Роль и место крупного капитала в политической системе Республики Корея, 1961-1997 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.01, кандидат политических наук Казарьян, Рубен Левонович

Диссертация и автореферат на тему «Роль и место крупного капитала в политической системе Республики Корея, 1961-1997 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 148106
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Казарьян, Рубен Левонович
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
23.00.01
Специальность: 
Теория политики, история и методология политической науки
Количество cтраниц: 
222

Оглавление диссертации кандидат политических наук Казарьян, Рубен Левонович

ВВЕДЕНИЕ (2)

Глава 1. ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ ЮЖНОЙ КОРЕИ (28)

1.1 Краткая история предпринимательства в Корее (28)

1.2 Финансово-промышленные группы Южной Кореи (36)

1.3 Чэболь (39)

1.4 Предпосылки появления чэболь (42)

1.5 Характерные особенности чэболь (47)

1.6 Механизмы контроля чэболь (59)

1.7 Прочие структурные аспекты южнокорейских чэболь (65)

Глава 2. ОТНОШЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И КРУПНОГО БИЗНЕСА (69)

2.1 От Ли Сын Мана до военного переворота 1961 года (74) 2.1.1 Этап Восстановления (1953-1961) (78)

2.2 От Пак Чон Хи до Ким Ён Сама (81)

2.3 Этап Экономического подъёма (1962-1971) (84)

2.4 Правительственные меры по формированию чэболь (86)

2.5 Государство и крупный Капитал в период выполнения второго пятилетнего плана (1967-1972) (95)

2.6 Государство и крупный капитал в период развития тяжёлой промышленности (1972-1981)(97)

2.6.1 Генеральные Торговые Компании (101)

2.7 Структурная перестройка и попытки государства сократить мощь чэболь (19821986) (50)

2.8 Демократические преобразования и крупный бизнес (1987-1992) (113)

2.9 Период глобализации экономики (1993-1997) (117)

2.9.1 Меры государства в отношении крупного бизнеса на современном этапе (121)

Глава 3. КРУПНЫЙ БИЗНЕС И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ В РЕСПУБЛИКЕ КОРЕЯ (138)

3.1 Финансирование чэболь государственных программ и проектов («Политические фонды» и их роль) (138)

3.1.1 Следствие по делу бывших президентов (Но Тхэ У и Чон Ду Хвана) (141)

3.1.2 Допросы крупных бизнесменов (143)

3.1.3 Суд над Но Тхэ У (147)

3.1.4 «Чун чосе» или полу налог (152)

3.2 Чэболь и профсоюзное движение (156)

3.2.1 Из истории профсоюзного движения в Корее (157)

3.2.2 Чэболь и профсоюзы (161)

3.2.3 Всеобщая забастовка 1996 - 1997 гг.(165)

3.3 Крупный бизнес в политике (172)

3.3.1 Чон Чжу Ён и Объединённая народн ая партия (173)

3.3.2 Крупный бизнес и его место в процессе воссоединения Кореи (181)

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Роль и место крупного капитала в политической системе Республики Корея, 1961-1997 гг."

Сегодня мы можем с определённой уверенностью говорить о том, что финансовый кризис, поразивший Республику Корея осенью 1997 года, в основном миновал. Страна в довольно короткие сроки сумела найти выход из тяжелейшего положения, в котором она оказалась, и преодолела сам кризис, но не его последствия. Сразу же после событий осени 1997 года внимание специалистов, учёных и аналитиков, а также и простых граждан было обращено на вероятные причины такого развития событий. Было написано немалое количество научных трудов разного масштаба, рассматривавших суть явления и его первопричины. Результатом таких исследований стало понимание того, что истоки кризиса 1997 года, причины беспомощности государства и национальной экономики перед лицом грозившего им финансового краха, содержались в целом спектре взаимодействий различных секторов государственного устройства Республики Корея. Были предпосылки и экономического характера, и политического, и социального. Самое главное заключалось в специфической системе взаимодействия этих составляющих. Вся система государственного устройства и его функционирования содержала в себе предпосылки подобного развития ситуации. Огромную роль в складывании такой системы отношений сыграло государство. Часто упоминался и крупный бизнес, а ещё чаще система их взаимодействия. За последнее время появилось немало научных работ на тему отношений государства и крупного бизнеса, как в Южной Корее, так и за её пределами. Их авторы постоянно упоминали особую роль государства в формировании системы взаимоотношений с крупным капиталом. Практически все они отмечали политическую роль крупного бизнеса в отношениях с государственной властью. Однако упоминания эти были контекстуальными и не сводились в единую концепцию, а лишь служили иллюстрацией особенностей развития политической системы Южной Кореи.

Проблематика

В данной работе автор попытался проанализировать важнейшие аспекты деятельности крупных южнокорейских компаний в контексте внутренней политики, с тем, чтобы, изучив влияние, оказываемое крупным капиталом на внутриполитические процессы в стране, охарактеризовать его роль и место в политической картине Республики Корея. О том, что в Южной Корее существует сложный механизм взаимодействия государства и бизнеса и крупный капитал оказывает влияние на политические процессы в стране^ написано достаточное количество работ как в самой Корее и на Западе, так и у нас, в России. Однако ни одна из работ, попавших в руки автора, не рассматривала крупный бизнес,, как часть политической картины в целом. Между тем крупные южнокорейские корпорации тесно связаны и взаимодействуют со многими составляющими политической жизни Республики Корея: государственным аппаратом, политическими партиями, средствами массовой информации и общественными организациями, профсоюзами, отдельными политиками и т.д. На взгляд автора, существует необходимость комплексного изучения всей системы взаимоотношений крупного капитала с перечисленными участниками внутриполитической жизни страны с целью выявления истинного положения, роли и сути политической активности крупных южнокорейских конгломератов. В настоящей работе мы попытаемся дать ответ на следующие вопросы: играет ли крупный бизнес сколько-нибудь значимую роль в политической жизни страны, каковы характер и масштабы этой роли, как они изменялись на протяжении последних 30-40 лет, какие можно выявить тенденции и т.д.

Актуальность

За последнее десятилетие Республика Корея испытала и взлёты, и падения, и торжество демократических ценностей, и скандальные разоблачения, и колоссальные показатели развития экономики, и жесточайший кризис, чуть было не отбросивший страну на несколько десятков лет назад. Все эти процессы привлекают внимание специалистов разных областей: историков, экономистов и политологов. Корень проблем кроется в устройстве государственной, политической и экономической системе страны. Эти сферы настолько плотно взаимозависимы, что для ответа на вопрос, в чём же причина такого вихря диаметрально противоположных событий, необходимо вести исследования по всем указанным направлениям, иметь представление о том, какую роль играл каждый составной элемент. В данной работе речь идёт о роли и месте крупного бизнеса в политике страны. Именно крупный бизнес стоял у истоков экономического подъёма страны в 60-х- 70-х годах XX века, именно он питал политико-экономическую основу военных режимов 60-80-х годов, позволил Южной Корее достичь экономических высот, поставивших страну в ряд наиболее преуспевающих держав мира, но именно крупный бизнес обвинялся в формировании порочной внутренней финансовой системы, приведшей страну к кризису в 1997 г. Разобраться в этом крайне важно для реальной оценки экономического и политического развития страны в послекризисное время. Настоящая работа актуальна также и для понимания характера государственного устройства Республики Корея, особенно в период 60-х - 80-х годов. Роль, отведённая крупному капиталу государственной машиной, которую он финансировал, ставит его в разряд действенных инструментов поддержания политической стабильности в стране. Очень важно понимать, на каких принципах зиждилось государственное устройство в период экономического подъёма, поскольку, как мы убедимся на страницах диссертации, эта система благополучно трансформировалась и приспособилась к условиям демократического переустройства общества в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Актуальна эта работа ещё и потому, что выясняет и характеризует тенденции, которые складывались в 90-е годы, а значит, сохранятся и в первые десятилетия наступившего XXI века. Имеются в виду и взаимоотношения государства и крупного бизнеса, а также роль, которую крупный бизнес играет и будет играть в политике.

Актуальна настоящая тема и в свете событий в России последних лет. Кардинальный и во многом неподготовленный поворот социально-политической и экономической ориентации породил множество проблем и побочных явлений во всех без исключения сферах жизни страны. Огромные финансовые и промышленные ресурсы оказались в руках людей, чья компетентность в области рыночной экономики довольно низка. За относительно короткое время проблемы взаимоотношений государства и крупного предпринимательства, а также прямого участия представителей крупного капитала не только в политике, но и в государственном управлении вышли на передний план и сегодня остаются наиболее острыми и злободневными. Опыт Республики Корея в разрешении подобного рода противоречий, в урегулировании отношений между государством и крупным капиталом может и должен быть использован.

Затронутые аспекты

Автор данной работы, опираясь на собранный фактический материал, определил для себя те направления взаимодействия крупного бизнеса с политическими силами Республики Корея, которые, на его взгляд, наиболее полно характеризуют роль южнокорейского капитала в политической системе страны. В настоящем исследовании затронуты следующие аспекты политической активности крупного капитала в Республике Корея:

- взаимоотношения его с государством;

- участие крупного капитала в политических фондах и финансовой поддержке государственных социальных и политических программ;

- участие крупного капитала в финансировании политической системы страны;

- взаимоотношения с профсоюзами;

- создание политической партии и участие в выборах в Национальное Собрание;

- участие представителей крупного капитала в президентских выборах;

- участие крупного капитала в процессе объединения Кореи.

Проблемы взаимоотношений чэболь с общественными или студенческими организациями, средствами массовой информации, а также использование ими собственных СМИ в политической деятельности в настоящем исследовании не затронуты из-за недостаточной обоснованности и доказательности многих сообщений, отсутствия возможности перепроверить или найти хотя бы косвенные их подтверждения в иных источниках, кроме самих СМИ.

Первая глава диссертации посвящена финансово-промышленным группам Южной Кореи, их истории, структуре, системе управления, принципиальным особенностям. В самом начале главы даётся краткая справка об истории зарождения, формирования и развития национального корейского предпринимательства. Та обстановка, в которой развивалась корейская национальная буржуазия, оказала существенное влияние на образ мышления предпринимателей, на их представления, в частности, о системе отношений между бизнесом и государством. Поскольку понимание этого обстоятельства чрезвычайно важно для выявления причин появления определённых тенденций и стереотипов поведения последующих поколений национальной буржуазии, автор решил изложить вкратце основные этапы истории предпринимательства в Корее. Затем рассматриваются предпосылки появления именно крупных финансово-промышленных групп с точки зрения преимущественно не экономической, а социально-политической. Работы западных социологов и политологов дают основание полагать, что появление крупных конгломератов явилось следствием определённой политики государства в отношении предпринимательства. Также в диссертации рассмотрены важнейшие аспекты внутренней структуры и механизма управления крупными компаниями, а также взаимосвязь между условиями их формирования и реальной структурой. Выявлены принципиальные отличия южнокорейских компаний от их ближайших аналогов — крупных японских компаний, анализируются причины появления таких отличий, в том числе, фактор внешнего воздействия. Помимо этого рассматриваются механизмы контроля за крупными компаниями средствами рынка или при помощи внешнего вмешательства. Таким образом, выявляются реальные способы воздействия государства на крупные компании и его возможности повлиять на их политику. На основании собранной информации делается заключение о возможных формах и методах отношений финансово-промышленных групп и государства.

Более детально история, формы и трансформация взаимоотношений государства и крупного капитала освещены во второй главе. Глава выстроена в хронологическом порядке, и анализирует различные аспекты отношений государства и крупного бизнеса в контексте конкретного исторического отрезка. Как правило, особенности того или иного периода в развитии этих отношений зависят от характера политического режима, находящегося у власти. Поэтому разделы главы совпадают со сроками пребывания на посту президента: Пак Чон Хи (1961-1979), Чон Ду Хвана (1979-1987), Но Тхэ У (Ро Дэ У) (1988-1992) и Ким Ён Сама (1992-1997). Период президентства Ким Дэ Чжуна (1998-2003) в меньшей степени привязан к трансформации отношений государство - крупный бизнес в силу некоторых объективных обстоятельств, изложенных в данной главе. В разделах, посвящённых указанным периодам, делается попытка выявить свойственные каждому из них определённые тенденции во взаимоотношениях государства и крупного бизнеса, а также даётся оценка влияния, которое последний оказывал тогда на политические процессы в стране. В конце каждого раздела содержится параграф, резюмирующий вышеперечисленные суждения.

В третьей главе рассматриваются конкретные проявления непосредственного участия крупного капитала в политических процессах в Республике Корея. Прежде всего показана роль, которую играли так называемые «политические фонды» в различных аспектах политической системы страны. Ярким примером, демонстрирующим степень влияния денежных средств из этих фондов, является судебное разбирательство по делу бывших президентов Республики Корея - Чон Ду Хвана и Но Тхэ У, подробно изложенное в третьей главе. Масштабы применения средств «политических фондов» позволяют говорить о них, как о неотъемлемой и весьма существенной части внутриполитической системы Республики Корея, которая помимо поддержки непосредственно самих правщих режимов, питала также различные социальные и политические программы правительства, обеспечивала функционирование правящей партии, использовалась для нейтрализации и подкупа оппозиции. В этой же главе исследуются взаимоотношения крупного бизнеса и профсоюзного движения в Южной Корее, даётся характеристика их состояния в период господства авторитаризма и в ходе осуществления демократических преобразований в стране. Затронуты факты противостояния руководства крупных компаний и независимого профсоюзного движения. Внутриполитическая обстановка в южнокорейском обществе, а также государственное отношение к проявлениям общественного недовольства, в том числе выступлениям профсоюзов, вплоть до конца 1980-х гг., привели к тому, что основная борьба между профсоюзами, с одной стороны, и государством и крупным капиталом, - с другой, развернулась с началом проведения в Южной Корее демократических реформ. Только их непосредственные столкновения в полной мере раскрыли истинную позицию, которую занимали крупные капиталисты в отношении профсоюзов, а также общность интересов государства и крупного капитала. Наиболее широко этот союз проявился в период всеобщей забастовки в Южной Корее зимой 1996-1997 гг., описанной в соответствующем разделе третьей главы. Проблемы взаимоотношений с профсоюзами, а также реформы системы производственных отношений в целом продолжают оставаться наиболее острыми в современном южнокорейском обществе, а, учитывая тот факт, что принятие трудового законодательства отложено до 2005 г., можно с уверенностью утверждать, что эти вопросы останутся на повестке дня ещё длительное время.

Далее в третьей главе автор обращается к фактам непосредственного участия представителей крупного южнокорейского бизнеса в политической жизни страны. В основном анализ их сосредоточен на двух темах: попытке самостоятельного выхода на политическую арену главы крупнейшего конгломерата «Хёндэ» - Чон Чжу Ёна, а также активности южнокорейских компаний в налаживании сотрудничества с Северной Кореей. В 1992 году глава компании «Хёндэ» сформировал собственную политическую партию, которая удачно выступила на парламентских выборах, после чего Чон Чжу Ён выставил свою кандидатуру на пост президента и участвовал в выборах, однако потерпел поражение. В работе дана характеристика такого явления, обосновывается неслучайность выбора момента для его возникновения, анализируются его мотивы, и на этом основании сделаны выводы относительно характера упомянутого события, проявившихся в нём тенденциях и политическом потенциале крупного бизнеса. Особое внимание уделено линии поведения государства по поводу подобного шага представителя крупного бизнеса, исходя из чего оцениваются уровень понимания всем обществом проводимых в нём демократических преобразований. Несмотря на довольно тяжёлые для Чон Чжу Ёна и компании в целом последствия его попытки войти в большую политику, представители крупного бизнеса не только не отказались от дальнейшей активизации своей открытой политической деятельности, но и предприняли новый, ещё более серьёзный шаг в этом направлении. В середине 1990-х гг. некоторые южнокорейские компании посредством более или менее удачных проектов начали устанавливать контакты с представителями Северной Кореи с целью осуществления экономического сотрудничества. Постепенно их масштабы увеличивались, и в 1998 г. был готов к старту самый крупный проект за всю историю взаимоотношений Севера и Юга. Его авторами и были всё те же Чон Чжу Ён и компания «Хёндэ». Контакты деятелей крупного южнокорейского бизнеса и руководства Северной Кореи участились и проходили в достаточно тёплой обстановке, что, на фоне неудач политики администрации Ким Ён Сама в отношении Северной Кореи, представляло очень серьёзную альтернативу государственным подходам к объединению страны. Как бы предвидя неизбежные в будущем изменения политики государства относительно Северной Кореи, крупный бизнес самым активным образом изучал все потенциально возможные формы экономического сотрудничества. С приходом к власти Ким Дэ Чжуна и провозглашением политики «солнечного тепла» (подробнее в соответствующем разделе) упор был сделан на нормализацию отношений с Северной Кореей, а не на выдвижение условий объединений, и в рамках такой политики особое место уделялось установлению экономического сотрудничества. В настоящей работе рассмотрены предпосылки, характер, значение экономических контактов и сотрудничества крупного южнокорейского бизнеса с Северной Кореей. Отмечается чрезвычайное значение, которое они имеют в непростом процессе сближения двух частей Кореи, а также очевидные перспективы такого подхода в процессе их объединения. Указывается на заинтересованность крупного бизнеса в скорейшем урегулировании спорных вопросов и общей стабилизации ситуации на полуострове, а также стремление быть первыми на потенциально прибыльном и перспективном северокорейском рынке.

Предмет исследования

Предметом исследования в настоящей работе является крупный бизнес, история его взаимоотношений с государством, а также методы и формы участия в политических процессах, происходивших и происходящих в Республике Корея.

Хронологические рамки

Хронологические рамки работы охватывают период с 1960-х вплоть до конца 1990-х гг. Дан также небольшой исторический очерк предшествующего развития корейского предпринимательства. Такой выбор обусловлен тем, что формирование крупного южнокорейского бизнеса происходило в период 1960-х - 1970-х гг., и в это же время складывалась система его взаимоотношений с государством, являющаяся наиболее существенной частью политического удельного веса крупного капитала. В

1980-е гг. рост крупного бизнеса продолжался, что привело к значительному увеличению его мощи и, соответственно, влияния во многих сферах. В 1990-х гг., в ходе преобразовательных процессов, затронувших основы общественного устройства, изменились и взаимоотношения государства и крупного бизнеса, произошла трансформация роли, которую он играл в политической жизни, и возникли новые направления в использовании потенциала крупного бизнеса. Автор не затрагивал послекризисные годы, поскольку считает их качественно новым этапом в развитии всей внутриполитической, социальной и экономической системы страны, в том числе и крупного бизнеса, заслуживающим отдельного исследования.

Цель

Целью настоящего исследования является выявление и анализ роли и места крупного капитала в политической жизни Республики Корея, его развития, трансформации форм, масштабов и тенденций его влияния на протяжении более чем полувекового периода, с конца 1950-х гг. вплоть до последних лет минувшего столетия. Для достижения поставленной цели предпринята попытка, в ходе исследования, обозначить наиболее важные аспекты политической системы Южной Кореи, где крупный капитал играет значительную роль, отразить историю и значение их взаимоотношений с крупным капиталом, а также выявить наиболее характерные тенденции в развитии этих отношений.

Методы

Автор, основываясь на собранном фактическом материале, попытался очертить в диссертации круг взаимоотношений крупного бизнеса и политической системы Республики Корея, проанализировать историю их развития, характер и тенденции и сделать выводы относительно роли крупных компаний во взаимоотношениях с тем или иным субъектом. Для осуществления поставленной задачи использовался традиционный инструментарий историко-политологического исследования: анализ, сопоставление, синтез. Опираясь на исследования специалистов в данной области, преимущественно южнокорейских, американских и отечественных, автор попытался дополнить ими собственные выводы и заключения с целью представить общие черты нового подхода к проблеме политической роли и места крупного бизнеса. В Заключении на основе сделанных выводов автор постарался обобщить изложенное и дать характеристику всего комплекса взаимоотношений крупного капитала с различными составляющими элементами внутриполитической системы Южной Кореи.

Научная новизна

Новизна работы заключается в попытке сформировать принципиально новый подход к проблеме крупного бизнеса и его роли в политической жизни Республики Корея, объединяющий все предыдущие исследования взаимоотношений государства и крупного капитала, а также связей последнего с различными, наиболее значимыми элементами политической системы страны. До сих пор в таком ключе проблема не рассматривалась ни на Западе, ни в корейской, ни в отечественной специальной литературе.

Источники и литература

Настоящее исследование опирается на источники и литературу на трёх доступных автору языках: корейском, английском и русском. Прежде, чем приступить к их рассмотрению, необходимо в общем охарактеризовать их типы и виды. Так, источники, использованные в настоящем исследовании, помимо языкового признака, можно разделить на три категории. Первая - это официальные документы. Вторая - речи, выступления и интервью президентов Республики Корея, политиков и бизнесменов. К третьей категории мы относим автобиографические труды, монографии и мемуары, которые, в свою очередь, подразделяются на: книги бывших президентов страны, а также бывших и ныне действующих высших руководителей крупных компаний.

Первая категория источников включает такие официальные документы, как Конституция Республики Корея или различного рода уставные документы (например, устав Конфедерации корейских профсоюзов или Федерации корейской промышленности). Эти источники имеют огромное значение для понимания политической системы государства, места в ней президента страны, парламента, политических партий, их взаимодействия. В контексте настоящего исследования чёткое представление по этим вопросам имеет огромное значение, поскольку они имеют непосредственное отношение к политическому устройству Республики Корея. Статьи действующей Конституции страны были использованы при анализе отношений государства и крупного бизнеса в Республике Корея, а также оценке личности президентов. В работе использовались также уставные документы профсоюзных организаций и объединений промышленников Южной Кореи, отражающие структуру, цели и задачи этих организаций. На основании их изучения очень важно сопоставить и понять их реальную деятельность с заявленными целями. Отдельно необходимо отметить материалы допроса Но Тхэ У во время следствия по делу «бывших президентов», в которых содержится огромное количество фактов, прямо относящихся к вопросу функционирования механизмов взаимодействия государства и крупного бизнеса.

Вторая категория включает выступления и интервью лидеров страны и крупных бизнесменов, как содержащиеся и в вышеуказанных работах, так и изданные отдельными брошюрами. В настоящем исследовании использованы выступления президентов Но Тхэ У, Ким Ён Сама и Ким Дэ Чжуна, а также главы подразделения компании «Хёндэ», занимающегося совместными экономическими проектами с Северной Кореей. Рассмотрим источники, отнесённые к третьей категории. Во-первых, это монографии президентов Ким Ён Сама и Ким Дэ Чжуна, а также Пак Чон Хи. Работы Ким Ён Сама «Новая Корея» и Ким Дэ Чжуна «Южная Корея: драмы и надежды демократии» вышли в переводе на русский язык и стали доступны нашей широкой общественности. Книга Ким Ён Сама непосредственно затрагивает проблемы, поставленные в настоящем исследовании. "Новая Корея" вышла на русском языке в переводе В. Тихонова в 1993 году. По сути - это автобиографическая работа, включающая, помимо подробных биографических сведений, многие важные речи, выступления, интервью, размышления Ким Ён Сама. Русское издание книги дополнено специальным предисловием самого автора и вступительной статьёй Ким Ток Чу - автора известной книги о Ким Ён Саме "Жить, преодолевая.". В своей книге Ким Ён Сам характеризовал собственное видение ситуации в стране на момент его вступления в должность, а также пути решения многих проблем, стоявших тогда перед властью. Именно ней мы знакомимся с позицией Ким Ён Сама по поводу представителей крупного бизнеса и их отношений с властью, именно здесь он высказывается о необходимости прекратить коррупционную практику прошлых лет. [см. например, 13, 175] Помимо указанной книги, автор опирался на другую работу Ким Ён Сама - «Сорок лет со знаменем в руках», написанную им ещё в качестве лидера оппозиции в 1970 г. Материалы этой работы напрямую не использовались в настоящем исследовании, однако помогли автору глубже понять принципы, которыми руководствовался будущий президент страны задолго до избрания на этот пост. Вторая работа из этой категории, которую необходимо упомянуть, -это книга недавно покинувшего пост президента Республики Корея Ким Дэ Чжуна "Южная Корея: драмы и надежды демократии". Она не столь автобиографична, как книга Ким Ён Сама, и содержит целый ряд научных трудов Ким Дэ Чжуна. Здесь, например, можно найти его статьи, посвященные демократии, лекции на эту же тему, прочитанные в разных университетах США во время его пребывания в этой стране (1981-1985). В них он излагает своё видение демократии на Востоке, специфику её развития в Республике Корея. Довольно любопытно, что корни демократического сознания Ким Дэ Чжун находит уже в ранней истории Кореи. В книге представлены также его многочисленные интервью, когда он ещё был оппозиционером, японским и американским журналистам, в которых содержится очень много интересных и важных высказываний по проблемам нашего исследования.

Во-вторых, автор использовал книги, написанные главами или высшими менеджерами крупных компаний. Из доступных российскому читателю таких книг следует отметить автобиографию известного южнокорейского бизнесмена, основателя «Дэу Груп» Ким У Чжуна «Этот великий мир бизнеса», изданную на многих языках мира, в том числе и на эсперанто. [15] Вплоть до 1999 г., этот преуспевающий бизнесмен считался в Республике Корея чуть ли не образчиком успешной карьеры и объектом подражания для многих. Однако крах компании и бегство её лидера, который по сей день скрывается от следствия, разрушили представления корейцев об идеально честном и порядочном предпринимателе. В таком контексте эта его работа представляет достаточно полезный источник, в котором содержатся любопытные сведения. В основном диссертантом использовалась содержащаяся в ней информация о некоторых моментах истории становления крупного южнокорейского капитала, а компания

Дэу», как известно, одна из самых молодых чэболь - она была основана Ким У Чжуном в 1967 году. [15]

Гораздо более интересна автобиография основателя и почётного председателя компании «Хёндэ» - Чон Чжу Ёна, опубликованная на его личной интернет-страничке. В целом это именно автобиографическая работа, в которой большое место отведено личным переживаниям и лирическим отступлением автора. Однако, наряду с этим, она полна фактов, ярко иллюстрирующих историю компании и участия в её становлении государства. В этом же отношении очень полезна и другая работа данной категории. Это книга председателя компании «Самсунг Электронике» Канг Джин Ку «Карьера в Корее». Она была выпущена издательством «Самсунг Электронике» и распространяется только среди сотрудников компании или на всякого рода презентациях с участием компании. В истории, рассказанной Канг Джин Ку, есть немало свидетельств того, как эта уже довольно крупная компания, в полном смысле слова зависела от получения от государства лицензий на осуществление того или иного проекта. [4, 108-118] В целом книга представляет определённый интерес для понимания того, как складывались близкие и зачастую неформальные отношения между бизнесменами и представителями военных сразу после государственного переворота 1961 г. Такой подбор источников обусловлен несколькими обстоятельствами. Во-первых, сама по себе исследуемая проблематика весьма специфична и не имеет прямо относящихся к ней доступных и открытых источников. Роль крупного капитала в политической жизни Республика Корея всё же остаётся явлением, не лежащим на поверхности и вплоть до конца 1980-х годов проявлявшимся очень редко. Лишь в последние годы, когда масштабы этого явления разрослись и его стало трудно скрывать, появилось некоторое количество материала, имеющего непосредственное отношение к поставленной нами проблеме. Во-вторых, в вопросах негласных связей государства и крупного бизнеса использование публикаций в прессе и других средствах массовой информации требует большой осмотрительности. Учитывая скандальный характер многих деталей этих связей, нужно с особой осторожностью подходить к такого рода публикациям и, по возможности, искать альтернативные источники, подтверждающие достоверность сообщаемых ими фактов. Наконец, в-третьих, следует иметь в виду, что не существует прямых источников, освещающих с какой-либо степенью определённости роль крупного капитала в политических процессах, протекающих в стране. Более того, со стороны крупного бизнеса наблюдается стремление всеми способами скрыть или замаскировать свои действия, которые можно трактовать, как влияние на политическую жизнь. Вследствие этого круг использованных источников был весьма ограничен, в отличие от круга аналитических и фундаментальных трудов по данной тематике.

При написании настоящей работы автор опирался на труды как южнокорейских и западных, так и отечественных специалистов. Учитывая то, что проблема, поставленная перед автором, предполагает изучение аспектов, имеющих отношение к политике, истории и экономике Республики Корея, то диапазон литературы, использованной для написания диссертации, простирается как раз в рамках этих трёх основных направлений.

Из работ российских корееведов, прежде всего, хотелось бы отметить труды В. М. Мазурова. Среди них его статьи в сборнике "Республика Корея: опыт модернизации": "Республика Корея на этапе перехода к демократии", "Политическое лидерство в много конфессиональном южнокорейском обществе", а также предисловие и заключение к этому сборнику. В них он рассматривает различные стороны внутриполитической жизни Южной Кореи на этапе перехода от авторитаризма к демократии, в частности роль государства и крупного бизнеса, так как, по мнению автора, опыт

Республики Корея состоит в плодотворном соотношении экономической эффективности и политического развития. Одним из выводов, к которым приходит В.М. Мазуров, является мысль о чрезмерном влиянии капитала на многие стороны политической жизни в Южной Корее. Он пишет: "Стремительное становление монополистического капитала порождало особого рода 'избыточность' его мощи, а стало быть, и давление на все политико-идеологические институты, электорат, региональные общности и т.д. Реально значимые решения, определявшие содержание экономической стратегии, принимались не только с учётом устремлений крупного монополистического капитала, но и при непосредственном участии его представителей. Путь к успеху в политике лежал через сотрудничество с заправилами бизнеса." [30, 6-7] Среди других работ В.М. Мазурова следует отметить его книгу "От авторитаризма к демократии (практика Южной Кореи и Филиппин)", в которой рассматривается практически весь спектр проблем, связанных с построением гражданского демократического государства в Южной Корее[27], а также его последнюю статью, опубликованную посмертно в сборнике «Корея на рубеже веков», «Республика Корея: проблемы и противоречия современного политического развития», название которой говорит само за себя. [26] В целом, благодаря работам Мазурова, автор настоящего исследования смог познакомиться с уникальным видением и пониманием проблем современного политического развития Республики Корея, а также сути многих сложных внутриполитических процессов, в которых определённую роль играют крупные южнокорейские компании.

При рассмотрении этапа становления национальной корейской буржуазии, пришедшегося на период колониального господства японцев, использовались труды В.И. Шипаева такие как «Колониальное закабаление Кореи японским империализмом (1895-1917)» [38] и «Корейская буржуазия в национально-освободительном движении».[37] В них наиболее удачно отражено то обстоятельство, что условия формирования предпринимательства в колониальной Корее, оказали существенное влияние на сознание будущих бизнесменов, что корни низкопоклонства перед представителями власти корейских коммерсантов лежат именно в том наследии, которое оставили после себя японцы.

Существенную помощь в понимании роли и места крупного бизнеса в политической жизни Республики Корея оказали работы A.B. Воронцова, автора ряда публикаций по международным отношениям на Корейском полуострове, а также по проблемам экономического сотрудничества Южной Кореи и близлежащих государств. Несмотря на то, что его работы напрямую не посвященные теме настоящего исследования, в них содержится столь глубинный подход к решению поставленных им задач, что затронуты аспекты, рассмотрение которых в контексте нашей темы весьма необходимо. Речь, в частности, идёт о системе производственных отношений и формировании менталитета южнокорейских бизнесменов. В данном случае автор опирался на выводы, сделанные A.B. Воронцовым в его книге «Республика Корея: социально-экономическая структура и торгово-экономические отношения с СНГ». [20] Необходимо отметить и других отечественных корееведов, чьи работы относятся к внутриполитической проблематике и в той или иной степени затрагивают вопросы роли и места крупного капитала. Такие специалисты как И.О. Горелый, автор работы "Внутриполитические процессы в Северной и Южной Корее на рубеже 80-90-х годов"[21], В.Д.Андрианов чья статья "Роль государства в создании динамичной модели устойчивого развития в Южной Корее"[18] была опубликована сначала в журнале "Проблемы Дальнего Востока", а затем в сборнике статей учёных Института Дальнего Востока "Актуальные проблемы корейского полуострова", основательно изложили свои взгляды на роль государства в формировании внутриполитического климата в Южной Корее на протяжении многих лет.

Помимо высокой роли государства в развитии экономической и политической сфер в Южной Корее, они отмечают также и противоречивое воздействие крупного капитала на эти процессы. Вопросы государственного регулирования экономики, а также взаимоотношений государства и крупного бизнеса нашли отражение в работах С.С. Суслиной, среди которых особо хотелось бы отметить статью в уже упомянутом сборнике «Корея на рубеже веков» - «Государственное регулирование экономики в Республике Корея на современной стадии развития». [34] В ней автор предлагает собственную поэтапную периодизацию политики государственного регулирования экономики, которая во многом совпадает с предложенной диссертантом периодизацией взаимоотношений государства и крупного бизнеса, что лишний раз подчеркивает значительную роль конгломератов в национальной экономике. С.С.Суслина отмечает, что многие структурные аспекты южнокорейских чэболь, сформированные при непосредственной поддержке со стороны государства, сыграли пагубную роль в процессе финансового кризиса в стране осенью 1997 г. Некоторые проблемы политического развития Республики Корея затронуты в работах О.В. Давыдова и В.В. Михеева и, прежде всего, в их совместной статье в журнале "Проблемы Дальнего Востока" - "Сеульский пасьянс (традиции, мораль и политика в Южной Корее)" [22], в которой они показывают основные черты южнокорейского политического мира. Они, как и В.М. Мазуров, пишут о господстве традиционных и, в первую очередь, конфуцианских воззрений во взглядах, принципах и методах деятельности южнокорейских политиков, отмечают влияние этих принципов на состояние демократизации страны. В целом стоит признать, что, несмотря на солидный вклад отечественного корееведения в разработку вопросов, связанных с отношениями государства и крупного бизнеса, политическим развитием Республики Корея не только на современном этапе, но и в прошлом, количество публикаций на эти темы в иностранном корееведении, преимущественно американском, а также непосредственно в самой Южной Корее, гораздо больше.

Непосредственно проблемами отношений государства и крупного бизнеса занимались такие южнокорейские учёные как Чой Ён Хо и Ли Ён Хо, Чон Гу Хён, Ли Хак Чон, а также Нам Чан Хи. Необходимо отметить высокую степень проработанности ими этой темы. Она рассмотрена ими во всех возможных аспектах, начиная с «политических фондов» и заканчивая экономическим подъёмом страны. Так, в настоящем исследовании использованы две статьи Чон Гу Хёна, имеющие отношение к поставленной проблеме: «Структура управления и собственности крупных южнокорейских компаний» [64], и «Отношения государства и крупного бизнеса в Корее» [50]. В первой анализируется структура южнокорейских конгломератов и проводится детальное их сравнение с японскими компаниями периода второй мировой войны. За основу анализа структуры крупных корпораций в диссертации взята точка зрения этого учёного. Именно он отметил тот факт, что принципиальные отличия южнокорейских компаний от японских определялись условиями возникновения и формирования первых. В данной работе эта мысль продолжена и отмечено влияние государства и его политики в отношении крупного бизнеса в появлении исключительно южнокорейской специфики ведения бизнеса. Вторая статья Чон Гу Хёна повествует об истории взаимоотношений государства и крупного бизнеса. В целом позиция её автора отражает традиционный взгляд южнокорейских учёных на эту проблему, но выводы, которые он делает, по нашему мнению, не столь основательны и игнорируют многие очевидные последствия этих отношений. Тем не менее, указанная работа чрезвычайно важна для понимания сути отношений государства и крупного бизнеса. Позицию Чон Гу Хёна в какой-то степени развивают такие известные южнокорейские учёные как Нам Чан Хи, в статье "South Korea's Big Business Clientism in Democratic Reform" [79] и Сон Бён Нак, автор известной книги "The Rise of Korean Economy"[85]. В них чётко прослеживается мысль, что, если на ранних этапах развития южнокорейской экономики симбиоз государства и крупного промышленного капитала сыграл положительную роль, то в последнее время намечается тенденция значительного усиления негативного влияния финансово-промышленных групп или «чэболь» (кор.) на многие стороны жизни Республики Корея. Очень важно то, что названные работы были написаны до кризиса 1997 года и предупреждали о возможных последствиях усиления влияния чэболь. Это лишний раз демонстрирует острейшую актуальность исследования данной тематики в наше время. Необходимо отметить также статьи крупнейшего южнокорейского историка Ли Ги Бэка для популярного учебника по истории Кореи "Korea old & new"[72], в которых он подробно излагает события недавнего прошлого с учётом изменившихся реалий внутри корейского общества.

Автор использовал в диссертации и работы южнокорейских учёных на корейском языке. К сожалению, малодоступность этих трудов для широкого круга российских специалистов серьёзным образом влияет на понимание ими предмета исследования. В рамках нашей темы хотелось бы особенно отметить работы Ли Ён Ги и Ли Чхоль Хвана «Структура корпоративного управления компаниями в Корее» [98] и «Выбор корейской экономики» [99]. В них проведён довольно серьёзный анализ зависимости от структуры управления крупных компаний тактики принятия решений в самых разных аспектах их деятельности, в том числе и во взаимоотношениях с представителями власти. По мнению авторов, во многом структура управления крупными компаниями довлела над их руководителями, вынуждая действовать в соответствии с определёнными стереотипами. Будущее корейской экономики, по их мнению, в отказе от существующей структуры в пользу новых, отвечающих требованиям времени схем управления. Большой интерес представляют работы южнокорейских учёных и в области изучения «политических фондов» и механизмов их осуществления. Речь идёт о работах Ким Чён Гона «Исследование квази-налогов корейских компаний» [93] и статьи Хан Хын Су и Ан Бён Хуна «Формы и реальные факты незаконных политических фондов в Корее» [102]. В этих работах рассматриваются вопросы оформления финансовых сделок, и «политических фондов» государством и крупным бизнесом. Поскольку обе работы были опубликованы до 1995 г., когда ещё не стали известны многие подробности существования фондов при Но Тхэ У (Ро Дэ У), речь в исследованиях идёт о периоде управления страной военными. Эти работы, бесспорно, заслуживают отдельного рассмотрения, выходящего за рамки диссертации.

Основу для понимания автором данного исследования политического устройства Республики Корея составила работа профессора политологии университета "Корё" Ким Хо Чжина "Политическая система Кореи"[91]. В ней отслеживается динамика развития политической системы Республики Корея с периода правления Ли Сын Мана (1948-1960) до настоящего времени. Автор считает нынешнюю президентскую форму правления наиболее подходящей для Кореи и уже зарекомендовавшей себя в отличие от парламентской системы или системы, при которой управление государством осуществляет кабинет министров. [91, 566-567] Ким Хо Чжин отмечает, что государство, сыгравшее решающую роль в восстановлении экономики страны, в настоящий момент испытывает зависимость от крупного бизнеса, определяющего экономические успехи Южной Кореи. В целом надо отметить высокую степень разработанности многих проблем современного южнокорейского общества в трудах учёных этой страны. Для нас важно отметить, что ни один из авторов перечисленных работ не ставил проблему так, как она сформулирована в заглавии настоящей диссертации.

Политическое влияние упоминается, признаётся, но не является самостоятельным направлением исследования.

Среди западных учёных, занимавшихся проблемами, рассматриваемыми в диссертации, необходимо отметить таких как Дэвид Стайнберг - почётный профессор факультета корейских исследований при Джорджтаунском университете, автор работ по проблеме демократизации Кореи, а также многочисленных статей, в том числе и по событиям осени - зимы 1995-1996 гг., когда на скамье подсудимых оказались два бывших президента Республики Корея. Диссертант использовал статью Стайнберга "Корейская демократия сегодня" [86], опубликованную в сборнике материалов международной конференции по вопросам демократизации Республики Корея, состоявшейся 22 июня 1992 года. В работах, посвящённых судебным разбирательствам по «делу бывших президентов», Дэвид Стайнберг высказывает мнение, что именно подобные события являются реальным испытанием для демократического общества и выявляют степень его зрелости. Особое значение он придаёт тому, как общество будет действовать в столь критической ситуации.

Наряду со Стайнбергом, следует упомянуть и остальных участников названной выше конференции, так как их труды также сыграли свою роль при подготовке настоящей работы. Это, прежде всего, Роберт Уорн -президент американского Института исследований корейской экономики, поместивший в сборнике статью "Демократия и экономическое развитие", в которой отметил важность фактора успехов экономики в становлении демократии в Южной Корее, Доналд Макдоналд - профессор политологии Джорджтаунского университета, автор работы под названием "Переход Кореи к демократии", а также Гастон Сигур - помощник госсекретаря США по вопросам Азиатско-тихоокеанского региона, - выступивший со статьёй "Исторические перспективы Американо-южнокорейских отношений.", и др.

Все эти авторы дают высокую оценку деятельности президента Но Тхэ У на посту президента Республики Корея. К ним присоединяется ещё один крупный специалист по странам Азиатско-тихоокеанского региона Фрэнк Гибней, автор знаменитого труда "Бархатная революция в Корее. От гарнизонного государства к демократии" [56].

Связь государства с представителями крупного бизнеса рассмотрел Карл Филдс - известный американский учёный. В статье "Developmental Capitalism & Industrial Organization: chaebol & the state in Когеа"(Капитализм развития и промышленная организация: чэболь и государство в Корее) [55], опубликованной в сборнике "Политическая власть и экономический обмен", он среди прочего заключает, что отношения бизнес-политика, подобные тем, что сложились в Республике Корея, сыграли двойственную роль в развитии этой страны. С одной стороны, они выступали как мощный фактор ускоренной модернизации, а с другой, - явились источником коррупции. Проблема коррупции находится в центре внимания двух других американских учёных -Джона О и Брюса Виганда. Они склонны видеть в коррупции социальный ответ на изменение социально-политического уклада жизни общества. [81] Вопросы взаимоотношений профсоюзов и крупных чэболь изучены в работе американских учёных Квон Сын Хо и Майкла О Донелла «The chaebol and labour in Korea. The development of management strategy in Hyundai» (Чэболь и труд в Корее. Развитии стратегии управления в компании «Хёндэ») [73]. На примере компании «Хёндэ» авторы показали, как развивались отношения руководства компании с официально признанными, а также независимыми профсоюзами. Вполне недвусмысленно говорят они о политической функции чэболь, действовавших в угоду государственной политике по сдерживанию активности профсоюзного движения на этапе ускоренного экономического развития.

Таким образом, многие из исследуемых в настоящей работе проблем достаточно хорошо освещены в трудах западных учёных и их точки зрения непременно учитывалась в диссертации. Однако, опять таки, ни один из авторов, перечисленных, а также не упомянутых, но так или иначе использованных, работ не ставил эти вопросы так, как попытался сделать диссертант.

Как уже отмечалось выше, проблемы, рассматриваемые в данной работе, относятся к современному этапу развития Республики Корея или к совсем недавнему её прошлому. Поэтому основными источниками для её написания стали газеты и журналы, содержавшие, обширный фактический материал, а также и некоторые аналитические статьи корейских и западных специалистов.

Помимо перечисленных книг и статей, автор опирался на статистические данные таких известных справочных изданий, как «Korea Annual» и «Economic Statistical Yearbook». Широко использовались информационные ресурсы интернета. Так, например, уставные документы Конфедерации корейских профсоюзов или текст Конституции Республики Корея опубликованы на соответствующих интернет-страницах, многие другие публикации также имеются только в электронном исполнении или доступны в таком виде до момента физического опубликования. При описании исторических событий использовались пособия по истории Кореи отечественных и южнокорейских авторов.

Заключение диссертации по теме "Теория политики, история и методология политической науки", Казарьян, Рубен Левонович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, мы попытались рассмотреть проблему роли и места крупного капитала в политической картине Республики Корея. Напомним, что в рамки настоящего исследования вошли не все аспекты взаимодействия крупного бизнеса с политической системой страны по причинам, изложенным во вступлении. Однако наиболее значимые из них, мы постарались охватить в полном, насколько это возможно, объёме. Во второй главе мы рассмотрели взаимоотношения государства и крупного бизнеса, их историю и предысторию, некоторые формы сотрудничества. Нам представляется, что при анализе проблем отношений государства и крупного бизнеса в Республике Корея, а также при оценке влияния крупного капитала на политические процессы внутри страны очень важно иметь ввиду историю возникновения и развития крупного бизнеса, особенности формирования его структуры. Этому посвящена первая глава настоящей работы. Корейское предпринимательство формировалось в условиях колониального режима, который не был никоим образом заинтересован в появлении конкурентов своему собственному предпринимательству. На первых порах национальная корейская буржуазия была поставлена в очень жёсткие рамки, по сути не позволявшие выйти на более или менее сопоставимый уровень с японскими торговцами и предпринимателями. Очень показательно, что даже не смотря на подобные препоны, корейские коммерсанты всё же сумели пробить себе дорогу, пусть и через сотрудничество с японцами. Это последнее обстоятельство сыграло свою роль в развитии менталитета бизнесменов, привыкших в любой практически ситуации искать поддержку и помощь у представителей власти. Ведь ни один шаг в новом направлении не обходился без содействия или прямого участия японского правительства. Помноженное на многовековые традиции преклонения перед ваном и государственными чиновниками, это ощущение бесправия и зависимости от правящих кругов плотно осело в сознании любого корейца, будь то мелкий торговец или крупный коммерсант.

К сожалению, в полной мере корейцам так и не удалось преодолеть многое из колониального наследия и, в частности, желание протекции со стороны государства и необходимости близких, зачастую, неформальных контактов с представителями власти. После освобождения страны в 1945 году представители деловой элиты сохранили и продолжили эту тактику в отношении собственно корейских властей, а также более значимой в то время Американской военной администрации. Практическая выгода такой тактики не замедлила себя проявить уже при распродаже японской собственности. Во время Корейской войны (1950-1953) американское командование активно размещало военные заказы среди тех компаний, которые были наиболее близки к правительству Южной Кореи. Такие компании как «Хёндэ» или «Самсунг» весьма существенно пополнили свои активы за счёт такого сотрудничества, о чём недвусмысленно говориться, например, в автобиографии Чон Чжу Ёна, опубликованной на его персональной страничке в интернете. [9] Вряд ли можно говорить о том, что в тот период государство осознанно проводило политику «приручения» бизнеса, во всяком случае до определённого момента. Тем не менее, целенаправленно или нет, но после окончания Корейской войны руководство предприняло ряд мер, которые способствовали формированию крупного бизнеса и его сближению с представителями власти. Об этом подробно говорилось в главе, посвящённой отношениям государства и крупного капитала в Республике Корея.

Возвращаясь к истории формирования южнркорейского бизнеса, следует упомянуть ещё один аспект, привнесённый японцами. Он касается внутренней структуры предприятий или компаний, а также формы их управления. В главе, посвящённой чэболь, мы достаточно подробно рассмотрели структуру корейских компаний, а также их особенности. Сравнения с японскими «дзайбацу» или «кейрецу» не случайны. Многие из компаний, действовавших в момент освобождения, были совместными предприятиями с японцами или вообще изначально являлись японскими. Они продолжали действовать в освобождённой Южной Корее некоторое время, однако потом по разным причинам, в том числе и из-за отношения новых южнокорейских администраций, либо обанкротились или были куплены другими компаниями, либо просто исчезли. Тем не менее, к середине 40-х годов, именно эти компании представляли для молодых предпринимателей ориентир в плане структуры, механизмов управления и т.д. Однако не только опыт японцев оказал воздействие на принципы формирования корейских компаний. Например, семейно-клановое устройство во многом явилось результатом проявления национального менталитета корейцев. А поскольку многое в этом отношении схоже и у японцев, то и здесь очевидны параллели. «Дзайбацу» также строились по принципу семейного бизнеса.

Проблема структурных особенностей южнокорейских чэболь, в контексте настоящего исследования, важна потому, что демонстрирует степень влияния государства на сам процесс формирования крупных южнокорейских компаний. Рассматривая особенности чэболь и, в частности, их отличия от японских компаний, мы отметили, что основные и принципиальные различия явились результатом тех условий, в которых развивались чэболь. Процесс активного их развития и роста начался, как мы убедились, после прихода к власти военных. Администрация Пак Чон Хи предложила конкретную программу подъёма национальной экономики, в которой ведущая роль бизнеса была довольно чётко определена. При этом следует учитывать, что Пак Чон Хи и его команда были очень хорошо осведомлены о том, как аналогичные процессы протекали в Японии. Поэтому многие ключевые моменты были учтены и трансформированы применрительно к реалиям Южной Кореи. Так, например, национализация банков помимо прочего, позволило государству жёстко контролировать финансовые и инвестиционные потоки, а постоянная потребность крупных компаний в банковских кредитах автоматически ставила чэболь в зависимость от государства. В Японии ситуация с банками и крупными холдингами иная, и «кейрецу» в этом отношении совершенно свободны и независимы от волеизъявления руководства страны.

Цели ускоренного развития страны требовали быстрого и чёткого принятия конкретных решений, а так же их столь же быстрого и точного исполнения. Государство в период нахождения у власти Пак Чон Хи нуждалось в дисциплинированных и быстрых исполнителях правительственных заказов. Внутренняя структура управления чэболь, формировавшаяся в такта условиях, вынуждена была отвечать запросам времени, быстро и чётко реагировать на государственные заказы. Именно поэтому практически во всех крупных чэболь сложилась схожая с государственной централизованная авторитарная система управления, подчиняющаяся главе семейного клана. Как мы убедились в первой главе, отнюдь не рыночные механизмы открытой конкуренции оказали воздействие на формирование структуры чэболь. Несмотря на присутствие внутри компании всех атрибутов согласованного равноправного участия в её управлени акционеров (совет директоров, внешние акционеры и т.д.), они не оказывают никакого существенного воздействия на принятие ключевых стратегических решений. Механизм отношений между властью и представителями чэболь при Пак Чон Хи подразумевал опосредованный, а в случае необходимости и прямой контакт руководителя компании и президента, постановку им конкретной задачи и её точное выполнение в сроки. В такой схеме не было места совещательным органам и структурам, определявшим экономическую обоснованность участия компании в каком-либо проекте. Выгодность и беспроигрышность подобных заказов обеспечивалась и гарантировалась государством. В таких условиях были необходимы лишь указания сверху, то есть от президента, главе компании, и соответствующая команда уровнем ниже, то есть от главы компании своим подчинённым. Ничего обсуждать не полагалось. Зато это являлось залогом успеха и серьёзных перспектив на будущее. В таких условиях тем более естественно возникновение аппарата управления чэболь, построенного на тех же авторитарных принципах, что и государственная система. Несмотря на определённую трансформацию отношений государства и крупного бизнеса, существенных внутриструктурных изменений в чэболь впоследствии не произошло. Южнокорейские конгломераты по-прежнему в большой степени централизованы и подчинены единому центральному офису, подчиняющемуся, в свою очередь, непосредственно главе компании, что является прямым следствием всё ещё сильной их клановости. Они отличаются весьма жёсткой властной структурой, причём практика осуществления такого управления продолжается и поныне. [42]

Это лишь небольшой срез сложной проблемы структурных аналогий между государством и крупным бизнесом. По приведённым в данной работе фактам можно судить о степени схожести этих двух структур. Тесная кооперация государства и крупного бизнеса была существенным фактором экономического роста Республики Корея с 1960-х гг. Правительство стояло перед необходимостью перенести центр тяжести в национальной экономике с лёгкой промышленности в сферу тяжёлой, химической промышленности с упором на импортозамещение, и в первую очередь оно рассчитывало на крупные бизнес-конгломераты. Иначе говоря, правительство выдвигало экономические планы и задачи, а чэболь их осуществляли. В настоящее время корпоративная структура южнокорейских предприятий, в особенности крупных, отражает атмосферу, в которой развивался бизнес в Республике Корея за последние 35 лет, когда государство играло доминирующую роль в принятии основных экономических решений, выступало в роли распределителя и регулятора экономики. Поскольку оно контролировало все наиважнейшие для экономики ресурсы, включая кредитование, курсы валют, льготы при налогообложении, лицензирование и т.п., частные компании могли выжить и достичь определённых успехов, только поддерживая хорошие отношения с бюрократами и предоставляя финансовые взносы или контрибуции властной элите. Частные компании, тем не менее, развивались остаточно быстрыми темпами и к середине 90-х годов обладали весомой долей национальной экономики. В каком-то смысле баланс власти сместился в сторону крупных компаний, связанных с правительственными технократами или руководящей элитой. Процесс демократизации внёс определённые коррективы в эти отношения, и бюрократическая прослойка стала чуть менее влиятельной, хотя бы уже потому, что деловые круги начали реально ощущать собственную силу за счёт приобретённой экономической мощи. Фактически пять крупнейших чэболь оказались столь сильны, что их влияние распространилось не только на сферу экономики и рынка, но и на такие области как культура и, что более важно, - политика. В результате, вопрос о том, какую политику вести по отношению к чэболь стал центром многих споров среди как экономистов, так и политологов.

Мы старались показать, что система взаимоотношений чэболь и государства в Южной Корее являлась неотъемлемой частью политической жизни на протяжении более тридцати лет, она настолько глубоко пронизывает всё общественно-политическое устройство страны, что даже демократические преобразования в конце 1980-х - начале 1990-х годов не смогли изменить положение дел в корне. В третьей главе, мы рассмотрели непосредственное участие крупного капитала в политических процессах, происходивших в стране. Прежде всего, это, конечно же, участие чэболь в финансировании государственных программ и проектов. Роль денег в политической системе Республики Корея чрезвычайно высока на протяжении почти всей её современной истории. Практика подкупа парламентариев или государственных чиновников распространилась даже на семью президента Южной Кореи, собственный сын которого оказался за скамьёй подсудимых.3

Взаимоотношения чэболь с профсоюзами также, как мы убедились, являются предметом политической активности крупного капитала. Ограничивая политические права и свободы трудящихся, чэболь в течение многих лет действовали проводниками на местах государственной политики жёсткого сдерживания низкого уровня заработной платы и тяжёлых условий труда. Всё это, впрочем, было на руку чэболь, так как позволяло им длительное время поддерживать свою конкурентоспособность за счёт низких расходов на оплату труда, что даёт основания сделать предположения относительно договорённостей между крупными капиталистами и государственными структурами. В этой же главе мы коснулись проблемы открытого выхода представителей крупного капитала на политическую арену, взяв в качестве примера деятельность главы одного из крупнейших конгломератов Южной Кореи - «Хёндэ» Чон Чжу Ёна. В 1992 году он создал собственную политическую партию, которая, успешно выступив на парламентских выборах того же года, позволила ему пойти дальше и выставить свою кандидатуру на президентские выборы. Несмотря на то, что на этих выборах Чон Чжу Ён

3 В начале 1997 года второй сын президента Ким Ён Сама - Ким Хён Чоль подвергся резкой критике со стороны оппозиционных партий, средств массовой информации и простых граждан, обвинявших его в злоупотреблении властью отца для достижения своих политических амбиций и в прочих административных нарушениях. Среди предъявленных ему обвинений были: прямое участие в выдвижении многих кандидатов правящей в то время Партии новой Кореи на парламентских выборах, влияние при назначенях на главные военные и гражданские посты, политический патронаж «Ханбо груп», в чьи заведомо проигрышные бизнес-проекты частные и государственные банки вложили свыше 6 млрд. долларов США. Под нажимом общественного мнения прокуратура начала расследование, которое не дало конкретных доказательств вины Ким Хён Чоля. Подтвердились лишь факты получения им взяток от представителей малого бизнеса и уклонения от уплаты налогов. Однако политическая репутация президента Ким Ён Сама в результате была не просто запятнана, но испорчена. [40] потерпел поражение, сам факт его в них участия выявил новую тенденцию во внутриполитическом развитии Республики Корея, продемонстрировал властные устремления и потенциал крупного капитала, а также степень и качество демократических реформ в стране. В этой же главе мы рассмотрели ещё один объект политической активности крупного бизнеса -межкорейские отношения. В середине 1990-х годов южнокорейские компании постепенно начали завязывать экономические отношения с Северной Кореей. Более других преуспел в этом всё тот же Чон Чжу Ён. Ему удалось несколько раз встретиться с высшим руководством КНДР, включая Ким Чен Ира. Речь шла об экономическом сотрудничестве и оказании помощи бедствующим районам Северной Кореи. Не очень существенные и в чём то даже показные мероприятия, вроде торжественного шествия Чон Чжу Ёна на Север, когда он безвозмездно передал несколько сотен коров деревне, в которой родился, вряд ли раскрывали истинные намерения главы «Хёндэ». Многомиллионные убытки, несмотря на которые компания вплоть до смерти Чона в 2001 году, продолжала сотрудничать с Севером, гораздо красноречивее говорят о том, что главное - не в области лирики. Следует понимать, что чэболь, в их стремлении прорваться на северокорейский рынок, руководствуются и экономическими аргументами, такими как качество и дешевизна рабочей силы. Однако не только из желания закрепиться на потенциальном рынке южнокорейские конгломераты стремятся во что бы то ни стало наладить в той или иной форме экономическое сотрудничество с Севером. В этом есть и определённые политические интересы.

Рассмотрев некоторые аспекты деятельности крупных южнокорейских компаний в контексте внутренней политики, мы пытались, охарактеризовать их роль и место в политической картине Республики

Корея. Какие же выводы можно сделать на основе предпринятого исследования?

- В начале 60-х годов, появление крупных конгломератов не было случайным. То, что в течение этого и последующего десятилетий крупный южнокорейский капитал сумел не только укрепить свой потенциал, но и значительно расширить сферу деятельности, выйти за пределы Корейского полуострова и постепенно превратиться в одного из ведущих мировых экспортёров, явилось в значительной степени результатом государственной политики в отношении крупного бизнеса. Чэболь были сформированы при непосредственной поддержке и с помощью средств государства для выполнения конкретных экономических, а также, что немаловажно, и политических задач той власти, которая находилась у руля с начала 60-х годов. Поэтому уже сам факт появления чэболь и выхода на уровень, заданный планкой правительственных экономических планов, говорит об определённом месте крупного капитала именно в политическом устройстве южнокорейского государства. Мы считаем, что в начале 60-х годов, появление и развитие крупных конгломератов происходило в результате воздействия не только рыночных механизмов, но также и внешнего вмешательства со стороны государства, которое было непосредственно заинтересовано в формировании определённой структуры чэболь.

- Структурные особенности южнокорейских чэболь, в контексте настоящего исследования, демонстрируют степень влияния государства на сам процесс формирования крупных южнокорейских компаний, и, таким образом, косвенно говорят об определённом политическом аспекте развития крупного бизнеса в Южной Корее. Иначе говоря, наличие определённых структурных особенностей у южнокорейских компаний, определялось не механизмами рынка, а преимущественно условиями политической системы. Структура крупного южнокорейского бизнеса определялась его местом в политической картине Республики Корея.

- Крупный южнокорейский капитал являлся неотъемлемой частью общего государственного устройства. Правительство ставило перед ним конкретные задачи, выполнение которых, помимо экономической выгоды, приносило также и политические дивиденды не только внутри, но и за пределами Южной Кореи.

- Крупный южнокорейский капитал вместе в государством создавал так называемые «политические фонды», средства из которых использовались для осуществления политических задач, таких как поддержание внутриполитической системы страны, финансирование мероприятий правящей партии, лоббирование членов Национального собрания, поддержание внешнеполитического положения, проведение определённой политики в отношении профсоюзов, осуществление многих социальных программ правительства, призванных популяризировать существовавший режим, и, таким образом, также служивших целям поддержания и укрепления власти.

- Проблема взаимоотношений государства и крупного бизнеса, являющаяся одним из наиболее характерных свидетельств роли и места последнего в политической картине Республики Корея, не перестала быть актуальной и одинаково важной, как для государства, так и для крупного бизнеса, даже и после проведения демократических преобразований в конце 1980-х начале и первой половине 1990-х годов.

- Многолетняя история взаимоотношений профсоюзов и крупного капитала неотделима от роли в них государственной власти, проводниками политики которой являлись крупные чэболь. Общность интересов государства и крупного бизнеса в вопросах реформирования производственных отношений также характеризует роль чэболь в политической жизни страны. На наш взгляд, реформирование трудового законодательства и всей системы производственных отношений в стране является вопросом политическим и будет определять роль и место каждой стороны в этом процесе, будь то государство, профсоюзы или крупный бизнес.

- Стремление крупного бизнеса занимать определённое место в политической картине страны было открыто продемонстрировано представителями бизнес-элиты. Успех партии, созданной главой «Хёндэ» Чон Чжу Ёном, продемонстрировал наличие потенциала и, что самое главное, социальной опоры крупного бизнеса в политике страны. Народ отчасти поддержал этого представителя крупного капитала в его стремлении взять на себя руководство страной, определять её политику.

- В последние годы политическая роль крупного капитала Республики Корея усилилась, несмотря на ослабление его позиций на внутреннем рынке, вследствие кризиса 1997 года. Поиски новых рынков побудили его к сотрудничеству с Северной Кореей. Множество проблем, связанных с ситуацией на Корейском полуострове, вынуждают представителей бизнеса их решать и преодолевать. Развивая экономическое сотрудничество с Северной Кореей, крупный бизнес содействует миру и стабильности на полуострове. В контексте политики «солнечного тепла» президента Ким Дэ Чжуна, направленной на преодоление кризиса в отношениях с Северной Кореей путём достижения нормального мирного сосуществования, деятельность крупного бизнеса в какой-то мере улучшает ситуацию в Корее. Крупный бизнес, не получая пока существенной прибыли от такого сотрудничества, тем не менее, предпринимает попытки сделать его более доходным, чем углубляет контакты с представителями Севера и содействует политическому диалогу Республики Корея с КНДР. Крупный бизнес заинтересован в стабильности на полуострове и предпринимает меры для её укрепления, выполняя, таким образом, очень важную политическую функцию и дополняя политику государства в отношении КНДР.

- Политическая роль крупного бизнеса в экономическом сотрудничестве имеет ещё и обратную сторону, так как, укрепляя свои отношения с Северной Кореей, крупный капитал зарабатывает очень важные политические очки, которые делают его одним из факторов политического урегулирования корейской проблемы, и, таким образом, усиливают его роль в политической жизни Республики Корея.

Указанные выше выводы во многом нашли подтверждение в событиях осени и зимы 1997-1998 гг., когда в стране разразился крупнейший за прошедшие десятилетия финансовый кризис, а также в тех мерах, которые государство предприняло и продолжает предпринимать в целях ликвидации его последствий. Взаимозависимость государства и крупного капитала, чрезмерная запутанность системы их отношений назывались среди основных причин событий осени 1997 г. Именно поэтому одной из первых мер, предпринятых государством по прямому указанию МВФ, были законодательные акты по реструктуризации крупных чэболь, ликвидация централизованной системы управления семейных кланов. Государство вновь вынуждено ставить на повестку дня вопросы, связанные с реформой производственных отношений, где вплоть до конца 1990-х гг. чэболь пользовались отсутствием серьёзной легитимной базы, необходимой для нормальной деятельности профсоюзов. Кризис 1997 года как нельзя лучше показал то, что затронутые в настоящей работе аспекты чрезвычайно важны для будущего развития Республики Корея. Дальнейшее игнорирование этих проблем государственной властью, всеми общественно-политическими силами и организациями страны может привести к ещё более катастрофическим последствиям.

В ходе исследования проблемы нами были выявлены также следующие проявления политической роли крупного капитала и тенденции их трансформации:

- В целом роль и место крупного бизнеса в политической картине Республики Корея усиливались с ростом экономической мощи чэболь.

- Трансформация места крупного бизнеса в политической картине Республики Корея имела место, а её суть сводилась к постепенному отдалению государства и крупного бизнеса друг от друга, насколько это было возможно после их длительного и тесного сотрудничества в период авторитаризма. Демократические преобразования в стране сыграли при этом существенную роль.

- Другой тенденцией трансформации политической роли крупного капитала было дальнейшее усиление их мощи, которое привело к попытке открытого выхода на политическую арену страны.

- Финансовый кризис, несколько ослабивший позиции чэболь, заставил их искать новые пути выхода из внутреннего кризиса, а также усиления собственной роли в политической ситуации в стране. Северокорейское направление, в этом отношении, оказалось весьма удачным.

На наш взгляд, тема роли крупного капитала в политике вообще, в частности отношений государства и крупного бизнеса весьма актуальна не только для Южной Кореи, но и для России, где, особенно в последнее время, такого рода проблемы, резко обострились. Сходство в поиске пути выхода из кризиса, а также некоторых культурных аспектов (в отличие от Запада), даже близость географического расположения всегда привлекали внимание специалистов разных областей к опыту соседа для решения собственных проблем и противоречий. Определённое значение имеет и тот факт, что, как и Россия, Южная Корея относительно недавно встала на путь демократических преобразований. При неизбежных минусах и просчетах, мы, тем не менее, можем говорить об определённых успехах в их проведении. Однако неудачи демократических преобразований в нашей стране заставляют обращаться к опыту стран, где эти преобразования имели больший успех. Среди наиболее часто упоминаемых примеров -Республика Корея. Проблемы, с которыми столкнулись руководители Южной Кореи в ходе проведения демократических реформ, зачастую в точности повторяются и в соответствующей практике Российской Федерации. Не является исключением и проблема политической роли крупного бизнеса. После распада Советского Союза и несбалансированного распределения государственного имущества, на территории Российской Федерации образовались компании-гиганты, которые зачастую распоряжались стратегическими запасами природных ископаемых исключительно в целях собственной наживы. Мощь этих компаний, а также их значимость для нормального функционирования многих отраслей хозяйства и всей страны в целом наделяла их не только экономическим, но и политическим весом, с которым трудно было спорить. И это делало их даже в большей мере, чем чэболь в Южной Корее, субъектами политики. В гораздо более короткие, чем Чон Чжу Ён, сроки, главы этих предприятий оказались в высшей политической элите страны. Мы все явились свидетелями катастрофических последствий такого стремительного развития событий. В отличие от Республики Корея, в России это явление приняло повсеместный характер и теперь уже приходится бороться с его последствиями. В этом отношении опыт Республики Корея может служить хорошим ориентиром, естественно с учётом национальных особенностей нашей страны.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Казарьян, Рубен Левонович, 2003 год

1. Constitution of the Federation of Korean 1.dustries, http://www.fki .or.kr/

2. Constitution of the KCTU, http://www.kctu.org/

3. Constitution of the Republic of Korea \ Yang Sung Chul, The North & South Korean Political Systems: A Comparative Analysis Seoul 1994

4. Kang Jin Ku, A Career in Korea, The Inside Story of Samsung Electronics, Samsung Publishing,1997

5. Kim Young Sam, On the Presidential Emergency Decree of the August 12th,1993 \ Korea's Quest For Reform & Globalization, Seoul 1995

6. Park Chung Нее, Unification Goal of the 70s, Seoul 1974

7. Roh Tae Woo, A policy statement upon submission of the 1989 budget to the National Assembly October 4, 1988 \ Korea: A Nation Transformed Seoul 19908. www.hyundai-asan.com

8. Автобиография Чон Чжу Ёна, http://www.chungjuyung.pe.kr

9. Интервью с Ким Юн Гю, www.hyundai-asan.com

10. Ким Дэ Чжун, Речь в Берлинском университете. Приводится по www.cwd.go.kr

11. Ким Дэ Чжун, Южная Корея: драмы и надежды демократии, Москва. : Дипломат, акад. МИД РФ: Республика, 1992

12. Ким Ён Сам, Речь на 150-й сессии парламента РК, Новая Корея, Санкт-Петербург 1993

13. Ким Ён Сам, Новая Корея, Санкт-Петербург 1993

14. Ким У Чжун, Этот великий мир бизнеса, Москва РУССЛИТ 1992

15. Фрагменты материалов допроса Но Тхэ У на суде \ Korea Times December 19, 199517. "40 ^tfl 71^3." , 1971 ,Ким Ён Сам, В сорок лет со знаменем в руках, Сеул 1971.

16. Литература на русском языке

17. Андрианов В.Д., Роль государства в создании динамичной модели устойчивого развития в Южной Корее \ Актуальные проблемы Корейского полуострова, Москва 1996г.

18. Асмолов K.B. Профсоюзное движение в Республике Корея в 1998-2000 года, Сборник статей ИДВ, Москва, 2001

19. Воронцов A.B., Республика Корея: социально-экономическая структура и торгово-экономические отношения с СНГ, (Второе издание), Москва 1998

20. Горелый И.О., Внутриполитические процессы в Северной и Южной Корее на рубеже 80-90-х годов \ Актуальные проблемы корейского полуострова, Москва 1996

21. Давыдов О.В., Михеев В.В., Сеульский пасьянс (традиции, мораль и политика в Южной Корее) \ Проблемы Дальнего Востока 1990 №6

22. История Кореи. С древнейших времён до наших дней, Том 1,Москва, Наука 1974

23. История Кореи. С древнейших времён до наших дней, Том 2,Москва, Наука 1974

24. Ланьков А.Н. Северная Корея: вчера и сегодня, Москва, 1995

25. Мазуров В.М. Республика Корея: Проблемы и противоречия современного политического развития, в Корея на рубеже веков, Москва ИВ РАН 2002

26. Мазуров В.М., От авторитаризма к демократии (Практика Южной Кореи и Филиппин) Москва 1996

27. Мазуров В.М., Политическое лидерство в многоконфессиональном южнокорейском обществе \ Республика Корея: опыт модернизации, Москва 1996

28. Мазуров В.М., Республика Корея на этапе перехода к демократии \ Республика Корея: опыт модернизации, Москва 1996

29. Мазуров В.М., Предисловие Республика Корея: опыт, Москва 1996

30. Мазуров В.М., Эпилог Республика Корея: опыт модернизации, Москва 1996

31. Мирский Г.И. Корейское чудо (Южная Корея 60-х 70-х годов), - Авторитаризм и демократия в развивающихся странах, Москва, Наука 1996

32. Синицын Б.В. Южнокорейские чеболь, Крупный капитал и монополии стран Азии, Москва "Наука" 1970

33. Суслина С.С. Государственное регулирование экономики в Республике Корея на современной стадии развития, Корея на рубеже веков, Москва ИВ РАН 2002.

34. Чжун Ми Кён, Роль корейских финансово-промышленных групп в экономике Республики Корея и в инвестициях в России \ Проблемы Дальнего Востока 1996 №5

35. Шипаев В.И. Корейская буржуазия в национально-освободительном движении, Москва, Наука 1966

36. Шипаев В.И., Колониальное закабаление Кореи Японским империализмом (18951917), Москва Наука 1964

37. Шипаев В.И., Условия и предпосылки модернизации Южной Кореи \ Республика Корея: опыт модернизации Москва, 1996

38. Литература на английском языке

39. Bank of Korea, Economic Statistical Yearbook, Economic Planning Board EPB, Major Statistics of the Korean Economy

40. Chang Kyung-Sup, Compressed Modernity and its Discontents, South Korean Society in Transition, http://sociologv.snu.ac.kr/depart/faculty/paper/fc kschang2.html#5

41. Chang Kyung-Sup, Everyday Conditions of Authoritarian: Politics: Familial Forms of Social Conflict and Political Control, http://sociology.snu.ac.kr/depart/facultv/paper/fc kschang3.html

42. Chitoshi Yanaga Big business in Japanese politics, New Haven: Yale University Press, 1969,

43. Cho D.S., Study on Korean Chaebols, Daily Economic News, 1994

44. Cho Soon, The Dynamics of Korean Economic Development, Washington 1994

45. Cho T.S., Hanguk Chaebol Yongu, Seoul 1991

46. Choi Chang Jip, The Strong State & Weak Labor Relations in South Korea: their historical determinants & bureaucratic structure \ Dependency issues in Korean development ed. Kim Young Dong Seoul 1987

47. Choi Janglib, Labor and the Authoritarian State: Labor Unions in South Korean Manufacturing Industries, Seoul: Korea University Press, 1989

48. Choi Yearn Ho and Lee Yearn Ho, Political Reform and Government-Business (Chaebol) Relationship in South Korea, Korea Observer, Vol.XXVI, No.l, Spring 1995

49. Choi, К. и Lee, Y.S., Korea's Political Economy: An Institutional Perspective, 1990

50. Chong Ku-hyon, Business-government relations in Korea» ed. by In Chong & Kae-Hyon and Hak Chong Lee, in Korean managerial dynamics New York Prager 1989

51. Chung Kae Y.,Lee Hak Chong, Jung Ku Hyun, «Korean Management: Global Strategy and Cultural Transformation, Berlin ,New York 1997

52. Chung Y.I., Capital Accumulation of Chaebol in Korea During the Early Stages Economic Development, in Journal of Modern Korean Studies, 1987 July

53. Crusader for Democracy: the Life & Times of Kim Young Sam, Yonhap Seoul 1993

54. Duncan John, Confucian Social Values in Contemporary South Korea, in Religion and society in Contemporary Korea, Berkeley 1997

55. Fields, Karl J. Developmental Capitalism & Industrial Organization: chaebol & the state in Korea \ Political Authority & Economic Exchange ed. Lee Hong Young & Chang Dal Choong Seoul 1994

56. Gibney, Frank, Korea's Quiet Revolution: from Garrison State to Democracy, New York 1992

57. Granovetter, Mark 1994 Business Groups The Handbook of Economic Sociology, N.J. Smelser and R. Swedberg (Eds.). Princeton: Princeton University Press

58. Guille'n, Mauro F. 2000 Business groups emerging economies: A resource-based view, Academy of Management Journal

59. Hamilton, Gary G, Zeile, William and Kim, Wan-Jin 1990 The network structures of East Asian economics in Capitalism in contrasting cultures. S. R. Clegg and G. S. Redding (Eds.). Berlin

60. Hattorf T., Japanese Zaibatsu and Korean Chaebols, Chung K.H. h Lee H.C. Korean Managerial Dynamics, NY 1989

61. Ideology for Social Reconstruction, Seoul Dong-A 1962.

62. II SaKong, Korea In the World Economy, Washington DC 1993

63. Jones L.P. h II SaKong, Government, Business and Entrepreneurship in Economic Development: The Korean Case, Cambridge, Harvard Univ. Press 1980

64. Jung Ku-hyun Ownership, Governance Structure of Business Conglomerates, Ko rea Focus May-June 1996 Vol. 4 No 3

65. Kang C. David, Money Politics and the Developmental State in Korea

66. Kim Alexander Joungwon, Divided Korea: The Politics of Development 1945-1972, Cambridge, 1975

67. Kim Bum Suk Democratic Development Processes in Taiwan and South Korea, Korea Observer, Vol.32 No.4 Winter 2001

68. Kim Hyuk Rae, Family Capitalism and Corporate Structure in Korea, Korea Focus January-February 1998

69. Kim Young Dong, The Distinctive Features of South Korean Development \ In Search of an East Asian Development Model, ed. Peter I. Berger & Hsin Huang Michael Hsiao, New Brunswick: transactions publishers. 1990

70. Kim, Kwan Bong, The Korea-Japan Treaty Crisis and the Instability of the Korean Political System», New York, 1971

71. Korea Annual 1996 Yonhap Seoul 1996

72. Korea Old & New: A History of Korea, Seoul 1990

73. Kwon Seung-Ho, Michael O'Donnell. The chaebol and labour in Korea. The development of management strategy in Hyundai, Routledge. London and New York 2001

74. Lee Hak Chong, Structure & Behaviour of Korean Business Journal of East & West Studies Vol.18 №1 March 1989 Seoul

75. Lee Kwang chun, Back to basic!: New interpretation of Confucian values in Korea's economic growth, Korea Observer Vol. XXVI No 2 Summer 1995

76. Lee Nahm Young, The Voter's Choice: the 14th Elections in Korea Korea Journal Vol.33 №1 Spring 1993

77. Mason, Edward, Studies in the Modernization of the Republic of Korea: 1979-1981 Harvard 1981

78. Mo Jongryon & Moon Chung-in, Democracy and the Korean economic crisis, http://www.nautilus.0rg/napsnet/f0ra/l 5A Mo-Moon.html

79. Nahm Chang Hee, South Korea's Big Business Clientism in Democratic Reform Korea Observer Vol.XXV №2 Summer 1994

80. Nahm, Andrew C., Korea: Tradition & Transformation, hollym publishers

81. Oh, John C.H., Wiegand, Bruce, Democracy, Development & Corruption: the Case of Korea Korea Observer Vol.XXVII №4 Winter 1996

82. Park B.Y. Chaebol and Politics, Seoul: Hankook Yanseo, 1982

83. President Kim Young Sam's First Year Achievements (February 24, 1994) Korean Overseas Information Service, Seoul

84. Song Byong Nak, The Rise of Korean Economy, Oxford, New York 1994

85. Steinberg, David I., Korean Democracy Today Democracy in Korea: The Roh Tae Woo Years Published papers from the June 22, 1992 Merill House conference» Carnegie Council on Ethics and International Affairs 1992

86. Steinberg, David I., On Rooting Out Evil Confucian Vestiges, Stone Mirror, http://www.dailvsports.co.kr/14 8/9809/t485159/htm

87. Wilkinson, Barry 1996 Culture, institutions and business in East Asia. Organization Studies

88. Yang Sung Chul, The North & South Korean Political Systems: A Comparative Analysis, Seoul 1994

89. Yun Joo-kwang, Economic Crisis in South Korea: Causes & prescription for private industries, Korea Observer Vol. XXIX No 3 Autumn 1998

90. International Herald Tribune, 17 января 2001 года

91. Korea Daily Economic News, 16 июня 1995 года

92. Korea Economic News, 1 июля 1995 года

93. Korea Herald, 30 ноября 2001 года

94. Korea Newsreview, 26 августа 1995

95. Korea Times, 8 декабря 1995

96. Korea Times, 11 декабря 1995

97. Minichi Daily News. Seoul 1994

98. The Associated Press, 22 марта 2000 года112. s iL (Канвон ильбо), 18 августа 1999113. ^l-HiL (Тонъа ильбо) , 12 апреля, 1998114. 1Ш (Чосон ильбо), 19 июня 1980

99. Ц iL (Чосон ильбо), 20 февраля 1998 года

100. Ц ii il (Чосонильбо, Ежемесячный журнал),март 1997

101. Щ (Ханкёре), 19 декабря, 1996

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 148106