Владимир Нарбут: творческая биография тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Миронов, Алексей Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Владимир Нарбут: творческая биография». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 273299
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Миронов, Алексей Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Екатеринбург
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
289

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Миронов, Алексей Владимирович

Введение.

Глава первая. Жизнь и творчество В. Нарбута до революции (1888-1917)

§ 1. Начальные страницы биографии.

§ 2. От ранних публикаций к первой книге.

§ 3. Философия и поэтика книги «Аллилуйя» (1912).

§ 4. «Африканские» стихи.

§ 5. От книги «Вий» (1913) к книге «Плоть» (1915).

§ 6. Вариации на тему любви в книге «Александра Павловна» (1922)

Глава вторая: Послереволюционный период деятельности В. Нарбута (1918-1938)

§ 1. Общественно-политическая и литературная активность В. Нарбута в годы гражданской войны (1918-1921).

§ 2. Дела и «дело» В. Нарбута (1922-1938).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Владимир Нарбут: творческая биография"

Изучение творческой биографии и систематизация сведений о жизни и философских, эстетических и общекультурных установках писателя позволяют обозначить творческую эволюцию и обратиться к подробному исследованию его художественного мира. Осмысление обширного массива биографических фактов, выявление основных и малоизвестных текстов, созданных писателем, дает возможность объективно реконструировать своеобразие общекультурного контекста целой эпохи.

Историческое, культурное и духовное пространство серебряного века русской поэзии уникально по степени влияния на отечественное философское и эстетическое сознание. Поэтический ренессанс начала XX века ознаменовал собой переход к новому восприятию бытия, к основательной реорганизации художественного миропонимания. Эпоха рубежа, кризиса, взывающая к открытию мира заново, стимулировала невиданную энергетическую волну поэтической мысли, направленной на поиск новой гармонии с миром.

Возрождение культуры стиха на качественно ином уровне поэтической интенции привело к формированию художественно-философских направлений, развивающихся в полемической атмосфере притяжения и отталкивания. Изучение этого сложного и неоднозначного процесса позволяет определить эволюцию культурно-эстетических и философских взглядов, оказавших огромное влияние на развитие художественной и научной мысли XX столетия.

Стремление коренным образом воздействовать на мироустройство культурной и социально-политической жизни общества посредством поэтического слова ставит перед художником особые задачи. Его творческий потенциал реализуется в глубоком единстве личных жизненных установок и художественного осмысления бытия как откровения. Это приводит к тому, что значимые, а подчас и второстепенные перипетии судьбы писателя проецируются на его творчество, в котором находит отражение художественное сознание времени, а также аккумулируются наиболее важные и актуальные свойства целой историко-культурной эпохи.

На сегодняшний день жизнетворчество первостепенных представителей русской поэзии первой трети XX в. (А. Ахматовой, А. Белого, А. Блока, В. Брюсова, М. Волошина, Н. Гумилева, С. Есенина, О. Мандельштама, В. Маяковского, В. Хлебникова, М. Цветаевой) изучено достаточно широко. При этом остается гораздо менее освещенным творчество отдельных писателей, оказавших заметное влияние на формирование художественного сознания и языка эпохи, но в силу некоторых обстоятельств очутившихся на периферии культурной памяти. Объективная картина историко-литературного процесса оказывается неполной без исследования художественного наследия этих писателей. Именно поэтому актуальным представляется нам обращение к фигуре Владимира Нарбута, чья личность вызывала у современников неоднозначное чувство - восхищения, смешанного с неясным трепетом перед его «глухой, медвежьей, черноземного судьбой» [21,227]1.

Владимир Иванович Нарбут (1888-1938)- один из тех поэтов, судьба и творчество которых и таят немало невнятностей. Не все известно, не все понятно, многое не разъяснено. Его жизнь была овеяна мрачными и загадочными легендами, порой фантастически искажавшими реальные факты. «Отрубленная» кисть левой руки, хромота, заикание, демоническая внешность, мелодично-корявые стихи, необычайным образом соединяющие в себе прекрасные и безобразные явления жизни, скандальные истории из области его издательской деятельности, неожиданный отход от стихов к административно-организационной работе и стремительный карьерный рост, неясные обстоятельства гибели - все это в сумме и порождает образ падшего ангела-поэта, радостно и трагически принимающего этот мир [98, 48].

Исходя из литературного наследия Нарбута и воспоминаний о нем, можно понять этот мифологизированный образ поэта. Но каковы корни его проис

1 Здесь и далее ссылки на цитируемую литературу делаются в тексте: первая цифра -источника в списке использованной литературы, вторая - номер страницы (курсивом). порядковый номер хождения? На какой почве вырастает он? Какова философская основа Нарбу-та-поэта? Какое влияние оказал он на литературный процесс? В чем, наконец, показательность этой судьбы?

Отсутствие подробной творческой биографии писателя и последовательного рассмотрения эволюции его поэтической системы обусловило наш интерес к данной теме.

История вопроса

Акмеистическая поэтика в отечественных и зарубежных исследованиях о серебряном веке изучена весьма основательно. Особую роль здесь сыграли статьи и публикации Н. А. Богомолова, Л. Г. Кихней, О. А. Лекманова, О. Ронена, Д. М. Сегала, Р. Д. Тименчика, В. Н. Топорова. С первой же значительной работы об акмеистах, написанной В. М. Жирмунским, повышенное внимание в последующих исследованиях уделяется поэтике Н. Гумилева, О. Мандельштама, А. Ахматовой. При этом творчество представителей натуралистического крыла акмеизма (С. Городецкого, М. Зенкевича, В. Нарбута) изучено не столь подробно.

Попытки систематизации сведений о жизни и творчестве Нарбута предпринимались неоднократно. Несмотря на то, что реабилитация репрессированного поэта состоялась в 1956 г., имя Нарбута так и оставалось табуиро-ванным для «легального» литературоведения. Осторожная попытка М. Зенкевича в 1967 г. вернуть «широкому читателю» «творчество этого самобытного большого поэта» оказалась безуспешной [115, 226].

Единственными источниками упоминания о поэте становятся отрывочные сведения, зафиксированные в мемуарно-очерковых записях Г. Иванова, К.Л.Зелинского, М.Зенкевича, В.Катаева, Н.Я.Мандельштам, Ю. Олеши, К. Паустовского.

Пионером в изучении истории творческой биографии Нарбута является Л. Н. Чертков (1933-2000), реализовавший так и неосуществившийся замысел самого поэта объединить под одной обложкой стихи, начиная с первой книги и до последних изысков в жанре научной поэзии. Вышедший в 1983 г. в Париже том избранного Л. Чертков сопровождает статьей о творческом пути Нарбута, ставшей первым исследованием о поэте. Важно отметить, что в работе над очерком и составлении сборника Л. Черткову помогала жена Нарбута Серафима Густавовна и его друг М. Зенкевич.

Постепенное официальное «возвращение» Нарбута в Россию произошло лишь в перестроечную эпоху. К столетию поэта (1988) статьи о нем и подборки стихов опубликовали В. Лавров, Л. Озеров, Р. Тименчик.

В 1990 г. появляются сразу две работы, представляющие вариант развернутой творческой биографии Нарбута. Статья Т. Р. Нарбут (внучки поэта) и В. Н. Устиновского тяготеет к жанру биографического описания, не претендующего на исследовательский характер. Здесь важную роль играет стремление составить представление о личности Нарбута и основных этапах его жизненного пути. При этом заметны склонность авторов к умолчанию о некоторых сложных моментах биографии поэта и желание скрасить их путем оправдательных трактовок.

Второе исследование творческого наследия Нарбута начала 90-х гг. XX в. было выполнено Н. Бялосинской и Н. Панченко. Проведя тщательную работу с архивом В. Шкловского, включающим в себя достаточно объемный рукописный фонд Нарбута, исследователи составили и выпустили первое российское издание стихотворений поэта, снабдив его весьма основательной вступительной статьей биографического и литературоведческого характера. При этом они опирались на разработки итогового сборника «Спираль», который Нарбут готовил к выпуску в 1930-е гг. Именно на это на сегодняшний день наиболее полное издание стихотворений Нарбута мы и ориентируемся в данной работе.

Важно, что Н. Бялосинская и Н. Панченко попытались сохранить структуру «Спирали», воспринимая данные архива Шкловского как последнюю творческую волю поэта. Единственным недочетом здесь можно считать смешанную в рамках разделов подачу разновременных редакций поэтических текстов. Это обусловлено проводимой Нарбутом с 1922 г. неоднократной правкой дореволюционных текстов. Поэтому, чтобы выявить последовательность творческой эволюции поэта и сохранить историческую объективность, нам пришлось прибегнуть к использованию прижизненных изданий Нарбута, а также к более поздним публикациям, сохранившим изначальную редакцию текста2.

Кроме указанных трудов в последнее десятилетие XX в. в биографических справочниках появился ряд словарных статей о Нарбуте, выдержанных как в информативно-описательном [83; 74; 118], так и в подробном библиографическом стиле [166]. Помимо обзорных публикаций необходимо указать и работы, характеризующие отдельные этапы биографии Нарбута: ранний петербургский [164], воронежский [129], одесский [76], колымский [80; 169] периоды.

В нашем исследовании учтена представляющая особый интерес реакция критики на поэтические книги Нарбута, относящиеся к первой четверти XX века. Рецензии, отзывы и статьи той эпохи позволяют определить место поэта в контексте литературной среды, понять тенденции и противоречия, оказавшие влияние на его творческое поведение.

Наиболее полемичной, временами субъективной, но исторически правомерной оказалась критика 1910-1913 гг. (ее характеристика представлена в § 2 1-й главы данного исследования). В первое же десятилетие советской власти литературная общественность, восторженно принимая плотность и натуралистичность нарбутовского стиха, ожидала от поэта идейной перековки [99; 116; 106]. Но после «административного» падения Нарбут становится объектом жесточайшей критики. В зависимости от «текущего момента» его упрекают то в отвлеченности от «классовой борьбы» [117], то в формализме [123], то в «антисоциально заостренном» натурализме [140], то в псевдолитературности [89].

История современных литературоведческих исследований, рассматривающих своеобразие поэтики Нарбута, ограничивается последними двумя десятилетиями. Авторы этих работ уделяют внимание жанровым проблемам творческого наследия поэта [150], определению основного корпуса текстов

2 Например, к двухтомному сборнику «Русские поэты «серебряного века»», составленному Н. Ю. Грякаловой, где приводится первая редакция стихов из книги Нарбута «Аллилуйя».

Нарбута и литературы о нем [167], формированию и развитию идейно-образной парадигмы его лирики [152; 148].

Особый интерес представляют попытки сравнительно-исторического, контекстуального и культурно-этнографического анализа поэтических книг и отдельно взятых стихов Нарбута. Заслуживают особого внимания статья О. Лекманова, посвященная поэтике книги «Аллилуйя» [136], исследование Н. Богомолова, выявляющее аспекты взаимовлияния Нарбута и футуристов [82], а также работа Н. Рогачевой, определяющая своеобразие мифопоэтики Нарбута [156]. Стоит указать и на стремление современных исследователей обозначить место поэта в историко-культурном контексте и осмыслить литературную функцию его поэтики [78; 130].

К сожалению, общий объем трудов, посвященных жизни и творчеству В. Нарбута, весьма мал. Все они преимущественно имеют характер развернутых статей, выявляющих динамику творческого развития поэта, своеобразие его стиля и языка. В нашей работе предпринимается первая попытка целостного рассмотрения творчества В. Нарбута в последовательной связи с биографией и личностью писателя.

Цель исследования состоит в том, чтобы представить эволюцию творчества В. Нарбута в биографическом и историко-литературном контексте. Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

- реконструировать этапы жизненного и творческого пути В. Нарбута, обобщив доступные нам материалы биографических исследований о поэте с учетом имеющихся документальных и мемуарных свидетельств;

- опираясь на современные издания художественных произведений поэта, а также на его непереизданные публикации в дореволюционной периодике, проследить эволюцию поэтической системы В. Нарбута;

- определить культурно-философские и эстетические ориентиры В. Нарбута, полагаясь на динамику развития тематических и образных парадигм его поэзии;

- определить место Нарбута в историко-литературном процессе первой трети XX в. в России.

Для решения поставленных задач в исследовании использовалась соответствующая методология, реализованная в историко-литературном и сопоставительном видах литературоведческого анализа. Принципы конкретно-исторического и системно-типологического подхода к творчеству Нарбута позволяют определить процесс формирования и развития идейно-образных и тематических связей, вырабатывающих поэтическое и философское восприятие картины жизненного мира.

На защиту выносятся следующие положения:

1. При всей близости к «цеховому» содружеству акмеистов В. Нарбут стремится к идейной обособленности.

2. Поэт приходит к натурфилософской идее жизненного равновесия, согласно которой элементы бытия постоянно разнятся и согласуются между собой.

3. Оппозиция зарождения и распада, свойственная поэтической системе Нарбута, трансформируется в оппозицию души и плоти, небесного и земного, дневного и ночного состояния мира.

4. Земная / земляная стихия становится для Нарбута первоосновой плотского бытования человека и универсальным стечением его материального и духовного начал. Поэтизация восходящей от земли энергии жизни и смерти определяет формирование концептосферы творческого наследия Нарбута.

5. Метафизическое осознание бытия, в условиях соцреализма затушенное, но не уничтоженное, является доминирующим на протяжении всего творчества Нарбута.

6. Нарбут представляет собой тип поэта, органические особенности творческой индивидуальности которого под воздействием социальных взглядов подвергаются принципиальным метаморфозам.

Научная новизна обусловлена тем, что в работе представлена фактически первая в отечественном и зарубежном литературоведении попытка развернутой систематизации и интерпретации литературной деятельности Нар-бута как единого процесса, отразившего драматические перипетии историко-литературных и социально-политических реалий первой трети XX в.

Практическая значимость диссертации обусловлена возможностью использования ее основных положений при чтении лекционных курсов по истории русской литературы первой половины XX в., при подготовке спецкурсов и спецсеминаров для филологических факультетов, а также в эдиционной практике.

Апробация работы

Основные положения работы излагались в докладах на научных конференциях разных уровней: «Пушкинские чтения» (Санкт-Петербург, ЛГОУ, 2001, 2005), «Литература в контексте современности» (Челябинск, ЧГПУ, 2002), «Изучение творческой индивидуальности писателя в системе филологического образования: наука - вуз - школа» (Екатеринбург, УГПУ, 2005), «Система и среда: Язык. Человек. Общество» (Нижний Тагил, 2005, 2007). Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры русской литературы XX века Уральского государственного университета.

Структура работы

В Первой главе дается характеристика дореволюционного периода творчества Нарбута. Начало его литературного и редакторского пути, связанное с культурной средой Петербурга, представлено как поэтапное восхождение начинающего автора от традиций пейзажной лирики к формированию собственного поэтического сознания, основанного на метафизическом восприятии мира. Послереволюционный период деятельности Нарбута, связанный с его стремительным восхождением по служебной лестнице, назревающим творческим кризисом и трагической гибелью является содержанием Второй главы.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, а также определяются перспективы исследовательской работы.

Приложение 1 содержит полную подборку стихов Нарбута, вышедших на страницах журнала «Светлый луч» в период с 1908 по 1912 гг., а также тек

10 сты, опубликованные в других столичных журналах и газетах. Данное приложение включает в себя стихи, не вошедшие в посмертные сборники поэта и до сих пор опубликованные лишь на страницах дореволюционных изданий.

В Приложение 2 входит письмо Нарбута С. А. Венгерову с ответом на анкету для биографического словаря современных русских писателей. Данный текст можно считать единственной доступной нам автобиографией поэта.

Приложение 3 представляет фрагменты деловой переписки Нарбута с В. В. Гиппиусом и Н. Н. Сергиевским. Их стилистика создает представление о литературно-издательской деятельности Нарбута на начальном этапе творчества.

Особенности анализируемого материала объясняют превышение нами принятого формата кандидатской диссертации. Мы сознательно пошли на подобную диспропорцию, полагая, что она обусловлена задачами исследования. Целостное рассмотрение творческой биографии рассчитано на обоюдное внимание как к весьма сложным для анализа фактам личной и общественной жизни Нарбута, так и к своеобразию его неординарного поэтического миро-видения. Отсутствие основательных исследований на эту тему возложили на нас дополнительные обязанности.

Кажущаяся на уровне постраничного объема диспропорция глав объясняется следующим образом. В результате некоторых драматических обстоятельств созданный еще до революции поэтический материал (книгу «Плоть» и «Александра Павловна») Нарбуту удалось издать лишь в начале 20-х гг. В силу того, что после 1917 г. в творчестве поэта наблюдалось стремление к качественно новой тематике и жанровой специфике, а также полагаясь на более раннее происхождение текстов двух указанных книг, мы решили включить данный материал в корпус первой главы, что сделало ее значительно объемнее второй. Кроме того, послереволюционный период деятельности поэта отмечен спадом творческой активности, что также сказалось на разности объема первой и второй главы. Попытка искусственного «выравнивания» материала могла привести к сбою в органичном осознании поэтического наследия Нарбута.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Миронов, Алексей Владимирович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе проведено биографическое исследование, позволившее охарактеризовать основные этапы жизненного и творческого пути В. Нарбута. Проследив эволюцию взглядов поэта и полагаясь на последовательный анализ поэтических книг и отдельных публикаций, мы предложили интерпретацию его творчества.

Нарбуту удалось реализовать свои способности благодаря неуклонному стремлению к творчеству, к поиску своего поэтического слова. Немалую роль здесь, на наш взгляд, сыграла поддержка его старшего брата Георгия, а также внимание А. Блока к редакторской деятельности начинающего поэта.

Период пребывания Нарбута в Петербургском университете позволил ему войти в ритм литературной жизни столицы. Здесь формируются качественно новые для Нарбута эстетические приоритеты, появляется опыт в области издательской и критической деятельности. Для начального периода поэтического творчества Нарбута пейзажная и духовная лирика стали своеобразной стартовой площадкой и творческой лабораторией. Поэт пытается научиться владеть словом, испытать творческие возможности, определить наиболее интересные своему поэтическому сознанию идеи и образы.

В первой книге «Стихи» (1910) Нарбут интуитивно выделяет те онтологические ориентиры, которые впоследствии лягут в основание его поэтической системы. Природа для Нарбута есть средоточие жизни и смерти. Неслучайно его вполне, казалось бы, традиционные лирические пейзажи таят в себе ощущение насыщенности мира невероятной энергией рождения и умирания. Поэта интересуют процессы созревания и разложения как две потаенные стороны земного бытия. Активно насыщаясь, развиваясь, жизнь поневоле провоцирует гибель, смерть, в то время как увядание является залогом зарождения уже новой жизни.

Став одним из акмеистов, Нарбут выведет означенный в первой поэтической книге круг проблем на другой уровень, где оппозиция живущего и от

231 мирающего трансформируется в оппозицию души и плоти, небесного и земного, дневного и ночного состояния мира. Только развитие данных проблем в следующей поэтической книге «Аллилуйя» (1912) обретет уже новую, эпатирующую форму, в которой будет ярко выражена дисгармония единства выявленных антиномий.

Поэтический мир «Аллилуйи» возникает на стыке метафизических и реалистических явлений земного бытия. Мозаичный орнамент книги, основанный на линейном и концентрическом принципе композиционного построения, подчеркнутая усложненность образов и языка, полисемантическая игра, образующая появление неожиданных контекстов, - все это способствует формированию единого художественного пространства, тяготеющего к поэтике барокко. Бурлескный стиль, травестийное осмысление жизни и комическая гротескность лишь подчеркивают сходство поэтического миропонимания Нарбута с особенностями философского мировосприятия эпохи барокко. При этом барочная стилистка «Аллилуйи» становится близка про-вокативной эстетике футуристов.

Участие в «Цехе поэтов» и вхождение в круг акмеистов позволяют Нар-буту выработать свой «ультранатуралистический» стиль. Но при всей близости к «цеховому» содружеству поэт все же стремится к идейной обособленности, к созданию своей художественной системы, которая явилась бы «чрезвычайно необходимым противоядием Брюсовщине (и Гумилеву)» [23, 48]. Натуралистический реализм Нарбута основывается на передаче реально ощутимых свойств бытия, исходящих от близкой человеку земной / земляной стихии, сочетающей в себе беспощадную трясину смерти с ликованием жизни.

Африканский эпизод творческой биографии Нарбута подтверждает особое положение поэта среди акмеистов. Его слог лишен акмеистической изящности и простоты Гумилева, Ахматовой, Мандельштама. Это иная, грубая изящность и простота низких материй, взывающих к вершинам духа. «Африканские» стихи Нарбута лишены утонченных экзотических описаний, поскольку для поэта важно прежде всего ощущение изначальности и таинственной постоянности мира. Его привлекает «виевская» сила чудесных метаморфоз плоти и духа.

Выход в 1910ив 1912 гг. первых поэтических книг, создавших эффект контрастного успеха, вводит имя Нарбута в число наиболее тенденциозных молодых поэтов.

Попытка издания книги «Вий» (1915) и выход сборников «Плоть» (1920) и «Александра Павловна» (1922) отразили стремление «цензурно» отлученного от литературы Нарбута обобщить накопленный творческий потенциал и не утратить связь с ходом поэтической жизни России. Пейзажные мотивы первой книги стихов соединяются здесь с мифопоэтикой «Аллилуйи». Реалистичная описательность вкупе с метафизическими прозрениями, выявляющими внешние и внутренние сущности быта и бытия, позволяют поэту определить аксиологически значимые для него приоритеты. Земная / земляная стихия становится для Нарбута как первоосновой плотского бытования человека, так и универсальным стечением его материального и духовного начал. Поэтизация восходящей от земли энергии жизни и смерти определяет формирование концептосферы творческого наследия Нарбута.

Книга стихов «Плоть» отмечена чувством кровного родства с жизненным миром, который представляет собой особую пластику изящной и корявой материи, наполненной грозным и одновременно торжественным великолепием её значений. Через глазницы гамлетовского Йорика взирает поэт на мир, сочетающий тлен и распад с цветением и радостью плоти.

Здесь Нарбут приходит к натурфилософской идее жизненного равновесия, согласно которой элементы бытия постоянно разнятся и согласуются между собой. Почувствовать незримый ритм этого процесса означает для поэта ин-тенционально совпасть с ним, стать частью мировой гармонии. Поэтому нужно преодолеть в себе страх перед низкими проявлениями тленной плоти и утвердить их как необходимый этап на пути к новому преображению.

Осознание бытия как единого, близкого для плоти и души пространства подкрепляется мотивом подвижничества, странничества, пути. Вечное движение мира, видимые и скрытые процессы зарождения и умирания, происходящие в нем, Нарбут представляет в особой жанровой форме бытоэпоса. Сквозь завесу бытовой обыденности, повседневности и сиюминутности поэт просматривает потаенные сферы бытийного эпоса, движение вечных мировых сил.

Это приводит Нарбута к идее миростроительства, основанного на созидательном и кропотливом труде. За картинами, отмеченными грубым реализмом и связанными с представлением о гибели, затаившейся в любом живом существе, здесь проступает мысль о неизбежном возвращении, воскрешении: неживое восстает из праха под воздействием одухотворенного труда.

В «Плоти» автор, совмещая библейскую тематику с античной, приходит к мифопоэтическому варианту виевой веры, тяготеющей к дохристианскому поклонению славян матери-земле. Поэт утверждает идею земного рая, зиждущуюся на единении души человека и его материальной первоосновы. Основополагающей здесь становится парадигма земля - плоть - прах (персть): земное бытие на самых разных уровнях провоцирует столкновение материи и духа, их метафизическое взаимодействие. И в обыденном, бытовом, и в сакральном, ведовском мире плоть взывает к вожделению, материальному насыщению, а душа - к неизъяснимому таинству любви.

В итоге к натурфилософским представлениям Нарбута о движении плоти по миру и ее метаморфозах добавляется восприятие любви как жизнеобра-зующей силы бытия. Этот мотив поднимает мировосприятие поэта на высоту трагического лиризма в итоговой книге «Александра Павловна» (1922). Здесь Нарбут обобщает автохарактеристику поэтической личности, лирического «я», совершающего духовный прорыв сквозь свою ущербную плоть к принятию мира. Поэт приходит к пониманию того, что вечными метаморфозами бытия движет не просто природа (как в «Плоти»), а сама любовь.

Единственной силой, оправдывающей трагедию жизни, для поэта становится именно любовь, благодаря которой душа преодолевает инстинкт плоти к самосохранению, заменяя его стремлением к самоотдаче. Преодолеть в себе страх перед низкими проявлениями тленной плоти и утвердить смерть как необходимый этап на пути к новому преображению поэту помогает осознание любви как ведущей «тяги» бытия.

Послереволюционный период творчества позволил Нарбуту реализовать не только давние творческие замыслы, но и проявить себя в сфере издательской деятельности. Воронежский и одесский периоды жизни станут для Нар-бута отправной точкой его издательской и партийной карьеры.

1919-1920 гт. стаж для Нарбута временем «великого перелома» в его поэтическом сознании. В его агитационных стихах утверждается новая вера - вера в коммунистическое будущее. Прежние христианские святыни пересматриваются поэтом в новом ключе и позиционируются как устаревшие, отмершие. Но такие социально-политические установки, рожденные атеистическими законами жанра советского агитстиха, не могут преодолеть библейский пафос, наполняющий книги «В огненных столбах» (1920) и «Казненный Серафим» <1925>.

В стихах революционного характера постоянно просматриваются мотивы прежней лирики Нарбута, утверждающей силу плоти, ее радость и торжество. При этом поэт улавливает общественное настроение революционного подъема и агрессии по отношении к врагу. Характерный для поэзии Нарбута образ крови обретает теперь зловещую актуальность.

Поэт пытается понять творцов нового мира, но безоговорочно принять их мировоззрение он не может. Об этом свидетельствует важнейший для Нарбута мотив совести, личной вины за глобальную социально-политическую и нравственную перестройку народного самосознания.

Несмотря на искреннее стремление соединить акмеистическую поэтику с лирикой социалистической направленности, Нарбут осознает назревающий в его творчестве кризис. Переиздав всё то, что было написано им до революции и во время гражданской войны, поэт пытается найти в себе какой-то новый голос, свойственный новому темпу времени, новому мироощущению. Не уловив его, он замолкает фактически на десять лет. Молчание поэт предпочитает переделке, подстраиванию под идеологические установки.

Поглощенный партийной и литературно-организаторской деятельностью, Нарбут поневоле втягивается в течение сложного и неоднозначного социально-политического процесса, что и приведет поэта к падению с высоты административной системы.

Отставка Нарбута спровоцировала его обращение к жанру научной поэзии. Но и здесь поэт не смог избежать зависимости от идеологического пафоса советской поэтики. И все же в поздних стихах Нарбута заметна попытка выхода из кризиса и предощущение творческого прорыва, осуществиться которому помешают трагические реалии суровой исторической эпохи.

Неожиданно попав в ряды «контрреволюционеров» и погрузившись в тяжелые испытания лагерной жизни, Нарбут ощутил давно неведомое дыхание поэтической независимости. Новые стихи нельзя было записать, но их можно было запомнить. И главное, на холодном побережье бухты Нагаево сознание поэта было абсолютно свободно от необходимости оглядываться на соцреа-листические параметры и идеологические установки. Живущие в памяти строфы никто, кроме самого поэта, не мог идейно откорректировать или подвергнуть цензурной правке. Эту поэзию, из которой до нас, к сожалению, дошла лишь одна строфа, никто не мог запретить.

Уникальность культурной и духовной личности В. Нарбута неоспорима. Интерес к его имени и наследию, несмотря на длительное идеологическое замалчивание, становится все более ощутимым. При этом одна из основных проблем интерпретации творчества Нарбута связана с «трудностью контек-стуализации, неясностью его историко-литературного значения» [130,207].

Творчество Нарбута требует дальнейшего осмысления. Поэтика его книг нуждается в подробном анализе идейно-образной, тематической и языковой направленности. Большие перспективы имеют здесь вопросы стиховедческого и лингвистического плана. До сих пор не оценена деятельность Нарбута как критика, редактора и одного из основателей печати в советской России. Абсолютно неизученной остается его художественная проза. Интересен также вопрос о влиянии эстетического направления, заданного творчеством Нарбута, на дальнейшее развитие русской поэзии.

Наше исследование - лишь первый этап на пути к изучению творческого наследия поэта. Эта работа создает основу для более полного историко-литературного исследования, которое позволит углубить наше представление не только о личности художника, но и об историко-культурной и общественно-литературной картине XX в.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Миронов, Алексей Владимирович, 2007 год

1. Нарбут В. Соловецкий монастырь. Историко-бытовой очерк / В. Нарбут//Бог-помочь! 1908.-№ 8. - С. 14-16.

2. Нарбут В. «Светлые дни на Украйне» / В. Нарбут // Сборник «Русского чтения». 1909. - № 12-13-14 (21,28 марта и 4 апр). - С. 94-96.

3. Нарбут В. Сырные дни на Украйне / В. Нарбут // Сборник Русского чтения. 1910. - № 8-9 (20-27 февр.). - С. 60-62.

4. Нарбут В. «В великом посту. (Страничка давнего прошлого)» /

5. B. Нарбут // Сборник «Русского чтения». 1910. - № 12-13 (20-27 марта).1. C. 90-92.

6. Нарбут В. Письмо к Гиппиусу Василию Васильевичу 1911, февраля 12. (Архив Вас. В. Гиппиуса) / В. Нарбут // ИР ЛИ, ф. 47, оп. 3, № 45, л. 1-2.

7. Нарбут В. Письма к Сергиевскому Ник. Ник. 1911-1912 г / В. Нарбут // ИРЛИ, ф. 123, оп. 1, № 581, л. 1-6.

8. Нарбут В. Студенческое сочинение «Характеристика разных наций в пословицах и поговорках русского народа» / В. Нарбут // ИРЛИ, ф. 341, оп. 1. №519, 36 л.

9. Нарбут В. В. Гусев, Фейга Коган и др. Рецензия. / В. Нарбут // Новая жизнь. 1912. - № 10. - Стб. 258-259.

10. Нарбут В. Пелагея Петровна (Рассказ) / В. Нарбут // Нива. 1912. — №46.-С. 913-915.

11. Нарбут В. Алексей Липецкий. Надя Данкова. Повесть в стихах Рецензия. / В. Нарбут // Новый журнал для всех. 1913. - № 4 (апрель). - Стб. 175.

12. Нарбут В. О. Мандельштам. Камень. Стихи. Изд. «Акмэ». Спб. 1913 г. Рецензия. / В. Нарбут // Новый журнал для всех. -1913. -№4 (апрель). -Стб. 175.

13. Нарбут В. Сергей Городецкий. Ива. Пятая книга стихов. СПб., 1913 Рецензия. / В. Нарбут // Вестник Европы. 1913. - № 4. - Стб. 387-388.

14. Нарбут В. В. Н. Крачковский. Стихотворения; В. Курдюмов. Пудренное сердце; Н. С. Поздняков. Облетевшие мысли; Петр Погодин. Стихи; Франсис Жамм Рецензия. / В. Нарбут // Новый журнал для всех. 1913. - № 5 (май). - Стб. 147-149.

15. Нарбут В. Письмо Венгерову Семену Афанасьевичу с ответом на анкету К. Б. С. 1913 г., мая 12. (Архив С. А. Венгерова) / В. Нарбут // ИР ЛИ, ф. 377, оп. 7, № 2532, л. 1-3.

16. Нарбут В. Аллилуйа / В. Нарбут. Изд. 2-е. - Одесса., 1922. - 32 с.

17. Нарбут В. О Блоке. Клочки воспоминаний / В. Нарбут // Календарь искусств (Харьков). 1923 . - № 1. - С. 2-3.

18. Нарбут В. Белье. Комментарий / В. Нарбут // Календарь искусств (Харьков). 1923 . - № 4. - С. 10.

19. Нарбут В. Перепелиный ток / В. Нарбут // Новый мир. 1933. - № 6. -С. 43.

20. Нарбут В. Письмо Прокофьеву Александру Александровичу от 10.11.1934 г. / В. Нарбут // ИРЛИ, ф. 726, оп. 2, № 728,1 л.

21. Нарбут В. Избранные стихотворения / В. Нарбут ; подгот. текста, вст. статья и прим. Леонида Черткова. Paris : La presse Libre, 1983. - 256 с.

22. Нарбут В. Стихотворения / В. Нарбут ; вступ. статья, сост. и примеч. Н. Бялосинской и Н. Панченко. М. : Современник, 1990. - 445 с. - (Феникс. Из поэтического наследия XX века).

23. Нарбут В. Стихотворения / В. Нарбут ; подгот. текста Т. Р. Нарбут,

24. B. Н. Устиновского // Ново-Басманная, 19. М. : Худож. лит., 1990 .1. C. 329-355.

25. Нарбут В. Из писем к М. Зенкевичу / В. Нарбут ; подгот. текста Л. Пустильник // Арион. 1995. - № 3. - С. 47-51.

26. Нарбут В. Стихотворения. Монастырские песни / В. Нарбут ; подгот. текста И.Померанцева // Новый журнал (Нью-Йорк).- 1998,- Кн. 212.-С. 108-122.

27. Нарбут В. Валерий Брюсов. Зеркало теней. Стихи. М. К-во «Скорпион», 1912 Рецензия. / В. Нарбут // Критика русского постсимволизма / сост., вступит, ст., преамбулы и примеч. О. А. Лекманова. М.: Олимп : ACT, 2002. ■ -С. 223-225.

28. Анненский И. Ф. Стихотворения и трагедии / И. Ф. Анненский ; вступ. ст., сост., подгот. текста, примеч. А. В. Федорова. Л.: Сов. писатель, 1990. - 640 с. - (Б-ка поэта. Большая сер.).

29. Апухтин А. Н. Полное собрание стихотворений / А. Н. Апухтин. Л.: Сов. писатель, 1991. - 448 с. - (Б-ка поэта, Большая сер.).

30. Асеев Н. «Нынче утром певшее железо.» / Н. Асеев // Красная новь. 1922. - № 4. - С. 23-24.

31. Ахматова А. А. Собрание сочинений : в 2 т. Т. 1 / А. А. Ахматова. -М. ¡Правда, 1990.-448 с.

32. Ахматова А. А. Собрание сочинений : в 2 т. Т. 2 / А. А. Ахматова. -М.: Правда, 1990.-432 с.

33. Блок А. А. Собрание сочинений : в 6 т. Т. 1 / А. А. Блок. М. : Правда, 1971.-480 с.

34. Блок А. А. Собрание сочинений : в 6 т. Т. 2 / А. А. Блок. М. : Правда, 1971.-352 с.

35. Блок А. А. Собрание сочинений : в 6 т. Т. 5 / А. А. Блок. М. : Правда, 1971.-560 с.

36. Бодлер Ш. Цветы зла / Ш. Бодлер ; пер. с франц. Эллиса. Минск : Харвест; М.: ACT, 2001. - 368 с.

37. Бунин И. А. Собрание сочинений : в 4 т. Т. 1 / И. А. Бунин. М. : Правда, 1988.-480 с.

38. Вертинский А. Н. Дорогой длинною. / А. Н. Вертинский ; сост. и вступ. ст. Ю. Томашевского. М.: Правда, 1991. - 576 с.

39. Гоголь Н. В. Собрание сочинений : в 8 т. Т. 2 / Н. В. Гоголь. М. : Правда, 1984.-320 с.

40. Городецкий С. Владимиру Нарбуту / С. Городецкий // Гиперборей. -1913 .-№5.-С. 14.

41. Городецкий С. Собрание стихов: Т. 1. Кн. 1-2. Ярь: Лирич. и лиро-эпические стихотворения / С. Городецкий. СПб. : Издание т-ва М. О. Вольф, 1910 . - 192, XII с.

42. Гумилев Н. С. Золотое сердце России / Н. С. Гумилев. Кишинев : Лит. артистикэ, 1990 , - С. 164-184.

43. Древняя русская литература : хрестоматия : учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.» / сост. Н. И. Прокофьев. 2-е изд., доп. - М.: Просвещение, 1988.-429 с.

44. Иванов Г. В. Собрание сочинений : в 3 т. Т. 3: Мемуары. Литературная критика / Г. В. Иванов. М.: Согласие, 1993. - 720 с.

45. Катаев В. Алмазный мой венец / В. Катаев // Уже написан Вертер / В. Катаев. М.: Панорама, 1992. - 384 с.

46. Котляревский И. П. Полное собрание сочинений на русском языке / И. П. Котляревский. Екатеринбург : ЕАЦМС, 1999. - 480 с.

47. Котляревский И. П. Энеида / И. П. Котляревский ; пер.с украинского В. Потаповой. М. ; Л. : Совет, писатель, 1964. - 348 с. - (Библиотека поэта. Малая сер.).

48. Кузмин М. Избранные произведения / М. Кузмин ; сост., вступ. ст., коммент. А. Лаврова, Р. Тименчика. Л.: Худож. лит., 1990. - 576 с.

49. Мандельштам Н. Я. Воспоминания / Н. Я. Мандельштам ; подгот. текста Ю. Л. Фрейдина ; предисл. Н. В. Панченко ; примеч. А. А. Морозова. -М.: Согласие, 1999. 576 с.

50. Мандельштам Н. Я. Вторая книга / Н. Я. Мандельштам. М. : Согласие, 1999.-768 с

51. Мандельштам О. Э. Собрание сочинений : в 4 т. Т. 1 / О. Э. Мандельштам. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. - 368 с.

52. Мандельштам О. Э. Собрание сочинений : в 4 т. Т. 2 / О. Э. Мандельштам. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. - 704 с.

53. Мандельштам О. Э. Собрание сочинений : в 4 т. Т. 4 / О. Э. Мандельштам. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1997. - 608 с.

54. Маяковский В. В. Собрание сочинений : в 12 т. Т. 1/В.В. Маяковский. М.: Правда, 1978. - 432 с.

55. Надсон С. Я. Избранное / С. Я. Надсон, К. М. Фофанов. СПб. : Динамит, 1998.-448 с.

56. Народная проза / сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. С. Н. Азбелева. М. : Рус. кн., 1992. - 608 с. - (Б-ка русского фольклора; Т. 12).

57. Некрасов Н. А. Избранные сочинения / Н. А. Некрасов ; редко л.: Г. Беленький, П. Николаев, А. Пузиков ; сост., вступ. статья, примеч. О. Проскурина. М.: Худож. лит., 1989. - 591 с. - (Библиотека учителя).

58. Олеша Ю. Книга прощания / Ю. Олеша. М. : Вагриус, 2001. — 478 с. - (Сер. Мой 20 век).

59. Паустовский К. Г. Собрание сочинений : в 9 т. Т. 5 / К. Г. Паустовский. М.: Худож. лит., 1982. - 591 с.

60. Рембо А. Пьяный корабль / А. Рембо. СПб. : Терция : Кристалл, 1999. - 448 с. - (Б-ка мировой лит. Малая сер.).

61. Русские поэты «серебряного века» : сб. стихотворений : в 2 т. Т. 2 / сост., авт. вступ. статьи и комментариев Н. Ю. Грякалова. Л. : Изд-во Ле-нингр. ун-та, 1991.-432 с.

62. Сковорода Г. С. Сочинения / Г. С. Сковорода ; пер. с укр. А. Н. Гор-диенко. Минск : Современный литератор, 1999. - 704 с. - (Классическая философская мысль).

63. Случевский К. К. Стихотворения / К. К. Случевский. М. : Сов. Россия, 1984.-256 с.

64. Стихи духовные / сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. Ф. М. Селиванова. М.: Сов. Россия, 1991. - 336 с.

65. Тютчев Ф. И. Стихотворения и письма / Ф. И. Тютчев ; вступ. ст., со-ставл. и примеч. Е. Н. Лебедева. М. : Современник, 1978. - 415 с. - (Классическая б-ка «Современника»).

66. Фет А. А. Стихотворения / А. А. Фет. Алма-Ата : Мектеп, 1984. -224 с.

67. Фофанов К. М. Под музыку осеннего дождя: Стихотворения и поэмы / К. М. Фофанов. М.: ООО Издательский дом Летопись-М, 2000. - 412 с. -(Мир поэзии).

68. Ходасевич В. Ф. Колеблемый треножник: Избранное / В. Ф. Ходасевич. М.: Советский писатель, 1991. - 688 с.

69. Черный Саша. Собрание сочинений : в 5 т. Т. 3 / Саша Черный. М. : Эллис Лак, 1996.-480 с.

70. Шекспир У. «Гамлет» в русских переводах Х1Х-ХХ вв. / У. Шекспир. М.: Интербук, 1994 - 672 с.1..

71. Адрианов С. Критические наброски / С. Адрианов // Вестник Европы. -1912.-№7.-С. 346-354.

72. Афанасьев А. Н. Древо жизни. Избранные статьи / А. Н. Афанасьев ; подгот. текста и коммент. Ю. М. Медведева. М. : Современник, 1982. -464 с. - (Б-ка «Любителя российской словесности»)

73. А. Юж-ин Иерусалимский. Вл. Нарбут. Стихи. Кн. I / А. Юж-ин [Иерусалимский] // Всеобщий журнал. -1911.-№2. Стб. 222.

74. Бавин С. Владимир Нарбут / С. Бавин // Судьбы поэтов серебряного века: Библиогр. очерки / С. Бавин, И. Семибратова. М.: Кн. палата, 1993. -С. 322-326.

75. Белецкий П. А. Георгий Иванович Нарбут / П. А. Белецкий. Л.: Искусство, 1985.-240 с.

76. Берловская Л. В. Владимир Нарбут в Одессе / Л. В. Берловская // Русская литература. 1982. - № 3. - С. 196-201.

77. Беспрозванный В. Анна Ахматова Владимир Нарбут: к проблеме литературного диалога Электронный ресурс. / В. Беспрозванный. - Электрон. дан. - М., 2005. - Режим доступа: http://www.ruthema.ru/document/536633.html. - Заглавие с экрана.

78. Беспрозванный В. Владимир Нарбут в восприятии современников /

79. B. Беспрозванный // Новое литературное обозрение. 2005. - № 72.1. C. 193-206.

80. Библейская энциклопедия.- Репринтное издание 1891 г.- М. : ТЕРРА, 1990.-904 с.

81. Бирюков А. М. «Считать умершим от сердечной недостаточности.» / А. М. Бирюков // Последний Рюрикович: Истории, очерки / А. М. Бирюков. Магадан : ГОБИ, 1991. - С. 18^6. - (Особый остров).

82. Богомолов Н. А. «Дыр бул щыл» в контексте эпохи / Н. А. Богомолов // Новое литературное обозрение. 2005. - № 72. - С. 172-192.

83. Богомолов Н. А. Нарбут. / Н. А. Богомолов // Русские писатели. Библиограф. слов, в 2 ч. Ч. 2. М -Я / под ред. П. А. Николаева. М.: Просвещение, 1990.-С. 62-63.

84. Б. п. От редакции // Сирена (Воронеж). 1918. - № 2-3. - С. 3.

85. Б. п. От редакции // Gaudeamus. 1911. - № 3. - С. 1.

86. Брюсов В. Я. Среди стихов: 1894-1924: Манифесты, статьи, рецензии / В. Я. Брюсов. М.: Советский писатель, 1990. - 720 с.

87. Будыко М. Рассказы Ахматовой / М. Будыко // Звезда. 1989. - № 6. -С.70-87.

88. Бялосинская Н. Косой дождь / Н. Бялосинская, Н. Панченко // Стихотворения / В. И. Нарбут. М.: Современник, 1990. - С. 5-44.

89. Волков А. А. Знаменосцы безыдейности. (Теория и поэзия акмеизма) / А. А. Волков // Звезда. 1947. - № 1. - С. 174-181.

90. Воронко И. От редакции / И. Воронко, В. Нарбут, Г. Нарбут, С. Розенталь // Gaudeamus. 1911. - № 11. - С. 1.

91. Гарязин А. К переходу журнала / А. Гарязин // Новый журнал для всех. 1913. - № 6 (июнь). - Стб. 3-6.

92. Гаспаров М. J1. Антиномичность поэтики русского модернизма / М. JI. Гаспаров // Избранные статьи / М. J1. Гаспаров. М. : Новое литературное обозрение, 1995 . - С. 286-304.

93. Гаспаров М. JI. Поэт и культура (три поэтики Осипа Мандельштама) / М. J1. Гаспаров // Избранные статьи / М. J1. Гаспаров. М. : Новое литературное обозрение, 1995 . - С. 327-370.

94. Гаспаров М. JI. Русский стих начала XX века в комментариях / М. JI. Гаспаров. М.: Фортуна Лимитед, 2001. - 288 с.

95. Городецкий С. Акмеизм / С. Городецкий // Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. 11-е стереотип, изд.

96. Т. 1 дополнительный. М. : Изд. рус. библиогр. ин-та Гранат. - 1929. -Стб. 289-294.

97. Городецкий С. Владимир Нарбут. Стихи. Книга I / С. Городецкий // Против течения. 1910 . - 3 декабря (№ 8). - С. 4.

98. Городецкий С. Некоторые течения в современной русской поэзии / С. Городецкий // Аполлон. 1913 . - № 1. - С. 46-50.

99. Городецкий С. Обзор областной поэзии / С. Городецкий // Красная новь. 1921. - № 4. - С. 278-284.

100. Городецкий С. От редакции / С. Городецкий // Гиперборей. Ежемесячник стихов и критики,- Репринт, воспроизведение [первого номера журн.] изд. 1912 г. Л.: ВТПО «Киноцентр», 1990. - С. 3-4.

101. Государственность России (конец XV в. февраль 1917 г.): Словарь-справочник : в 4 т. Т. 1. - М.: Наука, 1999. - 330 с.

102. Грякалова Н. Ю. Нарбут В. И. / Н. Ю. Грякалова // Русские поэты «серебряного века» : сб.стихотворений : в 2 т. Т. 2 / сост., авт. вступ. статьи и комментариев Н. Ю. Грякалова. Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1991. - С. 228232.

103. Гумилев Н. В. Кульчинский, К. Большаков, А. Диесперов, В. Нарбут, Л. Зилов Рецензия. / Н. Гумилев // Золотое сердце России / Н. С. Гумилев. -Кишинев : Лит. артистикэ, 1990 . С. 578-580.

104. Гумилев Н. Вяч. Иванов. Cor Ardens1. Ч. 2; Н. Клюев. Братские песни; В. Нарбут. Аллилуйя Рецензия. / Н. Гумилев // Золотое сердце России / Н. С. Гумилев. Кишинев : Лит. артистикэ, 1990 . - С. 598-603.

105. Гумилев Н. Наследие символизма и акмеизм / Н. Гумилев // Золотое сердце России / Н. С. Гумилев. Кишинев : Лит. артистикэ, 1990 . - С. 498500.

106. Гусман Б. 100 поэтов. Литературные портреты / Б. Гусман. Тверь : Октябрь, 1923.-324 с.

107. Даль В. И. Пословицы русского народа / В. И. Даль. М.: ННН, 1994, ч. — 616 с.

108. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. Т. 1: А 3 Репринтное издание 1880 г. / В. И. Даль. - М.: ТЕРРА, 1994. - 800 с.

109. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. Т. 2: И О Репринтное издание 1881 г. / В. И. Даль. - М.: ТЕРРА, 1994. - 784 с.

110. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. Т. 3: П М Репринтное издание 1882 г. / В. И. Даль. - М.: ТЕРРА, 1994. - 560 с.

111. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. Т. 4:

112. Н V Репринтное издание 1882 г. / В. И. Даль. - М.: ТЕРРА, 1994. - 688 с.

113. Дикушина Н. «Может быть, позже многое станет более очевидным и ясным» (Из документов «Партийного дела А. К. Воронского») / Н. Дикушина, Т. Исаева // Вопросы литературы. 1995. - Вып. 3. - С. 269-292.

114. Заярная И. С. Поэтика русского футуризма: трансформация барочных моделей художественного обобщения Электронный ресурс. / И. С. Заярная.

115. Электрон. дан. Томск, 2006. - Режим доступа: http://huminf.tsu.ru/conf/viewtopic.php?t=6. - Заглавие с экрана.

116. Зелинский К. Л. На рубеже двух эпох: Литературные встречи 19171920 / К. Л. Зелинский. М. : Государственное издательство художественной литературы, 1962. - 308 с.

117. Зенкевич М. Владимир Нарбут / М. Зенкевич // День поэзии. 1967. -М.: Сов. писатель, 1967. С. 226.

118. И. Б. Бабицкий И. Вглубь стихотворения. Шарль Бодлер «Падаль» / И. Бабицкий // Иностранная литература. 2000. - № 9. - С. 131-138.

119. Игнатов И. Новые поэты. «Акмеисты», «адамисты», «эго-футуристы» / И. Игнатов // Русские ведомости. 1913. - 6 апреля (№ 80). - С. 2-3.

120. И. Д. Владимир Нарбут. Стихи. Книга I. Книгоизд. «Дракон». 1910 г. Цена 1 руб. // Светлый луч. 1911. — № 1. - С. 2^4 (17-я пагинация).

121. Капица Ф. С. Тайны славянских богов / Федор Сергеевич Капица. -М.: РИПОЛ классик, 2006. 416 с. - (Ваша тайна).

122. Кирпотин В. Литература и советский народ / В. Кирпотин // Октябрь. 1936. - № 6. - С. 210-225.

123. Книжная летопись Главного Управления по делам печати. 1912. — №19 (12 мая). -46 с.

124. Книжная летопись Главного Управления по делам печати.-1912.-№21 (26 мая).-42 с.

125. Книжная летопись Главного Управления по делам печати. 1912. — №22 (2 июня).-48 с.

126. Котова М. В лабиринтах романа-загадки: Комментарии к роману В. П. Катаева «Алмазный мой венец» / М. Котова, О. Лекманов. М.: Аграф, 2004. - 288 с.

127. Кравченко В. В. Нарбут у Севастопол1 Электронный ресурс. / В. Кравченко. Электрон. дан. - Режим доступа: http://ukrlife.org/main/valiko/narb.html. - Загл. с экрана.

128. Крюков А. Редактор провинциального журнала / А. Крюков // Нева. 1984.-№ 2.-С. 197-198.

129. Кукулин И. История пограничного языка: Владимир Нарбут, Леонид Чертков и контркультурная функция / И. Кукулин // Новое литературное обозрение. 2005. - № 72. - С. 207-223.

130. Лавров В. «Незабываемое забудется.» К 100-летию со дня рождения Владимира Нарбута / вступ. сл. и публик.: Отрывки из «Казненного серафима» (1928)- «Тяга»/ // Московский комсомолец. 1988.- 1 июня (№127 (15.197)).-С. 4.

131. Ларцев В. Г. На пути к синтезу: Новые жанровые разновидности поэзии / В. Г. Ларцев. Ташкент : Изд-во лит. и искусства им. Г. Гуляма, 1985.- 184 с.

132. Ласунский О. Г. Литературная прогулка по Воронежу / О. Г. Ласун-ский. Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1985. - 255 с.

133. Лежнев И. Где же новая литература? / И. Лежнев // Россия. 1924. -№ 1. - С. 179-203.

134. Лекманов О. А. Книга об акмеизме и другие работы / О. А. Лекма-нов. Томск : Водолей, 2000. - 704 с.

135. Лекманов О. А. О книге Владимира Нарбута «Аллилуйя» / О. А. Лекманов // Новое литературное обозрение. 2003. - № 63. - С. 105-122.

136. Лекманов О. А. Русская литература XX века: журнальные и газетные «ключи» / О. А. Лекманов. М.: МГУ, 2005. - 42 с.

137. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. Репринтное воспроизведение издания 1903 г. / С. В. Максимов. СПб.: Полисест, 1994. -448 с.

138. Мирский Д. Творческий путь Эдуарда Багрицкого / Д. Мирский // Эдуард Багрицкий. Альманах. -М.: Сов. писатель, 1936. С. 5-23.

139. Михайловский Б. В. Русская литература XX века (с девяностых годов XX века до 1917 г.) / Б. В. Михайловский. М. : Изд-во Наркомпроса РСФСР, 1939.-420.

140. Нарбут Г. И. Автобиографические записки Г. И. Нарбута / Г. И. Нарбут // Искусство. 1977. - № 2. - С. 66-67.249

141. Нарбут Т. Р. Владимир Нарбут / Т. Р. Нарбут, В. Н. Устиновский // Ново-Басманная, 19. М.: Худож. лит., 1990. - С. 313-329.

142. Н. А-ч Н.Абрамович. Владимир Нарбут. Стихи. Кн. I / Н. Абрамович // Студенческая жизнь. 1910. - 7 ноября (№ 38). - С. 9.

143. Новиков-Прибой A.C. Письмо Нарбуту от 9 августа 1928 г. / А. С. Новиков-Прибой// ИР ЛИ, ф. 500, он. 2, № 10, л. 1 2.

144. Озеров Л. О Владимире Нарбуте / Л. Озеров // Простор. 1988. — № 3. - С. 157-159.

145. Орлов М. А. История сношений человека с дьяволом. Репринтное издание 1904 г. / М. А. Орлов. М.: Республика, 1992. - 352 с.

146. Петров И. Поэтика «адамизма». (Лирика М. Зенкевича и В. Нарбута) / И. Петров // Русская литература XX века: направления и течения. Вып. 4. -Екатеринбург, 1998. - С. 28-38.

147. Полный церковно-славянский словарь / протоиерей Г. Дьяченко. Репринтное воспроизведение издания 1900. М.: Отчий дом, 2004. - 1121 с.

148. Померанцев И. Духовная поэзия Владимира Нарбута / И. Померанцев // Новый журнал. 1990 (Нью-Йорк). - Кн. 212. - С. 106-108.

149. Постановление ЦКК ВКП(б) Об исключении Нарбута из партии. // Правда. 1928. - 3 окт. (№ 230). - С. 4.

150. Пустильник Л. «Для меня мир всегда был прозрачней воды.» Владимир Нарбут. Стихи и письма / Л. Пустильник // Арион. 1995. - № 3. - С. 39-44.

151. Пяст Вл. Встречи / Вл. Пяст. М. : Новое литературное обозрение, 1997.-416 с.

152. Пяст Вл. По поводу последней поэзии. Гл. VI / Вл. Пяст .// Gaudeamus. 1911. - № 5. - С. 8-10.

153. Ратцель Фридрих. Народоведение. Т. 2 / Фридрих Ратцель ; пер. и дополнения Д. А. Коропчевского. Изд. 3-е - СПб.: Типография Товарищества «Просвещение», 1903. - 884 с.

154. Рогачева Н. А. Мифологические мотивы в поэзии Владимира Нарбута / Н. А. Рогачева // Художественная литература, критика и публицистика в системе духовной культуры : сб. ст. Вып. 6. Тюмень : Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2005.-С. 79-86.

155. Рославлев А. Бумажные цветы / А. Рославлев // Воскресная вечерняя газета. -1912. 12 августа (№ 18). - С. 3.

156. Славянская мифология. Энцикл. слов. / науч. ред. В. Я. Петрухин и др.. М.: Эллис Лак, 1995. - 416 с.

157. Смирнов И. П. Барокко и опыт поэтической культуры начала XX в. / И. П. Смирнов // Славянское барокко: Историко-культурные проблемы эпохи. М.: Наука, 1979. - С. 336-356.

158. С. Р С. Розенталь. [Рецензия на книгу В. Нарбут. Стихи. 1910]// Gaudeamus.- 1911.-№ З.-С. 12.

159. Стыкалин С. И. Советская сатирическая печать. 1917-1963 / С. И. Стыкалин, И. К. Кременская. М.: Госполитиздат, 1963. - 484 с.

160. Тименчик Р. Д. Блок и литераторы. I. Блок советник студенческого журнала / Р. Д. Тименчик // Лит. наследство. Т. 92. Александр Блок. Новые материалы и исследования. Кн. 4. - М. : Наука, 1987. - С. 546-549.

161. Тименчик Р. В. И. Нарбут / Р. Д. Тименчик // Памятные книжные даты. 1988. -М. : Книга, 1988. С. 159-162.

162. Тименчик Р. Д. Владимир Нарбут. / Р. Д. Тименчик // Русские писатели. 1800-1917: Биограф, словарь / гл. ред. П. А. Николаев. М. : Большая Российская энциклопедия. - (Русские писатели 11-20 вв.). Т. 4: М. - П.-1999. - С. 227-230.

163. Тименчик Р. Д. К вопросу о библиографии В. И. Нарбута / Р. Д. Тименчик // De visu. 1993. - № 11 (12). - С. 55-58.

164. Тименчик Р. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов / Р. Тименчик // Учен, записки Тартуского ун-та. 1985. - Вып. 680: Бло-ковский сборник. - С. 101-116.

165. Тименчик Р. Д. Русский поэт Владимир Нарбут / Р. Д. Тименчик // Распятые: Писатели жертвы политических репрессий. Вып. 5. Мученики террора. - СПб. : Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 2000. -С. 155-156.

166. Тименчик Р. Храм премудрости Бога: стихотворение Анны Ахматовой «Широко распахнуты ворота.» / Р. Тименчик // Slavica Hierosolymitana. The magnes press. The Hebrew University. Jerusalem. 1981. - № 5-6. - C. 297317.

167. Худенский К. «Энеида» Котляревского / К. Худенский // Полное собрание сочинений на русском языке / И. П. Котляревский. Екатеринбург : ЕАЦМС, 1999.-С. 5-10.

168. Чернов И. А. Из лекций по теоретическому литературоведению. Вып. 1: Барокко. Литература. Литературоведение. (Спец. курс) / И. А. Чернов ; отв. ред. Ю. Лотман. Тарту, 1976. - 186 с. (Тартуский гос. ун-т).

169. Чертков Л. Судьба Владимира Нарбута / Л. Чертков // Избранные стихотворения / В. Нарбут ; подгот. текста, вступ. статья и прим. Леонида Черткова. Paris : La presse Libre, 1983. - С. 7-28.

170. Чуносов M. Ясинский И. Новые книги. Владимир Нарбут. «Аллилуйя». «Цех поэтов». СПб., 1912 / М. Чуносов [И. Ясинский] // Новое слово. -1912.-№12.-С. 157.

171. Щенникова Л. П. Русская поэзия 1880-1890-х годов как культурно-исторический феномен : автореф. дис. . д-ра филол. наук : 10.01.01 / Людмила Павловна Щенникова ; Ур. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 2003. - 48 с.

172. Эдуард Багрицкий. Альманах / под ред. Владимира Нарбута. М. : Сов. писатель, 1936. - 388 с.

173. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. T. VIII А - СПб. : Типография Акц. Общ. Брокгауз - Эфрон, 1893. - 962 с.

174. Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. 11-е стереотип, изд. Т. 15. - М. : Изд. русского библиогр. института Гранат, 1929. - 656 с.

175. Эткинд Е. Кризис символизма и акмеизм / Е. Эткинд // История русской литературы: XX век: Серебряный век / под ред. Ж. Нива, И. Сермана, В. Страды и Е. Эткинда. М. : Прогресс-Литера, 1995. - С. 460-488.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 273299