Государственная политика России, СССР и Российской Федерации по отношению к Памиру тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Терехов, Виктор Петрович

Диссертация и автореферат на тему «Государственная политика России, СССР и Российской Федерации по отношению к Памиру». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 439887
Год: 
2011
Автор научной работы: 
Терехов, Виктор Петрович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
191

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Терехов, Виктор Петрович

ВВЕДЕНИЕ

Раздел первый. Памирский регион как объект политических интересов России ВО второй половине XIX — 20 начале XX в.

Раздел второй. Место и роль Горно-Бадахшанской автономной области в системе Советского государства (1920-е годы -1991 г.).

Раздел третий. Памир в сфере внешней политики Российской

Федерации (1991-2011 гг.).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Государственная политика России, СССР и Российской Федерации по отношению к Памиру"

Актуальность темы исследования. Изучение проблем внешней и внутренней политики царской России, СССР и Российской Федерации в отношении Памира обусловлено как потребностями исторической науки, так и запросами социальной практики, необходимостью осмыслить исторический опыт и учесть его в современных условиях.

Научная значимость избранной темы заключается в том, что изучение истории и освоения Памира дает уникальную возможность проанализировать, как в зависимости от смены общественного строя, принципов и целей менялась политика государства к одной и той же периферийной, но важной с военно-стратегической и геополитической точек зрения области.

История изучения Памира императорской Россией ведет свое начало к середине XIX в., когда между нею и Британией развернулась борьба за сферы влияния и рынки сбыта в глубинных районах Евразийского континента, известная в зарубежной литературе под названием «Большая игра»1. Памирские княжества ввиду своей историко-географической неизученности и политической незащищенности оказались в эпицентре соперничества великих держав - Российской и Британской империй, а также Афганистана и Китая, закончившегося в итоге их добровольным вхождением в состав Российской империи.

История борьбы за Памир позволяет по-новому взглянуть на дискуссионную в отечественной исторической науке проблему присоединения Средней Азии к России и не рассматривать этот процесс только как колониальное завоевание, приведшее к негативным последствиям для среднеазиатских народов, а царскую Россию — как империю, эксплуатировавшую свои национальные окраины, что деформировало их

1 Термин «Большая игра» (англ. The Great Game) использовался при характеристике имериалистического соперничества между Британской и Российской империями за господство в Центральной Азии (1813—1907). См.: Morgan G. Anglo-Russian Rivalry in Central Asia: 1810-1895. L.: Frank Cass,, 1981. P. 15-16; Сергеев Е.Ю. «Большая игра» в российско-британских отношениях второй половины XIX - начала XX века: новый взгляд // Российская история. 2011. № 5. С. 4. развитие и привело к историческому отставанию ныне суверенных государств — республик бывшего СССР.

Памирский район, преобразованный в 1925 г. в Горно-Бадахшанскую автономную область Таджикской ССР, в советский период проделал благодаря государственной помощи значительные трансформации в социальной сфере, культуре, образовании, здравоохранении, науке и т.д. Анализ, этих преобразований дает возможность показать, что внутренняя политика Советского государства, несмотря на имевшиеся негативные особенности, оказала прогрессивное влияние на социокультурное развитие ранее отсталых национальных окраин России.

С распадом СССР и вхождением Памира в состав независимого государства Таджикистана этот регион продолжает, но уже в новом качестве, находиться- в сфере внешнеполитических интересов Российской Федерации. В настоящее время на пространстве Центральной Азии, как и полтора века назад, разворачивается так называемая Новая Большая игра, одним из объектов влияния в которой остается Памир как составная часть Таджикистана. Среди новых субъектов действия - США, Иран и Япония. В-связи этим перед Россией встает задача активного отстаивания своих государственных и национальных интересов в указанном регионе. И это делает избранную тему актуальной не только с научной точки зрения, но и в прикладном плане - для выработки стратегии поведения соответствующих государственных органов (МИД, федеральных пограничной и таможенной служб, службы по контролю за оборотом наркотиков и др.) в отношении Памира, соседствующего, с одной стороны, с Афганистаном — очагом нестабильности на Среднем Востоке, а с другой — с Китаем, который проявляет значительный внешнеполитический и экономический интерес к памирской территории.

В этой связи представляется важной научной проблемой осмысление, изучение полуторавекового опыта осуществления мероприятий политического, экономического, социокультурного и этнического характера

Россий, СССР, Российской Федерацией в отношении Памира в переломные г моменты истории. Исследование актуально и в связи с выбором вектора развития экономических, социальных, политических и культурных связей в XXI столетии, которое несет с собой множество вызовов России.

Объектом исследования являются политика императорской России, Совесткого Союза и Российской Федерации по отношению к Памиру, соответственно, в дореволюционный, советский и постсоветский периоды истории Отечества.

Предмет исследования — основные направления политики Российской империи, СССР, Российской Федерации в отношении Памира со второй половины XIX в. до настоящего времени в связи с внешне- и внутриполитическими задачами и целями.

Историография проблемы. Монографических работ по рассматриваемой в диссертационном исследовании теме не имеется. Отдельные ее аспекты нашли отражение в ряде монографий и статей отечественных и зарубежных исследователей. При этом степень разработанности и полноты освещения тех или иных вопросов, связанных с политикой Российской империи, СССР и Российской Федерации в отношении Памира1 существенно различается:

Практически не освещена проблема борьбы царской России за этот регион в период Большой игры в работах русских дореволюционных историков, которые не употребляют и сам этот термин . Связано это с тем, что так называемый Памирский вопрос получил свое окончательное решение лишь в конце XIX столетия, а потому до начала Октябрьской революции 1917 г. не мог быть всесторонне проанализирован отечественными учеными. К тому же вопросы внешней политики царского самодержавия освещались дореволюционными историками меньше, чем внутриполитические, как указывал H.A. Халфин, по причине ограниченного доступа к секретным

2 См.: Бокиев О.Б. Вопросы присоединения территории Таджикистана к России в русской дореволюционной исторической литературе // Программа и тезисы докладов Ташкентского государственного университета им. В.И. Ленина. Душанбе: Ирфон, 1970. документальным материалам в государственных архивах3. Этот регион, как составная часть Кокандского и Бухарского княжеств, рассматривался лишь в общем контексте англо-русских отношений в Центральной Азии4.

Вместе с тем российская сторона Большой игры имеет значительную историографию, фундамент которой был заложен во второй половине XIX в. в сочинениях непосредственных ее участников, главным образом офицеров российского Генерального штаба5. Все они не претендуют на обобщение и касаются- прежде всего военно-разведывательной деятельности на Памире -исследования путей сообщения, характеристики географической обстановки, выяснения отношения- местного населения к русским, англичанам и афганцам. Сведения о религии памирцев, их языках и обычаях, которые учитывались военным и дипломатическим ведомствами России, собирали гражданские специалисты разных специальностей - геолог Д.Л. Иванов, этнографы-лингвисты A.A. Бобринский, M.G. Андреев, К.Г. Залеман и др.6.

О политике Российской империи в Центральной Азии в целом и на Памире в частности писали британские участники Большой игры, государственные деятели, ученые-востоковеды. В их работах отмечались

3 ХалфинН.А*. Политика России в Средней Азии (1857-1868). М.: Изд-во восточной литературы, 1960. С. 4.

4 См.: Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии. С картами и планами. Т. 1-3. СПб.: Тип. Комарова, 1906; Он же. Россия и Англия в Средней Азии. СПб.: Тип. П. Меркульева, 1875; Он же. Россия и Англия в борьбе за рынки в Центральной Азии. СПб., 1876; Мартене Ф.Ф. Россия и Англия в Средней Азии. СПб.: Изд. Э. Гартье, 1880; Венкжов М.И. Поступательное движение России в Средней Азии// Сборник государственных знаний. Т. 3. СПб., 1877; Грулев М. Соперничество России и Англии в Средней Азии. СПб., 1909 и др.

5 См.: Громбчевский Б.Л. Современное положение Памирских ханств и пограничной линии с Кашмиром (Военно-политический очерк). Новый Маргелан, 1891; Зайченко [З.И.], Генерального штаба капитан. Очерк возникновения, последовательного развития и современного положения Памирского вопроса. Ташкент, 1903; Костенко Л.Ф. Военно-научная экспедиция на Алай и Памир // Военный сб. СПб., 1877. № 4; Путята, Генерального штаба капитан. Очерк экспедиции в Памир, Сарыкол, Вахан и Шугнан 1883 г. // Сб. географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. 10. СПб., 1884; Серебренников Г.А. Туркестанский край: Сб. материалов для истории его завоевания. Т. 19.' Ташкент, 1914; Т. 20. Ташкент,'1915; Тагеев Б.Л. Памирские походы 1892-1895 гг. Десятилетие присоединения Памира к России. Варшава, 1902 и др.

6 См.: Иванов Д.Л. Путешествие на Памир // Изв. РГО. Т. XX. Вып. 3. СПб., 1884; Бобринский A.A. Секта Исмаилья в русских и бухарских пределах Средней Азии. Географическое распространение и организация. М., 1902; Андреев М.С., Половцев A.A. Материалы по этнографии иранских племен Средней Азии (Ишкашим и Вахан) // Сб. Музея по антропологии и этнографии при Императорской Академии Наук. Т. 1. Вып. IX. СПб., 1911 и др. О К.Г. Залемане см.: Архив РАН. Ф. 87 и СПб филиал архива РАН. Ф. 87. стремление России к расширению своих территориальных владений и готовность напасть на британскую Индию7.

В советский период внешнеполитическим и экономическим причинам завоевания Россией среднеазиатских ханств посвящены работы H.A. Халфина, однако в них не отражен вопрос о том, какие конкретные политические шаги осуществляла Российская империя на Памире. Эту проблему детально рассмотрел в одной из своих работ Б.И. Искандаров9. На основе частично открытых архивных материалов он дал обстоятельный анализ российской политики на Памире, показав, в частности, как готовилось русско-британское соглашение 1872-1873 гг. и как оперативно отреагировало российское правительство (поход отряда полковника Ионова) на вторжение в 1891-1892 гг. китайских вооруженных отрядов на территорию Памира, находившуюся в зоне русского влияния. В той или иной степени вопрос о месте этого региона во внешней политике России нашел освещение в других трудах Б.И. Искандарова, которые считаются классическими в памироведении10.

О политике России на Памире писали также О.Б. Бокиев11 и JI.H. Харюков12, на работы которых значительное влияние оказали жесткие идеологические рамки, в которых функционировала советская историческая наука.

7 См.: Rawlinson, Sir Henry С. England and Russia in the East: A series of Papers on the Political and Geographical Condition of Central Asia. L., 1875; Younghusband, Col. Sir Francis Edward. India and Tibet. L., 1910; Curzon Hon. George Nathaniel. Russia in Central Asia in 1889 and the Anglo-Russian Question. L., 1889 и др.

См.: Халфин Н.А. Указ. соч.; Он же. Присоединение Средней Азии к России (60-90-е гг. XIX в.). М.: Наука, 1965.

9 См.: Искандаров Б.И. Изучение Памира в связи с историей сопредельных стран во второй половине XIX в. // Изв. АН Таджикской ССР. Отд. общественных наук. 1966. № 4(46). С. 28-39.

10 См.: Искандаров Б.И. Англо-русское разграничение 1872-1873 гг. // Вопросы истории Таджикистана. Сталинабад, 1961; Он же. Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX в. Ч. I. Душанбе, 1962; Он же. Социально-экономические и политические аспекты истории памирских княжеств. Душанбе, 1983 и др.

11 См.: Бокиев О.Б. Завоевание и присоединение Северного Таджикистана, Памира и горного Бадахшана к России. Душанбе, 1994.

12 См.: Харюков Л.Н. Англо-русское соперничество в Центральной Азии и исмаилизм. М.: Изд-во МГУ, 1995. у t

Среди современных исследований, касающихся политики России на Памире, следует отметить фундаментальный труд A.B. Постникова13. Автор на основе большого массива документов отечественных и зарубежных архивов и обстоятельного анализа англо-российской борьбы за Памир приходит к заключению, что Российская империя, решая Памирский вопрос, исходила, как и ее соперница Британия, из политических соображений и не принимала во внимание интересы памирских народов в ходе так называемого Памирского разграничения 1895 г. Районы их расселения оказались рассечены государственной границей между Афганистаном, находившимся в зоне влияния Британии, и Бухарским эмиратом, бывшим в вассальной зависимости от России.

В современной западной историографии политические шаги России на Памире в контексте Большой игры рассматриваются в трудах Г. Моргана, П. Хопкирка и О.Э. Клабба}4. Последний из авторов подробно анализирует вопрос о том, как Россия решала пограничный спор из-за памирских территорий с Китаем.

Развитиют Горно-Бадахшанской автономной области в составе СССР посвящено- немало статей, брошюр и диссертаций, написанных на основе марксистско-ленинской методологии. Большинство из них посвящены установлению Советской власти на Памире, организации революционных комитетов и Советов, возникновению и развитию партийной организации ГБАО. Как писал P.M. Масов, отсутствие промышленных предприятий и малочисленность рабочего класса были главной причиной слабой разработки этих вопросов и историографии Советского Бадахшана15. Сравнительно шире была изучена история аграрных преобразований Горного Бадахшана, поскольку первой реформой Советской власти явилась аграрная. Тем не

13 Постников A.B. Схватка на «Крыше Мира»: Политики, разведчики, географы в борьбе за Памир в XIX веке / Общ. ред. и предисл. акад. B.C. Мясникова. М., 2005.

14 Morgan G. Op. cit. L., 1981; Хопкирк П. Большая игра против России: Азиатский синдром / Пер. с англ. M., 2004; Clubb O.E. China and Russia: The Great Game. N.Y.; L., 1971 и др.

15 Масов P.M. Историография Советского Бадахшана // Очерки по истории Советского Бадахшана. Душанбе, 1981. С. 26. менее, ее начало, а именно первые советские мероприятия в этой сфере, до процесса коллективизации, оказались неисследованными.

Причиной слабой освещенности довоенных социально-экономических преобразований в автономной области была скудная источниковедческая база; исследования основывались главным образом на воспоминаниях и немногочисленных архивных документах. Не стала предметом специального изучения и история проведения коллективизации в ГБАО. Несколько статей посвящены развитию народного образования, здравоохранения и культурному строительству в области16.

К началу 1980-х годов на основе документального материала была создана единственная в автономной области коллективная работа,

17 посвященная истории Советского Бадахшана и представляющая собой первую попытку написания обобщающего научного труда. В ней нашли отражение вопросы политического, экономического и социокультурного развития области за 60-летний период Советской власти.

Наибольший вклад в историографию Памира в советский период внес

М.Н. Назаршоев, именем которого назван единственный вГБАО Хорогский государственный университет. Его работы, ограниченные £ „жесткими идеологическими рамками, дают, тем не менее, фактический- материал и< показывают, как развивалась ГБАО в рамках советского государства. Как и в других исследованиях того времени, в трудах Назаршоева затушевывались трудности, с которыми сталкивалась область во взаимоотношениях с республиканскими (душанбинскими) властями, как складывались предпосылки экономического кризиса, разразившегося после распада СССР.

Анализ предкризисного состояния экономики области и его влияние на

18 социальную сферу проведен в труде Т.С. Каландарова . В нем

16 См.: Давлатеров Д. Развитие народного образования на Памире в годы завершения строительства социализма (1946-1958) // Изв. АН Таджикской ССР. Отд. обществ, наук. 1976. № 1; Мирзобеков М.М. История развития здравоохранения Советского Памира//Здравоохранение Таджикистана. 1977. № 3; Назаршоев М.Н. Культурное строительство в ГБАО за годы восьмой пятилетки (1968-1970) // Сб. статей по истории Советского Таджикистана. Душанбе, 1978 и др.

17 См.: Очерки по истории Советского Бадахшана. Душанбе, 1981.

18 Каландаров Т.С. Шугнанцы: историко-этнографическое исследование. М., 2004. подчеркивается, что за годы Советской власти в области не удалось создать полноценное производство, основанное на использовании местной сырьевой базы, а также развить самообеспечивающееся сельское хозяйство.

Ни в отечественной, ни в зарубежной историографии нет работ, посвященных политике Российской Федерации в отношении Памира. Имеющиеся в научном обороте исследования касаются взаимоотношений с Республикой Таджикистан (РТ) в целом, без акцентирования внимания на регионах. Между тем ГБАО — единственная автономия в составе РТ, население которой значительно отличается от таджиков в языковом, религиозном и этническом плане и исторически тяготеет к России.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе использования разнообразных, в том числе впервые вводимых в научный оборот документов, проанализировать основные этапы в политике царской России, СССР и РФ в отношении Памира; дать объективную оценку процессам и тенденциям во внутренней и внешней политике, которые связаны с этим историко-культурным регионом в середине XIX - начале XXI в.

Поставленная цель реализуется посредством следующих исследовательских задач:

- исследовать генезис и эволюцию политики императорской России в отношении Памира в период Большой игры;

- показать в исторической динамике реализацию заключенных международных договоров и соглашений, которые подписывало российское правительство по Памирскому вопросу с Великобританией, Афганистаном и Китаем в конце XIX - начале XX в.; определить характер политики российских властей после добровольного вхождения Памира в состав Российской империи; исследовать роль советского государства в процессах экономического, политического и социокультурного развития ГБАО в предвоенный и послевоенный периоды до распада СССР; выявить основные направления во внешней политике Российской Федерации в отношении Таджикистана и Памира, направленные на защиту ее национальной (государственной) безопасности.

Источниковая база исследования. Для решения поставленной цели и I задач автором привлечен массив как архивных, так и опубликованных источников. Благодаря предпринятому эвристическому подходу, ориентированному на поиск научно обоснованных исторических фактов и документов, последние были выявлены в российских государственных архивохранилищах и архивах научных учреждений.

В фондах Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ) -«Политическое агентство в Бухаре. 1907—1917», «Среднеазиатский стол "А" 1828-1917», «Среднеазиатский стол "Б" 1873-1917», «Донесения политического агентства в Бухаре», «Азиатский департамент. 1813-1917», «СПб Главный архив П-8» - отложились документы (докладные записки, переписка, отчеты и др.), которые имеют отношение к внешней политике России второй половины XIX - начала XX в. в Средней Азии и связаны с 1) решением Памирского вопроса в период Большой игры, 2) экспедициями русских путешественников в Горный Бадахшан, 3) работой политических агентов в Бухаре, 4) разведывательной деятельностью дипломатических ' сотрудников, 5) взаимоотношениями между дипломатическим и военным ведомствами по проведению согласованной линии в отношении памирских княжеств.

В ходе анализа роли военного министерства Российской империи в решении Памирского вопроса автором привлечены документы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) (фонды «Штаб Туркестанского военного округа», «Сменный Памирский отряд. 1893-1917», «Мургабский отряд. 1885-1886», «Азиатская часть Главного штаба: Департамент Генерального штаба»). Это 1) переписка между Главным штабом и представительствами Министерства иностранных дел в Центральной Азии, в том числе в Бухаре, Кашгаре и др., 2) донесения разведчиков и дипломатических работников о военно-политическом и внутриполитическом положении в Афганистане и на Памире и соседних с ними районах, 3) рапорты начальников Памирского и Мургабского пограничных отрядов, находившихся в восточной и западной частях региона, 4) межведомственная переписка, связанная с наблюдением за иностранными путешественниками по Средней Азии, 5) отчеты о полевых и рекогносцирочных поездках офицеров Генштаба по Памиру и другим близлежащим районам с приложенными картами и схемами, 6) военно-статистические описания приграничных с Россией регионов, в том числе Горного Бадахшана, 7) военно-географические обзоры Памира, 8) инструкции Генштаба офицерам-разведчикам, начальникам Памирского отряда и Ишкашимского поста, 9) отчеты об экспедициях в припамирские районы.

Выявленные источники позволяют проанализировать: а) какие приоритеты ставило руководство Туркестанского военного округа, в который входила территория Памира, в военно-научном изучении этого пограничного региона, б) кто из военных специалистов исследовал регион и с какой целью, в) как функционировали Памирский отряд, Мургабский и Ишкашимский пограничные посты, г) какие организационные и тактические изменения происходили в действиях Штаба Туркестанского военного в период с конца 1870-х годов до 1917 г.

Для исследования истории и этнографии народов Памира русскими гражданскими специалистами были привлечены документы Архива Института этнологии и антропологии РАН (Коллекция Этнографического отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии), некоторые из которых до сих пор не были опубликованы и впервые введены в научный оборот.

В Фотоархиве Института этнологии и антропологии изучены и частично атрибутированы ценные фотоснимки со стеклянных фотопластин-негативов, привезенных из первой (1895 г.) и второй (1898 г.) экспедиций графа A.A. Бобринского. Они свидетельствуют о том, в каких услових приходилось работать российским военным и гражданским специалистам в период «Большой игры», собирая сведения, необходимые для дипломатического и военного ведомств России.

О социокультурном развитии Горно-Бадахшанской автономной области в советский период (1950-1970-е годы) дают представление материалы фонда «Отчеты о работе экспедиций и отрядов» указанного выше Архива Института этнологии и антропологии РАН. Особое значение имеют материалы Памирского отряда Среднеазиатской экспедиции, обследовавшего Западный Памир в 1964, 1966-1967 гг. Они позволяют установить, какие конкретные мероприятия политического, социально-экономического и этнического характера проводило советское государство в автономной области в послевоенный период.

Материалы фондов Архива Российской академии наук («Музей антропологии и этнографии», «Комиссия по изучению племенного состава населения СССР», «Комиссия экспедиционных исследований», «Русский комитет по изучению Средней Азии и Восточной Азии», личные фонды членов Академии С.И. Коржинского, В.В. Бартольда, К.Г. Залемана, А.Н. Северцова), а именно отчеты, постановления, резолюции, тексты рукописей, межведомственная переписка и др., позволяют проследить деятельность ряда научных организаций и ученых разных специальностей, направленную на изучение Средней Азии и Памирского региона в дореволюционный и советский периоды истории.

С той же целью использованы личные фонды Санкт-Петербургского филиала архива Российской академии наук (А.П. Федченко, O.A. Федченко, Б.А. Федченко, К.Г. Залеман, Э.Л. Регель); Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки (М.И. Венюков, Г.Е. Щуровский, А.П. Федченко, O.A. Федченко, Н.В. Богоявленский).

Большое значение для изучения природных богатств Памирского региона имеет коллекция минералов Минералогического музея им. А.Е.

Ферсмана РАН (розовая шпинель, рубин, лазурит, кварц и др.), собранная на Памире советскими геологами в 1930-1980-е годы. Она позволяет автору диссертации сделать заключение о • перспективности инвестирования Российской Федерацией горнодобывающего производства на Памире и развития экономических связей с этим регионом.

В диссертационном исследовании использованы материалы фондов

Центрального исторического архива г. Москвы («Общество любителей л естествознания, антропологии и этнографии», «Московский императорский университет. 1712-1928», «Лазаревский институт восточных языков. 1814— 1918»), которые позволяют дополнить имеющиеся в отечественной исторической науке о деятельности одного из важнейших научных обществ, внесших значительный вклад в освоение Памира, а именно Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, а также о тех выпускниках Московского университета и Лазаревского института, которые в дореволюционный период способствовали естественно-научному изучению Памира.

Одним из важных источников пополнения знаний о социокультурном развитии ГБАО в составе СССР являются личные и семейные архивы ученых, изучавших и изучающих Памир. В диссертационном исследовании использованы материалы из личных архивов Б.А. Литвинского, Л.Ф. Моногаровой, Икромиддина Мухиддинова, Т.С. Каландарова и др.

Большую группу составляют опубликованные источники. Для характеристики политики царской России в отношении Памира это прежде всего сборники документов19. Кроме того, военно-географические

2 А описания , отчеты военных и ученых об их экспедициях на Памир и в прилегающие к нему страны, а также статистические ^материалы. Особая

19 См.: Россия. Министерство иностранных дел. Афганское разграничение, переговоры между Россией и Великобританией 1872-1885. СПб., 1886; Русско-китайские отношения 1689-1916. Официальные документы. М., 1958; Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами. Т. 3-4. СПб., 1896; Сборник договоров России с другими государствами. 1856— 1917. М., 1952 и др.

20 См.: Венюков М. Опыт военного обозрения русских границ в Азии. СПб., 1878. Вып. 2; Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. V. СПб., 1883. роль в статистическом описании этого региона принадлежит А.Ф. Костенко, подготовившему фундаментальный труд «Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военного округа» (Т. 1—3. СПб., 1880).

Большое значение имеют материалы отраслевой периодики — «Вестник Русского географического общества», «Известия Русского географического общества», «Записки Русского географического общества», издававшиеся при Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии, «Землеведение», «Известия Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии», а также такие периодические издания, как i

Известия Туркестанского отдела Русского географического общества», «Записки Туркестанского отдела Императорского общества любителей естествознания, астрономии и этнографии».

Для изучения советского периода в диссертации нашли отражение материалы народно-хозяйственного значения, документы партийных и государственных органов, переписи населения и др.

Для анализа политики РФ в отношении Памира использованы в первую очередь «Концепция национальной безопасности Российской Федерации» (от 17 декабря 1997 г., № 1300 и от 10 января 2000 г., № 24), а также «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» (от 12 мая 2009 г., № 537).

Одни из существенных видов источников в указанный период — законодательные акты Республики Таджикистан (Конституция, Конституционный закон о ГБАО, Закон о языке и др.), итоги первой в Таджикистане переписи населения.

Необходимо отметить, что большая часть источников была почерпнута автором из Интернет-ресурсов — на официальных сайтах российских, английских и таджикистанских информационных агентств. Некоторые аспекты, связанные с внешнеполитическими связями РФ и Таджикистана, а также современным политическим и экономическим положением ГБАО нашли отражение на страницах периодических изданий, таких как «Центральная Азия и Кавказ», «Международная жизнь», «Независимая газета» и др.

Хронологические рамки исследования — вторая половина XIX в. — первое десятилетие XXI в., т.е. период от начала освоения и изучения Памира, а также борьбы за него России, до времени развертывания в Центральной Азии «Новой Большой игры», т.е. начала 2000-х годов, участницей которой является Российская Федерация.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Исходя из классификации основных методологических концепций, распространенных в отечественной науке, в качестве теоретической основы диссертационного исследования выбран цивилизационный подход. Теоретико-методологическую базу работы составили прежде всего принципы историзма, научной объективности и целостности.

В диссертации использованы системный подход и сравнительно-исторический метод, а кроме того применены системно-структурный метод и метод периодизации, методы ретроспективного и перспективного анализа исторических источников. В основу структуры разделов положен проблемно-хронологический принцип.

В работе представлена совокупность общенаучных и частнонаучных методов познания, а также анализ и синтез. Анализ помогает рассмотреть труды отдельных ученых, их содержание, основные концепции и выводы, сделанные в их работах. Синтез позволяет выявить общие тенденции в развитии истории Памира, увидеть целостную картину событий во всем ее многообразии.

Научная новизна исследования. Диссертация — первое комплексное исследование, посвященное политике Российской империи, СССР и Российской Федерации в отношении- такого важного геостратегического региона мира, как Памир.

- Анализ использованных в работе материалов позволяет на примере Памира по-новому оценить внешнюю политику Российской империи в Средней Азии во второй половине XIX в. и опровергнуть тезис о том, что процесс завоевания/присоединения этого региона имел негативные последствия для развития российских национальных окраин и их населения. Автор доказал, что Россия становилась гарантом стабильности в регионе, способствовала прекращению междоусобных, разорительных войн, ликвидации работорговли и развитию экономических и культурных связей.

- В научный оборот введены новые документы военного и дипломатического ведомств Российской империи, которые помогают реконструировать историческую картину борьбы России за Памир в ходе полувековой так называемой Большой игры в Центральной Азии.

- В результате проведенного анализа политики Советского государства в отношении Горно-Бадахшанской автономной области показано, что в советский период памирские народы в сравнении с родственными народами на территории Афганистана за короткий исторический срок ликвидировали экономическую и культурную отсталость и добились значительных успехов в социально-экономическом и культурном развитии.

- Впервые в отечественной историографии рассмотрена проблема Памира (ГБАО) с точки зрения внешнеполитических интересов Российской Федерации и предложена возможная модель поведения России как в двусторонних российско-таджикистанских отношениях, так и в отношении Памира, являющегося составной частью Республики Таджикистан.

- Проанализированы вызовы и опасности (риски) политического характера, ожидающие Российскую Федерацию в случае отказа от проведения активной внешней политики в Памирском регионе как важнейшем объекте геостратегического значения; приведены факты экспансионистского влияния на Памир со стороны Китая и Ирана.

Научно-практическая значимость работы. Исторические материалы, собранные и проанализированные в ходе исследования, а также отдельные выводы диссертации могут найти научное и практическое применение в вузовских курсах отечественной истории, а также в школьном курсе истории при изучении вопросов, связанных с борьбой между Англией и Россией в Средней Азии, присоединением среднеазиатских ханств к Российской империи.

Выводы и предложения, касающиеся национальной политики СССР применительно к Таджикистану и этнической истории народов Памира, могут быть использован Министерством внутренних дел и Федеральной миграционной службой России в текущей деятельности при идентификации приезжих из Республики Таджикистан и установлении их национальной принадлежности. Введенный в научный оборот фактический материал о постсоветском развитии Памира в составе Республики Таджикистан будет полезен дипломатическим сотрудникам в прогнозировании внешнеполитических мероприятий Российского государства во взаимоотношениях со странами Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, он может быть использован пограничными службами и Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков.

Имеющиеся в исследовании данные по религии памирских народов — исмаилизму, как ответвлению от шиитского ислама, могут найти применение при подготовке религиоведческих работ.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в научных публикациях и монографическом исследовании (в соавторстве). Отдельные аспекты работы представлены в виде докладов и выступлений на научных конференциях, «круглых столах», проведенных в Российской академии наук, Московском гуманитарном университете (конференции «Высшая школа для XIX века» 2008-2010 гг., «Групповая идентичность в истории и культуре: этнос, религия, социальный организм», 2011 г.).

Структура работы соответствует поставленным цели и задачам. Диссертация состоит из Введения, трех разделов, Заключения, списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Терехов, Виктор Петрович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании исследования самых разнообразных источников и отечественной и зарубежной литературы нам удалось установить следующее.

Памир, или Горный Бадахшан — высокогорная страна в Центральной Азии — территориально входит ныне в состав Республики Таджикистан как Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО). Здесь в труднодоступных высокогорных долинах притоков р. Пянджа проживает группа немногочисленных ираноязычных этносов (шугнанцы, ваханцы, ишкашимцы, бартангцы и др.), освоение которыми Западного Памира началось в эпоху древности. Их восточноиранские языки до сих пор остаются бесписьменными, что осложняет научные исследования в области истории этих народов. Несмотря на некоторые различия в их материальной и духовной культуре, памирские этносы объединяет общность не только территории, но и языка, а также принадлежность к исмаилизму -" ответвлению шиитского ислама. До настоящего времени на Памире сохраняются и доисламские религозные верования;

Исходя из имеющихся отрывочных сведений древних авторов, данных археологии, палеоантропологии, этнографии и лингвистики, можно i заключить, что памирские этносы сложились в основном на той территории, на которой и сейчас проживают. Антропологически они являются представителями расы Среднеазиатского междуречья и принадлежат к единому памирскому изоляту, состоящему из субизолятов (локальных групп), т.е. населения отдельных долин и ущелий . Ввиду малой антропологической исследовательности западных памирцев до сих пор остается открытым вопрос о динамике антропологических признаков внутри некоторых локальных групп. В ходе. этногенеза сложились, общие черты материальной и духовной культуры жителей верховьев р. Пянджа, а также общее этническое самосознание.

386 См.: Терехов В.П. Из истории памироведения: три экспедиции графа A.A. Бобринского // Этнографическое обозрение. 2011. № 2. С. 27-43.

Эти сведения важны для составления четкого представления о том, что памирцы не являются, собственно говоря, этническими таджиками и их следует рассматривать как самостоятельные этносы.

Фактически до конца XIX в. памирские княжества находились в номинальной вассальной зависимости от соседних государств, которые совершали набеги на памирские селения с целью грабежа и захвата людей в рабство, вели междоусобные войны. До конца указанного столетия правители полунезависимых памирских княжеств имели неограниченную власть, владели лучшими землями, продавали подданных в рабство или же отдавали их в дань своим сюзеренам.

В 1883 г. Рушан, Шугнан и Вахан были оккупированы афганскими

Л 0*7 войсками. После многолетней борьбы за Памир , закончившийся утверждением владычества России, последовали длительные переговоры между Россией и Англией, закончившиеся в 1895 г. заключением русско-английского договора о разграничении территории Памира между Афганистаном и Россией. Граница прошла по р. Пянджу, при этом .к, Афганистану отошли бухарские владения на левом берегу реки, взамен чего к Бухаре были присоединениы правобережные части Рушана, Шугнана и Вахана. Левобережные части Рушана и Шугнана, а также* часть Вахана остались за Афганистаном. Памирское разграничение произвольно разделило часть родственных народов.

После утверждения России на Памире этот край был включен в особый административный район — Памирский под управлением начальника Памирского отряда на правах уездного начальника. Большинство податей и повинностей русской администрацией было отменено в первое десятилетие XX в.

После Октябрьской революции 1917 г. на Памире начались преобразования в области земледелия и социальной сфере. В ходе

387 См. краткий обзор: Терехов В.П. Борьба за Памир // Вестник Орловского государственного университета. Сер. «Новые гуманитарные исследования». 2011. № 2(16). Март-апрель. С. 67-69. национального размежевания Памирская область в 1925 г. была переименована в Горно-Бадахшанскую автономную и вошла в Таджикскую ССР. В 1991 г., после распада СССР, она осталась в том же статусе автономии в составе суверенной Республики Таджикистан.

Фактически до середины XIX столетия Памир оставался неизвестным для Европы. После посещения его в XIII в. венецианским купцом Марко Поло и в XVII столетии португальским миссионером-иезуитом Бенедиктом Гоэсом здесь не ступала нога европейца. Только в 1838 г. путь обоих путешественников повторил английский офицер Джон Вуд, положивший начало экспедиционным исследованиям этого горного края. Имевшиеся "в Европе сведения о нем- были крайне скудными и подчас носили вымышленный характер. Даже само название «Памир» до середины XIX в. не имело строго научного толкования.

Научное изучение Памира было инициировано в ходе так-, называемой' Большой игры - англо-российского противоборства за рынки сбыта и политическое господство в Центральной Азии, которая с переменным успехом велась на протяжении всего XIX столетия. Под лозунгом защиты колониальной Индии, «жемчужины британской короны», от возможного вторжения России англичане первыми стали проникать в соседние с этой колонией малоизученные регионы. Среди них были и- районы, расположенные в. долинах верховьев р. Пянджа, где проживали малочисленные западнопамирские народы. Тогда же начался сбор сведений военно-географического характера об этом крае.

Попытки проникновения на Памир через Гиндукуш, Афганистан и Восточный Туркестан в целях установления здесь своего влияния усилились англичанами к середине XIX в., когда они полностью овладели Индией.

К этому времени история высокогорных регионов Средней Азии в России была изучена слабо. Более или менее истинные сведения о них имелись лишь в трудах отечественных ученых-востоковедов — И.П. Минаева, Н.Я. Бичурина, М.И. Венюкова, а таюке иностранцев А. Гумбольта и К.

Ритера. Возникшее в 1845 г. Русское географическое общество одной из своих приоритетных задач поставило исследование горных районов Центральной Азии, в частности Памира. Были собраны некоторые данные о памирской географии и орографии, путях сообщения, а также общие сведения о населении. Несмотря на их неточность и фрагментарность, было покончено с эпохой фантастических суждений об этом горном крае и его дальнейшее изучение было поставлено на твердый научный путь.

Положение с исследованием «Крыши мира», как иногда- называют Памир, коренным образом изменилось после присоединения Средней Азии к России (1865—1885) и образования Туркестанского генерал-губернаторства, когда появилась возможность более свободного изучения этого высокогорного региона. Его актуальность значительно возросла с расширением военно-политического присутствия Российской империи в Средней Азии и на4 Кавказе, что обострило противоречия двух великих, держав. В борьбу за остававшимся «ничейным» Памир включился и Китай, претендовавший на восточные его окраины. Не прочь был получить и свою долю-Афганистан.

Высокогорный Памир не представлял никакого интереса с экономической точки зрения. В" условиях «холодной войны» между Англией и Россией он оставался лишь важным геостратегическим- пунктом, своеобразными воротами на пути в Индию с севера, со стороны России, и в среднеазиатские владения русских с юга, со стороны находившего под контролем англичан Афганистана. Именно« как геополитический4 объект он привлекал внимание военных специалистов, изучавших прежде всего его географию - оро-, гидро- и картографию (А.Е. Снесарев, Б.Л. Громбчевский, Д.В. Путята и др)'88.

Военно-научные исследования имели прикладной характер. Только в ходе присоединения Средней Азии вместе с военными или самостоятельно занимались исследованиями Памира гражданские специалисты — ученые

388 Напр., см.: Терехов В.П. Памирские экспедиции Б.Л. Громбчевского // Власть. 2011. № 5. С. 157— разных специальностей. Начало доскональному исследованию этого региона было положено географом А.П. Федченко, который по праву считается одним из родоначальников российского памироведения.

В связи с дипломатическими переговорами о Горном Бадахшане большой вклад в изучение истории памирских княжеств, а также пограничных споров внесли дипломатические работники — политические агенты в Бухаре, сотрудники дипломатических представительств в Кашгаре, Иране, Китае и других стран Востока. Их отчеты и справки, а также донесения в МИД и военное ведомство хранятся в фондах Государственного военно-исторического архива, Архива внешней политики Российской империи и представляют несомненный интерес, для современных исследователей.

Более широкое изучение Горного Бадахшана относится к концу XIX -началу XX в., когда в повестку дня встал вопрос административно-хозяйственного управления присоединенными к Бухаре районами Памира. От военных и гражданских памироведов потребовалось знание традиций и обычаев, религиозных верований и быта местного населения, чтобы более эффективно исследовать регион.

В первые годы советской. власти, когда в Средней Азии шел процесс национально-государственного размежевания, была создана Горно-Бадахшанская автономная область в составе Таджикской ССР. В довоенный период здесь проводились, хотя и с местной спецификой, те же мероприятия экономического, социального и культурного характера, что и в целом в СССР.

Новый этап в развитии области начался в послевоенный период, когда стал складываться новый конструкт, или, по терминологии советских историков и этнографов, историческая общность «советский народ». Одновременно с этим в национальных республиках, в частности в Таджикистане, якобы протекал процесс формирования социалистических наций, в ходе которого происходило стирание внутренних различий местных диалектов, локальных форм материальной и духовной культуры) и консолидация родственных или близких по культуре этнографических групп с основной частью нации. Однико никакого слияния с таджиками у памирских народов не произошло. Они сохраняли свое самосознание, традиции, верования:

Были достигнуты большие результаты в области культуры — на Памире, в частности, сложился! слой интеллигенции, в частности научных работников. Они уделяли большое внимание изучению современных процессов экономического и социального развития области — колхозному строительству на Памире, семейным отношениям. При этом-из их поля зрения' выпадали многие традиционные объекты исторического и этнографического исследования. Так, например;, в области религиоведения почти неизученным остался исмаилизм — традиционное вероисповедание горцев западной части региона. Несмотря на гонения на религию в годы, советской власти,, памирцам удалось сохранить традиционные верования.

Солидные результаты были достигнуты в области ?памирскоЙ4 археологии, антропологии; Патриархам, памирской археологии Б. А. Литвинскому и А.Н; Бернштаму, их ученикам- (М.А.: Бубнова, А.Д. Бабаев) удалось в ходе многолетних экспедиций на Памир открыть памятники! древних кочевников и собрать богатый антропологический материал, а также различный погребальный инвентарь и др. Археологами, палеоантропологами и лингвистами, было доказано, что: в древности на Памире проживали европеоидные: восточноиранские (сакские) племена, от которых ведут свое происхождение некоторые современные памирские народы. Успешно изучались памирские языки и проводился их сравнительно-лингвистический^ анализ.

Попытка советских историков; и этнографов доказать, что - памирцы Западного Памира консолидируются с таджиками в «таджикскую социалистическую нацию», не увенчалась успехом. На самом деле в итоге искусственного, а точнее сказать, принудительного слияния, в Таджикистане происходила ассимиляция памирских народов.

Она выражалась в насаждении таджикского языка, игнорировании традиционной культуры и языков памирцев, которые до сих пор остаются бесписьменными. Попытки памирской интеллигенции, в. частности шугнанцев, создать собственную азбуку были пресечены еще в 1930-е годы. Не удалось ввести обучение в школах на родных языках. Будучи исмалитами по вероисповеданию, памирцы подвергались дискриминации со стороны таджиков-суннитов. В послевоенных советских переписях населения все жители западной части Памира были причислены к таджикам. В переписных списках не было ни памирских этнонимов — шугнанец, рушанец, ваханец и др., ни памирских языков.

Все это сказалось негативным образом в ходе гражданской войны в Таджикистане после распада ССОР в 1991 г. и создания независимой' республики. Памир оказался отрезанным от внешнего мира, а его население находилось на грани вымирания. " .

В годы советской власти на Памире не удалось провести совместные гуманитарные экспедиции, включавшие в свой состав историков, лингвистов, археологов и антропологов. Тем не менее почти все советские памироведы были специалистами широкого профиля, сочетая в одном лице историка, этнографа и лингвиста. Отсутствие комплексного исследования региона не позволило подготовить труд, в котором была бы представлена история памирских народов. Древняя и средневековая история прослеживается лишь пунктирно, а советская требует пересмотра в силу своей политической ангажированности.

С распадом СССР и созданием независимой Республики Таджикистан отечественное памироведение вступило в постсоветский этап своего развития, характеризующийся разрушением единой советской памироведческой школы. В связи с гражданской войной в Таджикистане и экономическими проблемами в России почти на целое десятилетие прекратились полевые исследования на Памире. И только в последние годы появилась возможность научных изысканий в этом регионе.

В нашей диссертационной работе был поставлен ряд проблем, которые требуют от современных памироведов своего разрешения.

1. Как и в XIX' в., Памир сегодня вызывает интерес как важный геостратегический регион, связывающий Европу и Азию. Традиционно' население в ГБАО до сих пор сохраняет дружеские чувства к русским. В. работах по Памиру важно доказать, что, не вмешиваясь во внутренние дела суверенного Таджикистана, России следует обратить внимание на этот регион1 (культурные и научные связи, экономические проекты, инвестиции и т.п.). В противном случае инициативу перехватят англичане, американцы или японцы, которые уже сейчас налаживают контакты с Памиром-. Проявляет интерес к Памиру и соседний Китай.

2. Перед отечественными памироведами стоит сложная» задача — подготовить фундаментальный труд по этнополитической и социокультурной истории Памира, в котором' были бьъ суммированы имеющиеся в-научном обороте сведения как по древней и средневековой истории, так по новой и новейшей с учетом пересмотра догматических теорий'советского периода. Это исследование должно охватывать все этапы освоения Памирского региона в свете внутренних и внешних интересов России и в контексте истории Центральной Азии.

3. До сих пор в памироведении не решены, вопросы этногенеза памирских народов и их этнической принадлежности- что создает I дополнительные политические и этнические трудности во взаимоотношених памирцев с равнинными таджиками, о чем свидетельствовали события гражданской войны в Таджикистане. Этот вопрос имеет значение и для миграционной службы в России в силу значительной миграции населения из Таджикистана.

Дискуссионным остается вопрос об этнической идентичности памирцев, т.е. о том, являются ли они таджиками или этническими памирцами. Как было показано в нашем исследовании, современный уровень изученности памирских этносов в антропологическом отношении, как и отсутствие данных социологии и некоторых других наук, которые могли бы способствовать ответу на этот вопрос, оставляют этот вопрос открытым.

Тем не менее общность территории, языков, традиций и обрядов, а также осознание себя этническими памирцами (самосознание) большей частью населения дают основание утверждать, что памирцы не являются этническими таджиками. Об этом свидетельствуют и этнополитические процессы, происходящие в настоящее время на Памире. Здесь наблюдается процесс внутренней консолидации памирских народов в новую этническую общность — «помири» (памирцы).

В данной работе проанализирован сложный процесс становления и развития политики России в отношении Памира в условиях Большой игры. При этом были выявлены различия в подходах военного и дипломатического ведомств. Если первое придерживалось наступательной тактики с целью скорейшего присоединения Памирского региона к России, то* второе занимало более взвешенную позицию, опасаясь осложнения дипломатических отношений с Британской империей и возникновения гипотетического военного конфликта. Решение Памирского вопроса, а точнее, осуществление Памирского разграничения в 1895 г. великими державами, имело компромиссный характер и было проведено с нарушением прав памирских народов, что в дальнейшем осложнило их исторические судьбы. Тем не менее достижение Россией договоренностей по Памиру и прилегающим к нему областям с Англией, Афганистаном и Китаем дало ей возможность оформить свои южные границы de jure.

В работе дан анализ основным мероприятиям российского государства по укреплению Памирского района после его добровольного вхождения в состав империи с целью создания тут, на южных границах, зоны безопасности. Россия стала гарантом мирного развития для той части памирских народов, которые по Памирскому разграничению оказались в составе Бухарского эмирата, а затем перешли в подданство «белого царя». Сбалансированная административная и налоговая политика русских властей Памире наряду с уважительным отношением к общественным традициям и религиозным верованиям местного населения способствовала привлечению симпатий памирских этносов к России.

Значительное внимание уделено развитию Горно-Бадахшанской автономной- области как составной' части Таджикской ССР в рамках Советского Союза — политическому, социально-экономическому и культурному. При этом были, отмечены как позитивные, так и негативные стороны политики центральной и республиканской властей, сформировавшие облик памирской автономии в годы советской власти. С одной, стороны, Горный Бадахшан достиг значительных успехов в социокультурной области, особенно в сравнении с теми памирскими территориями, которые по разграничению 1895 г. оказались в составе

Афганистана. С другой стороны, государство уделяло недостаточно внимания развитию местной горнодобывающей промышленности; новым технологиям в сельском хозяйстве, что и привело к системному кризису в конце 1980-х годов.

В работе проанализированы взаимоотношения между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан в постсоветский период и место Горного Бадахшана в их контексте. С учетом того, что ГБАО как составная часть Таджикистана не имеет конституционного права! проводить самостоятельную внешнеполитическую деятельность, но при этом остается важным геостратегическим регионом, России предстоит выработать адекватную позицию по отношению к нему, не нарушая при этом государственного суверенитета Республики Таджикистан. Можно предположить, что проблема экономических и политических связей с Памиром, занимающим особое положение в республике, будет нелегка в российско-таджикистанских отношениях. Однако если ее не удастся решить, Россия в условиях конкуренции с США и их европейскими партнерами потеряет авторитет в этом регионе, население которого традиционно занимало пророссийские позиции.

Таким образом, в диссертации раскрыты основные направления внутренней и внешней политики России, СССР и Российской Федерации в отношении Памира, выявлены особенности, связанные с тем, что этот район до сих пор играет роль важнейшего пограничного форпоста, соединяющего Европу со странами Ближнего и Среднего Востока. Сохранение политического влияния на этот регион — насущная задача России в условиях новой Большой игры, разворачивающейся на просторах Евразийского континента.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Терехов, Виктор Петрович, 2011 год

1. ИСТОЧНИКИ 1.1. Неопубликованные материалы

2. Архив внешней политики Российской империи

3. Ф. 316. Политическое агентство в Бухаре. 1907—1917 гг.

4. Ф. 147. Среднеазиатский стол. «А» 1828-1917 гг.

5. Ф. 147. Среднеазиатский стол. «Б» 1873—1917 гг.: Донесения политического агентства в Бухаре.

6. Ф. 154. Азиатский департамент. 1813-1917 гг.

7. Фонд СПб Главный архив II-8.

8. Архив Института этнологии и антропологии РАН

9. Ф. 22. Коллекция Этнографического отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии.

10. Ф. 142. Отчеты о работе экспедиций и отрядов. Фотоархив Института этнологии и антропологии

11. Черно-белые фотопластины Памирских экспедиций графа A.A. Бобринского.

12. Архив Российской академии наук

13. Ф. 142. Музей антропологии и этнографии.

14. Ф. 135. Комиссия по изучению племенного состава населения СССР.

15. Ф. 138. Комиссия экспедиционных исследований

16. Ф. 148. Русский комитет по изучению Средней Азии и Восточной • Азии13. Ф. 671 С.И. Коржинский:14. Ф. 68. В.В. Бартольд15. Ф. 87. К.Г. Залеман16. Ф. 467. А.Н. Северцов

17. Научно-исследовательскийотделрукописейРоссийскойгосударственной библиотеки

18. Ф. 68. Собрание Генерального штаба18. Ф. 363. М.И. Венюков19. Ф. 169. Г.Е. Щуровский20. Ф. 819. А.П. Федченко21. Ф. 162. O.A. Федченко

19. Ф. 386. Н.В. Богоявленский

20. Российский государственный военно-исторический архив

21. Ф. 1396. Штаб Туркестанского военного округа

22. Ф. 5369. Сменный Памирский отряд. 1893-1917 гг.

23. Ф. 14938. Мургабский отряд. 1885-1886 гг.

24. Ф. 38. Азиатская часть Главного штаба: Департамент Генерального штаба

25. Санкт-Петербургский филиал архива Российской академии наук27. Ф. 809. А.П. Федченко28. Ф. 808. O.A. Федченко

26. Ф. 810. Б.А. Федченко •30. Ф. 87. К.Г. Залеман31. Ф. 335. Э.Л. Регель

27. Центральный исторический архив г. Москвы: >

28. Ф. 455. Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии

29. Ф. 418. Московский императорский университет. 1712—1928 гг.

30. Ф. 213. Лазаревский институт восточных языков. 1814—1918 гг.1. 2. Опубликованные материалы а) Законы и законодательные акты

31. Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 19 дек. 1991 г. № 51. Ст. 1798. Постановление.

32. Конституционный закон «О Горно-Бадахшанской автономной области». № 21. 1995 г. // Ведомости Маджлиси Оли Республики Таджикистан 1995 год. Душанбе, 1995.

33. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. 1936 г. М., 1936.

34. Конституция Таджикской СССР. Душанбе, 1985.

35. Конституция Республики Таджикистан // Информационный портал «International Center for Not-For-Profit Law»)б) Статистико-документальные и справочные издания

36. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 1. М.: Советская энциклопедия, 1970:

37. Дипломатический словарь / Под ред. А.Я. Вышинского, С.А. Лозовского. Т. 1. А-К. М.: ОГИЗ, 1948.

38. Дипломатический словарь / Под ред. A.A. Громыко и др. Т. 1. М.: Наука,1985.

39. Дипломатический словарь / Под ред. A.A. Громыко и др. Т. 2. М.: Наука,1986.

40. Народы России. Энциклопедия. М.: Большая российская энцилопедия, 1994.

41. Таджикская Советская Социалистическая Республика / Гл. ред. М.С. Асимов. Душанбе: Таджикская советская энциклопедия, 1974.

42. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. VIII (15). СПб., 1892.

43. Список народностей Союза Советских Социалистических Республик, составленный под редакцией И.И. Зарубина. Л.: Изд-во АН СССР, 1927.

44. Тавадов Г.Т. Этнология: Современный словарь-справочник. М.: AHO «Диалог культур», 2007.в) Мемуары, биографические описания

45. Басханов М.К. Русские военные востоковеды до 1917 г.: биобиблиографический словарь. М.: Восточная литература, 2005.

46. Ламсдорф В.Н. Дневник. 1894-1896. М.: Международные отношения, 1991.г) Периодические издания1. Дореволюционные

47. Записки Русского географического общества. 1890 г.

48. Записки Туркестанского отдела Императорского общества любителей естествознания, астрономии и этнографии. 1879 г.3. Землеведение. 1901 г.

49. Известия Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1889-1889 г.

50. Известия Русского географического общества. 1884 г.

51. Известия Туркестанского отдела Русского географического общества. 1907 г.1. Современные

52. Бадахшон («Бадахшан») (натадж. яз.). 1992—1993 гг.

53. Бадахшони Совета («Советский Бадахшан») (на тадж. яз.). 1991-1992 гг.

54. Военно-промышленный курьер. 2006 г.

55. КоммерсантЪ. 1992, 1995 гг.

56. Коммунист Таджикистана. 1947, 1988 гг.

57. Ленинградская правда. 1990 г.

58. Независимая газета. 2011 г.

59. Чароги руз («Дневной свет») (на тадж. и рус. яз). 2006 г.1.. ЛИТЕРАТУРА II. 1. Монографии и сборники

60. А.П. Федченко. Сб. документов. Ташкент: Гос. изд-во Узбекской ССР, 1956.

61. Абаева Т.Г. Памиро-Гиндукушский регион Афганистана в конце XIX — начале XX века (очерки истории). Ташкент: АН Узбекской ССР, 1987.

62. Агаханянц O.E. Основные проблемы физической географии Памира. Ч. 1. Душанбе: АН Таджикской ССР, 1965.

63. Аламшоев К. Вместе с таджиками. Душанбе, 1999.

64. Андреев М.С., Половцев A.A. Материалы по этнографии иранских племен Средней Азии (Ишкашим и Вахан) // Сб. Музея по антропологии и этнографии при Императорской Академии Наук. Т. 1. Вып. IX. СПб., 1911.

65. Алексеев М. Военная разведка России. От Рюрика до Николая II. Кн. 1. М.: Русская разведка, Евразия плюс, 1998.

66. Афганское разграничение. Переговоры между Россией и Великобританией.1872-1885. Ч. 2. СПб., 1886.

67. Бартольд В.В. Соч. Т. IX: Работы по истории востоковедения. М.: Наука, 1977.

68. Беллью. Кашмир и Кашгар. Дневник английского посольства в Кашгаре в1873—1874 гг. СПб.: Тип. товарищества «Общественная польза», 1877.

69. Блюм А., Меспуле М. Бюрократическая анархия: Статистика и власть при Сталине / Пер. с фр. М.: РОССПЭН, 2006.

70. Бобринский A.A. Горцы верховьев Пянджа. Вахан и Ишкашим. М:, 1908.

71. Бобринский A.A. Секта Исмаилья в русских и бухарских пределах Средней Азии. Географическое распространение и организация. М., 1902.

72. Бобринской A.A. Орнаменты горных таджиков Дарваза (Нагорная Бухара). М., 1900. С. 11.

73. Бокиев О.Б. Завоевание и присоединение Северного Таджикистана, Памира и Горного Бадахшана к России. Душанбе: Ирфон, 1994.

74. Бушков В.И., Микульский Д.В. Анатомия гражданской войны в Таджикистане (этно-социальные процессы и политическая борьба, 19921995). М.: Ин-т этнологии и антропологии»РАН, Ин-т практического востоковедения, 1996.

75. Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. М.: Восточная литература, 2003.

76. Венюков М. Опыт военного обозрения русских границ в Азии. Вып. 2. СПб., 1878.

77. Венюков М.И. Поступательное движение России в Средней Азии // Сборник государственных знаний. Т. 3. СПб., 1877.

78. Венюко? М.И. Путешествия по окраинам русской Азии и записки о них. СПб.: Тип. Имп. Академии наук, 1868.

79. Гавриш A.B., Ижак А.И., Попов А.И. и др. Проблемы поддержания мира и политика Украины. Днепропетровск: Национальный ин-т стратегических исследований, 1996.

80. Гвоздецкий H.A. Памир. М.: Просвещение, 1968.

81. Громбчевский Б.Л. Современное положение Памирских ханств и пограничной линии с Кашмиром (Военно-политический очерк). Новый Маргелан, 1891.

82. Грулев М. Соперничество России и Англии в Средней Азии. СПб., 1909.

83. Давыдов A.C. Этническая принадлежность коренного населения Горного Бадахшана (Памира). Историография вопроса. Душанбе: Дониш, 2005.

84. Дугин А.Г. Основы геополитики. Ч. 4. Геополитическое будущее России. М.: Арктогея, 2000:

85. Зайченко З.И., Генерального штаба капитан. Очерк возникновения, последовательного развития и современного положения Памирского вопроса. Ташкент, 1903.

86. Звонарев К.К. Агентурная разведка. Т. 1: Русская агентурная разведка всех видов до и после войны 1914—1918 гг. М.: РУ штаба РККА, 1929.

87. Зарубин И.И. Список народностей Туркестанского края. Л., 1925.

88. Иванов Д.Л. Шугнан. Афганистанские очерки // Вестник Европы. 1885. Т. III. Кн. 6; Т. IV. Кн. 7.

89. Исаев М.И. О языках народов СССР. М:: Наука, 1978.

90. Искандаров Б.И. Восточная Бухара и Памир в период присоединения Средней Азии к России. Сталинабад: Таджикское гос. изд-во, 1960.

91. Искандаров Б.И. Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX в. Ч. 1. Душанбе: АН Таджикской ССР, 1962.

92. Искандаров Б.И. Из истории Бухарского эмирата (Восточная Бухара и Западный Памир в конце XIX века). М.: Изд-во восточной литературы, 1958.

93. Искандаров Б.И. Социально-экономические и политические аспекты истории памирских княжеств. Душанбе: Дониш, 1983.

94. История Горно-Бадахшанской автономной области. Душанбе, 2005.

95. История дипломатии. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1959.

96. История России XIX начала XX вв. / Под ред. В.А. Федорова. М.: Зерцало, 1998.

97. История таджикского народа. Т. III. Кн. 1 / Под ред. Б.А. Антоненко. М.: Наука, 1964.

98. История таджикского народа. Т. III. Кн. 2 // Под ред. С.А. Раджабова, Ю.А. Николаева. М.: Наука, 1965.

99. История Шугнана / Пер. с перс., примеч. A.A. Семенова. Ташкент, 1916; Казанцев A.A. «Большая игра» с неизвестными правилами: Мировая .политика и Центральная Азия. М.: Наследие Евразии, 2008. С. 75, 81, 135.

100. Каландаров Т.С. Памирские мигранты-исмаилиты в России (Исследования по прикладной и неотложной этнологии. № 178). М. Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2005. 26 с.

101. Каландаров Т.С. Шугнанцы: Историко-этнографическое исследование. М., 2004.

102. Каландаров Т.С., Терехов В.П. Путешествие в страну рубиновых гор. М.: Наука, 2006.

103. Костенко Л.Ф. Военно-научная экспедиция на Алай и Памир // Военный сб. СПб., 1877. Т. XX. № 4.

104. Костенко А.Ф. Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения Туркестанского военного округа. Т. 1. СПб., 1880.

105. Лукницкий П.Н. Путешествия по Памиру. М.: Молодая гвардия, 1955.

106. Мартене Ф.Ф. Россия и Англия в Средней Азии. СПб.: Изд. Э. Гартье, 1880.

107. Масов P.M. История исторической науки и историография социалистического строительства в Таджикистане. Душанбе: Дониш, 1988.

108. Масов P.M. История топорного разделения. Душанбе: Ирфон, 1991.

109. Махонина С. Военно-политическое сотрудничество между Россией и Таджикистаном в 1993-1999 годы. Душанбе: РИА «Статус», 1999.

110. Муханов. Памирский район / Под ред. генерал-майора Федяй. Ташкент: Изд. штаба Туркестанского военного округа, 1912.

111. Назаршоев М.Н. Исторический опыт КПСС по руководству социалистическим строительством в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикской ССР (1917-1941 гг.). Душанбе: Дониш, 1982.

112. Назаршоев М.Н. Партийная организация Памира в борьбе за социализм и коммунизм (1918-1968). Душанбе: Ирфон, 1970.

113. Назриев Д., Саттаров И. Республика Таджикистан: история независимости (хроника событий). Год 1993-й. Т. 3. Душанбе: Ирфон, 2006.

114. Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана. Душанбе: Ирфон, 1964.

115. Очерки по истории Советского Бадахшана. Душанбе: Ирфон, 1981.

116. Постников A.B. Схватка на «Крыше Мира»: Политики, разведчики, географы в борьбе за Памир в XIX веке / Общ. ред. и предисл. акад. B.C. Мясникова. М.: РИПОЛ классик, 2005.

117. Путята, Генерального штаба капитан. Очерк экспедиции в Памир, Сарыкол, Вахан и Шугнан 1883 г. // Сб. географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. 10. СПб., 1884.

118. Русский Туркестан. Сборник, изданный по поводу Политехнической выставки. Вып. 1: География и статистика / Под ред. H.A. Маева. М.: Университет, тип., 1872.

119. Русско-китайские отношения 1689-1916. Официальные документы. М.: Наука, 1958.

120. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. V. СПб., 1883.

121. Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами. Т. 3-4. СПб., 1896.

122. Сборник договоров России с другими государствами, 1856—1917 / Сост. И.В. Козьменко, под ред. Е.А. Адамова. М.: Госполитиздат, 1952.

123. Серебренников Г.А. Туркестанский край: Сб. материалов для истории его завоевания. Т. 19. Ташкент, 1914.

124. Серебренников Г.А. Туркестанский край: Сб. материалов для истории его завоевания. Т. 20. Ташкент, 1915.

125. Сечкина Л.П. Таджикистан в годы Великой Отечественной войны. Душанбе: Дониш, 1989.

126. Силли Дж.Р., Крэмб Дж.А. Британская империя / Пер. с англ. М.: ЭКСМО, 2004.

127. Ситнянский Г.Ю. Россия и Центральная Азия: вместе или врозь. Межэтни-ческие отношения в Средней Азии и Казахстане и Россия. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2011.

128. Снесарев А.Е. Англо-русское соглашение 1907 года. СПб., 1908.

129. Снесарев А.Е. Афганистан. М.: Русская панорама, 2002.

130. Снесарев А.Е.. Индия как главный фактор в средне-азиатском вопросе. Взгляд туземцев Индии на англичан и их управление: Доклад председателя средне-азиатского отдела Общества востоковедения А.Е. Снесарева. СПб.: Тип. A.C. Суворина, 1906.

131. Соболев Л.Н. Возможен ли поход русских в Индию? М.: Тип. окружного штаба, 1901.

132. Станкевич Б.В. Отчет о командировке в Закаспийский край и на Памир. Варшава, 1900.

133. Сумароков Л.И. История Российской пограничной охраны на Тянь-Шане и Памире. Бишкек: КРСУ, 2006.

134. Тагеев Б.JI. Памирские походы 1892-1895 гг. Десятилетие присоединения Памира к России. Варшава: Губернская тип., 1902.

135. Таджикистан: Сб. статей // Под ред. Н.Л. Корженевского. Ташкент: Тип. шт. ТАф., 1925.

136. Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии. С картами и планами. Т. 1—3. СПб.: Тип. Комарова, 1906.

137. Терентьев М.А. Россия и Англия в Средней Азии. СПб.: Тип. П. Меркульева, 1875/

138. Терентьев М.А. Россия и Англия в борьбе за рынки в Центральной Азии. СПб., 1876.80: Тихвинский С.Л. Век стремительных перемен. М.: Наука, 2005.

139. Тошмухаммадов М. Гражданская война в Таджикистане и постконфликтное восстановление». Саппоро: Университет Хоккайдо, Центр славянских исследований, 2004.

140. Харюков Л.Н. Англо-русское соперничество в Центральной Азии и исмаилизм. М.: Изд-во МГУ, 1995.

141. Халфин H.A. Политика России в Средней Азии (1857-1868): М.: Изд-во восточной литературы, 1960.

142. Халфин H.A. Присоединение Средней Азии к России (60-90-е гг. XIX в.). М.: Наука, 1965.

143. Халфин H.A. Россия и Бухарский эмират на Западном Памире (конец XIX начало XX в.). М.: Наука, 1975.

144. Хопкирк П. Большая Игра против России: Азиатский синдром / Пер. с англ. М.: РИПОЛ классик, 2004.

145. Центральная Азия в составе Российской империи. М.: Новое литературное обозрение, 2008.

146. Чубарьян А.О. XX век: взгляд историка. М.: Наука, 2009.

147. Шеманский А.Д. Бой на Кушке и его 25-летний юбилей 18/III 1885 г. — 18АН 1910 г. СПб.: В. Березовский, 1910.

148. Широкорад А.Б. Россия — Англия: неизвестная война. 1857-1907. М.: ACT, 2003. С. 70.

149. Юль Г. Очерк географии и истории верховьев Аму-Дарьи / Пер. с англ. // Прил. к Изв. РГО. 1873. Т. IX. № 6.

150. Bellew H.W. Afghanistan and the Afghans. L.: Gilbert and Rivingston, 1879.

151. Bondarevsky G.L. The Great Game — A Russian Perspective. East Sussex, 2002.

152. Boulger D.Ch. England and Russia in Central Asia. Vol. 1. L.: W.H. Allen and Co, 1879. P. 310.

153. Clubb O.E. China and Russia: The Great Game. N.Y.: Columbia University Press, 1971.

154. Curzon Hon. George Nathaniel. Russia in Central Asia in 1889 and the Anglo-Russian Question. L.: Frank Cass & Co. Ltd., 1889.

155. Gordon Т.Е. The Roof of the World: Being the Narrative of a Journey over the high plateau of Tibet to the Russian Frontier and the Oxus sources on Pamir. Edinburgh, 1876.

156. Ferris J.R. Intelligence and Strategy: Selected Essays (Studies in Intelligence). L.: Routledge, 2005.

157. Morgan G. Anglo-Russian Rivalry in Central Asia: 1810-1895. L.: Frank Cass, 1981.

158. Paine S.C.M. Imperial Rivals: China, Russia and Their Disputed Frontier, 1858-1924. N.Y.;L., 1966.

159. Rawlinson, Sir Henry C. England and Russia in the East: A series of Papers on the Political and Geographical Condition of Central Asia. L.: John Murray, 1875.

160. Rawlinson H.C. Monograph on the Oxus // Journal of the Royal Geographical Society. 1872. Vol. 42.

161. Shaw R.B. Central Asia in 1872 // Proceedings of the Royal Geographical Society. 1872. Vol. 16. № 5 (1871-1872).184 . ,

162. Thuillier H.L., Smyth R.A. Manual of Survey for India: Dealing the Mode of Operations on the Trigonometrical, Topographical and Revenue Surveys .of India. Calcutta, 1875.

163. Younghusband, Col. Sir Francis Edward: India and Tibet. L., 1910.

164. Yule IT. Papers connected with the Upper Oxus Regions // Journal of the Royal Geographical Society. 1872. Vol. 42.1.. 2. Статьи

165. Абаева T.F. Исследования A.B. Станишевского (Азиза Ниалло) о Памире // Страны и народы Востока. Вып. 16. М., 1975.С. 262-291.

166. Бахрамов 3. К вопросу о состоянии хозяйства Шугнана в дореволюционный период // Очерки по истории Таджикистана.Т. 2. Сталинабад, 1959: . '

167. Белов Е.В. Россия и межтаджикское урегулирование // Россия в исторических судь-бах таджикского народа. Душанбе, 1998: С. 146—154.

168. Белоголовый Б.Г. Письма из Хорога Эдуарда Кивекеса // Московский журнал. 1997. № 7. С. 16-24.

169. Богоявленский Н.В. В верховьях р. Аму-дарьи (Долины р. Хингоу и Ванджа) // Землеведение. 1901. Т. VIII. Кн. 1-2. С. 1-26.

170. Брук С.И., Козлов В.И. Этнографическая наука и перепись населения 1970 г. // Сов. этнография. 1967. № 6. С. 3-20.

171. Бушков В.И., Каландаров Т.С. Исмаилиты Таджикистана: традиции и современность // Центральная Азия и Кавказ. 2002. № 6(24). С. 130-135.

172. Гарданов В.К., Долгих Б.О., Жданко Т.А. Основные направления этнических процессов у народов СССР //Сов. этнография. 1961. №4. С. 9-29.

173. Гвоздецкий B.JI. План ГОЭЛРО. Мифы и реальность // Наука и жизнь. 2005. №5. С. 102-109.

174. Гинзбург В.В. Антропологический состав населения Западного Памира // Антропологический журнал. 1937. № 1. С. 91—114.

175. Грызлов Б. Карать наркобаронов, как в Китае // Независимая газета. 2011. 2 августа.

176. Грюнберг A.JL, Стеблин-Каменский И.М. Автономия ГБАО: миф и реальность? // Памир. 1989. № 2. С. 146-153.

177. Грюнберг A.JL, Стеблин-Каменский И.М. Несколько замечаний по поводу отклика A.C. Давыдова на статью C.B. Чешко // Сов. этнография.1989. № 5 С. 35-38.

178. Громбчевский Б.Л. Доклад о путешествии в 1889 и 1890 гг. // Изв. РГО. Т. 27. Вып. 2. СПб., 1891. С. 19.

179. Гумилев Л.Н. «Я не был одинок.»: Интервью // Ленинградская правда.1990. 30 декабря.

180. Давлатеров Д. Развитие народного образования на Памире в годы завершения строительства социализма (1946-1958) // Таджикистан в братской семье народов СССР. Душанбе, 1972. С. 130-141.

181. Давыдов A.C. Не обоснованно, зато публицистично // Сов. этнография. 1989. №5. С. 15-23.

182. Додихудоев Р. Доколе будем слыть манкуртами // Коммунист Таджикистана. 1989. № 5. С. 28-29.

183. Дубовицкий В.В. Россия в Среднеазиатском регионе: три века в зеркале геополитики // История и современность. 2009. № 1. Март. С. 190-222.

184. Зарубин И.И. Материалы и заметки по этнографии горных таджиков. Долина Бартанга. Отдельный оттиск из V тома «Сборника Музея Антропологии и Этнографии при Российской Академии наук». Пг., 1917.

185. Зеймаль К.В. Народности и их языки при социализме // Коммунист. 1988. № 15. С. 64-72.

186. Иванов Д:Л. Путешествие на Памир // Изв. РГО. Т. XX. Вып. 3. СПб., 1884.

187. Интервью с Д. Атовуллоевым // Чароги руз. № 2(112). С. 3.

188. Искандаров Б.И. Англо-русское разграничение 1872—1873 гг. // Вопросы истории Таджикистана. Сталинабад, 1961. С. 84—103.

189. Искандаров Б.И. Из истории борьбы за установление Советской власти в Таджикистане // Изв. Отд-ния обществ, наук Академии наук Таджикской ССР. 1953. №4. С. 30.

190. Искандаров Б.И. Изучение Памира в связи с историей сопредельных стран во второй половине XIX в. // Изв. АН Таджикской ССР. Отд. общественных наук. 1966. № 4(46). С. 28-39.

191. Искандаров Б.И., Юсупов Ш. Политико-административное и социально-экономическое положение Памира накануне Великой Октябрьской социалистической революции // Очерки по истории Советского Бадхашана. Душанбе: Ирфон, 1981. С. 53-79.

192. Йонсон Л. Политика России в Центральной Азии на примере Таджикистана // Центральная Азия и Кавказ. 1997. № 8. С. 34-46.

193. Каландаров Т.С. Исмаилизм на Памире: поиск новых путей и решений // Расы и народы: Ежегодник. 2006. № 32: Современные этнические и расовые проблемы. М.: Наука, 2006. С. 180-196.

194. Карамшоев Д. Полемика о Памире // Памир. 1991. № 6. С. 100-117.

195. Лаумулин М. Стратегия и политика США в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. 2007. № 4(52). С. 51-63.

196. Литвинский Б.А. Ареал древнепамирской культуры // Памироведение. Вып. 2. Душанбе, 1985. С. 102-122.

197. Масловский С. Гальча. (Первобытное население Туркестана) // Русский антропологический журнал. 1901. № 2. С. 17—32.

198. Масов P.M. Историография Советского Бадахшана // Очерки по истории Советского Бадахшана. Душанбе: Ирфон, 1981. С. 7-34.

199. Масов P.M. Предисловие // A.C. Давыдов. Этническая принадлежность. С. 3-7.

200. Мирзобеков М.М. История развития здравоохранения Советского Памира // Здравоохранение Таджикистана. 1977. № 3. С. 3-6.

201. Моногарова Л.Ф: Современные этнические процессы на Западном Памире // Сов. этнография. 1965. № 6. С. 23-33.

202. Нуриддинов З.Р. К вопросу об анлийский происках в Средней Азии в 7080-х годах XIX в. // Уч. зап. Ташкентского гос. пед. ингта им. Низами. Вып. 3. Ташкент, 1956. С. С. 115-128.

203. Олимов М. Об этнополитической и конфессиональной ситуаци в Таджикистане и вероятности межэтнических конфликтов // Восток. 1994. № 2. С. 79-88.

204. Олимова С. Политический ислам и конфликт в Таджикистане // Центральная Азия и Кавказ. 1999. № 4(5). С. 133-141.

205. Олимова С. Таджикистан Россия: от «развода» к интеграции // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 3(9). С. 41-49.

206. Ошанин Л.В. Памирская антрополого-физиологическая экспедиция УзИЭМ // Бюлл. Узб. ин-та экспериментальной медицины. Вып. 4 (5). 1935. Ташкент, 1936. С. 3-32.

207. Панфилова В. Таджикистан обойдется без российских пограничников. Заявление спикера Госдумы РФ в Душанбе расценили как шантаж // Независимая газета. 2011. 5 августа.

208. Патрикеев В. Кризис на границе спровоцирован Душанбе и пограничниками РФ Изложение выс-тупления командующего KMC генерал-полковника В. Патрикеева на заседании Совета Министров обороны СНГ. // Сегодня. 1995. 20 апреля.

209. Пешков М., Чекунов А. Москва и межтаджикский диалог // Международная жизнь. 1997. № 2. С. 82-88.

210. Потомок пророка Мухаммада приехал с миром // КоммерсантЪ. 1995. № 15. 28 января.

211. Предотвращение и урегулирование конфликтов на тер-ритории государств-участников СНГ // Право и безопасность. 2002. № 2/3 (3-4). Август.

212. Раджабов С.А., Шергазиев М. Создание и развитие советской* государственности в Горно-Бадахшанской автономной области // Очерки по истории Советского Бадахшана. Душанбе, 1981. С. 101-122.

213. Семенов А. Покоритель и устроитель Туркестанскаго края, генерал-адъютант К. П. фон-Кауфман 1-й (Материалы для биографического очерка) // Кауфмановский сб. М., 1910. С. с. I — LXXXIV.

214. Сергеев Е.Ю. «Большая игра» в российско-британских отношениях второй половины XIX — начала XX века: новый взгляд // Российская^история. 2011. №5. С. 3-15.

215. Сергеев Е.Ю. «Болыная игра». Россия и Великобритания в Центральной и Восточной Азии (вторая половина XIX начало XX века) // Новая и новейшая история. 2011. № 3. С. 92—102.

216. Сечкина Л.П. Вклад таджикского народа в победу над фашистской Германией // Советский Таджикистан в Отечественной войне. Душанбе, 1975. С. 5-20.

217. Слуцкий И. К вопросу об обложении податями населения Памиров // Средняя Азия. 1910. Кн. 2. С. 93-95.

218. Смоляк И. На «Крыше мира» // Пограничник. 1941. № 7. С. 5.

219. Стеблин-Каменский И.М. Памяти выдающегося памироведа. Додхудо Карамшоев (5 мая 1932 — 3 января 2007) // Acta lingüistica petropolitana. Тр. Ин-та лингвистических исследований. Т. III. Ч. 3. СПб., 2007. С. 393-405.

220. Терехов В.П. Борьба за Памир // Вестник Орловского государственного университета. Сер. «Новые гуманитарные исследования». 2011. № 2(16). Март-апрель. С. 67-69.

221. Терехов В.П. Памирские экспедиции Б.Л. Громбчевского // Власть. 2011. №5. С. 157-159.

222. Терехов В.П. Из истории памироведения: три экспедиции графа А.А. Бобринского // Этнографическое обозрение. 2011. № 2. С. 27-43.

223. Терехов В.П. Памирцы: кто они? (мнения, дискуссии, трудности выбора) // Групповая идентичность в истории и культуре: этнос, религия, социальный-организм: Сб. науч. ст. М.: Изд-во Национального института бизнеса, 2011. С. 222-227.

224. Уманец С .И: Памирский вопрос и его значение // Исторический вестник. 1892. Т. XLVII. Январь-март. С. 196-208.

225. Фейгин М. Чужая война // Новый мир. 1998. № 3. С. 125-142.

226. Чешко С.В. Время стирать «белые пятна» // Сов. этнография. 1988. № 6. С. 3-15'.

227. Шаймергенов Т. НАТО: военно-политическая стратегия в Центральной Азии. Позиция России // Центральная Азия и Кавказ. 2005. № 5(41). С. 64-74. Шаклеина Т.А. Внешняя политика США и Россия: итоги десятилетия // США и Канада. 2001. № 12(384). С. 53-69.

228. Шарафиева О.Х. Горный-Бадахшан после распада СССР // Вестник Томского гос. ун-та. 2009. № 323. С. 194-196.

229. Шергазиев М. Из истории борьбы Коммунистической партии за восстановление и развитие экономики и культуры ГБАО (1920-1929) // Очерки по истории Таджикистана. Т. 2. Сталинабад, 1959. С. 73—90.

230. Энпе. Очерки Бухары // Средняя Азия. 1910. Кн. IV. С. 174-179.

231. Юсупов Ш: И.И. Зарубин на Памире // Памироведение. Вып. 2. Душанбе, 1985. С. 34-49.

232. Sheenh A. Russia and China in the Pamirs: 18th and 19th centuries / Central Asian Review. 1968. № 1. P. 4-14.

233. Yeti§gin M. The Anglo-Russian Rivalry, Russia's Annexation of Merv and the Consequences of Annexation on Turkmens // Bilig (Ahmet Yesevi University). 2007. №40. P. 141-167.1.. 3. Материалы научных конференций

234. Бокиев О.Б. Вопросы присоединения территории Таджикистана к России в русской дореволюционной исторической литературе // Программа и тезисы докладов Ташкентского государственного университета им. В.И. Ленина. Душанбе, 1970. С. 117-118.

235. Белов Е.В. Исторический опыт переговорного процесса по урегулированию межтаджикского конфликта (1993—1997 гг.). Автореф. дис. . канд. ист. наук. Душанбе, 1999.

236. Мирзоев Г.Р. Преодоление конфликтной ситуации в Республике Таджикистан. Россия и восстановление мира (90-годы XX в.): Дис. канд. ист. наук. М., 2004.

237. Сальникова A.B. Англо-русское соперничество в Центральной Азии в последней трети XIX начале XX в. Автореф. дис. канд. ист. наук. Иваново, 2009.

238. Смирнова J1.M. Англо-русское соперничество в Центральной Азии в 7090-е годы XIX века. Дис. канд. ист. наук. СПб., 2004.

239. Худоеров М.М. Социально-культурные трансформации на постсоветском Памире. Дис. . канд. ист. наук. М., 2011.

240. Yeti§gin М. How The Times of London covered and interpreted Russian expansion into Central Asia in the second half of the Nineteenth Century. A Dissertation in history. Texas Tech University, 2000.1. Интернет-издания

241. Информационная служба «Avesta» (Таджикистан) (www.avesta.tj)

242. Информационно-правовой портал «BestPravo» (Pocc^)(www.bestpravo.ru)

243. Информационный портал «Ariana» (Таджикистан) (www.ariana.su)

244. Информационный ресурс «Бизнес и политика» (Таджикистан) (www.gazeta-bip.net)

245. Сайт BBC-news (Великобритания) (www.bbc.co.uk)

246. Сайт «Ветолетчики» (Россия) (www.vertoletciki.forumbb.ru).

247. Сайт «Интерфакс» (Россия) (www.interfax.ru).

248. Сайт посольства Соединенных Штатов Америки в Таджикистане (США) (www.dushanbe.usembassy.gov)

249. Сайт «Российская империя» (Россия) (www.rusempire.ru)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 439887