Законодательная деятельность Государственной Думы Российской империи (1906-1917) :Юридико-технические аспекты тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.01, кандидат юридических наук Кочеткова, Ирина Вячеславовна

Диссертация и автореферат на тему «Законодательная деятельность Государственной Думы Российской империи (1906-1917) :Юридико-технические аспекты». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 176468
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Кочеткова, Ирина Вячеславовна
Ученая cтепень: 
кандидат юридических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
12.00.01
Специальность: 
Теория и история права и государства; история правовых учений
Количество cтраниц: 
176

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Кочеткова, Ирина Вячеславовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА: ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ. ЕЕ РАЗВИТИЕ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА.

1.1. ПОНЯТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ: НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

1.2. РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ К НАЧАЛУ XX ВЕКА.

ГЛАВА И. ЮРИДИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЗАКОНОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

2.1. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЫ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

2.2. ТЕХНИКА СТРУКТУРИРОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ТЕКСТОВ.

2.3. ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА, СТИЛЯ И ТЕРМИНОЛОГИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ.

2.4. СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СВЕТЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Законодательная деятельность Государственной Думы Российской империи (1906-1917) :Юридико-технические аспекты"

Актуальность темы исследования

Глубокие сущностные изменения права в постсоветской России отразили новое его понимание, иную структуру и механизмы защиты.

В этих условиях существенно возрастают роль и значение юридической техники, то есть проблемы формы и структуры права, юридических процедур и т.д,

В этой области в стране широко используется зарубежный опыт, прежде всего законотворческий. При этом нередко происходит его абсолютизация и фетишизация. Между тем здесь имеются и собственные наработки начала прошлого века. Это — законотворческий опыт Государственной Думы Российской империи (1906 — 1917 гг.), который может быть полезен и для современного российского законодателя. И хотя роль Государственной Думы в системе органов государства. была относительно скромной, однако ее практический законотворческий опыт * имел своим результатом зарождение новых форм российского права, а также активизацию теоретических исследований в области правотворчества, в том К числе его технических аспектов. Именно тогда понятие юридической техники вошло в систему категорий российского права, а разработку ее проблем отличало разнообразие методологических подходов, столь не характерное для советского этапа развития отечественной юриспруденции.

Все это предопределило выбор темы настоящего исследования, а также круг рассматриваемых в нем вопросов.

Степень исследованности темы

В отечественной правовой литературе вопрос о юридико-технических аспектах законотворческой деятельности Государственной Думы Российской империи не был предметом специального комплексного изучения. Имеются публикации, посвященные отдельным вопросам указанной темы, которые отражают лишь отдельные ее аспекты.

Проблема юридической техники исследуется в основном на уровне ее понятия. Работы в этой области можно разделить на несколько групп. Так, первая из них незначительна, но весьма представительна и включает труды таких выдающихся западноевропейских юристов, как Ф. Бэкон, И. Бентам, К. Ильберт, Р. Иеринг, Ф. Жени и др. Их усилиями закладывались основы теории юридической техники, которую они исследовали в сфере не только правотворчества, но и толкования, правоприменения и т.д. Именно их исследования оказали непосредственное; влияние на становление 4 дореволюционной отечественной теории юридической техники.

Следующая группа включает работы отечественных авторов конца XVIII — начала XX века: С.Е. Десницкого, З.А. Горюшкина, JT.E. Цветаева, П.И. Дегая, К.А. Неволина, С.В. Пахмана, Г.Ф. Шершеневича, Н.М. Коркунова, М.А. Унковского, С.А. Муромцева, В:Д. Каткова, П.И. Люблинского, М.М. Винавера, А.А. Башмакова и других. Однако их выводы не были обобщены в отечественной юридической литературе, и потому сегодня мало известны широкому кругу исследователей.

Третья группа объединяет труды правоведов советского времени: Е.И. Астрахана, И.Л. Брауде, Л.М. Бойко, М.М. Гродзинского, Б.В; Дрейшева, Д.А. Керимова, М.И. Ковалева, Д.А. Ковачева, А.Н. Матросова, Л; Успенского, А.А. Ушакова и других. В их работах отражены сложившиеся в советской литературе подходы к пониманию юридической техники. В формировании этой исследовательской традиции можно выделить два этапа: первый из них охватывает период с первых лет советской власти до конца 50-х - начала 60-х гг.; второй — до начала 90-х гт. XX в. На первом этапе сохранялась инерция старых досоветских подходов, состоявших в «широком» видении юридической техники как техники правотворчества, толкования, правоприменения и т.д. На втором этапе утверждается ее «узкое» видение, понимаемое лишь как техника правотворчества.

Четвертая группа объединяет работы отечественных исследователей постсоветского периода. Это, в частности, труды С.С. Алексеева, В.М. Баранова, Н.А. Власенко, Л.Д. Воеводина, В.Н. Карташова, А.И. Коваленко, В.Н. Кудрявцева, О.Е. Кутафина, Г.В. Мальцева, М.Н. Марченко, Г.И. Муромцева, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова, А.Ф. Черданцева и других. Позиции авторов отражают развернувшийся в отечественном правоведении процесс переосмысления фундаментальных юридических понятий и категорий на основе новых методологических подходов.

В то же время современный уровень разработки проблемы нельзя признать, достаточным. Так, абсолютное большинство теоретических: изысканий посвящено современному состоянию юридической техники, между тем весьма актуальная, по нашему мнению, проблема ее исторической; эволюции остается'не исследованной.

Назрела настоятельная необходимость обобщить законотворческий; опыт и теоретические выводы дореволюционных российских правоведов, которые могут представлять известную ценность при осмыслении проблем юридической техники в современной России.

Цели и задачи исследования

Целью настоящей; работы является комплексное исследование юридико-технических аспектов законотворческой деятельности Государственной Думы Российской империи (1906 — 1917 гг.).

Данная цель предполагает решение следующих исследовательских задач:

- раскрыть содержание понятия юридической техники с целью выделения юридико-технических аспектов законотворческой деятельности Государственной Думы Российской империи;

- выделить особенности законодательной процедуры Государственной Думы;

- исследовать, особенности техники структурирования законодательных текстов Государственной Думы;

- проанализировать язык, стиль и терминологию законодательных актов;

- выяснить значение законотворческой деятельности Государственной Думы в; решении проблемы систематизации отечественного законодательства;

- установить влияние совокупности социальных, политических, культурных и прочих факторов на развитие: теоретических и: практических аспектов отечественной юридической техники в начале XX века;

- показать влияние деятельности Государственной Думы (1906 - 1917 гг.) на эволюцию российской юридической техники.

Объектом диссертационного исследования является законотворческая деятельность Государственной Думы Российской империи.

Предмет исследования - юридико-технические аспекты этой деятельности (законотворческая процедура, структура, язык, стиль законодательных актов и т.д.).

В качестве методологической основы диссертации были использованы диалектический, системно-структурный, сравнительно-правовой, логический, лингвистический, историко-правовой методы исследования.

Источники и нормативную базу диссертации составили нормативно-правовые акты дореволюционного периода. В силу особенностей российской кодификационной техники того времени они были сконцентрированы в Полном собрании; законов, Своде законов Российской империи, а также Собрании узаконений и распоряжений правительства.

Так как разработкой проектов законов в Российской империи до учреждения парламента официально занимались министерства и ведомства, автор счел необходимым использовать и материалы официального делопроизводства государственных органов (в том числе, журналы заседаний комиссий, проекты нормативных актов с объяснительными записками и т.д.), хранящиеся в Российском государственном историческом архиве, в частности, материалы фондов: 1282 — Канцелярии МВД, 1284 — Департамента общих дел, 1286 - Департамента полиции исполнительной.

Большое значение для исследования имеет документация Государственной Думы (журналы, стенограммы заседаний общих собраний и особенно думских комиссий): фонд 1278 — Государственная Дума.

Теоретическую основу диссертации составили научные труды, которые можно разделить на четыре группы: 1) труды основоположников теории юридической техники: Ф. Бэкона, И. Бентама, Р. Иеринга, Ф. Жени и других; 2) работы отечественных исследователей дореволюционных лет: А.А. Башмакова, Е.В. Васьковского, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, П.И. Люблинского, С.А. Муромцева, П.И. Новгородцева, Е.Н. Трубецкого, М.А. Унковского, Г.Ф. Шершеневича и других; 3) работы правоведов советского времени: Е.И. Астрахана, И.Л. Брауде, Л.М. Бойко, М.М. Гродзинского, Б.В. Дрейшева, Д.А. Керимова и других; 4) исследования современных отечественных ученых: С.С. Алексеева, В.М. Баранова, Н.А. Власенко, Л.Д. Воеводина, В.Н. Карташова, B.C. Нерсесянца, Г.В. Мальцева, М.Н. Марченко, Г.И. Муромцева, А.С. Пиголкина, С.В. ПоЛениной, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова и других.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые предпринята попытка комплексного исследования юридико-технических аспектов законотворческой деятельности Государственной Думы Российской империи. В ходе исследования выявлены особенности правотворческой процедуры, структуры, языка и стиля ее законодательных актов, показаны направления эволюции теории и практики законодательной техники в России в начале XX века, охарактеризованы причины, сдерживавшие ее развитие в указанный период.

На этой основе сформулированы и выносятся на защиту следующие основные положения, которые, по мнению диссертанта, обладают элементами новизны:

1. Становление Государственной Думы Российской империи (1906 — 1917 гг.) было этапным событием в истории государства и права России. Дума явилась первым в истории страны высшим представительным органом, обладающим законодательными полномочиями. В деятельности Государственной Думы, в том числе в сфере законодательной техники, отразилась специфика исторических условий ее возникновения. Она состояла, с одной стороны, в серьезном разрыве между довольно высоким уровнем научных разработок проблемы юридической техники, отражавшей влияние западно-европейской правовой науки, и феодальной практикой правотворчества. С другой стороны, важнейшей особенностью являлся тот факт, что Государственная Дума как парламентское учреждение сложилась не в ходе «нормального развития», а в условиях социально-политического кризиса, под сильным давлением «снизу». В этом в концентрированном виде проявилась специфика, российских условий того времени, где относительно высокий уровень развития капитализма сочетался с сильными феодально-крепостническими пережитками. Противоречивость этих условий наложила < глубокий отпечаток на деятельность Государственной Думы. Доминирующей в ней была борьба двух тенденций: тенденция к максимальному ограничению ее полномочий «сверху», и, противоположная тенденция - к превращению ее в подлинно законодательный орган.

2. При: всей противоречивости ситуации начавшийся процесс организационного обособления законодательной ветви власти, внедрения в законотворческий процесс демократических начал и постепенного изменения на конституционных принципах содержания законодательства, объективно способствовал расширению арсенала технических средств законотворчества.

3. Существенным образом изменился сам характер законотворческой процедуры, которая начинает рассматриваться как необходимое условие эффективной законодательной работы, рациональных законодательных решений,, а также как важная процессуальная гарантия прав участников этого процесса.

4. Изменение содержания нашло отражение в структурной организации законодательных актов, которая приобретала все большее своеобразие по сравнению с актами органов исполнительной власти. Проявилась тенденция к единообразному оформлению их композиции, преодолению непоследовательности в изложении нормативного материала. Одним из сдерживающих факторов этого процесса выступал сохраненный правительством «кодификационный» порядок разработки законодательства, в соответствии с которым новый закон подлежал включению в Свод законов Российской империи, где очень часто нормы оказывались в его разных частях. Это изначально лишало составителей законопроектов стимула работать над совершенствованием их структуры.

5. Работа Редакционной комиссии Государственной Думы, а также разработка и использование в повседневной практике депутатов. «Правил изложения законопроектов» способствовали единообразному языковому и стилистическому оформлению законодательных актов, постепенному преодолению их основных недостатков. — многословности и неточности выражений.

6. В результате законотворческой деятельности Государственной Думы впервые из всего многообразия нормативно-правовых актов выделяется в качестве самостоятельной группа законов. Четкое закрепление их формальных критериев объективно способствовало установлению иерархических связей между различными нормативно-правовыми актами, выстраиванию их в определенную систему и позволяло тем самым решить в перспективе насущную юридико-техническую задачу — систематизировать отечественное законодательство. Однако организационное несовершенство этой деятельности и главное — сознательное блокирование правительством внедрения в законодательство конституционных принципов, не позволили Государственной Думе добиться успеха в этой области.

7. Законотворческая деятельность Государственной Думы выявила неподготовленность большинства ее депутатов к законотворческой деятельности и поставила в повестку дня задачу подготовки специалистов в области законодательной техники, а также создания специализированного постоянно действующего научного учреждения, занимающегося проблемами юридической техники.

8. С началом законотворческой работы парламента резко увеличилось количество юридико-технических вопросов, ставших предметом обсуждения в юридической научной литературе. Накопленный в ходе законотворческой деятельности Государственной Думы эмпирический материал являлся необходимой предпосылкой для построения научных обобщений и дальнейшего развития отечественной теории юридической техники.

9. В ходе законотворческой деятельности Государственной: Думы наметилась тенденция к преодолению имевшегося разрыва между довольно высоким уровнем научных разработок вопросов юридической техники и законотворческой практикой. Одним из ее проявлений являлись принятые особым совещанием из старших чинов Государственной Канцелярии и Канцелярии Государственной Думы

Правила изложения законопроектов», в содержании которых опыт разработчиков законов осмысливался через призму научных выводов. Незавершенность этого процесса проявилась в непоследовательности содержания отдельных правил. Теоретическое и практическое значение работы Содержащиеся в диссертации теоретические выводы могут быть использованы в дальнейшем научном исследовании вопросов юридической техники, создании учебных, справочных и методических пособий по этой проблематике, а также в преподавательской деятельности — при чтении лекций, спецкурсов, проведении спецсеминаров. В диссертации сформулированы выводы, которые могут. способствовать совершенствованию законотворческой деятельности представительных учреждений.

Апробация результатов исследования

Диссертации обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры теории и истории -государства и права Российского университета дружбы народов. Различные аспекты исследования докладывались на Всероссийской научно-практической конференции «Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы» (Тула, 2000 г.), на Всероссийском научном форуме «Новый университет: классика и современность» (Тула, 2002 г.), на Международной конференции «Проблемы истории государственного управления: государственный аппарат и реформы в России (к 200-летию министерской системы управления в России)» (Санкт-Петербург, 2002; г.), на Международной научно-практической конференции «Россия на пути5 к демократии и устойчивому развитию: характер общества и его способность к модернизации» (Тула, 2003 г.), а также на Международной научной конференции «Современная наука и проблемы выбора жизненной стратегии человечества» (Тула, 2003 г).

Структура и объем диссертации подчинены логике исследования и определяются поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, а также списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Теория и история права и государства; история правовых учений", Кочеткова, Ирина Вячеславовна

на выводы отечественной юриспруденции, хорошо знавшей проблемы систематизаторов законодательства.

Само учение о способах упорядочения законодательства в эти годы получило дальнейшее развитие. Действительно, деятельность представительного учреждения заставляла переосмыслить задачи, связанные с систематизацией отечественного законодательства на новом этапе исторического развития. Напомним, что в доконституционный период представители юридической науки доказывали необходимость проведения в стране масштабных кодификационных работ. Однако первые результаты деятельности парламента внесли коррективы в обсуждаемый вопрос.

Исследователи обратили внимание на то, что в новых условиях начался процесс изменения характера законодательства. По замечанию И.В. Гессена, в нем появились новые отправные точки, опираясь на которые, «Россия должна была перейти в новое здание государственности, превратиться в правовое государство»235. С другой стороны, как показывал анализ Основных государственных законов, эти изменения происходили достаточно медленно, так как государство с трудом отказывалось от старых принципов. Причем, вектор дальнейшего развития общества и государства четко не просматривался.

Исследователи пришли к выводу, что кодификация законодательства может быть с успехом выполнена не во всякое время и не при всяком состоянии страны. Будучи отражением жизни, право становится ясным и устойчивым в условиях стабильного развития, когда господствует или определенно устанавливается прочный порядок быта. Отечественный правовед А.Е. Яновский совершенно обоснованно заметил: «Эпохи переходные, поэтому, меньше всего пригодны для кодификации, так как борьба отживающих и новых принципов препятствует ясному проведению

235 Там же. Ст. 2346. тех или иных из них в кодификации»236. Совершенно прав был ученый, указав, что «ясность же общих руководящих идей и принципов кодекса зависят не столько от умения их формулировать, сколько от устойчивости самих регулируемых кодексом жизненных отношений и выясненности тех

237 юридических идеалов, к достижению которых стремится кодекс» .

Отказ от идеи немедленной кодификации отечественного законодательства, позволил сосредоточить внимание ученых на других способах его упорядочения, прежде всего, инкорпорации законодательства. Это, в свою очередь, способствовало установлению более четкого различия между этими видами систематизации законодательства, и разрешению 4 существовавшего теоретического спора. В XIX в., как известно, вся деятельность по упорядочению законодательства именовалась кодификационной.

Как ни удивительно, но продвижению вперед в решении этой теоретической задачи исследователи во многом «обязаны» позиции правительства, которую оно заняло в вопросах систематизации после 1906 г.

Оно не разделяло оптимизма представителей юриспруденции относительно возможности привлечения к этой деятельности нового участника законодательного процесса — Государственной Думы. Правительство не рассматривало Думу как орган, созданный всерьез и надолго, а потому, где только возможно, ограничивало ее права, и в данном случае не спешило передать парламенту соответствующие полномочия. Еще до начала работы Государственной Думы был утвержден порядок, в соответствии с которым, работа по упорядочению законодательства вручалась сразу нескольким учреждениям: Особому отделению Государственной канцелярии (по изданию Свода законов), департаментам Сената, Государственному Совету, Совету министров и отдельным

236 См.: Яновский А.Е. Кодификация // Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. СПб., 1895. Т. XV а. С. 537. министерствам и управлениям. Руководство же этой работой поручалось г Сенату. Таким образом, изначально Государственная Дума была лишена полноценной возможности заниматься указанной деятельностью, что в свою очередь, не могло не отразиться на ее непосредственных обязанностях и качестве разрабатываемых законопроектов. Отметим, что упреки в адрес Думы о недостаточной согласованности новых установлений с прежними стали раздаваться практически сразу238.

Укажем также, что правительство оставило в силе существовавший прежде «кодификационный» порядок переработки вновь принятого законодательства. Фактически это означало, что, как и в России самодержавной, систематизация законодательства будет осуществляться не в законодательном, а в административном порядке, который прежде находил известное оправдание в том, что понятие «кодификация» употреблялось не в теоретическом его значении, но скорее в смысле простой инкорпорации.

Предвидя возможные возражения со стороны правоведов, правительство утвердило следующее правило: «В тех случаях, когда при изготовлении нового издания Свода законов или при внесении в него новых узаконений встретятся вопросы, которые не могут быть разрешены, порядком кодификацонным, а также когда при этом обнаружится неполнота или

Mr непоследовательность действующего закона, Государственный Секретарь или Министр, до ведомства которого предмет относится, входит с представлением о разъяснении, изменении или дополнении подлежащих статей Свода или других узаконений» (Учр. Гос. Сов. Ст. 121). Правительство полагало, что при его соблюдении «кодификационный порядок» не будет выходить за пределы простой инкорпорации.

237 Там же. С. 537.

234 См.: Коллизия закона с административным распоряжением// Право. 1907. № 8; И.В. Гессен. Обновленный строй и кодификация // Право. 1909. № 10; Гойхбарг А. Коллизия новых и старых законов в связи с предстоящей реформой наследования женщин // Право. 1910. № 11,12; Гойхбарг А. Ссылки на статьи законов в новых узаконениях // Право. 1913. № 7 и др.

Однако, по мнению представителей юридической науки, и при такой ограниченной задаче административный процесс представлял серьезную опасность для сохранения в стране правового строя. Дискуссия о недостатках «кодификационного порядка» имевшая место еще во второй половине XIX века, разгорелась с новой силой.

А.И. Елистратов обращал внимание на то, что, вводя в Свод то или другое новое законодательное положение, кодификатор, как бы бережно он ни относился к его внутреннему содержанию, неизбежно посягал на его целостность, ибо вынужден был искусственно раздроблять закон по традиционным рубрикам Свода239. Неудобство такого порядка обнаружилось еще в доконституционный период. Исследователи не раз обращали внимание на то, что после такого дробления отдельные части законодательных установлений в Своде законов нередко попадали в соседство со статьями, с которыми они часто не имели, по внутреннему своему содержанию, ничего или очень мало общего. Между тем такое соседство давало повод к новому систематическому толкованию, которое могло привести к самым неожиданным и нелепым выводам.

Сохранение этого правила в период реформ еще более усугубляло ситуацию. Причем, чем более коренной реформой старого законодательства являлся новый закон, тем в более несвойственное положение он попадал в процессе «кодификационной» переработки. Нередко возникали, ситуации, когда крупные законодательные акты после кодификации помещались не в основном тексте, а в приложениях и даже примечаниях к отдельным статьям Свода законов. Так, например, основное правило узаконений от 24 ноября 1905 г. и 26 апреля 1906 г. об отмене предварительной цензуры было втиснуто в примечание 3 к ст. 2 Устава о цензуре и печати (по Продолжению

239 См.: Елистратов А.И. Основные начала административного права / Российское полицейское (административное) право: Конец XIX - начало XX века: Хрестоматия / Сост. Ю.Н. Старилов. Воронеж, 1999. С. 439.

1906 г. и по Сводному Продолжению 1912 г.), декретирующей учреждение цензуры.

Если прежде кодификационный порядок страдал отдельными издержками, то в новых исторических условиях он стал вовсе неприемлем. Это убедительно доказал председатель I Государственной Думы С.А. Муромцев, который мог судить об этом не понаслышке. Он прямо заявлял, что переработка законов, именуемая на нашем официальном языке «кодификацией», не совмещается с требованиями конституционного режима.

Ученый напоминал, что закон теперь — это «продукт деятельности конституционных установлений» и «представляет собой самодовлеющее целое», то есть обладает своими индивидуальными чертами, которые отличают его от других нормативно-правовых актов. «Такими чертами закона, - писал он, - являются: дата его появления, присвоенное ему особое заглавие, подразделение на части и их подзаголовками, наконец — установленная в законе последовательность его статей. Все это, вместе взятое, определяет не только внешнюю физиономию закона, но часто — его дух, вложенный в него смысл, его отношение к другим законам»240. Логика рассуждения приводила его к следующим выводам: «Если законодательная власть, в лице представляющих ее конституционных установлений, данный закон рассмотрела, одобрила, утвердила и обнародовала, если, при этом, она присвоила ему известное наименование и вложила в него известные слова, знаки препинания и нумерацию, т.е. известную последовательность и известное внешнее соотношение отдельных статей между собой, то, спрашивается, на каком же основании можно допустить, чтобы какое-либо -иное установление могло посягнуть на установленный внешний вид закона без согласия на то всех тех законодательных установлений, которые в

240 Муромцев С.А. Предстоящее сокращение «кодификационной» разработки текущего законодательства // Право. 1907. № 37. Ст. 2381. творении закона участвовали?»241 Однако больше всего опасений у ученого вызывал тот факт, что с изменением внешнего вида законов, всегда связывается опасность посягательства и на его действительную силу и значение.

Позицию С.А. Муромцева разделял И.В: Гессен, который считал, что в Свод нельзя включать законы еще и потому, что в нем они растворятся среди нормативных актов управления, и, следовательно, сделают невозможным установление иерархических связей между нормами различной юридической силы.

В связи с этим все большую актуальность приобретал вопрос о дальнейшей судьбе Свода законов242. Профессор С.А. Муромцев полагал, что Свод законов, оставаясь выразителем итогов старого законодательного творчества, должен остановиться в своем росте . Эту идею отстаивал и И.В. Гессен, хотя и считал, что реализация этого предложения на практике может вызвать определенные сложности244.

Основания для опасений действительно имелись. М. Горенберг, например, признавая, что «самый факт издания этих основных законов произвел уже изменения в институтах нашего публичного права и отразился на содержании прежде изданных законов», тем не менее, не соглашался с аргументами С.А. Муромцева. Свою позицию он обосновывал следующим образом: «Работу, которую производят в настоящее время кодификаторы нашего Свода законов, несомненно, пришлось производить каждому из учреждений и лиц, применяющих эти законы, и каждому из частных лиц,

241 Там же. Ст. 2382.

242 Впервые он был поставлен еще в 1862 г. главноуправляющим II Отделения графом М.А. Крфом, который внес в Совет Министров предложение о прекращении дальнейшего издания продолжений к Своду, считая их совершенно несовместимыми с развитием судебного толкования законов, после осуществления готовившейся тогда судебной реформы. Предложение М.А. Корфа не встретило сочувствия в правящих кругах // См.: Лозина-Лозинский М.А. Кодификация законов по русскому государственному праву // Журнал министерства юстиции. 1897. № 5. С. 166.

243 См.: Муромцев С.А. Предстоящее сокращение «кодификационной» разработки текущего законодательства//Право. 1907. № 37. Ст. 2380.

244 См.: Гессен И.В. Конституционное законодательство // Право. 1909. № 45. Ст. 2419. приходящим по тем или другим поводам в соприкосновение с правом, если бы эта работа не была выполнена кодификационным порядком. Определение в данный момент того, какой из законов действует, изменен, дополнен или отменен в обширной стране с огромным количеством разнообразных законов, которых ближайшее будущее потребует, вероятно, еще в большем количестве - есть задача, которую наличные научные силы без помощи государства не в состоянии были бы выполнить» . Исследователь вполне резонно указывал на то, что многое из того, чем занимаются кодификаторы (например, «разнесение» статей нового закона по разным местам Свода) пришлось бы, при отсутствии кодификационных изданий проделывать умственно всякому применяющему законы — задача для отдельных лиц и учреждений совершенно непосильная! М. Горенберг делал вывод: «.как ни несовершенна кодификационная работа' единого центрального учреждения, но она по своим качествам лучше той «кодификации», которую ad hoc производили бы наши многочисленные центральные и местные учреждения при применении того или другого постановления закона на практике»246.

Однако С.А. Муромцев и не предлагал немедленно отказаться от использования Свода законов. Он говорил, как и многие другие лишь о том, что Свод в своем развитии должен остановиться. Ученый писал: «По мере издания новых законов Свод будет утрачивать свою силу то в той, то в другой его части; постепенно из него будут вычеркиваться то те, то другие статьи. Или даже - целые главы и разделы. Он будет, таким образом, сокращаться в своих размерах. Для удобства пользования потребуется, может быть, новое издание Свода в его сокращенном виде. Но и при этом новом издании «Свод» вовсе не коснется законоположений, которые имеют возникнуть послй заключительного упорядочения его, остановившегося. на

245 Горенберг M. К вопросу о контрассигнатуре и ответственности министров // Право. 1907. № 44. Ст. 2811.

246 Там же. Ст. 2811.

1 июля 1906 года»247. По нашему мнению, это была взвешенная позиция, вполне адекватная сложившимся условиям.

Разгоревшаяся дискуссия поставила вопрос и о судьбе других сборников, в которых публиковались нормативно-правовые акты. Так, М.А. Лозина-Лозинский ставил под сомнение дальнейшее издание не только Свода, но и Полного Собрания законов. Он писал: «.если в этом сборнике оглашаются документы уже общеизвестные, за исключением единичных узаконений, оставшихся необнародованными, но признанных особо важными, то можно смело сказать, что та же цель — оглашение необнародованных, но важных актов государственной власти — может быть достигнута иным путем гораздо лучше и с несравненно меньшей затратой средств» . А.И. Елистратов был менее категоричен в отношении судьбы Полного Собрания законов, но также не разделял оптимизма правительства в

249 отношении дальнейшего издания Свода законов .

В ходе полемики возникла необходимость более четко определить статус издания, в котором должны публиковаться принятые

Государственной Думой и утвержденные императором законы, так как «опубликование есть один из существенных моментов в самом издании закона». Таким органом с 1863 г. являлось «Собрание узаконений и распоряжений правительства». Однако после 1906 г. название печатного издания, по мнению правоведов, не вполне соответствовало его содержанию. Встал вопрос о необходимости как минимум «разделить Собрание Узаконений на две части, печатая в первой законы, а во второй всё

247 Муромцев С.А. Предстоящее сокращение «кодификационной» разработки текущего законодательства // Право. 1907. № 37. Ст.'гЗвО.

24 Лозина-Лозинский M.A. Кодификация законов по русскому государственному праву // Журнал министерства юстиции. 1897. №5. С. 165.

249 См.: Елистратов А.И. Основные начала административного права / Российское полицейское (административное) право: Конец XIX - начало XX века: Хрестоматия / Сост. Ю.Н. Старилов. Воронеж, 1999. С. 439. неимеющее силы закона, или даже выделить последнее в Сенатские

250

Ведомости, Правительственный Вестник или иное официальное издание» .

Скорейшего разрешения требовало и другое обнаружившееся противоречие. Так, несмотря на то, что в соответствии с законодательством официальным изданием для опубликования законов было признано «Собрание узаконений и распоряжений правительства», обиходным руководством для массы граждан и для администрации продолжал оставаться Свод законов, ибо по «правилам о приведении и указании законов при производстве дел», «не только присутственные места, но и частные лица, по делам их, в правительственных и судебных местах производящимся, обязаны следовать общему правилу о приведении законов по действующему Своду» (приложение к ст. 65 (прим.) Учр. Сенат.). Правило это после начала законотворческой деятельности Думы никто отменять не собирался. И это, не смотря на то, что между нормами, размещенными в Своде и опубликованными в Собрании узаконений, нередко возникали противоречия. Правоведы единодушно высказывались за применение текста Высочайше утвержденного, правительство, не желая уступать, держалось за старые правила.

Более того, создавалось впечатление, что пока ученые спорили о судьбе Свода и кодификационного порядка, правительство пыталось как можно быстрее втиснуть новые законодательные установления в Свод законов. На это обстоятельство обратил внимание И.В. Гессен, который писал: «Со времени издания Основных законов Государственная канцелярия выпустила в свет Сводное продолжение 1906 г., и очередное продолжение 1908 и 1909 гг., на днях официально было сообщено, что приступили уже к составлению нового очередного продолжения за 1910 г., между тем как

250 См.: Лозина-Лозинский M.A. Кодификация законов по русскому государственному праву // Журнал министерства юстиции. 1897. № 5. С. 163.

ЧС1 раньше продолжения появлялись с промежутками в пять и более лет» . Но эта энергичная деятельность не радует исследователя, так как «при составлении продолжений вопроса о реформе не возникает, и господа кодификаторы не видят препятствий к тому, чтобы новое вино вливать в

252 старые меха» . Вывод И.В. Гессена не утешителен: отмеченная энергичная деятельность, увеличивает и без того превосходящую всякую меру громоздкость Свода, и только обостряет то безнадежное хаотическое положение, в котором уже давно находится кодификация .

И.В. Гессен обратил внимание не только на то, как кодифицировали право после 1906 г., но и что приходилось кодифицировать. Он писал: «Не в том еще вся беда, что количественно настоящие законы составляют незначительную крупицу сравнительно с актами верховного управления в, этом Своде законов, а в том главная беда, что и качественное отношение между этими двумя родами актов совершенно такое же. Если посмотреть это самое продолжение (имеется в виду Продолжение 1906 г. - И.К.), то сразу станет видно, что едва ли не самый важный из законов, рассмотренных Государственной Думой, это введение целого ряда сыскных отделений»254. Между тем, по мнению ученого, в новую эпоху кроме выделения формальных критериев закона, появилась возможность сформулировать более четкие представления о понятии закона в материальном смысле. «Понятие закона в материальном смысле до сих пор считается еще не установленным в науке. Однако все признают, что имеются такие области, которые не возбуждают в этом отношении никаких сомнений с точки зрения того, входят ли они в компетенцию законодательного порядка или порядка законодательного управления. Едва ли нужно доказывать, что все перечисленные вопросы об ограничениях в правах, например, непременно I

251 Гессен И.В. Новый образчик кодификации // Право. 1910. № 45. Ст. 2679.

252 Там же. Ст. 2679.

251 Там же. Ст. 2679.

254 Гессен И.В. Конституционное законодательство // Право. 1909. № 45. Ст. 2416. входят в компетенцию закона, а не верховного управления, которое не может устанавливать ограничения в правах, не установленные в законе»255.

Таким образом, серьезные препятствия юридико-технического характера, сдерживавшие в самодержавной России процесс создания согласованной системы законодательства, во многом в процессе деятельности парламента были преодолены. Тем не менее, перевести решение проблемы систематизации отечественного законодательства из области теоретической5 в практическую - не удалось. Непреодолимым препятствием явились причины политического порядка. Правительство совершенно сознательно сохраняло старый кодификационный порядок, потому что и не ставило перед собой задачи сломать старую систему законодательства, внешним выражением которой и являлся Свод законов. Поэтому оно сделало все, чтобы отстранить Государственную Думу от осуществления задачи, составлявшей не только ее право, но и непосредственную обязанность. К слову сказать, Государственная Дума, которая от созыва к созыву все более утрачивала свой представительный характер, и не прилагала больших усилий,, чтобы исправить сложившееся положение.

Оценивая деятельность Государственной Думы И.В. Гессен пророчески заметил: «. основные задачи переживаемой эпохи не в этой сфере мелких, хотя и насущных нужд. Осуществление политической свободы, реформа местного самоуправления и местного суда, вступление на путь экономических реформ — вот программа, общая решительно всем политическим партиям, которые желают стоять на конституционной почве. Во всех этих областях запросы тех или других. политических групп могут быть очень различны. Одно из двух: или надо пытаться силами существующего ' несовершенного, одностороннего народного представительства сдвинуть Россию с той мертвой точки, на которой она

255 Гессен И.В. Там же. Ст. 2417. застыла, или же помириться с неизбежностью новых потрясений в более или менее близком будущем»256.

К сожалению, ни правительство, ни Государственная Дума, к призыву ученых не прислушались. Время, отведенное историей на стабилизацию общественных отношений с помощью правовых средств, было упущено. Сползание России к новой революции становилось лишь делом времени. к

156 Гессен И.В. Конституционное законодательство // Право. 1909. № 45. Ст. 2809.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

Законодательная деятельность Государственной Думы Российской империи (1906 - 1917 гг.) явилась качественно новым явлением в истории российского права. При всей усеченности российской демократии того времени учреждение в системе законодательных органов органа народного представительства обусловило появление комплекса, новых юридико-технических явлений, отсутствовавших ранее в российском праве. Это, в частности, законодательный процесс, протекающий в условиях открытости и гласности, возможности сопоставления различных - позиций. Это, далее, появление в системе источников российского права закона в формально-юридическом смысле, что обусловило актуализацию юридико-технических проблем законотворчества и совершенствования структуры российского права.

Юридико-технические аспекты думского законотворчества можно понять лишь сквозь призму историко-культурного подхода к проблеме. В силу исторических особенностей Россия отставала по уровню развития от стран Западной Европы, где представительные учреждения существовали уже длительное время. Поэтому, создание и деятельность собственного парламента предполагала необходимость использования- практического опыта и теоретических наработок передовых стран в этой области. Вместе с тем, в пореформенной России шел процесс активизации правовых исследований, в том числе в области юридической техники. К моменту создания Государственной Думы ситуацию отличало явное несоответствие между техникой правотворчества, сложившейся в условиях самодержавного строя, и достаточно высоким уровнем научных исследований в сфере юридической техники. Оно отражало противоречия между двумя тенденциями в общественной жизни России: тенденции к ее демократизации и тенденции к недопущению демократизации. Сквозь призму этого противоречия и следует рассматривать законотворческую деятельность Государственной Думы, ее юридико-технические аспекты.

Оно проявилось, прежде всего, в характере законодательной процедуры. Положительно оценивая факт ее существования, следует признать при этом ее серьезную ограниченность с точки зрения возможности выражения воли различных слоев общества, а также воздействия на позицию правительства. Вместе с тем, как существенное достижение следует рассматривать принятие правил законодательного процесса, изложенных в «Учреждении Государственной Думы» 1906 г. и «Наказе Государственной Думы». В результате,, впервые в истории России были законодательно закреплены и гарантированы права участников законодательного процесса.

Появление в системе источников права России закона в формальном смысле поставило в повестку дня вопрос о его юридико-технической характеристике. Дума, с одной стороны, вынуждена была преодолевать инерцию старых подходов к этому вопросу, с другой, нарабатывать и закреплять новый парламентский опыт в этой области. «Правила изложения законопроектов» 1913 г. явились обобщением, с одной стороны, этого опыта, с другой, научных исследований в сфере юридической техники.

Законотворчество в условиях народного представительства вскрыло серьезные проблемы, существовавшие в сфере языка законодательства. Они коренились в низком уровне культуры российского общества, значительных заимствованиях иностранных терминов, косности, многословии и: т.д. С одной стороны, работа Думы в этой области в известной мере воспроизводила эти недостатки, с другой стороны,, здесь также можно отметить известные положительные тенденции (создание Редакционной комиссии Думы' активизация научных исследований по проблемам языка законотворчества и т.д.).

Деятельность Думы обнаружила явную несовместимость принимаемых ею законов с кодификационным порядком их размещения в Своде законов Российской империи, сложившимся еще в 30-х гг. XIX в. Логика развития парламентского законотворчества требовала его ликвидации. Однако направленные на это усилия Думы, а также научной общественности, сталкивались с сопротивлением правительства, сознательно консервировавшего старые порядки. Поэтому попытки Государственной Думы осуществить систематизацию российского законодательства на новой основе остались нереализованными.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Кочеткова, Ирина Вячеславовна, 2004 год

1. Именной указ от 19 декабря 1699 г. «О писании впредь генваря с 1 числа 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от сотворения мира» // ПСЗ. Собр. 1. Т. III. 1689 1699. № 1735.

2. Указ от 15 февраля 1717 г. «Об означении во всяких бумагах года, месяца и числа» // ПСЗ. Собр. 1. Т. V. 1713 1719. № 3068.

3. Генеральный регламент. Гл. 4 «О исполнении указов» // ПСЗ. Собр. 1. Т. VI. 1720 -1722. №3534.

4. Сенатский указ от 21 января 1726 г. «О порядке хранения вотчинных дел в Государственном архиве и о переписке столбцов Вотчинной коллегии в тетради» // ПСЗ. Собр. 1. Т. VII. 1732 1727. № 4823.

5. Закон от 11 апреля 1909 г. «О дополнительном отпуске из государственного казначейства средств на содержание Московского промышленного в память 25-летия царствования Императора Александра II училища и низших механико-технических училищ:

6. Закон от 11 апреля 1909 г. «Об отпуске из государственного казначейства средств на наем помещения для Уральского горного училища» // Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1909. № 57. Ст. 455.

7. Правила от 20 апреля 1909 г. «О < порядке передачи дел и книг из Каменец-Подольского окружного суда в Винницкий окружной суд по местностям, подведомственным сему последнему суду» // Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1909. № 61. Ст. 502.

8. Закон от 11 апреля 1909 г. «Об учреждении окружного суда в городе Виннице, Подольской губернии, и о сокращении штата Каменец

9. Свод законов Российской империи. Издание 1910 г. СПб., б.г.

10. Положение «О порядке заготовления в военное время необходимых для Министерства Путей Сообщения предметов верхнего строения пути» // Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1915. № 126. Ст. 986.

11. Правила изложения законопроектов. СПб., 1913.1. Монографии и статьи:

12. Абрамова А.И. Опубликование нормативно-правовых актов: информационно-правовой аспект // Журнал российского права. 1998. № 10/11.

13. Абрашкевич М.М. Курс законоведения, читанный в Санкт-Петербургском Александровском институте в 1912 1913 учебном году. Б.м. и г.

14. Александров Г. Язык служебных документов // Социалистическая законность. 1948. № 4.

15. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. Гл. 37: Юридическая техника.

16. Антология мировой правовой мысли в пяти томах. М., 1999. Т. 4.

17. Аренберг Г.И. К вопросу о юридической терминологии: методические материалы. М. ВЮЗИ, 1949.

18. Астрахан Е.И. Вопросы законодательной техники (по материалам законодательства о труде и социальном обеспечении) // Ученые записки ВНИИ СЗ. М., 1969. Вып. 16. С. 3 24.

19. Башмаков А.А. Законодательная техника и народное право // Журнал министерства юстиции. 1904. № 2.

20. Бердников Г.В. Преамбула закона: политико-правовая природа и регулятивное значение // Журнал российского права. 1997. № 8.

21. Блудов Д.Н. Общая объяснительная записка к проекту нового Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. СПб., 1844.

22. Богинич В.В. О технических терминах в законодательстве. СПб., 1890. 1 б.Боиович М.М. Члены Государственной Думы. Четвертый созыв. М.,1913.

23. Брауде ИЛ. Вопросы законодательной техники // Советское государство и право. 1957. № 8.

24. Брауде И.Л. Очерки законодательной техники. М., 1958.

25. Будкевич Ф.П. Новая система гражданского права и план гражданского уложения. Проект изменений в процессуальном праве Ф.П. Будкевича. Варшава, 1898.

26. Будкевич Ф.П. Гражданское уложение. Система и планы кодификации законов. Варшава, 1905.

27. Буткевич Т.И. Как Государственная Дума разрешала аграрный вопрос? Харьков, 1906.

28. Васильев A.M. Правовые категории. (Методологические аспекты разработки системы категорий теории права). М., 1976.

29. Васьков JT.T., Волков Ю.Е. О точности и определенности формулирования правовых норм // Вопросы кодификации советского законодательства. Саратов, 1957. С. 23 — 34.

30. Васьковский Е.В. Цивилистическая методология. Одесса, 1901. Ч. 1. Учение о толковании и применении гражданских законов.

31. Васьковский Е.В. Задачи по русскому гражданскому процессу. Пособие для практических занятий. Одесса, 1907.

32. Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов для начинающих юристов. М., 1913.

33. Верховский П. Литературные формы и стиль советских законодательных актов // Власть Советов. 1929. №13.

34. Винавер А. М.Законодательная техника // Право и жизнь. 1926. № 2-3.

35. Винавер М.М. Кодификация и толкование // Вестник права. СПб., 1904. Февраль.

36. Винавер М.М. Конфликты в первой Думе. СПб., 1907.

37. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995.

38. Власенко Н.А. Основы законодательной техники: Практическое руководство. Иркутск, 1995.

39. Власенко Н.А. Язык права. Иркутск, 1997.

40. Воеводин JI.B. Юридическая техника в конституционном праве // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1997. № 3.

41. Вольман И.В. Кодификационная ошибка // Право. 1913. № 18.

42. Вышевянский С. Юридический анализ государственного языка // Право. 1913. №5.

43. Галкин В.М. Проблемы уголовно-законодательной техники // Проблемы совершенствования советского законодательства. 1980. № 8. С. 170-182.

44. Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. СПб., 1911. Т. 1.

45. Генри М; Роберт. Правила парламентской процедуры. Вашингтон, 1992.

46. Гессен И. В. Обновленный строй и кодификация // Право. 1909. № 10.

47. Гессен И. В. Конституционное законодательство // Право. 1909. № 44 — 45.

48. Ганелин Р.Ш. Российское самодержавие в 1905 году. СПб, 1991.

49. Ганфман М.И. Закон и циркуляр // Право. 1910. № 44.

50. Гойхбарг А. Коллизия новых и старых законов в связи с предстоящей реформой наследования женщин // Право. 1910. № 11,12.

51. Гойхбарг А. Ссылки на статьи законов в новых узаконениях // Право. 1913. №7.

52. Гойхбарг А. Еще о технике новых законов // Право. 1913. № 23.

53. Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. СПб., 1894.

54. Горенберг М. К вопросу о контрассигнатуре и ответственности министров // Право. 1907. № 44.

55. Горин А.Г. Юридические общества дореволюционной России // Советское государство и право. 1989. № 7.

56. Горюшкин З.А. Руководство к познанию российского законоискусства. Т. 1.М., 1811.

57. Государственная Дума. Указатель к стенографическим отчетам. Созыв второй. 1907 г. СПб., 1907.

58. Государственная Дума. Обзор деятельности отделов и комиссий. Третий созыв. Сессия III. 1909 1910 гг. СПб., 1910.

59. Государственная Дума. Обзор деятельности комиссий и отделов. Созыв IV. Сессия I. 1912 1913. СПб., 1913.

60. Государственная Дума. Созыв IV. Обзор деятельности комиссий и отделов. Сессия II. 1913 1914. СПб., 1914.

61. Гродзинский М.М. Законодательная техника и Уголовный кодекс // Вестник советской юстиции. 1928. № 19; № 20.

62. Гродзинский М. Об усовершенствовании законодательной техники // Социалистическая законность. 1957. № 1.

63. Гронский П. Совет старшин // Право. 1910. № 4, 5.

64. Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988.

65. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1999.

66. Даль В. Толковый словарь живого русского языка. М., 1956.

67. Денежное довольствие членов Государственной Думы. Личное положение членов Государственной Думы. СПб., 1912.

68. Дембо Л.И. Проблема кодификации советского права // Вестник Ленинградского университета. 1974. № 4.

69. Демин В:А. Государственная Дума России (1906 1917): механизм функционирования. М., 1996.

70. Дмитриев Ю.А., Черкашин Е.Ю. Законодательные органы России от Новгородского веча до Федерального Собрания: (Сложный путь от патриархальной традиции к цивилизации). М., 1995.

71. Документы и материалы международной научно-практической конференции «Законодательная и представительная власть: история исовременность» (к 95-летию начала работы I Государственной Думы России). М., 2001.

72. Дормидонтов Г.О. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. Казань, 1895.

73. Дрейшев Б.В. Некоторые особенности экспериментального правотворческого процесса//Правоведение. 1969. № 1.

74. Друцкий С.А. Статья 87 основных законов // Право. 1907. № 40.

75. Дыновский К. Задачи цивилистического образования и значение его для гражданского правосудия. Одесса, 1896.

76. Дякин B.C. Буржуазия, дворянство и царизм в 1911 — 1914 гг. JL, 1988.

77. Дякин B.C. Чрезвычайно-указное законодательство в России (1906 — 1914) // Вспомогательные исторические дисциплины. Выпуск VII., 1976.

78. Езерский Н. Государственная Дума первого созыва. Пенза, 1907.

79. Елистратов А.И. Основные начала административного права / Российское полицейское (административное) право: Конец начало века: Хрестоматия / Сост. Ю.Н. Старилов. Воронеж, 1999.

80. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983.

81. Жени Ф. Законодательная техника в современных гражданско-правовых кодификациях // Журнал министерства юстиции. 1906. № 9.

82. Жижиленко А. О безответственности народных представителей. Ярославль, 1909.

83. Жинульяк С. О кодификации и ее влиянии на законодательство и на науку права // Юридический вестник. 1876. Кн. 3 — 9.80.3айончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978.

84. Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998.

85. Законодательная техника / Под ред. Д.А. Керимова. JL, 1965.

86. Законодательная техника: Научно-практическое пособие. М., 2000. 84.3аконодательная техника в США (на федеральном уровне и в штатах):

87. Обзорная информация. М., 1982. Вып. 194. 85.3аконодательство Петра 17 Клеандрова В.М., Колобов Б.В., Кутьина

88. Иванов В.Н. Законодательная техника и новое уголовное законодательство СССР // Советское государство и право. 1959. № 9.

89. Иванов П.И. О знаках, заменяющих подписи в Древней Руси. СПб., 1859.

90. Ивановский В.В. Учебник административного права / Российское полицейское (административное) право: Конец XIX начало XX века: Хрестоматия / Составитель Ю.Н. Старилов. Воронеж, 1999.

91. ИерингР. Юридическая техника. СПб., 1906.

92. Ильберт К. Техника английского законодательства // Журнал министерства юстиции. 1906. № 9.

93. Ильинский Н. Язык закона (о необходимости реформы юридического языка) // Советское строительство. 1927. № 8 — 9.

94. Калмыков П.Д. О символизме права вообще и русского в особенности. СПб., 1839.'

95. Каминка А.И. Сила Свода законов // Право. 1908. № 1.

96. Каминка А.И. Новые издания Свода законов // Право. 1908. № 10.

97. Каминка А.И. Подлежит ли призвание членов Государственного Совета ежегодному возобновлению //Право. 1908. № 1:

98. Карасевич П.Л. О значении науки права и ее главных задачах // Юридический вестник. 1876. №10-11.

99. Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и технология (к вопросу о соотношении). Проблемы юридической техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. — Нижний Новгород, 2000.

100. Катков В.Д. К анализу основных понятий юриспруденции. Харьков, 1903.

101. Катков В.Д. Реформированная общим языковедением логика и юриспруденция. Одесса, 1913.

102. Кашанина Т.В. Правовые понятия как средство выражения содержания права// Советское государство и право. 1981. № 1.

103. Керимов Д.А. Понятие законодательной техники // Вопросы кодификации современного права. Л., 1953. Вып. 2.

104. Керимов Д.А. Кодификация и законодательная техника. М. 1962.

105. Керимов Д.А. Законодательная техника / Научно-методическое и учебное пособие. М., 1998.

106. Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. М., 1991.

107. Кирьянов И.К., Лукьянов М.Н. Парламент самодержавной России: Государственная Дума и ее депутаты, 1906 1917. Пермь, 1995.

108. Кистяковский Б.А. Право как социальное явление // Вопросы права. М., 1911. Кн. VIII.

109. Кистяковский Б. А. Философия и социология права / Сост., примеч., указ. В.В. Сапова. СПб., 1999.

110. Ключевский В.О. Курс русской истории // Ключевский В.О. Сочинения. М., 1958. Т. 4.

111. Ковалевский М. Действительная природа Государственной Думы. Харьков, 1905.

112. Ковалев М.И. О технике уголовного законодательства // Правоведение. 1962. №3.

113. Ковачев Д.А. Механизм правотворчества социалистического государства. Вопросы теории. М., 1977.

114. Ковачев Д.А. О понятии законодательной техники // Ученые записки ВНИИ СЗ. М., 1969. Вып. 18.

115. Коллизия закона с административным распоряжением // Право. 1907. №8.

116. Конституционализм: исторический путь России к либеральной демократии: Сб. документов / Авт.-сост. А.В. Гоголевский, Б.Н. Ковалев. М., 2000.

117. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1894.

118. Коркунов Н.М. Значение свода законов. — В кн.: Сб. ст. Н.М: Коркунова. 1877 1897. СПб., 1898.

119. Коркунов Н.М. История философии права. СПб., 1908.

120. Корф С.А. Влияние роспуска палаты на правовое значение; принятых ее законопроектов // Право. 1909. № 14.

121. Кочаков Б.М. Русский законодательный документ XIX XX вв. // Вспомогательные исторические дисциплины: Сборник статей. М.-Л., 1937.

122. Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права / Ученые труды. Т. VI. Свердловск. 1961.

123. Краткий очерк деятельности Второго Отделения Собственной Его императорского величества канцелярии. 1826 — 1876. СПб., 1876.

124. Кролик А.А. Идеи законодательного творчества и законодательного развития права в новейшей юриспруденции. СПб.г 1913.

125. Кузнецов Э.В., Сальников В.П. Наука о праве и государстве. СПб., 1999.

126. Куприц Н.Я. У истоков юридического образования в России // Вестник Московского университета. Серия 11. Право, 1979. № 6.

127. Лазаревский Н.И. Влияние закрытия сессии или окончания легислатуры на судьбу законопроектов, принятых палатами // Право. 1907. № 48.

128. Лазаревский Н.И. Наказ Государственной Думы и выборы ее председателя // Право. 1907. № 45.

129. Лазаревский Н.И. Скрепа министрами актов главы государства // Право. 1907. №41.

130. Лазаревский Н.И. Русское государственное право. Т. 1. СПб., 1913.

131. Лаптев А. Язык закона // Власть Советов. 1929. № 52.

132. Латкин В.Н. Законодательные комиссии в России в XVIII в. СПб., 1887. Т. 1.

133. Ледницкий А. С.А. Муромцев // Право. 1909. № 42.

134. Логунов С. Кое-что о форме актов // Право. 1907. № 50.

135. Лозина-Лозинский М.А. Кодификация законов по русскому государственному праву // Журнал министерства юстиции. 1897. № 4, 5.

136. Лукич Р. Методология права. М., 1981. С. 275 278.

137. Луначарский А.В. О языке закона // Известия. 24 марта 1931.

138. Лупинская П. О точности формулировок в процессуальных документах // Социалистическая законность. 1957. № 4.

139. Люблинский П.И. К вопросу об инициативе законов по русскому праву // Право. 1913. № 22.

140. Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. Пг., 1917.

141. Маклаков В.А. Первая Государственная Дума. Париж, 1938.

142. Марченко М.Н. Проблемы правопонимания в связи с исследованием источников права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2002. № 3.

143. Материалы по учреждению Государственной Думы. СПб., 1905.

144. Матросов А.Н. О понятии юридической техники: Материалы научной конференции правоведов. Новосибирск, 1969. С. 77 82.

145. Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1991.

146. Михайловский И.В. Очерки философии права. Т. 1.1914.

147. Мицкевич А.В. Свод законов России — насущная необходимость // Журнал российского права. 1997. № 2.

148. Мокринский С.П. Статья 129 уголовного уложения // Право. 1907. №4.

149. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1956.

150. Мрехеру И. Законодательная техника. Бухарест, 1979.

151. Муромцев Г.И. Юридическая техника: некоторые аспекты содержания понятия. Проблемы юридической техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000.

152. Муромцев С.А. О консерватизме римской юриспруденции. М., 1875.

153. Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. М., 1879.

154. Муромцев С.А. Что такое догма права? М., 1885.

155. Муромцев С.А. К вопросам законодательной техники // Право. 1907. №39.

156. Муромцев С.А. Наказ Государственной Думы // Право. 1907. № 7.

157. Муромцев С.А. Новые главы Наказа Государственной Думы // Право. 1907. № 24.

158. Муромцев С.А. Порядок обсуждения законодательных: предположений в Государственной Думе // Право. 1907. № 12.

159. Муромцев С.А. Порядок рассмотрения в Государственной Думе вопроса о «желательности» издания нового закона // Право. 1907. № 18.

160. Муромцев С.А. Предстоящее сокращение «кодификационной» разработки текущего законодательства // Право. 1907. № 37.

161. Муромцев С.А. Формализм в Государственной Думе // Право. 1907. № 19.

162. Научные основы советского правотворчества. М., 1981.

163. Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974.4

164. Неманов А. Проект Наказа четвертой Государственной Думы // Право. 1913. №23.

165. Нерсесянц B.C. Из истории правовых учений: два, типа правопонимания // Политические и правовые учения: проблемы исследования и преподавания. М., 1978.

166. Нерсесянц B.C. Право и закон. М., 1983.

167. Нерсесянц B.C. Различение и соотношение права и закона как междисциплинарная проблема // Вопросы философии права. М., 1973.

168. Новиков Н. К толкованию ст. 129 уголовного уложения // Право. 1909. № 25.

169. Нольде Б.Э. Законы основные в русском праве // Право. 1913. № 8,9.

170. Обсуждение проблем законодательной техники (расширенное заседание ученого Совета Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства) // Ученые записки ВНИИ СЗ. М., 1966. Вып. 6. С. 167- 173.

171. Павлов-Сильванский П. Символизм в древнем русском праве // Журнал министерства просвещения. 1905. Июль.

172. Пахтан С.В. О современном движении в науке права. СПб., 1882.

173. Перетерский И. «Примечания» в законе (один из вопросов законодательной техники) // Советское право. 1928. № 2 (32).

174. Пиголкин А.С. Законодательная техника и правотворчество // Научные основы советского правотворчества. М., 1981.

175. Пиголкин А.С. Организация и методика перевода общесоюзных и республиканских нормативных актов // Советское государство и право. 1966. № 6. С. 53-60.

176. Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативно-правовых актов в СССР. М., 1968.

177. Пиголкин А.С. Совершенствование законодательной техники // Советское государство и право. 1968. № 1.

178. Пиленко А. Русские парламентские прецеденты // Право. 1907. № 6.

179. Победин Е. К вопросу о юридической силе Свода законов // Журнал министерства юстиции. 1909. № 4.

180. Подготовка и издание систематических собраний действующего -законодательства / Под ред. А.Н. Мишутина. М., 1969.

181. Покровский И.А. Желательная постановка гражданского права в изучении и преподавании. Киев, 1896.

182. Покровский П. О преемственности работ законодательных учреждений и об ее логическом пределе // Право. 1913. № 38.

183. Покровский П. Свобода слова в российских законодательных учреждениях // Русское богатство. 1912. Кн. 11.

184. Поленина С.В. Законодательная техника и судебный прецедент // Проблемы юридической техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2000.

185. Поленина С.В., Гаврилов О.А., Колдаева Н.П. Исследование социальных факторов законодательной деятельности союзных республик // Правоведение. 1981. № 3. С. 51 — 58.

186. Поленина С.В. Свод законов РФ как форма систематизации нормативных актов: Законотворчество // Российская юстиция. 1996. № 12.

187. Полянский Н.Н. О терминологии советского закона // Проблемы социалистического права. 1938. № 5.

188. Потебня А.А. Из записок по теории словесности. Харьков, 1905.

189. Потебня А.А. Мысль и язык. Харьков, 1913.

190. Правиков Ф. Грамматика юридическая, или Начальные правила российского правоведения. М., 1803.

191. Правотворчество в СССР / Под ред. А.В. Мицкевича. М., 1973.

192. Правила о допущении в заседания Государственной Думы посторонних лиц // Право. 1907. № 8.

193. Презент М. Товарищи юристы, пощадите население // Власть Советов. 1930. №21.

194. Презент М. Язык законов (о четкости и общедоступности языка законов) // Советское строительство. 1931. № 4/57.

195. Прецеденты третьей Думы // Право. 1912. № 38.

196. Проблемы общей теории права и государства / Под общей ред. B.C. Нерсесянца. М., 1999.

197. Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998.

198. Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 1979.

199. Прянишников Е.А. О языке правовых актов // Ученые записки ВНИИ СЗ. М., 1966. Вып. 6.

200. Прянишников Е.А. Терминология уголовно-процессуального законодательства // Известия вузов: Правоведение. 1968. № 6.

201. Прянишников Е.А. Очерк развития терминологии уголовного и исполнительно-трудового законодательства // Труды ВНИИ СЗ. № 39. 1987.

202. Развитие русского права во второй половине XIX нач. XX в. / Е.А. Скрипилев, С.С. Ахундзянов, В.В. Безбах и др.: Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1997.

203. Ранненкампф И. Юридическая энциклопедия. Киев, 1898.

204. Рарог А.И., Грачева Ю.В. Законодательная техника как средство ограничения судейского усмотрения // Государство и право, 2002. № 11.

205. Рахимов Р.А., Хабибулина Н.И. Государственная идеология и язык закона. СПб., 1999.

206. Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. СПб., 1889. Т. 1.

207. Рождественский Н. Энциклопедия законоведения. СПб., 1863.

208. Румянцева М.Ф. Определение понятия «закон» в условиях самодержавия: историографический аспект // Государственные институты России:, прошлое и настоящее: Материалы межвузовской научной конференции памяти проф. Н.П. Ерошкина. 19 29 декабря. М., 1996.

209. Русский конституционализм:: от самодержавия к конституционно-парламентской монархии: Сборник документов / Авт.-сост.: А.В. Гоголевский, Б.Н. Ковалев. М., 2001.

210. Русский конституционализм в период думской монархии: Сб. документов /Авт.-сост.: А.В. Гоголевский, Б.Н. Ковалев. М., 2003.

211. Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). М., 1987.

212. Саврасов А.Ф. Особенности законодательного процесса в дореволюционной Государственной Думе // В кн.: Проблемыгосударства и права: ретроспективный и современный анализ. Воронеж, 1997.

213. Селищева A.M. О языке «Русской Правды» в связи с вопросом о дальнейшем типе русского литературного языка // Избранные труды. История русского литературного языка. М., 1968.

214. Сергеич П. Искусство речи на суде. Тула, 1998.

215. Сидельников С.М. Образование и деятельность первой Государственной Думы. М., 1962.

216. Сидорчук М.В. О систематизации законодательства в России (1826 1832) // Правоведение. 1990. № 6.

217. Сильченко Н.В. Кодификационные акты и их типы // Советское* государство и право. 1980. № 10.

218. Смирнов А.Ф. Государственная Дума Российской империи 1906 — 1917 гг.: Историко-правовой очерк. М., 1998.

219. Сорокин П. Символ в общественной жизни. Рига, 1913.

220. Солодкин И.И. Роль Сперанского в развитии юридического образования в России // Правоведение. 1962. № 3.

221. Сперанский М.М. Предложения к окончательному составлению законов//Русская старина. 1876. Т. 15.

222. Станиславский А. О ходе законоведения в России и о результатах современного его направления. СПб., 1853.

223. Станкевич В.Б. Воспоминания. 1914 —1917. М., 1994.

224. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Общая часть. Т.1.М., 1994.

225. Тенетко А.А. Юридическая техника правоприменительных актов. Екатеринбург, 1999.

226. Теоретические вопросы систематизации советского законодательства / Под ред. С.Н. Братуся и И.С. Самощенко. М., 1962.

227. Тихомиров Ю.А., Юртаева . Кодекс в системе законодательных и иных правовых актов // Журнал российского права. 1997. № 4.

228. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. М., 1939.

229. Третья Дума и законодательство // Право. 1907. № 44.

230. Третья Государственная Дума. Материалы для оценки ее деятельности. СПб., 1912.

231. Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998.

232. Умов В.А. Понятие и методы исследования гражданского права. М., 1873.

233. Унковский М.А. О неясности законодательства, как общественном бедствии, и о ближайших путях к ее устранению. СПб., 1913.

234. Успенский Л. Очерки по юридической технике. Ташкент, 1927.

235. Ушаков А.А. Законодательная техника // Ученые записки Пермского университета. 1970. № 238. С. 199 238.

236. Ушаков А.А. О понятии юридической техники и ее основных проблемах1. Пермь, 1961.

237. Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Пермь, 1967.

238. Ушаков Д.Н. Новое правописание. М., 1917.

239. Ушаков Д.Н. Русское правописание: очерк его происхождения, отношения его к языку и вопроса о его реформе. М., 1917.

240. Фельдштейн С.Г. Психологические основы и юридическая: конструкция форм виновности в уголовном праве. М., 1903.

241. Хойман С.Е. Взгляд на правовую культуру предреволюционной России // Государство и право. 1991. № 1.

242. Цветаев Л. Начертание теории уголовных законов. М., 1816.

243. Цитрон А.И. 72 дня первого русского парламента. СПб., 1906.

244. Цитрон А.И. 103 дня второй Думы. СПб., 1907.

245. Цызырев И. Техника права и новый этюд теории права // Право и жизнь. 1928. С. 2-3.

246. Черменский Е.Д. IV Государственная дума и свержение царизма в России. М., 1976.

247. Чернявская Т.А. Законодательные памятники России до 1917 года. Артикул Воинский с кратким толкованием 1715 г., ноября 16: Учебное пособие. Нижний Новгород, 1998.

248. Чхиквадзе В.М., Керимов Д.А. Роль советской правовой науки в совершенствовании законодательства // Вопросы кодификации. М., 1957.

249. Шашкович А. Звено в цепи (законодательная техника) // Советская юстиция. 1929. № 21. С. 488 490.

250. Шебанов А.Ф. Некоторые вопросы теории нормативных актов в связи с систематизацией советского законодательства // Советское государство и право. 1960. № 7.

251. Шебанов А.Ф. О роли систематических собраний законодательства (на примере Свода законов 1832 года) // Ученые записки ВНИИ СЗ. М., 1969. Вып. 16.

252. Шепелев J1.E. Чиновный мир России XVIII начало XX. СПб., 1999.

253. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Рига. 1924.

254. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995.

255. Шкуринов П.С. Позитивизм в России XIX в. М., 1980.

256. Энштейн АЛ. Вопросы законодательной техники в новом законодательстве о труде: Тезисы докладов и сообщений на конференции «Новое законодательство о труде (теоретические и практические вопросы)». М., 1973.

257. Юков М.К. Место юридической техники в правотворчестве // Правоведение. 1979. № 5.

258. Юртаева Е.А. Исторический опыт создания Свода законов Российской империи // Журнал российского права. 1998. № 1.

259. Юртаева Е.А. Законодательная техника и основы языкового оформления законодательных актов в Российской империи // Журнал российского права. 2000. № 8.

260. Юткин В. Некоторые проблемы формирования Свода законов РФ: Законотворчество // Российская юстиция. 1997. № 8.

261. Юшкевич В.А. Руководящие начала к преподаванию русского гражданского права. Ярославль, 1900.

262. Явич JI.C. Советское право — регулятор общественных отношений в СССР. Душанбе, 1957.

263. Яворский Ю. О юридической терминологии // Вестник советской юстиции. № 11 (69).

264. Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1990.

265. ЯсноЬольский JI. Соотношение между нижней и верхней палатами в области бюджета // Право. 1909. № 37.

266. Яшунский И. Сессии Государственной Думы // Право. 1909. № 22.

267. Яшунский И. Наказ в третьей Государственной Думе // Право. 1909. №39-40.1. Интернет-ресурсы:

268. Деревнин А.А. О понятии юридической техники // http: //advokat.irk.ru/aum/5/532. htm

269. Лупандина О.А. Информационная избыточность в текстах нормативноправовых актов // http: // dissertationl.narod.ru/avtoreferats2/av7.htm

270. Авторефераты диссертаций: Бойко Л.М. Законодательная техника. (Теория и практика). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ташкент, 1984.

271. Парамонов А.Р. Технико-юридическое качество законодательных актов: теоретические и прикладные аспекты. Автореферат кандидатской диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2000. '

272. Семенов И.А. Законодательная техника советского уголовного права. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Свердловск, 1983.

273. Спирина Э.В. Государственный русский язык как средство законодательной техники. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар, 2001.

274. Тенетко А.А. Юридическая техника правоприменительных актов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 1999.

275. Ушаков А.А. Содержание и форма в праве и советское правотворчество. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Свердловск, 1970.

276. Шутак И.Д. Оговорки в праве (теоретический и историко-правовой анализ). Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург, 1999.

277. Ходукин Д.В. Формы правовых предписаний (теоретико-методологический аспект). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2001.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 176468