Категорические и некатегорические высказывания в диалогической речи :на примере русских и английских художественных текстов первой половины XX в. тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.20, кандидат филологических наук Гущина, Гузель Ирековна

Диссертация и автореферат на тему «Категорические и некатегорические высказывания в диалогической речи :на примере русских и английских художественных текстов первой половины XX в.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 359355
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Гущина, Гузель Ирековна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Уфа
Код cпециальности ВАК: 
10.02.20
Специальность: 
Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Количество cтраниц: 
178

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Гущина, Гузель Ирековна

Введение.

Глава 1. Категория категоричности/некатегоричности высказывания как феномен лингвокультурологии.

1.1 Категоричность/некатегоричность высказывания как прагматическая категория.

1.2 Социально-культурная специфика категории категоричности/некатегоричности высказывания: русские и английские соответствия.

1.3 Роль категории категоричности/некатегоричности высказывания в эффективном речевом воздействии.

1.4 Функционирование категории категоричности/некатегоричности высказывания в диалогической речи.

Выводы по главе 1.

Глава 2. Сопоставительный анализ некатегорических высказываний в диалогическом взаимодействии русских и английских коммуникантов.

2.1 Приемы снижения категоричности высказывания.

2.1.1 Указание на субъективность высказываниия.

2.1.2 Соотнесение высказывания с действительностью.

2.1.3 Деинтенсификация категорического признака высказывания.

2.2 Средства выражения некатегорического высказывания.

2.2.1.Модально-вводные компоненты. Модальные глаголы.

2.2.2 Вопросительные конструкции.

2.2.3 Сослагательное наклонение.

2.2.4 Деинтенсификаторы.

2.2.5 Литота.

2.2.6 Этикетные формулы вежливости.

Выводы по главе 2.

Глава 3. Сопоставительный анализ категорических высказываний в диалогическом взаимодействии русских и английских коммуникантов.

3.1 Выразительные средства актуализации категоричности высказывания.

3.1.1 Инвективы.

3.1.2 Жаргон. Сленг. Просторечие. Дисфемизмы.

3.1.3 Наречия-интенсификаторы. Экспрессивные прилагательные и наречия с пейоративной коннотацией.

3.1.4. Гипербола и повтор как актуализаторы категорического высказывания.

3.2 Грамматические средства выражения категоричности высказывания: отрицательные и эмфатические конструкции, повелительное наклонение.

3.3. Отрицательные местоимения и наречия. Местоимения и наречия с коннотациями универсализации и обобщения признака.

3.4. Модальные слова категорической достоверности. Модальный глагол Must.

Выводы по главе 3.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Категорические и некатегорические высказывания в диалогической речи :на примере русских и английских художественных текстов первой половины XX в."

В языке, этикетных формулах общения, в речевом поведении каждого народа отражается его неповторимый опыт, обычаи, условия и образ жизни. Более того, в языке, являющемся частью эволюционного пути человечества, закрепились нравственные идеалы и морально-этические нормы, воззрения на окружающую действительность и ее оценка. Каждый язык национально специфичен, так как в нем отражаются не только особенности культуры, но и своеобразие национального характера его носителя. Национально-культурное своеобразие народа, наиболее полно и всесторонне может быть рассмотрено в сравнении с национально-культурной спецификой других народов.

Понятие национального менталитета является необходимой составляющей в познании причин, породивших те или иные нормы речевого этикета и речевого поведения носителей определенного языка. Сопоставительный анализ этикетных универсалий речевого поведения представителей разных коммуникативных культур показывает, что при тождественных ситуациях речевое взаимодействие разноязычных собеседников организуется и оформляется различными языковыми приемами и средствами. Совершая речевой поступок, говорящий руководствуется в выборе языковых средств нормами национального речевого этикета.

Приоритетным направлением в лингвистике конца XX века является изучение антропологического аспекта в языке. Антропоцентрический подход к объекту исследования предполагает учет роли как говорящего, так и адресата, поскольку реальность репрезентируется не только в сознании всего общества, но и в сознании отдельных людей в виде определенных структур знания и оценки мира. Подобные знания и оценки регулируют и определяют картину мира, а, следовательно, и языковую картину.

Антропологический срез языка включает понятие толерантности как средства нейтрализации противоречий в лингвистическом функционировании. Противоречия, как известно, приводят к конфликтам. Толерантный способ снятия конфликтов противостоит силовому способу, или агрессивному. Для эффективности речевого взаимодействия и говорящий, и адресат должны иметь общие представления о языковой норме и о возможных ее вариациях.

Каждая культура четко регулирует поведение человека, отводит ему определенные социальные роли, манеру поведения. Изменения в общественной жизни приводят к переменам в сфере межличностного общения, что отражается в особенностях языковой личности на фоне общемировой культуры. Необходимой чертой современной российской-речевой культуры является осознание языковой личностью потребности в повышении уровня риторического образования. Интерес к диалогической речи, объясняется тем, что для сегодняшней российской действительности характерна экспансия диалоговых видов коммуникации. Диалог по своей априорной форме ставит человека^ в центр коммуникации, что дает возможность раскрытия- особенностей, каждой вступившей в контакт языковой личности. Диалог есть межличностное общение. В диалоге имеют место не только экспликации, но и импликативные значения, сопоставления и противопоставления нескольких позиций, соотносимых с каждым из коммуникантов. Необходимой составляющей диалога является достижение взаимопонимания и согласия сторон.

В условиях демократического общества, свободы слова и мнений большую роль играют умения грамотно вести полемику, аргументировать свою речь. Зачастую отличительной чертой российской языковой личности является наличие в позиции однозначных, категорических, излишне прямолинейных суждений и оценок, что во многом осложняет общение, нарушает риторические традиции.

Масштабные политические изменения, которым подвергалась Россия в течение всего ХХ-го века, привели не только к общественно-экономическим катаклизмам, но и к не менее ощутимым преобразованиям в системе морально-этических ценностей. Так, категоричность высказываний в русской диалогической речи стала нормой речевого поведения в советскую эпоху, когда господствовала строгая поляризация мнений и- оценок. Советская идеология успешно использовала данную прагматическую категорию в политических целях и сыграла на свойственном русскому сознанию максимализме, экспансивности и высокой эмоциональности русского национального характера, вследствие чего категоричность высказываний получила такое распространение в речи россиян. Даная категория*насаждалась среди масс через образ ритора, который служил для них ориентиром речевого поведения. Политические потрясения конца-ХХ-го века способствовали изменению ценностных ориентиров, связанных с активным проникновением в русскую культуру западных демократических идеалов.

Актуальность данного исследования определяется тем, что учет особенностей категории категоричности/некатегоричности высказывания является необходимым условием в организации эффективного взаимодействия коммуникантов как в межнациональном общении, так и в коммуникации представителей отдельного социума, в частности российского. Качественное регулирование взаимодействия и воздействия людей друг на друга в диалогическом общении возможно при наличии определенных знаний об особенностях поведения коммуникантов, принадлежащих к разным речевым культурам.

Среди принципов, лежащих в основе успешного речевого взаимодействия, ведущее положение наряду с принципом кооперации [Grice 1975, Грайс 1985] занимает принцип вежливости [Leech 1983]. В соответствии с последним принципом ситуация взаимодействия предстает как линия поведения, направленная на сохранение лица коммуникантов, так как зачастую в общении затрагиваются самооценка или репутация собеседника, его личное время, свобода, собственность и т. д. Определенные стратегии вежливости позволяют избежать причинения ущерба лицу адресата. По образному выражению Е.М. Вольф, оценочную модальность отличает «неприязненное отношение к категорическим, безапелляционным оценкам» [Вольф 1985: 109].

В связи с этим владение всеми средствами и способами выражения некатегоричности приобретает первостепенное значение для целенаправленного эффективного общения.

Объектом исследования являются диалогические единства, включающие категорические и некатегорические высказывания русских и английских коммуникантов.

Предмет исследования представляет собой сложную взаимосвязь прагматических факторов и лингвистических способов и средств выражения категории категоричности/некатегоричности высказывания, играющих важную роль в формировании гармоничного фона диалогического взаимодействия.

Целью диссертации является многостороннее изучение категории категоричности/некатегоричности высказывания, а также определение ее роли в достижении коммуникативного баланса в речевом взаимодействии и эффективности диалогического общения.

Достижение поставленной цели исследования предполагает решение следующих теоретических и практических задач:

1. Определить место категории категоричности/некатегоричности высказывания среди других категорий, относящихся к области речевой коммуникации.

2. Выявить национально-культурную специфику употребления категории категоричности/некатегоричности высказывания в диалогической речи сопоставляемых лингвокультурных общностей путем описания национального характера русского и английского народов.

3. Установить взаимосвязь категории категоричности/некатегоричности высказывания с явлением речевого воздействия в ситуациях диалогического общения.

4. Исследовать роль категории категоричности/некатегоричности высказывания в гармонизации диалогического взаимодействия.

5. Описать прагмалингвистические приемы и лингвистические средства, способствующие актуализации плана категоричности/некатегоричности высказывания в. каждой из рассматриваемых коммуникативных культур.

Цель и задачи диссертации обусловили комплексное использование различных методов исследования: сопоставительного и лингвокульторологического методов, метода статистического подсчета, метода структурно-содержательного наблюдения и описания языковых фактов.

В качестве фактического материала исследования использовались фрагменты диалогов, в структуре которых содержатся категорические, некатегорические, а также нейтральные высказывания, отобранные методом сплошной выборки из произведений У.С. Моэма и М.А. Булгакова. Общий объем выборки составляет 4328 примеров - 2236 примеров на английском языке и 2092 примера на русском языке.

Научная новизна диссертации заключается в том, что категория категоричности/некатегоричности высказывания ранее не являлась предметом специфического лингвистического анализа: в исследованиях упоминается лишь факт существования данного явления в речевой коммуникации, либо рассматриваются отдельные средства выражения одного из компонентов категории. В нашей работе категория категоричности/некатегоричности высказывания исследуется в соотношении со спецификой речевого этикета и нормами речевого поведения в русском и английском диалогах и выявляются особенности оформления высказываний в соответствии с социально-культурными традициями.

Теоретическая значимость состоит в том; что данное исследование вносит определенный вклад в дальнейшую разработку теории речевой коммуникации, теории речевых жанров и совершенствование методики речевого поведения. В работе показана возможность применения различных лингвистических средств и приемов, используемых для выражения данной категории в русском и английском диалогах. Сопоставительное изучение данного явления как одного из важнейших аспектов диалогического общения представляет интерес для разработок в сфере межкультурной коммуникации.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования материалов и выводов исследования в учебном процессе при чтении, курсов» по лингвистической прагматике, лингвистике текста, теории перевода, теории языкового воздействия, а также при обучении русскому языку как иностранному. Результаты исследования могут оказаться ценными также и в практике преподавания иностранных языков в целях развития, у обучаемых коммуникативной и социокультурной компетенции.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Категоричность/некатегоричность высказывания выступает как прагматическая категория, функционирование которой в диалогической речи обусловлено национально-культурными нормами речевой коммуникации.

2. Категория категоричности/некатегоричности высказывания образует тесную связь с базовыми принципами диалогического общения (принципом кооперации, принципом вежливости и принципом толерантности), соблюдение которых особенно важно для осуществления коммуникативных целей на фоне сбалансированных, свободных от противоречий отношений коммуникантов.

3. В целях формирования категорических и некатегорических высказываний используется ряд коммуникативных приемов, реализуемых посредством лексических, лексико-грамматических и стилистических средств, большинство из которых являются семантически идентичными в английской и русской диалогической речи.

4. Выражение планов категоричности и некатегоричности высказывания не обладает однородной пропорциональностью в русском и английском диалогах, так как второй компонент исследуемой категории (некатегоричность) представлен шире в речи английских собеседников, а первая половина категории (категоричность) характерна для русских коммуникантов.

Апробация работы осуществлена в ходе публичных выступлений на конференциях ВЭГУ, Мордовского государственного университета, Чувашского государственного университета (2004-2008гг.), заседаниях, кафедры филологии ВЭГУ (2004-2008гг.). Основные результаты данного теоретического исследования отражены в 11 публикациях (2 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК), общий объем которых составил 3, 3 п. л.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной научной литературы и словарей, включающего 176 наименований, в том числе 30 на иностранных языках, и списка источников фактического материала из 9 наименований. Общий объем работы составляет 174 страницы. В работе также содержатся приложения из 4 страниц.

Заключение диссертации по теме "Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание", Гущина, Гузель Ирековна

Выводы по третьей главе

Исследование диалогических единств, содержащих высказывания с семантикой отрицательной оценки, несогласия и побуждения, показало, что данные типы высказываний гораздо чаще приобретают категорическую форму выражения в английских источниках.

Самым распространенным средством выражения категоричности высказывания в русских диалогах оказались конструкции в повелительном наклонении (32%). По нашему мнению, у многих представителей интеллигенции в дореволюционной России существовали представления о нормах речевого поведения, к числу которых относится и смягчение категорической тональности высказывания. Однако необходимость противостоять грубым, агрессивным формам речевого воздействия, возникшая в результате становления советской риторики, привела к тому, что носители дореволюционной элитарной речевой культуры вынуждены были отказываться от привычных для них коммуникативных норм и приспосабливаться к новым условиям общения, когда зачастую приходилось отвечать агрессией на агрессию. Анализ диалогов также показывает факт существования неоднородного распределения коммуникативных прав в соответствии с социальным статусом собеседников. Лица старшего возраста и более высокого социального положения считают себя вправе давать категорические советы, приказывать, требовать, резко противоречить собеседникам с более низким социальным статусом.

В английских диалогах императивные конструкции (повелительное наклонение) также использовались довольно часто (19%). Анализ употребления данных средств позволил нам выяснить, что категорические просьбы, приказы и требования, передаваемые ими, используются по отношению к собеседникам с более низким социальным статусом (подчиненные, более молодые коммуниканты, прислуга), а также в разговоре очень близких людей или родственников. Следует отметить, что даже по отношению к обслуживающему персоналу некоторые коммуниканты избирают некатегорические формы побуждения. А самыми распространенными средствами' выражения плана категоричности высказывания в высказываниях английских коммуникантов оказались отрицательные местоимения и наречия, а также наречия времени и обобщающие местоимения и наречия (any, по и их производные; never, always, all, every и его производные), которые составили 27% от общего числа средств. В русских источниках подобные компоненты усиливают категоричность высказывания в конструкциях с двойным отрицанием. Как отдельные средства выражения категоричности высказывания наречие времени «всегда» и местоимения «весь», «все», «любой», «всякий» использовались в 4 % случаев.

Заключение

В диссертационной работе проводилось сопоставительное исследование категории категоричности/некатегоричности высказывания, функционирующей в диалогической речи. Диалогическая речь выступает как основной вид устного общения. В художественном произведении основной формой речевого взаимодействия является диалог. Мы поддерживаем положение о том, что диалогическая речь художественного произведения, так или иначе, воспроизводит устную разговорную речь и ее нормы и сочетает в себе «одновременно и типизацию (писатель отбирает наиболее яркие, распространенные закономерности спонтанного диалога), и стилизацию (каждое слово диалога должно быть включено в систему выражения авторской мысли, которая должна быть понятна читателю)» [Бырдина, Internet]. Таким образом, под диалогической речью художественного текста мы имеем в виду также и разговорную речь.

В первой главе данной работы нами было установлено, что существует связь между основными положениями лингвистической прагматики и категорией категоричности/некатегоричности высказывания. По-нашему мнению, категория категоричности/некатегоричности высказывания является производным явлением принципов кооперации и вежливости. Помимо указанных принципов, в общении необходимо соблюдать принципы толерантности и паритетности. В нашей работе представлены определения составляющих компонентов исследуемой категории с прагматической точки зрения. Так, категоричность означает «догматичность», «безапелляционность», «чрезмерную уверенность в собственных знаниях»; под некатегоричностью подразумевается «осторожность», «предусмотрительность», «забота об интересах собеседника», «стремление к согласию».

Говоря о категоричности/некатегоричности высказывания как средстве достижения гармонического компонента диалога, нельзя-обойтись без знания таких явлений, как культура речи, речевой этикет и речевое поведение. Каждая культура вырабатывает нормы речевого взаимодействия. Для культуры речи диалогическое общение — это довольно значимый объект, поскольку именно в диалоге наиболее органично и естественно воплощается коммуникативная функция языка. Диалог наиболее полно может дать представление об уровне языковой компетентности и речевой культуры каждого говорящего субъекта. Предпочтения в употреблении определенных стратегий коммуникации* и соответствующих им лингвистических средств» мы можем объяснить национальными особенностями речевого поведения. Анализ теоретической литературы по данному вопросу показал, что проблема национально-культурной специфики рассмотрена детально в отношении языка. Под национально-культурной спецификой языка понимается совокупность особенностей языковых средств одного языка, по сравнению с другими языками, обусловленных своеобразным социально-историческим бытием определённого национально-культурного языкового сообщества. Так, категоричность суждений русского менталитета объясняется любовью к морали и правде. Категоричность связана и с высокой оценочностью суждений, а также излишней прямотой высказываний, что можно объяснить проявлением максимализма и экстремизма русского характера. За категоричностью высказываний русских коммуникантов скрывается и любовь к воле, неприязнь к различным условностям и ограничениям (некатегоричность высказывания -конвенциональное явление в культуре речи и речевом этикете в некоторых западных культурах). Категоричность выражается и в некоторой резкости, с которой русские коммуниканты нарушают личную автономию собеседника, вторгаются в его частную жизнь. Стремление к опрощению высказываний ведет к огрублению и даже агрессивности речи (часто за счет использования просторечных слов, жаргона, сленга, которые, по мнению многих русских коммуникантов, демонстрируют искренность в общении), что в итоге способствует усилению категорической тональности высказывания.

Воздействие на сознание слушающего эффективнее производится посредством косвенно выраженного побуждения, оценки или отрицания, когда адресат не испытывает давления со стороны собеседника и воспринимается им как партнер, наделенный равными правами и возможностями. Категорическое же выражение побуждения, возражения или оценки (особенно отрицательной) может вызвать протест адресата, его агрессивную реакцию, что в итоге ведет к конфликту и коммуникативному провалу.

В западной же идеологии, в том числе и британской, больше внимания уделяется проблемам отдельной личности, ее интересам. Так, в традициях речевого этикета и речевого поведения англичан выделяются стратегии сохранения лица собеседника, что выражается в смягчении коммуникативного намерения и снижении категоричности высказывания. Британский национальный характер проявляется в сдержанности и осторожности суждений, в желании избежать противоречия в общении. В русских диалогах прослеживается установка на конфликт, на противоречие, что отражено в анализе ДЕ со значениями унисон, которые составили 19,5% из общего числа всех диалогов. В английских диалогах данный коэффициент равен 46%.

Коммуникативная среда современного российского общества еще во многом сохранила традиции советского периода жизни, при котором не допускались демократические отношения собеседников, обладающих различными социальными статусами. Так, в коммуникативном взаимодействии таких сторон, как «врач - пациент», «учитель - ученик», «продавец - покупатель» и других, обладатель более высокого статуса считал возможным оказывать жесткое давление на адресата, подавлять его мнение, что наносило ущерб личности, унижало достоинство человека. Иными словами, медицинская и педагогическая этики не всегда учитывали требования кооперативной коммуникации, которая, в частности, предписывает нивелировать статусные различия. К сожалению, не все современные педагоги и врачи обладают риторической подготовкой. Опираясь на свои профессиональные знания и опыт, они зачастую оперируют в общении формами категорического выражения высказываний. Возможно, статусные роли врачей и педагогов во многом требуют использования ими категорических высказываний в целях достижения определенных профессиональных целей. Тем не менее в соответствии с нормами кооперативной коммуникации достоверность любого события и основанного на нем суждения должна подвергаться верификации со стороны говорящего, также и у адресата должна быть возможность критически воспринимать предлагаемую ему информацию.

Сопоставительное изучение категории категоричности/некатегоричности высказывания показало, что выражение планов категоричности и некатегоричности в русской и английской диалогической речи в большинстве случаев организуется посредством тождественных лингвистических средств. Отличия в употреблении тех или иных способов выражения категоричности/некатегоричности высказывания состоят лишь в отношениях коэффициентов употребления. Так, самыми распространенными средствами выражения плана некатегорического высказывания в сопоставляемых источниках оказались различные модально-вводные компоненты.

Среди модально-вводных компонентов, использованных в диалогах героев из произведений М.А. Булгакова, мы выделили следующие виды:

1) модально-вводные слова и выражения некатегорической достоверности типа «может быть», «возможно», «вероятно», «кажется», «пожалуй»;

2) модально-вводные союзные компоненты типа «впрочем», «например», «правда», «между прочим», «стало быть»;

3) вводно-эмоциональные конструкции типа «увы», «к сожалению», «к удивлению»;

4) модальные вводные конструкции типа «я полагаю», «я надеюсь», «боюсь», «по-моему», «с моей точки зрения», «я вижу»;

5) вводные компоненты типа «так сказать», «видите ли», «знаете что», «вы знаете».

К последнему виду вводных модальных компонентов мы также отнесли конструкции, которые представляют собой обстоятельственные придаточные предложения условия «если хотите», «ежели угодно» и другие.

Анализ диалогов в английских источниках позволил нам выделить следующие виды модальных вводных компонентов, функционирующих в качестве средств выражения некатегоричности высказывания:

1) модально-вводные выражения типа I think, I believe, I suppose",

2) модальные выражения it seems, it appears, it looks, it sounds, I can't help feeling;

3) модальные слова некатегорической достоверности {perhaps, probably, likely) и вводные конструкции.

С помощью модально-вводных компонентов осуществляются все рассмотренные в работе приемы снижения категоричности высказывания.

Вопросительная форма предложений выступает в качестве эффективного способа передачи некатегорического побуждения, несогласия или оценки в диалогах русских (21%) и английских коммуникантов (17%). Вопросительные конструкции можно определить как средства деинтенсификации категорического признака высказывания, поскольку в побудительных жанрах нейтрализуется императивный компонент, а в оценочных жанрах и жанрах несогласия смягчаются отрицательные коннотации. В декларативных и разделительных вопросах, а также в i отрицательно-вопросительных конструкциях имплицитно прослеживается субъективное мнение говорящего или призыв к адресату оценить его истинность. Отметим, что подобные вопросительные высказывания указывают на субъективный характер сообщаемого суждения и одновременно соотносят его с действительностью.

Сослагательное наклонение не относится к числу самых распространенных средств, употребляемых русскими коммуникантами для смягчения категорического компонента высказывания (9,4%). В английском диалоге данное явление представлено шире (18%). Сослагательное наклонение способствует созданию приема снижения категоричности, при котором высказывание подвергается процедуре верификации.

Деинтенсификаторы (уменынители, ослабители, аппроксиматоры) передают приблизительную номинацию событий, за счет чего нейтрализуется интенсивность действия или отрицания. Коэффициент употребления данных средств в русских и английских диалогах получил следующее выражение: 11% и 13% соответственно. При этом в качестве средств деинтенсификации в русском разговорном диалоге довольно часто употребляются различные уменьшительно-ласкательные суффиксы, присоединяющиеся, как правило, к существительным (реже - к прилагательным), а также ласково-фамильярные обращения типа «голубчик», «братец», «Зинуша», «Леночка», «Витенька». В английских источниках чаще других были использованы деинтенсификаторы "rather" и "quite ".

Этикетные формулы применяются в определенных ситуациях общения для демонстрации уважения к собеседнику, а также в целях сохранения собственного лица. Истинное значение подобных единиц определяется по шкале достоверности, действующей лишь в области прагматики. Прагматическая истинность этикетных формул в диалогическом общении проявляется в их функционировании в качестве сигналов вежливости. В русских диалогах этикетные формулы использовались, достаточно часто

10%). В английских источниках случаи употребления этикетных формул вежливости немногочисленны (0,9%). Мы выяснили, что наиболее распространенная в русских диалогах формула «пожалуйста», используемая для смягчения просьбы, в романе «Бремя страстей человеческих» встретилась 9 раз. В других произведениях С. Моэма данная формула встречалась гораздо реже. Таким образом, мы можем сделать вывод, что при оформлении просьбы английские коммуниканты склонны использовать иные способы смягчения категоричности, которые имеют косвенное выражение. Мы также предполагаем, что формула "please" в английском диалоге является средством прямого воздействия на сознание адресата, т.е. просьба с данной формулой приобретает значение мольбы, а мольба - разновидность категорической просьбы.

Литота является самым нераспространенным средством деинтенсификации категорического признака. Коэффициент употребления в русских и английских диалогах совпадает (0,7%).

В русском диалоге категоричность высказываний чаще всего передается с помощью конструкций в повелительном наклонении (32%), которые оформляют жанры побуждения («совет», «предложение», «просьба», «требование», «приказ», «запрет» и др.). В английских диалогах императивные жанры, как правило, передаются в форме вопросов с дополнительными средствами снижения категоричности высказывания (сослагательное наклонение, модальные глаголы и др.). В высказываниях английских коммуникантов самыми распространенными средствами выражения плана категоричности оказались отрицательные местоимения и наречия, а также наречия времени и обобщающие местоимения и наречия (any, по и их производные; never, always, all, every и его производные). Коэффициент употребления данных средств составил 27%.

Инвективы рассматриваются в качестве компонентов, обладающих высокой конфликтообразующей функцией. В русском общении употребление инвективных выражений достаточно часто происходит в разговоре совершенно незнакомых людей, при этом сам собеседник не всегда является объектом оскорблений. Однако даже в этом случае адресат может испытывать дискомфорт в силу приверженности к иному стилю коммуникации. Данные средства достаточно часто встречались> в русских источниках (13%). В английской диалогической речи употребление инвективных слов и выражений признается как отступление от литературной^ нормы и обычно не допускается в разговоре с малознакомыми людьми. По интенсивности категорического признака с инвективами сопоставимы прилагательные и наречия с ярко выраженной пейоративной коннотацией, а также выражения с преувеличениями (гиперболы), которые придают наиболее категорическое звучание высказываниям с семантикой отрицательной' оценки или несогласия; Наречия-интенсификаторы и экспрессивные прилагательные выполняют функцию, противоположную деинтесификации, то есть, придают высказыванию повышенную экспрессивность. В английских диалогах кооперативно' ориентированные английские коммуникатны, употребляя экспрессивные прилагательные или наречия-интенсификаторы, стараются компенсировать отрицательный эффект, который они производят на слушающего, за счет средств противоположного плана.

Сленг, жаргонизмы, дисфемистические и просторечные слова обладают, подобно инвективам, сниженной стилистической окраской. Мы сделали вывод о тесной взаимосвязи этих языковых явлений. Объединяет все эти нелитературные разновидности и тот факт, что они придают грубое звучание высказыванию, повышая его категоричность. Употребление подобных средств русскими коммуникантами можно объяснить отсутствием у некоторых из них правильных представлений* о литературной норме и культуре речи, либо же они руководствуются намерением выразить более эмоциональную негативную оценку объекту высказывания. Частотность употребления данных средств в диалогах героев произведений М.Булгакова составила 5% от общего числа средств. Употребление сленга, просторечия и дисфемизмов составило 4,7% случаев в проанализированных английских источниках. Однако, как и в случае с инвективными выражениями, сленг и вульгаризмы допускаются лишь при очень тесном знакомстве коммуникантов и признаются отступлением от нормы.

Повтор выступает как достаточно распространенное средство выражения плана категоричности высказывания в русских диалогах (14,6%). Анализ случаев употребления повтора в категорических высказываниях, показал, что в среднем в 23% примеров повтор выступает как средство гармонизации диалогического взаимодействия, а в 67% случаев повтор лексических единиц ведет к противоречию в диалоге. В 10% случаев повтор употребляется тогда, когда говорящий • находится под действием чрезвычайно сильных эмоций, а высказывания его в целом нельзя оценить как категорические или некатегорические. В английских источниках прием повтора отдельных единиц высказывания встречается не так часто, как» в русских диалогах (2%). При этом подавляющая часть высказываний коммуникантов, в которых они повторяют какие-либо компоненты, свидетельствует об отсутствии у собеседников намерений вести кооперативное общение.

Конструкции с двойным отрицанием придают категорическое звучание высказываниям русских коммуникантов в 9% случаев. Эмфатические конструкции употреблялись в высказываниях английских коммуникантов в 3,8% случаев.

Модальные средства выражения категорического высказывания составили 9% случаев в русских диалогах и 16,8% во взаимодействии английских коммуникантов.

В межкультурной коммуникации необходимо учитывать особенности национального стиля коммуникации. Так, иностранцам, изучающимфусский язык, в определенных ситуациях общения необходимо научиться прямо и категорично выражать отказ или побуждение, поскольку косвенные формы высказываний не всегда верно интерпретируются русскими собеседниками. В задачи изучающего английский язык входит также овладение коммуникативной компетентностью, в структуре которой содержится и умение некатегорично выражать суждения, представляющие угрозу лицу собеседника.

Перспективы исследования особенностей функционирования категории категоричности/некатегоричности высказывания мы видим в том, что полученные данные можно применить для дальнейшего выявления общих и национально-специфичных черт в двух лингвокультурах; возможно также проведение подобного исследования на примере иных коммуникативных культур. В дальнейшей работе мы намереваемся продолжить исследование данной категории в современных языковых условиях.

157

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Гущина, Гузель Ирековна, 2009 год

1. Абрамова, Т.В. Национальная специфика культуры речевого общения в косвенных речевых актах / Т.В. Абрамова // Теоретическая и прикладная лингвистика. - Вып.2: Язык и социальная среда. - Воронеж: ВГТУ, 2000. - С. 127-136.

2. Абрамова, Т.В. Диалогизм в прагмалингвистике и изучение речевого этикета / Т.В. Абрамова // Теоретическая и прикладная лингвистика. Вып. 3: Аспекты метакоммуникативной деятельности. - Воронеж: ВГТУ, 2002. -С.148-159.

3. Агапова, С.Г. Основы межличностной и межкультурной коммуникации / С.Г. Агапова. Ростов н/Д.: Феникс, 2004. - 288 с.

4. Азарова, Л.В. Лексические средства выражения категоричности высказываний / Л.В. Азарова // Системное описание лексики германских языков. Вып.5. Л: ЛГУ, 1985 - С. 137-142.

5. Азнабаева, Л.А. Семантика и прагматика вопроса / Л.А. Азнабаева, P.M. Аюпова // Языковые единицы в тексте: сб. науч. тр. Уфа: Изд-во Баш.ГУ, 1994.- С. 3-7.

6. Амиров, А.П. Имплицитное отрицание в современном английском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук / А.П. Амиров. М., 1981. - 23с.

7. Андреева, И.В. Грамматическая категория отрицания и ее стилистические потенции в современном английском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук / И.В. Андреева. М., 1974. - 33с.

8. Антонов, В.П. О востребованности культуры речи в системе воспитания языковой личности / В.П. Андреев // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. Вып. 1(8): Теоретические и прикладные аспекты речевого общения. -1999. -С.8-13.

9. Арнольд, И.В. Стилистика современного английского языка / И.В. Арнольд. Л.: Просвещение, 1981. - 295с.

10. Арутюнова, Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт / Н.Д. Арутюнова. М.: Наука, 1988. - 338 с.

11. Аршавская, Е.А. Вопросы национальной специфики и адаптации к иноязычной культуре в работах американских студентов / Е.А. Аршавская // Этнопсихолингвистические проблемы семантики: Сб. статей. М., 1978. -С.54-70.

12. Баделина, М.В. К вопросу о диалогических единствах / М.В. Баделина. -(http:// www. rusnauka. com/ Article/ filology/ 4-6/ l.html).

13. Баринова, A.B. Стилистическая оппозиция эвфемизм/дисфемизм в ракурсе функциональных стилей современного русского литературного языка (к постановке проблемы) / А.В. Баринова // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. Вып. 4(12). - 2002. - С.44-48.

14. Баскова, М.Е. Прагмасемантические и интеракциональные характеристики высказывания несогласия (на материале современного английского диалога): Автореф. дис. канд. филол. наук / М.Е. Баскова. -Санкт-Петербург, 1994. 16 с.

15. Бахтин, М.М. Проблема речевых жанров / М.М. Бахтин // Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986. - С.250-296.

16. Бахтин, М.М. Проблемы творчества/поэтики Достоевского / М.М. Бахтин. -Киев, 1994.-512 с.

17. Беляева, Е.И. Принцип вежливости в речевом общении (способы оформления декларативных высказываний в английской разговорной речи) / Е.И. Беляева//ИЯШ. 1985. - №2. - С.12-17

18. Беляева, Е.И. Принцип вежливости в вопросительных речевых актах / Е.И. Беляева // ИЯШ. 1990. - № 1. - С. 43-45

19. Бенвенист, Э. Общая лингвистика / Э. Бенвенист. М.: Прогресс, 1974. -447 с.

20. Бердникова, Л.П. Подтвердительные вопросы в современном английском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук/ Л.П. Бердникова. М., 1972. - 32с.

21. Бердяев, Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма / Н.А. Бердяев // Юность. -1991.-№11.-С. 80-95.

22. Брандес, М.П. Стилистика текста: Теоретический курс / М.П. Брандес. -М.: Прогресс-Традиция; ИНФРА-М., 2004. 416 с.

23. Брехт, Р.Д. О взаимосвязи между наклонением и временем. Синтаксис частицы «бы» в русском языке / Р.Д. Брехт // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 15: Современная зарубежная русистика. - М.: Прогресс, 1985. - с.101-107.

24. Бубер, М. Два образа веры / М. Бубер. М.: Республика, 1995. - 464с.

25. Бузаров, В.В. Круговорот диалогической речи или- взаимодействие грамматики говорящего и грамматики слушающего / В.В. Бузаров. -Ставрополь: Ставроп. гос. ун-т., 2001. 167 с.

26. Булыгина, Т.В. Гипотеза как мыслительный и речевой акт / Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев // Логический анализ языка: Ментальные действия. -М.: Наука, 1993. 173с.

27. Быкова, О.Н. Ложная аргументация. Речевая агрессия. Языковое манипулирование / О.Н. Быкова // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. Вып. 1(8).- 1999.-С. 91-103.

28. Бырдина, Г.В. Речевая структура диалога в литературном произведении / Г.В. Бырдина. (http://university. tversu. ru/ conference, jubilee/ kafrusskiasika/Birdina.rtf 22.).

29. Вежбицкая, А. Культурно-обусловленные сценарии и их когнитивный статус / А. Вежбицкая // Язык и структура знания. М., 1990. - С.63-78.

30. Вежбицкая, А. Понимание культуры через посредство ключевых слов / А. Вежбицкая: Пер. с англ. А.Д.Шмелева. М.: Языки славянской культуры, 2001. -288с.

31. Вежбицкая, А. Речевые жанры / А. Вежбицкая // Жанры речи. Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. - с.99-11

32. Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. М.: Русские словари, 1997. -416с.

33. Бенедиктова, Т.Д. «Образ речи» в романе. К проблеме моделирования национально-специфического дискурса / Т.Д. Бенедиктова, М.Б. Раренко. -(http:// library, kras. ru/ ft/ftarticles).

34. Вербицкая, JI.A. Давайте говорить правильно / JI.А. Вербицкая. М.: Высш. шк., 2003. - 239 с.

35. Виноградов, В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове): Учеб. пособие для вузов. 3-е изд., испр. / В.В. Виноградов. - М.: Высшая школа, 1986.-639 с.

36. Волошинов, В.Н. (Бахтин, М.М.). Марксизм и философия языка: Основные проблемы социологического метода в науке о языке / В.Н. Волошинов. М.: Лабиринт, 1993. - 190с.

37. Волошинов, В.Н. Философия и социология гуманитарных наук / В.Н. Волошинов. СПб.: ACTA ПРЕСС LTD, 1995. - 420с.

38. Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки / Е.М. Вольф. М.: Наука, 1985! -228с.

39. Газизов, Р.А. Коммуникативное поведение немецкой и русской лингвокультурных общностей (на материале речевого этикета). Автореф. дис. . канд. филол. наук / Р.А. Газизов. Уфа, - 2001. - 24 с.

40. Гак, В.Г. Прагматика, узус и грамматика речи / В.Г. Гак // ИЯШ. 1982. -№5. - с. 11-17.

41. Гаспаров, Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. Новое литературное обозрение / Б. М. Гаспаров. М., 1996. -352 с.

42. Гачев, Г. П. Образы Индии: Опыт экзистенциальной культурологи / Г.П. Гачев. М.: Наука, 1993. - 390 с.

43. Гойхман, О.Я. Речевая коммуникация / О .Я. Гойхман, Т.М. Надеина." М.: ИНФРА - М, 2004. - 272 с.

44. Гоффманова, Я. «Подсказывание», «Поддакивание» и другие виды стратегии преодоления коммуникативных барьеров / Я. Гоффманова //Язык как средство трансляции культуры. М.: Наука, 2000. - С. 132-153.

45. Грайс, Г.П. Логика речевого общения / Г.П. Грайс // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16: Лингвистическая прагматика. - М., 1985. - С.217-238

46. Грушевицкая, Т.Г. Основы межкультурной коммуникации / Т.Г Грушевицкая, В.Д. Попков, А.П. Садохин. М.: ЮНИТИ - ДАНА, 2002. -352с.

47. Гумбольдт, В. фон. Избранные труды по языкознанию / В. фон Гумбольдт. М.: Прогресс, 1984. - 400с.

48. Дейк, Т.А. ван Язык. Познание. Коммуникация / Т.А. ван Дейк. М.: Прогресс, 1989. -312с.

49. Дементьев, В.В. Когнитивная генристика: внутрикультурные речежанровые ценности / В.В. Дементьев, В.В. Фенина // Жанры речи: Сборник научных статей. Вып. 4: Жанр и концепт. - Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2005. - С.5-34.

50. Демьянков, В.З. Коммуникативное воздействие на структуру сознания /

51. B.З. Демьянков // Роль языка в структурировании сознания. М.: Институт философии АН СССР, 1984. - 4.1. - С. 138-161.

52. Доценко, Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита / Е.Л. Доценко. М.: «ЧеРо» совместно с изд. «Юрайт», 2000. - 344 с.

53. Егидес, А.П. Психотехника синтонного общения / А.П. Егидес ( http:// nkozlov. ru).

54. Ермакова О.Е. К построению типологии коммуникативных неудач (на материале русского диалога) / О.Е. Ермакова, Е.А. Земская // Русский язык в его функционировании. Коммуникативно-прагматический аспект. М., 1993,1. C. 30-63.

55. Ершова, Н.В. Жанры несогласия в системе обучения этикетному речевому поведению: Автореф. дис. . канд. филол. наук / Н.В. Ершова. -Москва, 2003. -18 с.

56. Жданова, В. И. Семантическое поле оценки в его историческом развитии (на материале русского языка): Автореф. дис. . канд. филол. наук / В.И. Жданова. Уфа, 2004. - 18 с.

57. Жельвис, В.И. Эмотивный аспект речи (Психолингвистическая интерпретация речевого воздействия) / В.И. Жельвис. Ярославль: Изд-во ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1990. - 81с.

58. Жельвис, В.И. Инвектива в парадигме средств фатического общения /

59. B.И. Жельвис // Жанры речи. Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж». - 1997.1. C. 137-144.

60. Земская, Е.А. Русская разговорная речь. Лингвистический анализ и проблемы обучения: Русский язык как иностранный / Е.А. Земская. М.: Флинта: Наука, 2004. - 240 с.

61. Иванова, И.П. Теоретическая грамматика современного английского языка / И.П. Иванова, В.В. Бурлакова, Г.Г. Почепцов. М.: Высшая школа, 1981.-285 с.

62. Иванов, В.В. Избранные труды по семиотике и истории культуры / В.В. Иванов. М.: Языки русской культуры. - 1998. - Т.1. - 912с.

63. Иссерс, О.С. Речевое воздействие в аспекте когнитивных категорий / О.С. Иссерс // Вестник Омского университета. Вып. 1. - 1999. - С.74-79.

64. Каразия, Н. А. Прагмалингвистическое исследование акта упрека в контексте современной американской речевой культуры: Автореф. дис. . канд. филол. наук / Н.А. Каразия. Петропавловск-Камчатский, 2004. - 21 с.

65. Карасик, В.И. Язык социального статуса / В.И. Карасик. М.: Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ин-т, 1992. - 330 с.

66. Карасик, В.И. Аспекты языковой личности / В.И. Карасик // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. - С.96-106

67. Карасик, В.И. Лингвокультурный типаж «Английский чудак» / В.И. Карасик, Е.А. Ярмахова. М.: Гнозис, 2006. - 240с.

68. Караулов, Ю.Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения / Ю.Н. Караулов // Язык и личность. М.: Наука, 1989. - С.3-8.

69. Качалкин, А.Н. Роль СМИ в межнациональном общении. Менталитет и речевой этикет нации / А.Н. Качалкин. ( http:// evartist. narod. ru/ text 12/ 01. htm).

70. Квартовкина, Ю.О. Речь английских и русских аристократов в произведениях художественной литературы XIX века: Дис. .канд. филол. наук / Ю.О. Квартовкина. Волгоград, 2004. - 185 с.

71. Клюев, Е. В. Речевая коммуникация: Учебное пособие для университетов и вузов / Е.В. Клюев. М.: Издательство «ПРИОР», 1998. - 224 с.

72. Колокольцева, Т.Н. Культура диалогической речи / Т.Н. Колокольцева //Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. Вып.З. - 2000. - С. 56-60.

73. Котов, А.А. Механизмы речевого воздействия в публицистических текстах СМИ: Автор, дис. . канд. филол. наук / А.А. Котов. М., 2003.- 24с.

74. Кропочева, В.Ф. Лингвоэкологическое сознание автора в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» / В.Ф. Кропочева // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. Вып. 4(12), 2002. - С. 70-76.

75. Крысин, Л.П. Эвфемизмы в современной русской речи / Л.П. Крысин // Русский язык конца XX столетия (1985 1995). - М.: Языки русской культуры, 1996. - С. 384-408.

76. Лаптева, О.А. Русский разговорный синтаксис / О.А. Лаптева. М.: Едиториал УРСС, 2003. - 400 с.

77. Ларина, Т.В. Английский стиль фатической коммуникации / Т.В. Ларина // Жанры речи: Сборник научных статей. Вып. 4. Жанр и концепт. -Саратов: Изд-во Гос УНЦ «Колледж», 2005. - С. 251-261.

78. Лотман, М.Ю. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) / М.Ю. Лотман, Б.А. Успенский // Успенский Б.А. Избранные труды. Т.1: Семиотика истории. Семиотика культуры. - М., 1996.-С. 338-380.

79. Маркелова, Т.В. Взаимодействие оценочных и модальных значений в русском языке / Т.В. Маркелова // Филологические науки. 1996. - №1. - С. 80-90.

80. Матвеев, А.А. Модальность мнения как иллокутивная модальность (на материале русских и английских публицистических текстов) / А.А. Матвеев. (http://www.dialog-21 .ru/archive article).

81. Матвеева, Т.В. Нормы речевого общения как личностные права игобязанности / Т.В. Матвеева //Юрислингвистика 2: Русский язык в его естественном и юридическом бытии. - Барнаул, 2000. - С.40-49.

82. Машовец, Е.Н. Стилистические возможности употребления конструкций с «дательным этическим» / Е.Н. Машовец // Вестник ЦМО МГУ. 2001. -№2.- (http: // www. tie/ га/ vestnic/ Archiva/).

83. Мельникова, A.A. Язык и национальный характер. Взаимосвязь структуры языка и ментальности / А.А. Мельникова. СПб.: Речь, 2003. -320с.

84. Методика установления контакта. (http://shurok 14. narod. Ru/ Psihologia 2.5. Html/).

85. Мещанинов, И.И. Члены предложения и части речи / И.И. Мещанинов. -Л.: Наука, 1978.-387 с.

86. Михайлов, Л.М. Грамматика немецкой диалогической речи: Учеб. Пособие для вузов / Л.М. Михайлов. М.: Высшая школа, 1986. - 110 с.

87. Москальская, О.И. Модальность высказывания: грамматика текста: Учеб. пособие для вузов / О.И. Москальская.- М.: Высшая школа, 1981. 183 с.

88. Мухин, Н.Ю. Вводные компоненты и индивидуальный стиль автора / Н.Ю. Мухин // Язык и литература. Вып. 16. - ( http:// frgf. utmn.ru/ № 16/ journal, htm).

89. Нахапетова, Л.М. Водные конструкции современного английского языка в аспекте теории текста: Автореф. дис. . канд. филол. наук / Л.М. Нахапетова. Тбилиси, 1986. - 28 с.

90. Неверов, С.В. Позиция слушающего и говорящего в речевой деятельности японцев / С.В. Неверов // Этнопсихолигвистика. М., 1988. -С.91-98.

91. Недобух, А.С. Литературный диалог отражение коммуникативного опыта языковой личности: прагмалингвистический аспект) / А.С. Недобух. -(http//www.kcn.ru/tatru/science/news/lingv 97).

92. Недобух, А.С. Формирование межкультурной компетенции / А.С. Недобух. 1999. - ( http://homepages.tversu/susov/index.htmQ.

93. Нерознак, В.П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины / В.П. Нерознак // Язык. Поэтика. Перевод: Сб. науч. тр. Моск. лингв, ун-та. Вып.426.-М.: Изд-во Моск. лингв, ун-та, 1996. С. 112-116.

94. Нещименко, Г.П. К постановке проблемы «Язык как средство трансляции культуры» / Г.П. Нещименко // Язык как средство трансляции культуры. -М.: Наука, 2000. С.30-45.

95. Николаева, Т.М. Речевые, коммуникативные и ментальные стереотипы: социолингвистическая дистрибуция / Т.М. Николаева // Язык как средство трансляции культуры. М.: Наука, 2000. - С. 112-131.

96. Ножкина, Э.М. Речевое поведение актера на страницах СМИ / Э.М. Ножкина // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. -Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. С. 5-12.

97. Нужнова, Е.Е. Прагмалингвистический аспект речевого поведения специалистов в области компьютерной техники: Дис. . канд. филол. наук / Е.Е. Нужнова. Ростов-на-Дону, 2003. - 163 с.

98. Овчинников, В. Сакура и дуб. Впечатления и размышления о японцах и англичанах / В. Овчинников. М., 1983. - 432 с.

99. Падучева, Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью / Е.В. Падучева. М.: Наука, 1985.-271 с.

100. Панфилов, В.З. Категория модальности и ее роль в конституирован и и структуры предложения и суждения / В.З. Панфилов // Вопросы языкознания.- 1977. №4.-С. 37-48.

101. Почепцов, Г.Г. Теория и практика коммуникации (От речей президентов до переговоров с террористами) / Г.Г. Почепцов. М.: Центр, 1998. - 349 с.

102. Потебня, А.А. Из записок по русской грамматике / А.А. Потебня // Звегинцев В.А. История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях.- Ч. 1. М.: Просвещение, 1964. - С. 142-169.

103. Приходько, А.Н. Высказывание в модально-эпистемическом аспекте / А.Н. Приходько // Культура народов Причерноморья. №42: Проблемы современного языкознания. - Симферополь: Межвуз. Центр «Крым». - 2003.- С.21-27.

104. Прохвачева, О.Г. Лингвокультурный концепт «приватность» (на материале американского варианта английского языка): Автореф. дис. канд. филол. наук / О.Г. Прохвачева. Волгоград, 2000. - 24 с.

105. Прохоров, Ю.Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев / Ю.Е. Прохоров.- М.: Едиториал УРСС, 2003. 224 с.

106. Прохоров, Ю.Е. Русское коммуникативное поведение / Ю.Е. Прохоров, И.А. Стернин. М.: изд-во ГИРЯ им. Пушкина, 2002. - 277 с.

107. Рождественский, Ю.В. Теория диалога / Ю.В. Рождественский. -(altai.fio.ru/projects/group 4/potok 20/site/).

108. Романенко, А.Г. Советская словесная культура: образ ритора / А.Г. Романенко. М.: Едиториал УРСС, 2003. - 400 с.

109. Самойлова, М.Н. Эпистемические глаголы / М.Н. Самойлова. -(http://pn.pglu.ru/index.php).

110. Саржина, О.В. Русская инвективная лексика в свете межъязыковой эквивалентности (по данным словарей) / О.В. Саржина // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. 2002. - Вып. 4(12). - С. 35-40.

111. Седов, К. Ф. Внутрижанровые стратегии речевого поведения: «ссора», «комплимент», «колкость» / К.Ф. Седов //Жанры речи. Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. - с. 188-195.

112. Серль, Дж. Р. Что такое речевой акт? (а). Классификация иллокутивных актов (б). Косвенные речевые акты (в) / Дж.Р. Серль // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.17: Теория речевых актов. - М.: Прогресс, 1986. - С. 151 -170, С. 170-194, С. 195-222.

113. Синельников, Б.М. Культура общения в теории и социальной практике: / Б.М. Синельников, Е.Н. Шиянов, В.А. Горшков // Сборник научных трудов: Серия «Гуманитарных и социально-экономических наук. Ставрополь: Ставр. гос. тех. ун-т, 1998. - С.5-17.

114. Сиротинина, О.Б. Обыденная риторика: проблемы и способы изучения / О.Б. Сиротинина // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ, 2000. Вып. 2(10). - С. 33-37.

115. Сонич, Т.П. Языковое выражение некатегоричности в свете коммуникативно-прагматической грамматики / Т.П. Сонич // Прагматика и структура текста. М., 1983. - Вып.209. - с. 57-70.

116. Сперанская, А.Н. Оскорбление словом в обыденном и правовом сознании носителей русского языка / А.Н. Сперанская // Юрислингвистика-1: Проблемы и перспективы. Барнаул: Изд-во АГУ, 1999. - С. 90-97.

117. Стернин, И. А. Речевое воздействие как интегральная наука / И.А. Стернин. ( http: // sternin. Adepts. Ru/ indexrus. html).

118. Стернин, И.А. Гуманитаризация российского общества как задача нового века / И.А. Стернин // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. - С.150-158.

119. Стернин, И.А. Коммуникативное поведение в структуре национальной культуры / И.А. Стернин // Этнокультурная специфика языкового сознания. -М., 1996. С. 97-112.

120. Стернин, И.А. Понятие коммуникативного поведения и проблемы его исследования / И.А. Стернин //Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. - С.4-20.

121. Стернин, И.А. Улыбка в русском коммуникативном поведении / И.А. Стернин // Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000.-С. 53-61.

122. Стернин, И.А. Русский коммуникативный идеал / И.А. Стернин // Русское и финское коммуникативное поведение. СПб: Изд-во РГГТУ, 2001. -С. 9-13.

123. Стернин, И.А. О национальном коммуникативном сознании / И.А. Стернин // Лингвистический вестник. Ижевск, 2002. - Вып. 4. - С. 87-94.

124. Сусов, И.П. Семантика и прагматика предложения / И.П. Сусов. -Калинин, 1980.-51 с.

125. Сухих, С.А. Структура имплицитной коммуникации / С.А. Сухих, Е.Ф.Хандамова //Теоретическая и прикладная лингвистика. Вып. 3: Аспекты метакоммуникативной деятельности: Межвуз. сб. науч. тр. -Воронеж: ВГТУ, 2002. - С.119-132.

126. Тарасов, Е.Ф. Проблемы социальной детерминации порождения речи в теории речевой деятельности / Е.Ф. Тарасов // Теоретические и прикладные проблемы речевого общения. М: Наука, 1979. - С. 21-54.

127. Темкина, В. Л. Роль монологической и диалогической речи в формировании лингвокоммуникативной культуры / В.Л. Темкина // Вестник ОГУ. Вып. 4. - 2003. - С.70-78.

128. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная коммуникация: Учеб. пособие / С.Г. Тер-Минасова. М.: Слово/Slovo, 2000. - 624 с.

129. Третьякова, B.C. Конфликт глазами лингвиста / B.C. Третьякова // Юрислингвистика-2: Русский язык в его естественном и юридическом бытии. Барнаул, 2000. - С. 127-140.

130. Тунникова, В.А. Проблема лингвокультурных стратегий коммуникации: Автореф. дис. . канд. филол. наук / В.А. Тунникова. Нальчик, 2005. - 20 с.

131. Туликова, С.Е. Развитие бытового речевого этикета как функционально-семантической универсалии (на материале худож. текстов xix-xx вв.): Диссерт. .канд. филол. наук / С.Е. Туликова. Волгоград, 2003. - 203 с.

132. Турунен, Н. Русский характер и коммуникативное поведение в восприятии финнов / Н. Турунен //Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. - С. 25-37.

133. Формановская, Н.И. Речевой этикет и культура общения / Н.И. Формановская. М.: Высшая шк., 1989. - 159 с.

134. Хисамова, Г.Г. Стилистика и культура речи: Учебное пособие / Г.Г. Хисамова, Е.АЛковлева. Уфа: Изд-во Башкирского университета, 1995. -122 с.

135. Хисамова, Г.Г. Диалог как компонент художественного текста (на материале художественной прозы В.М. Шукшина) / Г.Г. Хисамова. М.: МПГУ, 2007. - 352 с.

136. Христофорова, О. Национальные стереотипы коммуникативного поведения и их влияние на межэтнические взаимодействия / О. Христофорова // Язык и этнический конфликт. М.: Гендальф, 2001. - С. 99114.

137. Чернявская, В.Е. Тип текста в социокультурной перспективе / В.Е. Чернявская // Жанры речи: Сборник научных статей. Вып. 4: Жанр и концепт. - Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2005. - С. 102-112.

138. Шилихина, К.М. О коммуникативных неудачах при попытке модифицировать поведение или эмоционально-психологическое состояние собеседника / К.М. Шилихина // Речевое общение: Спец. вестник КрасГУ. -1999. Вып. 1(8). - С.49-52.

139. Шилихина, К. М. Коммуникативное давление в русском общении К.М. Шилихина // Теоретическая и прикладная лингвистика. Вып. 2: Язык и социальная среда. - Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. - С. 103-108.

140. Шмелева, Т.В. Модель речевого жанра / Т.В. Шмелева // Жанры речи. -Саратов: Изд-во ГосУнц «Колледж», 1997.- С. 88-98.

141. Шкот, И.Л. Аппроксиматоры в современном английском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук / И.Л. Шкот. М., 1990. - 23с.

142. Austin, J.L. How to Do Things with Words / J.L. Austin. Oxford: Oxford Univ. Press, 1962.- 167 p.

143. Bach, K. The Semantics-Pragmatics Distinction: What It Is and Why It Matters / K. Bach. 1994. - ( http//userwww.sfsu.edu/~k bach/spd.htm).

144. Ball, W. J. Understatement and Overstatement in English / W.S. Ball // English Language Teaching, 1970. V. 24. - Pp. 201-208.

145. Brosnahan, Leger. Russian and English Nonverbal Communication / Leger Brosnahan. -1., 1998. 117 p.

146. Brown, Penelope. Universals in Language Use: Politeness Phenomena / Penelope Brown and Stephen Levinson // Questions and Politeness Strategies in Social Interaction, ed. Esther N. Goody. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1978(1987).-Pp. 56-310.

147. Hubler, Axel. Understatements and Hedges in English / Axel Hubler. -Amsterdam: J. Benjamins, 1983. 192 p.

148. Cherry, C. On Human Communication: A Review, a Survey, and a Criticism / C. Cherry. Cambr. (Mass.); L.: MIT, 1966 (1st ed-n : 1957). - xiv, 337 p. (St. Co. 91). -Pp: 310-327.

149. Deuchbein, M. System der neuenglischen Syntax / M. Deuchbein. Leipzig, 1928.

150. Ducrot, O. La preve et le dire: Language et logique / O. Ducrot. P., 1973.

151. Galperin, I.R. Stylistics I I.R. Galperin. M.: Vycsaya Skola, 1981. - 336 p.

152. Goffman, E. On Face-Work: An Analysis of Ritual Elements in Social Interaction / E. Goffman // Psychiatry: Journal of Interpersonal Relations 18:3 (1955). Pp. 213-231 rpt. in: Interaction Ritual. - Pp. 5-46.

153. Grice, H.P. (1975). Logic and Conversation / H.P. Grice // In P.Cole (ed). Syntax and Semantics. Vol. 3. New York: Academic Press. Pp. 41-58.

154. Hinkel, Eli. When in Rome: Evaluations of L2 Pragmalinguistic Behaviors / Eli Hinkel //Journal of Pragmatics. 1996. - № 26. - Pp. 51-70.

155. Jaszczolt, K.M. Default Semantics, Pragmatics, and Intentions / K.M. Jaszczolt // The Semantics/Pragmatics Interface from Different Points of View. -Oxford: Elsevier Science. 1999. - Pp. 199-232.

156. Jeffreys. M.V.C. Personal Values in the Modern World / M. V. C. Jeffreys. -Middlesex Baltimore - Victoria: Penguin Books. - 1963. - 174 p.

157. Johnson, Lamont. Meaning and Speech Act Theory / Lamont Johnson. -2004. ( http://wings.buffaloV

158. Klein, W. Logic and Argumentation / W. Klein // P. Schroder, H. Steger eds. Dialogforschung. Diisseldorf: Schwann, 1981. - Pp. 226-264.

159. Leech, Geoffrey N. Explorations in Semantics and Pragmatics / Geofffrey N. Leech. Amsterdam/John Benjamins B.V., 1990. - 133 p.

160. Leech, G.N. Principles of Pragmatics / G.N. Leech. L., 1983. - 250 p.

161. Levinson, Stephen C. Pragmatics / Stephen C. Levinson. Cambridge: Cambridge University Press, 1983. - 420 p.

162. Lyons, J. Semantics / J. Lyons. Cambridge: CUP, 1981. - 897 p.

163. Plukhina, Z.A. The Way the British Communicate / Z.A. Plukhina. M.: Высшая школа, 1991. - 174 p.

164. Quirk R. Downtoners / R. Quirk, S. Greenbaum // A University Grammar of English. Hong Kong, 1973. - Pp. 218-219.

165. Sadock, S. Truth and Approximations / S. Sadock // In: Proc. 3rd ann. Meet. Berkeley linguist. Soc., Berkeley, 1972.

166. Searle, J.R. Speech Acts. An Essay in the Philosophy of Language / J.R. Searle. Cambridge: Cambridge Univ. Press. 1969. - 204 p.

167. Searle, J.R. Intentionality. An Essay in the Philosophy of Mind / J.R. Searle. -Cambridge: CUP, 1983.

168. Steinmann, M.J. Speech-Act Theory and Writing / M.J. Steinmann // M.

169. Nystrand ed. What Writers Know: The Language, Process, and Structure of

170. Written Discource. N. Y. etc.: Acad. Press, 1982. - Pp. 91-323.

171. Strausz-Hupe, R. New Weapon and National Strategy / R. Strusz-Hupe //

172. Military Review", May 1961. Pp. 70-89.

173. Yule, G. Pragmatics / G. Yule. Oxford: Oxford Univ. Press, 1996. - 250 p.1. СЛОВАРИ

174. Англо-русский словарь / Сост. В.К. Мюллер, С.К. Боянус. М.: Локид, 2002. - 687 с.

175. Даль, В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия / В.И. Даль. М.: Эксмо, 2007. - 288 с.

176. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. — 2-е изд., дополн. М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. -709 с.

177. Толковый словарь английского языка / Под редакцией А.Хорнби, Э.Гейтенби, X. Уэйкфилд. М.: Изд-во «Сигма-пресс», 1996. -1200с.1. Художественная литература

178. Булгаков, М. А. Дни Турбиных/ М.А. Булгаков // Пьесы. М.:

179. Советский писатель, 1991. С.3-76.

180. Булгаков, М. А. Мастер и Маргарита: Роман / М.А. Булгаков. М.: Современник, 1984, - 368с.

181. Булгаков, М.А. Жизнь господина де Мольера. Театральный роман: Романы / М.А. Булгаков. Уфа: Башк. кн. изд-во, 1991. - 320с.

182. Булгаков, М. А. Роковые яйца / М.А. Булгаков // Багровый остров: ранняя сатирическая проза. М.: Худож. лит., 1990. - С. 248 - 320.

183. Булгаков, М.А. Собачье сердце / М.А. Булгаков // Багровый остров: ранняя сатирическая проза. М.: Худож. лит., 1990. - С. 321- 412.

184. Maugham, W.Somerset. Cakes and Ale or the Skeleton in the Cupboard: Книга для чтения на англ.яз./ У.С. Моэм. М.: Менеджер, 2004. - 256с.

185. Maugham, W.Somerset. Of Human Bondage: Роман. На англ. Яз./ У.С. Моэм / Сокращение и комментарии Н.И. Кролик. -, М.: Издательство «Менеджер», 2005. 272с.

186. Maugham, W.Somerset. Theatre: Роман. На англ. яз. /У.С. Моэм / Комментарий М.В. Дьячкова. М.: Издательство «Менеджер», 2005. -304с.

187. Maugham, W.Somerset. The Painted Veil: Книга для чтения на англ.яз. / У.С. Моэм. Изд-е 2-е. - М.: Менеджер, 1999. - 272с.jfh^

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 359355