Военнопленные Первой мировой войны на территории Сибири тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Гергилёва, Алла Ивановна

Диссертация и автореферат на тему «Военнопленные Первой мировой войны на территории Сибири». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 240027
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Гергилёва, Алла Ивановна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Красноярск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
186

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Гергилёва, Алла Ивановна

Введение.

Глава 1. Военнопленные Первой мировой войны на территории Сибири: 1914-1917 гг.

1. Понятие «военного плена»: международное право и Российское законодательство.

2. Экономическая и идеологическая политика официальных властей России в отношении военнопленных.

3. Взаимоотношения военнопленных и сибирской общественности.

4. Февральская революция и попытки внесения Временным правительством изменений в законодательные акты о военнопленных

Глава 2. Военнопленные Первой мировой войны на территории Сибири: 1918- 1920 гг.

1. Положение военнопленных Первой мировой войны после заключения

Брестского мирного договора.

2. Гражданская война в России и военнопленные.

3. Репатриация военнопленных на родину: международные акты и их выполнение.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Военнопленные Первой мировой войны на территории Сибири"

Актуальность темы исследования. Со времени возникновения цивилизации и до середины XX века, т.е. примерно за пять с половиной тысяч лет, историками зафиксировано 14,5 тысяч больших и малых войн. Даже сегодня в мире происходят несколько десятков разного рода вооруженных конфликтов, локальных войн.

Первая мировая война 1914-1918 гг. является важной вехой в истории всего человечества. В неё было вовлечено 38 государств и 3/4 населения земного шара. Численность действовавших армий превышала 29 млн. человек, количество мобилизованных - 74 млн. человек. Людские потери воевавших стран составили 10 млн. убитых, свыше 20 млн. раненых, 7 млн. искалеченных1. Голод, болезни и другие лишения, вызванные войной, унесли более 5 млн. человек гражданского населения; война поглотила столько же человеческих жизней, сколько все европейские войны за тысячелетие до нее. Целое поколение мужчин, находившихся в расцвете жизненных сил, погибло на полях сражений. Данное обстоятельство серьезным образом сказалось на общей демографической ситуации в мире.

Первая мировая война завершила собой целую историческую эпоху, привела к крушению Российской, Германской и Османской империй, Австро-Венгерской монархии. На карте мира появились новые государства: Польша, Чехословакия, Югославия и другие, произошел радикальный передел мира. Возник новый мировой порядок, во главе которого стала международная организация - Лига Наций.

Война отличалась невиданным прежде размахом, носила тотальный характер и многократно обострила международные и национальные, социально-экономические и политические, духовные, личностные, цивилизационные проблемы. Она привела к появлению такой специфической категории населения, как военнопленные. История военного плена - одна из тяжких страниц истории Первой мировой войны.

1 Россия в мировой войне 1914-1918 гг (в цифрах) -М, 1925.-С 2-10.

За прошедшие многие годы после её завершения появились исследования, освещающие войну с разных сторон. На наш взгляд, ещё немало проблем, связанных с её изучением, требуют к себе внимания ученых: историков, социологов, демографов и других, тем более что совсем недавно для всеобщего обозрения открылись ранее засекреченные архивные фонды, спецхраны публичных библиотек.

История военного плена является, по мнению ряда авторов2, с которыми диссертант согласен, не только историко-научной проблемой, но и важной политической, гуманитарной и морально-этической проблемой эпохи. Наличие многих десятков военных конфликтов в мире и разгул международного терроризма, в которых военнослужащие и обычные граждане продолжают оставаться заложниками политики и амбиций радикальных и террористических организаций, заставляет обратиться к печальному опыту Первой мировой войны, требует дальнейшей разработки международно-правовых актов, защищающих безвинных жертв этих конфликтов, создающих гарантии для выполнения этих актов. Этот печальный опыт прошлого взывает к недопущению повторения людских трагедий в настоящем и будущем.

Цели и задачи диссертационного исследования: провести комплексное всестороннее исследование историко-правовых, политических и гуманитарных аспектов положения военнопленных Центральных держав в Сибири.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

2 Васильева, С Н Военнопленные Германии и Австро-Венгрии в России (1914-1918 гг) / С Н Васильева // Проблемы истории России и зарубежных стран. - 2000. - Вып 1. - С. 161-166 Бондаренко, ЕЮ. Военнопленные венгры 1918-1922 / Е Ю Бондаренко // Россия и ATP. - 2000 - № 4 - С. 64-69. Солнцева, С.А. Военнопленные в России в 1917 г (март-октябрь) / С А Солнцева//Вопросы истории -2002.-№1. Нелипович, С Г. Россия мертвой хваткой держала своих врагов / С Г. Нелипович // Военно-исторический журнал - 2000. - № 5. Сенявская, Е С. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны / Е С. Сенявская // Европа и Россия в XIX - XX вв сб. науч трудов - М , 1996. Сенявская, Е С. Человек на войне, «свои» и «чужие» / ЕС. Сенявская, В В. Миронов // Мировые войны XX век. Первая мировая война Кн 1.-М, Наука, 2002.-С.519-537, и другие

- проанализировать международные правовые акты, относящиеся к военнопленным, и их соблюдение правительственными кругами в центре и на местах;

- осветить положение военнопленных, условия их содержания в лагерях Сибири;

- показать отношение к военнопленным со стороны официальных властей и общества;

- проанализировать изменения в мировоззрении военнопленных, вызванные воздействием чужой среды обитания, психологией, условиями плена; рассмотреть проблему репатриации, показать сложный переговорный процесс в этом направлении, выявить конкретные мероприятия властей, направленные на скорейшее возвращение военнопленных на родину.

Методологическая и теоретическая основа диссертации. Процессы трансформации мировой исторической науки в конце XX столетия проходили под знаком поисков интегральной версии толкования прошлого. Эти перемены связывают с философскими основами понимания истории человечества в целом. Историческое знание в мире и российская историческая наука, в частности, переживают сложные времена. Реальный исторический процесс требует от ученых переосмысления прошлого, критического анализа имеющегося теоретического багажа, выработки новых представлений. Важным фактором, усиливающим интерес к общеметодологическим вопросам, является сложная структура самой темы исследования, которая включает в себя вопросы международной политики, права, идеологии, экономики, нравственности, динамики социально-классовой структуры общества, взаимодействия индустриальной цивилизации и традиционного хозяйственного уклада и т.д.

Историку, изучающему период после Первой мировой войны в России, прежде всего необходимо оценить роль и значение марксистколенинской теории общественного развития в современных условиях переоценки ценностей. Это важно сделать хотя бы потому, что в значительной части научных публикаций конца 80-90-х годов минувшего века она предстала в качестве анахронизма, орудия идеологического диктата, признака застоя. Оценивая марксистко-ленинское понимание исторического процесса как систему методологических принципов, мы исходили из следующих основных положений, которые уже отмечались в научной литературе3.

Во-первых, в настоящее время не вызывает серьезных возражений то, что возникшая в середине XIX века концепция К.Маркса о ходе исторического развития, дополненная впоследствии некоторыми положениями В.И.Ленина, представляла собой синтез новейших достижений науки того времени и что в течение десятилетий она оказывала стимулирующее воздействие на развитие исторической мысли во всем мире и у нас в стране. Поэтому представляется вполне обоснованным утверждение А.А.Аникеева, что «просто выбросить марксистскую теорию за борт отечественной историографии будет неисторично»4. Кроме того, эта теория вызывала и вызывает горячий интерес в западной исторической науке. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты обзоров американской научной исторической периодики, проведенные А.Е. Куниной5. Так, профессор Чикагского университета Леонардо Кригер, исследовавший учения Маркса, ещё в 1960 году утверждал, что метод Маркса «самый продуктивный из всех до сих пор предложенных»6 для постижения исторического процесса. Из таких же посылок исходил

3 См Актуальные проблемы теории истории Материалы «круглого стола» (12 января 1994) // Вопросы истории - 1994 - № 6. - С 45-103 Ковальченко, ИД Теоретико-методологические проблемы исторических исследований Заметки и размышления о новых подходах /И Д Ковальченко // Новая и новейшая история - 1995, - № 1, - С 3-33 Аникеев, А А. О некоторых вопросах современной методологии истории / А А. Аникеев // Новая и новейшая история - 1997. - № 2 - С 167-172. Данилов, В П Современная российская историография. в чем выход из кризиса / В П Данилов // Новая и новейшая история - 1993 - № 6. - С 95-10 Кузищин, В И. О некоторых принципиальных положениях методологии истории / В И Кузищин // Новая и новейшая история -1996 - № 3. - С. 84-87. и др.

4 Аникеев, А А. Указ соч -С 170

5 Кунина, А Е. Проблемы методологии в журнале «История и теория» (США) / А Е Кунина // Новая и новейшая история -2001 -№5 -С. 214-223.

6Там же.-С. 220

И.А. Булыгин, который, хотя и признавал, что марксистское учение об общественно-экономических формациях «нуждается в определенных коррективах», был убежден, что «вместо него пока что ничего реального не предложено»7.

Во-вторых, с 20-х гг. XX века марксизм в России получил статус государственного учения, оберегавшегося идеологической цензурой. При этом официальный научный коммунизм в принудительном порядке навязывался ученым как готовый набор штампов, как средство объяснения всех исторических явлений. Хотя еще Фридрих Энгельс писал: «.материалистический метод превращается в свою противоположность, когда им пользуются не как руководящей нитью при историческом исследовании, а как готовым шаблоном, по которому кроят и перекраивают исторические факты»8.

В-третьих, серьезная работа по теоретическому развитию исторического материализма началась со 2-й половины 80-х годов XX века. После крушения коммунистических режимов в 1989-1991 годы, в ходе реальных исторических процессов новейшего времени обоснованной критике подверглась марсистско-ленинская трактовка истории как одномерного безальтернативного процесса, противопоставление материального - идеальному, базиса - надстройке, жесткий формационный принцип периодизации истории, отождествление смены формаций с политическими революциями и т. п.

Важное значение для нашей работы имеет современный взгляд на роль классов, классовой борьбы в поступательном развитии раннего капитализма. И в нынешнее время большинство ученых не отрицает в принципе существования этих противоречий. Однако историческая реальность минувшего столетия свидетельствует о серьезных успехах буржуазного строя, в основе которого лежит не только борьба, но и

7 Булыгин, И А. К вопросу о сущности реформ в России эпохи позднего феодализма / И А Булыгин // Реформы в России XVI - XIX вв - М , 1992 - С 25-29.

8 Маркс К, Энгельс Ф Сочинения. Изд 2-е. Т. 37. - С. 351. сотрудничество между основными классами и социальными группами людей на базе разумного компромисса.

В диссертационной работе использованы наработанные отечественной и зарубежной наукой принципы, связанные с органичным слиянием формационного и цивилизационного подходов, возможной альтернативности в историческом процессе, приоритеты общечеловеческих ценностей и т.д.

О приоритете общечеловеческих ценностей как важном методологическом принципе исторического исследования в последнее время пишут много9. Игнорирование этого важного положения обусловило в своё время отставание советской исторической науки от развития мировой исторической мысли.

По мнению В.И. Кузищина10, которое диссертант разделяет, создание общечеловеческих ценностей и их использование в последующие периоды истории ставит проблему их соотношения с понятиями «исторического развития». Понятие «прогрессивное развитие» предполагает своего рода сбалансированное соотношение процесса непрерывной изменчивости и создания своеобразного стабилизатора неких абсолютных или объективных ценностей, которые придают всему процессу исторического развития характер устойчивого равновесия. Каждая региональная цивилизация создает набор ценностей, которые становятся в будущем достоянием человечества.

Анализ методологической базы диссертационного исследования позволяет утверждать, что в процессе работы нами использовался целый комплекс общенаучных методов и специальных методов исторической и других наук.

9 См • Гуревич, А Я. К пониманию истории как науки о человеке / А Я Гуревич // Историческая наука на рубеже веков - М : Наука, 2001 - С 166 - 174. Халфина, ЮЛ Особенности истории культуры как научного направления / ЮЛ Халфина II Методологические и историографические вопросы исторической науки Вып 26 - Томский государственный университет, 2001. - С. 82-101. Методологический синтез прошлое, настоящие, возможные перспективы / под ред Б Г Могильницкого, И Ю Николаевой - Томск Йзд-во Том. ун-та, 2002.

10 Кузищин, В И О некоторых принципиальных положениях методологии истории / В И Кузищин // Новая и новейшая история - 1996 -ЛЬ 3 - С 87.

В качестве общенаучных методов были использованы аналитический, индуктивный и дедуктивный методы, а также метод описания. В некоторых случаях при описании событий или явлений использовался прием иллюстрирования. Анализируя проекты, документы партий и правительственных группировок, автор иногда осуществлял прогнозирование, используя метод научного моделирования. Кроме этого, одним из наиболее используемых общенаучных методов явился метод обобщения.

Специальные методы исторической и других наук включают в себя комплекс таких приемов и способов, как генетический и сравнительный методы, методы историзма, сравнительного анализа и статистических исследований. К числу новейших историко-философских методов исследования можно отнести также метод инверсии. Так, по утверждению А.С. Ахиезера, метод инверсии позволяет объяснить массовые действия людей в кризисные моменты истории, «когда значительную часть общества охватывает дискомфортное состояние, т.е. страх, разочарование в ранее сформировавшихся смыслах, решениях, связанных с ними институтах, лидерах и т.п.»11.

Научная новизна. Необходимость проведения дополнительных исследований и подготовки новых диссертаций всегда обуславливается наличием пробелов в научном поле. В восполнении этих пробелов и укреплении таким образом той или иной научной позиции и заключается новизна исследования.

Новизну данного диссертационного исследования можно определить, выделив несколько позиций.

Во-первых, диссертационное исследование, учитывая кардинальные идеологические изменения, произошедшие в отечественной науке в 90-е годы XX века, является первым диссертационным исследованием о Актуальные проблемы теории истории Материалы «круглого стола» (12 января 1994) // Вопросы истории - 1994. - № 6 - С. 79. военнопленных Первой мировой войны, выполненным в сибирском регионе.

Во-вторых, в исследовании анализируются проблемы истории военного плена, связанные с такими вопросами, как отношения политических партий к военнопленным, взаимоотношения, складывающиеся между военнопленными и общественностью мест, где были размещены лагеря военнопленных, и другие.

Следует отметить, что в круг вопросов большинства предшественников, занимавшихся вопросами истории военного плена, не попадали процессы, происходившие в среде военнопленных, находящихся в России после событий 1917 года.

В-третьих, данное диссертационное исследование вводит в научный оборот новые исторические источники, которые ранее не подвергались исследованию по причине ограниченности доступа к ним. Это относится к целому ряду документов, хранящихся в фондах Государственного архива Российской Федерации, Государственных архивов Красноярского края и Омской области.

Объектом диссертационного исследования в данной работе является социально-экономическое и политическое положение военнопленных Первой мировой войны, размещенных в военных округах Сибири.

Предметом исследования: политика властей, связанная с нахождением военнопленных на территории Сибири. В круг аспектов проводимой политики в отношении военнопленных входят вопросы, касающиеся их состояния (численный и этнический состав, размещение и условия содержания, использование труда военнопленных), отношения официальных властей и общественности к военнопленным, процесса репатриации военнопленных на родину.

Территориальные рамки исследования определены в основном пределами Омского и Иркутского военных округов.

Автор предполагает, что в контексте диссертационного исследования выделять административно-территориальное деление нецелесообразно, так как управление военнопленными целиком и полностью принадлежало Генеральному штабу Российской армии, а на местах - штабам военных округов.

Но при этом автор прибегал к анализу событий, происходивших и за пределами названных военных кругов и сибирского региона. Так, для полноты исследования положения военнопленных изучались и политические процессы, происходившие в Центральной России (революционные события 1917 года в Петрограде и Москве, политика советского правительства и т.п.).

Хронологические рамки данной работы определены августом 1914 года (начало Первой мировой войны), когда первые эшелоны с военнопленными прибыли в Сибирь, следовательно, возник целый комплекс вопросов, связанных с организацией их размещения, по 1920 год (легитимная политика советского правительства в отношении военнопленных империалистической войны) - начало реального процесса репатриации военнопленных.

С 1914 года, со времени начала войны, и до её окончания в России произошли события, коренным образом изменившие её. Изначально война объединила людей перед общей опасностью и угрозой. Тем не менее, патриотический подъем и общий довоенный экономический рост не компенсировали напряжение военного времени. Несостоятельность и неготовность к войне проявлялась и в вопросах, связанных с военнопленными. К примеру, военная власть не могла разместить огромные массы военнопленных на территории России.

В феврале 1917 года свершилась буржуазная революция.

Время от Февраля к Октябрю - особый период в истории России. Военнопленные активно включаются в общественно-политическую жизнь.

Большевики, заняв крайне левые позиции, организовывают военнопленных для участия в антиправительственных митингах и забастовках.

Октябрьская социалистическая революция повлекла за собой пересмотр отношений к России ведущих государств мира. Выход России из войны (заключение сепаратного Брестского мира) и начавшаяся гражданская война с участием не только интервентов, но и огромной массы военнопленных, остававшихся ещё в России по политическим, экономическим, идеологическим причинам, одна из трагических страниц истории России. Процесс репатриации на родину военнопленных практически не изучен.

Настоящая работа отражает вопросы, связанные с участием военнопленных Первой мировой войны в событиях, происходивших на территории Сибири с 1914 по 1920 год.

Состояние научной разработки темы. В истории изучения исследуемой проблемы можно выделить несколько хронологических этапов: 1) 1920-е годы - первая половина 1950-х гг.; 2) вторая половина 1950-х - 80-е гг.; 3) вторая половина 1980-х - 1990-е гг.; 4) современный период.

В советской историографии 1920-х - начала 1990-х гг. преобладающим оставался партийно-классовый подход к анализу исторического процесса. Для исследователей современного периода характерно освобождение от политической конъюнктуры, отход от однозначных оценок в рассмотрении тем, связанных с военнопленными.

К проблеме военнопленных стали обращаться уже во время Первой мировой войны. Интерес к ним определялся не только характером общественной деятельности, проводимой специальными органами, занимающимися делами военнопленных, но и тем, что на конец войны необходимо было иметь данные, на основе которых можно было бы выстраивать послевоенные отношения. Отсюда и появление специфической литературы, отражающей условия содержания русских военнопленных12. Широкое распространение получили воспоминания русских военнопленных, вернувшихся на родину13.

Поиск путей развития советского государства отразился и на исторической литературе. 20-е годы минувшего столетия более благоприятные для авторов-мемуаристов из среды иностранных военнопленных14, оставшихся в России, исследователей15, а также для общественных и специальных государственных организаций, созданных для обобщения материалов, собранных за годы Первой мировой войны16.

Особый акцент делали, главным образом, на таких проблемах, как: военнопленные-интернационалисты и их участие в революционном движении и гражданской войне в России; работа большевиков среди пленных противника и подготовка из военнопленных-интернационалистов организаторов и руководителей социалистических революций в мире в будущем17.

Автором диссертации изучены международные конвенции, принятые накануне и в течение Первой мировой войны о положении военнопленных и их правовом статусе.

Ценным источником о правовом положении военнопленных служит сборник законодательных актов, составленный и отредактированный

12 См' Тарасевич, А В Отчет по обследованию лагерей русских военнопленных в Австрии и Венгрии / А В Тарасевич. - М , 1917. Шуберская, Е М Дневник командировки в Германию для осмотра русских военнопленных в июле-октябре 1916 / Е М. Шуберская - Пг., 1917. Садыкер, П А Положение русских военнопленных в Австро-Венгрии и меры к улучшению его / ПА. Садыкер, А С Файнштейн -Астрахань, 1918

13См. Толь, С А. Подневольное житьё в странах культурного народа Воспоминания о германском плене / С А Толь - Пг., 1917. Шамурин, Ю Два года в германском плену / ЮШамурин - М, 1917. На чужбине, сб ст - Париж, 1920, Левин, К Я Записки из плена / К Я Левин - М , 1930, Якушина, А П. Работа большевиков среди русских военнопленных в Германии и Австро-Венгрии (1914-1918 гг.)/А П Якушина // Вопросы истории КПСС - 1959. Писарев, Ю А. Русские военнопленные в Австро-Венгрии в 1917-1918 гг. / НЭ А. Писарев // История СССР. - 1966 - № 3 Мальков, А Деятельность большевиков среди военнопленных русской армии (1915 - 1919 гг.)/А Мальков -Казань, 1971.

Шипек, А Военнопленные и их использование в мировой и гражданской войнах / А Шипек // Война и революция - 1928. - № 2 - С. 64 - 72.

Ульянов, П В Октябрьская революция и военнопленные / П В Ульянов II Пролетарская революция -1929 - №7 -С 95-110

6См Труды военно-исторической комиссии Русские военнопленные в мировой войне I9I4-I918 гг. / сост. Н М. Жданов - М, 1920 Россия в мировой войне 1914 - 1918 гг. (в цифрах) / сост. Центральное статистическое управление Отдел военной статистики - М -Л - 1925 Сибирская Советская энциклопедия. Т. I. - М - 1929. - Ст. 517-521. Коровина, Е А Международные договоры и акты нового времени / Е А. Коровина - Л, 1924

Шипек, А Указсоч

О.И. Авербахом18, вышедший в свет еще во время Первой мировой войны, в котором собраны правительственные распоряжения, высочайшие указы и положения, касающиеся военнопленных, и другие правительственные документы.

В 1915 году Н. Алексеев19 проводит исторический анализ развития международного правотворчества, связанного с военнопленными.

Появление сборников с утвержденными законами, постановлениями и правилами в отношении военнопленных Первой мировой войны в 1917 году20 говорит о том, что Россия начала готовиться к завершению войны и политически необходимо было иметь полный объем документов, на основе которых можно было выстраивать послевоенные международные отношения.

В 20-е гг. к теме военнопленных обратилась военно-историческая комиссия под руководством Н.Жданова. Им же лично был создан труд в 1920 году «Русские военнопленные в мировой войне 1914-1918 гг.», в котором рассматривались юридические вопросы плена, изменения, внесенные Первой мировой войной в права военнопленных, и сущность плена. В названной работе анализируются особенности положения как русских военнопленных за время войны, так и интересующая диссертанта тема: положение германских и австрийских пленных в России в дореволюционный период войны. Жданов сожалеет о том, что «у нас в России» деятельность учреждений, собиравших данные о военнопленных, «не была согласована», и следовательно, собранные сведения не могут «претендовать на исчерпывающую полноту и точность»21.

18 Авербах, О И Законодательные акты чрезвычайного характера, вызванные войной Т 1,2 -Пг., 1915

19 Алексеев, Н Военный плен и международное право / Н Алексеев - М., 1915.

20См: Альбат, Г П Сборник международных конвенций и правительственных распоряжений о военнопленных / Г П. Альбат - М, 1917; Сборник узаконений о привлечении находящихся в России военнопленных на работы и других правил и постановлений, относящихся до военнопленных / сост. И А Овчинников - Пг, 1917.

21 Жданов, Н. Русские военнопленные в мировой войне 1914-1918 гг • труды военно-исторической комиссии/состН Жданов -М, 1920 - С.281

В 20-е годы в связи с полосой признания Советского государства рядом стран Западной Европы в печати появляются сборники документов22, в которых публикуются международные акты и соглашения, основами которых руководствуется молодое государство в выстраивании своих международных отношений. В одном из сборников (составитель Е.А. Коровина) опубликована Гаагская конвенция 1907 года, явившаяся к моменту начала Первой мировой войны важнейшим международно-правовым актом о военнопленных. На основе конвенций, подписанных еще царской Россией, были закреплены в советских нормативных актах основополагающие принципы защиты военнопленных, а также внесены дополнения, диктуемые режимом новой власти.

В 20-е годы в отечественной науке наметился классовый подход к описанию процессов, произошедших и происходивших в России.

В первом томе Сибирской советской энциклопедии в обзорной статье историка-большевика В. Д. Вегмана «Военнопленные империалистической войны»23 рассматривается вопрос о вкладе интернационалистов в дело установления советской власти и ее защиты.

В конце 20-х - середине 30-х гг. в свет вышел ряд статей в журналах «Война и революция», «Борьба классов», созданных на основе воспоминаний военнопленных-интернационалистов, участвовавших в революционном движении в России (А.Шипек, Д. Фрид, И.Шнейдер)24.

В 1933 году в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) выходит брошюра В.П. Гирченко25, в которой кратко описана революционная деятельность интернационалистов-военнопленных Восточной Сибири. Этот актуальный для 30-х годов труд о пролетарской солидарности за идеи мировой

22 Коровина, Е А Международные договоры и акты нового времени / Е А Коровина - Л , 1924

23 Сибирская советская энциклопедия - Новосибирск, 1929.-Ст 517-521.

24 См • Шипек, А. Военнопленные и их использование в мировой и гражданской войне /А Шипек. И Война и революция - 1928 -№2-С 64-82 Фрид, Д Чешские военнопленные в борьбе с чехословацким мятежом / Д Фрид // Пролетарская революция - 1928. - № 5. - С 158-165 Шнейдер, И Революционное движение среди военнопленных в России. 1915-1919 гг. / И Шнейдер // Борьба классов -1935 - № з.

25 Гирченко, В П. Революционная деятельность иностранных интернационалистов-военнопленных в Восточной Сибири / В П Гирченко - Верхнеудинск, 1933 революции был создан на основе опубликованных воспоминаний военнопленных и периодической печати 1918-1919 гг.

В 40-х - первой половине 50-х годов тема интернационалистов-военнопленных исчезает из ряда актуальных тем советской историографии. Связано это обстоятельство с тем, что, во-первых, с началом в 1937-м году массовых репрессий часть военнопленных, оставшихся в России и принявших советское гражданство, была репрессирована.

Во-вторых, начавшаяся Великая Отечественная война снова выдвинула проблему правового регулирования вопросов, связанных с условиями содержания военнопленных в стране пленения. Как известно, Советский Союз не подписал в 1929 году Женевскую конвенцию о защите военнопленных и в деле регулирования вопросов обращения с пленными руководствовался своими внутренними постановлениями. В-третьих, говорить о военнопленных немцах, венграх, австрийцах, участвовавших в борьбе за установление в России советской власти, в тот период времени было не логично, так как немцы, венгры, австрийцы снова оказались в стане врагов. Таким образом, исследователи 40-50-х годов работали в других исторических направлениях.

В 1957 году в связи с сорокалетием установления советской власти в Иркутске издали книгу активного участника борьбы за власть Советов Арманда Мюллера . В период обострения международных отношений исследователи возвращаются к теме пролетарской солидарности, так в Новосибирске в 1959 году выходит труд И.Г. Матвеева27.

В периодической печати Красноярского края в юбилейные годы событий гражданской войны выходят очерки В.Пылаева , И.Сидорова о

26Мюллер, А А. В пламени революции (1917—1920гг)/АА Мюллер - Иркутск, 1957.

Матвеев, И Г. У истоков вечной дружбы О братской помощи зарубежных рабочих в годы военной интервенции и гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке в 1918-1922 гг / ИГ. Матвеев -Новосибирск, 1959

28 Пылаев, В Так рождалось братство (очерк) / В Пылаев //Красноярский комсомолец - 1959.- 11,13, 18 марта международной солидарности и боевом содружестве военнопленных и красноармейцев.

В 60-е годы, видимо, в связи с необходимостью укрепить и обосновать дружественные связи с Восточной Европой, к теме интернационалистов, боровшихся за установление советской власти в России, историки обращаются вновь. С началом хрущевской оттепели в изучении истории военного плена наметился процесс ослабления тоталитарных пут. Теперь область исторических исследований была расширена с «того, что приказано изучать», до того, изучение чего не представляет угрозы режиму. Внимание советских историков 60-х гг. обращено к периоду 1917-1920 гг., в котором они рассматривают участие зарубежных интернационалистов-военнопленных в революционной борьбе трудящихся России как в период Первой мировой войны30, так и в период подготовки социалистической революции31. Ряд работ связан с Октябрьской революцией и выявлением в ней роли участия военнопленных-интернационалистов32, в том числе статья новосибирского

33 исследователя Д.М. Зольникова , посвященная рабочему движению в России в годы Первой мировой войны. Однако в ней автор неоднократно обращается к проблеме военнопленных, обустройстве их быта и другим вопросам.

В середине 60-х годов появляется большое количество работ, изучающих социально-экономические предпосылки революции, вопросы

29

Сидоров, И. Ярослав Гашек сражался за Советскую власть / И Сидоров // Красноярский комсомолец -1959. - 4 февраля

30 Попов, Н А Революционные выступления военнопленных в России в годы первой мировой войны / НА Попов //Вопросы истории -1963 -№2.

31См. Лисяцкий, AM Из истории пролетарского интернационализма (участие иностранцев в революционной борьбе трудящихся России в период подготовки Великой Октябрьской социалистической революции) / А М. Лисяцкий // Труды Харьковского политехнического института имени В И.Ленина - Вып I.-Т. XIII -Харьков - 1961. Хил ьчен ко, M П. Интернационалисты на Урале 1917-1918 гг) Из истории партийных организаций Урала / МП Хильчинко -Свердловск, 1963. 2См Жилак, А Великий Октябрь и революционное движение военнопленных венгров в России (19171918 гг.) / А Жилак // Интернационалисты в боях за власть Советов - М , 1965 - С 117-149. Штригниц, С. Из истории революционного движения среди немецких военнопленных в России накануне Октябрьской революции / С Штригниц // Там же.

33 Зольников, Д М Интернациональное сплочение рабочих Сибири в период двоевластия (март - июль 1917 гг) / Д М Зольников // Вопросы истории Советской Сибири Вып 1. - Новосибирск. - 1967. - С 522 участия военнопленных в деятельности большевистских партийных организаций34 и совместные выступления российских рабочих и военнопленных Первой мировой войны, занятых в производстве35. В эти годы выходят сборники документов об интернациональной солидарности трудящихся36.

В коллективной монографии «Интернационалисты» освещаются некоторые особенности деятельности интернационалистов, в том числе из среды военнопленных, на Урале и в Сибири, создание их объединений в уральских и сибирских городах, борьба против мятежа белочехов, их участие в большевистском подполье - партизанском движении, работа среди интервентов и белогвардейцев, участие в восстановлении народного хозяйства.

Таким образом, постепенно тема интернациональной солидарности военнопленных переходит на региональный уровень, и в 70-80-е гг. к этой теме обращаются исследователи, изучающие её на краеведческом материале.

Интернациональное движение военнопленных на Урале и в Сибири изучали региональные исследователи Н.С. Колмогоров38, В.А. Данилов39, в 70-80-е годы: И.А. Прядко рассказывает о судьбе интернационалиста Ференца Патаки40, И.Петров41 - об участии венгерских военнопленных в гражданской войне и, в частности, о военных действиях в Красноярске.

34Копылов, В. Всероссийский съезд военнопленных социал-демократов интернационалистов (апрель 1918) /В Копылов // Интернационалисты в боях за власть Советов - М , 1965. - С 66-90

35 Копылов, В. Как военнопленные в России праздновали 1 мая 1917 / В Копылов // История СССР. -1967 -№ 3. - С 32-37

36 Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне в СССР. - М , 1968

37 Интернационалисты - М • Наука, 1971.

38 Колмогоров, Н С. Красные мадьяры (венгерские интернационалисты в борьбе за власть Советов в Омске 1917—1919 гг.)/ НС Колмогоров - Новосибирск, 1970

39 См • Данилов, В А Великий Октябрь и иностранные военнопленные на Урале и в Сибири / В А Данилов // Учен записки Свердловского пед инс-та, 1970 историч сборник. Выл 3 - С. 91-111 Данилов, В.А Интернационалисты на Урале и в Сибири / В А Данилов - Свердловск, 1972

40 Прядко, И А Интернационалист Ференц Патаки (в борьбе за Советскую власть в Красноярске) / И А Прядко // Университетская жизнь. - 1977. - 17 ноября

41 Петров, И Красные мадьяры. (Об участии венгерских военнопленных в гражданской войне Красноярск) / И Петров // Красноярский рабочий - 1984. - 29 июля

В 80-е годы выходит сборник работ «Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке. 1917-1922 гг.», в котором ряд авторов (Н.Н. Чугунов, З.Г. Карпенко, В.Т. Агалаков, Б.М. Шерешевский42) рассматривают вопросы интернационального движения среди военнопленных на региональном уровне.

В 1985 г. в Красногорске был создан Мемориальный музей немецких антифашистов, который ведет исследования российско-германских отношений в ХХ-м веке. В разделе 1 «Плен в период Первой мировой войны (1914-1918 гг.)» научной концепцией экспозиции международного антивоенного музея рассматриваются две темы: 1) межгосударственные соглашения, регулировавшие режим военного плена в период Первой мировой войны; 2) военнопленные и интернированные воюющих сторон в период Первой мировой войны. С 1996 года музей реализует проект «Трагедия войны - трагедия плена», экспозиция которого посвящена военнопленным войн и военных конфликтов XX века, конечная цель -создание антивоенного международного музея.

Таким образом, с середины 80-х годов на первый план в историографии выходят общегуманитарные вопросы. С отказом от господствовавших ранее в науке идеологических шаблонов появились предпосылки более полного и объективного изучения военного плена Первой мировой войны. Этому способствовало открытие недоступных ранее архивных фондов, спецхранов, а также либерализация взглядов историков на события, происходившие в 1917-1920 гг.

В журналах Красноярского края в 80-е годы выходят статьи О.Ф.Гордеева43 В них исследователь освящает вопросы как легальной

42Чугунов, Н Н. Революционная деятельность Белы Куна в Томске / Н Н Чугунов // Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 гг. - М , 1980. - С 25 - 37. Карпенко, 3 Г. Участие венгерских интернационалистов в борьбе за установление и укрепление Советской власти в Кузбассе / 3 Г. Карпенко // Там же - С 38-44. Агалаков, B.T. Венгерские интернационалисты в борьбе за власть Советов в Восточной Сибири / B.T. Агалаков // Там же. - С 45-54. Шерешевский, Б М О некоторых вопросах изучения участия венгерских интернационалистов в борьбе за власть Советов в Сибири и на Дальнем Востоке 1917-1922 гг./Б М. Шерешевский//Там же - С 228-237.

43Гордеев, ОФ. Организация интернационалистов в Енисейской губернии / ОФ. Гордеев // Енисей. -1986. - № 1.С. 45-50 Он же Идеалы интернационализма (Работа большевиков Енисейской губернии организационной работы большевиков среди военнопленных, водворенных в лагеря Енисейской губернии, так и подпольной работы социал-демократов из среды военнопленных. Можно проследить судьбы отдельных военнопленных: Гезе Дьони, Артура Дукеса и других. Продолжая работать над темой, автор исследует историко-правовые аспекты проблемы положения военнопленных в Сибири в своем труде «Военнопленные Первой мировой войны в Сибири (август 1914 - февраль 1917 гг.)»:44 «Положение военнопленных в России было двояким, - пишет автор45.- С одной стороны, существовали идеи «панславизма», в результате чего, военнопленные чехи, словенцы и румыны водворялись в концентрационные лагеря европейской части России, где испытывали тяжелейшие лишения и подвергались жестоким издевательствам с целью склонения их к войне на стороне России. С другой стороны, немецкие и австрийские военнопленные, как неблагонадежные, попадали за Урал, в Сибирь, где с ними обращались достаточно мягко и уважительно46.

Ценным для исследования явился документальный очерк Б.С. Санжиева47 о Ярославе Гашеке, в котором опубликованы архивные документы, отражающие события времени гражданской войны на территории Сибири.

В 90-е годы в постсоветской историографии проблемами плена начинают интересоваться исследователи, изучающие данную тему с гуманистических, цивилизационных позиций. Л.Г.Ивашов, А.С.Емелин рассматривают нравственные и правовые проблемы плена в отечественной истории48. среди военнопленных в 1917 году) / ОФ Гордеев // Енисей - 1986 - № 6 - С 62-68. Гордеев, ОФ Пролетарское единство / О Ф Гордеев // Блокнот агитатора. - 1987. - № 10 - С. 28-30. Гордеев, О Ф.

Интернационалисты / О Ф Гордеев // Блокнот агитатора - 1987 - № 16. - С. 28-30

44

Гордеев, ОФ Военнопленные Первой мировой войны в Сибири (август 1914 - февраль 1917 гг.) Историко-правовые аспекты проблемы / ОФ. Гордеев // Актуальные проблемы теории и истории государства и права- сб. науч ст. - Красноярск: КГУ, 2002. - С. 30-37.

45 Там же - С. 37

46 Там же

47 Санжиев, Б С Ярослав Гашек в Сибири / Б С. Санжиев - Иркутск, 1993

48Ивашов, Л Г. Нравственные и правовые проблемы плена в отечественной истории / Л Г. Ивашов, А С. Емелин//Военно-исторический журнал - 1992.-№ 1.

Проблему использования военнопленных противника в идеологических целях стран Антанты в годы Первой мировой войны поднимает в своем труде А.В.Рявкин49. Социально-психологические отношения между участниками военных конфликтов, рассматривает Е.С. Сенявская50.

В 1996 году появляется первая диссертация51 по теме «Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны». С.Н.Васильева в своем труде, учитывая новые принципы историографии, характерные для периода конца 80-х - 90-х годов, освещает понятие «военного плена» в международном праве, анализирует правовые и гуманитарные аспекты положения военнопленных Германии, Австро-Венгрии и России, отношение к ним официальных властей, их идеологическую политику к комбатантам враждебных армий. Используя большой фактический материал, автор рассказывает о привлечении военнопленных к работам на хозяйственных и военных объектах стран-противников. В 1999 году в свет выходит её учебное пособие к спецкурсу, аналогичное названию диссертации, для студентов исторических факультетов педвузов страны. Автор продолжает работать над данной темой, участвуя в международной конференции «Проблемы истории России и зарубежных стран», прошедшей в 2000 году .

Основываясь на документах фондов сибирских областных архивов, Н.В. Греков54 в своей монографической статье рассматривает вопросы, связанные с размещением пленных в лагерях Сибири, с обеспечением их

49 Рявкин, А В «Этническое оружие» Антанты союзное командование и военнопленные противника в годы Первой мировой войны / А В Рявкин //Первая мировая война страницы истории - Черновцы, 1994

50 Сенявская, ЕС. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны / ЕС Сенявская // Европа и Россия в XIX - XX вв • сб науч трудов - М , 1996

51 Васильева, С Н. Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны / С Н. Васильева - Нижневартовск, 1996.

52 Васильева, С Н. Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны / С Н Васильева - М , 1999

53 Васильева, С Н Военнопленные Германии и Австро-Венгрии в России (1914-1918гт)/СН Васильева //Проблемы истории России и зарубежных стран -2000 -Вып 1.-С 161-166

54Греков, Н В. Германские и австрийские пленные в Сибири (1914-1917 гг.) / Н В Греков // Немцы Россия Сибирь - Омск -1997.-С. 154-180. медицинской помощью, а также затрагивает вопрос о смертности военнопленных, говоря о том, что «данные о смертности среди пленных в России» необоснованно завышены55.

А.И.Сыч исследует социально-психологические последствия Первой мировой войны56. Э.Е.Абдрашитов останавливается на общих вопросах об отношении к военнопленным в России и СССР в первой половине XX

57 века .

За время Первой мировой войны впервые в истории стало практиковаться в массовом порядке заключение в специальные охраняемые лагеря интернированных граждан неприятельских стран. В крайне тяжелых условиях содержались миллионы военнопленных в странах Антанты и Четверного союза. Этой теме посвящает свою работу С.Г. Нелипович58.

Исследователь Е.Ю.Бондаренко на протяжении нескольких лет занимается темой военнопленных периода 1914-1956 гг. на Дальнем Востоке 59.

Тему взаимоотношения местного населения и военнопленных поднимают в своих работах Ю.А. Иванов60, Д. Люкшин61,

Ю.А. Иванов в своей статье, помещенной в журнале «Отечественные архивы», говорит о двойственности отношения к военнопленным из-за разногласия в терминологии Первой мировой войны. Основываясь на материалах местных архивов Владимирской и Ивановской области, автор,

55 Там же.-С. 161

56Сыч, А И О некоторых социально-психологических последствиях Первой мировой войны / А И Сыч // Вопросы истории - 2001. -№ 11-12.

57 Абдрашитов, Э Е. Отношение к военнопленным в России/СССР в первой пол. XX в / Э Е Абдрашитов //Вест. Челяб Ун-та. Сер 1 -История -2002 -№ 1.-С 101-102.

58 Нелипович, С Г. Россия мертвой хваткой держала своих врагов / С Г. Нелипович // Военно-исторический журнал. - 2000 - № 5.

59 Бондаренко, Е Ю. Военнопленные венгры 1918-1922/ЕЮ Бондаренко// Россия и АТР.-2000 -№4.-С 64-69. Он же Иностранные военнопленные на Дальнем Востоке России в XX в (концепция проблемы) / ЕЮ. Бондаренко // Россия и АТР. - 2002. - № 4. - С. 70-79. Он же Иностранные военнопленные на Дальнем Востоке России 1914-1956 гг. Историография проблемы /ЕЮ Бондаренко // Россия и АТР. - 2003. - № 1 - С. 99-113.

Иванов, Ю А Военнопленные Первой мировой войны в российской провинции / Ю А Иванов // Отечественные архивы. - 2000 - № 2. - С. 100 - 103.

61 Люкшин, Д «Да, за нашими бабами вьются»' военнопленные в крестьянской России / Д Люкшин // Родина -2002 10.-С 24-27. пишет о том, «что этнических конфликтов не было» и для уезда «это была периферийная проблема скорее «хозяйственного», чем «идеологического» характера»62.

С.А.Солнцева одна из исследователей, пытающихся осветить и проанализировать положение военнопленных в период с февраля по октябрь 1917 года, руководствуясь принципами объективизма.

Первая в истории мировая война впервые выдвинула проблемы психологии, прежде всего массовой, в разряд важнейших и для фронта, и для тыла. В данный период некоторых исследователей интересует социально-психологический аспект, связанный с определением образа врага в сознании участников Первой мировой войны, установлением причин активного участия больших масс людей в кровопролитной войне, их готовностью рисковать и жертвовать своей жизнью. Данным вопросом занимаются А.И. Сыч64, Е.С. Сенявская, В.В. Миронов65, Р.В. Голубин66

Огромный труд проделан российскими учеными в изучении генезиса первого всемирного кризиса и его влияния на ход цивилизационного развития человечества. В книгах «Мировые войны: XX века» издательства «Наука» освящены боевые действия, политика и дипломатия, внутреннее положение государств, экономика, революционное движение, социокультурные, национально-психологические, цивилизационные аспекты войны, в том числе «образ врага», «война и культура», «цена войны», но о военнопленных приводятся только статистические сведения и делается акцент на том, что «это один из наименее изученных аспектов истории Первой мировой войны, хотя в последнее время он привлекает все большее внимание исследователей».67

62 Там же - С. 103

63Солнцева, С А Военнопленные в России в 1917 г. (март-октябрь) / С А Солнцева // Вопросы истории -2002.-№ 1.

64 Сыч, А И. - Указ соч .

65Сенявская, Е С Человек на войне «свои» и «чужие» /ЕС Сенявская, В В. Миронов // Мировые войны XX век Кн 1. Первая мировая война -М,2002 -С.519-537

66 Голубин, Р.В Трансформация общественных настроений в России в годы Первой мировой войны / Р В Голубин//Вестник Нижегор ун-та им Лобачевского - Сер История -2002.-Вып 1.-С. 92-96

67См : Мировые войны в XX веке Первая мировая война. - Кн I. - М , 2002. - С. 630

В сборниках межвузовских конференций Красноярского края и международных конференций за последние годы появились статьи (Д.М. Зверевой68, А.С. Вдовина, С.Я. Шефер69), касающиеся военнопленных Первой мировой войны на территории края. В основном это попытка авторов поставить вопрос о неизученности данной проблемы, в том числе и у нас в регионе.

В 2005 году в Омске А.Н. Талапин защищает диссертацию «Военнопленные Первой мировой войны на территории Западной Сибири

7 П июль 1914-май 1918 гг.)» . Автором выделены особенности положения пленных с учетом национальной и социальной принадлежности, охарактеризована система организации труда пленных. Автор попытался определить степень подверженности пленных революционной агитации и их вовлеченности в политическую жизнь рассматриваемого региона.

В 2006 году вышли материалы международной научной конференции, прошедшей в Москве 7-8 сентября 2004 года и приуроченной к началу Первой мировой войны. Среди работ на актуальные темы, связанные с источниковедческими и историографическими проблемами Первой мировой войны, развитием хода событий, а также оценкой итогов войны, ряд работ посвящен и проблемам военнопленных, находящихся на территории России71, и

68 Зверева, Д М Военнопленные Первой мировой войны в Красноярске /ДМ Зверева // Межвузовская конференция студентов и аспирантов, посвященная 375-летию г. Красноярска, 20 05 03 - Красноярск,

2003 - С 170-172

69 Вдовин, А С Иностранные военнопленные Первой мировой войны на территории Енисейской губернии (к постановке проблемы) /АС Вдовин, С Я Шеффер // Немцы в Сибири, история, язык, культура1 тезисы международной научной конференции Красноярск, 13-16 октября 2004 - Красноярск,

2004 -С 15-17.

70 Талапин, А Н Военнопленные Первой мировой войны на территории Западной Сибири (июль 1914 -май 1918 гг.) / АН. Талапин Диссертация на соискание учен степени канд историч наук Спец 07 00 02 - Омск, 2005

71 См: Свольшак, П. Словенские военнопленные во время Первой мировой войны / П Свольшак // Последняя война Российской империи1 Россия и мир накануне, в ходе и после Первой мировой войны по документам российских и зарубежных архивов мат-лы науч. конференции 7-8 сентября 2004 г. / отв ред В П Козлов - М.: Наука, 2006 - С 242-245 ; Киреева, Ю В Обзор документов Российского государственного архива об иностранных военнопленных в России в годы первой мировой войны (19141918) / Ю В Киреева//Там же. - С 82-88; Гапицкий, В П. Защита прав военнопленных в период Первой мировой войны опыт и уроки / В П. Гапицкий // Там же. - С. 254-258, Микшич, Д Русские военнопленные Первой мировой войны в Хорватии (по документам Хорватского государственного архива) / Д Микшич // Там же. - С. 263-266, Симонова, T.M Российские военнопленные и русских военнопленных в лагерях противника72. Наряду с российскими учеными теме военнопленных в этом сборнике посвящены статьи словенских, хорватских исследователей. Особенностью этого уникального издания является то, что все работы выполнены с привлечением архивных материалов, в большинстве своем впервые опубликованных.

Приступая к работе над диссертацией, автор опирался на достижения отечественной исторической науки, в активе которой обобщающие

ТХ исследования проблем Первой мировой войны . Хотя данные работы несут на себе «идеологическую печать» прошлого, но по своей документальной насыщенности и аналитическому подходу заслуживают пристального внимания и высокой оценки.

Несомненно, история Первой мировой войны, её различные аспекты, в том числе проблемы военнопленных, нашли отражение в многочисленных монографических изданиях, статьях зарубежных историков. Особое внимание участию в Первой мировой войне своих стран уделяла немецкая и австрийская историческая литература. Наиболее полными изданиями в Германии о военных событиях 1914-1918 гг. продолжают оставаться работы, вышедшие в Германии в 20-40-е гг. -«Великая война 1914-1918», «Мировая война 1914/1918 гг.», многотомная книга Р. Брюля «Военная история». Историю австро-венгерской армии воссоздает X. Керхнаве74. На основе архивных и иных документов было подготовлено 10-томное издание «Последняя война Австро-Венгрии в 1914-1918», выходившее в Вене в с 1924 по 1938 годы. интернированные в лагерях Германии и Австрии в 1914-1922 годах /Т М Симонова II Там же - С. 331339

72 См.: Фишер, Я. «Русские» военнопленные на Словенской территории / Я Фишер // Последняя война Российской империи. Россия и мир накануне, в ходе и после Первой мировой войны по документам российских и зарубежных архивов мат-лы науч конференции 7-8 сентября 2004 г / отв. ред В П Козлов - М : Наука, 2006 - С. 251-254;

73 См История первой мировой войны. 1914 - 1918. В 2 т. / под ред ИИ Ростунова - М., 1975, Всемирная история Т. VIII. - М, 1961; История дипломатии T 2-3 - М, 1963-1965; История Чехословакии Т. 2. - М , 1959, Германская история в новое и новейшее время. Т. 1. - М., 1970, Первая мировая война дискуссионные проблемы истории - М , 1999

74 Керхнаве, X. Поражение австро-венгерской армии осенью 1918 / X Керхнаве. - Мюнхен, 1925

Однако надо заметить, что во всех этих работах проблема военнопленных, их положение не получили нужного освещения. Объясняется это, видимо, тем, что официальные власти и авторы, ангажированные этой властью, не хотели касаться неприятных тем из-за чувства «национальной уязвимости и ущемленности». Одним из первых трудов, где речь велась о военнопленных, в том числе оказавшихся в России и даже в Сибири, был труд Э. Брендстрем75, в котором автор приводит ценный статистический материал о военнопленных.

В 60-е годы А. Йожа, Д. Милеи - известные венгерские историки, занимались темой, связанной с участием венгерских интернационалистов в Октябрьской революции и Гражданской войне в Советской России. На основе изучения материалов многочисленных архивов Венгрии и Советского Союза, а также сохранившихся газет и журналов, которые издавали венгерские интернационалисты, ими было опубликовано несколько работ, посвященных деятельности венгерских революционеров в Советской республике с 1917 - 1920 годах, а также их влиянию на революционное движение в самой Венгрии .

В кругу различных проблем, которые ставят А. Йожа и Д. Милеи в связи с освещением истории венгерских интернационалистов, одно из центральных мест занимает вопрос о том, какой путь идейного развития проделали попавшие в Россию венгерские рабочие и крестьяне, прежде чем они оказались в лагере российской революции, какие социальные, идеологические и политические факторы влияли на формирование их мировоззрения и, наконец, что облегчило восприятие ими идей Великого Октября.

В 90-е годы к изучению положения своих соотечественников в плену обращаются итальянские историки, основывавшиеся на методах

75 Brandstrom Е Unter Knegsgegangenen in Rusland und Sibinen (1914-1920) / E Brandstrom. - Berlin, 1927.

76См: Антал, Й. Война, плен, революция / Й. Антал - М, 1971; Йожа А, Венгерские интернационалисты в борьбе за победу Октября / А Йожа, Д Милеи - М, 1977. социальной истории . В 1997 году в Италии вышла в свет работа М. Росси «Пленники царя: итальянские солдаты австро-венгерской армии в лагерях России (1914 - 1918)»78, которая касается непосредственно и темы военнопленных, считая, что военнопленных «использовали и до сих пор используют как источник информации и орудие политического давления». Однако узость источниковой базы и опора исключительно на воспоминания самих военнопленных не позволила данным исследователям подняться до обобщающего или сравнительно-исторического уровня.

Изучением отдельных лагерей военнопленных по преимуществу

79 занимаются австрииские исследователи . В последнее время германские историки обращают своё внимание на тему пленных Первой мировой войны80. Несмотря на применение методов социальной истории, истории менталитета, военный плен в годы Первой мировой войны остается мало изученным.

В 2005 году вышел труд Р. Нахтигаль «Военный плен на Восточном о I фронте в 1914-1918 гг.» , посвященный изучению истории военного плена в период 1914-1918 гг. По мнению автора, «современная военная история» не позволяет создать системную историю организации и структуры военного плена, так как исследователи военного плена изучают проблему локально, на примере одной страны. Особый интерес представляют подходы к изучению автора структуры военного плена в России, которая отражала системный кризис империи, приведший к революциям 1917 года.

77 Francescotti R Lepopea degli italiani dell esercito austro-ungarico pngionieri in Russia nella Grande Guerra 1914-1918. Valdagno italianski 1944. M Rossi Italiani prisoners of the Austrian Army^ 1914-1918 World War I and the XX Century. Acts of the International Conference of Historians - M 1994 - P.172-175 (Сведения почерпнуты из журналов «Вопросов истории»)

78 М Rossi I pngionieri dello zar: soldati italiani delPesercito Austro-Ungarico nei lager della Russia (19141918) - Milano Mursia, 1997

79 Cm Wiesenhofer F. Gefangen unter Habsburgs Krone. К u k Kriegsgefangenenlager lm Erlauftal Purgstall 1997. Koch R Das Kriegsgefangenenlager Sigmundsherberg Diss 1981. Leidinger H, Montz V. Gefangenschaft, Revolution, Heimkehr. Die Bedeutung der Kriegsgefangenenproblematik filer die Geschichte des Kommumsmus in Mittel-und Osteuropa 1917-1920 - Wien, 2003

80 Wurzer G Die Kriegsgefangenen der Mittelmaechte in Russland lm Ersten Weltkrieg Diss Tuebingen 2000, Hinz U. Gefangen lm Grossen Krieg Kriegsgefanschaft in Deutschland 1914-1918. Diss Freiburg 2003. Kriegsgefangene im Europa des Ersten Weltkrieges - Essen, 2005

81R Nachtigal Kriegsgefangenschaft an der Ostfront 1914-1918 Literaturbericht zu einem neuen Forschungsfeld/ - Frankfurt am Main, 2005

Р. Нахтигаль приходит к следующему выводу: изучение военного плена должно быть связано с событиями в России. Особенностями военного плена Первой мировой войны автор считает национальную пропаганду в лагерях, взаимные поездки сестер милосердия в государства противника с целью осмотра лагерей военнопленных, а также активную деятельность представителей нейтральных держав.

Богатый фактический материал, содержащийся в проанализированной литературе по интересуемой диссертанта проблеме, и новизна поставленных задач потребовали привлечь широкий круг источников.

Источниковая база диссертации. Основой для написания диссертации стал разнообразный и обширный круг источников, в значительной степени впервые введенных в научный оборот. Возможность получения из наличных источников объективной информации о положении и настроениях, стремлениях и взглядах военнопленных Первой мировой войны, находящихся в лагерях Сибири, является весьма сложной проблемой. Возможности адекватного решения этой задачи определяются выбором наиболее информационно насыщенных и достоверных источников, взаимодополнением и взаимопроверкой различных их видов. При написании диссертационной работы автор использовал как опубликованные, так и неопубликованные источники. Их условно можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся международные договоры и внутригосударственные акты, касающиеся военнопленных82. В них содержаться информация об определении статуса военнопленного, о правах и обязанностях военнопленных, о привлечении их к работам в государстве пленения.

82 См Приложение к 4 Гаагской конвенции Положение о законах и обычаях сухопутной войны, Заключительный протокол 2 Стокгольмской конференции, Протокол Копенгагенской конференции 1917 г.; Обычаи сухопутной войны; Положение о военнопленных, Высочайше утвержденное 7 октября 1914 г; Правила 7 октября 1914 г. о порядке предоставления военнопленных для исполнения казенных и общественных работ, в распоряжение заинтересованных в том ведомств, Правила об отпуске военнопленных на сельскохозяйственные работы, и др.

К этой же группе источников относятся и межгосударственные договоры Германии, Австро-Венгрии, Болгарии, Турции и России и их правопреемников, регламентирующих процесс репатриации военнопленных83.

Вторая группа - это статистические сборники84, в которых обобщен большой цифровой статистический материал, показывающий гигантский размах войны и её страшные социальные и гуманитарные последствия. Причем, если зарубежные исследователи считают советские данные

85 86 недостоверными и ненадежными» , у отечественных исследователей не возникает сомнения в достоверности данных.

К третьей группе источников можно отнести сборники документов87, где представлены документы о деятельности партийных и советских органов, иностранных групп РКП/б/, газеты и листовки, издававшиеся организациями иностранных интернационалистов в 1917-1920 гг. в ряде районов России; военно-оперативные документы органов высшего командования и отдельных частей и подразделений Красной Армии, а также белогвардейского движения.

Четвертая группа источников - это документы и материалы, содержащиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ),

83См • Мирный договор между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией - с другой, Русско-германский дополнительный договор к Мирному договору, заключенному между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией - с другой; Русско-болгарский дополнительный договор к Мирному договору, заключенному между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией - с другой, Декрет об учреждении Центральной Коллегии по делам пленных и беженцев, Декрет в дополнение декрета об учреждении Центральной Коллегии по делам пленных и беженцев, Циркулярная телеграмма СНК о подтверждении Центральной Коллегии пленных и беженцев её полномочий по эвакуации, снабжению всем необходимым и устройству на местах возвращающихся военнопленных; Постановление об ассигновании 200 тыс руб на родному комиссариату иностранных дел на организацию агитации и пропаганды среди военнопленных войск Антанты, Декрет СНК о передаче Центральной Коллегии о пленных и беженцах в ведение народного комиссариата внутренних дел, и др

84 Россия в мировой войне 1914-1918 гг. (в цифрах) - M, 1924, Мировая война в цифрах - М-Л, 1934

85 R Nachtigal Kriegsgefangenschaft an der Ostfront 1914-1918 Literaturbencht zu einem neuen Forschungsfeld/ - Frankfurt am Mam 2005 - P. 18

86 См Щеров, И П. Миграционная политика в России, 1914-1922 / И П Щеров - Смоленск, 2000 - С 21; Он же. Центропленбеж в России история создания и деятельности в 1918 - 1922 гг /И П. Щеров -Смоленск, 2000 - С 4

87 Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и гражданской войне в России: сб документов Т. 1,2 - M , 1968

Государственном архиве Красноярского Края (ГАКК), Государственном архиве Омской области (ГАОО).

Основную массу использованных документов составила текущая делопроизводственная документация. Переписка центральных, региональных и местных органов власти по вопросам создания, организации и функционирования правомочного органа по делам пленных. Эти материалы отложились в ГАРФ (фонд 3333) - Центральной Коллегии по делам пленных и беженцев.

В ГАРФ в фонде 393 - Наркомата внутренних дел - хранятся документы, отражающие организацию и условия содержания, права и обязанности военнопленных Первой мировой войны на территории России.

Информацию об организации обмена пленными в соответствии с международными договорами, заключенными Россией после выхода её из мировой войны, дело постановки и урегулирования эвакуации пленных на родину можно найти в ГАРФ в фонде 393, фонде 3333, фонде 3341 -Центральной Коллегии по управлению делами Российского Общества Красного Креста.

В центральном архиве отложились документы, связанные с делом организации помощи военнопленным международными обществами и организациями, развернувшими свою деятельность на территории России после Первой мировой войны. С данными документами мы знакомимся, изучая ГАРФ фонд 3341, фонд 8402 - Федерации иностранных Советов рабочих и крестьянских депутатов в России 1917-1920 гг.

Различные организационно-распорядительные документы -протоколы заседаний местных комиссий об организации труда военнопленных - находятся в ГАКК, фонд Р-1813 - Енисейского губернского комиссара Временного Буржуазного Всероссийского правительства; фонд Р-1800 - Енисейского губернского комиссариата Временного Сибирского правительства, фонд Р-53 - Енисейского губернского революционного комитета, фонд 1678 - Коменданта

Красноярского военного городка, фонд 904 - Енисейской губернской земской управы, фонд Р-49 - Исполнительного комитета Енисейского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, фонд 516 - Прокурора Красноярского окружного суда; фонд П-1 -Енисейского губкома РКП (б), П-10 - Красноярского окружного комитета партии, П-42 - Партийный архив, П-64 - Красноярский истпарт.

В ГАКК в фонде Р-53 хранятся документы, отражающие организацию и условия содержания, права и обязанности военнопленных Первой мировой войны на территории Енисейской губернии.

Документы, связанные с делом организации помощи военнопленным международными обществами и организациями, развернувшими свою деятельность на территории Енисейской губернии после Первой мировой войны, находятся в ГАКК фонде Р-1813.

Информацию об организации обмена пленными в соответствии с международными договорами, заключенными Россией после выхода её из Первой мировой войны, дело постановки и урегулирования эвакуации пленных на родину с территории Енисейской губернии можно найти в ГАКК фонд Р-49, фонд Р-53.

В фонде 90 - Особого комитета при управлении Омской железной дороги ГАОО находим протоколы заседаний комитета о применении труда военнопленных в полосе отчуждения Омской железной дороги, решения начальника штаба Омского военного округа о допущении военнопленных к работам на железной дороги, Основные правила организации работ военнопленных. Дела о привлечении военнопленных к работам имеются в фонде 272 - Омского жандармского полицейского управления железных дорог.

Текущая делопроизводственная документация о деле организации содержания военнопленных встречается в ГАОО, фонд 172 - Омской городской управы.

В ГАОО в фонде 265 - Павлогородского волостного комитета, фонде Р-1312 - Явлено-Покровского волостного революционного комитета отложились информационно-распорядительные документы об организации эвакуации военнопленных на родину, отчетные документы о ходе эвакуации согласно планам Ценропленбежа (ГАОО, ф.32 - Отдел управления исполнительного комитета Омского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, ф. Р-135 Омское губернское управление по эвакуации населения).

В то же время видна ограниченность информационных возможностей рассматриваемой группы источников. Даже в официальных документах того периода признавались существенные недостатки поступавшей с мест информации - её неполнота, недостаточная репрезентативность.

Существенный недостаток рассматриваемого вида источников -фрагментарность отражения в них исследуемого предмета.

Статистические показатели различных видов учета данных о военнопленных широко привлекаются в данной работе из фондов ГАРФ (фонд 3333), ГАКК (фонд Р-53). В них содержатся сведения о количестве военнопленных по военным округам с 1 января 1917 года по 1 января 1918 года, сведения о средней стоимости интендантского довольствия, потраченного на иностранных военнопленных, отражена статистика об использовании военнопленных на различных видах работ. Возможность использования такого рода фактов для исторического изучения истории военного плена позволяет более точно отразить количество военнопленных, находящихся на территории России. Ценность такого рода фактов в их независимости от различных субъективных влияний, а также в более широких возможностях количественного выражения.

Наконец, пятой группой ценных используемых источников в данной работе является периодическая печать. Сравнение материалов, почерпнутых из периодики тех лет88, с другими источниками помогло установить точность фактов и дать верную оценку отдельным явлениям. Введение их в научный оборот позволяет глубже понять суть происходивших тогда событий, ярче увидеть судьбу военнопленных.

Итак, использование названных источников вместе со сравнительным изучением научной литературы позволили диссертанту, на его взгляд, создать комплексное исследование обозначенных в диссертации проблем.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использовать результаты исследования и основные положения диссертационного исследования в качестве материала для преподавания исторических дисциплин и спецкурсов по истории Сибири, истории военного плена, истории международных отношений, истории войн и локальных конфликтов и других.

Апробация темы исследования. Основные положения диссертации были представлены и обсуждены на V краеведческих чтениях (Красноярск, 2004), на научно-практической конференции «V Исторические чтения» (Красноярск, 2005), всероссийской конференции «Лесной и химический комплексы - проблемы и решения» в секции «Человек и его среда» (Красноярск, 2005), на X межвузовской конференции студентов и молодых ученых «Закон и общество: история и проблемы» (Красноярск, 2006).

Всего по теме диссертации опубликовано 6 печатных работ89.

88 См • Сибирская жизнь, 1914, 1915, Омский телеграф, 1914; Омский вестник, 1914, 1915, 1917; Отклики Сибири, 1915, Енисейская мысль, 1915, Известия Красноярского Совета Рабочих и солдатских депутатов, 1917, Вестник Временного Правительства, 1917; Известия Минусинского Совета крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов, 1918; Рабоче-крестьянская газета, 1918, Енисейский вестник, 1919, Красноярский рабочий 1917, 1918,1929,1959, Правда РСДРП, 1917 и другие

89 Гергилева, А И. Восстание в военном городке Красноярска в 1919 г. / А И. Гергилева // Красноярский край - 70 лет исторического пути Материалы V краеведческих чтений, Красноярск, ноябрь 2004 г -Красноярск, 2005. - С 216-220. Гергилева, А И. Временное правительство и вопрос о военнопленных / А.И Гергилева // Право Личность Культура (сб науч статей преподавателей и аспирантов) Вып 3 -Красноярск, 2005. - С 277-279. Гергилева, А И. Нравственные и правовые проблемы плена историко-правовой вопрос/ А И Гергилева // V Исторические чтения. Сб материалов научно-практической конференции, посвященной 60-летию Великой Победы 28 апреля 2005 - Красноярск. 2005. - С. 107-112. Гергилева, А И Использование труда военнопленных Первой мировой войны в Восточной Сибири / А И Гергилева // Лесной и химический комплексы - проблемы и решения Всероссийская научно-практическая конференция 12-14 октября 2005 г., посвященная 75-летию СибГГУ. Сб ст. T I. -Красноярск. 2005 - С. 324-330 Гергилева, А И. Общественность Сибири и отношение к военнопленным Первой мировой войны / А И Гергилева // Вестник КрасГАУ. Выпуск 12. - Красноярск, 2006. - С. 421426. Гергилева, А И. Эпизод из жизни лагеря военнопленных в военном городке г Красноярска / А И

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Гергилёва, Алла Ивановна

Заключение

Первая мировая война внесла существенные изменения в правовые и гуманитарные основы военного плена. Был опробован новый опыт в деле правового регулирования условий быта военнопленных и их использования в экономической жизни страны.

Были пересмотрены воюющими государствами принципы военного плена. Характерную особенность всего правотворчества военного времени составляет общее для всех, появившихся за время войны, внутригосударственных и международно-правовых актов по делам военнопленных, стремление к самой детальной регламентации всей совокупности вопросов о военнопленных. Отличительной особенностью этого периода в истории являлось то, что, воюя, страны пытались решить и проблемы мира, определить и установить нормы войны. Но в условиях военных реалий принципы гуманизма опускались из виду и на первый план выходили задачи стратегического характера стран-участниц военного конфликта.

Несовершенный учет пленных, причем не только в России, не позволяет до сих пор установить абсолютно точное количество военнопленных, оказавшихся в лагерях России и Сибири. Диссертант склоняется к цифре 2,2 - 2,3 млн. человек. Следует отметить, что значительные по своей численности массы иностранных военнопленных представляли собой довольно пестрый этнический конгломерат, поэтому «наименование германские и австрийские пленные» носит несколько условный характер и определяет не национальность того или иного пленного, а принадлежность его к одной из неприятельских армий. Военные власти России при регистрации пленных отмечали только их подданство и вероисповедание. Поэтому установить точный национальный состав пленных весьма сложно.

Различные в количественном отношении сведения о военнопленных, хранящиеся в фондах государственного архива, объясняются несовершенностью двухступенчатой системы регистрации военнопленных на уровне штабного начальства и ведомств, в которых находились военнопленные. Получение объективных данных о количестве военнопленных, находящихся в лагерях Сибири, требует более глубокого анализа документов фондов Омского и Иркутского военных округов, сосредоточенных в оперативном отделе, в штабах генерал-квартирмейстеров, в отделах по заведованию военнопленными и других фондообразователях.

Всего в плену умерли от ран, болезней, голода, погибли в результате самоубийств, несчастных случаев, расстреляны и замучены более полумиллиона человек, в том числе: граждан России 190 тыс., Сербии - 72 тыс., Австро-Венгрии - 70 тыс., Италии - 60 тыс., Германии - 56 тыс., Румынии - 40 тыс., Франции - 19 тыс., Турции и Британской империи - по 16 тыс., Черногории - 3 тыс., Бельгии и Болгарии - по 1 тыс., Португалии, Греции и США - около 1 тыс. человек436.

Анализ установленных фактов в деле размещения и условий содержания военнопленных в Сибири свидетельствует о необдуманной политики центрального руководства и подведомственных ему учреждений в деле организации размещения военнопленных казарменным порядком в специальных лагерях для военнопленных.

В первое время размещением военнопленных занималось городское управление, пока ситуация не стала критической. Превышение количества военнопленных, возможных разместить в том или ином сибирском городе, как следствие нехватка общественных зданий для размещения военнопленных, распространение заразных заболеваний среди местного населения - факторы, оказавшие влияния на то, чтобы военные власти задумались над проблемой размещения военнопленных и приступили к

436 Мировые войны в XX веке Первая мировая война Кн 1 - M , 2002 - С. 630 строительству специализированных лагерей. Это позволило в некоторой степени разгрузить город, но не облегчить участь военнопленных, размещаемых в специализированных концентрационных лагерях.

Первая мировая война резко сократила рынок рабочей силы в России. Ее производительные силы были истощены неоднократными мобилизациями основных контингентов трудоспособного мужского населения. Значительный резерв дешевой рабочей силы во время войны представляли военнопленные.

В Сибири из-за нехватки рабочих рук нередко привлекались на государственные работы и в частные предприятия солдаты и даже нижние офицерские чины. Этому способствовало то обстоятельство, что режим пребывания военнопленных в концентрационных лагерях Сибири был менее строгим, чем в Центральной России, можно даже сказать либеральным. Это в известной мере сближало положение, к примеру, пленного мастерового и русского наемного рабочего. Говоря об этом не следует забывать, что, во-первых, военнопленные, где бы они не находились, по статусу оставались таковыми, во-вторых, большинство военнопленных направлялись на наиболее тяжелые работы и, в-третьих, оказавшись на чужбине в экстремальных условиях военнопленным не чуждо было чувство ностальгии, поэтому не так уж редки были случаи побегов военнопленных.

В 1916-1917 гг. при сохранении массового применения неквалифицированного труда (сельское хозяйство, железнодорожное строительство, лесоразработки и др.) расширилось его использования в важнейших отраслях промышленности (металлообрабатывающие заводы, угольные шахты, рудники и др.), значительно возрос удельный вес военнопленных и в сфере основного производств.

Военнопленные, работавшие на строительстве и ремонте железных дорог, в шахтах, на заводах и частных земельных владениях, широко прибегали к отказу от работы, к стачкам как средству борьбы против произвола, за улучшение условий труда и содержания.

Внесение некоторых проблем пленных в перечень требований, выдвигавшихся рабочими, возвращало им чувство собственного достоинства и способствовало вовлечению в экономическую и политическую борьбу.

Особенностями положения военнопленных, оказавшихся на территории Сибири, являются не только непривычные климатические особенности территории, но и зачастую экономико-политические условия Сибири. Законодательная власть находилась в Центре России, а на огромных просторах Сибири, в условиях новой политической ситуации, менявшейся на протяжении гражданской войны, была реальная власть. Международно-правовые соглашения, в том числе и о военнопленных, подписанные Советским правительством с рядом стран, бывших в числе противников России, не действовали на территории Сибири. Этому обстоятельству согласно причинно-следственной связи есть ряд объективных объяснений.

Во-первых, после Февральской революции, несмотря на существенные изменения, произошедшие в России, вопрос о военнопленных из-за политической и экономической обстановки отодвигался на второй план.

Во-вторых, гражданская война в России, расколола страну на ряд временных государственных образований. В каждом образовании имелся вполне самостоятельный аппарат управления государством.

В-третьих, мятеж чехословацкого корпуса, явился катализирующим фактором в деле идеологической политики, проводимой на протяжении Первой мировой войны среди военнопленных царским правительством, поддержанной Временным правительством, и был использован большевиками для формирования из среды военнопленных интернациональных отрядов.

На основе лагерей для военнопленных с широким применением дешевой рабочей силы советским правительством был опробован опыт функционирования концентрационных лагерей с обязательным использованием принудительного труда.

Проблема репатриации военнопленных - одна из сложных во взаимоотношениях Германии, Австро-Венгрии и России. Взаимный обмен пленными (больными, раненными, инвалидами) начался в ходе войны, но происходил крайне медленно. Учитывая изменения, произошедшие в России, законодательное оформление процесса репатриации военнопленных и фактическое их возвращение на родину было затянуто до момента стабилизации внутриполитической ситуации в стране и внешнеполитических событий, до момента признания западными державами советской власти.

Тем не менее, пребывание огромной массы военнопленных в стране, в которой устанавливалась новая идеология, не прошло бесследно.

События, разворачивавшиеся в России, причем с вовлечением в них военнопленных, не могли не повлиять на воззрения самих военнопленных. Крушение традиционных ценностей и ориентиров, надлом в сознании миллионов немцев, австрийцев, венгров, русских и других, прошедших ужасы плена, - таковы итоги трансформации менталитета подавляющего большинства бывших узников плена.

Судьба военнопленных Первой мировой войны - это научно-историческая и морально-этическая проблема, от разработки которой во многом зависит верное понимание последующих исторических событий как в России, так и в странах Центральной Европы.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Гергилёва, Алла Ивановна, 2006 год

1. Ф. 8402. Федерация иностранных Советов рабочих и крестьянскихдепутатов в России 1917-1920 гг. On. 1. Дд. 24,42,46.

2. Ф. 1235. Высшие органы государственной власти. On. 1. Д. 230.

3. Государственный архив Красноярского Края

4. Ф. 161. Красноярская государственная управа. On. 1. Д. 760.

5. Ф. 904. Енисейская губернская земская управа. On. 1. Д. 1.

6. Ф. 516. Прокурор Красноярского окружного суда. Оп. 3. Д. 681.

7. Ф. Р-1813. Енисейский губернский комиссар Временного Буржуазного

8. Всероссийского правительства. Оп. 2. Д. 222.

9. Ф. Р-1800. Енисейский губернский комиссариат Временного Сибирского правительства. On. 1. Д. 1. Оп. 2. Д. 124.

10. Ф. Р-53. -Енисейский губернский революционный комитет. On. 1. Дд. 24, 131.

11. Ф. Р-49. Исполнительный комитет Енисейского губернского Советарабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Оп. 2. Д. 13.

12. Ф. Р-163. Енисейский губернский совет профсоюзов. On. 1. Д. 4.

13. Ф. Р-258. Красноярский городской Совет. On. 1. Д. 17.

14. Ф. Р-1743. Первый Красноярский концлагерь. On. 1. Дд. 191, 244,378.

15. Ф. Р-1763. Прокурор Красноярского окружного суда. On. 1. Д. 62.

16. Ф. Р-1775. Канский объединенный Совет рабочих, крестьянских исолдатских депутатов. On. 1. Д. 3.

17. Ф. П-1. Енисейский тубком РКП (б). On. 1. Дд. 76, 88.

18. Ф. П-10. Красноярский окружной комитет партии. On. 1. Д. 76. Ф. П-42. - Партийный архив. Оп. 7. Д. 736.

19. Ф. П-64. Красноярский истпарт. On. 1. Дц. 708, 735. Оп. 5. Дц. 133, 839. Государственный архив Омской области

20. Ф. 90. Особый комитет при управлении Омской железной дороги. On. 1. Д. 18.

21. Ф. 270. Омское жандармское полицейское управление. On. 1. Д. 42, 443, 641,664.

22. Ф. 272. Омское жандармское полицейское управление железных дорог. On. 1. Дц. 42,63,266.

23. Ф. 172. Омская городская управа. On. 1. Дц. 242,248, 276, 369.

24. Ф. 265. Павлоградский волостной комитет. On. 1. Д. 8.

25. Ф. Р-1312 -Явлено-Покровский волостной революционный комитет. On. 1.1. Д.1.

26. Ф. 32. Отдел управления исполнительного комитета Омского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. On. 1. Д. 641.

27. Ф. Р-135. Омское губернское управление по эвакуации населения. On. 1. Д. 92.

28. Ф. 301. Омский лагерь военнопленных военного министерства. On. 1. Д.1.2.0публикованные источники

29. Авербах, О.И. Законодательные акты, чрезвычайного характера, вызванные войной / О.И. Авербах. Пг., 1915.

30. Авербах, О.И. Законодательные акты, вызванные войной 1914-1918 гг. Т 1,2. Пг., 1918.

31. Альбат, Г.П. Сборник международных конвенций и правительственных распоряжений о военнопленных / Г.П. Альбат. М, 1917.

32. О работе военнопленных на селе (Докладная записка правления потребительских кооперативов Енисейской губернии в г. Красноярске. 15 июня 1917 г.) // Красноярский край в истории Отечества (1890 1917 гг.). Кн. 1. - Красноярск, 1996. - С. 389.

33. Мировая война в цифрах. M.-JL: Госиздат, 1934. Революционный Красноярск. Речь председателя германских военнопленных, произнесенная на митинге 1 мая в г.Красноярске // Известия Красноярского Совета Рабочих и солдатских депутатов. - 1917. - 26 апреля.

34. О мятеже военнопленных мадьяр в Военном городке (Из материалов газеты «Енисейский вестник». 18-31 июля 1919 г.) // Красноярский край в истории Отечества. (1917 1940 гг.). Кн. 2. - Красноярск, 1996. - С. 61.

35. Переписка Николая и Александры Романовых. 1916-1917 гг. Т. IV. -М.-Л., 1926.

36. Рабочее движение в годы войны: сб.документов. Свердловск, 1927. Российское законодательство. Т. 3,4. - М.: Юридическая литература,1984.

37. Россия в мировой войне 1914-1918 гг. (в цифрах). М.: Госиздат,1924.

38. Сборник узаконений о привлечении находящихся в России военнопленных и других правил и постановлений, относящихся до военнопленных /сост. И.А. Овчинников. Пг., 1917.

39. Тарасевич, А.В. Отчет по обследованию лагерей русских военнопленных в Австрии и Венгрии / А.В. Тарасевич. М, 1917.

40. Черняк, Э.И. Революция в Сибири: съезды, конференции и совещания общественных объединений и организаций (март 1917 — ноябрь 1918 гг.) / Э.И. Черняк: сб. документов. Томск, 2001.

41. Шуберская, Е.М. Дневник командировки в Германию для осмотра русских военнопленных в июле-октябре 1916 г. / Е.М. Шуберская. Пг., 1917.1. З.Периодическая печать1. Воля Сибири. 1918.

42. Вестник Временного Правительства. 1917. Енисейский вестник. 1919. Енисейская мысль. 1915.

43. Известия Красноярского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. Известия Минусинского Совета крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов. 1918.

44. Известия отряда чехословацких войск. 1918. Красноярский комсомолец. 1959. Красноярский рабочий. 1917,1918, 1929,1959.

45. Омский вестник. (Общественно-политическая и литературная газета). 1914,1915,1917.

46. Омский телеграф. 1914. Отклики Сибири. 1915. Правительственный вестник. 1919. Правда РСДРП. 1917. Рабоче-крестьянская газета. 1918. Свободная Сибирь. 1918,1919.

47. Сибирская жизнь. 1914,1915.4.Воспоминания

48. Мюллер, А.А. В пламени революции (1917 1920 гг.)/ А.А. Мюллер. - Иркутск, 1957.

49. Мюнних, Ф. Военнопленные интернационалисты в борьбе за власть Советов / Ф. Мюнних // В огне революционных битв: сб. воспоминаний. - Томск, 1964.

50. На чужбине: Сб. ст. Париж, 1920. Левин, К.Я. Записки из плена / К.Я. Левин. - М., 1930. Толь, С.А. Подневольное житьё в странах культурного народа. Воспоминания о германском плене / С.А. Толь. - Пг., 1917.

51. Шамурин, Ю. Два года в германском плену / Ю. Шамурин. М.,1917.5. Литература

52. Абдрашитов, Э.Е. Отношение к военнопленным в России/СССР в первой пол. XX в. / Э.Е Абдрашитов // Вест. Челяб. ун-та. Сер. 1. История. 2002. - № 1. -С. 101-102.

53. Абдурахманова, И.В. Образ власти в общественном сознании россиян в феврале-октябре 1917 г./ И.В. Абдурахманова // Юр. вест. Рост, экон. ун-та. 2001. - № 4. - С. 11-18.

54. Агалаков, В.Т. Венгерские интернационалисты в борьбе за власть Советов в Восточной Сибири / В.Т. Агалаков // Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке. 1917-1922 гг. М., 1980.-С. 45-54.

55. Актуальные проблемы теории истории: материалы «круглого стола» (12 января 1994 г.) // Вопросы истории. 1994. - № 6.

56. Аникиев, А.А. О некоторых вопросах современной методологии истории / А.А. Аникиев // Новая и новейшая история. 1997. - № 2. -С. 167-172.

57. Бондаренко, Е.Ю. Военнопленные венгры 1918-1922 / Е.Ю. Бондаренко // Россия и АТР. -2000. № 4. - С. 64-69.

58. Бондаренко, Е.Ю. Иностранные военнопленные на Дальнем Востоке России. 1914-1956 гг. Историография проблемы / Е.Ю. Бондаренко //Россия и АТР. 2003. -№ 1 .-С. 99-113.

59. Бондаренко, Е.Ю. Иностранные военнопленные на Дальнем Востоке России в XX в. (концепция проблемы) / Е.Ю. Бондаренко // Россия и АТР. 2002. - № 4. -С. 70-79.

60. Боровцев, B.C. Военнопленные / B.C. Боровцев // Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск, 1998. - С. 108.

61. Булыгин, И.А. К вопросу о сущности реформ в России эпохи позднего феодализма / И.А. Булыгин // Реформы в России ХУ1-Х1Х вв. -М, 1992.-С. 25-29.

62. Васильева, С.Н. Военнопленные Германии и Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны (1914-1918 гг.). / С.Н. Васильева. Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук. Спец. 07.00.02. Саратов, 1996.

63. Васильева, С.Н. Военнопленные Германии и Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны: учебное пособие к спец курсу. / С.Н. Васильева М., 1999.

64. Васильева, С.Н. Военнопленные Германии и Австро-Венгрии и России (1914-1918 гг.) / С.Н. Васильева // Проблемы истории России и зарубежных стран. Вып. 1 -2000.-С. 161-166.

65. Военная энциклопедия. Т.6. СПб., 1912. -С.615.

66. Вегман, В. Военнопленные империалистической войны // Сибирская советская энциклопедия. Т.1. Новосибирск, 1929. - Ст. 517-521.

67. Воржев, И.А. Некоторые факты из истории Восточно-Сибирского съезда военнопленных интернационалистов / И.А. Воржев // Учен, запис. ИГПУ ин.яз. Вып. 3. Иркутск, 1959. - С. 70-75.

68. Всемирная история. Т. VIII. М., 1961.

69. Германская история в новое и новейшее время. Т. 1. -М., 1970.

70. Гирченко, В.П. Революционная деятельность иностранных интернационалистов-военнопленных в Восточной Сибири / В.П. Гирченко. Верхнеудинск, 1933.

71. Голубин, Р.В. Трансформация общественных настроений в России в годы Первой мировой войны / Р.В. Голубин // Вестник Нижегор.ун-та им. Лобачевского Сер.: История. 2002. Вып. 1. С. 92-96.

72. Гордеев, О.Ф. Интернационалисты (в борьбе за власть Советов в Сибири) / О.Ф. Гордеев // Блокнот агитатора. 1987. - № 16. - С. 28-30.

73. Гордеев, О.Ф. Идеалы интернационализма (Работа большевиков Енисейской губернии среди военнопленных в 1917 г.) / О.Ф. Гордеев // Енисей. 1985. -№6.-С. 62-68.

74. Гордеев, О.Ф. Организация интернационалистов в Енисейской губернии / О.Ф. Гордеев //Енисей.- 1986.-№ 1 .-С. 45-50.

75. Гордеев, О.Ф. Пролетарское единство (Работа большевиков Сибири среди военнопленных после Октября) / О.Ф. Гордеев// Блокнот агитатора. 1987. -№ 10.

76. Гордеев, О.Ф. Военнопленные Первой мировой войны в Сибири (август 1914 февраль 1917 гг.): Историко-правовые аспекты проблемы / О.Ф. Гордеев // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: сб. науч. ст. - Красноярск: КГУ, 2002. - С. 30-37.

77. Гордеев, О.Ф. Использование труда военнопленных в Енисейской губернии в годы Первой мировой войны: аспекты международного права // Красноярский край: история в документах. Красноярск, 2004. - С. 5-12.

78. Гражданская война в Сибири: сб. докладов и статей науч. конференции, ноябрь 1999 г. Красноярск: Комитет по делам архивов администрации Красноярского края, 1999.

79. Греков, Н.В. Германские и австрийские пленные в Сибири (1914 -1917гг.) / Н.В. Греков // Немцы. Россия. Сибирь. Омск, 1997. - С. 154180.

80. Гришаев, В.В. Сельскохозяйственные коммуны Советской России. 1917-1929 гг. / В.В. Гришаев. -М.: Мысль, 1976.

81. Данилов, В.А. Великий Октябрь и иностранные военнопленные на Урале и в Сибири / В.А. Данилов. // Учен, записки Свердловского пед. инс-та. Историч. сборник. Вып. 3. Свердловск, 1970. - С. 91-111.

82. Данилов, В.А. Интернационалисты на Урале и в Сибири / В.А. Данилов. Свердловск, 1972.

83. Данилов, В.П. Современная российская историография: в чем выход из кризиса? / В.П. Данилов // Новая и новейшая история. 1993. - № 6.

84. Дацышен, В.Г. Китайцы в Енисейской губернии (1860-1925) /

85. B.Г. Дацышен // Народы Приенисейской Сибири. История и современность: мат-лы науч.-практич. конференции. Красноярск, 2001.1. C. 64-78.

86. Дацышен, В.Г. Депортированные и военнопленные японцы в Сибири в 1904-1905 гг. / В.Г. Дацышен // Мат-лы V межд. науч.-практич. конф-ции. Барнаул, 2004. - С. 37 - 44.

87. Дацышен, В.ГЛпонцы в Сибири в конце XIX начале XX в. / В.Г. Дацышен // Известия Восточного института ДВГУ. № 8. - Владивосток, 2004.-С. 48-65.

88. Дацышен, В.Г. Deported Japaneses and Japanese Prisoners of War in Siberia in 1904-1905 Years // Rethinking the Russo-Japanese War, 1904-1905. Vol. II: Regional Issues and Diplomacy, Economics and Image. Ed. By Chiharu Inaba. L., 2006.

89. Дроков, С.В. Некоторые проблемы истории гражданской войны в Сибири / С.В. Дроков // Вопросы истории. 1999. - № 6. - С. 46-63.

90. Жданов, Н. Русские военнопленные в мировой войне 1914-1918 гг. Ч. 1-3. / Н. Жданов. М., 1920.

91. Зверева, Д.М. Военнопленные Первой мировой войны в Красноярске / Д.М. Зверева // Межвузовская конференция студентов и аспирантов, посвященная 375-летию г. Красноярска. Красноярск, 2003. -С 170-172.

92. Зольников, Д.М. Интернациональное сплочение рабочих Сибири в период двоевластия (март июль 1917 гг.) / Д.М. Зольников // Вопросы истории Советской Сибири. Вып. 1. - Новосибирск, 1967.

93. Зольников, Д.М. Рабочие Сибири в годы Первой мировой войны и Февральской революции / Д.М. Зольников. Новосибирск, 1982.

94. Иванов, Ю.А. Военнопленные Первой мировой войны в российской провинции / Ю.А. Иванов // Отечественные Архивы. 2000. -№2.-С. 100-104.

95. Ивашов, Л.Г. Нравственные и правовые проблемы плена в отечественной истории / Л.Г. Ивашов, А.С. Емелин // Военно-исторический журнал. 1992. - № 1.

96. Иконникова, Т.Я. Военнопленные Первой мировой войны на Дальнем Востоке России / Т.Я. Иконникова. Хабаровск, 2004.

97. Иконникова, Т.Я. Военнопленные Первой мировой войны на Российском Дальнем Востоке (1914-1918 гг.) / Т.Я. Иконникова // Россия и АТР. 1999.-№ 1.

98. Ильин, П. Борцы за прекрасное будущее / П.Ильин // Красноярский рабочий. 1964. - 22 ноября.

99. Интернационалисты. М., 1967.

100. Интернационалисты. М., 1971.

101. Искандеров, А.А. Гражданская война: причины, сущность, последствия / А.А. Искандеров // Вопросы истории. № 10. - 2003.

102. История Первой мировой войны. 1914-1918 гг. / под ред. И.И. Ростунова. Т. 1, 2. М., 1975.

103. История Чехословакии. Т.2. М., 1959.

104. Йожа, А. Венгерские интернационалисты в борьбе за победу Октября / А. Йожа, Д. Милеи. М., 1977.

105. Керхнаве, X. Поражение австро-венгерской армии осенью 1918 г. / X. Керхнаве Мюнхен, 1925.

106. Копылов, В. Всероссийский съезд военнопленных социал-демократов интернационалистов (апрель 1918) / В. Копылов // Интернационалисты в боях за власть Советов. М., 1965. - С. 66 - 90.

107. Копылов, В. Как военнопленные в России праздновали 1 мая 1917 / В. Копылов // История СССР. 1967. - № 3. - С. 32-37.

108. Клеванский, А.Х. Некоторые нерешенные проблемы истории военнопленных и интернационалистского движения / А.Х. Клеванский // Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции. М., 1967.-С. 95-108.

109. Клеванский, А.Х. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус. Чехословацкие политические организации и воинские формирования в России. 1914-1921 гг. / А.Х. Клеванский. М., 1965.

110. Клеванский, А.Х. Военнопленные Центральных держав в царской и революционной России (1914-1918 гг.) / А.Х. Клеванский // Интернационалисты в боях за власть Советов. М., 1965. - С. 21- 66.

111. Кривогуз, И.М. Германские военнопленные в России в 1917-1920 гг. / И.М. Кривогуз // Ноябрьская революция в Германии. М., 1960.

112. Жилак, А. Великий Октябрь и революционное движение военнопленных венгров в России (1917-1918 гг.) / А.Жилак // Интернационалисты в боях за власть Советов. М., 1965. - С. 117 -149.

113. Карнер, С. Архипелаг ГУПВИ: плен и интернирование в Советском Союзе: 1941-1956/Пер. с нем. О. Асиповой. М., 2002.

114. Карпенко, З.Г. Участие венгерских интернационалистов в борьбеза установление и укрепление Советской власти в Кузбассе / З.Г. Карпенко // Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке. 1917-1922 гг. М., 1980.

115. Ковальченко, И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований. Заметки и размышления о новых подходах / И.Д. Ковальченко // Новая и новейшая история. 1995. - № 1.

116. Козенко, Б.Д. Отечественная историография Первой мировой войны / Б.Д. Козенко // Новая и новейшая история. 2001. - № 3. - С. 3-27.

117. Колмагоров, Н.С. Красные мадьяры. (Венгерские интернационалисты в борьбе за власть Советов в Омске. 1917 1919 гг.) / Н.С. Колмагоров. - Новосибирск, 1970.

118. Кузищин, В.И. О некоторых принципиальных положениях методологии истории / В.И. Кузищин // Новая и новейшая история. 1996. - № 3.

119. Кунина, А.Е. Проблемы методологии в журнале «История и теория» (США) / А.Е. Кунина // Новая и новейшая история. 2001. - № 5.

120. Лапандин, В.А. Восстание чехословацкого корпуса: к проблеме оценки причин и характера / В.А. Лапландин // Вест. Самар. экон. акад. -2001.-№ 1.-С. 140-145.

121. Леонов, С.В. Партийная система России (к. XIX 1917 г.) / С.В. Леонов // Вопросы истории. - 1999. - № 11/12. - С.29-48.

122. Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Т. 35, 38.

123. Ленцен, И. Использование труда русских военнопленных в Германии (1914-1918 гг.) / И. Ленцен // Вопросы истории. 1998. - № 4.

124. Любин, В.П. М. Росси. Пленники царя: итальянские солдаты австро-венгерской армии в лагерях России (1914 1918 гг.) /

125. B.П. Люблин // Вопросы истории. 2001. -№11.

126. Люкшин, Д. «Да, за нашими бабами вьются»: военнопленные в крестьянской России / Д. Люкшин // Родина. 2002. - № 10. - С. 24-27.

127. Матвеев, И.Г. У истоков вечной дружбы: о братской помощи зарубежных рабочих в годы военной интервенции и гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке в 1918-1922 гг./ И.Г. Матвеев. -Новосибирск, 1959.

128. Машкова, Н.Н. Использование труда военнопленных в сельском хозяйстве Челябинского уезда Оренбургской губернии в 1916 г. / Н.Н. Машкова // Вестник Оренб. пед. ун-та. 2001. - № 5. - С. 141-149.

129. Нелипович, С.Г. Репрессии против подданных центральных держав (депортации в России 1914-1918 гг.) / С.Г. Нелипович // Военно-исторический журнал. 1996.-№6.

130. Нелипович, С.Г. Население оккупированных территорий рассматривалось как резерв противника / С.Г. Нелипович // Военно-исторический журнал. 2000. - № 2.

131. Нелипович, С.Г. Россия мертвой хваткой держала своих врагов /

132. C.Г. Нелипович // Военно-исторический журнал. 2000. - № 5. Олеников, Д. «Вы, господа, не понимаете немца.» Отношение к

133. Германии как к противнику (1914-1918 гг.) / Д.Олеников // Родина. 2002. -№ 10.-С. 6-10.

134. Петров, И. Красные мадьяры: (Об участии венгерских военнопленных в гражданской войне. Красноярск.) / И.Петров // Красноярский рабочий. 1984. - 29 июля.

135. Первая мировая война: дискуссионные проблемы истории. М.,1999.

136. Писарев, Ю.А. Русские военнопленные в Австро-Венгрии в 19171918 гг. / Ю.А. Писарев // История СССР. 1966. - № 3.

137. Попов, Н.А. Революционные выступления военнопленных в России в годы Первой мировой войны / Н.А. Попов//Вопросы истории. 1963. -№ 2.

138. Последняя война Российской империи: Россия, мир накануне, в ходе и после Первой мировой войны по документам российских и зарубежных архивов: материалы Международной научной конференции 7-8 сентября 2004 года / отв.ред В.П.Козлов. М., 2006.

139. Прядко, И.А. Интернационалист Ференц Патаки (в борьбе за Советскую власть в Красноярске) / И.А. Прядко // Университетская жизнь. 1977.- 17 ноября.

140. Пылаев, В. Так рождалось братство (очерк) / В. Пылаев // Красноярский комсомолец. 1959. - 11, 13,18 марта.

141. Рявкин, А.В. «Этническое оружие» Антанты: союзное командование и военнопленные противника в годы Первой мировой войны / А.В. Рявкин // Первая мировая война: страницы истории. -Черновцы, 1994.

142. Садыкер, П.А. Положение русских военнопленных в Австро-Венгрии и меры к улучшению его / П.А. Садыкер, А.С. Файнштайн. -Астрахань, 1918.

143. Санжиев, Б.С. Ярослав Гашек в Сибири / Б.С. Санжиев. Иркутск,1993.

144. Сенявская, Е.С. Человек на войне: «свои» и «чужие» / Е.С. Сенявская, В.В. Миронов // Мировые войны XX век. Кн. 1. Первая мировая война. М., 2002. - С. 519-537.

145. Сенявская, Е.С. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны / Е.С. Сенявская // Европа и Россия в XIX XX вв: сб. науч. трудов. - М., 1996.

146. Солнцева, С.А. Военный плен в годы Первой мировой войны (новые факты) / С.А. Солнцева // Вопросы истории. 2000. - № 4-5.

147. Солнцева, С.А. Военнопленные в России в 1917 г. (март-октябрь) / С.А. Сонцева // Вопросы истории. 2002. - № 1.

148. Сидоров, И. Ярослав Гашек сражался за Советскую власть / И.Сидоров //Красноярский комсомолец. 1959. - 4 февраля.

149. Сыч, А.И. О некоторых социально-психологических последствиях Первой мировой войны / А.И. Сыч // Вопросы истории. 2001. - № 11-12.

150. Талапин, А.Н. Военнопленные Первой мировой войны на территории Западной Сибири / А.Н. Талапин. Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук. Спец. 07.00.02. Омск, 2005.

151. Теплицин, В. Гражданская война: переосмысливая известное /

152. B. Теплицын//3нание-сила.-2003."№ 11.-С. 153-160.

153. Цветков, В. Мятеж: Чехословацкий корпус на полях гражданской войны / В.Цветков //Родина. 2001. - № 6. - С. 55-61.

154. Ульянов, П.В. Октябрьская революция и военнопленные / П.В. Ульянов // Пролетарская революция. 1929. - № 7.

155. Участие трудящихся зарубежных стран в Октябрьской революции. Сб. ст. М, 1967.

156. Чернолуцкая, Е.Н. Военнопленные и беженцы Первой мировой войны на российском Дальнем Востоке и их репатриация / Е.Н. Чернолуцкая // Ист. опыт освоения Дальнего Востока. Вып. 3. 2000.1. C.137-143.

157. Чугунов, Н.Н. Революционная деятельность Белы Куна в Томске / Н.Н. Чугунов // Венгерские интернационалисты в Сибири и на Дальнем Востоке. 1917- 1922 гг.-М., 1980.

158. Шайдуров, В.И. Первая мировая война и судьбы российских немцев /

159. B.И. Шайдуров // Алт. сб. Вып. 20. 2000. - С. 48-62.

160. Шипек, А. Военнопленные и их использование в мировой и гражданской войне / А. Шипек // Война и революция. 1928. - № 2.

161. Шишкин, С.Ю. Война и общественные настроения: 1914-й /

162. C.Ю. Шишкин // Тюмен. ист. сбор. Вып. 4. 2000. - С. 53-61. Штригниц, С. Из истории революционного движения среди немецкихвоеннопленных в России (1917-1918 гг.) / С. Штригниц // Интернационалисты в боях за власть Советов. М., 1965. - С. 90 -117.

163. Шубин, Н.А. Общественные организации и государственные структуры в Первой мировой войне: опыт сотрудничества в снабжении фронта / Н.А. Шубин // Армагеддон. Кн. 3. 1999. - С. 78-93.

164. Щелокаева, Т.А. Эволюция правового статуса военнопленных в XX веке / Т.А. Щелокаева // История государства и права. 2001. - № 2. -С. 40-41.

165. Щеров, И.П. К истории организации и деятельности Центропленбежа в Советской России в 1918 1922 гг. / И.П. Щеров // Актуальные вопросы российской военной истории: материалы 23-й Всероссийской заочной научной конференции. - С-Пб., 2001. - С. 116118.

166. Щеров, И.П. Организация и деятельность коллегии по делампленных и беженцев в Смоленском крае (1914-1921 гг.). Автореф. канд. дисс. / И.П. Щеров. М., 1998.

167. Щеров, И.П. Центропленбеж в России (1918-1922 гг.) / И.П. Щеров. Смоленск, 2000.

168. Хильченко, М.П. Интернационалисты на Урале (1917-1918 гг.). Из истории партийных организаций Урала / М.П. Хильченко. Свердловск, 1967.

169. Энциклопедический словарь товарищества «Бр. А.И. Гранат и К.». 9-е изд. Т. 10. - С. 615.

170. Яну, И.Г. Об участии И. Броз-Тито в Октябрьской революции и гражданской войне в России / И.Г. Яну //Ист. Зап. 2001. - Вып. 7. - С. 117-121.

171. Якушина, А.П. Работа большевиков среди русских военнопленных в Германии и Австро-Венгрии (1914 1918 гг.) / А.П. Якушина // Вопросы истории КПСС.- 1959.

172. Яхимович, З.П. Тотальная война как выражение цивилизационного кризиса / З.П. Яхимович // Мировые войны XX век. Кн. 1. Первая мировая война. М., 2002. - С.499-509. 6. Иностранная литература

173. M.Rossi. Italiani prisoners of the Austrian Army? 1914-1918 World War I and the XX Century. Acts of the International Conference of Historians. M, 1994. - P.l72-175.

174. M.Rossi. I prigionieri dello zar: soldati italiani delP'esercito Austro-Ungarico nei lager della Russia (1914-1918). Milano. Mursia, 1997.

175. Wurzer G. Die Kriegsgefangenen der Mittelmaechte in Russland im Ersten Weltkrieg. Diss. Tuebingen, 2000.

176. Hinz U. Gefangen im Grossen Krieg. Kriegsgefanschaft in Deutschland 1914-1918. Diss. Freiburg, 2003.

177. Kriegsgefangene im Europa des Ersten Weltkrieges. Essen, 2005.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 240027