, межблоковых границах, во внутриконтинентальных условиях, в зависимости от их кинематических характеристик, являются недостаточно изученными и представляют большой научный интерес.

Цель работы: Оценка современной кинематики Амурской плиты и выявление закономерностей формирования внутриконтинентальных деформаций на примере ее границы с Северной Евразией.

Основные задачи исследования:

1) Организация геодинамического полигона и проведение периодических измерений методом GPS на.территории Нижне-Зейской впадины.

2) Расчет поля современных горизонтальных скоростей движений по данным GPS измерений на территории Нижне-Зейской впадины.

3) Определение параметров движения Амурской и Евразийской плит и статистическая оценка независимости Амурской плиты.

4) Определение положения восточной границы Амурской плиты на основе данных о современной блоковой кинематике.

5) Верификация полученных результатов с использованием опубликованных данных геолого-геофизических исследований.

Научная новизна:

1) Определены параметры движения Амурской плиты на основе, впервые полученного, поля скоростей современных горизонтальных смещений для территории Нижне-Зейской впадины, являющейся неотъемлемой частью Амурской плиты.

2) Статистически обоснована восточная граница Амурской плиты

Фактический материал, аппаратура наличный вклад автора.

В основу диссертационной работьь положены материалы GPS наблюдений на Амуро-Зейском геодинамическом полигоне, проведенных автором вместе с сотрудниками лаборатории современной геодинамики Института земной коры СО РАН и коллегами из Института геологии и природопользования ДВО РАН г. Благовещенск, в период с 2001 по 2007 гг. Кроме того, были использованы данные GPS наблюдений в г. Улан-Удэ, а также данные постоянных станций международной геодинамической сети IGS, находящиеся в свободном доступе в центре хранения и обработки GPS данных SOP АС. Экспериментальные данные были получены с помощью двухчастотных приемников Ashtech Z-12 и Ashtech Z-Xtreme. Обработка GPS данных производилась автором лично, с использованием ряда программных средств: HOSE, TEQC, Ashtech Solution, GAMIT/GLOBK. Для визуализации полученных результатов применялся пакет программ GMT [Wessel; Smith, 2007]. Расчет слип-векторов механизмов« очагов землетрясений выполнялся'с помощью? программы RAKE. Использованные автором программы работают под управлением операционных систем OpenSuse семейства Linux и Windows.

Защищаемые положения.

1) На основе измерений методом GPS геодезии на Амуро-Зейском геодинамическом полигоне, показано, что Нижне-Зейская впадина тектонически стабильна и является неотъемлемой частью Амурской плиты. Восточная^ граница Амурской плиты проходит по системе разломов Тан-Лу, которая, на современном этапе, имеет правостороннюю сдвиговую кинематику.

2) Движения Амурской и Евразийской плит являются независимыми и определяют характер современных деформаций на границе этих плит. Полюс вращения Амурской* плиты относительно Евразийской получен в районе с координатами 122.285±0.73 в.д., 58.950±0.52 с.ш: Угловая, скорость составляет 0.095±0.003 град./млн. лет.

Практическое значение.

Результаты проведенных исследований, как и сами' данные GPS измерений, могут быть использованы: для определения кинематики литосферных плит; для, выявления и уточнения их границ, в зоне влияния которых, как правило, расположены очаги сильнейших землетрясений; для выделения систем главных разломов и наиболее сейсмоопасных зон; для слежения за ходом изменения напряженно-деформированного состояния среды и накоплением упругих деформаций в зонах таких разломов. Полученные высокоточные координаты могут служить основой для повышения точности рядовых геодезических пунктов, что имеет большое значение в практической деятельности (картографические, кадастровые, инженерно-изыскательские, дорожно-строительные работы).

Апробация работы и публикации. Основные результаты докладывались на российских и международных конференциях: «Методика GPS измерений и обработки» 2003, г. Бишкек; V Байкальская молодежная^ школа-семинар «Геофизика на пороге третьего тысячелетия» 2004, г. Иркутск — п. Черноруд; «ГЕО-Сибирь-2006», г. Новосибирск; III Сибирская конференции молодых ученых по наукам о Земле, 2006, г. Новосибирск; «Тектоника и металлогения Северной Циркум — Пацифики и Восточной Азии», 2007, г. Хабаровск; «Геодинамика внутриконтинетальных орогенов и геоэкологические проблемы», 2008, г. Бишкек; 23 Всеросийская молодежная конференция «Строение литосферы и геодинамика», 2009; г. Иркутск; «Проблемы сейсмичности и современной геодинамики Дальнего Востока и Восточной Сибири», 2010, г. Хабаровск; «Кайнозойский континентальный рифтогенез», 2010, г. Иркутск; на семинарах лаборатории современной геодинамики ИЗК СО РАН.

По результатам исследований, проведенных в ходе выполнения работы, опубликовано 15 работ, в том числе 8 из них в рецензируемых журналах, рекомендованных перечнем ВАК.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из 5 глав, введения и заключения. Общий объем работы составляет 148 страницы, в том числе 39 рисунков, 5 таблиц, 2 приложения и спискок литературы из 148 наименований отечественных и зарубежных публикаций.

Благодарности.

Автор выражает глубокую благодарность и признательность к.г.-м.н. Санькову В.А. за постоянную конструктивную помощь и участие в выполнении работы. Автор глубоко признателен к.г.-м.н. Мирошниченко А.И., Бызову JI.M., Санькову А.В. (ИЗК СО РАН) а также коллегам из ИГиП ДВО РАН г. Благовещенск чл.-корр. РАН д.г.-м.н. Сорокину А.П., к.т.н. Серову М.А. за организацию и проведенные полевые работы. Автор благодарит проф., д.г.-м.н. Леви К. Г. за доброжелательную помощь, к.г.-м.н. Лухнева А. В. за конструктивные замечания, Рукосуева А.И. — за техническую помощь и советы по работе с операционными системами семейства UNIX. Автор признателен Э. Кале (Purdue University, West Lafayette, USA) за консультации по статистическому анализу GPS данных, к.ф.-м.н. Дембелову М.Г. (БНЦ СО РАН) за предоставление данных GPS наблюдений в г. Улан-Удэ, а также всем сотрудникам лаборатории современной геодинамики ИЗК за поддержку и посильную помощь.

Похожие диссертационные работы по специальности «Геотектоника и геодинамика», 25.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Геотектоника и геодинамика», Ашурков, Сергей Владимирович

Выводы

Сопоставление векторов спрединга и конвергенции, рассчитанных из параметров полюса вращения Амурской плиты относительно Евразийской плиты, с сейсмологическими, геолого-геоморфологическими и палеосейсмологическим данными показало:

- направление теоретического движения на межплитной границе совпадает с направлениями осей растягивающих напряжений и осями удлинения СТД в пределах дивергентной границы. БРС и направлениями-осей сжимающих напряжений и осями укорочения СТД в зоне конвергентной части межплитной границы; соответствие тенденции увеличения скорости голоценовой дивергенции с северо-востока на юго-запад с теоретическим распределением скоростей раскрытия БРС;

- различие в скоростях между Муйской секцией рифтовой системы и соседними секций, что объясняется двойным превосходством в скорости вертикальных движений плеч Муйской впадины;

- отклонение векторов голоценовых смещений на северо-восточном фланге BEG к широтному направлению от теоретического, что. вероятно, связано с вращениями блоков в пределах широкой зоны межплитной границы; и неравномерностью развития деформаций по: ее простиранию:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По данным GPS измерений с 2001 по 2007 гг. на Амуро-Зёйском геодинамическом полигоне было1 получено: поле скоростей современных горизонтальных движений. Анализ полученных скоростей показал, что на участке между GPS станциями YSSK и KHAJ отмечается максимальная скорость: субширотного укорочения, составляющая -6.4 мм/год. Далее; на запад от пункта KHAJ деформации резко, затухают. Здесь же, между пунктами SUTA-KHAJ, фиксируется: максимум« относительного долготного: смещения, которое составляет --1.9 мм/год. Этот район; пространственно совпадает с зоной? разломов Тан-JIy. Полненные данные соответствуют правосторонней кинематике этого разлома.

На1 основе поля скоростей- внутриплитных территорий Амурской и-Евразийской' плит, были рассчитаны их параметры вращения в системе отсчета» 1TRF2005. Учитывая неоднозначность проведения восточной границы Амурской плиты, были проведены статистические, тесты для выявления станций расположенных вне жесткого тела: плиты. В результате статистически было доказано, что пункт в г. Хабаровск; (KHAJ): не принадлежит Амурской; плите, и, следовательно, ее восточная граница пролегает на участке между пунктами SUTA и KHAJ. Подобный тест был: проведен на предмет независимости Амурской плиты от Евразии; Результаты теста показали, что гипотеза о едином движении не оправдана. Полюс вращения Амурской плиты в Евразийской системе отсчета получен в точке с координатами 58.950°± 0.519° с.ш. и 122.285°± 0;73° в.д., скорость вращения составила 0.095°/млн.лет.

Рассчитанные, в соответствии с полученными параметрами вращения Амурской и Евразийской плит, векторы смещений для межплитной границы показали хорошее совпадение с направлением осей растяжения механизмов очагов землетрясений БРС и осей удлинения сейсмотектонических деформаций БРС. Такое же близкое сходство теоретические векторы смещений имеют с направлениями оси сжатия среднего механизма Тукурингро-Джагдинского сейсмической- ветви и осей укорочения сейсмотектонических деформаций этого пояса, который рассматривается как восточный сегмент границы Амурской и Евразийской плит. Таким образом, можно заключить, что GPS измерения во внутриплитных районах Амурской и Евразийской-плит позволяют получить, приближенную к реальной, картину напряженно-деформированного состояния на их границах. Вместе с тем, отметим, что сопоставление ориентаций наших теоретических векторов смещения со слип-векторами не имеют столь очевидного сходства. Если для БРС направления сопоставляемых векторов в целом совпадают, то для Тукурингро-Джагдинского сейсмической ветви выделение каких-либо генеральных направлений слип-векторов, без подробного сейсмо-геологического анализа, не представляется возможным.

Сопоставление векторов голоценовых смещений по Главному Саянскому разлому, разломам северо-восточного фланга БРС, полученных по палеосейсмологическим данным и по результатам геолого-геоморфологических исследований, с теоретическими векторами раскрытия* БРС показало: 1) Незначительное расхождение ориентаций смещений, на 7°, для южной оконечности оз. Байкал и практически одинаковые значения скоростей дивергенции (с учетом поправки на усреднение скоростей при расчетах угловой скорости вращения плит); 2) Для разломов северовосточного фланга характерен разворот векторов горизонтальных голоценовых смещений к широтному направлению, что придает кинематике разломов левостороннюю составляющую; 3) Особо выделяется Муйский сегмент рифтовых впадин, где значения горизонтальных скоростей превышают на два порядка значения скоростей по модели вращения плит и соседних секций. Этот эффект находится в тесной связи с таким же двукратным превосходством вертикальных скоростей. Чередование направлений смещений северо-восточного фланга БРС может свидетельствовать о взаимодействии отдельных блоков или их вращении в рамках межплитной границы. По всей видимости, ожидать совпадения направлений смещений по геологическим и геодезическим данным можно только в условиях сформировавшихся генеральных структур полностью контролирующих деформационный процесс на межплитных границах. Характерным примером такого поведения является центральная часть БРС.

Список литературы диссертационного исследования кандидат геолого-минералогических наук Ашурков, Сергей Владимирович, 2011 год

1. Аплонов C.B. Геодинамика: Изд-во С.-Петерб. ун-та. 2001, с. 360.

2. Ашурков C.B., Лухнев A.B., Мирошниченко А.И., Саньков В.А.

3. Современные движения на Амуро-Зейском геодинамическом полигоне. Тезисы докладов Третьей Сибирской конференции молодых ученых по наукам о Земле, 27-29^ноября 2006 г., Новосибирск: ОИГГМ СО РАН,, 2006^ с. 22-23.

4. Ашурков C.B., Саньков В.А., Мирошниченко А.И., Лухнев A.B., Сорокин А.П., Серов М.А., Вызов Л.М. Кинематика Амурской плиты по данным GPS геодезии // Геология и геофизика, в печати.

5. Галушкин Ю.И., Ушаков С.А. Мгновенная кинематика относительных перемещений литосферных плит. — В кн.: Строение литосферных плит. М., Ин-т океанологии АН СССР, 1979, с. 28-53.

6. Гатинский Ю.Г., Рундквист Д.В. Геодинамика Евразии тектоника плит и тектоника блоков // Геотектоника, 2004, № 1, с. 3-20.

7. Генике A.A., Побединский Г.Г. Глобальная спутниковая система определения местоположения GPS и ее применение в геодезии. М.: Картгеоцентр - Геодезиздат, 1999, с. 271.

8. Геология и сейсмичность зоны БАМ. Неотектоника / С.И. Шерман, К.Г. Леви, В.В. Ружич и др. Новосибирск, Наука, 1984, с. 207.

9. Геологическая карта Приамурья и сопредельных территорий. Масштаб 1:2500000: Объяснительная записка» / Под ред. Л.И. Красного. Санкт-Петербург-Благовещенск-Харбин, 1999, с. 135

10. Зоненшайн Л.П., Кузьмин М.И., Натапов Л.М. Тектоника литосферных плит территории СССР. М.: Недра, 1990. Кн. 1-2, с. 327, с. 334.

11. Зоненшайн Л.П., Савостин Л.А. Введение в геодинамику. М.: Недра, 1979, с. 311.

12. Зоненшайн Л.П., Савостин Л.А., Мишарина JP.A., Солоненко Н.В.

13. Геодинамика Байкальской рифтовой зоны и тектоника плит внутренней Азии // Геолого-геофизические и подводные исследования озера Байкал. Москва, 1979, с. 157-211.

14. Зоненшайн Л1П., Савостин'Л. А., Мишарина Л.А., Солоненко Н.В. Тектоника плит Байкальской, горной области и Станового хребта // Докл. АН СССР, 1978, т. 240, № 3, с. 669^672

15. Зорин Ю.А., Новоселова М.Р., Турутанов Е.Х., Кожевников В.М. Строение литосферы Монголо-Сибирской горной страны // В кн.: Геодинамика внутриконтинентальных горных областей. Новосибирск: Наука, 1990, с, 143-154.

16. Имаев B.C., Имаева Л.П., Козьмин Б.М. Сейсмотектоника Якутии. М., ГЕОС, 2000, с. 227.

17. Имаев B.C., Имаева Л.П., Козьмин Б.М., Николаев В.В., Семенов P.M. Буферные сейсмогенные структуры между Евразийской и Амурской литосферными плитами на Юге Сибири // Тихоокеанская геология, 2003, Т. 22, № 6, с. 55-61.

18. Имаева Л.П., Имаев B.C., Маккей К.Г., Козьмин* B.Mi

19. Транспрессионные структуры восточного сегмента Алдано-Станового блока// Доклады РАН, 2009, Т. 428, №3, с. 364-367.

20. Козьмин Б.М. Сейсмические пояса Якутии и механизмы очагов их землетрясений. М.: Наука, 1984, с. 125.

21. Козьмин Б.М. Якутия (1У.Каталогигмеханизмов очагов-землетрясений) // Сб. "Землетрясения Евразии в 1997г.".Обнинск: ИздвоФОП 2003, с. 280, CD:\Earthquak. .\IVCatal'og. AT19Yakutia97.xls.

22. Кокс А., Харт Р. Тектоника плит: Пер. с англ. Ml: Мир, 1989, 487 с.

23. Леви К. Г. Карта неотектоники Северо-Восточного сектора Азии. Иркутск 2008.

24. Логачев H.A. История и геодинамика Байкальского рифта // Геология и геофизика. 2003, Т. 44, с. 391- 406.

25. Лухиев A.B., Саньков В.А., Мирошниченко, А.И, Ашурков. G.B., Кале Э. Вращения и деформации- земной поверхности в Байкало-Монгольском регионе по данным GPS-измерений // Геология и геофизика, 2010, №7, с. 1006-1017

26. Малышев Ю.Ф;, Подгорный В.Я;,, Шевченко Б.Ф.Г Н.П. Романовский, Каплун В.Б., Горнов П.Ю. Глубинное строение структур ограничения Амурской литосферной плиты // Тихоокеанская геология, 2007, т. 26, № 2, с. 3-17.

27. Мельникова В.И., Радзиминович H.A. Параметры сейсмотектонических деформаций земной коры Байкальской рифтовой зоны по сейсмологическим данным // Доклады РАН, 2007, Т. 416, № 4, с. 1-3.

28. Меркли» Л.Р., Милановский В ¿E., Галкин В.И., Захаров MíB.

29. Строение осадочной толщи и рельеф фундамента. // Геолого-геофизические и подводные исследования озера Байкал. Москва, 1979, с. 104-111.

30. Николаев В. В., Семенов; P.M., Солоненко В.П. Сейсмогеология Монголо-0хотского линеамента (восточный, фланг) / Под ред. М.М. Одинцова: -Новосибирск, 1979, с. 113.

31. Николаев В. В. О землетрясениях и сейсмическом районировании Приамурья / Биробиджан-Иркутск, 1995, с. 32.

32. Новейшая тектоника; геодинамика' и сейсмичность Северной Евразии / Отв. ред. А.Ф. Грачев. М.: ОИФЗ, 2000, с. 487

33. Овсюченко А.Н., Трофименко С.В., Мараханов A.B., Карасев П.С., Рогожин- Е.А. Сейсмотектоника переходной; области; от Байкальской рифтовой зоны, к орогенному поднятию Станового хребта // Геотектоника, 2010,.№1^с.'29-5Т.

34. Парфеевец A.B., Саньков В.А., Мирошниченко А.И., Лухнев A.A. Эволюция напряженного состояния земной коры Монголо-Байкальского подвижного пояса// Тихоокеанская геология: 2002, т. 21, № 1, с. 14 -28.

35. Парфеевец A.B., Саньков В.А. Напряженное состояние земной коры и геодинамика юго-западной части Байкальской рифтовой системы / Отв. ред. K.F. Леви; Ин-т земной коры СО РАН; — Новосибирск: Академической изд-во «Feo», 2006, 151 с.

36. Парфенов Л.М., Берзин H.A., Ханчук А.И., Бадарч Г., Белйченко В.Г., Булгатов А.Н., Дриль С.И., Кириллова Г.Л., Кузьмин М.И.,

37. Ноклеберг У., Проконьев A.B., Тимофеев В.Ф., Томуртогоо О., Янь

38. X. Модель формирования орогенных поясов Центральной и СевероВосточной Азии // Тихоокеанская геология, 2003, т. 22, № 6, с. 7-41.

39. Парфенов JI.M., Козьмин Б.М., Имаев B.C., Савостин JI.A. Тектоническая природа Олекмо-Становой сейсмической зоны // Геотектоника, 1987, № 6, с. 94-108.

40. Паршина И. А. Приамурье и Приморье (V. Каталоги механизмов очагов землетрясений) // Сб. «Землетрясения Евразии в 1998 г.». Обнинск: Изд-во ФОП 2004, с. 268. CD :\Appendix\T 14PriamuryePrimorye98 .xls

41. Поплавская JI.H., Нагорных Т.В., Рудик М.И. Методика и первые результаты массовых определений механизмов очагов землетрясений Дальнего Востока. (I. Обзор сейсмичности) / Сб. "Землетрясения вч

42. Северной Евразии в 1995 году". М.: ГС РАН, 2001, с. 95-99.

43. Поплавская Л.Н^, Нагорных Т.В., Рудик М.И. Методика и первые результаты массовых определений механизмов очагов землетрясений, Дальнего Востока. (I. Обзор сейсмичности) / Сб. "Землетрясения в Северной Евразии в 1995 году". М.: ГС РАН, 2001, с. 95-99:

44. Рудик М.И. Приамурье и Приморье. (Каталоги дополнительных параметров очагов землетрясений. I. Механизмы очагов землетрясений) / Сб. "Землетрясения в СССР в 1982 году". М.: Наука, 1985, с. 260-261.

45. Рудик М.И. Приамурье и Приморье. (Каталоги дополнительных параметров очагов землетрясений. I. Механизмы очаговземлетрясений) / Сб. "Землетрясения в СССР в 1983 году". М.: Наука,1986, с. 302-303.

46. Рудик М.И. Приамурье и Приморье. (Каталоги дополнительных параметров очагов землетрясений. I. Механизмы очагов землетрясений) / Сб. "Землетрясения в СССР в 1984 году". М.: Наука,1987, с. 324-325.

47. Рудик М.И., Коваленко Н.С. Приамурье и Приморье (IV. Каталоги механизмов очагов землетрясений) / Сб. "Землетрясения Северной Евразии в 1996 году". М.: ГС РАН, 2002, с. 360.

48. Рудик М.И., Паршина И. А. Приамурье и Приморье (1У.Каталоги механизмов очагов землетрясений) // Сб. "Землетрясения Евразии в 1997г." Обнинск: Издво ФОП 2003, с. 280., CD:\Earthquak. .\IVCatalog. .\T14PriamuryePrimorye97.xls.

49. Рудик М.И., Поплавская JI.H., Шолохова A.A. Приамурье и Приморье (IV. Каталоги механизмов очагов землетрясений) / Сб. "Землетрясения Северной Евразии в 1994 году". М.: ГС РАН, 2000, с. 290.

50. Саньков В.А., Парфеевец A.B. Позднекайнозойское напряженное состояние в зонах активных разломов Западной Монголии и Тувы // Доклады РАН, 2005. Т. 403, № 6, с. 796-800.

51. Саньков В.А., Лухнев A.B., Мирошниченко А.И., Ашурков C.B., Бызов Л.Мц Кале Э., Девершер Ж., Дембелов М.Г. Растяжение в Байкальском рифте: Современная кинематика пассивного рифтогенеза //Доклады РАН, 2009, Т. 424, № 5, с. 664-668.

52. Саньков В.А., Лухнев A.B., Парфеевец A.Bi, Мирошниченко А.И., Ашурков C.B. Сопряженность деформаций земной коры и верхней мантии Монголо-Сибирской подвижной области // Доклады РАН, в печати.

53. Солоненко В.П., Хилько* С.Д., Николаев В.В., Семенов. P.'Mi,

54. Хромовских B.C., Ружич В.В, Чипизубов А.В1, Курушин* P.A.,. Демьянович М.Г. Сейсмологические условия возникновения землетрясений в Восточно-Азиатском подвижном поясе // Земная кора и верхняя мантия Восточной Сибири. — Иркутск, 1987, с. 93-100.

55. Солоненко A.B., Солоненко Н.В., Мельникова В.И., Козьмин B.Mi Кучай O.A., Суханова С.С. Напряжения и подвижки в очагах землетрясений Сибири и Монголии // Сейсмичность и сейсмическое районирование Северной Евразии.- Вып.1. М.:1993, с. 113-122.

56. Сорокин А.П., Глотов В.Д. Золотоносные структурно-вещественные ассоциации Дальнего Востока. — Владивосток : Дальнаука, 1997, с. 304

57. Тимофеев В.Ю., Горнов П.Ю., Ардюков ДЛЛ, Малышев Ю1Ф., Бойко Е.В. Результаты анализа данных GPS измерений (2003-2006 гг.) на Дальнем Востоке по Сихотэ-Алинской сети // Тихоокеанская геология, 2008, т. 27, № 4, с. 39-49.

58. Флора и динозавры на границе мела и палеогена Зейско-Буреинского бассейна. Владивосток: Дальнаука, 2001. 162с + вкл. ISBN 5-8044-01335.

59. Хилько С.Д., Курушин P.A., Кочетков В.М. и др. Землетрясения и основы сейсмического районирования Монголии. М.: Наука. 1985, с. 224.

60. Шевченко Б.Ф., Каплун В.Б. Модель глубинной геодинамики области сочленения Евразиатской и Амурской литосферных плит // Литосфера, 2007, № 4, с. 3-20.

61. Ahmed El-Rabbany. Introduction to GPS: the Global Positioning System. ARTEC HOUSE, INC., 2002, p. 176.

62. Altamimi Z., Sillard P., Boucher C. ITRF2000: a new release: of the international terrestrial reference frame for earth science applications // J. Geophys. Res., 2002, v. 107, № BIO, 2214, doi: 10.1029/200 ÎJB000561

63. Apel E.V., Burgmann R., Steblov G., Vasilenko N., King R., Prytkov A. Independent active microplate tectonics of northeast Asia from GPS velocities and block modeling // Geophys. Res. Lett., 2006, v. 33, № 11, L11303, doi: 10:1029/2006GL026077.

64. Argus, , D;F. and R.G. Gordon. No-net-rotation model of current plate velocities incorporating plate motion model NUVEL-1, Geophys. Res. Lett., 1991, v. 18, p. 2039-2042.

65. Barth A., Wenzel F. New constraints, on: the intraplate stress field: of the Amurian plate deduced from light earthquake focal: mechanisms // Tectonophysics, 2010, v. 482, p. 160-169.

66. Bird P. An updated' digital model, of plate boundaries // Geochemistry Geophysics Geosystems, 2003, 4, № 3. 1027, doi:10.1029/2001GC000252.

67. Blewitt G. An automatic editing algorithm: for GPS data, Geophys. Res. Lett, 1990, v. 17, p. 199-202.

68. Blewitt G. Carrier Phase Ambiguity Resolution for the Global Positioning System Applied to Geodetic Baselines up to 2000 km, J. Geophys. Res., 1989, v. 94, № B8, p. 10.187-10.203.

69. Calais E., Dong L., Wang M., Slien Z., Vergnolle M. Continental deformation in Asia from a combined GPS solution // Geophys. Res. Lett., 2006, v. 33, № 24, L24319, doi:10.1029/2006GL028433.

70. Chase C.G. Plate kinematics: the Americas, East Africa, and the rest of the world // Earth Planet. Sci. Lett. 1978, v. 37, p. 353-378.

71. DeMets C., Gordon R.G., Argus D.F., and Stein S. Current plate motions // Geophys. J. Int., 1990, v. 101, p. 425-478.

72. DeMets C., Gordon R.G., Argus D.F., and Stein S. Effect of recent revisions to the geomagnetic reversal' timescale on estimates of current plate motions // Geophys. Res. Lett., 1994, v. 21, № 20, p. 2191-2194.

73. DeMets C., Gordon R.G., Argus D.F. Geologically current plate motions // Geophys. J. Int., 2010, 181, 1-80^

74. Dixon T.H. An introduction to the Global Positioning System and geological applications. //Review of Geophysics, .1991*, May, 29, 2, p.249-276.

75. Doser D. I. Faulting within the western Baikal rift as characterized by earthquake studies, Tectonophysics, 196, 1991a, p. 87-107.

76. Doser D. I. Faulting within the western Baikal rift as characterized by earthquake studies, Tectonophysics, 196, 1991b; p. 109-139.

77. Drewes H. A geodetic approach for the recovery of global kinematic plate parameters // Bull. Geod. 56, 1982, p. 70 -79.

78. Drewes H., Angermann D. The Actual Plate Kinematic and Crustal Deformation Model 2000 (APKIM2000) as a Geodetic Reference System, AIG 2001 Scientific Assembly, Budapest, 2-8 Sept 2001.

79. Dricker I;, Roecker S., Vinnik L., Rogozhin E.A., Makeyeva L. Upper-mantle anisotropy beneath the Altai-Sayan region of central: Asia.// Phys. Earth Planet. Int., 2002, v. 131, p. 205-223.

80. England P., & Molnar P. Late Quaternary to decadal velocity fields in Asia, J. Geophys. Res., 2005, v. 110, B12401, doi:10.1029/2004JB003541.

81. Gaof Si, Davis PM:, Liu Hi, Slack P., Rigor A.W.,. Zorin ¥;A., Mordvinova V.V., Kozhevnikov V.M., Logachev N.A. SKS splitting beneath: continental rift zones//Jr Geoph. Res., 1997. v. 102, p. 2278122797.

82. Gordeev E.I., Gusev A.A., Levin V.E., Bakhtiarov V.F., Pavlov V.M., Ghcbrov V.N., Kasaharn M. Preliminary analysis of deformation at the Eurasia-Pacific-North: America plate junction; from GPS data. Geophys. J. Int.; 2001, v. 147, p. 189-198.

83. Global Positioning System: Theory and' Applications. Edited by B.W. Parkinson and J.J. Spilker Jr. Published by the American Institute: of Aeronautics and Astronomies Inc. 1996.

84. Grachev A.F., Kaban M.K., Nikolaev V.A. Geodynamic regionalization of the recent structure of North Eurasia // Russian journal of Earth sciences. 2004, v. 6.,№ l, p. 59-79.

85. Gripp A.E., and Gordon R.G. Young tracks of liotspots and; current plate velocities, Geophys. 2002, J: int., v. 150, p. 321-361.

86. Heki, K., S. Miyazaki, H: Takahashi, M. Kasahaira, F. Kimata^ Si. Miura, N. F. Vasilenko, A. Ivashchenko, and K. D. An. The Amurian Plate motionand current plate kinematics in eastern Asia // J. Geophys. Res., 1999, v. 104, № B12, p. 29147-29155.

87. Herring T. A, King R. W., McClusky S. C. GLOBK reference manual. Global Kalman filter VLBI and GPS analysis program release 10:3, Department of Earth, Atmospheric, and Planetary Sciences Massachusetts

88. Institute of Technology, 2006,http://chandler.mit.edu/~simon/gtgk/GLOBKRefl 0.3 ;pdf.

89. Herring T. A, King R. W., McCIusky S. C. Introduction to GAMIT/GLOBK, release 10.35, Department of Earth, Atmospheric, and Planetary Sciences Massachusetts Institute of Technology, 2009

90. Holt; W. E., Chamot-Rooke, N., Pichon, X. Le, Haines, A. J., Shen-Tu, B. & Ren, J. Velocity field in Asia inferred from Quaternary fault slip rates and Global Positioning System observations, J. Geophys. Res., 2000, v. 105(B8), p. 19185-19209.

91. Hoffman-Wellenhof B., Lichetenegger H., Collins J. GPS theory and practice. -New-York: Springer, 2001, p. 382

92. Jin S.G., Park P.H. Does the southern Korean peninsula belong to the Amurian plate? GPS observations // Stud. Geophys. Geod., 2006, v. 50, № 4, p. 633-644, doi: 10.1007/sl 1200-006-0040-x

93. Jin Sh., Park P.-H*., Zhu W. Micro-plate tectonics and kinematics in Northeast Asia inferred from a dense set of GPS observations // Earth and Planetary Science Letters, 2007, v. 257, p. 486-496.

94. Kozhurin A. Active faulting at the Eurasian, North American and Pacific plates junction // Tectonophysics, 380, 2004, p. 273-285.

95. Kreemer C., Holt W.E., Haines A.J. An integrated global model of present-day plate motions and plate boundary deformation // Geophys. J. Int., 2003, v. 154, № 1, p. 8-34.

96. Langley R. The GPS observables. GPS World, April, Vol. 4, N.4, 1993, p. 52-59.

97. Le Pichon, X. Sea-Floor Spreading and Continental Drift // J. Geophys. Res., 73(12), 1968, p. 3661-3697.

98. Meng G., Shen X., Wu J., Rogozhin E. Present-day crustal motion in northeast China determined from GPS measurements // Earth Planets Space, 2006, 58, p. 1441-1445.

99. Minster J. B.,; Jordan T. H,.; Molnar P.; Haines E. Numerical modeling of instantaneous plate tectonics // Geophys. J. Int., 1974, v. 36, issue 3, p. 541-576.

100. Minster J. B., Jordan T. Hi Present-day plate motions // J. Geophys. Res., Vol. 83, No. B11, 1978, p. 5331-5354.

101. Molnar P., Tapponnier P. Cenozoic tectonics of Asia: Effects of a continental collision// Science, 189, 1975, p. 419-426.

102. Morgan W. J. Rises,Trenches, Great Faults, and Crustal Blocks // J. Geophys. Res., 1968, v. 73, №6.

103. Oreshin S., Vinnik E., Makeyeva L., Kosarev G., Kind R., Wentzel F.

104. Combined analysis of SKS splitting and regional P travel times in Siberia // Geophys. J. Int., 2002, v. 151, p. 393-402.

105. Petit C., Deverchere J^,, Houdry F., Sankov V., Melnikova V., Delvaux

106. D. Present-day stress field changes along the Baikal rift and tectonic implications // Tectonics, 1996, 15, № 6, p. 1171-1191.

107. Petit C., Fournier M. Present-day velocity and stress fields of the Amurian plate from thin-shell finite-element modeling // Geophys. J. Int., 2004, v. 160, p. 357-369.

108. Prawirodirdjo L., Bock Y. Instantaneous global plate motion model from 12 years of continuous GPS observations // J«. Geophys. Res., 2004, v. 109, № B8, B08405, doi:10.1029/2003JB002944

109. San'kov V.A., Miroshnitchenko A.I., Levi K.G., Lukhnev A.V., Melnikov A.I., Delvaux D. Cenozoic stress field evolution in the Baikal rift zone // Bull. Centre Rech. Elf Explor. Prod., 1997, 21(2), p. 435-455.

110. Sankov V., Deverchere J., Gaudemer Y., Houdry F., Filippov A. Geometry and rate in the North Baikal Rift, Siberia // Tectonics, 2000, 19, № 4, p. 707-722.

111. Sella, G.F., DixonT.H., and'A. Mao. REVEL: A model for recent plate velocities from space geodesy // J. Geophys. Res., 2002, v. 107, № B4, 2081, doi:10.1029/2000JB000033.

112. Sorokin A.P., Artyomenko T.V. Structural Evolution of the Eastern Margin of Eurasia in Late Mesozoic and Cenozoic // Journal of Geoscientific Research in Notheast Asia, 2003 ,6, № 2. p. 150-160.

113. Steblov G., Kogan M., King R., Scholz C., Burgmann R., Frolov D. Imprint of the North American plate in Siberia revealed by GPS // J. Geophys. Res., 30, №. 18, 1924, 2003, doi: 10.1029/2003GL017805.

114. Stein S., Gordon R. Statistical tests of additional plate boundaries from plate motion inversions // Earth Planet. Sci. Lett., 1984, v. 69, p. 401-412.

115. Tapponnier P., Molnar P. Active faulting and tectonics of China // J. Geophys. Res., 1977, 82, p. 2905-2930.

116. Tapponnier P., Molnar P. Slip-line field theory and large-scale continental tectonics, Nature, 1976, 264, p. 319-324.

117. Tectonic system map of the People's Republic of China and adjacent sea area, 1:2500000, 1984.

118. Wang Z., Deng Q., DuiX.,Chao H., Wu Z., Xiao L., Sun Z., Min W., Ling H., Yang X., Li C. Active fault survey on the Tanlu fault zone in Laizhou Bay // Acta Seismologica Sinica, 2006, 19, №5, p. 530-541.

119. Wei D., Seno T. Determination of the Amurian plate motion // Mantle Dynamics and Plate Interaction in East Asia / Eds. M. Flower, S. Chung, C. Lo, T. Lee. 1998, p. 337-346.

120. Wu F.T., Zhang Y., Fang Z., Zhang S. On the activity of Tancheng-Lujiang fault zone in China. Seismol. Geol. 3, 1981, p. 15-26 (in Chinese with English abstract)

121. Wessel P., W.H.F Smith. The Generic Mapping Tools. Technical Reference and Cookbook Version 4.2., 2007, http://gmt.soest.hawaii.edu/

122. Zonenshain L.P., Savostin L.A. Geodynamics of the Baikal rift zone and plate tectonics of Asia // Tectonophysics, 1981, 76, p. 1-45.

123. Zorin Yu., Cordell L. Crustal extension in the Baikal rift zone // Tecronohysics, 1991, p. 117-121.

124. Временные ряды ежедневных решений для станций используемых для вычисления параметров вращения Амурской плиты.

125. ARHA North Offset 5499***.*** mrate(mm/yr)= -11.07 + 0.28 nrms= 1.78 wrms= 3.9 mm #134000 20.00 0.00 -20.00 -40.005 |

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.