Эмотивно-оценочная лексика в антропоцентрическом аспекте тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, доктор филологических наук Трипольская, Татьяна Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Эмотивно-оценочная лексика в антропоцентрическом аспекте». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 81926
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Трипольская, Татьяна Александровна
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
437

Оглавление диссертации доктор филологических наук Трипольская, Татьяна Александровна

Введение.

Глава 1. Аналитический обзор антропоцентрических концепций эмотивно-оценочной лексики.

1.1. Аспекты изучения эмотивно-оценочной лексики, способствующие формированию антропоцентрического подхода.

1.1.1 .Понятие коннотации как специфической семантической черты эмотивно-оценочной лексики.

1.1.2 Системное описание эмотивно-оценочной лексики как основа исследования эмотивно-оценочной картины мира.

1.1.3. Лексикографические аспекты описания эмотивно-оценочной лексики в свете антропоцентрического подхода.

1.2. Основные подходы антропоцентрического исследования эмотивно-оценочной лексики

1.2.1. Интерпретационный подход.

1.2.2. Когнитивный подход (концептуальный анализ языка).

1.2.3. Эмотивно-оценочный дискурс: определение, признаки, пути исследования.

1.2.4. Социолингвистическое описание языка.

1.2.5. Теория языковой личности.

Выводы.

Глава 2. Языковые механизмы эмоциональной и оценочной интерпретации действительности

2.1. Постановка задачи и определение исходных понятий.

2.2. Когнитивные основы эмоциональных реакций.

2.3. Влияние эмоциональных факторов на эмотивно-оценочную интерпретацию действительности.

2.3.1. Каузатор эмоционального состояния и объект эмоционального отношения не совпадают.

2.3.2. Каузатор эмоционального состояния и объект эмотивной оценки совпадают.

2.4. Взаимная обусловленность эмоциональных и оценочных механизмов в реальной коммуникации.

2.5.Параметры эмоций, детерминирующих аксиологическую деятельность субъекта.

2.6. Психологический тип личности как фактор, определяющий ее аксиологическую деятельность.

2.7. Параметры оценки, изменяющиеся под влиянием эмоционального состояния говорящего.

2.8. Типология эмотивных оценок, выражаемых эмотивно-оценочной лексикой.

2.8.1.Эмотивно-оценочная лексика, тяготеющая к выражению эмотивной оценки, в которой доминирует эмотивный компонент.

2.8.2. Текстовые актуализаторы семантики эмоционального состояния.

2.8.3. Функциональная и семантическая специфика эмотивно-оценочной лексики, выражающей комплексную интерпретацию события.

Выводы.

Глава 3. Эмотивно-оценочный дискурс "усредненной" языковой личности в его лексическом преломлении.

Раздел 3.1. Ценностные концепты в языковой картине мира.

3.1.1. Эмотивно-оценочная картина мира говорящего социума.

3.1.2. Концепт подлость в эмотивно-оценочной картине мира.

3.1.3. Концепт глупость в эмотивно-оценочной картине мира.

Раздел 3.2. Эмотивно-оценочная лексика в дискурсе: структура интенций говорящего субъекта.

3.2.1. Типология интенций, вербализованных в эмотивно-оценочном дискурсе.

3.2.2. Прямые и косвенные речевые стратегии в ЭОД: виды и способы их текстовой экспликации.

3.2.3. Интенция выражения эмотивной оценки.

3.2.3.1 .Речевые акты похвалы и комплимента с позиций когнитивной и прагматической лингвистики.

3.2.3.2. Речевой акт самооценки (самопохвалы) с позиций когнитивной и прагматической лингвистики.

3.2.4. Интенция выражения оценочного суждения.

3.2.5. Интенция создания определенной атмосферы общения.

3.2.6.Интенция воздействия на поведение, эмоциональное состояние и ценностную парадигму адресата.

3.2.7. Интенция создания своего речевого имиджа.

3.2.8. Интенция создания языка малого социума.

3.2.9. Интенция выражения эмоционального состояния.

Выводы.

Глава 4. Лексическое воплощение языковой личности (на материале дневникового эмотивно-оценочного дискурса К.И. Чуковского).

4.1. Качественные и количественные характеристики эмотивно-оценочного словаря К.И. Чуковского.

4.2. Соотношение оценочных единиц разных типов в лексиконе говорящего субъекта.

4.3. Представление основных концептов в тезаурусе языковой личности.

4.3.1. "Интеллектуальные" концепты в личностном лексиконе языковой личности.

4.3.2. Концепт "талант" в эмотивно-оценочной картине мира языковой личности.

4.3.3. Представление морально-нравственных концептов в языковой картине мира автора дневника.

4.4. Мотивационно-прагматическое описание языковой личности в свете эмотивно-оценочного дискурса в его лексическом структурировании

4.4.1. Чужие оценки в дискурсе языковой личности: интенции говорящего и языковые способы представления.

4.4.2. Самооценка языковой личности.

4.4.3. Ситуация невысказанное™ или недосказанности оценки в реальной коммуникации и представление ее в дневнике ЯЛ.

4.4.4. Лексическое самомоделирование ЯЛ в ЭОД.

4.5. К построению модели языковой личности. 404.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Эмотивно-оценочная лексика в антропоцентрическом аспекте"

Диссертационная работа посвящена антропоцентрическому исследованию эмотивно-оценочной лексики (ЭОЛ), включающему ее комплексное когнитивно-прагматическое описание.

Заявленная тема требует осмысления, во-первых, самих аспектов и подходов, актуализирующих человеческий фактор в языке, во-вторых, эмотивно-оценочной лексики как объекта такого исследования.

ЭОЛ - традиционный объект лингвистических описаний последние тридцать лет. Внимание лингвистов привлекали такие проблемы, как языковые механизмы экспрессивности, природа коннотации, специфика ЭОЛ по сравнению с собственно номинативной на основании разных признаков, особенности функционирования ЭОЛ в речи; лексикографирование ЭОЛ в словарях разных типов; прагматическая характеристика особого языкового знака.

В области изучения ЭОЛ сложились направления, которые могут быть представлены следующим образом: системно-структурное (В.В. Виноградов, Е.М. Галкина-Федорук, В.Н. Телия, Е.М. Вольф, И.А. Стернин, Л.М. Майдано-ва, Л.С. Войтик, В.К. Харченко, Л.Г. Бабенко, H.A. Лукьянова, В.И. Шаховский, Т.В. Матвеева, Н.Б. Лаврентьева, В.И. Говердовский, В.Н. Гридин, и др.); функционально-семантическое (В.Н. Телия, Е.М.Вольф, И.А. Стернин, В.И.Шаховский, Е.А.Гутман, Ф.А. Литвин, М.И.Черемисина, Т.А. Графова), семантико-стилистическое (Ш. Балли, И.В. Арнольд, Т.Г. Винокур, Е.М. Петрищева и др.); лексикографическое (H.A. Лукьянова, Ю.Д. Апресян, В.Н. Телия, Г.Н. Скляревская, Н.Б. Лаврентьева, Т.А. Трипольская, O.A. Новоселова, Е.Ю. Булыгина, Л.Н. Храмцова и др.); семантико-прагматическое (P.M. Хэар, Ч. Стивенсон, Е.М. Вольф, В.Н. Телия, Э.С. Азнаурова, Н.Д. Арутюнова, Л.А. Киселева, Т.А. Графова, Т.В. Маркелова и др.). В последнее время исследователи обращаются к описанию специфики эмотивных и экспрессивных высказываний и аналогичного текста (Ю.С. Сорокин, В.И. Шаховский, В.Г. Гак, Ю.М. Малинович, Е.Ю. Мягкова, Л.А. Пиотровская и др.).

На основании уже проведенных исследований на материале литературного языка и диалектов, а также в русле сопоставительных работ в современной лингвистике сложилась характеристика эмотивно-оценочного слова как знака с особой гетерогенной структурой лексического значения, включающей денотативный и коннотативный макрокомпоненты. Однако вопросы границы между ними, объем и природа коннотации остаются по-прежнему во многом дискуссионными, хотя наличие компонентов "эмотивность" и "оценочность", связанных между собой, признается всеми исследователями

В настоящем исследовании эмотивно-оценочная лексика рассматривается как фрагмент лексической системы языка, который объединяет единицы, совмещающие в семной структуре денотативный и коннотативный макрокомпоненты; ядерное положение в коннотации занимают элементы "эмотивность", "оценочность", "чрезмерность", в ряде случаев "образность". Эти лексические единицы, имеющие в качестве словарных экспликаторов (представленных весьма непоследовательно), пометы типа "презрительное", "пренебрежительное", "бранное" и др., а также стилистические пометы "разговорное" и "просторечное", предназначены для выполнения первичной квалификативной функции в освоении говорящими окружающего мира, ориентации в нем и его преобразовании при обязательном условии увязывания знаний-мнений о ценностных ориентирах с переживанием и выражением соответствующих эмоций {лопух, медведь, баловень, недотепа, дивный, чарующий, плюгавый, расфуфы

11 риться, балбесничать).

В круг изучаемых лексических явлений не включается лексика, описывающая эмоции (любить, ярость, горевать), которая в лексикологии представлена фундаментальными исследованиями Л.М. Васильева, Л.Г. Бабенко, А. Веж-бицкой, Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, С.Г. Воркачева и др., однако используются результаты, полученные в этой области, в анализе эмотивно-оценочного дискурса, в котором органично переплетаются описание и выражение эмоциональной и квалификативной деятельности человека.

-7В лексикологической традиции принято разграничивать эмотивнооценочную и рационально-оценочную лексику. В данном исследовании учитывается существенная разница в семантико-прагматических характеристиках [ этих лексических единиц, а также подвижность и проницаемость границы между ними. Однако из анализа, сосредоточенного на ЭОЛ, не исключается рациоI

I нально-оценочная лексика в плане ее взаимодеиствия в реальной коммуникации ! с эмотивно-оценочной. Эмотивно- и рационально-оценочные смыслы представлены в смежных участках вербальных сетей и естественным образом одновременно востребуются говорящими, удовлетворяя их потребность в вербализации интеллектуального и эмоционального освоения действительности.

ЭОЛ отражает совмещенно (симультанно) в разных пропорциях эмоциональный и рациональный типы ментальной деятельности человека. В эмотивно-оценочной лексике происходит концептуализация наших мнений об объекте и связанных с ними эмоций. Это особые области понятийного пространства уже в силу того, что в них хранится разнородная информация: представления об объекте, его качественно-количественные характеристики и его аксиологическая и эмоциональная интерпретация. С помощью ЭОЛ удовлетворяются практически все основные коммуникативные потребности говорящих, реализуется множество интенций языковой личности. Следовательно, антропоцентрическая ориентация семантики эмотивной оценки в наибольшей мере обнаруживает себя при когнитивно-прагматическом подходе 1) в способе эмоциональной и аксиологической концептуализации действительности; 2) в организации эмотивно-оценочного дискурса и связанных с ним речевых актов; 3) в структуре интенций, воплощаемых говорящими с помощью ЭОЛ; 4)д отраже-тш. языковых и психологических характеристик личности; 5) в лексическом структурировании текста.

Избранный комплексный подход в описании данного фрагмента словаря отвечает общей тенденции к интеграции гуманитарного знания. Он не является механическим объединением когнитивного и прагматического подходов, достаточно широко представленных в современных исследованиях, но основывается на положении о том, что в основе представлений говорящего коллектива об успешности эмотивно-оценочных речевых актов в реальной коммуникации лежат когнитивные процессы. Когнитивная структура языка открывает доступ к процессам и структурам, обеспечивающим адекватное порождение и восприятие речи. Условия успешности речевых актов, сформулированные в прагматике, имеют, как правило, когнитивную основу (М. Минский, Ч. Филмор, Т.А. ван Дейк, В.В. Петров).

В основе антропоцентрического исследования ЭОЛ лежит гипотеза о том, что заданный поворот в описании данной области словаря позволит получить новые знания о когнитивно-прагматической специфике эмотивно-оценочного языкового знака, а также - знания о человеке, эмоционально и оценочно интерпретирующем действительность. Поэтому в настоящем исследовании объектом описания является змотивно-оценочный фрагмент лексической системы языка в . ••» . его проекциях на говорящего субъекта, организующего эмотивно-оценочный дискурс (ЭОД) как свидетельство определенного психологического, социального, ментального и т.д. типа языковой личности.

Актуальность диссертационной работы обусловлена ее включенностью в контекст современных исследований, ориентированных на говорящего человека. В ней определены основные параметры антропоцентрического описания ЭОЛ (когнитивный и коммуникативно-прагматический), спроецированные на понятие языковой личности в разных формах ее проявления.

В достаточно новом для лексикологических работ когнитивном аспекте ^ эмотивно-оценочная лексика исследована в диссертации как способ вербализации особых концептуальных областей (знаний, мнений о мире и связанных с ними типизированных представлений об эмоциях и оценках), а также как способ воплощения языкового механизма эмотивной и оценочной интерпретации мира говорящими. С коммуникативно-прагматической точки зрения в этой области также имеются требующие восполнения лакуны, в связи с этим в диссертадии исследованы: структура вербализованных в эмотивно-оценочном дискурсе интенций говорящих; понятие прямого и косвенного эмотивно-оценочных речевых актов; проблемы выбора и интерпретации говорящим человеком языкового знака - эмотивно-оценочного слова, а также особенности лексического структурирования эмотивно-оценочного дискурса.

Такое направление исследования ЭОЛ требует обратиться к анализу единиц, больших, чем отдельное высказывание, к изучению дискурса (в аспекте его лексической организации), что в корне меняет качество языкового материала, привлекаемого к описанию эмотивно-оценочной деятельности говорящего субъекта.

Материал и его источники. Эмпирической базой исследования являются две картотеки: одна из них представляет сплошную выборку эмотивно-оценочных существительных со значением лица и прилагательных из БАС, глаголов из Словаря русского языка С.И.Ожегова, эмотивно-оценочной лексики разных частей речи из словарей новых слов и значений, а также словников диссертационных работ, выполненных на кафедре общего языкознания НГУ. Вторая - картотека, содержащая около 10 тысяч текстовых фрагментов.

Постановка задач антропоцентрического плана потребовала привлечения 4 качественно иного, чем в структурно-системных и лексикографических иссле

V.

V \ дованиях, материала - фрагментов эмотивно-оценочного дискурса, в которых V д содержатся в эксплицитном виде сведения о субъекте эмотивной оценки, его

V) V интенциях, координатах речевого акта, о специфических чертах механизма эмотивной оценки и особенностях эмотивно-оценочной картины мира языкового коллектива или индивида.

Фрагменты эмотивно-оценочного дискурса взяты в основном из произведений русской литературы XX века, разговорной речи, теле-, радиопередач, спектаклей и кинофильмов (с учетом возраста, пола, образования коммуникантов), из записей психологических тренингов, посвященных формированию и коррекции самооценки личности. Тренинги проводились в 1993-1997 гг. на отделении "Русский язык и психология" в Новосибирском госпедуниверситете.

Основные методы исследования. В описании ЭОС используется комплексная методика, состоящая из приема идентификации (Ш. Балли), дефини-ционного, контекстного, компонентного и психолингвистического анализа. Применение комплексной методики в изучении вариативной и диффузной эмо-тивно-оценочной семантики обеспечивает взаимный контроль и коррекцию полученных результатов.

Для исследования когнитивно-прагматических параметров ЭОЛ и дальнейшей разработки методики ее лингвистического описания в работе используется концептуальный анализ, конкретизация и уточнение которого обусловлены спецификой изучаемого объекта. Суть концептуального анализа - во встречном движении от понятия к лексической области его представления ("каждое понятие говорит "своим языком" [ЛАЯ 1991: 3]) и от лексики, отражающей разные аспекты ментальной деятельности человека (рациональный и эмоциональный), - к специфическому концепту, в содержании которого переплетается информация разных типов.

Исследование природы концепта базируется на описании способов его представления в языковой системе, в частности в эмотивно-оценочной лексике. С помощью качественного и количественного анализа лексических группировок, манифестирующих какой-либо фрагмент концептуальной системы человека, выделяются основные, ядерные и периферийные элементы представления говорящих о действительном или воображаемом положении дел.

Поскольку в разных лексикографических источниках содержится информация о том или ином понятии, погруженном в эмотивно-оценочный контекст (семантизированный в большинстве случаев недостаточно полно и адекватно), а прочие же элементы социального, культурно-исторического и коммуникативного плана практически не представлены, закономерно обращение к текстам соответствующей ориентации, которое позволило выявить эти элементы в возможно полном объеме. Таким образом, текст становится источником информации о фрагментах концептуальной картины мица говорящих.

Такое понимание когнитивных основ текстопорождения опирается на исследования текста в русле функциональной лексикологии, в частности, с точки I I зрения его лексической структуры (В.В. Степанова, В.Д. Черняк, Н.Е. Сулимен-I ко, H.A. Болотнова, P.A. Смулаковская, Л.И. Толстых и др.).

Именно в русле этого направления функциональной лексикологии, с опорой на основные принципы описания текстовой лексической структуры, предпринято исследование эмотивно-оценочного дискурса, понимаемого как лексическая парадигма, в которой доминирующие позиции занимает ЭОЛ. Для настоящего исследования понятие лексической структуры текста актуально в свете концептуального анализа основных элементов эмотивно-оценочной картины мира, а также для сопоставительного анализа ее усредненного варианта с индивидуальным. В исследовании эмотивно-оценочного дискурса, в котором доминантные позиции занимает ЭОЛ, используется методика анализа лексической организации текста, разработанная лексикологами РГПУ им. А.И. Герцена под руководством профессора В.В. Степановой. В диссертации разрабатывается методика идентификации типов эмотивно-оценочных речевых актов, то есть выявления основной и второстепенных ин-• тенций говорящего субъекта. В связи с этим уточняется и достраивается понятие прагматического контекста (Т.А. ван Дейк) как своеобразного инструмента изучения речевого акта и, шире, дискурса.

Реконструкция языковой личности в свете ЭОД также потребовала специальных лингвистических процедур, включающих сопоставительный анализ индивидуальных языковых способностей и готовности к порождению и восприятию эмотивно-оценочных высказываний и усредненной модели языковой личности. При этом учитывается, что за каждой языковой личностью, имеющей свое воплощение в текстах разных типов, стоит языковая система (Ю.Н. Караулов).

Целью настоящего исследования является описание эмотивно-оценочной лексики в антропоцентрическом аспекте, включающем ее когнитивно-прагматическую интерпретацию.

Осуществление этой цели предполагало решение следующих задач:

1. Проанализировать существующие концепции эмотивной оценочности в свете идей антропоцентрического изучения языка, а также выявить наиболее перспективные пути изучения эмотивно-оценочной лексики в рамках этой научной парадигмы.

2. Описать специфику эмотивно-оценочного механизма концептуализации действительности говорящим субъектом и соответственно специфику эмотивной оценки по сравнению с рациональной.

3. Определить понятие эмотивно-оценочного дискурса, его признаки и пути лингвистического описания; построить типологию интенций говорящих, воплощенную в эмотивно-оценочном дискурсе.

4. Выявить основные типы когнитивной информации (основные типы концептов в эмотивно-оценочной картине мира, представления об успешности эмотивно-оценочной коммуникации и знания семантико-прагматической специфики эмотивно-оценочного слова), на которых базируется эмотивно-оценочный дискурс языковой личности (в разных формах ее существования).

5. На основе описания усредненного варианта языкового сознания исследовать языковую и психологическую специфику говорящего человека, конкретной языковой личности, проявляющуюся в построении эмотивно-оценочного дискурса, в его лексической структуре.

Научная новизна работы состоит в том, что разработана концепция изучения эмотивно-оценочной лексики в антропоцентрической научной парадигме, определены основные антропоцентрические ориентации эмотивно-оценочной лексики. Традиционный объект анализа современной лингвистики - ЭОЛ - рассматривался в свете когнитивного и прагматического подходов, фокусирующихся на понятии языковой личности. Такое направление поиска позволило исследовать процессы и механизмы эмотивно-оценочной концептуализации действительности говорящих, а также получить новые знания об эмотивно-оценочном слове (ЭОС) и о субъекте эмотивно-оценочного освоения мира.

В диссертационной работе впервые исследован эмотивно-оценочный дискурс (ЭОД) в его лексическом преломлении: введено и обосновано понятие ЭОД, выявлены основные типы когнитивной информации, его организующие, определены признаки, структура и интенциональные характеристики этих речевых произведений; на основе этого анализа построена типология интенций, воплощаемых говорящими в ЭОД.

С помощью дефиниционного анализа лексикографических источников разных типов и исследования ЭОД в работе реконструированы основные фрагменты эмотивно-оценочной картины мира.

Проведенное исследование позволило осуществить лексическую интерпретацию языковой личности усредненного и индивидуального типов, имеющих, в эмотивно-оценочном дискурсе свое непосредственное воплощение.

Теоретическое и практическое значение диссертационной работы определяется тем, что она вносит вклад в разработку теоретической проблемы современной лингвистики - определения и соотнесения различных исследовательских парадигм (направлений, подходов) в изучении лексической системы языка. Основные выводы и положения работы способствуют осмыслению ведущих параметров описания эмотивно-оценочной лексики в свете антропоцентрического подхода.

Когнитивно-прагматическое исследование эмотивно-оценочного фрагмента лексической системы языка открывает возможность дальнейшего изучения лексики под новым углом зрения: как способа вербализации концептуальных областей ментального пространства человека и как средства лексической организации эмотивно-оценочного дискурса говорящего социума. Разработанная процедура концептуального анализа может быть применена в исследовании любого фрагмента когнитивного уровня языковой личности.

В диссертации решаются теоретические проблемы соотношения прототипи-ческой функции эмотивно-оценочного слова и соотносимой с ней прототипиче-ской интенции говорящих, вербализованной с помощью ЭОЛ. Разрабатываются способы выявления и идентификации интенций, воплощенных в ЭОД, и строится их типология. Выводы о структуре интенций ЭОД могут быть полезны в дальнейшей разработке теории речевых актов и речевых жанров, в русле которых интенция рассматривается как основной показатель идентификации типа высказывания.

Свой вклад в теорию языковой личности вносит и предпринятое впервые описание языковых и психологических особенностей личности в свете эмотив-но-оценочного дискурса (в его лексическом преломлении).

Результаты исследования могут использоваться в вузовской практике при подготовке лекционных курсов и спецкурсов по лексикологии, стилистике, психолингвистике и культуре речи, по проблемам языковой личности и по проблемам современных направлений исследования языка.

Положения, выносимые на защиту.

1. Антропоцентрическая ориентация эмотивно-оценочной лексики в наибольшей мере обнаруживает себя при когнитивно-прагматическом подходе в способе эмоциональной и аксиологической концептуализации действительности, в лексической организации эмотивно-оценочного дискурса, структуре интенций, воплощаемых с помощью эмотивно-оценочной лексики, в отражении языковых и психологических характеристик личности.

2.Эмотивно-оценочная интерпретации действительности, выражаемая в эмотивно-оценочной лексике и организуемом ею эмотивно-оценочном дискурсе, может иметь в качестве пускового механизма эмоциональное состояние говорящего и/или его мнение-оценку соответствующего положения дел; в реальной коммуникации взаимовлияние аксиологической и эмоциональной деятельности человека представляет собой встречное взаимонаправленное движение разных способов освоения мира.

3. Определенные параметры эмоционального состояния, преломляясь в отборе соответствующих типов эмотивно-оценочной лексики и построении речевых актов эмотивно-оценочного дискурса, модифицируют аксиологическую деятельность субъекта. Под влиянием "горячих", интенсивных, объектно ориентированных и непосредственно связанных с оценкой эмоций суждение о ценностях существенно видоизменяется: оно теряет дескриптивные очертания, стремится к полюсным значениям аксиологической шкалы, основания оценки гиперболизируются, усугубляется ее субъективный характер.

4. Эмотивно-оценочный дискурс языковой личности в разных ее ипостасях, определяется как речевое произведение, предназначенное для вербализации аксиологического и эмоционального освоения действительности говорящим субъектом и организованное с помощью эмотивно-оценочной лексики. ЭОД основывается на следующих взаимосвязанных типах когнитивной информации: знания-мнения о ценностных ориентирах и увязываемых с ними эмоциях, которые организованы вокруг какого-либо понятия, актуального для говорящих; информация о типах речевого поведения, о речевых стратегиях, о путях построения речевых актов, в которых воплощается эмотивно-оценочная интерпретация события; собственно лингвистическая информация, предполагающая освоение семантической, стилистической и прагматической специфики ЭОС.

5. В структуре интенций языковой личности, воплощенных в эмотивно-оценочном дискурсе и имеющих лексическую экспликацию, выделяются интенции двух уровней сложности - соотносимые с конкретным речевым актом и более сложные - целеполагания дискурса языковой личности. Типология интенций языковой личности (по данным ЭОД) включает прототипическую эмо-тивно-оценочную интенцию, с которой взаимодействуют прочие: интенция воздействия на эмоциональное состояние, ценностную картину мира, поведение адресата; интенция выражения / сокрытия / симуляции эмоционального состояния; вербализации ценностного суждения; интенция создания особой коммуникативной атмосферы; своего речевого имиджа; "языка малого социума".

6. ЭОЛ - уникальный языковой материал для анализа разных видов человеческой субъективности, в котором воплощаются такие черты языковой личности, как особенности концептуальной системы, эмоциональный тип личности, коммуникативная компетенция и языковой вкус, что открывает дальнейшие перспективы в антропоцентрическом освоении лексики.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографического списка, содержащего 327 наименований.

Заключение диссертации по теме "Русский язык", Трипольская, Татьяна Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В диссертационной работе предпринято антропоцентрическое исследование эмотивно-оценочной лексики современного русского языка.

Антропоцентрические ориентации ЭОЛ проявляются в особом способе концептуализации действительности, подразумевающем ее интеллектуальную и эмоциональную интерпретацию, в организации эмотивно-оценочного дискурса, а также в лексическом структурировании текста.

В данном исследовании мы связали отечественную семасиологическую традицию, в которой человеческий фактор присутствовал в имплицитном виде, с современными изысканиями лингвистической науки о человеке, которые в существенной степени "вырастают" из традиционной отечественной лингвистики с ее пристальным вниманием к семантическим аспектам языка. В силу этого антропоцентрическое исследование ЭОЛ базируется на результатах семасиологических описаний системно-структурного, функционально-семантического и лексикографического аспектов эмотивно-оценочного слова; в то же время оно выполнено с учетом современного антропоцентрического контекста: в русле интерпретативной (в ряде аспектов пересекающейся с прагматикой) и когнитивной лингвистики.

Настоящее исследование представляет собой описание эмотивно-оценочного фрагмента словаря в его проекциях на языковую личность, воплощающую свои коммуникативные потребности с помощью эмотивно-оценочной лексики, организующей эмотивно-оценочный дискурс, как свидетельство языковой и психологической специфики говорящего субъекта.

Предприняв когнитивно-прагматическое описание эмотивно-оценочного фрагмента лексической системы языка таким образом, мы получили результаты, на основании которых моделируются процессы интеллектуальной и эмоциональной интерпретации действительности говорящим субъектом. Суть их в том, что, во-первых, в ментальном процессе эмотивно-оценочного освоения мира аксиологическая обработка действительности разной степени когнитивной сложности предшествует появлению различных эмоций, во-вторых, эмоциональное состояние субъекта стимулирует аксиологическую деятельность субъекта и играет существенную роль в формировании эмотивной оценки, заметно изменяя и модифицируя оценочное содержание. Оно под влиянием интенсивных, "горячих", ценностно ориентированных и объектно направленных эмоций теряет дескриптивные очертания, гиперболизируются основания оценки, изменяется и ее содержание- оно стремится занять полюсные позиции на ценностной шкале.

Анализ эмотивно-оценочного механизма освоения действительности на материале ЭОД позволяет описать его в динамике: оценка ситуации порождает эмоциональное состояние и отношение к ней, а эмоциональное состояние, в свою очередь, корректирует ценностные суждения индивидов, способствуя квалификативной деятельности субъекта и внося в нее дополнительные эмотив-ные смыслы. Поэтому применительно к ситуации эмоциональной и оценочной интерпретации действительности справедлива мысль о взаимообусловленности и разных типах корреляций этих шагов в ментальном освоении мира.

В зависимости от типов выражаемых эмоций, их взаимодействия с квалификативной сферой деятельности человека происходит и отбор лексических средств эмотивной оценки.

Изучение механизма и лексического воплощения эмотивной оценки осуществлялось на материале эмотивно-оценочного дискурса языковой личности в разных ее проявлениях, который понимается как "особый язык", предназначенный для вербализации аксиологической и эмоциональной интерпретации события говорящим субъектом и организованный с помощью ЭОЛ.

ЭОД основывается на следующих взаимосвязанных типах когнитивной информации: знания-мнения о ценностных ориентирах и представления об эмоциях, которые соотнесены с каким-либо понятием, актуальным для ЯЛ; информация (сценарный фрейм) о типах речевого поведения, о речевых стратегиях, о путях построения эмотивно-оценочных речевых актов; собственно лингвистическая информация, предполагающая освоение стилистической, семантической и прагматической специфики ЭОС.

Эти типы когнитивной информации и задали направление поиска, в результате которого выявлены и построены 1) фрагменты эмотивно-оценочной картины мира, связанные с "морально-нравственными" и "интеллектуальными" концептами, а также 2) типология интенций говорящих, воплощенная в ЭОД.

Эмотивно-оценочная картина мира, воплощенная в ЭОЛ, проявляет как универсальные свойства, характерные для говорящих на любом языке (отрицательное отношение к глупости и подлости, бесчестности), так и уникальные черты менталитета русскоязычного социума - неоднозначное отношение к глупому человеку или поступку (в зависимости от ситуации и отношения к объекту оценки в целом), а также и весьма сложное представление о человеке, поведении, поступке, квалифицируемом как подлость: "составляющими" подлости в языковой картине говорящих являются предательство, трусость (от которой страдает другое лицо), ложь (клевета, навет) и коварство, нарушения доверия.

В структуре интенций (по данным ЭОД) выделяются интенции двух видов сложности - соотносимые с конкретным речевым актом и более сложные, це-леполагания дискурса языковой личности. Центральную позицию в этой полевой структуре занимает интенция выражения эмотивной оценки, которая соотносится с прототипической функцией эмотивно-оценочного слова. Прочие интенции: выражение эмоционального состояния, воздействие на эмоциональное состояние адресата, на его поведение и ценностные представления, создание определенной коммуникативной атмосферы, создание своего речевого имиджа, к и ^ ^ организация языка малого социума - соотносятся с ведущей, взаимодействуя с ней.

Воплощение указанных интенций с помощью ЭОЛ связано с разного рода семантико-прагматическими модификациями эмотивно-оценочного значения: погашениями оценочных или эмотивных смыслов и актуализацией стилистического, социального или эстетического компонентов значения.

Способы эмотивно-оценочной интерпретации действительности, специфика эмотивно-оценочной картины мира, структура интенций говорящего социума, воплощаемых в эмотивно-оценочном дискурсе, вскрывают характерные психологические, социокультурные и коммуникативные черты современной языковой личности в ее усредненном варианте.

На этом основании в диссертации проанализированы две несходные языковые личности - Н. Амосова и К. Чуковского. Эти личности существенно различаются эмоциональными характеристиками, отношением к интровертному и экстравертному типам, что проявляется в особенностях вербализации эмоций и оценок, в выборе эмотивно-оценочного или рационально-оценочного слова, в процессе построения ценностных суждений, отражающих ценностную картину мира индивида и ее соотношение (степень зависимости или независимости) с аксиологическими образцами социума.

Эмотивно-оценочный дискурс (в лексическом аспекте) является уникальным языковым материалом, в котором воплощаются когнитивные (ценностные ориентиры, устройство личностной аксиологической парадигмы), прагматические (умение строить ЭОД, адекватный коммуникативной ситуации, межличностным отношениям, собственным интенциям) психологические (психологический тип личности) особенности говорящих, что открывает пути для лингвистического и психологического моделирования. Так, по результатам настоящего описания языковой личности К.И.Чуковского в свете эмотивно-оценочного дискурса можно делать выводы о наличии корреляции в речевом поведении ЯЛ в качестве субъекта и адресата оценки; прослеживается явная связь в построении ЭОД, направленного на себя и на других; в прямой зависимости пребывают процессы реального ЭОД и эмотивно-оценочная речь во внутреннем монологе или дневниковом тексте.

Прослеживается взаимозависимость вербально-ассоциативного и когнитивного, а также когнитивного и мотивационного уровней в структуре языковой личности; коррелируют активная лингвокреативная деятельность ЯЛ, с одной стороны, и ярко выраженная индивидуальная специфика тезаурусного уровня (системы аксиологических образцов и типизированных эмоций); творческое отношение к слову предполагает и творческое отношение к выработке речевых стратегий и тактик.

Когнитивно-прагматическое исследование эмотивно-оценочного фрагмента лексической системы языка открывает возможность дальнейшего изучения лексики под новым углом зрения: как способа вербализации концептуальных областей ментального пространства человека и как средства лексической организации эмотивно-оценочного дискурса говорящего социума. Разработанная процедура концептуального анализа может быть применена в исследовании любой области когнитивного уровня языковой личности. Кроме того, заявлен возможный путь исследования говорящего субъекта, проявляющего в эмотивно-оценочном дискурсе максимальное количество языковых и психологических характеристик. Настоящее исследование демонстрирует возможность и целесообразность лингвистического описания личности с учетом ее психологических параметров.

Если рассматривать языковую личность как систему взаимообусловленных признаков, относящихся к разным структурным уровням, то становится возможным лингвистическое прогнозирование, или лингвистическое моделирование, когда по установленным в ходе исследования языковым признакам говорящего будут достраиваться и прочие, связанные с выявленными разными видами каузальных связей.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Трипольская, Татьяна Александровна, 1999 год

1. Азнаурова Э.С. Прагматика художественного слова. Ташкент, 1988. -119 с.

2. Азнаурова Э.С. Коммуникативно-прагматический аспект лексического значения слова // Коммуникативные аспекты значения. Волгоград, 1990. С. 23-29.

3. Анохин П.К. Эмоции // Психология эмоций. М., 1990. С.181-188.

4. Апересян Ю.Д. О состоянии русского языка. Русская речь. № 2. М., 1992. -С. 51-52.

5. Апресян Ю.Д. Прагматическая информация для толкового словаря (1988) // Интегральное описание языка и системная лексикография. Избранные труды. М., 1995. Т.2. С.135- 155.

6. Апресян Ю.Д. Коннотация как часть прагматики слова (лексикографический аспект) (1992) // Интегральное описание языка и системная лексикография. Избранные труды. М., 1995. Т.2 С.156 - 177.

7. Апресян Ю.Д. Интегральное описание языка и системная лексикография. Избранные труды. М., 1995. Т.2. 766 с.

8. Арнольд И.В. Эмоциональный, экспрессивный, оценочный и функционально-стилистический компоненты лексического значения слова // ХХП Гер-ценовские чтения. Иностранные языки. Л., 1970. С.83-89.

9. Арнольд И.В. Интерпретация художественного текста (Типы выдвижений и проблемма экспрессивности) // Экспрессивные средства английского языка. Л., 1975.-С. 11-20.

10. Ю.Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980 127 с.

11. П.Арутюнова Н.Д. Языковая метафора //Лингвистика и поэтика. М., 1979. -С.147-174.

12. Арутюнова Н.Д. К проблеме функциональных типов лексических значений //Аспекты семантических исследований. М., 1980. С. 156-249.

13. З.Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. -1981. Т.40. №4. С.30-42.

14. Арутюнова Н.Д. Аксиология в механизмах жизни и языка // Проблемы структурной лингвистики. 1982. М., 1984. С. 5-23.

15. Арутюнова Н.Д., Падучева Е.В. Истоки, проблемы и категории прагматики // H3JI. Вып. ХУ1. Лингвистическая прагматика. М., 1985. С. 3 - 42.

16. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М., 1988.-338 с.

17. Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. М„ 1990.-С. 136-137.

18. Арутюнова Н.Д. Речеповеденческие акты в зеркале чужой речи // Человеческий фактор в языке: Коммуникация. Модальность. Дейксис. М., 1993. -С. 102 - 130.

19. Арутюнова Н.Д. Стиль Достоевского в рамке русской картине мира // Поэтика. Стилистика. Язык и культура: памяти Т.Г. Винокур. М., 1996. -С.61-90.

20. Арутюнова Н.Д. Модальные и семантические операторы // Облик слова. Сборник статей памяти Д.Н. Шмелева. М., 1997а. С. 22-41.

21. Арутюнова Н.Д. О стыде и стуже // Вопр. языкознания. №2, 19976. -С.59 70.

22. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М., 1998. 895 с.

23. Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском языке. Свердловск, 1986. 178 с.

24. Бабенко Л.Г. Русская эмотивная лексика как функциональная система: Автореф. дис. . докт. филол. наук. Свердловск, 1990. 31 с.

25. Балли Ш. Французская стилистика. М, 1961. 369 с.

26. Баранов А.Н., Добровольский Д.О. Постулаты когнитивной лингвистики. //Изв. АН. Серия лит. и языка. 1997.Т.56, №1. С.11-21.

27. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. 423 с.

28. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М, 1990,- 541 с.

29. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Работы 20-ых годов. Киев. 1994. 384 с.

30. Бахтин М.М. Слово в романе (1934-1935) // Бахтин М.М. Человек в мире слов. М., 1995 139 с.

31. Безносов С.П. Особенности оценочного стиля личности. JI, 1982. 15 с.

32. Берне Р. Развитие "Я-концепций" и воспитание. М., 1992. 420 с.

33. Блумфилд JI. Язык. М., 1968. 607 с.

34. Богуславская Н.Е. Гиниатуллин И.А. Культурно-речевые аспекты разговорного текста// Человек. Текст. Культура. Екатеринбург. 1994. С.141-153.

35. Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: Автореф. .дис. докт. филол. наук. Д., 1984. 31 с.

36. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию. М., 1963. Т.2.-388 с.

37. Болотнова Н.С. Лексическая структура художественного текста в ассоциативном аспекте. Томск, 1994. 212 с.

38. Болотов В.И. Эмоциональность текста в аспектах языковой и неязыковой вариативности (основы эмотивной стилистики текста).Ташкент, 1981.-116 с.

39. Бондарко A.B. Введение. Основания функциональной грамматики // Теория функциональной грамматики: Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. Л.,1987.-С.5-39.

40. Бондарко A.B. К проблеме соотношения универсального м идиоэтниче-ского аспектов семантики: интерпретационный компонент грамматических значений // Вопр. языкознания. М., 1992. № 3. С. 5 - 20.

41. Бондарко A.B. Проблемы грамматической семантики и русской аспекто-логии. СПб., 1996.-220 с.

42. Брутян Г.А. Языковая картина мира и ее роль в познании // Методологические проблемы анализа языка. Ереван. 1976.

43. Булыгина Е.Ю. Экспрессивные прилагательные современного русского языка (семантический, прагматический и лексикографический аспекты): Дис. . канд. филол. наук. Новосибирск, 1991. 204 с.

44. Булыгина Т.В. О границах и содержании прагматики. // Булыгина т.в., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (На материале русской грамматики). М., 1997. С.243 - 255.

45. Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Оценка при вторичной коммуникации // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. М., 1996. С.236-242.

46. Булыгина Т.Н., Шмелев А.Д. Оценочные речевые акты извне и изнутри // Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М., 1997,- С.405-416.

47. Вайгла Э.А. Эмоциональная лексика современного русского языка и проблемы ее перевода. Дис. . канд. филол. наук,- Тарту, 1977. - 215 с.

48. Ванхала-Анишевски М. Интерперсональные отношения в русском письменном научном дискурсе // Словарь. Грамматика. Текст. М., 1990.

49. Васильев Л.М. Семантика русского глагола. М., 1981. 184 с.

50. Вежбицкая А. Метатекст в тексте // НЗЛ. М., 1978. Вып. 8: Лингвистика текста. С.402 -421.

51. Вежбицкая А. Речевые акты //НЗЛ. М., 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика С.251-275.

52. Вежбицкая А. Культурно-обусловленные сценарии и их когнитивный статус // Язык и структура знаний. М., 1990. С.65-86.

53. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М, 1996. 411 с.

54. Вежбицкая А. Семантические универсалии. М. 1999. 780 с.

55. Вендлер Э. Иллокутивное самоубийство //НЗЛ. М, 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика. С. 257-396.

56. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976. -142 с.

57. Вилюнас В.К. Основные проблемы психологической теории эмоций. // Психология эмоций. М., 1990. С.3-30.- 416

58. Виноградов В.В. О художественной прозе. M.-JL, 1930. 416 с.

59. Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1963.-253с.

60. Виноградов В.В. О языке художественной прозы. М., 1980. 360 с.

61. Виноградов В.В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове). 2-е изд. -М„ 1972. -614 с.

62. Виноградов В.В. Основные типы лексических значений (1953) // В.В. Виноградов. Лексикология и лексикография. Избранные труды. М., 1977. -С.162- 192.

63. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического употребления языковых единиц. М., 1980. 240 с.

64. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. М., 1993. 171 с.

65. Витгенштейн Л. Философские работы. М., 1994. 4.1. 520 с.

66. Витт Н.В. Речь и эмоции. М., 1984. 76 с.

67. Витт Н.В. Эмоциональная регуляция в речи: Автореф. дис. .докт. пси-хол. наук. М., 1988. 48 с.

68. Войтик Л.С. К вопросу о смысловой структуре слов (на материале лек-сико-семантической группы "Наименования животных"). Дис. . канд. филол. наук. - Алма-Ата, 1974. - 230 с.

69. Волгин И. Родиться в России. Достоевский и современники: жизнь в документах // "Октябрь", 1989, №5. С.67-149.

70. Вольф Е.М. Варьирование в оценочных структурах // Семантическое и формальное варьирование. М., 1979. С.273-295.

71. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. М., 1985. 226 с.

72. Вольф Е.М. Эмоциональные состояния и их представление в языке // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М., 1989. С. 55-75.

73. Вольф Е.М. Функциональная семантика. Описание эмоциональных состояний // Функциональная семантика: Оценка, экспрессивность, модальность. М„ 1996.-С.137-167.

74. Воркачев С.Г. Безразличие и презрение. // Вопр. языкознания. 1992. №1. С.79-86.

75. Воркачев С.Г. Семантизация концепта любовь в русской и испанской лексикографии (сопоставительный аспект). // Язык и эмоции. Волгоград., 1995. -С. 125-133.

76. Воробьев В.В. Лингвокультурология: теория и методы. М., 1997. 331 с.

77. Выготский Л.С. Мышление и речь // Выготский Л.С. Собр. соч. в 6 т. М„ 1982. Т.2.

78. Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Сборник статей по языкознанию. М., 1958. С. 103-124.

79. Гак В.Г. Эмоции и оценки в структуре высказывания и текста // Вестник МГУ. Серия 9. Филология. М., 1997, №3. С. 89-95.

80. Гак В.Г. Языковые преобразования. М., 1998. 768 с.

81. Гачев Г. Национальные образы мира. Америка. М., 1997. 678 с.

82. Гловинская М.Я. Семантика глаголов речи с точки зрения теории речевых актов // Русский язык в его функционировании. Коммуникативно-прагматический аспект. М., 1993. С. 158-218.

83. Говердовский В.И Опыт функционально-типологического описания коннотации. Дис. . канд. филол. наук. - М., 1977. - 178 с.

84. Голубева-Монаткина Н.И. Язык и культура (о русской эмигрантской речи в Канаде) // Облик слова: Сборник статей памяти Д.Н. Шмелева. М., 1997. -С. 321 332.

85. Графова Т.А. Коммуникативный аспект эмотивно окрашенной лексики // Лингвистическое и психологическое исследование языка и речи. М., 1986. -С.65-77.

86. Графова Т.А. Смысловая структура эмотивных предикатов // Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991. -С.67-99.

87. Гридин В.Н. К вопросу о систематизации эмоциональной лексики // Переводная и учебная лексикографии. М., 1979. С. 112- 121.

88. Гридина Т.А. Ассоциативный потенциал слова и его реализация в речи (Явление языковой игры). Автореф. дис. . докт. филол. наук. М., 1996 - 45 с.

89. Гриндер Дж., Бендлер Р. Структура магии. СПб, 1996. 496 с.

90. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984. 396 с.91 .Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М., 1985. 450 с.

91. Гуревич А .Я. Исторический синтез и Школа "Анналов". М., 1993. 328 с.

92. Гуревич П.С. Культурология. М., 1996. 287 с.

93. Гуревич П.С. Философия культуры. М., 1997. 316 с.

94. Гутман Е.А., Литвин Ф.А., Черемисина М.И. Сопоставительный анализ зооморфных характеристик (на материале русского, английского и французского языков) // Национально-культурная специфика речевого поведения. М., 1977.-С.147-166.

95. Девкин В.Д. Немецкая разговорная речь: Синтаксис и лексика. М., 1979. 254 с.

96. Дейк Т.А. Ван. Язык. Коммуникация. Познание. М., 1989. 310 с.

97. Дементьев В.В. Изучение речевых жанров: обзор работ в современной русистике. // Вопр. языкознания. №1, 1997. С.109-121.

98. Демьянков В.З. Прагматические основы интерпретации высказывания // Изв. АН СССР. Сер. лит. и язык. М, 1981. Т.40, №4. -С.368 377.

99. ЮО.Демьянков В.З. Основы теории интерпретации и ее приложение в вычислительной лингвистике. М., 1985. 75 с.

100. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопр. языкознания. 1994. №4. С.17-30.

101. Демьянков В.З. Доминирующие лингвистические теории в конце XX века. // Язык и наука конца XX века. М., 1995. С.239-320.103 .Джемс У. Что такое эмоция // Психология эмоций. М, 1971. -С.107-116.

102. Джонсон-Лэрд Ф. Процедурная семантика и психология значения // НЗЛ. М., 1988. Вып. 23: Когнитивные аспекты языка. С.234-257.

103. Ю5.Динсмор Дж. Ментальные пространства с функциональной точки зрения //Языки интеллект. М., 1996. С.385-412.

104. Долинин К.А. Проблема речевых жанров через 40 лет после статьи М.М. Бахтина //Русистика. Лингвистическая парадигма конца 20-го века. СПб, 1998. С.35-46.

105. Ю7.Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М, 1996. 198 с.

106. Ермакова О.Н., Земская Е.А. К построению типологии коммуникативных неудач (на материале естественного русского диалога) // Русский язык в его функционировании. Коммуникативно-прагматический аспект. М., 1993. С. 30-63.

107. Ермакова О.П. Об иронии и метафоре // Облик слова. Сборник статей памяти Д.Н. Шмелева. М., 1997. С.48-57.

108. Ю.Жданова О.П. Семантическая структура глаголов поведения // Семантические классы русских глаголов. Свердловск, 1982. С. 55-65.

109. Ш.Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982. 159 с.112.3алевская A.A. Понимание текста: Психолингвистический подход. Калинин, 1988. 148 с.

110. Земская Е.А., Китайгородская М.В., Ширяев E.H. Русская разговорная речь: Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. М., 1981 276 с.

111. Земская Е.А. Заметки о русском языке, культуре, быте (по материалам семейного архива Булгаковых) // Облик слова: Сборник статей памяти Д.Н.Шмелева. М, 1997. С.ЗЗЗ - 353.

112. Знаменская H.B. Представление и понимание индивидуальных качеств личности в процессе самооценивания. Казань, 1996. 147 с.

113. Пб.Золотова Г.А. Труды В.В. Виноградова и проблемы текста // Вестник МГУ, №4, 1995. -С.91-98.117.3олотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативные регистры речи. // Коммуникативная грамматика русского языка., М.,1988. -С.389-400.

114. Ивин A.A. Основания логики оценок. М., 1970. 229 с.

115. Изард К. Эмоции человека. М, 1980. 439 с.

116. Ильенко С.Г. К поискам ориентиров речевой конфликтологии // Аспекты речевой конфликтологии. СПб., 1996. С. 3 - 12.

117. Исследование языкового мышления в лингвистике. М., 1985.

118. Какорина Е.В. Стилистические заметки о современном политическом дискурсе // Облик слова: Сборник статей памяти Д.Н. Шмелева. М., 1997. -С.226 242.

119. Карасик В.И. Оценочный кодекс в словаре // Прагматические аспекты функционирования языковых единиц. М, 1991. С. 88-90.

120. Карасик В.И. Язык социального статуса. М, 1992. 329 с.

121. Карасик В.И. Культурные доминанты в языке // Языковая личность: Культурные концепты. Волгоград., 1996. С.3-16.

122. Караулов Ю.Н. Словарь как компонент описания языков: Принципы описания языков мира. М, 1976 а. 278 с.

123. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М., 1976 б. 355 с.

124. Караулов. Ю.Н. Лингвистическое конструирование и тезаурус языковой личности. М., 1981. 192 с.

125. Караулов Ю.Н. Из опыта реконструкции языковой личности. // Литература. Язык. Культура. М., 1986 а. С.222-235.

126. Караулов Ю.Н. "Четыре кита" современной лингвистики // Соотношение частнонаучных методов и методологии в филологической науке. М., 1986 б.

127. Караулов. Ю.Н. Русский и язык и языковая личность. М, 1987. 261 с.

128. Караулов Ю.Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. М., 1989. С.31-44.

129. Караулов Ю.Н. Ассоциативная грамматика русского языка. М., 1993. -331 с.

130. Караулов Ю.Н. // Язык система. Язык - текст. Язык - способность: к 60-летию Ю.Н. Караулова . М., 1995. - С. 5-6.

131. Караулов Ю.Н. Языковая личность //Энциклопедия Русский язык. М., 1997.-С. 671.

132. Караулов Ю.Н. Русский ассоциативный словарь как новый источник и инструмент анализа языковой способности // Русский ассоциативный словарь. М„ 1994 1998. Т.1. - С.190 - 218.

133. Касарес X. Введение в современную лексикографию. М., 1958. 354 с.

134. Касевич В.Б. О когнитивной лингвистике // Общее языкознание и теория грамматики. Материалы чтений, посвященных 90-летию С.Д. Кацнельсона. СПб., 1998. -С.14-22 .

135. Категория искусственного интеллекта в лингвистической семантике: Фреймы и сценарии. М., 1987.

136. Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л.,1972. -216 с.

137. Кашина Л.А. Роль семантических компонентов в репродуцированных текстах // Прагматические аспекты функционирования языковых единиц. М., 1991.-С. 91.

138. Киселева Л.А. Вопросы теории речевого воздействия. Л., 1978.-159 с.

139. Кларк Г.Г., Карлсон Т.Б. Слушающие и речевой акт. // НЗЛ. М., 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика С.270-322.

140. Кобозева И.М. "Теория речевых актов" как один из вариантов теории речевой деятельности // НЗЛ. М., 1986. Вып.17: Теория речевых актов. -С.7-21.

141. Кобозева И.М., Лауфер Н.И. Интерпретирующие речевые акты. // Логический анализ языка: Язык речевых действий. М., 1994. С.63-70.

142. Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М., 1976 230 с.

143. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М., 1980. 149 с.

144. Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке. М., 1990- 108 с.

145. Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М, 1997. 687 с.

146. Корнелиус X., Фейр Д. Выиграть может каждый. М., 1992. 215 с.

147. Кочеткова Т.В. Языковая личность носителя элитарной речевой культуры. Автореф. дис. . докт. филол. наук. Саратов, 1999. - 53 с.

148. Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. М., 1989 а. 186 с.

149. Крысин Л.П. О речевом поведении человека в малых социальных общностях // Язык и личность. М, 1989 б. С 78-86.

150. Крысин Л.П. Современный русский интеллигент: штрихи к речевому портрету // Литературный язык и культурная традиция. М., 1994. С.262-282.

151. Кубрякова Е.С. Прагматика и когнитивная лингвистика // Прагматические аспекты языкового функционирования. М., 1991 а. С.5-7.

152. Кубрякова Е.С. Обеспечение речевой деятельности и проблема внутреннего лексикона // Человеческий фактор в языке. Язык и порождение речи. М., 1991 б. -С.82-140.

153. Кубрякова Е.С. Парадигмы научного знания в лингвистике и ее современный статус // Известия РАН. Сер. лит. и яз. М., 1994. Т.53. №3. С.3-15.

154. Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистический идей во второй половине XX века (опыт парадигмального анализа) // Язык и наука конца 20 века. М., 1995. С.144-238.

155. Кубрякова Е.С., Демьянков B.3. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.160 .Лаврентьева Н.Б. Экспрессивно-выразительная глагольная лексика (на материале говоров Новосибирской области) Дис.канд. филол. наук. Новосибирск. 1980. - 207 с.

156. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // H3JI. Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. М., 1988. С. 12-51.

157. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987. С.126 - 170.

158. Лакофф Дж. Когнитивная семантика // Язык и интеллект. М., 1996. -С.143-185.

159. Левицкий В.В., Стернин И.А. Экспериментальные методы в семасиологии. Воронеж, 1989. 192 с.

160. Леонтьев A.A. Психология общения. Тарту, 1974. 220 с.

161. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. // Психология эмоций. М., 1971.-С.1-39.

162. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М., 1975. 304 с.

163. Логика и методология системных исследований. Киев Одесса, 1977. -252 с.

164. Логический анализ языка: Культурные концепты. М, 1991. 203 с.

165. Логический анализ языка: Язык речевых действий. М., 1994. 185 с.

166. Логический анализ языка: Образ человека в культуре и языке. М., 1999,

167. Логунов М.Л. М.Е. Салтыков-Щедрин и деловая письменная культура 19 века (лексико-семантический и стилистический аспекты: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тверь, 1996. 21 с.

168. Лопатин В.В. Словообразовательные средства субъективно-оценочной прагматики высказывания и текста // Русский язык. Языковые значения в функциональном и эстетическом аспектах. Виноградовские чтения XIУ ХУ. М, 1987. - С.143-161.

169. Лосев А.Ф. Философия имени. М., 1990. 269 с.

170. Лукьянова H.A. Экспрессивная лексика разговорного употребления. Проблемы семантики. Новосибирск. 1986. 227 с.

171. Лукьянова H.A. Экспрессивность в системе, словаре и речи // Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991. С.157- 178.

172. Лукьянова H.A. Виды номинаций с точки зрения типов структур их лексических значений // Актуализация семантико-прагматического потенциала языкового знака. Новосибирск, 1996. С. 26-39.

173. Лурия А.Р., Виноградова О.С. Объективное исследование динамики семантических систем // Семантическая структура слова: Психолингвистические исследования. М., 1971. С. 27-63.

174. Лурия А.Р. Язык и сознание. М., 1979. 319 с.

175. Ляпон М.В. Оценочная ситуация и словесное моделирование // Язык и личность. М, 1989. С. 24-34.

176. Ляпон М.В. "Грамматика" самооценки // Русский язык. Проблемы грамматической семантики и оценочные факторы в языке. Виноградовские чтения XIX XX. М„ 1992. - С.75-89.

177. Ляпон М.В. Языковая личность: поиск доминанты // Язык система. Язык - текст. Язык - способность: к 60-летию Ю.Н. Караулова. М., 1995. -С.260 - 276.

178. Майданова Л.М. Типы и источники совмещения значения у эмоционально-оценочных названий человека в русском языке // Классы слов и их взаимодействие. Свердловск, 1979. С.109 - 117.

179. Малинович Ю.М. Экспрессия и смысл предложения: проблемы эмоционально-экспрессивного синтаксиса. Иркутск, 1989. 213 с.

180. Маркелова Т.В. Семантика и прагматика средств выражения оценки в русском языке // Филол. науки, №3, 1995. С.67-79.

181. Маркелова Т. В. Семантика оценки и средства ее выражения в русском языке: Автореф. дис. . докт. филол. наук. М., 1996. - 45 с.

182. Матвеева T.B. Семантические основания экспрессивности глагола (на материале говоров Среднего Урала) Дис. . канд. филол. наук. - Свердловск, 1979. - 194 с.

183. Матвеева Т.В. Актуализация в тексте скрытых интенций воздействия автора на получателя // Прагматические аспекты функционирования языковых единиц. М, 1991. С. 127-129.

184. Метафора в языке и тексте. М., 1988. 176 с.

185. Минский М. Фреймы для представления знаний. М., 1979. 151 с.

186. Минский М. Остроумие и логика когнитивного бессознательного // H3JI. Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. М., 1988. С. 281-309.

187. Мягкова Е.Ю/'Русский ассоциативный словарь" и проблемы исследования эмоциональной лексики // Этнокультурная специфика языкового сознания. М., 1996. С. 176-180.

188. Никитин М.В. Лексическое значение слова. М., 1983. 127 с.

189. Никитин М.В. Курс лингвистической семантики. СПб., 1996. 760 с.

190. Никитина Л.Б. Семантика и прагматика оценочных высказываний об интеллекте (к проблеме образа человека в современном русском языке): Авто-реф. дис. . канд. филол. наук. Барнаул, 1996. 21 с.

191. Новоселова O.A. Семантика оценочных прилагательных и их лексикографическое описание (на материале русских говоров Сибири): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Томск, 1990. 18 с.

192. Носенко Э.Л. Эмоциональное состояние и речь. Киев, 1981. 195 с.198.0ртони А, Клоур Дж., Коллинз А. Когнитивная структура эмоций //

193. Язык и интеллект. М., 1995. С.353 - 381.

194. Остин Дж. Л. Слово как действие // НЗЛ. Вып. 17. Теория речевых актов. М„ 1986.-С.22- 129.

195. Падучева Е.В. Семантика. Прагматика. Референция // Семантические исследования. М., 1996. 464 с.

196. Падучева E.B. Феномен Вежбицкой // Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996. С. 5-32.

197. Петрищева Е.Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. М, 1984. 222 с.

198. Петров В.В. Язык и искусственный интеллект: рубежи 90-ых годов. // Язык и интеллект. М., 1996. С.5-13.

199. Пиотровская JI.A. Эмотивные высказывания как объект лингвистического исследования. СПб, 1994. 145 с.

200. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М., 1986. 255 с.

201. Постовалова В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988. С. 8-69.

202. Постовалова В.И. Наука о языке в свете идеала цельного знания. // Язык и наука конца XX века. М., 1995. С.342-420.2Ю.Потебня A.A. Мысль и язык // Потебня A.A. Слово и миф. М., 1989. С.17-201.

203. Прагматика и проблемы интенсиональности. М., 1988.

204. Проблемы исследования слова в художественном тексте.Л.,1990. -159 с.

205. Проничев В.П. Комплимент как средство создания речевого комфорта // Аспекты речевой конфликтологии. СПб., 1996. С.63-69.

206. Проскурякова И.Г. Синонимические связи экспрессивной лексики: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Л., 1978. 14 с.

207. Расинене С.-Г. И. Характеристика человека зоонимами в литовском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Вильнюс, 1978. 21 с.

208. Рахилина E.B. Основные идеи когнитивной семантики //Фундаментальные направления современной американской лингвистики. М, 1997. -С.370 389.

209. Рахилина Е.В. Когнитивная семантика: история, персонажи, идеи, результаты // Семиотика и информатика. Вып. 36. М, 1998. С. 274-324.

210. Рей А., Делесаль С. Проблемы и антиномии лексикографии // H3J1. М.,1983. Вып. 14: Проблемы и методы лексикографии. С.261-301.

211. Рубинштейн СЛ. Основы общей психологии. Т.2. Бытие и сознание. М., 1989.-322 с.220 .Русская глагольная лексика: пересекаемость парадигм: Памяти Э.В.Кузнецовой. Екатеринбург, 1997. 517 с.

212. Рыжкина O.A. Системное исследование зооморфизмов в русском языке (в сопоставлении с английским). Дис. .канд. филол. наук. - Новосибирск, 1979. - 329 с.

213. Самарин Ю.А. Очерки психологии ума. М., 1962. 504 с.

214. Семантические и эстетические модификации слов в тексте. JL, 1988.

215. Серебреников Б.А. Как происходит отражение картины мира в языке? // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988. С. 87 -107.

216. Серль Дж.Р. Что такое речевой акт? // H3J1. М., 1986. Вып. 17: Теория речевых актов. С. 151-169.

217. Серль Дж. Р. Классификация иллокутивных актов // H3J1. М., 1986. Вып. 17: Теория речевых актов. С. 170- 194.

218. Серль Дж. Р. Косвенные речевые акты. // H3J1. М., 1986. Вып.17. Теория речевых актов. С. 195-222.

219. Серль Дж. Р. Метафора, ирония, косвенные речевые акты // Теория метафоры. М., 1990. С.307-241.

220. Симонов П.В., Ершов П.М. Темперамент, характер, личность. М.,1984,- 161 с.

221. Симонов П.В. Информационная теория эмоций. // Психология эмоций. М., 1990. -С.3-30.

222. Скляревская Г.Н. Языковая метафора как объект лексикологии и лексикографии. Автореф. дис. . докт. филол. наук. Д., 1989.-37с.

223. Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка. СПб., 1993. 150 с.

224. Скляревская Г.Н, Реальный и ирреальный мир в толковом словаре (к вопросу о прагматическом компоненте слова) // Семантика и коммуникация. СПб., 1996. С.68-80.

225. Соловьев Г.М. Онтология семантики косвенной оценочности в языке публицистики: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Краснодар, 1996. 22с.

226. Сорокин Ю.А. Речевые маркеры этнический и институциональных портретов ,и автопортретов (какими мы видим себя и других). // Вопр. языкознания. 1995, № 6 С. 43-53.

227. Сорокин Ю.С. Психолингвистические аспекты изучения текста. М., 1985.

228. Стексова Т.И., Трипольская Т.А. Вводные конструкции как средство характеризации языковой личности // Проблемы современной филологии и некоторые тенденции развития высшего филологического образования. Барнаул, 1990.-С.87-89.

229. Степанов Ю.С. Изменчивый "образ языка" в науке XX века. // Язык и наука конца XX века. М., 1995. С.7-34.

230. Степанов Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип Причинности. // Язык и наука конца XX века. М., 1995. С.35-73.

231. Степанова В.В. Функциональная ориентиры в семантике слова и их текстовое воплощение // Проблемы исследования слова в художественном тексте. Д., 1990. -С.4-17.

232. Степанова В.В. Лексическая структура текста (Парадигматика и синтагматика) // Проблемы лингвистической семантики. Череповец, 1996.

233. Стернин И.А. Лексическое значение слова в речи. Воронеж, 1985. 171с.

234. Стернин И.А. Коммуникативная модель значения и ее объяснительные возможности // Семантика слова и синтаксической конструкции. Воронеж, 1987.-С. 15-22.

235. Стернин И.А. Оценочность слова в языке и речи // Исследования по семантике. Уфа, 1990. С. 18 -26.

236. Стернин И.А. Коммуникативное поведение и национальная культура народа // Филологические записки. Воронеж, 1993. Вып.1. С. 180-186.

237. Стивенсон Ч. Некоторые прагматические аспекты значения // H3JI. М., 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика. С. 129-152.

238. Сулименко Н.Е. Семантические основы текстового слова. Л., 1988.-57 с.

239. Сулименко Н.Е. Текстовое слово в представлении звуковой картины мира // Функциональная семантика слова. Свердловск, 1992. С. 4-14.

240. Сулименко Н.Е. Антропоцентрические аспекты изучения лексики. Учебное пособие к спецкурсу. СПб, 1994.

241. Сулименко Н.Е. Лексика в процессах текстопорождения // Актуализация семантико-прагматического потенциала языкового знака. Новосибирск, 1996.-С.6-16.

242. Телия В.Н. Семантика связанных значений и их сочетаемости // Аспекты семантических исследований. М., 1980. С.250 - 319.

243. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. М., 1986. 142 с.

244. Телия В.Н. Метафоризация и ее роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М, 1988. -С.173-204.

245. Телия В.Н. Коннотация // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 236.

246. Телия В.Н. Механизмы экспрессивной окраски языковых единиц // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991. С.36 66.

247. Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М., 1996. 284 с.

248. Телия В.Н. О различии рациональной и эмотивной (эмоциональной) оценки // Функциональная семантика: Оценка, экспрессивность, модальность. М., 1996.-С.31 -38.

249. Теория метафоры. М., 1990. -512 с.

250. Томашевская К.В. Лексическое представление языковой личности в современном экономическом дискурсе. СПб, 1998. 134 с.

251. Трипольская Т.А. Семантическая структура экспрессивного слова и ее лексикографическое описание (на материале эмоционально-оценочных существительных со значением лица).- Дис. . канд. филол. наук.- Томск, 1985,- 226 с.

252. Трипольская Т.А. Высказывания с экспрессивными характеристиками лица (семантика и прагматика) // Семантические и прагматические аспекты высказывания. Новосибирск, 1991. С. 107-115.

253. Трипольская Т.А., Беляева С.М. Экспрессивные глаголы говорения (опыт семантико-прагматического анализа) //Функциональный анализ значимых единиц русского языка. Новокузнецк, 1992. С.101 -107.

254. Трипольская Т.А. Речевые стратегии самооценки как средство описания языковой личности // Языковое образование и воспитание языковой личности (в школе и в вузе). СПб, 199$. С120 - 123.

255. Трипольская Т.А. Типы и функции чужих оценок в дискурсе языковой личности // Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Ката-нова. Абакан, 1998. Вып. 5. Сер. 5: Литературоведение. Языкознание. -С. 83-87.

256. Трипольская Т.А. Оценка и эмоция: параметры взаимодействия // Проблемы языкового образования и воспитания личности. СПб., 1998. С. 193 - 194.

257. Уфимцева A.A. Лексическое значение: Принцип семиологического описания лексики. М., 1986. 239 с.

258. Уфимцева A.A. Роль лексики в познании человеком действительности и в формировании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М, 1988. С. 108-140.

259. Уфимцева A.A. Структура сознания русских: 70-90-е годы // Этническое и языковое самосознание. М., 1995. С.156-158.

260. Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Зачесова И.А. Речь человека в общении. М., 1.989.- 193 с.

261. Федосюк М.Ю. Семантика существительных речевой деятельности и теории речевых жанров // Русское слово в языке, тексте и культурной среде. Екатеринбург, 1997 С. 60 -72.

262. Федосюк М.Ю. Нерешенные вопросы теории речевых жанров.// Вопр. языкознания. № 5, 1997. С. 102-120.

263. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания //H3JI. Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. М., 1988. С 52-92.

264. Франк Д. Семь грехов прагматики: тезисы о теории речевых актов, анализе речевого общения, лингвистике и риторике //H3J1. М., 1986. Вып. 17: Теория речевых актов. С.363-373.

265. Фрумкина P.M. О специфике гипотез в психолингвистике // Гипотеза в современной лингвистике. М., 1980. С.183-271.

266. Фрумкина P.M. Проблема "Язык и мышление" в свете ценностных ориентаций. // Язык и когнитивная деятельность. М., 1989. С.59-72.

267. Фрумкина P.M. Концептуальный анализ с точки зрения лингвиста и психолога // НТИ, 1992. Сер. 2, №3. С. 1-8.

268. Фрумкина P.M. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология? // Язык и наука конца 20-го века. М., 1995. С.74-117.

269. Харченко В.К. Характеристика производных оценочных значений имен существительных в русском языке. Дис. канд. филол. наук - JL, 1973 - 216 с.

270. Харченко В.К. Разграничение оценочности, образности, экспрессии и эмоциональности в семантике слова. РЯШ, 1976.-432

271. Харченко B.K. Функции метафоры. Воронеж, 1992. 86 с.

272. Хэар P.M. Дескрипция и оценка // H3JI. М., 1985. Вып. 16: Лингвистическая прагматика. С. 183-195.

273. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М, 1993. 480 с.

274. Худяков A.A. Концепт и значение. // Языковая личность: Культурные концепты. Волгоград, 1996. С.97-103.

275. Ценностное сознание личности в период преобразования общества. М., 1997.

276. Чейф У. Память и вербализация прошлого опыта // НЗЛ. М., 1983. Вып. 12: Прикладная лингвистика. С. 35 -73.

277. Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. М, 1991.-214 с.

278. Человеческий фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. М., 1992. -281.

279. Человеческий фактор в языке: Язык и порождение речи. М.,1991 240 с.

280. Ченки А. Семантика в когнитивной лингвистике //Фундаментальные направления современной американской лингвистики. М, 1997. С.340 - 369.

281. Черемисина М.И. Экспрессивный фонд и пути его изуче-ния.//Актуальные проблемы лексикологии и словообразования. Новосибирск, 1979.-С.З-11.

282. Черняк В.Д. Проблема синонимии и лексико-грамматическая классификация слов. Л., 1989. 79 с.

283. Черняк В.Д. Формирование синонимических сетей и некоторые закономерности воплощения языковой личности в тексте // Языковая личность:проблема выбора и интерпретации знака в тексте. Новосибирск, 1994. -С.15-23.

284. Чудинов А.П. Слова семантически сильной и слабой позиции в контексте (к вопросу об иллюстративном материале в словарях) //Живое слово в русской речи Прикамья. Пермь. 1976. С.69-74.

285. Чудинов А.П. Дифференциация семного и лексико-семантического варьирования глагольной семантики // Функциональная семантика слова. Свердловск., 1992. С. 14-21.

286. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж, 1987,-190 с.

287. Шаховский В.И. Эмотивные лексические единицы в аспекте потенциальной и реальной прагматики // Прагматические аспекты функционирования языковых единиц. М., 1991. С.220-223.

288. Шаховский В.И. Языковая личность в лингвистике эмоций. // Языковая личность и семантика. Волгоград, 1994. С.130-131.

289. Шаховский В.И. Эмотивная картина мира и язык // Лексика, грам-маОтика, текст в свете антропологической парадигмы. Екатеринбург, 1995а. -С. 72-73.

290. Шаховский В.И.О лингвистике эмоций // Язык и эмоции. Волгоград, 19956. С. 6-12.

291. Шаховский В.И. Эмоциональные культурные концепты: параллели и контрасты // Языковая личность: Культурные концепты. Волгоград -Архангельск, 1996. С. 80-96.

292. Шаховский В.И. Языковая личность в эмоциональной коммуникативной ситуации. // НДВШ: Филологические науки. 1998, №2. С.59-65.

293. Шведова Н.Ю. Теоретические результаты, полученные в работе над "Русским семантическим словарем" // Вопр. языкознания. 1999. №1. С.3-16.

294. Шмелев А.Д. "Русская ментальность" в зеркале лексических данных // Этническое и языковое самосознание. М., 1995. С.168 -169.

295. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973.280 с.

296. Шмелев Д.Н. Функционально-стилистическая дифференциация языковых средств // Грамматические исследования. Функционально-стилистический аспект. М, 1989.-С. 3-33.

297. Щученко В.А. Образы русской культуры: к проблеме объективного осмысления национального ценностного мира // Ценностный мир русской культуры. СПб., 1995. С. 5-26.

298. Экман П. Почему дети лгут? М., 1993. 272 с.

299. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 1991. 299 с.

300. ЗЮ.Юнг К.Г. Психологические типы. М., 1992. 718 с.

301. ЗП.Язык, дискурс, личность. Тверь, 1990. 133 с.

302. Язык и интеллект. М., 1995. 415 с.

303. Языковая деятельность в аспекте лингвистической прагматики. М, 1984. 222 с.

304. Яковлева. Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). М., 1994. 344 с.

305. Allen J., Schubert L. Language and Discourse in the TRAINS Project // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.

306. Appelt D.E. Communication and Attitude Revision // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.

307. Duchacek O. Le champ conceptuel de la beaute en français moderne, Praha, 1960.

308. Ducrot O. Dire et ne pas dire // Principales de semantique ling. P. : Herman, 1972.

309. Francois-Geiger D. Connivence et interlocution // Linguistique. Paris, 1990. Vol. 26, fasc. 2. P. 87-93.

310. Greimas A.-J., Courtes J. Semantiqque : Diet, raisonne de la theorie du lang. P. : Classiques Hachette, 1979.

311. Herbert R.K. Sex-based differences in compliment behavior // Lang. In soc. L., 1990. Vol. 19, № 2. P. 201-224.

312. Hobbs J.R. Metaphor and Abduction // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.

313. Jackendoff R. Morphological and semantic regularities in the lexicon // Language. P., 1975. Vol. 51. №3.

314. Jacobs P.S. Why Text Planning (Stile) Isn't Planning // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.

315. Ortony A., Slak J., Stok O. Cognitive Science, Artificial Intelligence and Communication // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.

316. Sloman A. Prolegomena to a Theory of Communication and Affect // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.

317. Zeevat H., Seha R. Integrating Pragmatics into Update Semantics // Communication from an Artificial Intelligence Perspective. Theoretical and Applied issues. Edited by A. Ortony, J. Slack, O. Stok. Berlin, 1992.1. Словари

318. Абрамов H.H. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. М., 1994.

319. Васильева Н.В., Виноградов В.А., Шахнарович A.M. Краткий словарь лингвистических терминов / Отв. ред. чл.-корр. РАН Ю.Н. Караулов. М., 1995.

320. Горбачевич К.С. Словарь синонимов русского языка. М., 1996.

321. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978-1980. Т. I-IV.

322. Караулов. Ю.Н., Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф. и др. Русский ассоциативный словарь. М., 1994-1998. Книги 1-6.

323. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

324. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

325. Львов М.Р. Словарь антонимов русского языка / Под ред. Л.А. Новикова. М„ 1985.

326. Новое в русской лексике. Словарные материалы 84. М., 1989.

327. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка./ Под общим руководством академика Ю.Д. Апресяна М., 1997. Вып. 1.

328. Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 1980-х годов./ Под ред. Е.А.Левашова. СПб., 1997.

329. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1989.

330. Психология. Словарь. / Под ред. Петровского A.B., Ярошевского М.Б. М., 1990.

331. Руднев В.П. Словарь русской культуры XX века. М., 1997.

332. Русский семантический словарь / Под ред. С.Г. Бархударова. М., 1982.

333. Словарь новых слов и значений (середина 50-х середина 80-х годов ). М., 1995.

334. Словарь по этике. М., 1989. Словарь русского языка. М.,1981-1984. Т. I-IV. Словарь синонимов Русского языка / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1970-1971. Т.1-2.

335. Словарь синонимов: Справочное пособие / Под ред. А.П. Евгеньевой, Л., 1976.

336. Словарь современного русского литературного языка. М.; Л., 1960-1965. Т. 1-17.

337. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. М., 1997.

338. Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения /Под ред. Г.Н. Скляревской. СПб., 1998.

339. Фразеологический словарь русского литературного языка / Под ред. А.И. Молоткова. М., 1987.

340. Частотный словарь русского языка / Под ред. Л.Н. Засориной. М., 1977.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 81926