Артемий Петрович Волынский :личность и деятельность тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Крючков, Николай Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Артемий Петрович Волынский :личность и деятельность». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 337200
Год: 
2008
Автор научной работы: 
Крючков, Николай Николаевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Орел
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
292

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Крючков, Николай Николаевич

Введение.

Глава I. Государственная деятельность А.П. Волынского.

§ 1. Происхождение А.П. Волынского и основные вехи его жизни

§2. Дипломат.

§3. Губернатор.

§4. На придворной службе.

§5. Деятельность А.П. Волынского на посту кабинет-министра.

Глава II. Политические и экономические взгляды.

§ 1. Проекты и «рассуждения» А.П. Волынского.

§2. Экономические взгляды А.П. Волынского.

§3. К вопросу о существовании «заговора Волынского».

Глава III. А.П. Волынский как личность.

§ 1. Род и семья А.П. Волынского.

§2. Роль покровителей в служебной карьере Волынского.

§3. Взгляды Волынского на помещичье хозяйство и отношения помещика с крепостными крестьянами.

§4. Преступления мнимые и подлинные.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Артемий Петрович Волынский :личность и деятельность"

Актуальность исследования. В отечественной истории XVIII век занимает особое место. Это героическое столетие становления современной России, ее европеизации. Преобразования, совершенные в первой четверти века Петром Великим, носили всеобъемлющий характер, оказав воздействие на социальную структуру общества, экономику, государственное устройство, вооруженные силы, внешнюю политику, культуру, быт. Однако своеобразной платой за реформы стала «эпоха переворотов», последовавшая сразу после смерти Петра. Судьба заносила на русский престол то отрока, то грудного младенца, то череду женщин — беспрецедентный случай в истории. Личность монарха при этом играла не последнюю роль. Но, «каков поп — таков и приход», говорит известная русская пословица. Аналогичного мнения придерживался и флорентийский мыслитель Николо Макиавелли, когда писал, что «об уме правителя в первую очередь судят по тому, каких людей он к себе приближает». Государь мудр, если сумел распознать способности людей и удержать их преданность. Помощник же обязан думать в первую очередь о выгоде своего государя. «Когда государь и его министр обоюдно ведут себя таким образом, они могут быть друг в друге уверены, когда же они ведут себя иначе, это плохо кончается либо для одного, либо для другого» Поэтому большой интерес представляет окружение каждого монарха — сподвижники и фавориты.

Имя Артемия Петровича Волынского хорошо известно в отечественной исторической науке, а также любителям исторических романов. Колоритная фигура одного из «птенцов гнезда Петрова», действовавшего в бурное время Петра I и его наследников, неоднозначна и глубоко трагична.

В наше время актуальность исследования личности Волынского возрастает. Это связано с тем, что в современной исторической науке имеются различные точки зрения на царствование Анны Иоанновны и феномен бироновщины». Поэтому анализ деятельности Волынского на различных постах в тот период может внести некоторую ясность в изучение этого вопроса. Образ Волынского в художественной литературе, доступной массовому читателю, преподнесен односторонне, как борца с немецким засильем, пострадавшего за благо государства. Эта точка зрения господствует и в исторических исследованиях. Мы считаем, что необходим более тщательный анализ деятельности Волынского, его взаимоотношений с Анной Ио-анновной и ее окружением.

Наконец, отметим, что карьера Волынского многогранна: он был и дипломатом, и губернатором и администратором, а не только «кабинет-министром, сгинувшим в неравной борьбе с Бироном». Поэтому анализ этих сторон деятельности Волынского также необходим.

Историография проблемы. Всю научную литературу по данной теме можно условно разделить на три периода: дореволюционный, советский и современный. Особо следует выделить многочисленные литературные произведения, героем которых является А.П. Волынский.

Своеобразием историографии проблемы является наличие штампов, сложившихся на протяжении ХУШ-Х1Х веков. Главный из них — стереотип «бироновщины», начавшийся складываться еще в елизаветинское царствование, подкрепленный «завещанием» Екатерины II по делу Волынского. Так получилось, что Волынский стал рассматриваться как антагонист Бирона. Его казнь сохранилась в массовом сознании как самое тяжкое преступление временщика, а открытое выступление против фаворита Анны — борьбой с немецким засильем. Этот стереотип постепенно проник в массовое историческое сознание.

Известия о событиях аннинского царствования оставались в памяти очевидцев в виде слухов, семейных преданий, легенд и анекдотов — «интимной хроники императорского двора», которые столетие спустя начал собирать и использовать в своих работах кн. П.В. Долгоруков. Особое место среди этих салонных разговоров занимало «дело Волынского», тем более, что Екатерина II, ознакомившись с материалами следствия, полностью оправдала опального министра. В своем «Завещании» императрица отметила недопустимость пыток и указала всем своим потомкам читать его дело, как образец антигуманного и противоправного обращения с людьми 2.

Характерно, что и оппозиционно настроенный к режиму Екатерины II, кн. М.М. Щербатов, также указывал на недостатки «совершенно самовластного правительства», где «хотя есть писанные законы, но они власти государевой и силе вельмож уступают», и приводил в пример дело Волынского, считая причиной «погубления его» «злость на него герцога кур-ляндского Бирона, любимца императрицы» . В своих «Записках» С.И. Порошин, воспитатель будущего Павла I, говорит о близком знакомстве Н.И. Панина с делом Волынского, и высокой оценке им личных и деловых качеств последнего 4.

Однако массовый интерес к личности Волынского возник после Отечественной войны 1812 г. в связи с патриотическим подъемом. Характерно, что историки, стоящие на прямо противоположных позициях — монархисты и декабристы, одинаково положительно относились к нему и негативно к Бирону. Так, в своей «Русской истории» С.Н. Глинка назвал Волынского «первым другом отечества и усердным служителем престола». Ему же и принадлежит выражение, которое стало своеобразным штампом XIX в.: «голова верного сына отечества под секирою палача» 5. Однако и историки-декабристы негативно относились к «политическому процессу», над Волынским, «вследствие вражды, которую питал к нему Бирон, всемогущий фаворит императрицы Анны», и проводя параллели между судом над Волынским и процессом над декабристами в 1826 г. 6.

Тем не менее, уже в 1839 г. появляется статья о Волынском A.A. Краевского в «Энциклопедическом лексиконе» Плашара, основанная, как и рассказ Н.И. Тургенева, на «Записке о Волынском», составленной гр. Д.Н. Блудовым для Николая I. Тем не менее, автор статьи в своих комментариях вкратце пересказав содержание этого источника, добавил свое суждение о Волынском. По его мнению, Волынский, «.может и не заслужил такой бедственной участи, но и не приобрел права на благословение потомства». Краевский также утверждает, что нет фактов, которые дали бы

•п ему право «. .почитать Волынского государственным сановником.» .

Все вышеперечисленные работы лишь упоминали о деле Волынского. Первой научной работой, в которой большое внимание уделялось непосредственно А.П. Волынскому, был труд профессора Йенского и Марбург-ского университетов Эрнста-Адольфа Германа "Geschichte des Russische о

Staates" («История Российского государства») . 3-й, 4-й и 5-й тома этой работы были посвящены истории петровской и послепетровской России и обильно цитировали найденные автором документы из дрезденских, лондонских и берлинских архивов, в том числе донесения саксонских дипломатов при русском дворе. Подробно излагая все факты, обнаруженные в этих документах, Герман, однако, не находит нужным подвергнуть хотя бы элементарной критике содержащуюся в них информацию, поэтому в отношении «дела Волынского» у него нет ни малейшего сомнения, что оно представляет собой раскрытый заговор против императрицы и ее окружения. Тем не менее, его труд остается востребованным и в наши дни (особенно в той его части, где описываются разнообразные преступления Волынского). Так информацию о Волынском со ссылками на Германа приводит Н.И. Павленко в своих работах «Вокруг трона» и «Немцы при дворе».

В 1858 г. в «Известиях императорской Академии Наук по отделам русского языка и словесности» появляется статья Н.П. Лыжина «Два памфлета времен Анны Иоанновны», развивающая идеи борьбы русских дворян против немецкого засилья. В ней ученый доказывает тенденциозное изменение исторического источника — «Полоцких летописей» — П.М. Еропкиным. В результате появился памфлет на царствование Анны.

Н.П. Лыжин указывает на одновременное появление сочинения "Lettres Moscovites", изданной во Франции и содержащей в себе утверждение, что русский народ в скором времени изгонит ненавистных иностранцев. Сравнивая памфлет с заграничным сочинением, Лыжин делает осторожный вывод о том, что возможно первые шаги по сближению французского двора с «Русской народной партией» были сделаны еще в 1735 г., а казни Долгоруких и Волынского были следствием первой битвы между русскими и немцами в войне, закончившейся возведением на престол Елизаветы Петровны в 1741 г. 9.

В другом своем исследовании «Мысль Волынского об учреждении университета в России», опубликованном в 1859 г. в «Летописях русской литературы и древности», Н.П. Лыжин проводит анализ документа, под названием «Разговор царя Петра с патриархом Адрианом о распространении школ и наук в России» 10. Признавая этот документ исторической подделкой, он приписывает его кружку Волынского, считая что Волынский постарался сослаться на авторитет Петра I, для поддержки и пропаганды в обществе своих идей.

Великие реформы» Александра II и рост национального самосознания обусловили очередной всплеск интереса к событиям отечественной истории. Расцвет русской журналистики также способствовал появлению массы научных, научно-популярных и публицистических статей, очерков и заметок по русской истории. Именно тогда феномен «бироновщины» и «дело Волынского» прочно вошли в основной круг рассматриваемых вопросов.

После публикации в 1858 г. «Записки об Артемии Волынском», было положено начало, по выражению И. Шишкина, развенчанию «лучезарного ореола» 11 А.П. Волынского. В 1860 г. И. Шишкин опубликовал в «Отечественных записках» большую статью, посвященную Артемию Петровичу, где крайне негативно характеризовал последнего, утверждая, что

Волынский одна из тех исторических личностей на долю которых выпала довольно странная судьба являться взорам потомков в самом ложном свете, пользоваться самой ложной репутацией, порождать о себе самые ложные мнения.» '2. Основой материала для исследования послужили вышеупомянутые «Записка.» и работа Э. Германа.

Важным рубежом на новом этапе изучения личности А.П. Волынского исторической наукой, окончательно переведшей проблему из исторической публицистики в сферу научного изучения, стало обращение к ней Н.И. Костомарова и С.М. Соловьева. Взгляды обоих историков на личность Волынского схожи: высокий и яркий облик героя-мученика в их глазах изрядно поблек, стал более приземленным. При этом, если Н.И. Костомаров уделил рассказу о Волынском лишь 10 страниц в

1Ч своем очерке об Анне Иоанновне, не упоминая о его проектах, но называя причины и поводы его падения, то С.М. Соловьев подходит к этой проблеме иначе. Значительное место в Х1Х-ХХ тт. его многотомной «Истории России с древнейших времен» уделяется рассказу о карьере А.П. Волынского, где приводится много документов, как нельзя лучше иллюстрирующих его характер и пути продвижения по службе. Здесь он показывает истоки протеста кабинет-министра, вызванные не только недовольством существующим режимом, но и мотивами личной карьеры. Вместе с тем С.М. Соловьев указывает на проявление в деле «конфидентов» общих устремлений российского дворянства, недовольного «засильем иноземцев» 14 и желавшего расширения своих прав и привилегий, а также наведения порядка в российском государстве.

В 1876-1877 гг. в журнале «Древняя и Новая Россия» вышел фундаментальный очерк Д.А. Корсакова, в котором подробно рассматривались основные вехи жизни Волынского. Несколько позднее он посвятил специальный очерк «делу Волынского» — «А.П. Волынский и его конфиденты», в 1891 г. вошедший в его книгу «Из жизни русских деятелей XVIII в.» 15.

Пожалуй, именно с его легкой руки в отечественной исторической науке укоренился тезис о том, что Волынский решил сначала достичь высших постов, чтобы вступить в борьбу с Бироном. Историк допускает, что Волынский готовил переворот в пользу Елизаветы Петровны.

Ряд работ историков XIX в. можно отнести к разряду исторической публицистики. Так, В.В. Шангин написал популярную брошюру «Кабинет-министр Артемий Петрович Волынский. Биографический очерк» 16. Эта работа не предназначалась для продажи: было отпечатано всего 100 экземпляров для родных и друзей автора. Основанная на общеизвестных фактах статья-компиляция К.В. Яроша «А.П. Волынский» продолжила традицию «развенчания»: автор постарался объяснить все действия Волынского чертами его характера, и в результате перед читателем предстает крайне неприглядная личность 17.

В 1889-1892 гг. появляется фундаментальный труд Н.Ф. Зезюлинского «Историческое описание о коннозаводском деле в России», где десятилетней деятельности Волынского на посту руководителя Конюшенной канцелярии уделено немалое внимание 18. Другая работа историка «Неравная борьба, Волынский и Бирон» по всей видимости, была написана под влиянием начальника Н.Ф. Зезюлинского, министра императорского двора и уделов, впоследствии наместника Кавказа И.И. Воронцова-Дашкова, интересовавшегося своим знамениты предком. Данная научно-популярная работа содержит очень интересный материал о частной жизни Волынского, сведения о его семье и повседневной жизни, а также об отношениях с различными людьми — родственниками, покровителями, друзьями, слугами и д.р. ,9.

Интересно краткое сообщение Н.И. Барсова об отношениях Волынского и священнослужителей во время его губернаторства в Астрахани 20. В статье П.Л. Юдина «Из дел об А.П. Волынском» также рассматриваются два эпизода из астраханского периода жизни Волынского 21. Перу известного писателя Е.И. Карновича принадлежат две работы, тесно связанные с Волынским: «Значение бироновщины в русской истории» и «Замечательные богатства частных лиц в России». Если вторая дает нам некоторое представление о материальном положении нашего героя, то «Значение бироновщины» — первая попытка в отечественной историографии переосмыслить феномен «бироновщины»

Рассматривая царствование Анны Иоанновны в контексте общих исторических событий, автор приходит к выводу, что политический курс Анны был типичным для XVIII века. Влияние Бирона, по мнению Е.И. Карновича, не шло дальше обычного влияния фаворита, почти не вмешивавшегося во внутреннюю политику. Он выражал сомнение в том, что главным виновником всех несчастий России был Э.И. Бирон, указывая также на то, что русские вельможи (в том числе и А.П. Волынский) были «раболепными угодниками Бирона и заботились гораздо более о положении своем при дворе, нежели о делах государственных» . По его мнению, участь России была бы такой же в то время (если не горше), если бы фаворитом Анны был русский, и она была бы окружена только русскими. Несколько позднее идеи Карновича были развиты в работе В.Н. Строева, также отрицавшего «бироновщину» как явление 24.

Однако историческая наука тогда неоднозначно отнеслась к его работе. Ни В.О. Ключевский, ни С.Ф. Платонов, ни A.A. Кизеветтер не поддержали его точку зрения и продолжали отстаивать уже устоявшееся мнение о Волынском как о противнике засилья немцев, не соразмерившего своих сил в борьбе с ними. Справедливости ради, стоит отметить, что никто из них (кроме Кизеветтера) не посвятил А.П. Волынскому самостоятельного исследования. Но даже небольшой очерк о Волынском Кизеветтера, основан в первую очередь на материале исследований Д.А. Корсакова, поэтому автор не приходит к новым выводам. Не случайно в очерке присутствует уже неновая гипотеза о готовящемся государственном перевороте в пользу Елизаветы Петровны, Волынский объявляется сыном своей эпохи со всеми его недостатками, а автор преисполнен пат

О ^ риотического негодования за судьбу патриота-Волынского .

Интересную работу о Волынском — «Местная грамота XIV века. Из бумаг кабинет-министра Артемия Волынского» — написал Н.П. Павлов-Сильванский. Он проанализировал местническую грамоту относящуюся к XIV веку, и увязал ее с генеалогическими изысканиями самого Волынского. Ему удалось вскрыть честолюбивые замыслы опального кабинет-министра и указать на попытки приписать своим предкам несуществовав-шие подвиги и более высокое положение 26.

Подробная статья о деятельности Волынского на посту кабинет-министра была написана А.Н. Филипповым. Ему впервые удалось показать первенствующее положение Волынского в Кабинете министров, а также противостояние с А.И. Остерманом. Оценивая основные деяния кабинет-министра на этом посту, Филиппов утверждает, что Волынский как практический деятель проявил себя не так ярко, как «прожектер», но вину за это он возлагает на А.И. Остермана 21.

В 1905 г. появляется работа В. Бука «Артемий Петрович Волынский.

Русский государственный деятель первой половины XVIII в.», основанная на ранее опубликованных исследованиях о Волынском. Новых выводов в

28 работе нет, опубликована она на иностранном (немецком) языке .

Последняя крупная работа о Волынском, которую можно отнести к дореволюционной историографии, была написана Ю.В. Готье в 1922 г. и была посвящена «прожектерской» деятельности А.П. Волынского. Автор попытался найти следы «Генерального проекта» А.П. Волынского, однако пришел к выводу, что данный документ безвозвратно утрачен. В то же время ему удалось на основании допросов «конфидентов» Волынского восстановить содержание проекта 29.

Таким образом, дореволюционные исследователи заложили основы для изучения личности и деятельности А.П. Волынского, ими были определены основные проблемы и источниковая база будущих исследований. Оценки, высказанные дореволюционными авторами, носят кардинально противоположную окраску. Это и хвалебные отзывы о государственном деятеле и патриоте, павшем в неравной борьбе с иноземцами за благо Отчизны, так и обличительные характеристики малообразованного, алчного и самонадеянного вельможи, способного пресмыкаться перед сильными и унижать слабых.

Советская историография данной проблемы не отличается оригинальностью. В эпоху кампании, направленной против низкопоклонства перед Западом при И.В. Сталине, дело о попытке русских патриотов свергнуть ярмо немецкого засилья ставилось в пример. «Бироновщина» рассматривалась как фактор, сдерживающий развитие России. Все иноземцы, прибывшие в Россию, огульно были названы бездарными, а политика, проводимая наследниками Петра, противопоставлялась деятельности великого преобразователя.

М.Н. Покровский постарался «модернизировать» традиционную версию «бироновщины». По его мнению, 1730 г. стал попыткой торговой буржуазии добиться участия во власти, сомкнувшейся с дворянской борьбой за права, приведшей, однако, лишь к господству Бирона и «господству западноевропейского капитала над русской внутренней и внешней политикой» 30. Тем не менее, эта версия не получила развития и была признана «антиленинской».

По характеристике H.H. Петрухинцева, «. вторая половина 30-х гг. была ознаменована новым возвращением темы в русло исторической публицистики, на которую легла мрачная тень процессов 30-х гг.» 31. В статье М. Семина «Бироновщина» образ антинациональной политики приобретает гротескные черты, а Бирон объявляется наймитом «английских капиталистов» 32.

Своеобразие сталинской эпохи в полной мере сказалось и на диссертационном исследовании Е.М. Эпштейна «А.П. Волынский — государственный деятель и дипломат». Воздержавшись от резких выражений в адрес окружения императрицы, автор тем не менее придерживается традиционной версии о борьбе русских дворян с иноземным засильем, старается доказать наличие заговора в пользу Елизаветы Петровны. Большое внимание в своем исследовании Эпштейн уделяет государственной деятельности Волынского в петровское время, что характеризует общие тенденции преимущественного освещения петровских реформ и их роли в преодолении отсталости России. Вместе с тем, государственной деятельности Волынского в аннинское царствование уделяется мало внимания, недостаточно

33 освещены вопросы связанные с личностью Волынского .

Характерно, что в стремлении объяснить успешную карьеру Волынского при Анне Иоанновне, отмечая, что «.в тактике, избранной Волынским в 1732 г. разобраться довольно сложно», Эпштейн вынужден придерживаться версии Д.А. Корсакова о том, что Волынский решил вначале достичь высших постов в государстве, а потом начать решительную борьбу с «немецкими временщиками» 34.

Рассматривая вопросы, связанные с борьбой Волынского с его политическими противниками, Е.М. Эпштейн развивает осторожную версию Д.А. Корсакова о заговоре русских патриотов против иноземного засилья. По его мнению, правительство Анны Иоанновны не только постаралось сурово расправиться с Волынским и его «конфидентами», но и скрыть

35 факт наличия широкой общественной оппозиции власти .

Оценивая диссертацию Е.М. Эпштейна, можно отметить несомненное влияние на оценку А.П. Волынского советской историографией (на которую также повлияло и специфическое отношение к «птенцам гнезда

Петрова» — результат превознесения петровских преобразований). Поэтому ярчайшим примером характеристики, данной Волынскому советскими историками, является характеристика В.В. Мавродина: «.Волынский был настоящим русским вельможей той поры: властным и честолюбивым, алчным и жестоким, крутым и скорым на расправу. Деятель петровской поры, он не мог примириться с тем маразмом и развратом, с той политикой «малых дел», «скудоумием» и «небрежением», которые характеризовали деятельность правительства Анны Ивановны. Русский патриот, он возненавидел бездарных иноземцев, игравших столь большую роль при дворе императрицы, возненавидел «бироновщину».» 36.

Вместе с тем еще в 1946 г. вышла работа Я. Зутиса «Остзейский вопрос в XVIII веке», IV глава которой была посвящена проблеме «бироновщины». Рассматривая события 1730-х гг. с точки зрения проблем развития прибалтийских земель в указанный период, он приходит к выводу, опровергающему построения Е.П. Карновича и В.Н. Строева — что «бироновщина» существовала как явление. По его мнению, небольшая, но сплоченная группа иностранцев осуществила «систему террора. направленного против «старых фамилий» или знати» в интересах русского дворянства. Поэтому он оценивает «бироновщину» как «военную диктатуру и систему террора, имевших своей целью и назначением укрепление самодержавия и классового господства русского дворянства», получившей «некоторую немецкую окраску» 37.

Следует отметить специальные монографии о Волынском и его «конфидентах», написанные в советский период. О Ф.И. Соймонове, человеке с необыкновенно интересной судьбой и одном из наиболее активных помощников Волынского, написаны две монографии Л.А. Гольденберга «Федор Иванович Соймонов» и «Каторжанин — Сибирский губернатор» 38.

Отдельную группу монографий о Волынском представляют работы, посвященные истории дипломатических отношений России накануне и во время Персидского похода. Это работа О.П. Марковой «Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке», П.П. Бушева «Посольство Артемия Волынского в Иран в 1715-1718 гг.», Ф.М. Алиева «Миссия посланника русского государства А.П. Волынского в Азербайджане (1716-1718)», С.А. Тер-Авакимовой «Армяно-русские отношения в период подготовки Персидского похода» 39.

Оценивая вклад советских историков в изучение проблемы, приходится констатировать влияние идеологических штампов на оценку личности и деятельности Волынского. Несмотря на появление нового специального исследования Е.М. Эпштейна, советские историки фактически были вынуждены ограничиться официальной трактовкой и однозначно положительной оценкой поступков Волынского и результатов его деятельности.

Однако на современном этапе развития исторической науки мнения исследователей на личность и значение деятельности А.П. Волынского вновь разделились.

Так Н.И. Павленко в своей работе «Вокруг трона», приходит к выводу, что «.независимо от соображений, которыми руководствовался Артемий Петрович, вступая в неравную схватку с облепившими трон немцами, объективно его борьба с окружением императрицы заслуживает положительной оценки — эта схватка подготовила общество к ликвидации иноземного засилья» 40 (курсив наш — Н.К.). При этом он считал, что Волынский руководствовался личными интересами. Как мы видим, полностью сохранена старая терминология и однобокая точка зрения на «бироновщину», как на период немецкого господства.

Е.В. Анисимов в своих работах 41 отстаивает несколько другую точку зрения. По его мнению, сущность самого самодержавного строя нисколько не менялась от того, кто находился у трона — немцы или русские.

Он опровергает слухи о повальном засилье немцев, правильно указывая на тот факт, что в руках у них были лишь несколько самых высоких должностей империи, тогда как у русских вельмож их было не меньше, а офицерский корпус комплектовался русскими дворянами при преемниках Петра в большей степени, чем при самом Петре. «Слово и дело государево» так же стояло на страже интересов не иноземцев, а царствующей особы: ярким примером этому является биография главы Тайной канцелярии А.И. Ушакова, сохранившего свой пост и при Елизавете Петровне. Вообще, Анисимов не считает «бироновщину» из ряда вон выходящим явлением тотального террора и страха: при «кроткой Елисавет» пострадало не меньше народу, но смертная казнь была официально отменена, и царство

42 вала она дольше .

Е.В. Анисимов достаточно негативно относится к личности А.П. Волынского, «.выслуживавшегося, интриговавшего, подличавшего как все, без всякой задней "патриотической мысли"». Он отвергает устоявшуюся концепцию о том, что Волынский собирался начать решительную борьбу с немецкими временщиками лишь сделав карьеру. Однако Анисимов предлагает по-новому взглянуть на отношения Анны Леопольдовны и Волынского, считая «Генеральный проект» Артемия Петровича возможной программой реформ новой правительницы, а самого автора ее исполните

43 лем .

А.Б. Каменский в своих книгах «Российская империя в XVIII веке: традиции и модернизации» и «От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII века (опыт целостного анализа)» положительно характеризует царствование Анны Иоанновны, подчеркивая преемственность ее внутренней и внешней политики политическому курсу Петра I. Опровергая миф о «бироновщине» и засилье иностранцев, он пишет, что «.некоторые из них [иностранцев — Н.К.] заняли посты, на которые претендовали русские вельможи, что вызвало у последних естественное недовольство. Однако анализ придворной борьбы ясно показывает, что разделение между теми или иными группировками происходило не по национальному признаку, а это была обычная в подобных случаях борьба за власть между старыми и новыми людьми у трона.». Однако, говоря о Волынском, Каменский указывает на то, что «молодое поколение русских людей. сравнивая великого царя-реформатора Петра I с теми, кто правил в то время Россией, не могло не испытывать определенной неудовлетворенности.». «Генеральный проект» Волынского и его неосторожные высказывания об Анне были восприняты как заговор против императрицы; казнь Волынского произвела тяжелое впечатление на современников 44.

В недавно опубликованной монографии И.В. Курукина, «Эпоха "дворских бурь"», автор, говоря о «бироновщине», указывает на то, что при Анне развитие самодержавия достигло своей вершины. Режим Анны сам провоцировал переворот, «.закрывая для дворянства любую возможность легальных политических действий, и увеличивая на него давление в виде поголовной и постоянной службы или ответственности за недоимки». «Дело Волынского» он относит к неудавшимся переворотам 45. Вместе с тем, в научно-популярной работе «Бирон», вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей» он дает негативную характеристику государственной деятельности Волынского 44. Волынский, по его мнению, «.не сумел найти свою "нишу" — круг обязанностей, которые делали бы его необходимым, и уметь осторожно делить компетенцию, не посягая на чужой "огород"», в отличие от его противников иностранцев — «.ничего этого удалой министр сделать не смог, зато неумеренными амбициями насторожил

46 всех.» .

В 2006 г. вышла статья H.H. Петрухинцева «Дворцовые интриги 1730-х годов и «дело» А.П.Волынского», посвященная борьбе кабинет-министра с Э.И. Бироном за власть46. Автор приходит к выводу, что «. фаворит отнюдь не всегда был «всесилен», а российское общество времен Анны Иоанновны было отнюдь не безгранично сервильно по отношению к нему.формируя в своих рядах (пусть и несколько аморфную) оппозицию.». Причины этого он видит в «определенной политической самостоятельности и влиятельности императрицы», которая «. вовсе не была враждебна иным влиятельным группировкам русского шляхетства и бюрократии.», оставляя известную «свободу рук» многим звеньям бюрократического аппарата, что и сделало возможным открытое выступление Волынского 47.

В известных нам работах зарубежных авторов особое внимание обращается на нелицеприятные личные качества Волынского, его «коррумпированность». В них дается традиционная для отечественной историографии трактовка «дела Волынского» .

Характерно, что историография проблемы наложила определенный отпечаток и на разнообразную художественную литературу о Волынском. Патриотический подъем после Отечественной войны 1812г. вызвал массовый интерес к личности Волынского.

Так, поэт-декабрист Кондратий Рылеев воспел гибель Волынского в думах «Волынский» и «Видение Анны Иоанновны». В них:

Стран северных отважный сын Презрев и казнью и Бироном Дерзнул на пришлеца один Всю правду высказать пред троном Открыл царице корень зла Любимца гордого пороки Его ужасные дела Коварный ум и нрав жестокий.49

Вдохновленный этой думой И.И. Лажечников в своем романе «Ледяной дом» (1835 г.) выводит под собственным именем Волынского среди героев с вымышленными именами (в которых угадываются «конфиденты»

Волынского)50. Художественный вымысел автора вызвал полемику с критиками романа, среди которых был и A.C. Пушкин, также собиравшийся писать о Волынском51. Как погибший в неравной борьбе с временщиком Волынский упоминается в одном из романов К.П. Масальского 52. Вместе с тем были запрещены цензурой драма П. Голоты «Волынский» (основанная на «Ледяном доме» И.И. Лажечникова)53 и трагедия А.Ф. Писемского «Поручик Гладков» 54.

Научные публикации 60-90-х гг. XIX в. стимулировали появление многочисленных романов по сюжетам аннинской эпохи (романы Вс.С. Соловьева, Е.П. Карновича, М.Н. Волконского, П.В. Полежаева, Е.А. Салиас), где часто появляется колоритная фигура Волынского. В конце XIX в. появилась дилогия В.П. Авенариуса «Под немецким ярмом», в которой Артемию Петровичу принадлежит второстепенная, но яркая роль 55. Интересен и роман П.В. Полежаева «Бирон и Волынский»: художественный вымысел автора здесь сведен к минимуму, автор максимально полно использует факты из очерка Д.А. Корсакова, а сам роман разительно отличается от «Ледяного дома» И.И. Лажечникова 56.

В советской литературе в 70-е гг. XX в. появились два произведения: «Остров любви» Ю.В. Нагибина и «Слово и дело» B.C. Пикуля 51. Первое — рассказывает о жизни поэта В.К. Тредиаковского и об издевательствах над ним Артемия Петровича. Второе — роман-хроника исторических событий 1726-1740 гг., рассказывает о борьбе дворянских группировок с иноземцами. Хотя сам автор произведения в своем заключении говорит об устоявшихся стереотипах в изображении Волынского (например, о том, что главным виновником преступлений той эпохи был Бирон), самому ему не удалось в полной мере избежать иллюзий относительно личности Артемия Петровича. В его изображении, кабинет-министр представлен едва ли не противником самодержавия, хотя тот был его ярым сторонником, «са-модержавцем», «природным русским дворянином — аристократом» 58!

Сравнительно недавно в российской литературе появился роман З.К. Чирковой «Кабинет-министр Артемий Волынский». Однако название романа не совсем соответствует его содержанию: скорее это роман о Волынском и Анне Иоанновне. По замыслу автора, в юности героев связывали романтические отношения, но затем их жизненные пути разошлись. Явной неудачей является скомканный сюжет: если жизни героев в петровскую эпоху уделяется значительный объем произведения, то послепетровской эпохе посвящено не более пятой части всего текста59.

Таким образом, историографический обзор показывает, что на сегодняшний день отсутствует специальное, всеобъемлющее исследование о Волынском, недостаточно изучены многие аспекты его личности и деятельности. Господство в историографии, с одной стороны, штампов, существующих еще с XVIII столетия, а с другой, стремление ряда исследователей во что бы то ни стало эти штампы опровергнуть, препятствует детальному и беспристрастному изучению личности и деятельности А.П. Волынского.

Хронологические рамки исследования определяются 1711-1740 гг. Нижние хронологические рамки связаны со временем участия ротмистра А.П. Волынского в Прутском походе, а верхние — заканчиваются его гибелью на эшафоте в 1740 г. Однако ряд вопросов, также рассмотренных в данной работе, связанных с судьбой детей Волынского и родословной Волынских выходит за хронологические рамки исследования.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является комплексное изучение различных сторон личности и государственной деятельности А.П. Волынского, в тесной связи с меняющейся исторической обстановкой и политическим развитием петровской и послепетровской России.

В соответствии с темой и поставленной целью нами были сформулированы следующие задачи:

1) проанализировать служебную карьеру по трем основным направлениям его деятельности: дипломата, администратора и придворного;

2) рассмотреть взгляды Волынского на государственное устройство и политический строй, решение важнейших экономических проблем Российской империи;

3) подвергнуть критическому анализу вопрос о существовании «заговора Волынского», роль Артемия Петровича, как выразителя интересов русского «шляхетства», и место «дела Волынского» в борьбе русских и немецких дворян за власть;

4) рассмотреть вопросы, касающиеся личности А.П. Волынского (род Волынских, семейные отношения, взаимоотношения с крестьянами, роль покровителей в карьере Волынского, обвинения Волынского в различных преступлениях).

Методологической основой исследования является системный подход, соблюдение принципов историзма, объективности и научности, которые предполагают непредвзятый подход к анализу изучаемых проблем, критическое отношение к источникам, формулирование оценок и суждений на основе всестороннего осмысления совокупности фактов.

В основной части работы преобладает проблемно-тематический принцип изложения материала, позволяющий четко и последовательно раскрыть различные вопросы, связанные с личностью и государственной деятельностью А.П. Волынского. В работе применены проблемный, хронологический и, сравнительно-исторические методы, комплексный подход к изучению проблемы.

Источниковая база исследования. В связи с отсутствием личного фонда А.П. Волынского судить о его деятельности приходится по другим документам, содержащимся в разных архивных фондах и опубликованных источниках. Основная масса интересующих нас документов отложилась в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА).

В фонде 6 (Уголовные дела по государственным преступлениям) хранится многотомное дело (дела 194-281) о кабинет-министре А.П.Волынском и его сторонниках 1740-1742 гг. Наибольший интерес представляют дела 198-207, 212-221 — показания обвиняемых и свидетелей, дело 276— переписка А.П. Волынского с родными, знакомыми и подчиненными, дело 277 — извлечение из переписки и расследование по этому предмету.

Фонд 11 (Переписка разных лиц) содержит письма Волынского к Вил-лиму Монсу, цесаревне Елизавете Петровне, Э.И. Бирону, прошения и доклады А.П. Волынского имп. Анне Иоанновне.

Фонд 5 (Переписка высочайших особ с частными лицами) содержит письма, указы и рескрипты императора Петра I и императрицы Екатерины I к астраханскому губернатору Артемию Петровичу Волынскому.

Отделение II (Входящие письма) Фонда 9 (Кабинет Петра I) содержит многочисленные донесения 1719-1727 гг. астраханского губернатора А.П. Волынского, а также его письма Екатерине I и A.B. Макарову.

В Фонде 177 (Кабинет министров) содержатся доклады Кабинета Анне Иоанновне, в том числе мнения и проекты А.П. Волынского, а также дела и документы комиссии по описи имущества А.П. Волынского и его сторонников.

Обширный фонд Сената (Фонд 248) содержит множество самых разнообразных документов. В первую очередь, это материалы разнообразных комиссий: следственных комиссий о «сибирских делах» и о «должностных лицах Казанской губернии», комиссий «о размножении конских заводов» и «по описи имущества А.П. Волынского и его сторонников» и др. Кроме того, здесь присутствуют документы канцелярии генерал-прокурора Кабинета министров. Также в данном фонде был обнаружен анонимный проект о сокращении армии, ряд признаков которого свидетельствует в пользу того, что это военная часть «Генерального проекта о поправлении внутренних государственных дел» А.П. Волынского. Последнее позволяет надеяться на то, что и остальные части несохранившегося «Генерального проекта» будут найдены.

Информация о придворной карьере А.П. Волынского содержится в Фондах 14 (Придворное ведомство) и 1239 (Дворцовый отдел). Кроме того, ряд отрывочных сведений о Волынском содержится в Ф. 7 (Преображенский приказ, Тайная канцелярия и Тайная экспедиция), Ф. 17 (Наука, литература и искусство), Ф. 30 (Новые дела). Здесь мы можем найти материалы переписки Волынского с разными корреспондентами.

В Фонде Воронцовых-Дашковых Отдела рукописей Российской государственной библиотеки содержатся сведения о недвижимом имуществе Артемия Петровича Волынского, а также «Краткая биография кабинет-министра А.П.Волынского», составленная 12 декабря 1899 г. Н.Ф. Зезюлинским для гр. И.И. Воронцова-Дашкова.

Помимо архивных материалов в работе используются многочисленные и разнообразные документы, изданные преимущественно в XIX в. в связи с массовым интересом к личности Волынского.

Все опубликованные документы можно подразделить на 5 групп: ^законодательные и нормативные документы; 2) делопроизводственные источники; 3) проекты и мнения А.П. Волынского, касающиеся различных вопросов; 4) мемуары; 5) эпистолярные источники. Эпистолярное наследие героя и мемуарная литература о нем позволяют раскрыть частные стороны личности. Делопроизводственные и законодательные источники, а также нормативные документы незаменимы для раскрытия сущности его деятельности. Проекты и мнения Волынского позволяют раскрыть взгляды этого государственного деятеля на внутреннюю политику России, оценить их с точки зрения прогрессивности, экономической целесообразности, соответствия государственным интересам и возможности осуществления на практике.

К обширной группе законодательных и нормативных актов относятся именные указы императоров и императриц, сенатские и кабинетские, опубликованные в Полном собрании законов Российской империи. Они дают богатый материал о практической деятельности Артемия Петровича на различных административных постах — астраханского и казанского губернатора, руководителя Конюшенной канцелярии, обер-егермейстера и кабинет-министра60.

Значительный объем информации по теме содержится в материалах делопроизводства высших государственных учреждений: Верховного тайного совета, Кабинета министров, Сената 61.

К сожалению, публикация «Писем и бумаг Петра Великого» продолжающаяся более ста лет не завершена, а вышедшие тома охватывают лишь начальный период карьеры Волынского в качестве курьера во время Пер-62 сидского похода . К этому же периоду биографии Волынского относятся ряд документов, опубликованных среди «Писем, указов и заметок Петра I, извлеченных из Архива Правительствующего Сената» и «Переписки и бумаг гр. Б.П. Шереметева» Русским историческим обществом. Кроме этого, многие письма и распоряжения Петра I Волынскому приводятся в «Деяниях Петра Великого» И.И. Голикова .

Большое значение имеют донесения иностранных дипломатов, опубликованные в «Сборнике имп. Русского исторического общества», особенно относящиеся к 1740 г., и описывающие события в столице во время следствия над Волынским и его «конфидентами» 64.

Очень важны подборки документов, относящихся к деятельности Волынского в Иране, опубликованные Ф.М. Алиевым и П.П. Бушевым и содержащие выдержки из «Журнала» Волынского, «Инструкцию» Петра I Волынскому, договор, заключенный им с иранским шахом 65.

В 1854 г. в «Москвитянине» М.Н. Погодиным была напечатана «Инструкция дворецкому Ивану Немчинову о управлении дому и деревень» (в

1881 г. в «Памятниках древней письменности» опубликовано более подробное издание этого документа) — документ, регламентирующий жизнь крестьян, хозяйственные работы и повинности крестьян в крупном поместье первой четверти XVIII века, что в сравнении с другими аналогичными документами эпохи дает определенное представление об экономических взглядах Артемия Петровича Волынского, его деловой хватке и отношении к крепостным крестьянам 66.

В том же году в «Москвитянине» был опубликован еще один документ, автором которого является А.П. Волынский — «Доношение астраханского губернатора Волынского Правительствующему Сенату» 67. Данный документ представляет собой программу действий, предложенных вновь назначенным губернатором для решения конкретных проблем своей губернии.

Мнение» А.П. Волынского на проект неизвестного автора «Об экономических и промышленных нуждах России» было опубликовано в приложении к статье И. Шишкина «Артемий Петрович Волынский». Там же была опубликована и челобитная адмирала Н.И. Головина о преследовании его Волынским 68.

В 1936 г. в «Материалах по истории Башкирской АССР» в 1936 г.69. была опубликована «Записка о Башкирском вопросе в Российской империи и о наилучших способах его разрешения», составленная А.П. Волынским. Данный документ представляет научный интерес, так как отражает не только взгляды Волынского на национальный вопрос в Российской империи, но и способы «приведения в совершенную покорность» «инородцев».

Четвертая группа источников — воспоминания современников Волынского, как иностранцев (фельдмаршала Бурхарда Христофора Миниха, его сына Эрнста, а также его адъютанта Кристофа Манштейна), так и русских (Я.П. Шаховского, В.А. Нащокина, И.И. Неплюева и неизвестного автора «Замечаний на записки о России генерала Манштейна»). Мемуары первых, несмотря на очевидную тенденциозность и стремление очернить своего поверженного врага, герцога Бирона, дают нам представление о вкусах и привычках Анны, сыгравших не последнюю роль в карьере и падении нашего героя. Мемуары младших современников Волынского интересны тем, что благодаря им мы можем судить о том впечатлении, которое производила личность Волынского на современников, и отношении в русском обществе к его казни. Особо следует выделить мемуары одного из главных следователей по делу Волынского И.И. Неплюева: в них полностью отсутствует информация об этом деле, как будто автор постарался вычеркнуть

- 70 этот неприглядный эпизод своей карьеры из памяти потомков .

Среди эпистолярных источников необходимо отметить публикацию С.М. Соловьевым «Писем Артемия Петровича Волынского к царице Екатерине Алексеевне» в 1862 г. в «Чтениях императорского Общества исто

71 рии и древностей российских при имп. Московском университете» . В «Русском архиве» в 1865 г. были изданы 6 писем Волынского к Елизавете

72 73

Петровне , в 1878 г. было издано письмо к А.Д. Меншикову , а в 1906 г.

74 4 письма к Э.И. Бирону . Письма Волынского к Виллиму Монсу 17191724 г были изданы М.И. Семевским в приложении к его работе «Царица Екатерина Алексеевна, Анна и Вилл им Монс» 75.

Несколько особняком стоят четыре крупные подборки материалов о Волынском, содержащие источники самого разного характера.

В «Чтениях императорского Общества истории и древностей российских при имп. Московском университете» в 1862 г. были опубликованы «Материалы для биографии кабинет-министра Анны Иоанновны Артемия Волынского», раскрывающие его противостояние с митрополитом Сильвестром Холмским . Среди них, в первую очередь, следует выделить «До-ношение митрополита Казанского Сильвестра Святейшему Правительствующему Синоду», а также письмо А.П. Волынского Сильвестру, иллюстрирующее дружеский характер отношений между губернатором и митрополитом до их конфликта из-за «дела Салникеева».

Другая подборка документов о Волынском была издана М.И. Семевским в «Русской старине» в 1872 г. В нее вошли письма Волынского к разным лицам (П.П. Шафирову, Б.П. Шереметеву, А.Д. Меншикову и др.), а также «Известие сколько явилось недочету в присланной казне с ротмистром Артемием Волынским в двухстах пятидесяти тысячах рублях» и «Доношение адмиралтейской коллегии в правительствующий сенат об обидах Волынского князю Мещерскому» 11.

В том же году В. Кашпирев публикует подборку переписки А.П. Волынского во втором томе издаваемых им «Памятников новой русской истории». Сюда вошли письма А.П. Волынского к Петру I и Екатерине I, письма к покровителям (в первую очередь к С.А. Салтыкову) и ответы на них, а также письма к своим детям. Среди прочих документов особый интерес представляет знаменитое рассуждение против ограничения самодержавной власти «верховниками», а также «Оправдание о причинах долгов и прочих убыточных приключений», дающее информацию о финансо

78 вых проблемах А.П. Волынского .

Последняя крупная (43 документа) подборка материалов о Волынском была опубликована в 1903 г. в «Старине и Новизне», сборнике издававшемся «Обществом ревнителей русского исторического просвещения памяти имп. Александра III». В нее вошли самые различные документы, относящиеся к самым разным периодам жизни Волынского (челобитные Петру I, доношения, доклады и «репорты» Волынского Анне Иоанновне по управлению конскими заводами и придворной охотой, переписка с А.И. Остерманом, A.M. Черкасским; указы Императрицы по распределению конфискованного имущества Волынского и отчеты А.И. Ушакова и др.)79.

Таким образом, собранные и проанализированные источники позволяют с достаточной полнотой решить поставленные задачи и раскрыть как отдельные аспекты те, так и тему в целом.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Крючков, Николай Николаевич

Заключение

Изложенное выше позволяет сделать вывод, что, А.П. Волынский не был блестящим полководцем как П.П. Ласси или Б.Х. Миних и не стоял как А.И. Остерман у руля внешней политики России в течение двадцати лет. А.П. Волынский — не всемогущий временщик подобно Э.И. Бирону, и не опытный придворный подобно А.И. Черкасскому, благополучно пережившему не одно царствование. Его нельзя назвать «Российским Геродотом» подобно его ученому «конфиденту» В.Н. Татищеву. Однако, даже оставаясь на вторых ролях, он является яркой личностью в истории нашего Отечества.

Своей популярностью Волынский целиком обязан тем тяжелым впечатлением, какое его казнь произвела на современников. Она не была столь жестокой как казнь Долгоруких, однако, именно она вдохновляла поколения писателей на романтические произведения о герое, павшем в неравной борьбе. Так получилось, что расправа над Волынским и его единомышленниками стала последней в царствование Анны Иоанновны, навсегда оставшейся в массовом сознании эпохой «бироновщины».

Оценивая деятельность Волынского как дипломата, приходится констатировать, что посольство в Персию было наиболее крупным его достижением на дипломатическом поприще. Стремление к самостоятельности, инициатива не всегда заканчивались успехом. Деятельность Волынского при подготовке Персидского похода следует оценивать, учитывая последовавшие затем события. В силу объективных обстоятельств Персидский поход не принес России желаемого (завоеванные провинции пришлось впоследствии вернуть), а торговый договор, заключенный Волынским был фактически аннулирован в 1723 г. Не стоит преуменьшать, но и нельзя преувеличивать его роль во внешней политике России. Будучи только исполнителем воли Петра, Волынский тем не менее сыграл заметную роль в событиях, развернувшихся во время агонии Сефевидской державы.

Подводя итог административной деятельности Волынского на местах, следует признать, что он показал себя толковым и грамотным управленцем, способным сформулировать важнейшие задачи внутренней политики и пути их решения. Несмотря на различный характер деятельности во вверенных ему губерниях, он успешно справляется со своими обязанностями. Однако склонный к самостоятельности, он часто вступал в конфликты с «сильными персонами», которые заканчивались его смещением с занимаемых постов. Так, не последнюю роль в его последней отставке сыграло и то, что ему пришлось вмешаться во внутрицерковный конфликт. Однако необходимо учитывать и то, что губернатор в описываемое время был фактически «хозяином губернии», что в условиях отсутствия контроля из центра способствовало произволу местных властей на окраинах империи.

Новым трамплином служебной карьеры Волынского после отставки с поста казанского губернатора стала придворная служба. Характеризуя его служебную деятельность по руководству конскими заводами, отметим несомненный административный талант Волынского на этом поприще. За короткий срок им были вскрыты злоупотребления своих предшественников, наведен порядок в Конюшенном приказе и реорганизовано данное ведомство. Заслуживает внимание и практическая деятельность Конюшенной канцелярии под руководством Волынского: за короткий срок создаются государственные конские заводы, которые вполне были способны решить поставленные задачи. Особое внимание Волынский уделяет заботе о положении крестьян конюшенного ведомства: по его представлению с них была снята недоимка, установлен разумный размер повинностей. Проявляет Волынский и определенную заботу о просвещении крестьян, руководствуясь, прежде всего, деловыми соображениями.

Вместе с тем нельзя не отметить и определенное желание Волынского скрыть упущения в работе своего ведомства. Тем не менее, на наш взгляд, вину за подобный недосмотр нельзя возлагать целиком на Артемия Петровича, который был вынужден одновременно выполнять несколько служебных поручений и не мог (впрочем, как и большинство его коллег) постоянно контролировать работу своего ведомства. Однако в случае подобных осложнений, Волынский всегда исправляет допущенные ошибки, предлагая решение проблемы — будь то составление подробной инструкции для своих подчиненных или внесение необходимых изменений в штат своего ведомства.

Особо следует отметить влияние придворной службы на дальнейшую карьеру Волынского. Получив под свой контроль важные потешные ведомства (который он сохранял вплоть до своей опалы и казни), он смог не только постоянно находиться на виду у императрицы, но и достичь поста кабинет-министра.

Определенное влияние на дальнейшую карьеру Волынского оказало участие его в 1735 г. в обсуждении проекта анонимного автора «об экономических и промышленных нуждах России»: по всей видимости, ему удалось произвести выгодное впечатление на Анну Иоанновну своей компетентностью, четкими и основательными рассуждениями, а также лестью в ее адрес. Однако не стоит абсолютизировать роль влияния «мнения» на дальнейшую карьеру Артемия Петровича, бравшегося за любые поручения Анны Иоанновны и ее фаворита в 1730-е гг. и успешно их выполнявшего. Вместе с тем анализ «мнений» других представителей высшего чиновничества, участвовавших в обсуждении проекта показывает, что Волынский был отнюдь не самой яркой личностью, а его мнение отнюдь не «самым дельным». Достойным соперником Волынскому был обер-прокурор Сената Анисим Маслов — человек способный предложить новые и неординарные решения. После его смерти в 1736 г. у Волынского не было серьезных соперников на вакантное место в Кабинете из лиц, участвовавших в обсуждении: одни были незаменимы на своих постах, другие не подходили в силу возраста или невысоких умственных способностей.

Вершиной политической карьеры А.П. Волынского справедливо считается его деятельность в Кабинете императрицы Анны Иоанновны. Вместе с тем, традиционная трактовка его назначения на столь высокий пост, как целиком обязанного желанию Бирона иметь «своего» человека в Кабинете, на наш взгляд, не совсем справедлива: Волынский был хорошо известен императрице благодаря руководству придворной охотой, успешно выполнял различные служебные поручения, кроме того, скорее всего его назначение поддержали и представители аристократии, связанные с ним родственными узами.

Спорной представляется и оценка его деятельности как парализованной «разладом с другими министрами» и невысоких деловых качеств нового кабинет-министра. Борьба за власть действительно неразрывно связана с двухлетней службой Волынского в Кабинете министров, однако даже в столкновениях со своим оппонентом Остерманом, Волынский не стремится к постоянному выяснению отношений. Скорее всего оба министра прекрасно понимали, что подобный конфликт имел бы катастрофические последствия для государства, при том объеме и важности дел, которые проходили через Кабинет.

Однако именно при Волынском значение Кабинета возрастает. Это видно и по указам Анны Иоанновны, которыми министрам была «дана во всем полная мочь», и по возросшему объему дел. Волынский выступает против невыгодного казне приватизационного проекта Шемберга, позволявшего высокопоставленным чиновникам за бесценок получить казенные заводы в вечную собственность. Кабинет-министр также стремится навести порядок в делах Адмиралтейской коллегии, поставив ее наряду с Военной и Иностранной коллегиями под контроль Кабинета. Волынский стремится усилить влияние Кабинета (а вместе с ним и свое собственное) на политическую жизнь страны. Характерно, что с самого начала своей деятельности в качестве кабинет-министра, он действует достаточно самостоятельно, не оглядываясь на каких-либо «патронов», зачастую поступая вопреки их интересам. На наш взгляд, Волынский вовсю использует свое возросшее влияние на императрицу, для упрочения которого используется любая возможность — будь то устройство охот или «курьезной свадьбы». Несомненно, что активное участие Волынского в придворной жизни и умение показать себя с лучшей стороны сыграло свою роль и в поручении «сочинения проектов», в которых отразятся его взгляды и проводимый им прошляхетский курс во внутренней политике.

Стремление Волынского не исполнять повеления других, а самому отдавать подобные распоряжения к установлению всеобщего благоденствия, стать учителем других подтолкнуло его к написанию проектов. Вместе с тем, Генеральный проект писался вовсе не тайно, а открыто, являясь плодом коллективного труда группы чиновников, под руководством Волынского. Вероятно, сам проект писался если не по прямому поручению императрицы, то с ее одобрения. Сам по себе он содержал программу нового внутриполитического курса, однако не являлся окончательным вариантом, наоборот, выделив ряд проблем, предлагал решить их путем совместного обсуждения с сенаторами и кабинет-министрами.

Несмотря на устоявшееся мнение о Волынском, как о выразителе интересов главным образом шляхетства, Волынский стремится учесть интересы всех сословных групп России — военных, дворян, духовенства и купечества. При этом основные тенденции послепетровского внутриполитического курса сохранялись. Вместе с тем, в плане государственного устройства Волынский вовсе не покушался на основы самодержавной империи, предлагая лишь более рациональную бюрократическую систему. Экономическая программа проекта была ориентирована на преодоление кризисного положения в экономике, вызванного русско-турецкой войной.

Особо следует выделить две черты экономических взглядов Волынского — стремление к общей пользе и заботу о русском крестьянине-земледельце. Последнего Волынский считал основой благополучия государства, и защищая его был готов наложить дополнительные подати на другие социальные группы, найти беглых и даже уменьшить расходы бюджета. Вместе с тем подобная забота о крестьянине отнюдь не предполагала признания за ними каких-либо прав: фактически Волынский-министр предлагает государству поступить также, как в сходных условиях поступал Волынский помещик.

Не следует абсолютизировать и мнение о «республиканских» взглядах Волынского: они никогда не шли дальше требований определенных правовых привилегий и гарантий «благородному сословию». Отлично понимая реалии России того времени, он выступает против «аристократической республики», которая неминуемо бы выродилась в олигархию. Единственную достойную альтернативу он видит в самодержавии.

Вместе с тем, несмотря на то, что написание проекта было поставлено в вину Волынскому, судьбу автора проекта решило даже не это политическое сочинение, а рассуждение с невинным названием «Надлежит ли мужским персонам водить дружбу с женскими», которое содержало многие нелицеприятные замечания об Анне Иоанновне.

Говоря об «аристократии», себя он с ней не отождествляет, указывая на свою принадлежность к «шляхетству». На наш взгляд, это вполне доказывает надуманность его родословной, восходящей к Гедиминовичам и Дмитрию Донскому. Его предки почти ничем не проявили себя до XVII века, между тем амбиции кабинет-министра, воспитанного как «боярина», требовали удовлетворения, что и послужило одним из поводов к его казни.

Рассматривая личность Волынского с точки зрения той социальной группы русского общества, к которой он принадлежал (крупного поместного дворянства) можно с уверенностью констатировать, что он являет собой тип помещика-патерналиста, характерный для того времени. Образ сурового, но справедливого «отца», пекущегося о своих «детях», в качестве которого он предстает в своей «Инструкции.», на наш взгляд, приближается к идеалистическому толкованию патриархальных отношений между «боярином» и его «холопами».

Говоря об обвинениях в многочисленных преступлениях, предъявленных Волынскому, следует отметить, что зачастую документального свидетельства им нет, они основаны на слухах, а если и содержат какую-то долю истины, то небольшую. Слухи о коварных замыслах Волынского, о готовящихся им злодеяниях циркулировали наряду с «достоверными рассказами» о его прошлых преступлениях, зачастую изрядно приукрашенных.

Так, славе «вора и вымогателя» Волынский обязан исключительно своим «доброжелателям». Единственным достоверно известным эпизодом является лишь дело о вымогательствах с купцов и инородцев Казанской губернии, наиболее темное пятно в его карьере, которого он явно стыдился и стремился скрыть, уничтожив свое следственное дело (что само по себе является преступлением). Роль Волынского в других темных делах не до конца ясна, но зачастую его преступные действия не столь серьезны.

Жестокими расправами над подчиненными прославился не только Волынский — достойный ученик «дубинки» Петра Великого. Таким явлениям способствовала общая грубость нравов, а вспыльчивый характер кабинет-министра и несчастливое для его жертв стечение обстоятельств лишь усугубляло ситуацию.

Недостаток жалования, невысокая доходность своих имений, и вызывающая роскошь двора, вынуждающего Волынского с каждым служебным повышением тратить на поддержание своего статуса все больше и больше денег, не говоря о чрезвычайных расходах, которым он был обязан целиком своим «доброжелателям» вынуждала его использовать свое служебное положение. Однако далеко не всегда инициатива в подобных делах принадлежала Волынскому: просители и желающие угодить «сильной персоне» находились всегда.

По всей видимости, нельзя обелять Волынского. Тем не менее, подобными «подвигами» отличались все последующие поколения администраторов нашей страны вплоть до наших дней, которые в чем-то явно превосходили его (в первую очередь, наглостью и размерами «в казне похищений»), а если их деяния и не были столь громкими, то это можно объяснить лишь тем, что они действовали «изящнее» Артемия Петровича, умело их скрывая. В то же время, обвинения в злоупотреблении служебным положением были и в XVIII и в начале XXI века стереотипным средством избавления от соперников в борьбе за место под солнцем: не случайно служебные злоупотребления всплывали при многих знаменитых опалах и отставках. Волынский же, несомненно заслуживавший за свои поступки сурового наказания (возможно даже виселицы), тем не менее был обезглавлен не за них, а за свои неосторожные слова в адрес Анны Иоанновны, Э.И. Бирона и А.И. Остермана, давшие более удобный повод расправиться с ним.

Нравственные качества Волынского также отнюдь не привлекательны: самолюбие — главное из них. При малейшем успехе, при удаче он не знал пределов своей гордости, но, натолкнувшись на препятствие, он мгновенно ее терял. Высокомерно держась с равными себе и нижестоящими лицами, он пресмыкается перед «сильными персонами». Он не мог вынести даже намека на оскорбление и обладал редким умением наживать себе врагов. В расправах с ними он не брезгует ничем, пользуясь тем же оружием, которое, в итоге так успешно применили его враги (доносы, сплетни, клевета и т.п.).

Тем не менее, не следует порицать Волынского и за пресмыкательство перед «сильными мира сего». Применительно ко времени, в которое жил Волынский — эпохе Петра Великого и его преемников — роль «сильных персон» или «милостивцев» возрастает: на смену отношениям, в которых главным была принадлежность к той или иной родовой корпорации, приходят связи патрона с клиентелой (более того сам Волынский постарался обзавестись своей «партией»). Основными же темами для разговоров сановников надолго станут проблемы «к кому отмена и кто в милости». Со страниц своих писем Волынский предстает перед нами угодливым и льстивым царедворцем и, в то же время, толковым исполнителем распоряжений своих покровителей, прекрасным знатоком их интересов и желаний, как высказанных, так и еще не озвученных. Однако не следует считать, что свою карьеру он сделал исключительно благодаря своим покровителям, а причиной его гибели стал конфликт между ним и его могущественным патроном Бироном, которого перестал устраивать «зарвавшийся» клиент.

Историческая наука так и не дала четкого и определенного ответа до сих пор на вопрос о существовании «заговора Волынского». Неясно, что же произошло в 1740 г.: завершился ли провалом блистательно задуманный заговор, произошло ли банальное сведение счетов между придворными или была загублена очередная попытка реформ, вследствие непонимания их роли тогдашним обществом. Не подлежит сомнению только то, что Волынский действовал, главным образом, в интересах «шляхетства», не забывая и себя.

Следует признать, что Волынский действительно постарался обзавестись достаточно большим числом сторонников в самых различных сферах. Однако, собирался ли он использовать свою «партию» для подготовки переворота — вопрос спорный.

Во-первых, совершить дворцовый переворот без поддержки гвардии невозможно. Между тем, по делу Волынского не было арестовано ни одного гвардейского офицера или солдата, никаких конкретных обвинений в подстрекательстве к возмущению выдвинуто не было. Во-вторых, неясно кого из претендентов на российский престол собирались возвести заговорщики. Версия о заговоре в пользу Елизаветы Петровны не может рассматриваться серьезно: цесаревна не считалась серьезной политической фигурой, Волынский же стремился не только заручиться поддержкой самой Анны Иоанновны (несмотря на нелицеприятные отзывы о ней), но и ее официальной наследницы Анны Леопольдовны, в чем он явно преуспел. Известный определенный авантюризм Волынского также не вполне может служить доводом в пользу заговора: положение Волынского было достаточно прочным, он успешно противостоял своим противникам в придворной борьбе, вряд ли бы он пошел на столь отчаянный шаг как заговор в пользу сомнительного кандидата на престол.

Версия о конфликте двух придворных также представляется спорной. Если бы конфликт между Бироном и Волынским сводился к взаимным интригам двух придворных, то он вряд ли бы приобрел подобную остроту и закончился гибелью одного из противников. Вся государственная деятельность Волынского на протяжении двух лет была неразрывно связано с борьбой за власть, в которой победа досталась его оппоненту лишь в самый последний момент, и оказалась лишь кратким торжеством Бирона, обернувшись в стратегическом плане против самих победителей-немцев.

Вызывает скепсис и мнение о том, что достигнув «потолка» своей карьеры, он попытался «прожектерством» исправить тупиковое положение, поднявшись еще на одну ступеньку, став руководителем программы реформ нового правителя. Карьера Волынского на момент его опалы вовсе не была неудачной: наоборот, он находился на вершине своего могущества и был способен реально влиять на внутриполитический курс правительства. Написание проектов вовсе не было лишь частной инициативой кабинет-министра: после завершения русско-турецкой войны назрела необходимость в новом осмыслении и постановке конкретных направлений внутриполитической программы. Неверно мнение и о чрезмерном самомнении кабинет-министра, подогреваемом похвалами его проекту со стороны конфидентов: во-первых, проект представлял из себя коллективный труд группы чиновников под руководством Волынского, во-вторых, на следствии каждый из конфидентов старался выгородить себя, заявляя о боязни гнева кабинет-министра.

Несомненно, что Волынский как опытный политик и царедворец постарался завязать дружеские отношения с будущими преемниками императрицы — Анной Леопольдовной и ее супругом, однако вряд ли проект реформ, который он готовил по поручению Анны Иоанновны был бы отложен «до лучших времен» (хотя и такую вероятность исключать нельзя). Само же обвинение Волынского в политических преступлениях было неожиданным не только для него (как это видно из материалов дела), но и для общества.

Наконец, подчеркнем, что несмотря на множество неясных обстоятельств, которые были очевидны уже для очевидцев событий, безусловно одно: самый громкий политический процесс царствования Анны Иоанновны оказал огромное влияние на современников, и оказался предвестником тех перемен, которые произошли в нашей стране вскоре после кончины Анны Иоанновны.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Крючков, Николай Николаевич, 2008 год

1. Неопубликованные источники

2. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки Фонд Воронцовых-Дашковых /II П. 82 ед. хр. 36

3. Ф. 7 (Преображенский приказ, Тайная канцелярия и Тайная экспедиция) Оп. 3 Картон 127, 145, 156, 199, 285, 287, 342.

4. Ф. 9 (Кабинет Петра I) Отд. II (Входящие письма) Кн. 54, 59, 62, 66, 71, 77

5. Ф. 11 (Переписка разных лиц) Оп. 1 Д. 29, 329, 330, 331, 332, 333.

6. Ф. 14 (Придворное ведомство) Оп. 1 Д. 36, 37, 42.

7. Ф. 16 (Внутреннее управление) Оп. 1 Д. 104

8. Ф. 17 (Наука, литература и искусство) Оп. 1 Д. 8.

9. Ф. 30 (Новые дела) Д. 113.

10. Ф. 177 (Кабинет министров) Оп. 1740 г., Д. 102

11. Ф. 248 (Сенат) Оп. 4 Кн. 158, 163, 164, 166, 171, 172.1. Ф. 248 Оп. 5 Кн. 238.

12. Ф. 248 Оп. 8 Кн. 448, 453, 469, 506, 507 (Ч. 1-2), 508, 510. Ф. 248 Кн. 1073, 1083, 1086, 1171, 1182, 1507. Ф. 1239 (Дворцовый отдел) Оп. 47 Д. 15а, 18, 18а.12. Опубликованные источники

13. Артемий Петрович Волынский к Виллиму Монс 17201724 г.// Семевский М.И. Царица Екатерина Алексеевна, Анна и Вил-лим Монс 1692-1724. — СПб.: Редакция журнала «Русская старина», 1884. —С. 291-303.

14. Безвременье и временщики: воспоминания об «эпохе дворцовых переворотов» (1720 — 1760-е годы)./Подг. текста, вступ. ст., комм. Е.В. Анисимова. — Л.: Худож. лит., Ленингр. отд-ние, 1991. — 365 с.

15. Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. Введение. Тексты. Комментарии. / РАН Ин-т рос. ист. С.

16. Петербургский фил. — СПб.: Русско-Балтийский информ. центр БЛИЦ, 1997.—493 с.

17. Волынский А.П. Инструкция дворецкому Ивану Немчинову о управлении дому и деревень//Памятники древней письменности. Т. XV (XXIV).1. СПб., 1881. — VIII, 49 с.

18. Волынский А.П. Мнение на анонимный проект об экономических и промышленных нуждах России. //Отечественные записки. — 1860. — Т. 130. —С. 597-605.

19. Герман Э. Дипломатические документы, относящиеся к истории России в XVIII столетии. //Сб. РИО. СПб., 1870. Т. 3. С. 317-532; Т. 5. С. 295479.

20. Дело архимандрита казанского Спасского монастыря Ионы Салникеева из первой половины XVIII века // Чтения в императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете (далее ЧОИДР). — 1868. —Кн. 3. —С. 1-125.

21. Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого, изданные под редакцией Н.Ф. Дубровина. СПб., 1880-1901. Т. 1-6.

22. Донесения саксонского посланника Сума. //Сб. РИО. Т. 20. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1877. — С. 79-148.

23. Есипов Г.В. Депеши прусского посланника при русском дворе Акселя фон Мардефельда 1740 года//Древняя и новая Россия (далее ДИНР). 1876. №1. С. 100-104; №4. С. 401-402; №5. С. 94-96; №6. С. 198-200; №7. С. 282-286; №8. С. 392.

24. Из времен Аннинских. Письма А.П. Волынского к Бирону.// Русский Архив (далее РА).— 1906. — №3. — С. 329-333.

25. Из переписки А.П. Волынского//Памятники новой русской истории. Сборник статей и исторических материалов, изд. В. Кашпиревым. — СПб., 1872. —Т. 2. —С. 195-249.

26. Империя после Петра, 1725-1765 /Яков Шаховской. Василий Нащокин. Иван Неплюев. — М.: Фонд Сергея Дубова, 1998. — 571 с.

27. Императрица Анна Иоанновна и ее современники (Пояснения и примечания к письмам леди Рондо)//Русская старина (далее PC). 1878. — №2. — С. 325-516.

28. Кириллов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства. / Предисловие JI.A. Гольденберга и др.; Коммент. JI.A. Гольденберга, С.М. Троицкого. — М.: Наука, 1977. — 443 с.

29. Материалы для биографии кабинет-министра Анны Иоанновны, Артемия Волынского. //Чтения в императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете (далее ЧОИДР). — 1862. —Кн. 4, —С. 105-134.

30. Материалы для биографии А.П. Волынского.//Старина и новизна. — 1903. — Кн. 6. — С. 243-292.

31. Перевороты и войны/Христофор Манштейн. Бурхард Миних. Эрнст Миних. Неизвестный автор. — М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. — 576 с.

32. Остерман А.И. Мнение о состоянии и потребностях России в 1740 г.// Памятники новой русской истории. Сборник статей и исторических материалов, изд. В. Кашпиревым. СПб., 1873. — Т. 3. — С. 269-271.

33. Пекарский П.П. Исторические бумаги, собранные К.И. Арсеньевым.//Сборник Отделения Русского языка и словесности имп. Академии наук. — СПб.: Тип. II Отд. Акад. наук, 1872. — Т. 9. — VIII, 507 с.

34. Переписка и бумаги гр. Бориса Петровича Шереметева (1704-1718)// Сб. РИО. — Т. 25. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1878. — XL, 516 с.

35. Письма Артемия Петровича Волынского к царице Екатерине Алексеев-не.//ЧОИДР.— 1862. — Кн.4. — С. 8-10.

36. Письма, указы и заметки Петра I извлеченные из Архива Правительствующего Сената. Сб. РИО. —Т. 11. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1873.-23,565,60 с.

37. Письма и бумаги Петра Великого. СПб.; М., 1887-2003. Т. I-XIII.

38. Письмо Астраханского губернатора А.П. Волынского к президенту Военной коллегии светлейшему князю А.Д Меншикову// РА. — 1878. — №7. — С. 275-276.

39. Письмо профессора Делиля к А.П.Волынскому (2 января 1740)//ЧОИДР.— 1867. — Кн. 3, — С. 1-3.

40. Письмо С.А. Салтыкова Бирону.//ЧОИДР. — 1862. — Кн. 4. — С. 135.

41. Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое: в 45 т. СПб.: Тип. II Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1830. Т. VIII-X.

42. Порошин С.А. Записки, служащие к истории его императорского высочества благоверного государя цесаревича и великого князя Павла Петровича, наследника престолу российского. Изд-е 2-е, испр. и доп. — СПб.: тип. B.C. Балашева, 1881. — 636 стб.

43. Посланник Петра I на Востоке. Посольство Флорио Беневени в Персию и Бухару в 1718-1725гг.— М.: Наука, 1986. — 156 с.

44. Протоколы, журналы и указы Верховного Тайного совета, 17261730 гг., изданные под редакцией Н.Ф.Дубровина// Сб. РИО. СПб., 1886-1898 Т. 55, 56, 63, 69, 79, 84, 94, 101.

45. Прошение Н.Ф. Головина императрице Анне Иоанновне от 20 апреля 1740 г. //Отечественные записки. — 1860. — Т. 130. — С. 605-606.

46. Семевский М.И. Артемий Петрович Волынский (материалы для биографии. 1711-1718)//Русская старина. — Т. 5. — 1872. —№6. — С. 934951.

47. Шесть писем А.П.Волынского к Елизавете Петровне//РА. —1865. — С. 337-344.1. Литература

48. Алиев Ф.М. Миссия посланника русского государства А.П. Волынского в Азербайджане (1716-1718). — Баку, «Элм»—1979. —122 с.

49. Анисимов Е.В. Анна Иоанновна. — М. : Мол. гвардия, 2002. — 362 с.

50. Анисимов Е.В. Время петровских реформ. — JI.: Лениздат, 1989. — 495 с.

51. Анисимов Е.В. Дыба и кнут: политический сыск и русское общество в XVIII веке. — М.: Новое литературное обозрение, 1999. — 720 с.

52. Анисимов Е.В. Женщины на российском престоле. — СПб.: Норинт, 2003. —416 с.

53. Анисимов Е.В. Россия без Петра. — СПб.: Лениздат, 1994. — 496 с.

54. Бабич М.В. Государственные учреждения России XVIII в. Справ, пособие. — М.: Эдиториал-УРСС, Вып. 1, — 1999.— 143 с.

55. Барсов Н.И. К биографии А.П. Волынского. //Древняя и новая Россия (далее ДИНР). — 1877. — Т.2 (№5). — С. 91-93.

56. Бобылев B.C. Внешняя политика России эпохи Петра I./Гос. ком. СССР по нар. образованию. — М.: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1990. — 165 с.

57. Ю.Богословский М.М. История России XVIII в. — М.: О-во взаимопомощи студ.-фил. при ИМУ, 1915. — 375 с.

58. П.Богословский М.М. Областная реформа Петра Великого. Провинция 1719-1727. — М.: Тип. Имп. о-ва истории и древностей российских при Московском университете, 1902. — 522-44с.

59. Бондаренко В.Н. Очерки финансовой политики кабинета министров Анны Иоанновны. — М.: Печатня А. Снегиревой, 1913. — 390 с.

60. Бушев П.П. Посольство Артемия Волынского в Иран в 1715-1718 гг. — М.: Наука, 1978. —288 с.

61. Витт Вл. Оск. Из истории русского коннозаводства. Создание новых пород лошадей на рубеже 18-19 вв. — М.: Сельхозгиз, 1952. — 360 с.

62. Власьев Г.А. Род Волынских. — СПб.: Тип. Морск. министерства в Гл. Адмиралтействе, 1911. — 76 с.

63. Герман Э. Жизнь Волынского, его заговор и смерть.//Русский Архив. 1866.—№7. —С. 1351-1373.

64. Глинка С.Н. Русская история. Изд. 3-е. В 14 частях. Ч. VIII. — М.: в Университетской типографии, 1823. — 208 с.

65. Голиков И.И. Деяния Петра Великого, Мудрого Преобразителя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам. 2-е изд. В 15 тт. — М.: В тип. Н. Степанова, 1838-1843. Т. 6-13.

66. Гольденберг Л.А. Каторжанин — сибирский губернатор. Жизнь и труды Ф.И. Соймонова. — Магадан: Магаданское кн. изд., 1979. — 287 с.

67. Гордин Я.А. Меж рабством и свободой: 19 января-25 февраля 1730 г. /Я. Гордин. — СПб.: Лениздат, 1994. — 378 с.

68. Городецкий М.М. Памятник на общей могиле Волынского, Еропкина и Хрущова. // Русская старина. — Т.Ц50). — 1886. — №6. — С. 711-724.

69. Готье Ю.В. История областного управления от Петра I до Екатерины II.

70. В 2-х тт. — М.-Л., 1940-1941.

71. Готье Ю.В. Проект о поправлении государственных дел Артемия Волынского.//Дела и дни. — 1922. — Кн. 3. — С. 1-31.

72. Икономов В.Ф. Накануне реформы Петра Великого. Очерки государственного, общественного и частного быта Московской Руси XVII в. — М.: Тип. изд-ва И.Д. Сытина, 1903. — 304 с.

73. Индова Е.И. Дворцовое хозяйство в России 1-я пол. XVIII в. — М.: Наука, 1964. —352 с.

74. История внешней политики России. В 5 тт./Отв. ред. Г.А.Санин. — Т. 2. XVIII век: (от Северной войны до войн России против Наполеона).

75. М.: Международные отношения, 1998. — 304 с.

76. Каменский А.Б. Артемий Петрович Волынский.//Исторический лексикон XVIII век. Энциклопедический справочник./Ред. совет

77. B.Н.Кудрявцев (преде.) и др. — М.: Знание, Владос, 1997. — С. 157159.

78. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII в.: (Опыт целостного анализа). — М.: Изд. РГГУ, 1999. — 575 с.

79. Каменский А.Б. Российская империя в XVIII в. Традиции и модернизация. М., 1999. — М.: Новое литер, обозрение, 1999. — 326 с.

80. Карнович Е.П. Замечательные богатства частных лиц в России. Эконо-мическо-историческое исследование Е.П. Карновича. — М.: Символ и др., 1991. —283 с.

81. Карнович Е.П. Значение бироновщины в русской истории //Отечественные записки. — 1873.— №10. — С. 542-577; №11. —1. C. 95-127.

82. Кизеветтер A.A. Артемий Петрович Волынский//Исторические силуэты.

83. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — 480 с.

84. Кизеветтер A.A. Русское общество в восемнадцатом столетии. — Ростов-на-Дону: «Донская речь» Н.Е. Парамонова, 1904. — 48 с.

85. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х кн. — Кн. З.—М.: Мысль, 1993. —558 с.

86. Козлова Н.В. Побеги крестьян в Росси в первой трети XVIII века. (Из истории социально-экономической жизни страны) — М.: Изд-во МГУ, 1983. — 150 с.

87. Корсаков Д.А. Артемий Петрович Волынский и его "конфиденты".//Русская старина. — 1885. — №10. — С. 17-54.

88. Корсаков Д.А. Из жизни русских деятелей XVIII в. Историко-биографические очерки. — Казань: Тип. имп. университета, 1891. —8, 448, XX с.

89. Корсаков Д.А. Артемий Петрович Волынский. Биографический очерк.//ДИНР. — 1876.— №1. — С. 84-96; ДИНР. — 1877. — №1. — С. 84-96; — №3. — С 289-302; — №5. —С. 23-38; №6. — С. 98-114; №7.

90. С. 214-234; №8. — С. 277-295; №11. — 224-254.

91. Костомаров Н.И. Императрица Анна Иоанновна и ее царствова-ние//Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей: в 4-х тт. — Т.4. — М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2001. — 544. с.

92. Краевский A.A. Волынский. //Энциклопедический лексикон. Т. XI. — СПб., 1838. —С.464-473.

93. Курукин И.В. Бирон. — М. : Мол. гвардия, 2006. — 426 с.

94. Курукин И.В. Эпоха «дворских бурь». Очерки политической истории послепетровской России. /Сер.: Новейшая российская история: исследования и документы. — Т. 6. — Рязань, 2003. — 570 с.

95. Лобанов-Ростовский H.A. Волынские //Русская родословная книга. В 3-х тт. — СПб.: Изд-е «Русской старины», 1873. — С. 141-147.

96. Луппов С.П. Книга в России в послепетровское время. 1725-1740. — Л., «Наука», 1976. — 378 с.

97. Лыжин Н.П. Мысль Волынского об учреждении университета в России// Летописи русской литературы и древности, изд. Н. Тихонравовым. Москва, 1859. — Т. I.— С. 63-68.

98. Лыжин Н.П. Два памфлета времен Анны Иоанновны//Известия Императорской Академии Наук по отделам русского языка и словесности. 1858. —Т VII. —С. 49-64.

99. Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал губернаторы Российской империи (XVIII- начало XX века)./ Л.М. Лысенко — 2-е изд. испр. и доп. — М.: Изд-во «Прометей» МПГУ, 2001. — 357 с.

100. Лысцов В.П. Персидский поход Петра I. 1722-1723. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1951. —247 с.

101. Мавродин В.В. Классовая борьба и общественно-политическая мысль в России// Рождение Новой России Сборник. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. — 534 с.

102. Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. — М.: Наука, 1966. — 323 с.

103. Медушевский А.Н. Утверждение абсолютизма в России: Сравнительно-историческое исследование. — М.: Текст, 1994. — 319 с.

104. Милюков П.Н. Верховники и шляхетство. — Ростов-на-Дону: Донская речь, 1905. —74 с.

105. Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. — СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1905. — 678 с.

106. Молчанов H.H. Дипломатия Петра Великого. — М.: Международные отношения, 1990. — 445 с.

107. Некрасов Г.А. Роль России в европейской международной политике. 1725-1739. —М.: Наука, 1976. —318 с.

108. Нечкина М.В. Функция художественного образа в историческом процессе: Сб. работ. — М.: Наука, 1982. — 319 с.

109. Нилов Д. Заметка о родословии А.П. Волынского.//Русская старина. — Т.Ц50). — 1886. — №6. —С. 690.

110. Павленко Н.И. Анна Иоанновна. (Немцы при дворе) — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002. —384 с.

111. Павленко Н.И. Вокруг трона. — М.: Мысль, 1999. ■— 864 с.

112. Павленко Н.И. Петр I. — М.: Мол. гвардия, 2000. — 428 с.

113. Павленко Н.И. Петр Великий. — М.: Мысль, 1998.— 592 с.

114. Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности в России в первой половине XVIII в. — М.: АН СССР, 1953. — 540 с.

115. Павлов-Сильванский Н.П. Местная грамота XIV века. Из бумаг кабинет-министра Артемия Волынского. — М., 1902. — 22 с.

116. Петрухинцев H.H. Дворцовые интриги 1730-х годов и «дело» А.П. Волынского//Вопросы истории. — 2006. — №4.— С. 30-47.

117. Петрухинцев H.H. Царствование Анны Иоанновны. Формирование внутриполитического курса и судьбы армии и флота. 1730-1735. — СПб.: Алетейя, 2001. — 352 с.

118. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. — СПб.: Литера, 1999 — 800 с.

119. Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен//Избр. произведения. — Кн. 2 (Т. III-IV). — М.: Мысль, 1965. — 664 с.

120. Пыляев М.И. Старый Петербург: (Рассказы из былой жизни столицы).

121. Репринт, воспроизведение с изд. A.C. Суворина. — М.: СП «ИКПА», 1990. —496 с.

122. Русский быт: от начала царствования Петра I до эпохи реформ Александра II. (Сост. Б. Куракин, В. Татищев, Ф. Вебер и др.) М., 1914.

123. Сватиков С.Г. Общественное движение в России 1700-1895. Ростов-на-Дону: Донская речь Н.Е. Парамонова, 1905. — 204 с.

124. Семевский М.И. Ледяной дом. Забавы и шутки при дворе Анны Иоанновны. // Общезанимательный вестник. 1867. — №6. — С. 212-227.

125. Семенова Л.Н. Очерки истории быта и культурной жизни России. 1-я пол. XVIII в. — Л.: Лениздат, 1982. —

126. Семин М. Бироновщина.// Исторический журнал. — 1938.— №4. — С. 25-39.

127. Соловьев С.М. История России с древнейших времен//Соч. в 18 кн. Т. VIII, IX, X. — М.: Мысль, 1993.

128. Соловьев С.М. Петр Великий на Каспийском море// Чтения и рассказы по истории России. — М.: Правда, 1989. — 768 с.

129. Сотавов H.A. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях (1-я четв. XVIII в.)// Народы Азии и Африки. — 1984.— №5.-С. 37-45.

130. Сотавов H.A. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в. — М.: Наука, 1991. — 221 с.

131. Строев В.Н. Бироновщина и кабинет министров. В 2-х частях. — Ч. I. — М.: Тип. Моск. ун-та, 1909-1910. — 322 с.; Ч. II. —СПб.: Тип. Акад. наук, 1910.— 77 с.

132. Тер-Авакимова С.А. Армяно-русские отношения в период подготовки Персидского похода. —Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1980. —127 с.

133. Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. Формирование бюрократии. — М.: Наука, 1974. — 395 с.

134. Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в.1. М.: Наука, 1966. — 275 с.

135. Тургенев Н.И. Россия и русские. Перевод с французского. — М.:ОГИ, 2001. —774 с.

136. Филиппов А.Н. А.П. Волынский как кабинет-министр. // Исторический вестник.—1901. —№5.— С. 552-568.

137. Фруменков Г.Г. Узники Соловецкого монастыря. — Архангельск: Сев.-зап. кн. изд-во, 1968.— 199 с.

138. Черкасов П.П., Чернышевский Д.В. История императорской России от Петра Великого до Николая II. — М.: Международные отношения, 1994. —444 с.

139. Чистович И.А. Феофан Прокопович и его время. — СПб.: Тип. Академии наук, 1868. — 752 с.

140. Шангин В.В. Кабинет-министр Артемий Петрович Волынский. Биографический очерк. —Калуга: Тип. Е.Г. Архангельской, 1891. — 46 с.

141. Шишкин Иакинф. Артемий Петрович Волынский. Биографический очерк.//Отечественные записки. — Т. 128, 129, 130. — 4.1-4. — СПб., 1860.

142. Щербатов М.М. Оправдание моим мыслям и часто с излишнею смелостью изглаголенных слов.//Библиографические записки. Москва, 1859. №13.

143. Щебальский П.К. Чтение из русской истории (с исхода XVII века) П. Щебальского. — Изд. 3-е: В 5 выпусках. — Вып. 4.— Москва: В университетской типографии (Катков и К0) на Страстном бульваре, 1874. —370 с.

144. Юдин П.Л. Из дел об Артемии Волынском. //Русский Архив.— 1899. — Т. 3. (№9) —С. 39-48.

145. Ярош К.В. А.П. Волынский. //Наблюдатель, 1893. — №11. — С. 57-76.

146. Buck W. Artemi Petrowitsch Wolynski. Ein russisher Staatsmann aus der ersten Hälfte des XVIII. Jahrhunderts von Dr. Woldemar Buck. St. Petersburg, Buchdruckerei der kaiserlichen Akademie der Wissenschaften. Wassili-Ostrow, 9. Linie, №12. 1905. — 70 c.

147. Curtiss M. A Forgotten Empress. Anna Ivanovna and her Era. N.Y., 1974.

148. Hermann E. Geschichte des Russischen Staats. Hamburg, 1849.

149. Longworth P. The Three Empresses: Catharina I, Anna and Elizabeth of Russia. Lnd., 1972.

150. Диссертации и авторефераты

151. Бурукин B.B. Андрей Иванович Ушаков: личность и государственная деятельность: дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. Воронеж, 2005. — 211 с.

152. Государева М.Ю. Иван Иванович Неплюев — личность и деятельность: дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. Рязань, 2006. — 260 с.

153. Польской C.B. Формирование дворянской политической мысли во второй четверти и середине XVIII века: дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. Самара, 2000. — 245 е., ил.

154. Савельева E.H. Кабинет министров императрицы Анны Иоанновны: дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. М., 2004. — 189 е., ил. Эпштейн Е.М. А.П. Волынский — государственный деятель и дипломат: дисс. . канд. ист. наук: JL, 1949. — 358 с.

155. Список научных публикаций автора по теме диссертации

156. Публикации в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий, рекомендуемых ВАК:

157. Крючков H.H. «Злого умысла не имел.»: А.П. Волынский о своей ро-дословной/Н.Н. Крючков //Родина. — 2007.— №7. — С. 71-73.

158. Крючков H.H. Артемий Петрович и Виллим Иванович/Н.Н. Крючков //Родина. — 2007. — №11. — С. 72-74.

159. Основные статьи и материалы конференций:

160. Крючков H.H. Мнение А.П. Волынского на анонимный проект «об экономических и промышленных нуждах России»/Н.Н. Крючков// Аспирантский вестник Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина. 2006. — №7. — С. 89-93.

161. Крючков H.H. Проект А.П. Волынского о сокращении ар-мии/Н.Н. Крючков// Аспирантский вестник Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина. 2006. — №8. — С.14-18.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 337200