Коллективизация сельского хозяйства в Татарской АССР, 1929-1932 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Галимуллин, Ильдус Изварович

Диссертация и автореферат на тему «Коллективизация сельского хозяйства в Татарской АССР, 1929-1932 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 82814
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Галимуллин, Ильдус Изварович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Казань
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
214

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Галимуллин, Ильдус Изварович

Введение.

Глава I. Начало массовой коллективизации сельского хозяйства.

§1. Колхозное движение в 1930 году.

§2. Начало реализации политики ликвидации кулачества как класса

Глава II Основные итоги коллективизации (1931-1932).

§1. Коллективизация и ликвидация единоличной формы хозяйствования.

§2. Сопротивление крестьянства насилию в ходе коллективизации

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Коллективизация сельского хозяйства в Татарской АССР, 1929-1932 гг."

В современный период развития нашей страны наблюдается повышенный интерес исследователей к отечественной истории 20-30-х годов XX века. Это является вполне закономерным явлением, так как именно в тот период была заложена основа советского общества. Политика перестройки, совершив мировоззренческий переворот в общественном сознании, освободила историческую науку от идеологических установок и шаблонов коммунистического режима. Исследователи начали заново переосмысливать многие вопросы истории послереволюционного периода развития страны. В центре их внимания оказалась и коллективизация, которая раньше освещалась как массовое и добровольное движение крестьянских масс в колхозы, как единственный и оптимальный вариант развития сельского хозяйства. При этом ошибки и перегибы, сопровождавшие "великий перелом" в деревне рассматривались как незначительный эпизод по сравнению с гигантской работой по созданию колхозного строя. Одним словом, этот период оказался в советской исторической науке наиболее фальсифицированным. В связи с этим перед исследователями продолжает существовать необходимость дальнейшего изучения и осмысления аспектов проблемы, чтобы создать научную и объективную историю коллективизации.

Важным является исследование данной проблемы и на примере Татарстана. Изучение процесса преобразования сельского хозяйства в масштабе отдельного региона позволит более полно и всесторонне осветить историю коллективизации в стране в целом.

Актуальность темы заключается и в том, что многие беды сельского хозяйства нашего времени уходят корнями к насильственной коллективизации сельского хозяйства. Поэтому изучение уроков прошлого является одним из условий для успешного развития сельского хозяйства в современную эпоху. Таким образом, данная диссертация представляет как научный, так и практический интерес.

Широкая доступность архивных документов, отсутствие партийной цензуры позволяют сегодня историкам объективно и всесторонне исследовать проблемы коллективизации сельского хозяйства. В связи с этим возникает вопрос: как же рассматривались эти проблемы в отечественной литературе до нас? При изучении этого вопроса мы использовали общепринятую в исторической науке периодизацию историографии.

Первый период: вторая половина 20-х - начало 30-х годов. В этот период публикации по исследуемой теме появились непосредственно в процессе подготовки и претворения в жизнь партийного курса на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств. В основном это были статьи партийных, советских и хозяйственных руководителей, которые являлись организаторами и исполнителями политики коллективизации и раскулачивания на селе.1

Важнейшим событием в этот период явилась дискуссия о дифференциации крестьянства, в ходе которой сложились два основных направления. Сторонники первого направления обращали внимание, в первую очередь, на признаки производственно-демографической дифференциации хозяйств: число душ в семье, количество работников в хозяйстве, площадь посевов, поголовье скота, обеспеченность инвентарем. При этом они не давали однозначного ответа, в каком направлении идёт дифференциация, обращали внимание на разные тенденции социального развития деревни, обнаруживали противоречия в этом процессе. Так, Г. И. Баскин утверждал, что шла не дифференциация, а измельчание хозяйств, вызванная последствиями массового голода 1921 года2. А.Н. Челинцев указывал, что дифференциация происходила в южных районах экстенсивных зерновых хозяйств, тогда как в центральных и чернозёмных районах интенсивного земледелия имело место выравнивание3. Н.Д. Кондратьев рассматривал факторы, способствующие дифференциации (рынок, техника, аренда, нам) и факторы, её тормозящие (малоземелье, аграрное перенаселение). Он подчёркивал, что "путь развития сельского хозяйства через некоторое усиление в деревне процесса дифференциации, ускоряя рост производительных сил не может не отразиться на ускорении развития всего народного хозяйства".4 Иначе говоря, Н.Д. Кондратьев признавал положительное значение дифференциации, но "не ради самой дифференциации, не во имя интересов преуспевающих высших групп деревни, а ради ускорения хозяйственного развития и обеспечения материальной базы содействия низшим группам деревни".5 A.B. Чаянов рассматривал расслоение крестьянства как процесс выделения из общего количества семейно-трудовых хозяйств четырёх видов самостоятельных предприятий: фермерских, кредитно-ростовщических, промысловых, вспомогательных. Он разработал свою классификацию, состоящую из шести типов крестьянских хозяйств: капиталистические, полутрудовые, зажиточные семейно-трудовые, бедняцкие семейно-трудовые, полупролетарские и пролетарские.6 Правда, он подчёркивает, что выделенные типы редко встречаются в чистом виде. По этому поводу он пишет: "чаще всего хозяйства, пользующиеся наёмной рабочей силой, в свою очередь нанимаются на работу; хозяйства, получающие кредит на ростовщических условиях, на таких же условиях сдают в пользование свою сеялку".7 Далее он заявляет, что два крайних типа хозяйств не могут служить базой для кооперации, а оставшиеся четыре типа сводит в два основных - капиталистическое товарное и товарное крестьянское.

Сторонники второго направления, искавшие признаки социально-классового расслоения деревни, пришли к совсем иным выводам. Так, JI.H. Крицман отмечал "выгодное отличие" подхода B.C. Немчинова к статистическому изучению процесса классового расслоения в деревне, при котором крестьянские хозяйства были разделены на три основные группы: предпринимательские (свои средства производства и чужая рабочая сила), самостоятельные (свои средства производства и своя рабочая сила), зависимые (своя рабочая сила и чужие средства производства).8 По его мнению, "основной формой капиталистического хозяйства советской деревни являлось капиталистическое (по преимуществу мелко-капиталистическая) хозяйство, основанное на сдаче в наём рабочего скота и сельхозинвентаря, при котором скрытый капиталист выступал под видом рабочего, работающего в чужом хозяйстве собственным рабочим скотом и инвентарём, а скрытый пролетарий - под видом хозяина без рабочего скота или без инвентаря, нанимающего владельца этих необходимых средств производства, при котором присваиваемая прибавочная ценность создавалась не трудом нанятого "рабочего" с лошадью и инвентарём, а трудом нанимающего "хозяина".9 В.С. Немчинов рассматривал отношение предпринимательских и зависимых элементов к собственным в крестьянском хозяйстве и на их основе "вывел" количественный критерий для определения групп крестьянских хозяйств.10 Предложенный этими авторами коэффициент "пролетаристичности и капиталистичности" хозяйства, выводимый на основе учёта отношений найма рабочей силы, найма и сдачи живого и мёртвого инвентаря вёл к преувеличению степени "капиталистического" расслоения советской деревни, что и имело место во многих работах аграрников марксистского направления, а затем негативно отразилось в практике преобразования советской деревни.

В Татарской АССР вопросы дифференциации крестьянства обсуждались на страницах журнала "Труд и хозяйство".11 Большой вклад в изучение этой проблемы внёс И.И. Штуцер, который в своей работе сделал вывод, что "в ТР пока опасности от засилья кулаков нет; второе, что, так называемые, мощные хозяйства представляют собой в ТР разновидность среднего хозяйства, более многосемейную, чем средние хозяйства, и поэтому имеющие возможность заработать на стороне несколько большую сумму на едока, чем менее семейные середняки, в-третьих, что замечается постепенная ликвидация группы маломощных хозяйств и нарастание средней группы за счёт слабой и мощной, и, в-четвёртых, что условия ТР совершенно различны от общих экономических условий СССР, не давая стимула к образованию и развитию не только кулацких хозяйств, но даже и разновидности типа хозяйств, так называемых мощных хозяйств".12 Совершенно иной вывод был сделан в статье A.M. Колосова: "экономические условия в деревне Татарии не отличаются от условий всего Союза и при новой экономической политике даётся достаточный простор для развития капиталистических отношений в деревне".13 На значительный процент зажиточных и даже кулацких хозяйств в ТАССР указывал и А.П. Алексеев-ский. Однако вместе с тем он отрицал наличие кабальных отношений в деревне. Как видим, у каждого из этих авторов была своя точка зрения по вопросу о дифференциации крестьянства в ТАССР. Это было обусловлено тем, что каждый автор при изучении данной проблемы акцентировал своё внимание на отдельном признаке крестьянского хозяйства. Иначе говоря, другие признаки крестьянского хозяйства не были рассмотрены в их взаимоотношении и взаимосвязи. Естественно, они не могли объективно показать социальное расслоение крестьянства. Однако, следует подчеркнуть, что эти работы являлись первыми трудами о социальном расслоении деревни Татарии и представляют для нас большой интерес.

Большое внимание учёными аграрниками и экономистами уделялось вопросам организации кооперативного производства. В трудах таких авторов, как A.B. Чаянов, Н.Д. Кондратьев, Н.П. Макаров и других была доказана необходимость кооперирования, использующего материальное стимулирование семьи как производственной ячейки сельского хозяйства. Вывод о необходимости совместного использования индивидуально-семейной и коллективной форм организации производства открывал широкую перспективу развития сельского хозяйства.

В первый период историографии появились и обобщающие работы по проблемам сельского хозяйства. В их создании активное участие принимали учёные-аграрники, экономисты и работники Наркомата земледелия ТАССР. Среди авторов в первую очередь следует назвать П.А. Алентова, А.Б. Бергера, В.В. Виннера, A.C. Коновалова, П.В. Петрова, И.И. Штуцера. Особый интерес в их работах представляет научно-обоснованный вывод о депрессивном характере развития сельского хозяйства ТАССР. По мнению авторов, основной причиной кризиса сельского хозяйства являлось несоответствие системы земледелия с экономическими и естественно-географическими условиями республики. В этих работах также даётся анализ перспективных путей развития сельского хозяйства.

Анализ литературы первого периода показывает, что в это время получило развитие изучение вопросов кооперативного строительства и экономики края14 В целом работы этого периода содержали инструктивные указания по колхозному строительству для местных работников. Авторы стремились на основе фактов доказать справедливость партийного тезиса о желании большинства крестьян организоваться в колхозы и об обострении классовой борьбы. Проводится мысль, что колхозник становится основной опорой Советской власти на селе. В этих работах содержатся интересные сведения об обеспеченности крестьян землёй и скотом, о состоянии колхозов, о количестве и видах кооперативов, об имущественном положении их членов, данные об урожайности земледельческих культур и состоянии животноводства. Более того, в работах по краеведению имеются данные о быте и культуре сельского населения. Во многих работах раскрывается механизм деятельности местных органов власти по руководству сельским хозяйством. Ценность этих работ заключается в том, что они имеют богатый фактический материал. Но следует отметить, что авторы в то время не могли дать объективную оценку происходившим в деревне процессам. Поэтому эти работы необходимо рассматривать в контексте своего исторического времени. Отличительная особенность литературы первого периода состоит в том, что она является для нас в то же время и источником, поскольку многие из авторов были непосредственными участниками и очевидцами событий.

Любые высказывания и выводы исследователей по поводу развития сельского хозяйства, расходившиеся с установками партийного руководетва, подвергались острой критике и осуждению. Так, в 1931 году в Казани был издан сборник статей "Кондратьевщина в Татарии", авторы которого 3. Винтайкин, Ф. Медведев и Г. Щеперин попытались экономически обосновать целесообразность сплошной коллективизации сельского хозяйства. По своей сути эта работа была направлена против экономического учения местных учёных-аграрников А.Б. Бергера, А.К. Трухина, И.И. Штуцера и др. Так, 3. Винтайкин писал: "в то время как партия ставила задачу продолжать и усиливать борьбу с кулаком . вредитель Штуцер доказывал отсутствие кулака и классовой борьбы".15

Второй период: вторая половина 30-х - середина 50-х годов. В это время отечественная историческая наука находилась в жёстких политических и идеологических рамках, под влиянием догматов сталинского режима. В исследованиях учёных отчётливо отражался отпечаток концепции "Краткого курса истории ВКП(б)"/который отвергал наличие альтернативных вариантов исторического развития советского общества. Историки тех лет были вынуждены строго придерживаться установленной схемы, основные положения которой сводились к следующему: к середине 20-х годов завершилось восстановление народного хозяйства; с 1926 года по 1929 год была создана материально-техническая база для перехода от мелкого индивидуального крестьянского хозяйства к коллективному; с 1930 по 1934 год была осуществлена коллективизация. Тем самым историки становились в основном комментаторами "краткого курса". В качестве примера можно привести труды С.П. Трапезникова, М.А. Краева и других.16

Большое внимание уделялось деятельности ВКП(б) и Советской власти в строительстве социализма в деревне. Авторы, рассматривая вопрос о стирании классовых различий между рабочими и крестьянами, сделали необоснованные выводы о том, что к концу 30-х годов в советском обществе возник новый класс - колхозное крестьянство, которое лишилось всех своих старых привычек и традиций, мелкособственнических пережитков.17

Во втором периоде историографии история колхозного строительства в Татарской АССР изучалась слабо. В данный период было опубликовано только несколько работ, в которых те или иные аспекты истории коллективизации получили освещение.18 Среди этих работ следует отметить монографию Е.И. Устюжанина "Первые коллективные хозяйства в Татарии", в которой показан механизм возникновения и деятельности первых коммун, артелей в Казанской губернии в период гражданской войны. В своих работах автор делает характерные для своего времени необоснованные выводы: сельское хозяйство отставало, так как земледелие было сосредоточено в руках единоличников; накануне массовой коллективизации шла обострённая классовая борьба; успехи в области индустриализации и рост сознательности трудящихся масс настойчиво требовали перестройки сельского хозяйства на социалистической основе; трудящиеся массы приветствовали чрезвычайные меры партии против кулачества.19

Историческая литература 30-50-х годов большое внимание уделяла тому, чтобы показать положительное отношение крестьянства к политике ВКП(б) в деревне. Во всех работах наблюдается изобилие цитат из произведений классиков марксизма-ленинизма, партийных документов о роли и значении кооперации для судеб крестьянства, об объективной обусловленности массовой коллективизации и необходимости ликвидации кулачества. При этом богатый фактический материал историками приводится лишь для подтверждения этих цитат.

Анализ литературы второго периода приводит нас к выводу, что исследования носили иллюстративный, описательный характер. В них преобладали цитатничество и догматизм. В содержании работ большое место отводилось характеристике политической деятельности И.В. Сталина.

Третий период историографии охватил время со второй половины 50-х до середины 80-х годов. Начало этому периоду положил XX съезд КПСС. Этот период характеризуется процессом избавления литературы от ' И ' наиболее одиозных формулировок и сталинских догматов. Однако историческая литература не смогла полностью избавиться от сталинских теоретических установок. Историки продолжали использовать в качестве абсолютно объективного источника партийные документы, выводы и положения которых не подвергали критическому анализу. Труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина являлись основной методологией исследования, а работы западных историков клеймились как буржуазные фальсификации истории советского крестьянства.

Деятельность партии по осуществлению кооперативного плана была одной из ключевых проблем в исторической литературе. Этой теме было посвящено огромное количество работ.20 Но господство коммунистической идеологии отрицательно повлияло на объективное освещение истории коллективизации. Историки стремились показать огромную роль партии, которая достигла больших успехов в деле кооперирования крестьянских масс, тем самым подготовив почву для перехода к массовой коллективизации.

В этот период многие историки начинают изучать отдельные проблемы коллективизации. Так, роль рабочего класса в создании колхозов рассматривалась в трудах В.М. Селунской, Н.П. Спектора, Ю.С. Борисова.21 Они в своих исследованиях стремились показать решающую роль рабочих-двадцатипятитысячников в деле строительства социализма на селе. В своих трудах эти историки писали, что рабочий класс активно откликнулся на призыв партии направить своих представителей в деревню для оказания помощи трудящимся крестьянам в их борьбе против "классового врага". Красной нитью проводится мысль, что в деревню направлялись лучшие представители рабочего класса, которые, выдержав суровый экзамен жизни, завоевали авторитет среди крестьян и явились организаторами колхозного строительства.

Следует отметить, что в этот период в литературе продолжают разрабатываться традиционные вопросы (руководящая роль партии, союз рабочего класса и крестьянства, колхозно-совхозное строительство, классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества, деятельность органов Советской власти).22 Наряду с этим наблюдается повышенный интерес исследователей к новым аспектам проблемы - социальной психологии крестьянства23, культурному строительству в деревне24, социальной структуре сельского населения.25

Попытки некоторых исследователей показать реальную картину коллективизации были встречены партийной цензурой "в штыки". Так, резкой критике на страницах журнала "Вопросы истории КПСС" были подвергнуты книги Н.И. Немакова и H.A. Ивницкого.26

В этот период появляются и труды, в которых резкой критике подвергаются "буржуазные фальсификаторы" ленинского кооперативного плана.27 Критика буржуазных исследователей в советской исторической литературе была подчинена партийно-классовой идеологии Коммунистической партии и поэтому преследовала конкретную цель, а именно доказать правильность опыта КПСС по строительству социализма в деревне.

Для третьего периода характерно усиление исследовательской работы в области историографии. Так, в 60-70 годы появляются историографические работы M.J1. Богденко, В.П. Данилова, И.Е. Зеленина, М.П. Кима, Ю.А. Мошкова, В.И. Погудина, Ю.А. Полякова, В.П. Тарана, A.M. Чин-чикова.28 Для этих работ характерен один общий методологический подход в оценке научной ценности литературы по истории коллективизации, а именно проверка соответствия выводов и положений исторических работ установкам партийных документов о роли советско-партийного руководства по осуществлению ленинского кооперативного плана.

Итогом разработки истории коллективизации третьего периода стал выход в свет в 1986 году "Истории советского крестьянства" .29

Третий период историографии был отмечен резким подъёмом научно-исследовательской работы. В это время велась активная работа по изучению истории коллективизации отдельных регионов страны. Темы и направления по исследуемой проблеме стали более разнообразными. Но историки-краеведы, отмечая в своих трудах особенности развития и строительства колхозов, также придерживались основных положений: объективная необходимость ликвидации кулачества как класса, невозможность подъёма и развития сельского хозяйства без проведения коллективизации. Значительное количество работ было посвящено освещению деятельности партии, комсомола, посланцев рабочего класса, сельсоветов. Эти вопросы нашли отражение в трудах чувашских, удмуртских, мордовских, марийских исследователей.30

Среди исследований, освещающих историю коллективизации в Татарской АССР в третий период историографии, видное место занимают труды П.М. Дювбанова. В своих работах автор рассматривал различные аспекты социалистического преобразования сельского хозяйства.31 Наряду с интересными данными в его работах встречаются характерные для своего времени выводы, с которыми нельзя согласиться. Так, в работе "К вопросу о ликвидации кулачества как класса в Татарии" автор оправдывает политику партии по ликвидации кулачества тем, что без неё невозможно было бы построить социализм,32 что уже к концу 1929 года колхозно-совхозный сектор производил необходимое для страны количество товарного хлеба.33 Значительная часть работ П.М. Дювбанова посвящена изучению и освещению роли рабочего класса и его посланцев - двадцатипятитысячников. Не остались без его внимания и такие вопросы как: совхозное строительство, роль политотделов в организационно-хозяйственном укреплении колхозов, деятельность МТС, кооперативное движение до начала сплошной коллективизации. Иначе говоря, П.М. Дювбанов в своих работах поднимал широкий круг вопросов истории процесса коллективизации. Ценность его работ состоит в том, что в них накоплен богатый и разнообразный фактический материал.

Несомненный интерес представляют монографии по отдельным проблемам истории социалистического преобразования сельского хозяйства в

ТАССР. В них получили освещение вопросы развития кооперативного движения в восстановительный период34, деятельность партийных и комсомольских организаций 35, советов 36, кресткомов37, роль комсомола38 в социалистическом преобразовании сельского хозяйства. Отдельные работы были посвящены изучению деятельности и роли МТС в укреплении колхозного строя39, раскрытию помощи города деревне, укреплению союза рабочего класса и крестьянства в разные периоды социалистического преобразования села.40

В работах по изучению кооперативного движения авторами делается вывод, что кооперативное движение являлось подготовительным этапом массовой коллективизации. Крестьянин, вступивший в кооператив, рассматривался как завтрашний колхозник. Авторы утверждают, что осуществление коллективизации есть торжество ленинского кооперативного плана. С этим нельзя согласиться. В действительности, коллективизация не создала в деревне строя цивилизованных кооператоров, о котором писал Ленин. Колхоз 30-х годов оказался включенным в жёсткую административную систему государственного планирования и заготовок сельхозпродукции.

Все авторы, освещавшие деятельность местных Советов, утверждали, что партия уделяла огромное внимание их укреплению. Во всех работах содержатся сведения о национальном и социальном составе сельсоветов, партийно-комсомольской прослойке в их составе, об участии населения на выборах, о численности лишённых избирательных прав. Характерными в этом отношении являются работы P.M. Бикметовой, Т.Г. Фаляхова. Необоснованным, на наш взгляд, является вывод Т.Г. Фаляхова о том, что "советы к концу второй пятилетки превратились из органов управления для трудящихся в органы управления через трудящихся" 41

Наиболее фальсифицированным оказалось освещение такого вопроса как классовая борьба. Протест крестьян насилию в ходе организации колхозов в литературе однозначно освещался как бешеное сопротивление классового врага-кулака успехам Советской власти в деле коллективизации. Так, массовые выходы крестьян из колхозов объяснялись "провокационным истолкованием директив партии по борьбе с перегибами со стороны кулачества".42 Падёж скота, гибель урожая и другие негативные явления в колхозном производстве объяснялись сопротивлением кулацких элементов, которые, якобы, "проникнув в колхозы на различные должности проводили разлагающую деятельность изнутри" .43

Среди нерешённых проблем истории коллективизации в Татарской АССР остаётся вопрос о численности раскулаченных и выселенных из республики крестьянских хозяйств. В литературе до сих пор нет единого мнения по поводу этого вопроса. Так, П.М. Дювбанов количество выселенных определяет в две тысячи человек.44 Крупнейший специалист по коллективизации сельского хозяйства ТАССР A.M. Залялов делает вывод, что высылке в отдалённые районы страны из Татарии подлежало 3000 кулацких хозяйств.45 H.A. Ивницкий утверждает, что в 1930-1931 гг. из Татарии было выселено 9424 семьи, из которых на Урал - 7810 семей, а на Дальний Восток-1614 семей.46

Необоснованные выводы, прямая фальсификация допущены историками при освещении такого важного вопроса как итоги коллективизации. Несоответствующими реальности следует считать выводы исследователей о "зажиточной и культурной жизни в результате победы колхозного строя"47, "завершении технической реконструкции всего народного хозяйства и превращении Татарии в передовую индустриально-аграрную республику"48, "об освобождении колхозника от всех остатков индивидуалистической психологии и превращении его в сознательного, активного строителя коммунистического общества"49, о "победе социализма в деревне, в результате чего нищета и безработица навсегда отошли в область истории" .50

Большим недостатком третьего периода историографии явилось отсутствие специальных историографических работ по проблемам коллективизации. Историками обзор литературы давался лишь во введениях или в первых главах своих работ. В результате обзор литературы по истории коллективизации оставался кратким.

Определённым вкладом в изучение темы явились публикации статистических сборников51 и сборников документов52. Однако в эти сборники включались лишь такие документы, которые своим содержанием призваны были создавать общественное мнение о необходимости политики раскулачивания и коллективизации, массовой поддержке этой политики крестьянством. В результате документы не позволяют объективно освещать многие вопросы нашей темы.

Анализ опубликованной в третий период литературы свидетельствует, что в это время появились первые обобщающие работы по истории коллективизации. К таковым, прежде всего, следует отнести монографию авторского коллектива (П.М. Дювбанова, A.M. Залялова и др.) "Ленинский кооперативный план и его осуществление в Татарии"53 и монографию A.M. Залялова.54.

В коллективной работе "Ленинский кооперативный план и его осуществление в Татарии" нашли отражение вопросы развития сельского хозяйства Татарии с 1917 по 1968 год. Данная работа состоит из шести глав. В главе "Подготовка массовой коллективизации сельского хозяйства" показаны трудности и благоприятные факторы в TACGP для осуществления социалистических преобразований. К трудностям для проведения коллективизации были отнесены: многонациональность населения республики, нехватка национальных кадров, культурная отсталость, влияние духовенства. К факторам, благоприятствующим проведению коллективизации , были отнесены: близость к промышленным центральным районам страны, наличие железнодорожной магистрали, водных артерий - Волги и Камы, бескорыстная помощь русского народа и других народов СССР, крепнущее интернациональное сплочение народов республики. Через всю главу прослеживается мысль, что Коммунистическая партия путём кооперирования крестьянских масс подготавливала условия для перехода к массовой коллективизации. Здесь мы можем найти сведения о развитии различных видов кооперативов, их партийном и национальном составе, степени кооперирования в национальном разрезе, динамике кооперативного движения. Делается вывод, что в ТАССР наиболее распространёнными формами кооперации явились поселковые и посевные товарищества, которые обеспечили более быстрый переход к колхозам. Что касается вопроса о материальных предпосылках для перехода к коллективизации, было указано, что наличие техники к 1929 году являлось серьёзной основой коллективизации, однако ещё недостаточной для успешного её осуществления. В этой же главе уделяется внимание освещению деятельности советов, профсоюзов, комсомола и шефской помощи рабочего класса крестьянству в подготовке массовой коллективизации сельского хозяйства. Осуществлению массовой коллективизации посвящена третья глава книги. В ней были определены хронологические рамки осуществления массовой коллективизации и политики ликвидации кулачества как класса: осень 1929 - 1932 год. Был сделан вывод, что коллективизация завершилась к концу второй пятилетки.

В монографии A.M. Залялова "Социалистическое преобразование сельского хозяйства в Татарии" была дана периодизация коллективизации. Автор выделяет четыре периода: 1 период - возникновение кооперативного колхозного движения (1917-1920 гг.); 2 период - переход к НЭПу и роль кооперации, первых колхозов в подготовке условий для массовой коллективизации (1921-1929 гг.); 3 период - решающий этап осуществления ленинского кооперативного плана, проведения массовой коллективизации и осуществления ликвидации кулачества как класса (вторая половина 1929 - 1932 годы); 4 период - завершение массовой коллективизации, торжество ленинского кооперативного плана (1933 - 1937 годы).55 В соответствии с этой периодизацией построена и структура самой работы. На основе использования широкого круга источников и данных литературы автору удалось показать историю социалистического преобразования сельского хозяйства ТАССР с 1917 года по 1937 год. В четвёртой главе получили освещение такие узловые вопросы как: начальный и решающий этапы массовой коллективизации, ликвидация кулачества как класса, роль рабочего класса, деятельность областной партийной организации. Наряду с интересными данными в работе автора имеются характерные для работ тех лет положения и выводы, которые в совокупности освещают коллективизацию как массовое добровольное движение трудового крестьянства, которое категорически требовало от руководства республики усилить классовую борьбу против кулачества. Несмотря на это, работа A.M. Залялова до последнего времени является единственным обобщающим монографическим исследованием. Анализ содержания его опубликованных работ показывает, что в них был сделан крупный шаг вперед в изучении проблематики.56

Отдельные вопросы истории крестьянства Татарии получили освещение в общих работах.57 Так, в соответствующих главах книг "История Татарской АССР", "Очерки истории партийной организации Татарии", "Очерки по истории комсомола Татарии" рассматривается деятельность областной партийной организации по проведению массовой коллективизации сельского хозяйства, организационно-хозяйственному укреплению колхозов и совхозов.

Анализ литературы третьего периода историографии по изучению коллективизации в ТАССР позволяет сделать вывод, что историки в своих работах рассматривали широкий круг вопросов проблемы, сумели выделить особенности развития колхозного строительства. Но господство коммунистической идеологии и партийной цензуры наложили свой отпечаток на работы историков. Поэтому многие вопросы коллективизации в трудах местных историков лишены объективности. Исследователи придерживались партийно-классового подхода при изложении исторических событий и старались лишь подтвердить фактическим материалом уже готовые теоретические положения и выводы официальной версии темы.

С провозглашением перестройки в конце 80-х - начале 90-х годов в отечественной литературе произошёл мировоззренческий переворот, который выразился в отходе от догматизма и идеологизации научных исследований и положил начало новому периоду историографии. Благодаря демократизации и гласности стали появляться статьи, авторы которых стали опровергать классические концепции истории коллективизации.58

Начало коренному перелому в научной концепции коллективизации положила дискуссия историков-аграрников, состоявшаяся 24 октября 1988 года в Москве, материалы которой были опубликованы в журнале "История СССР".59 На этой дискуссии шёл обмен мнениями по основным аспектам проблемы коллективизации: великий перелом 1929 года и альтернатива Н.И. Бухарина; коллективизация как революция, произведённая сверху по инициативе государственной власти, при поддержке снизу крестьянскими массами; соотношение ленинского кооперативного плана и осуществлённой коллективизации; классовая борьба и кулак; численность раскулаченных и выселенных крестьянских хозяйств; хлебозаготовки и массовый голод 1932-1933 годов; административно-командная система в сельском хозяйстве.

Участники дискуссии В.П. Данилов, Н.Я. Гущин, И.Е. Зеленин, H.A. Ивницкий, Ю.А. Мошков, В.А. Тихонов и другие пришли к единому мнению в оценке коллективизации как насильственного вовлечения мелких крестьянских хозяйств в крупное обобществленное хозяйство. Был сделан вывод, что проведение коллективизации отбросило не только ленинский кооперативный план, но и основные принципы социализма.

Обсуждение концепции коллективизации и её основных аспектов продолжалось и в последующие годы.60 Для нас наиболее интересным является вопрос о кулачестве. Анализ выступлений участников дискуссии приводит нас к выводу, что в 20-е годы кулачество не являлось классом. Но кулак в деревне был и оставался крестьянином, так как он, по выражению H.A. Ивницкого, "не разорвал пуповину с крестьянством, с общиной, с устоями и бытом деревни".61 Его хозяйство, как и любое крестьянское хозяйство, имело, прежде всего, семейно-потребительскую направленность, что является по мнению В.П. Данилова "основным и достаточно широким признаком определения крестьянства".62

Однако, следует подчеркнуть, что "организация производства и социальные отношения этой группы хозяйств (то есть крупных крестьянских хозяйств) и в условиях НЭПа продолжали носить характер примитивного, специфического деревенского капитализма, отличавшегося совмещением товарно-денежных и натуральных связей, сохранением кабально-ростовщических отношений".63 Это даёт нам повод говорить, что, если с одной стороны кулак являлся крестьянином, то, с другой стороны, он являлся представителем особой сильной прослойки зажиточного крестьянства, для которой была характерна "предпринимательская эксплуатация" наемного труда . Нельзя не учитывать, что и для таких известных экономистов как Н.Д. Кондратьев и A.B. Чаянов кулацкие хозяйства -"полукапиталистические", "полутрудовые", "промышленного типа", то есть предпринимательские хозяйства. Однако предпринимательство в крестьянской среде отличалось кабальной по своей сути докапиталистической эксплуатацией чужого труда: отработка за долги и "помощь", издольная аренда, ростовщичество. Иначе говоря, кулак не являлся сельским буржуа, так как земля при Советской власти не была в частной собственности, а рынок был сильно деформирован. Наиболее удачным, на наш взгляд, является определение кулака, данное В.П. Даниловым: "это далеко не фермер, а в значительной мере - прежний мироед. В целом это - фигура, социальная эволюция которой закончилась на половине пути между мироедом и фермером".64 Важно заметить, что с началом раскулачивания термин "кулак" приобретает политическое содержание. Не будет ошибкой, если сказать, что в этот период кулак - это уже идеологический персонаж. Для активистов и партийцев, желавших раньше срока отрапортовать о 100% коллективизации своего села, не существовало сложного теоретического вопроса о кулаке. Кто против коллективизации - тот и кулак, независимо от имущественного положения. Анализ источников и литературы приводит нас к выводу, что лозунг борьбы против так называемого кулачества нужен был советско-партийному руководству для того, чтобы ликвидировать единоличное крестьянское хозяйство и создать колхозы, у которых изъять хлеб было гораздо легче и проще.

В исторической литературе историки начали писать о коллективизации как о насильственном преобразовании мелкотоварного крестьянского хозяйства в коллективное, как об отходе от ленинского кооперативного плана. Историки В.А. Тихонов, И.А. Кузнецов сделали вывод, что у большевиков никакого ленинского кооперативного плана и не было,65 что в конце 20-х годов в деревне не было кулачества и классовой борьбы.66

По-новому стали рассматриваться и такие аспекты проблемы коллективизации как альтернативность вариантов развития сельского хозяйства, мелкотоварное производство и отношение государства к единоличникам, деятельность политотделов МТС, итоги и значение коллективизации. Так, В.П. Данилов и Н.В. Тепцов справедливо отмечают, что насильственной сталинской коллективизации была альтернатива, а именно бухаринская, которая предлагала сохранить механизм, сложившийся в годы НЭПа, и проводить социалистическое кооперирование в меру созревания объективных условий67 М.А. Савельев сделал вывод, что прогресс сельского хозяйства был возможен и на основе мелкого производства.68 И.Е. Зеленин показал, как государство путём чрезмерного обложения налогами разоряло хозяйство единоличников, чтобы вовлечь их в колхозы.69 Политотделы МТС, утверждает он, проводили политику "чрезвычайщины" на селе.70 Л.А. Гордон и Э.В. Клопов сделали вывод, что в годы коллективизации никакого роста сельскохозяйственного производства не произошло.71 Они считают, что сплошная коллективизация явилась социально-экономической катастрофой, которая привела к снижению урожайности, сокращению поголовья скота и к массовому голоду. Такого же мнения придерживаются многие историки.72 Н.Л. Рогалина считает, что произошло отчуждение крестьян от труда и падение традиционной деревенской нравственности.73 Ю.С. Борисов утверждает, что коллективизация явилась крупнейшим политическим преступлением в мировой истории.74

Стали изучаться отдельные аспекты, которые раньше не могли быть объектом внимания и изучения со стороны советских историков. Среди них голод, демографические изменения. Все исследователи отмечают, что массовый голод 1932-1933 годов был результатом насильственной коллективизации, принудительного обобществления скота и чрезмерных хлебозаготовок.75 С. Максудов, Е.А. Осокина, используя отчёты статистических органов, записи актов гражданского состояния, данные переписи населения 1926 и 1937 годов пришли к выводу, что в 30-е годы произошло резкое снижение численности населения, особенно, сельского. Причинами этого они называют голод, репрессии, снижение рождаемости, миграцию крестьян в города. Потери населения страны за годы коллективизации, по мнению С. Максудова, составили 9,8 млн. человек.76 И.Е. Зеленин утверждает, что население СССР с осени 1932 года по апрель 1933 года сократилось со 165,7 млн. человек до 158 млн. человек, то есть на 8,7 млн. человек.77 Он соглашается с западными советологами, которые число жертв от голода 1932-1933 годов определяют в 3-4 млн. человек.78 Е.А. Осокина утверждает, что общее число смертей, попавших в общегражданскую регистрацию, составило в 1933 году 6,7 млн. человек.79 Она подчёркивает, что в это число не входят людские жертвы ГУЛАГа. Е.А. Осокина делает вывод, что от голода умерло более 3 млн. человек, из которых на село пришлось 2 млн. человек.80

Новым аспектом проблемы коллективизации явилось освещение такого вопроса как трагическая судьба раскулаченных и выселенных крестьянских семей в спецпосёлках, где они испытывали на себе каторжный труд, голод и смерть. Эта тема освещена в работах H.A. Ивницкого, В.Н. Зем-скова, Т.И Славко.81

Следует отметить, что в последнее время были изданы и сборники документов, которые освещают историю коллективизации.82

Определённый интерес представляют работы западных историков, которые в наше время стали более доступными историкам.83

Среди диссертационных исследований хотелось бы отметить работы Г.В. Доброноженко, О.Н. Могущенко, С.И. Савельева, И. Ф. Ялтаева и других, которые выполнены с учётом новых методологических требований.84 Таким образом, историки в современный период историографии приступили к переосмыслению традиционных взглядов на историю коллективизации, в результате которого большевистский вывод о "сплошной коллективизации как о добровольном массовом движении крестьянских масс в колхозы" был окончательно отвергнут. •

Историки Татарстана также приступили к освещению истории коллективизации с новых концептуальных позиций.85 Так, в журнале "Татарстан" была опубликована статья JI. Якубовой "Кулацкие мятежи или крестьянская война?". Автор рассматривает волнения крестьян во время гражданской войны на территориях Уфимской и Казанской губерний. Причиной крестьянских волнений она называет политику "военного коммунизма", которая сопровождалась насильственной "коммунизацией" деревни и продразвёрсткой. Автор опровергает утвердившееся определение, согласно которому крестьянские волнения назывались вилочными контрреволюционными мятежами кулаков.86 Н. Фролов в статье "Коллективизация: помнить, чтобы не повторилось" рассматривает ход коллективизации и раскулачивания в Черемшанском районе.87 Автор делает вывод, что тоталитарный режим поставил деревню на колени, обрёк на прозябание, подневольный труд, получив в месте с тем возможность бесконтрольно и беспрепятственно выкачивать из неё ресурсы. Большой интерес представляют статьи Р.В. Шайдуллина.88 Автор в своих трудах рассматривает состояние сельского хозяйства ТАССР и совхозное строительство накануне насильственной коллективизации.

В диссертационной работе Р.В. Шайдуллина "Деревня Татарии: социально-экономический аспект (1921-1928 годы)" на основе широкого использования архивных материалов даётся объективная картина татарской деревни в 20-е годы.89

Историко-демографическая и социально-классовая структура сельского населения накануне коллективизации детально изучена в работе H.A. Фёдоровой.90 Особое внимание автором было уделено рассмотрению аспектов миграции сельского населения в 20-е годы.

Среди работ казанских историков особо следует отметить труды крупнейшего историка современности И.Р. Тагирова91, внёсшего огромный вклад в изучение вопросов национально-государственной проблематики и в реализацию идей суверенитета Татарстана.

Огромный интерес представляет его статья, опубликованная в журнале "Гасырлар авазы - Эхо веков" .92 Подвергнув глубокому и критическому анализу богатый архивный материал, автор рассматривает с новой концептуальной точки зрения широкий круг вопросов темы. В статье даётся объективная картина коллективизации и раскулачивания.

Подводя итог изучению местной исторической литературы о коллективизации сельского хозяйства Татарской АССР, опубликованной в эпоху коммунистического режима следует подчеркнуть, что многим работам присущи жёсткий аксиоматизм, заданность выводов, уход от острых проблем или их сглаживание. Научный поиск задерживало существование запретных тем, многочисленных стереотипов периода культа личности И.В. Сталина.

Анализ местной литературы, опубликованной в последние годы показывает, что в исследованиях местных историков о проблемах коллективизации сделаны лишь первые шаги в переосмыслении и пересмотре данной темы с новых концептуальных позиций. Всё это говорит о том, что в наши дни продолжает существовать необходимость в расширении проблематики исследований и повышение их теоретико-методологического и методического уровней. Без этого воссоздание полной и объективной картины процесса коллективизации и раскулачивания в ТАССР не представляется возможным. В связи с этим перед данным исследованием возникает необходимость изучения ранее не исследованных сюжетов и более глубокого анализа имеющихся.

Целью настоящей диссертации является показ объективной картины процесса коллективизации в деревне Татарской АССР. Исходя из цели исследования, диссертант ставит следующие задачи:

- раскрыть содержание, формы и методы коллективизации;

- проанализировать деятельность партийных и советских органов по ликвидации кулачества как класса;

- показать сопротивление крестьянских масс насильственной коллективизации.

Территориальные рамки исследования - Татарская АССР. Хронологические рамки темы охватывают период с 1929 по 1932 годы. Именно в этот короткий отрезок времени был осуществлён насильственный перевод крестьян к коллективному производству, в ходе которого произошли кардинальные изменения в сельском хозяйстве и в жизни сельского населения республики.

Новизна исследования заключается в том, что впервые в историографии истории коллективизации в Татарстане изучены все основные проблемы большевистского преобразования деревни в их взаимосвязи и взаимозависимости. В силу этого новизну исследования составляют также источники, не привлекавшиеся до сих пор в исторических исследованиях. В то же время учтены в достаточно полной мере достижения предшественников, которые в силу известных обстоятельств были не в состоянии поставить проблематику в полном объеме и привлечь источники, раскрывающие многие негативные стороны коллективизации деревни. В работе представлены новые сведения об отношении крестьянства к коллективизации и впервые в рамках диссертационного исследования показаны основные формы сопротивления крестьянства Татарстана насилию сталинского руководства в ходе осуществления коллективизации.

Теоретической основой диссертации явились общепринятые научные методы конкретно-исторического исследования. Во главу угла были поставлены проблемы историзма, достоверности, объективности. Объективность любого исследования определяется взаимосвязью принципов историзма и достоверности. Поскольку конечной целью исследования являлось воссоздание правдивой картины коллективизации, постольку полнота ис-точниковой базы, равно как и её анализ, явилась одним из основных принципов работы. Эта возможность заключалась в привлечении всех основных фактов без исключения с тем, чтобы процесс был представлен в целом от его начала до завершения. Это в свою очередь предполагает обеспечение достоверности изучаемых источников для установления системы фактов и явлений, воссоздающих процесс в целом. В ходе исследования были использованы сравнительно-исторический и историко-генетический методы. Значительное место в работе заняли методы количественного и качественного анализа. Важная роль отведена комплексному применению методов анализа и синтеза исторических фактов и явлений. Выводы по итогам работы сделаны исходя из этих подходов.

Источники по истории коллективизации сельского хозяйства Татарстана самые разнообразные. Их можно разделить на следующие основные группы.

Первая основная группа источников - это неопубликованные документы и материалы, которые представлены в фондах Центрального государственного архива историко-политической документации Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ) и Национального архива Республики Татарстан (НАРТ).

В НА РТ, в первую очередь, необходимо выделить фонд Центрального исполнительного комитета ТАССР (Ф.Р.-732) и фонды кантонных, районных, волостных советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и их исполнительных комитетов (Ф.Р.-143; Ф.Р.-180 и др.), где сосредоточены документы, раскрывающие деятельность советских органов по проведению коллективизации и раскулачивания крестьянских хозяйств. Документы этих фондов самые разнообразные. Это постановления и секретные инструкции вышестоящих органов власти, секретная переписка ЦИК ТАССР с кантонными и районными исполнительными комитетами, дела специальной комиссии ЦИК ТАССР на раскулаченных, постановления и распоряжения кантонных и районных исполкомов, отчёты их отделов, протоколы "сельтроек", "канттроек" и групп бедноты, заявления и жалобы крестьян на несправедливое раскулачивание их хозяйств.

Большое количество неопубликованных источников, характеризующее состояние сельского хозяйства, развитие колхозов и работу МТС, было выявлено в фонде Наркомата земледелия ТАССР - Ф.Р.-5874. В материалах этого фонда содержатся сведения о коллективизации, годовые отчёты колхозов, совхозов, МТС; показатели по урожайности и животноводству, данные об оснащённости колхозов сельхозмашинами.

В ЦГА ИПД РТ многочисленные сведения по исследуемой теме содержаться в материалах Татарского областного комитета ВКП(б) - Ф.15. К документам этого фонда относятся протоколы партийных конференций, пленумов, заседаний бюро обкома партии, а также отчёты секретарей районных и кантонных комитетов партии. Ценные сведения о социально-политической обстановке и "классовой борьбе" на местах содержатся в информационных сводках Татарского отдела ОГПУ. Материалы фонда показывают ход и методы коллективизации, формы сопротивления крестьянства, масштабы и характер крестьянских волнений. Партийные документы предназначались для узкого круга лиц и поэтому более правдиво отражают экономическое состояние колхозов и совхозов, картину голода в деревне, отношение крестьян к политике советско-партийного руководства.

Интересные сведения содержатся в материалах районных, кантонных и волостных комитетов ВКП(б) (Ф.5, Ф.75, Ф.298, Ф.485 и др.). Документы этих фондов раскрывают характер и содержание событий в отдельных районах, что имеет важное значение для создания объективной картины процесса коллективизации в масштабе всей республики.

Многие документы из вышеуказанных фондов в научный оборот вводятся впервые.

Следует указать на трудности при работе с архивными источниками. Их анализ показывает, что в оформлении делопроизводственных документов наблюдался разнобой, особенно, на местах. Например, протоколы районных комитетов ВКП(б) составлялись в одних случаях на специальных бланках, где текст печатался сплошным массивом - "Слушали", "Высказываются", "Постановили". Причём вопросы не всегда пронумерованы, что создаёт значительные трудности при просмотре и поиске нужной информации. В других случаях протоколы имели столбцовую форму -с колонками "Слушали" и "Постановили". В целях экономии бумаги текст нередко печатался на обеих сторонах листа, а плохое качество бумаги и пишущих машинок приводило к тому, что тексты порой наслаивались и с трудом прочитывались. Документы местных органов власти (волостного, сельского уровня) отличаются худшей степенью сохранности, малограмотностью и недостаточным оформлением. К тому же протоколы этих органов обычно написаны карандашом и плохим почерком.

Вторая группа источников - это опубликованные материалы в сборниках документов, среди которых особо следует выделить "Коллективизацию сельского хозяйства ТАССР" под редакцией A.M. За-лялова. В нем в основном преобладают материалы директивного (резолюции, постановления) и отчётного характера (отчёты, справки). В основном это документы высших органов государственной власти й управления (съезд советов ТАССР, ЦИК ТАССР, ОК В.КЩб)) и органов управления различных областей сельского хозяйства республики (Татселькредсоюз, Татколхозсекция, агрономический съезд). Часть документов исходила непосредственно от трудящихся: сюда вошли отчёты коммун, резолюции конференций групп бедноты, протоколы общего собрания крестьян, колхозников. Однако в силу известных обстоятельств составители сборника вынуждены были представить в основном лишь такие документы, которые в совокупности подтверждали общепринятую версию процесса коллективизации. Недостатком сборника явилось отсутствие документов, исходящих от отдельных крестьян. В результате невозможно полностью проследить отношение населения к мероприятиям Советской власти.

Большой интерес представляет для нас сборник документов и материалов "Альметьевское дело. Трагические страницы из истории крестьянства Альметьевского района", составленный А. Г. Галямовой и Р. Н. Ги-бадуллиной. Опубликованные в этом сборнике архивные материалы содержат сведения о ходе коллективизации в Альметьевском районе и позволяют нам проследить отношение крестьян к мероприятиям районных властей. Следует отметить, что изучение процесса вовлечения крестьян в колхозы в отдельном регионе имеет важное значение, так как дает возможность создать объективную картину коллективизации в целом в республике.

Среди публикаций следует выделить юбилейные издания, посвященные годовщинам образования Татарской республики. Несмотря на небольшие объёмы разделов в них, как правило, собран достаточно разнообразный и интересный справочный материал, содержащий много таблиц. Так, в сборник, посвящённый 15 годовщине республики, вошли извлечения из собранных Татарским управлением народно-хозяйственного учёта обширных статистических данных за 1920-1935 гг. Юбилейные сборники, имевшие целью ознакомить читателей с историей образования республики и теми огромными достижениями, которых добилась ТАССР в области хозяйственного и культурного строительства имеют определённый интерес для нас с точки зрения постановки вопросов, степени освещения тех или иных проблем и достигнутых результатов.

Третью группу источников составляют материалы периодической печати. При работе над диссертацией были использованы материалы из центральных и республиканских газет "Правда", "Красная Татария", "Новая деревня", а также из журналов "На аграрном фронте", "Пути сельского хозяйства", "Труд и хозяйство". Анализ местной периодической печати 20-х годов показывает, что её содержание в целом имеет пропагандистский характер. С началом коллективизации и массового раскулачивания публикуемый материал ещё в большей степени перестал отражать реальные события, превратившись в пропагандистские призывы к борьбе против кулака, за колхоз. На страницах газет в основном публиковались выдержки из докладов и речей официальных деятелей, а также письма и статьи селькоров. Необходимо подчеркнуть, что присущее периодической печати свойство непрерывности и систематичности текстовых массивов позволяют нам проследить различные процессы в динамике. Если газеты предназначались для широких слоёв населения, то журналы в первую очередь предусматривались для руководителей и специалистов. Поэтому их содержание носило более аналитический, чем пропагандистский характер. Основная доля информации в них принадлежала учёным-аграрникам, экономистам, специалистам Госплана, Наркомата земледелия.

При использовании периодической печати в качестве исторического источника необходимо помнить о критическом подходе к содержащимся в ней материалам, так как присущий ей субъективизм накладывал отпечаток на освещение и интерпретацию фактов и событий, их замалчивание или искажение.

Использование этих разнообразных источников позволило нам провести исследование с достаточной степенью достоверности и обеспечило

31 решение поставленных задач.

Результаты исследования могут быть использованы при написании региональных очерков истории, в разработке вузовского курса истории Татарстана и спецкурса по аграрной истории, а также при создании обобщающих трудов по истории крестьянства России.

Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения приложения, примечаний, списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Галимуллин, Ильдус Изварович

Заключение

В данной работе сделана попытка осветить с новой концептуальной точки зрения процесс коллективизации в деревне ТАССР с осени 1929 года по-1932 год включительно.

Организация колхозов проходила форсированными темпами. Так называемый период "прилива" (осень 1929г.- весна 1930г.) крестьян в колхозы завершился тем, что ТАССР к марту 1930 года вышла на третье место в стране по темпам коллективизации. Основной причиной такого "успеха" явилась установка партийного руководства республики на завершение коллективизации к осени 1930 года, хотя постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года был установлен более поздний срок - весна 1932 года. Для вовлечения крестьян в колхозы партийными и советскими органами на местах использовались различные методы: лишение избирательных прав, угрозы раскулачиванием, выселением из села и даже расстрелом, налоговое давление, заготовительная кампания. Нельзя не учитывать и такой фактор, как желание части бедноты построить колхозный строй, при котором они надеялись улучшить свое материальное положение. Насилие и массовые репрессии по отношению к деревне вызвали активное сопротивление крестьянских масс. Это вынудило партийное руководство приостановить давление на деревню и начать процесс исправления "ошибок и перегибов". Так называемый период "отлива" привел к резкому снижению уровня коллективизации в ТАССР (с 83,3% в марте до 9,3% в октябре 1930 года).

Коллективизация сельского хозяйства была тесно связана с претворением в жизнь политики ликвидации кулачества как класса. Провозглашенная на XV съезде партии политика "ограничения и вытеснения кулака экономическими методами" сопровождалась принудительными методами командно-репрессивного характера во время хлебозаготовок и других хозяйственно-политических кампаний и привела к сокращению количества так называемых кулацких хозяйств. Если в 1927 году они в общей массе крестьянства составляли 4%, то к началу сплошной коллективизации - не более 2,6%.

Основную работу по раскулачиванию проводили специальные комиссии, уполномоченные райисполкомов и ОГПУ. Им активно помогали колхозные активисты. Основная часть населения была запугана и молчалива. Бедняцкие группы и сельсоветы в большинстве своем являлись лишь подсобными органами при уполномоченных.

Раскулачивание использовалось партийным руководством как средство давления на крестьян. Раскулачивая середняков и бедняков, оно вынуждало их вступать в колхозы, а раскулачивая кулацко-зажиточную прослойку, оно стремилось уничтожить в деревне наиболее дееспособную часть крестьянства. В директивах советско-партийного руководства предписывалось проводить раскулачивание на базе коллективизации, но на практике оно всегда предшествовало организации колхозов.

Процент раскулаченных хозяйств намного превысил процент так называемых кулацких хозяйств. Основными причинами этого явились отсутствие четкого определения кулацкого хозяйства и установление "ограничительных контингентов раскулачивания в 3-5%" в постановлении ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации" от 30 января 1930 года. Следует подчеркнуть, что на основе постановления СНК СССР "О признаках кулацких хозяйств, в которых должен применяться кодекс законов о труде" от 21 мая 1929 года любое крестьянское хозяйство можно было отнести к кулацкому. Расширению круга раскулачиваемых крестьян повлиял и такой факт, как боязнь местных партийных и советских работников быть обвиненными в принадлежности к правой бухаринской оппозиции. Нельзя не учитывать и такой факт, как желание определённой части бедноты приобрести имущество более богатых своих односельчан. В процессе исправления "перегибов" партийным руководством была осуществлена кампания по восстановлению "неправильно раскулаченных" крестьян в своих правах. Но это восстановление мало что изменило: конфискованное имущество было обезличено и растранжирено.

Таким образом, за короткий отрезок времени крестьянству республики пришлось испытать на своих плечах все тяготы и бедствия от чудовищного эксперимента сталинского руководства. Насильственная коллективизация в этот период проходила с широким применением административно-командных методов. Для этого периода характерным является то, что сначала имел место массовый "прилив" крестьян в колхозы, а затем массовый "отлив". "Водоразделом" между ними явилось постановление ЦК партии "О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении" от 14 марта 1930 года.

Массовый выход крестьян из колхозов весной и летом 1930 года не поколебал стремления партийного руководства в достижении своей цели. Осенью 1930 года начинается подготовка к организации "нового прилива" крестьян в колхозы. Ставка была сделана на массовую работу среди крестьянства. Однако методы принуждения сохранялись. Большое внимание уделяется налоговой кампании. Резко увеличенные налоги на единоличников вынуждали их вступать в колхозы.

Организация "нового прилива" была тесно связана со второй крупной волной раскулачивания, основные события которой развернулись в первой половине 1931 года. Хотя партийное руководство в своих директивах постоянно предостерегало местные органы от применения "антикулацких" мер по отношению к середнякам и беднякам, но на практике это не соблюдалось. Причиной явилось то обстоятельство, что это предупреждение не закреплялось реальными практическими мероприятиями. К тому же, партийное руководство в тех же директивах требовало усилить нажим на кулака и развивать дальше колхозное движение. Низкий процент привлеченных хозяйств к твердым заданиям и индивидуальному обложению, отставание при выполнении хлебозаготовительных планов и других хозяйственно-политических задач являлись поводом вышестоящим органам власти для привлечения местных работников к партийной и судебной ответственности. В результате местные органы старались выполнять возложенные на них планы форсированными темпами и это, в свою очередь, приводило к массовому насилию и беззакониям на селе.

Организация "нового прилива" привела к тому, что уже к октябрю 1931 года уровень коллективизации составил 62,4%. Однако в начале 1932 года вновь начался выход крестьян из колхозов. Партийное руководство решило вплотную приступить к выполнению кампании по организационно-хозяйственному укреплению колхозов. На места направляются специальные комиссии по изучению и принятию решительных мер по улучшению состояния колхозов. Но их положение оставалось тяжелым. В большинстве, в них имелись такие недостатки как: плохая организация труда, уравниловка в оплате, отсутствие учета, низкая производительность труда, нехватка специалистов, низкая урожайность, падеж скота.

Кампания по организационно-хозяйственному укреплению колхозов привела вновь к борьбе против "кулаков", которые, якобы, вошли в состав колхозов, чтобы вести "контрреволюционную разлагающую деятельность изнутри" и остановить колхозное движение. Она сопровождалась массовыми репрессиями против председателей колхозов, сельсоветов и секретарей партийных ячеек, которые, якобы, не смогли своевременно выявить и ликвидировать "социально-чуждые элементы".

В 1932 году основная часть крестьянства (64,4%) была вовлечена в колхозы. К этому времени на территории республики было создано 3.884 колхоза, в которых оказались вовлечёнными 321.726 хозяйств.

Сопротивление крестьянства в годы коллективизации приобрело широкий размах. Оно имело различные формы: как активные, так и пассивные. Среди пассивных форм протеста крестьян наиболее распространенными явились сознательное истребление скота, уничтожение инвентаря, бегство в города и на стройки. Со стороны зажиточных слоев деревни пассивной формой протеста явилось "самораскулачивание", которое имело место еще накануне насильственной коллективизации и, особенно, усилилось после принятия постановления СНК СССР от 21 мая 1929 года. Среди активных форм сопротивления крестьян, получивших широкое распространение, следует выделить такие, как: отказ от вступления в колхоз, защита своих односельчан от раскулачивания и выселения.

Высшей формой крестьянской борьбы против насилия явились массовые антиколхозные и антисоветские выступления, которые проходили с определенными экономическими и политическими требованиями. Нередко такие выступления заканчивались вооруженными столкновениями между крестьянами и отрядами НКВД.

Насильственная коллективизация по времени совпала с антирелигиозной кампанией. Раскулачивание и выселение представителей духовенства, огульное закрытие и осквернение культовых сооружений вызвали на местах активное сопротивление крестьянских масс. Следует подчеркнуть, что духовенство было с народом: муллы и священники по просьбе своих односельчан писали за них заявления о выходе из колхозов, жалобы о неправильном раскулачивании, письма в газеты и, непосредственно, членам руководства страны о тех злодеяниях и преступлениях, которые творились на селе.

Наряду с массовыми выступлениями крестьян имели место террор и нападения на колхозы (уничтожение колхозного инвентаря, отравление скота, поджоги). Гнев крестьян, в первую очередь, был направлен против местных работников, непосредственно проводивших политику насилия и репрессий.

Следует отметить, что сопротивление крестьянства усиливалось тем быстрее, чем тяжелее становился пресс нажима на деревню. Оно достигло своей вершины весной 1930 года. Волнения в деревне достигли такой остроты, что поставили под угрозу существование Советской власти.

В деревне периода коллективизации борьба имела сложное содержание и велась в различных направлениях: сопротивление всего крестьянства насилию советско-партийного руководства, противодействие кулацко-зажиточного слоя политике его ликвидации. Нельзя не учитывать и борьбу определенных слоев бедноты против так называемого кулачества, которая искусственно разжигалась и поддерживалась властями. Имел место и "хлебный фронт", т.е. отказ сдавать по низким ценам свои "излишки" хлеба как со стороны единоличников, так и со стороны колхозов.

Рассматриваемый в диссертации период коллективизации явился решающим периодом в социалистическом преобразовании сельского хозяйства: мелкое единоличное хозяйство было разрушено и вместе с этим произошло раскрестьянивание села. Крестьянин был насильно вовлечён в коллективное хозяйство, перестал быть свободным товаропроизводителем, заинтересованным в результатах своего труда. Хлеб, выращенный им на колхозном поле, был для него чужим. Это приводило к тому, что зерно оставалось на земле, терялось по дороге на элеватор. Что касается колхозов, то здесь надо подчеркнуть, что они в своих наиболее существенных чертах не являлись кооперативными хозяйствами. Они были включены в жёсткую административную систему государственного планирования производства и заготовок сельскохозяйственной продукции.

Период коллективизации явился трагической страницей в истории нашей республики. Массовые издевательства и избиения крестьян становились обычным явлением на селе.

Насильственная коллективизация привела к резкому упадку сельского хозяйства. Особенно остро это ощущалось в сокращении численности поголовья скота и снижении урожайности зерновых культур. Хлебозаготовки 1931 года резко ухудшили положение села. В некоторых районах республики имели место признаки голода. А хлебозаготовки 1932 года привели к массовому голоду, унёсшему десятки тысяч человеческих жизней.

Подчинённая задачам индустриализации, коллективизация привела к

166 резкой миграции сельского населения в города и на стройки пятилеток. Уход рабочей силы из Татарии вёл к уменьшению численности коренного татарского населения. Порвавшие связь с территорией формирования нации, татары на чужбине забывали свой родной язык, традиции, обычаи и в целом культуру своего народа. Выселение так называемых кулацких семей в отдалённые районы страны, вербовка граждан республики на "великие стройки пятилеток", голод в результате непосильных хлебозаготовок . всё это приводило к сокращению численности населения ТАССР.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Галимуллин, Ильдус Изварович, 2000 год

1. Источники 1) Архивные:

2. Национальный архив республики Татарстан (НА РТ)

3. Фонд Р-143 Буинский кантонный исполнительный комитет

4. Фонд Р-6000 Кукморский районный исполнительный комитет

5. Фонд Р-5874 Народный комиссариат земледелия ТАССР

6. Фонд Р-732 Татарский Центральный Исполнительный комитет (ЦИК ТАССР)

7. Центральный государственный архив историко-политической документации республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ)

8. Фонд 654 Арский кантонный комитет ВКП(б) (кантком ВКП(б))

9. Фонд 5 Балтасинский волостной комитет (б) (волком ВКП(б))

10. Фонд 298 Балтасинский районный комитет ВКП(б) (райком ВКП(б))

11. Фонд 7262 Буинский кантком ВКП(б)

12. Фонд 485 Камско-Устьинский райком ВКП(б)

13. Фонд 39 Кукморский волком ВКП(б)

14. Фонд 522 Кукморский райком ВКП(б)

15. Фонд 5600 Мамадышский кантком ВКП (б)

16. Фонд 15 Татарский областной комитет ВКП (б)

17. Фонд 75 Теньковский райком ВКП(б)2. Периодическая печать:1. Газеты:

18. В поход за сплошную коллективизацию. Постановление ОК ВКП(б)// Красная Татария. 1929. - 8 дек.

19. Давыдов Мензелинск ещё далеко не оправдывает звания района сплошной коллективизации // Красная Татария. 1931. - 23 марта.

20. Иванов За колхоз! // Красная Татария. 1931. - 13 янв.

21. Искандеров Создадим условия для сплошной коллективизации. // Красная Татария. 1930. - 27 июля.

22. Корбут О чёрных кулацких ведомостях. // Красная Татария. — 1931 — 21 окт.

23. Неотложные задачи коллективизации. // Красная Татария. 1929. - 6 дек.

24. О развёртывании и укреплении колхозного движения. // Красная Татария. 1930. - 14 сент.

25. Первый съезд общества содействия коллективизации. // Красная Татария. 1930.-20 февр.

26. Разумов М.О. К концу пятилетки должна быть в основном завершена коллективизация. // Речь на пленуме обкома. // Красная Татария. 1931. -17 февр.

27. Ю.Юнусов Как Тумутук завершил коллективизацию. // Красная Татария. -1931.-28 мая.1. Журналы:

28. Алексеевский А.П. К вопросу о расслоении крестьянства в Татреспуб-лике. // Труд и хозяйство. 1926. - №1. - С. 16-32.

29. Асанов Т., Бергер А. Перспективы развития сельского хозяйства Тат-республики (в период 1926-1940 гг.). // Труд и хозяйство. 1927. - №34. - С.25-90.

30. Баскин Г.И. Влияние урожаев на дифференциацию крестьянского хозяйства. // Пути сельского хозяйства. 1927. - №4. - С.96-102.

31. Колосов A.M. К вопросу о расслоении крестьянства Татреспублики. // Труд и хозяйство. 1926. - №5. - С.38-53

32. Кондратьев Н.Д. К вопросу о дифференциации деревни. // Пути сельского хозяйства. 1927. - №5. - С.123-148.

33. Крицман JI.H. К вопросу о классовом расслоении современной деревни. // На аграрном фронте. 1925. - №10. - С.2-46.

34. Макаров Н.П. Дифференциация крестьянского хозяйства. // Пути сельского хозяйства. 1927. - №4. — С.101 -113.

35. Чаянов A.B. О дифференциации крестьянского хозяйства. // Пути сельского хозяйства. —1927. №5. - С.101-121.

36. Челинцев А.Н. К вопросу о дифференциации крестьянского хозяйства. // Пути сельского хозяйства. 1927. - №4. - С.114-132.

37. Штуцер И.И. К вопросу о расслоении крестьянства в Татреспублике. // Труд и хозяйство. 1926. - №4. - С.26-31.

38. Щеперин Г.П. Колхозное движение Татарии. // Социалистическое хозяйство Татарии. 1931. - №8-9. - С.1-23.3. Опубликованные документы:

39. Альметьевское дело. Трагические страницы из истории крестьянства

40. Альметьевского района (конец 20-х начало 30-х гг.). Сборник документов и материалов. / Составители А.Г. Галямова, Р.Н. Гибадуллина. Серия: Из истории Альметьевского региона. Вып. 3. - Казань, 1999. -192 с.

41. Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и входе коллективизации 1927-1932 гг.: Сборник/ Сост. В.П. Данилов и др.; Под ред. [и со вступит, ст., С.9-50] В.П. Данилова, H.A. Ивницкого. -М.: Политиздат, 1989. 525 с.

42. Коллективизация сельского хозяйства. Важнейшие постановления Коммунистической партии и советского правительства (1927-1935 гг.):

43. Сборник/ Сост. Л.Ф. Кузьмина, В.Е. Полетаев и др.; Под ред П.Н. Шаровой. М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 575 с.

44. Коллективизация сельского хозяйства в Среднем Поволжье (1927-1937 гг.): Сборник/ Сост. Н.П. Панов, Ф.А. Каревский и др.; Под ред. Н.П. Панова. Куйбышев: Куйбышев, кн. изд-во, 1970. - 670 с.

45. Коллективизация сельского хозяйства Татарской АССР (1927-1937 гг.): Сборник/ Сост. A.M. Залялов, Е.И. Устюжанин и др.; Под ред. [и с введением] A.M. Залялова. Казань: Таткнигоиздат, 1968. - 354 с.

46. Кооперативно колхозное строительство в СССР, 1917-1922 гг.: Сборник/ Сост. Е.А. Тюрина и др.; Под ред. В.П. Данилова. - М.: Наука, 1990.-396 с.1.. Авторефераты и диссертации

47. Балтаев A.C. Комсомол Татарии помощник Коммунистической партии в борьбе за построение социализма (1933-1937 гг.): Автореф канд. дисс. - Казань, 1954. - 18 л.

48. Бикметова P.M. Советы Татарии в начальный период социалистической реконструкции народного хозяйства: Дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. Казань, 1972. - 220 л.

49. Бурганова Ф.А. Деятельность органов ОКК-РКИ Татарии в период создания фундамента социалистической экономики (1927-1933 гг.): Дисс. канд. ист. наук.: 07.00.02. Казань, 1965. - 421 л.

50. Дювбанов П.М. Коммунисты Татарии организаторы помощи рабочего класса подготовке и проведении сплошной коллективизации сельского хозяйства республики (1928-1932 гг.): Автореф. канд. дис. - М., 1961.-28 л.

51. Залялов А.М. Ленинский кооперативный план и борьба трудящихся масс за его осуществление в Татарии в период восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.): Автореф. канд. дис. Казань, 1956. - 18 л.

52. Ильина Л.А. Борьба большевиков за коллективизацию сельского хозяйства Татарии в годы первой сталинской пятилетки (1928-1932 гг.): Автореф. канд. дис. Л., 1952. - 15 л.

53. Исаков А.К. Руководство партийной организации Татарии деятельностью крестьянских комитетов общественной взаимопомощи в 1921-1932 гг.: Дисс. . канд. ист. наук.: 07.00.02. Казань, 1973. - 199 л.

54. Матвеева Е.Г. Комсомол Татарии верный помощник партии в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства (1930-1934 гг.): Дисс. . канд. ист. наук.: 07.00.02. - Казань, 1955. - 361 л.

55. Садыкова Р.Б. Крестьянство Татарии накануне коллективизации (19251928 гг.). Анализ и характеристика источников: Дисс. . канд. дисс.: 07.00.02. Казань, 1997. - 243 л.

56. Ю.Трофимов Г.Т. Татарская партийная организация в борьбе за формирование и подготовку промышленных кадров рабочего класса в годы первой и второй пятилеток (1928-1937 гг.): Автореф. канд. дисс. М., 1972. - 20 л.

57. П.Фаляхов Т.Г. Деятельность местных Советов Татарии на завершающем этапе социалистической реконструкции народного хозяйства (1933-1937 гг.): Дисс. . канд. ист. наук.: 07.00.02. Казань, 1970. - 311 л.

58. Хисамутдинов Г. Борьба трудящихся Татарии за завершение строительства социалистического общества в довоенные годы (1935-1941 гг.): Дисс. . канд. ист. наук.:07.00.02. Казань, 1954. - 367 л.

59. Шайдуллин Р.В. Деревня Татарии: социально-экономический аспект (1921-1928 гг.): Дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. Казань, 1990. - 203 л.

60. Ялтаев И.Ф. Коллективизация сельского хозяйства в Марийской автономной области в 1929-1936 гг.: Дисс. . канд. ист. наук: 07.00.02. -Йошкар-Ола, 1999. 260 л.

61. Ш. Исследовательская литература:

62. Абрамов Б.А. Организаторская работа партии по осуществлению ленинского кооперативного плана. М.: Госполитиздат, 1956. - 164 с.

63. Абрамов Б.А., Ваганов Ф.М., Кушков В.И., Немаков Н.И. Коммунистическая партия организатор массового колхозного движения.// Вопросы истории КПСС. - 1968. - №6. - С. 111-118.

64. Абрамов Б.А., Кочарли Т.К. Об ошибках в одной книге (Письмо в редакцию).// Вопросы истории КПСС. 1975. - №5. С.134-141.

65. Агеев М.В. Социалистическое преобразование сельского хозяйства Мордовской АССР. Саранск: Мордовское кн. изд-во,1978. - 182 с.

66. Алексеев Б.Л. Участие профсоюзов Чувашии в осуществлении коллективизации сельского хозяйства (1927-1937 годы).// Сельское хозяйство Среднего Поволжья (период строительства социализма). Чебоксары, 1982. - С.70-75.

67. Анисимов Н. Советское крестьянство. М.: Молодая гвардия, 1947. -183 с.

68. Балацкий Н.Р., Талалаев В.Д. КПСС организатор колхозного строя. - М.: Политиздат, 1980. - 95 с.

69. Барсов A.A. Против извращения истории советского крестьянства буржуазной историографии.// История СССР. 1962. - №2. - С. 189-210.

70. Белад Д., Крауст Т. Сталин. Пер. с венг. - М.: Политиздат, 1989. -318 с.

71. Белов В. Незаживающая рана. (О годах коллективизации и раскулачивания).// Наш современник. 1989. - №11. - С.74-84.

72. Берхин И.Б. Основные этапы формирования кооперативного плана

73. B.И. Ленина.// История советского крестьянства и колхозного строительства в СССР. Материалы научной сессии, состоявшейся 18-21 апреля 1961 года в Москве./ Под ред. М.П. Кима. М.: Известия АН СССР, 1963. - С.273-278.

74. Богденко М.А., Зеленин И.Е. История коллективизации сельского хозяйства в современной советской литературе.// История СССР. 1961. - №4. - С. 133-151.

75. Борисов А.И. Борьба коммунистической партии за социалистическую индустриализацию страны и подготовку сплошной коллективизации сельского хозяйства (1926-1929 годы). М.: МГУ,1980. - 29 с.

76. Борисов М.А. Подготовка партией наступления социализма по всему фронту (1926-1929 годы). М.: Госполитиздат, 1961. - 160 с.

77. Борисов Ю.С. Двадцатипятитысячники. М.: Госполитиздат, 1959. - 95 с.

78. Борисов Ю.С. Эти трудные 20-30-е годы.// Страницы истории советского общества: факты, проблемы, люди. М.: Политиздат, 1989.1. C.121-157.

79. Булатов И.Г. Кооперация и её роль в подготовке сплошной коллективизации. М.: Соцэкгиз,1960. - 200 с.

80. Курганова Ф.А. Органы контроля Татарии в борьбе за социализм (1920-1934 годы). Казань: Таткнигоиздат,1975. - 255 с.

81. Буртина Е. Коллективизация без "перегибов". Налоговая политика в деревне 1930-1935 года.// Октябрь. 1990. - №2. С. 159-171.

82. Бяков В.Ф., Просяник А.Я. Борьба партии за осуществление ленинского плана построения социализма в СССР (1926-1932 годы). М.: Политиздат, 1964. - 80 с.

83. Ваганов Ф.М. XV съезд ВКП(б). М.: Политиздат, 1987. - 78 с.

84. Венжер В.Г. Как было, как могло быть, как стало, как должно стать: Вопросы истории нашего строя./ Предисл. Т.Е. Кузнецовой, Л.В. Никифорова.; АН СССР. М.: Наука, 1990. - 107 с.

85. Верт Н. История Советского государства: 1900-1991. Пер. с фр. - М.: Прогресс, 1997. - 543 с.

86. Винтайкин З.П., Ладыгин Н.Д. Проблемы производственной специализации сельского хозяйства Татреспублики. Казань: Татиздат,1931. -282 с.

87. Вылцан М.А. Укрепление материально-технической базы колхозного строя во второй пятилетке (1933-1937 годы). М.: Изд-во АН СССР, 1959. - 143 с.

88. Вылцан М.А. Победа колхозного строя и мероприятия партии и государства по улучшению жизни советского крестьянства (1933-1940 годы).// Вопросы истории КПСС. 1968. - №6. С.42-54.

89. Вылцан М.А. Историческая роль МТС в создании и развитии колхозного строя.//История СССР. 1978. - №2. - С.67-79.

90. Вылцан М.А. Завершающий этап создания колхозного строя (19351937 годы). М.: Наука,1978. - 263 с.

91. Вылцан М.А. Классовая борьба в доколхозной деревне1921-1929. М.: Мысль, 1978.-246 с.

92. Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья. Советский период: Сб. статей./ Под ред. М.К. Мухарямова. Йошкар-Ола: Мар-НИИ, 1978.-207 с.

93. Вопросы аграрной истории Марийской АССР: Сб. статей./ Под ред. К.Н. Санукова. Йошкар-Ола: МарНИИ,1984. - 132 с.

94. Гамаюнов М.В. Большие перемены. Ленинский кооперативный план и его осуществление в СССР. М.: Москов. рабочий,1968. - 360 с.

95. Гордон Л.А., Клопов Э.В. Что это было? Размышление о предпосылках и итогах того, что случилось с нами в 30-40 годы. М.: Политиздат, 1989. - 318 с.

96. Горинов М.М. Советская страна в конце 20-х начале 30-х годов.// Вопросы истории. - 1990. - №11. - С.31-48.

97. Горинов М.М. Советская история 1920-30-х годов: от мифов к реальности.// Исторические исследования в России: тенденции последних лег.-М.,1996.-С.239-277.

98. Горошко С.И. Перелом 1929 года отступление от Ленина.// Вопросы истории СССР. - 1989. - С.40-44.

99. Губарев Т.И. О стирании классовых граней между рабочим классом и крестьянством в СССР. М.: Политиздат, 1951. - 152 с.

100. Гущин Н.Я., Жданов В.А. Критика буржуазных концепций истории советской сибирской деревни. Новосибирск: Наука. Сибир. отд-ние, 1987.-293 с.

101. Данилов В.П. Создание материальных предпосылок коллективизации сельского хозяйства. М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 451 с.

102. Данилов В.П. Изучение истории советского крестьянства.// Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС: Сб. статей./ Под ред. Н.М. Дружинина. М.: Изд-во АН СССР, 1962. С.449-492.

103. Данилов В.П., Ивницкий H.A. Ленинский кооперативный план и его осуществление в СССР.// Очерки истории коллективизации сельского хозяйства в союзных республиках: Сб. статей./ Под ред. В.П. Данилова. М.: Госполитиздат, 1963. - С.3-68.

104. Данилов В.П. Двадцатые годы: НЭП и борьба альтернатив.// Вопросы истории. 1988. - №9. - С.3-13.

105. Данилов В.П., Тепцов Н.В. Коллективизация: как это было.// Урок даёт история. М.: Политиздат,1989. - С. 138-182.

106. Данилов В.П. Коллективизация сельского хозяйства в СССР.// История СССР. 1990. - №5. - С.7-30.

107. Данилов В.П. Аграрная политика РКП(б) ВКП(б) в 20-30-х годах.// Коммунист. - 1990. - №16. - С.90-93.

108. Доброноженко Г.Ф. Коми деревня в начальный период сплошной коллективизации. Сыктывкар: Коми науч. сектор УрО РАН, 1992. -18 с.

109. Доброноженко Г.Ф. Коллективизация на Севере в 1929-1932 годах. -Сыктывкар: Коми науч. сектор УрО РАНД994. 194 с.

110. Дорожкин М.В. Победа колхозного строя в Мордовии.// Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья: Сб. статей/ Под ред. М.К. Му-харямова. Йошкар-Ола: МарНИИ,1978. - С.72-81.

111. Дювбанов П.М. Посланцы рабочего класса (двадцатипятитысячники).// Коммунист Татарии. 1958. - №3. - С.25-32.

112. Дювбанов П.М. Роль рабочих-двадцатипятитысячников в коллективизации сельского хозяйства и укреплении союза рабочего класса и крестьянства Татарии.// Учёные записки Казан, ун-та. Т.120., кн.5. -Казань, 1960. С.236-257.

113. Дювбанов П.М. Борьба Татарской партийной организации за подготовку условий сплошной коллективизации сельского хозяйства. Казань: КГУ, 1961. - 52 с.

114. Дювбанов П.М. К вопросу о ликвидации кулачества как класса в Татарии. Казань: КГУ, 1967. - 20 с.

115. Дювбанов П.М. XV съезд ВКП(б). Казань, 1968. - 49 с.

116. Дювбанов П.М. Из истории совхозного строительства в Татарии. -Казань, 1970. 28 с.

117. Дювбанов П.М., Залялов A.M. и др. Ленинский кооперативный план и его осуществление в Татарии. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1970. -332 с.

118. Дювбанов П.М. Партийная организация в борьбе за осуществление ленинского кооперативного плана.// Труды преподавателей истории КПСС ВУЗов Поволжья. Вып.1. Саратов, 1971. - С. 110-128.

119. Дювбанов П.М. Роль рабочего класса в социалистическом переустройстве сельского хозяйства автономных республик Среднего Поволжья.// Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья. Йошкар-Ола, 1978. - С.39-47.

120. Дювбанов П.М. Ведущая роль рабочего класса в социалистическом переустройстве сельского хозяйства (на материалах автономных республик Среднего Поволжья). Казань: КГУ, 1975. 230 с.

121. Дювбанов П.М. Роль политотделов совхозов Татарии в политическом и организационно-хозяйственном укреплении совхозов республики.//

122. Сельское хозяйство и крестьянство Среднего Поволжья в период строительства социализма. Чебоксары, 1982. С.70-75.

123. Ерошкин В.А. Рабочие-двадцатипятитысячники в Марийской АССР.// Вопросы истории рабочего класса Марийской АССР. Йошкар-Ола,1969. - С.67-89.

124. Ерошкин В.А. Колхозное крестьянство: Направляющая и руководящая деятельность коммунистической партии в его становлении. 1929-1937 годы. Йошкар-Ола: Марийское кн. изд-во,1987. - 151 с.

125. Жиромская В.Б. Полвека под грифом "секретно". Всесоюзная перепись населения 1937 года. М.,1996. - 150 с.

126. Залялов A.M. Кооперация в деревне Татарии.// Проблемы аграрной истории советского общества. Материалы научной конференции 9-12 июня 1969 года. М.: Наука, 1971. - С. 138-140.

127. Залялов A.M. Социалистическое преобразование сельского хозяйства Татарии (1917-1937 гг.) Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1974. - 328 с.

128. Залялов A.M. Первые коллективные хозяйства в Среднем Поволжье.// Вопросы аграрной истории Среднего Поволжья (советский период). -Йошкар-Ола, 1978. С.30-39.

129. Залялов A.M. Кооперирование сельского хозяйства и формирование колхозного крестьянства.// Великий Октябрь и некоторые вопросы формирования татарской социалистической нации. Казань, 1989. -С.40-58.

130. Зеленин И.Е. Роль райкомов партии и сельских Советов в организационно-хозяйственном укреплении колхозов в 1933-1934 годах.// История СССР. 1977. - №4. - С.91-105.

131. Зеленин И.Е. О некоторых "белых пятнах" завершающего этапа сплошной коллективизации.// История СССР. 1989. - №2. - С.3-19.

132. Зеленин И.Е. Осуществление политики "ликвидации кулачества как класса" (осень 1930 1932 гг.).// История СССР. - 1989. -№6. - С.31-47.

133. Зеленин И.Е. Политотделы МТС продолжение политики "чрезвычайщины" (1933-1934 гг.).// Отечественная история. 1992. - №6. - С.42-61.

134. Зеленин И.Е. Коллективизация и единоличник (1933 первая половина 1935 года).// Отечественная история. - 1993. - №3. - С.35-55.

135. Зеленин И.Е. Был ли колхозный нео-НЭП?// Отечественная история. -1994.-№2.-С.105-121.

136. Земсков В.Н. Судьба "кулацкой ссылки" (1930-1954 гг.).// Отечественная история. 1991. - №1. - С. 118-147.

137. Земсков В.Н. "Кулацкая ссылка" накануне и в годы Великой Отечественной войны.// Социологические исследования. 1992. Т2. - С.3-26.

138. Иванов Н.И. Ликвидация в Чувашии кулачества как класса.// История и культура Чувашской АССР. Чебосары,1971. - С.197-222.

139. Ивашкин С.С. Рабочий класс в борьбе за победу колхозного строя в Мордовии. Саранск: Мордовское кн. изд-во,1957. - 144 с.

140. Ивницкий H.A. Ленинский кооперативный план и ликвидация кулачества как класса.// Проблемы аграрной истории советского общества. Материалы научной конференции 9-12 июня 1969 года. М.: Наука, 1971. - С.154-158.

141. Ивницкий H.A. Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса. М.: Наука, 1972. - 360 с.

142. Ивницкий H.A. Даёшь коллективизацию.// Молодой коммунист. -1988. -№5. -С.78-86.

143. Ивницкий H.A. Ленинский кооперативный план и коллективизация сельского хозяйств СССР.// Преподавание истории в школе. 1988. -№5. - С.22-30.

144. Ивницкий H.A. Горькие уроки коллективизации.// Молодой коммунист. 1989. - №11. - С.65-70.

145. Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М.: Интерпракс, 1994. - 269 с.

146. Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание в начале 30-х годов. По материалам Политбюро ЦК ВКП(б) и ОГПУ.// Судьба российского крестьянства. М.: Росс. гос. гуман. ун-т, 1996. - С.249-295.

147. Из истории социалистического строительства в автономных республиках РСФСР: Сб. статей./ Под. ред В.Я. Алексеева. Уфа, 1973. 186 с.

148. Из истории социалистического строительства на Средней Волге: Сб. статей./ Под ред. И.М. Ионенко. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1975. -200 с.

149. Изоркин A.B. Роль политотделов МТС в укреплении колхозов Чувашской АССР в 1933-1934 гг.// Вопросы аграрной истории Чувашии. Чебоксары, 1981. - С.75-101.

150. Илларионова Е.В. Политика и практика строительства социализма. Отход от ленинской концепции социализма. М.:МГУ,1990. - 39 с.

151. История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. М.: Госполитиздат, 1952. - 350 с.

152. История Марийской АССР. Эпоха социализма (1917-1987 гг.)./ Под ред. A.B. Хлебникова. Йошкар-Ола: Марийск. кн. изд-во, 1992. Т.2. -326 с.

153. История Мордовской АССР./ Под ред. М.В. Дорожкина. Саранск: Морд. кн. изд-во,1979. Т.2. - 319 с.

154. История советского крестьянства. Крестьянство в период социалистической реконструкции народного хозяйства. М.: Наука, 1986. - Т.2. -448 с.

155. История Татарской АССР./ З.И. Гильманов, М.К. Мухарямов, Ю.И. Смыков, А.Х. Халиков и др.; Под ред. М.К. Мухарямова. 2-ое изд., доп. Казань: Тат. кн. изд-во, 1980. - 256 с.

156. Ким М.П., Поляков Ю.А. История советского крестьянства.// Развитие советской исторической науки. 1970-1974 гг. М.: Наука, 1975. -С.56-72.

157. Коваленко Н.И. Укрепление политической основы Советского государства: Период построения социализма. М.: Мысль, 1983. 247 с.

158. Козлов В.А., Хлевнюк О.В. Первые пятилетки: люди, темпы, свершения. М.: Знание, 1987. - 63 с.

159. Козлов В.А., Хлевнюк О.В. Начинается с человека. Человеческий фактор в социалистическом строительстве: итоги и уроки 30-х годов. М.: Политиздат, 1988. - 253 с.

160. Козлова Л.А. Политотделы. М.: Московский рабочий, 1984. - 96 с.

161. Колганов А.И. Путь к социализму: трагедия и подвиг. М.: Экономика, 1990. - 171 с.

162. Коллективизация: истоки, сущность, последствия. Беседа за "круглым столом".// История СССР. 1989. - №3. - С.3-62.

163. Коллективизация: свидетельства очевидцев.// Гасырлар авазы Эхо веков. - 1997. - №1. - С.123-125.

164. Коллективизация сельского хозяйства в СССР: пути, формы, достижения: Краткий курс истории./ М.А. Вылцан, В.П. Данилов, В.В. Ко-банов,Ю.А. Мошков. М: Колос, 1982. - 399 с.

165. Конквест Н. Жатва скорби. Советская коллективизация и террор голодом.// Вопросы истории. 1990. - №2. С. 137-160.

166. Кондратьевщина в Татарии. Сб. статей. Казань, 1931.

167. Краев М.А. Победа колхозного строя в СССР. М.: Госполитиздат, 1954.-720 с.

168. Кувшинский А.И. Колхозное строительство в Марийской АССР в 1918-1929 годах. Йошкар-Ола, 1959. - 86 с.

169. Кузнецов И.Д. Некоторые особенности массовой коллективизации сельского хозяйства Чувашской АССР.// Вопросы истории социалистического преобразования сельского хозяйства Чувашской АССР. -Чебоксары, 1985.-С.21-51.

170. Кукушкин Ю.С. Роль сельских Советов в социалистическом переустройстве деревни 1929-1932 гг. (По материалам РСФСР). М.: Изд-во МГУ, 1962.- 156 с.

171. Кукушкин Ю.С. Сельские Советы и классовая борьба в деревне (19211932 гг.) М.: МГУ, 1968. - 294 с.

172. Куликова Л.И. Партийная организация деревни в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства в 1928-1932 гг. (По материалам

173. РСФСР).// Труды Казан, хим.-техн. ин-та. Казань, 1959. - Вьгп.22. -С.3-16.

174. Литвин А.Л. Крестьянство Среднего Поволжья в годы гражданской войны. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1972.

175. Максудов С. Потери населения СССР в годы коллективизации.// Звенья. Исторический альманах. М.: Прогресс "Финикс", 1991. - Вып.1.- С.65-110.

176. Матвеева Е.Г. Участие комсомола Татарии в коллективизации сельского хозяйства (1928-1932 гг.).// Учёные записки Казан, ун-та. Т.2. кн.2. - 1962. - С.81-108.

177. Матвеева Е.Г., Хитрина Н.И. Некоторые особенности создания предпосылок коллективизации сельского хозяйства Удмуртии (1927-1929 гг.).// Из истории социалистического строительства на Средней Волге.- Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1975. С.189-199.

178. Медведев В.К. Крутой поворот (из истории коллективизации сельского хозяйства Нижнего Поволжья). Саратов: Саратовское кн. изд-во, 1961. - 163 с.

179. Мошков Ю.А. Зерновая проблема в годы сплошной коллективизации сельского хозяйства СССР (1929-1932 гг.). М.: МГУ, 1966. - 231 с.

180. Мошков Ю.А. Основные вопросы историографии сплошной коллективизации сельского хозяйства в СССР.// Очерки по историографии сельского хозяйства: Сб. статей. М., 1967. - С.158-177.

181. Немаков Н.И. Борьба Коммунистической партии за социалистическую индустриализацию. XY съезд партии. Курс на коллективизацию. (Из курса лекций по истории КПСС). М.: МГУ, 1957. - 31 с.

182. Новиков А.Н. Партийное руководство комсомолом в период подготовки проведения коллективизации. М.: Высшая школа, 1982. - 104 с.

183. Осколков E.H. Голод 1932/33 гг.: Хлебозаготовки и голод 1932/33 гг. в Северо-Кавказском крае. Ростов н/Д: Изд-во Ростов, ун-та, 1991.-91 с.

184. Осколков E.H. Социально-экономические и политические преобразования в СССР в 30-е годы. Утверждение "государственного социализма" (1929-1933 гг.). Ростов н/Д: Изд-во Ростов, ун-та, 1991. -58 с.

185. Осокина Е.А. Жертвы голода 1933 года: сколько их?// История СССР. 1991.№5.-С.18-26.

186. Осокина Е.А. Иерархия потребления: о жизни людей в условиях сталинского снабжения, 1928-1935 гг. М.: Изд-во МГУ, 1993. - 144 с.

187. Очерки истории коллективизации сельского хозяйства в союзных республиках: Сб. статей.// Под ред. В.П. Данилова. М.: Госполитиздат, 1963.-560 с.

188. Очерки истории Марийской АССР (1917-1960 гг.).// Под ред. A.B. Хлебникова. Йошкар-Ола: Маркнигоиздат, 1960. - 450 с.

189. Очерки истории Мордовской организации КПСС.// Под ред. Г.М. Измалкина. Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1979. - 709 с.

190. Очерки истории партийной организации Татарии.// Под ред. Н:А. Андриянова. Казань: Татар, кн. изд-во, 1973. - 711 с.

191. Очерки истории Удмуртской организации КПСС Ижевск: Удмурт, кн. изд-во, 1968. - 423 с.

192. Очерки истории Чувашской областной организации КПСС.// Под ред. И.П. Прокопьева. Чебоксары: Чувашское кн. изд-во, 1974. - 627 с.

193. Очерки по истории социалистического строительства в Поволжье: Сб. статей.// Под ред. И.М. Ионенко. Казань, 1974. - 120 с.

194. Павлов А.П. Коммунистическая партия в борьбе за социалистическую индустриализацию страны и подготовку сплошной коллективизации сельского хозяйства (1926-1929 гг.). М.: Изд-во ВПШ, 1961. - 138 с.

195. Песцов С.К. Коллективизация: замыслы и результаты.// Вопросы истории КПСС. 1989. - №8. - С.44-48.

196. Плотников Е.И. Как ликвидировали кулачество на Урале.// Отечественная история. 1993. - №4. - С.159-167.

197. Плотников Е.И. О темпах и формах коллективизации на Урале.// Отечественная история. 1994. - №3. - С.77-91.

198. Плотников И.Е. Крестьянские волнения и выступления на Урале в конце 20-х начале 30-х годов.// Отечественная история. - 1998. - №2. - С.74-92.

199. Погудин В.И. Пути советского крестьянства к социализму. Историографический очерк. М.: Мысль, 1975. - 276 с.

200. Рогалина H.JI. Коллективизация: уроки пройденного пути. М.: Изд-во МГУ, 1989. - 222 с.

201. Роль рабочего класса в социалистическом преобразовании деревни в СССР: Сб. статей./ Под ред. Г. В. Шарапова. М.: Мысль, 1968. - 255 с.

202. Савельев М.А. Мелкое производство в 20-ые годы.// НЭП: приобретения и потери. М., 1994. - С. 175-185.

203. Савельев С.И. Раскулачивание: как это было в Нижне-Волжском крае. -Саратов, 1994. 150 с.

204. Селунская В.М. Рабочие двадцатипятитысячники. - М.: Изд-во МГУ, 1964.-228 с.

205. Селунская В.M. Коммунистическая партия в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства в СССР.// Вопросы истории КПСС. 1987. - №9.

206. Сидоров В.А. Классовая борьба в доколхозной деревне 1921-1929 гг. -М.: Мысль, 1978.-246 с.

207. Славко Т.И. Кулацкая ссылка на Урале 1930-1936 гг. М.: Мосго-рархив, 1995. - 174 с.

208. Современные концепции аграрного развития. Теоретический семинар.// Отечественная история. 1992. - №5.; 1993. - №2,6; 1994. - №2,4,5.

209. Спектор Н.П. Партия организатор шефства рабочих над деревней (1923 -1933 годы). - М.: Госполитиздат, 1957. - 200 с.

210. Степичев И.С. Победа ленинского кооперативного плана в восточносибирской деревне. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1966. - 742 с.

211. Строительство социализма и коммунизма в Среднем Поволжье: Сб. статей./ Под ред. В.Д. Зуева. Куйбышев: Изд-во Куйб. авиац. ин-та, 1975.- 131 с.

212. Султанбеков Б.Ф. и др. История Татарстана. XX век. 1917-1995 гг.: учебное пособие для общеобр. учеб. зав./ Султанбеков Б.Ф., Харисова JI.A., Галямова А.Г. Казань: Хэтер, 1998. - 447 с.

213. Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татарского народа (XX век). Казань, 1999. - 468 с.

214. Тагиров И.Р. Социальный молох коллективизации.// Гасырлар авазы -Эхо веков. 1998. - №3. - С.306-314.

215. Тепцов Н.В. Аграрная политика: на крупных поворотах 20-30-ых годов. М.: Знание, 1990. - 62 с.

216. Тепцов Н.В. Хлебный кризис. Коллективизация. Колхозы.// Коммунист.-1991. №2.-С. 113-115.

217. Тетюшев В.И. Против извращения истории коллективизации сельского хозяйства СССР в буржуазной историографии.// Против буржуазных фальсификаторов истории и политики КПСС. М., 1970. -С.164-191.

218. Трапезников С.П. Ликвидация эксплуататорских классов в СССР. -М.: Политиздат, 1975. 406 с.

219. Устюжанин Е.И. Первые коллективные хозяйства в Татарии (19181920 гг.).// Учёные записки Казан, ун-та. T.Î14. кн.5. Казань, 1954. -С.65-102.

220. Устюжанин Е.И. Колхозы Татарии в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства (1921-1925 гг.).// Учёные записки Казан, пед. ин-та. Вып.11. Казань, 1956. - С.55-92.

221. Устюжанин Е.И. Завершение коллективизации сельского хозяйства и борьба за укрепление колхозов в Татарии (1933-1937 гг.).// Учёные записки Казан, пед. ин-та. Вып. 12. Казань, 1957. - С.209-251.

222. Устюжанин Е.И. Колхозное строительство в Татарии в начальный период индустриализации страны (1926-1928 гг.). Казань, 1959. - 36 с.

223. Фёдорова H.A. Сельское население Среднего Поволжья накануне коллективизации. (Опыт соц.-демогр. изучения). Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990.- 133 с.

224. Филатов Л.Г. О некоторых особенностях коллективизации сельского хозяйства в Мордовии.// История СССР. 1968. - №6. - С.113-126.

225. Фоминых Г. Безумная жестокость при раскулачивании.// Гасырлар авазы Эхо веков. - 1995. - №1. - С. 198-199.

226. Фролов Н. Коллективизация: помнить, чтобы не повторилось.// Татарстан, 1993. №9.

227. Ханин Г.И. Почему и когда погиб НЭП.// ЭКО. 1989. - №10. - С.71-79.

228. ЧинчиковА.М. Советская историография социалистического преобразования сельского хозяйства СССР. (1917-1969 гг.). М.: Мысль, 1971.-222с.

229. Чинчиков A.M. Первые аграрные преобразования и начальный этап колхозного строительства (проблемы советской историографии). -Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1988. 144 с.

230. Шайдуллин Р.В. О проблеме кризиса в сельском хозяйстве Татарии в двадцатые годы // Актуальные вопросы отечественной и всеобщей истории. Казань:Изд-во Казан, ун-та, 1991. - С.62-64.

231. Шайдуллин Р.В., Заляев Р.Н. Совхозное строительство в Татарии (1918-1928 гг.)//Там же. С.65-68.

232. Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза. Пер. с англ. - Лондон, 1990. - 939 с.

233. Шарапов Г.В. Ленинский кооперативный план и его международное значение. М.: Экономика, 1970. - 230 с.

234. Шарапов Я. Борьба Коммунистической партии за завершение социалистической реконструкции народного хозяйства. Победа социализма в СССР (1933-1937 гг.). Казань: Таткнигоиздат, 1960. - 28 с.

235. Шашков В .Я. К вопросу о выселении раскулаченных семей в Северный Край (1930-1933 гг.).// Отечественная история. 1996. - №1. -С. 150-155.

236. Шибанов К.И. Социалистическое преобразование удмуртской деревни. Ижевск: Удмурт, кн. изд-во, 1963. - 160 с.208

237. Штуцер И.И. Внутрихозяйственный анализ крестьянского хозяйства Татреспублики по бюджетам 1924-1925 года. Казань: Изд-во Нар-комзема Татреспублики, 1928. - 79 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 82814