Фольклоризм прозы Татьяны Толстой тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Ду Жуй

  • Ду Жуй
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2009, ТамбовТамбов
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 169
Ду Жуй. Фольклоризм прозы Татьяны Толстой: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Тамбов. 2009. 169 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Ду Жуй

Введение.

Глава I. Фольклорный интертекст как способ выражения авторской идеи в малых жанрах Татьяны Толстой.

§ 1. Функции детского фольклора в рассказах Татьяны Толстой на тему разлада мечты и действительности.

§ 2. Фольклорные средства комизма в малой прозе Татьяны

Толстой.

Глава II. Фольклорный мир романа Татьяны Толстой «Кысь».

§ 1. Сказочная антиномия Кысь - Княжья Птица Паулин как идейная доминанта произведения.

§ 2. Приём псевдофольклорности в воссоздании хаотической картины — символа современного мира в романе «Кысь».

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Фольклоризм прозы Татьяны Толстой»

Творчество Татьяны Никитичны Толстой - современного талантливого художника слова широко известно и в России, и за рубежом.

Первая книга рассказов писательницы «На золотом крыльце сидели» (1987) сразу прославила её. Затем вышли такие книги Татьяны Толстой, как «Любишь - не любишь» (1997), «Сестры» (1998), «Река Оккервиль» (1999), «Ночь» (2002), «День»(2003), «Не кысь» (2004), а также роман «Кысь» (2000), которые сделали её творчество культовым [1].

О прозе и публицистике Татьяны Толстой существуют многочисленные критические отзывы и научные исследования. Большинство исследователей рассматривают прозу Татьяны Толстой как эстетический феномен, который нельзя отнести только к постмодернизму. В коллективной монографии под редакцией С.И. Тиминой «Русская литература XX века» утверждается, что в феномене «женской прозы», то есть в творчестве Людмилы Петрушевской, Татьяны Толстой, Людмилы Улицкой и других видны прежде всего постмодернистские тенденции.

Считая метод Татьяны Толстой постмодернистским, Н.Л. Лейдерман и М.Н. Липовецкий выделяли «демонстративную сказочность» поэтики писательницы, её усиленный интерес к игре словом, к интертекстуальности. Учёные отмечали, что «сказочность» стиля писателя придает особую «праздничность» повествованию, выражающуюся прежде всего в неожиданных сравнениях и метафорах: «Сказочное мироотношение предстает в этих рассказах как универсальная модель созидания индивидуальной поэтической утопии, в которой можно жить, спасаясь от одиночества, житейской неустроенности, кошмара коммуналок и т.д. и т.п.» [2].

Сразу необходимо отметить, что «сказочность» у Татьяны Толстой имеет большую значимость и более широкую функциональность, чем та, о которой говорят Н.Л. Лейдерман и М.Н. Липовецкий.

Своеобразие конфликта в произведениях Татьяны Толстой интересовало многих исследователей. Учёные пытаются разрешить вопросы, связанные со спецификой конфликта произведений Татьяны Толстой, определить способы выражения авторского сознания, особенности хронотопа, специфику интертекстуальных связей и других слагаемых художественного стиля. В литературоведении обозначилось несколько точек зрения. М. Золотоносов, Е. Булин, А. Василевский считают, что в прозе писательницы присутствует особая фантастичность жизненных реалий, стоящая в центре структуры произведений. Татьяна Толстая описывает героев, хронотоп которых переходит из одного «узко-ужасного» пространства в другое, которое ничем не лучше предыдущего» [3]. А. Василевский в статье «Ночи холодны» разделяет рассказы писателя на те, где превалирует отношение автора к своим героям, и те, в которых важно отношение к ним самой жизни. Василевский доказывает, что в рассказах Татьяны Толстой присутствует «динамическое равновесие беспощадной ироничности и дружелюбного юмора, жестокой правды и милосердной снисходительности», что автор не жесток, а жизнь жестока. А он только "вынужденно" правдив и не хочет утешить читателя, не хочет "подсуживать" героям» [4].

Совсем по-иному решается проблема отношения героя и среды в статьях П. Вайля и А. Гениса, в работах С. Пискуновой и В. Пискунова, а также М. Липовецкого [5]. Эти учёные уверены, что взаимодействие художественно-семантических компонентов рассказов Татьяны Толстой, ориентировано не на «реальность жизни», а на реальность литературного текста, что у неё «именно интертекстуальная проза, где главное - литературность». П. Вайль и А. Генис в статье «Городок в табакерке: Проза Татьяны Толстой» подчёркивали, что писательница сама отгораживает своих героев «от пошлой будничности прекрасными метафорическими деталями», «метафорической историей»: «Метафора Татьяны Толстой — волшебная палочка, обращающая жизнь в сказку<.> Орудие ее бунта - прекрасный метафорический мир, выросший на полях биографии героев» [6].

М.Н. Липовецкий в статье «"Свободы черная работа": Об "артистической прозе" нового поколения» тоже пишет об интеллектуальности и символической двойственности субъектной организации прозы Татьяны Толстой. С одной стороны, автор статьи выделяет мирообраз круга страданий, который «находится в зоне сознания персонажа», с другой, — образ культуры, который создается автором «поверх» сознания героя, появляющийся «в структуре метафоры, в конструкции фразы, в стилевой атмосфере». Лирическое авторское чувство, по Липовецкому, вытесняется пошлостью и будничностью существования героев «метафорической экспансией», чем определяется безвыходность ситуации, в которой персонажи оказываются [7].

Выявлению роли сквозных мотивов в сюжетно-композиционной структуре произведений Татьяны Толстой уделяют внимание Т.Швец, Г.Писаревская, А.Неминущий, Н.Ефимова [В]. Анализируя мотивы круга, игры, смерти, одиночества в качестве наиболее характерных для творчества Татьяны Толстой, эти исследователи видят в них опору «на тенденций реалистического типа мышления», соотносимые «с опытом эстетики модерна (и постмодерна)».

Вопросу функциональности интертекста в толстовском творчестве посвятили свои работы О.В. Богданова, А.Жолковский, Е.Невзглядова, Н.Иванова, И.Грекова [9]. Исследователи отмечают, что элементы интертекста, проявляющие себя как в тематике, так и в поэтике произведений Татьяны Толстой, обладают множеством функций, выражают авторскую оценку, характеризуют персонажей и ситуации, способствуют типизации изображаемого, актуализируют скрытые текстовые смыслы.

Выявлению функциональности литературных аллюзий в текстах Татьяны Толстой посвятил статью «В минус первом и минус втором зеркале: Т. Толстая, В. Ерофеев - ахматовиана и архетипы» А. Жолковский [11]. Исследователь дал интересный анализ интертекстуальных связей Толстой с творчеством А. Пушкина, Н. Гоголя, Ф. Достоевского, Г. Флобера, В. Набокова, А. Платонова, А. Ахматовой, Б. Ахмадулиной на материале только одного рассказа «Река Оккервиль». Интертекстуальность прозы Татьяны Толстой обнаруживается и в тематике произведений, и в их поэтике (явная и скрытая цитация, аллюзии, реминисценции, антономасия, пародирование сюжетов и др.)- Выявление интертекстов позволяет более глубоко интерпретировать проблематику прозы писательницы. Такие выводы делают также Н. Иванова, И. Грекова и А. Генис в своих статьях о творчестве Татьяны Толстой [12].

Интертекстуальность Татьяны Толстой в формах культурных отсылок как «библиофильства» (А. Генис) подмечается в работах О. Богдановой, подчёркивающей, что в текстах писательницы множество перекличек с прозой Л.Н. Толстого (Петере - Петр Безухов), а также Ф.М. Достоевского (Соня - Сонечка Мармеладова) [13].

Интертексты как своеобразная игра в жизнь, которую ведут персонажи, проанализированы в статье В.В. Цуркан [14]. Автор рассматривает технику многослойной игры с читателем, которая становится оригинальным средством характеристики образов и выражения взглядов повествователя в произведениях Татьяны Толстой. В.В. Цуркан писала: «Воспринимая реальность как трагикомический театр, гротескную самопародию, зрелище уродств и абсурда, писательница пытается отменить безысходную ситуацию жизни чисто художественными приемами» [14,487]. Герои Толстой совершают некое бегство в замкнутый мир, отгороженный от суровой реальности прекрасной мечтой, вынесенной из детства. Так, в сборниках рассказов «На золотом крыльце сидели», «Любишь - не любишь», «Река

Оккервиль», в романе «Кысь» писательница разрушает «ненавистную концепцию реальности» (социальной, физической, ментальной, литературной), создавая оригинальную поэтическую утопию и антиутопию, смешивая фантазию и повседневность, сатиру и социальный анализ, юмор и гротеск. В романе «Кысь», по справедливому мнению В.В. Цуркан, «налицо опыт, обретший статус постмодернистского канона деконструкции, то есть разрушения общественных связей, неотделимое от их пересоздания» [14,487].

В статье «Художественный мир современного писателя и проблема коммуникации «писатель - читатель» С.А. Песоцкой классифицированы персонажи Татьяны Толстой на «своих» и «чужих» (на материале рассказов Т. Толстой)» [15]. Исследователь подчёркивал: «Своеобразие сборников рассказов Т. Толстой заключается в том, что их маленькие шедевры составляют единый художественный мир. Без учета этой особенности невозможно проникнуть в мастерскую писательницы. Рассказы объединены, прежде всего, интересом автора к необычному человеку и обусловленной этим интересом специфической типологией героев. Во-вторых, -своеобразием проблематики, экзистенциальной по своей природе. И, в-третьих, - этическим идеалом автора и единой художественной задачей, ради которой писательница творит свой уникальный мир. Эти три уровня анализа художественного текста взаимно обуславливают друг друга и, взятые вместе, раскрывают феномен Т. Толстой» [15,257].

Исторической памяти, проблема потери которой в XX веке волновала Татьяну Толстую, посвятила своё исследование С.Г. Шулежкова [16]. В статье сделан важный для нас вывод о том, что фольклоризм писательницы связан с желанием вернуть читателей во времена, которые забыты современниками, но очень важны для национальной самоидентификации.

В своей диссертации Люй Цзиюн делает вывод, что Татьяну Толстую, действительно, глубоко волнует тема исторической и культурной памяти в современной России, поскольку эта проблема присутствует и в её прозе, и в публицистике. Автор диссертации отмечает: «Писательница делает вывод, что человеческая память избирательна, а культура и искусство, каких бы высот они ни достигли, бессильны перед людским невежеством, перед жестокостью и вандализмом. Это заключение вытекает из анализа концепта «память» в прозе Т. Толстой, в частности ее романа «Кысь»[17]. Этой же проблеме, но поставленной в романе-антиутопии «Кысь», посвящена диссертация O.E. Крыжановской «Антиутопическая мифологическая картина мира в романе Татьяны Толстой «Кысь» [18].

О широчайшем использовании фольклоризмов в публицистике Татьяны Толстой с целью воссоздания утерянной исторической и культурной памяти русским народом в период семидесятилетнего правления большевиков говорится в диссертации Е.В. Любезной «Авторские жанры в художественной публицистике и прозе Татьяны Толстой [19].

Таким образом, подавляющее большинство исследователей справедливо признаёт, что Татьяна Толстая — «литературный и фольклорный», то есть интертекстуальный мастер слова [10], использующий различные виды цитаций, аллюзий, сюжетов в художественных целях.

Анализ наиболее глубоких критических отзывов и научных исследований, посвящённых творчеству Татьяны Толстой, позволяет сделать вывод, что в современном литературоведении не изученным остаётся такой важный для раскрытия идейно-художественного своеобразия прозы писательницы вопрос, как функциональная значимость фольклорного компонента в творчестве Татьяны Толстой.

Актуальность и значимость работы продиктованы сложившейся в современной науке приоритетной линией по изучению литературы конца XX - начала XXI века в ее интертекстуальном, в том числе фольклорном аспекте, что позволяет выявить жанрово-поэтическое содержание прозы Татьяны Толстой, более объективно и глубоко проанализировать её произведения.

В диссертации предпринимается попытка изучить рассказы и роман Татьяны Толстой «Кысь», определив их особенности в области интертекстуального (фольклорного) содержания, выявив и осмыслив основные концепты творчества Татьяны Толстой в целом.

Диссертация написана на материале прозы Татьяны Никитичны Толстой. Основной акцент сделан на рассказах и романе «Кысь». Этот широкий пласт творчества Татьяны Толстой и стал объектом диссертационного изучения, а осмысление толстовской прозы с точки зрения её фольклорно-интертекстуального содержания послужило основным предметом исследования нашей работы.

Целью исследования является изучение произведений Татьяны Толстой в аспекте выявления в них фольклорных элементов, их систематизация, определения их значимости и функциональности с целью раскрытия идейно-художественного своеобразия прозы Татьяны Толстой.

Задачи диссертационной работы связаны с поставленной целью исследования:

1. Выявить функциональность детского фольклора в рассказах Татьяны Толстой, посвященных разладу мечты и действительности;

2. Проанализировать мифопоэтическую структуру произведений, сочетающуюся с их фольклорно-интертекстуальным характером;

3. Определить наиболее значимые функции русского устного народного поэтического творчества в прозе Татьяны Толстой;

4. Изучить своеобразие идейно-поэтического содержания прозы

Татьяны Толстой.

Метод исследования определяется целями диссертации и представляет собой сочетание структурно-поэтического, интертекстуального и мифопоэтического подходов к изучению произведений литературы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В рассказах Татьяны Толстой, затрагивающих традиционно классическую (идущую от Н.В. Гоголя) тему «разлада мечты и действительности», широко используются различные виды фольклорного интертекста: цитаты (точные и варьированные), образы обрядовых, лирических песен, отсылки к присловьям, загадкам, сказкам, былинам и т.д.; аллюзии, реминисценции, травестирование сказочных сюжетов. Основная цель фольклорного интертекста в рассказах Татьяны Толстой заключается в выражении авторского сознания, характеристики образов, персонажей, а также для создания эффекта связи происходящего с древней исторической культурной народной традицией, народной памятью.

2. В рассказах Татьяны Толстой наиболее часто используются как культурные отсылки те жанры древнего русского фольклора, которые перешли в детский игровой фольклор, что объясняется, на наш взгляд, желанием писательницы сказать просто о сложном, выразить суть жизни с помощью детского наивного взгляда на мир, подтвердив библейское выражение «устами младенца глаголет истина». Разнообразие фольклорных включений в художественные тексты Татьяны Толстой, в том числе народной лексики, способствуют созданию неповторимого толстовского «сказочно-литературного стиля».

3. Фольклорные средства комизма в малой прозе Татьяны Толстой включают в себя гиперболизацию обрядовых корильных песен, гротескную символику, комизм сходства, цитации, травестирования сказочных сюжетов, пародирование фольклорных текстов и другое. С помощью приёмов народного комизма автор подчёркивает бессмысленность и абсурдность отношений между людьми.

4. Народные смеховые формы, творчески используемые Татьяной Толстой, призваны оттенить, противопоставить нравственный аспект бытия, основанный на борьбе Добра и Зла и описанный в фольклоре в максимально упрощённой афористической форме.

5. Фольклорные цитаты сатирического плана служат Татьяне Толстой скрепами, позволяющими заглянуть в глубь русской народной традиции и увидеть те глобальные изменения, которые произошли в душе народа к концу XX столетия.

6. Сказочные существа Кысь и Княжья Птица Паулин воплощают борьбу добра и зла в душе человека в романе «Кысь». «Сращение» главного героя романа Бенедикта с Кысью и исчезновение Паулин свидетельствует о духовном кризисе современного мира, аллегорически воспроизведённого в образе города Фёдор-Кузьмичска.

7. Новаторский художественный приём «псевдофольклора», повсеместно используемый в романе «Кысь», позволяет Татьяне Толстой продемонстрировать духовную и нравственную мутацию, смену аксиологических полюсов, происходящую в конце XX века повсеместно.

Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что предметом отдельного специального изучения становится идейно-художественное, проблемно-философское, мифопоэтическое содержание прозы Татьяны Толстой, раскрываемое через фольклорные включения, содержащиеся в рассказах и романе «Кысь». В диссертационном исследовании впервые предпринимается попытка анализа прозы как идейно-эстетического единства, в котором преобладают фольклорные элементы, создающие особый «сказочный» стиль писательницы.

Диссертация дает представление о важнейшей части самобытной прозы современной писательницы, выявляя функциональную значимость русского народного поэтического творчества в прозе самобытного художника слова.

Научной новизной обусловлена и сущность гипотезы, выдвигаемой в настоящем диссертационном исследовании: проза Татьяны Толстой отличается широчайшим использованием различных фольклорных средств и интертекстов, имеющих особую философско-художественную значимость, формирующую национальное своеобразие художественного мира писательницы.

Теоретико-методологической базой исследования являются труды теоретиков литературы: Е.М. Мелетинского, В.Н. Топорова, В.Я. Проппа, М.М. Бахтина, Ю.М. Лотмана, Б.А. Успенского, И.П. Ильина, М.Н. Липовецкого. Кроме того, в работе осмыслен пласт современных литературно-критических изысканий таких авторов, как Т. Вайзер, И.С. Скоропанова, О.Н. Николаева, А. Генис, А. Жолковский, И. Грекова, Н. Ефимова, Н. Иванова, В. Курицын, Н. Медведева, И. Шпаковский и др. В диссертации учтены и диссертационные работы, посвященные анализу творчества Татьяны Толстой, диссертации O.E. Крыжановской, Е.В. Любезной, Люй Цзиюна и др. исследователей.

Диссертация является развитием вектора исследований кафедры русской филологии Тамбовского государственного технического университета, связанного с изучением современной русской женской прозы.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что она способствует более глубокому пониманию эстетических процессов, происходящих в современной русской постмодернистской литературе в области такой модификации, как лирико-философский постмодернизм.

Анализ фольклорных интертекстов позволяет уточнить некоторые аспекты повествования и выражения авторского сознания, воплощённых во многих рассказах и в романе «Кысь».

Практическое значение исследования связано с возможностью использования его результатов при разработке курсов лекций по истории русской литературы XX века, при чтении спецкурсов по проблемам современной литературы на филологических факультетах, на факультативах школ с гуманитарным профилем.

Апробация исследования осуществлялась в рамках учебно-методических семинаров кафедры русской филологии Тамбовского государственного технического университета. Проблемы, затронутые в диссертации, обсуждались на Международной научно-практической конференции в Мичуринском государственном педагогическом институте «Человек и природа в русской литературе (К 95-летию С.П. Залыгина) в 2009 году, а также на Международной научной конференции в Борисоглебском госпединституте.

Основные положения работы отражены в трех публикациях.

Структура и объем диссертационного исследования. Диссертация состоит из двух глав, введения, заключения и списка использованной литературы, состоящего из 122 наименований.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Ду Жуй

Заключение

На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы.

Художественно воплощая кризисность современного мира, Татьяна Толстая в своём творчестве для демонстрации этого явления широчайшим образом применяет разнообразные фольклорные интертексты.

В рассказы и новеллы, посвящённые теме «разлада мечты и действительности» («Соня», «Любишь - не любишь», «Милая Шура», «Река Оккервиль» и многих других), Татьяна Толстая включает игровые песенки, считалки, присловья, сказки, былички, легенды, заговоры, эпизоды из театра Петрушки и райка, народной драмы для характеристики образов и выражения авторского мировидения сквозь призму древней народной русской литературы.

Особенностью использования фольклорных интертекстов является приоритетное насыщение художественного текста выдержками из произведений детского фольклора, что позволяет утверждать о желании автора выразить эстетическо-философские идеи через чистый взгляд ребёнка, тем более что русский древний языческий и духовный фольклор ХУШ-Х1Х веков отличался примитивной, но необыкновенно точной точкой зрения на суть мироустройства.

Названия рассказов «На златом крыльце сидели», «Вышел месяц из тумана», «Любишь - не любишь» имеют заглавия, в которых раскрывается главная причина происходящего в них, выражается мысль о зашифровке смысла жизни в детских считалках и игровых присловьях. Например, детская считалка «На золотом крыльце сидели» говорит о поиске своего предназначения («кто ты такой» и о возмездии, следующем за неправильным определением своей роли в земной жизни»).

Образы русской сказки (Иван-дурак, Золушка, Василиса - премудрая, Лягушка — царевна, Чудище и другие) обнажают контраст между внешним и внутренним, телесным и духовным при характеристике персонажей в рассказах «Соня», «Огонь и пыль», «Факир», «Свидание с птицей», «Сомнамбула в тумане» и другие.

Символика свадебной обрядовой поэзии (голубь и голубица, лебедь, ' утица) используется писательницей для проникновения в глубинные истоки души персонажей, позволяет понять вневременные чувства и устремления героев («Охота на мамонта», «Ночь», «Спи спокойно, сынок», «Петере», «Круг» и другие).

Рассказы Татьяны Толстой наполнены иронией и юмором, истоки которых в фольклорных приёмах комизма: гиперболизации корильных обрядовых песен, гротеска русских народных драматических постановок (театра райка, лубка, театра Петрушки и «Медвежьей комедии», сатирических прибауток, пословиц и поговорок, фразеологизмов и народной лексики.

Сатирические и иронические описания Татьяны Толстой построены на древних традициях русского смеха (доведение описания до абсурда, сопоставление одухотворённого с механическим, изображение живого как мёртвого, человека как животного и т.д.).

Культурные отсылки к первоэлементам искусства актуализируют формы сказа, сказки, притчи, духовного стиха, активизируют фольклорные и библейские мотивы и выявляют тождественность жизненных ситуаций, описываемых художественным словом.

Взаимодействие фольклорной и литературной систем осуществляет авторскую интенцию, состоящую в потребности художественно воплотить русскую народную ментальность, сохраняющуюся на протяжении многих веков.

Особенностью комического в малой прозе Татьяны Толстой является противопоставление и одновременная неразрывность его с трагическим и возвышенным, поскольку комизм заключается в том, что физическая и телесная форма вскрывает пороки нравственные и духовные. Комизм сходства используется Татьяной Толстой для показа душевного кризиса персонажей («Вышел месяц из тумана», «Сюжет», «Ночь», «Огонь и пыль», «Река Оккервиль»), при этом спецификой является то, что толстовский смех (как и народный) направлен на самого смеющегося, это самоосмеяние, когда смеются над своими неудачами, своим уродством, своими нравственными недостатками (Наташа из рассказа «Вышел месяц из тумана», Симеонов из «Реки Оккервиль» и другие).

Татьяна Толстая ведёт борьбу с ложными понятиями чести, честности, красоты, противопоставляя «дурной условности» простоту и детскую душевную чистоту. Приёмы карнавализации, «выворачивания наизнанку», травестирования в рассказах «Сюжет», «Сомнамбула в тумане», «Милая Шура» позволяют автору расставить акценты в ценностной ориентации персонажей, разоблачить бездарность и гордыню, тщеславие и ложь, определить истинные национальные черты русского человека.

В романе-антиутопии Татьяны Толстой «Кысь» создаётся многообразный фольклорный художественный мир. Жизнь в Фёдор-Кузьминске построена на логике русского устного народного поэтического творчества. Название романа представляет собой имитацию сказочного мифологического хтонического существа, отбирающего у людей Память.

В основе романа «Кысь» лежит важнейшая идейно-философская антиномическая доминанта: Кысь - Княжья Птица Паулин. Кысь — это символ лишения человека всего человеческого: памяти, умения определить Истину и Добро, это знак превращения человека даже не в животное, которое живёт инстинктами, а в куклу, робота, лишённого воли к жизни. В Кысь человек превращается, когда теряет связь с предшествующими поколениями, духовно мутирует, прерывает традицию, сложившуюся «издревле». Такой процесс происходит с главным героем романа Бенедиктом, в душе которого побеждает дремучая дикость, а всё хорошее и светлое подавляется невежеством, безнравственностью, отрывом от культурных традиций.

Всё светлое воплощено в Княжьей Птице Паулин, объединяющей красоту Божьей премудрости и гармонию мира. Если Кысь агрессивна, стихийна, то Княжья Птица Паулин спокойна, умиротворённа. Она противостоит тоске, бессилию и страху в душах людей своей всепобеждающей красотой, символизирующей мироздание.

Княжья Птица Паулин — это древний знак присутствия Бога, она символ Вселенной, неба как и другой символ, присутствующий в романе, живой камень Алатырь, упавшая камень-звезда.

Знаменательно, что Бенедикт забывает о Княжьей Птице Паулин, живущей около Алатыря, что грозит ему духовной и физической гибелью.

Татьяна Толстая выстроила модель мира в романе «Кысь» по законам фольклора, где все жизненные ценности реализуются в бинарных оппозициях: верх-низ, жизнь-смерть, чёт-нечет, муж-жена, правый-левый, земля-небо, Бог-человек, белый-чёрный, Княжья Птица Паулин-Кысь, любовь-ненависть и т.д.

В романе «Кысь» Княжья Птица Паулин связана с искусством и наукой, с Книгой. Она появляется тогда, когда человек познаёт Истину о мире, при этом Хвост Паулин, «брызгающий светом», является признаком превращения примитивного низшего в высшую субстанцию.

Сказочные птицы Алконост, Гамаюн, Феникс, Паулин играют важную роль в прозе Татьяны Толстой, символизируя духовное, небесное, вечное. То, что одерживают победу «не волшебные птицы», а «коварная, мерзкая «Кысь» свидетельствует, по нашему убеждению, что автор хотел подчеркнуть кризисность современного мира, наличие в людях «духовной червоточины», которую пока трудно преодолеть.

Для утверждения этой центральной идеи Татьяна Толстая применяет оригинальный приём «псевдофольклорности», символизирующей мутацию народного поэтического сознания, появляющейся в конце романа в качестве знака неблагополучия жизни народа. Автор назвал это постмодернистской ситуацией, когда происходит «полный распад» (Т. Толстая) привычных жизненных основ.

Приём псевдофольклорности заключается в том, что с помощью народной лексики утверждается о хаосе, о том, что и в жизни, и в произведениях фольклора нет «благодати»: вместо птиц порхают «чёрные зайцы», сосны превратились в «клели», а люди в полуживотных-полурыб с «последствиями». Русские не узнают своих, а воспринимают всех, как врагов и «чеченцев», на головах у седеньких старичков, рассказывающих сказки, рожки. Зооморфность - сатирический приём, обнажающий «дикость духа» персонажей романа «Кысь». Зооморфность отражена и в именах жителей Фёдор-Кузьмичска (Иван Говядич, Шакал Демьяныч, Клоп Ефимыч).

Приём «псевдофольклорности» включает в себя и изображение мутации народной речи, показывающей искажение духовного идеала и ведущий в бездну нравственной деградации жителей Фёдор-Кузьмичска. Таким образом, всем арсеналом ярких художественных решений Татьяна Толстая в своей прозе утверждает необходимость выхода из духовного и социального кризиса, разразившегося в современном мире.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Ду Жуй, 2009 год

1. Толстая, Т.Н. Ночь: рассказы / Татьяна Толстая. — М.: Подкова, 2002. -352 с.

2. Толстая, Т.Н. День / Татьяна Толстая. — М.: Подкова, 2002.-367 с.

3. Толстая, H.H., Толстая, Т.Н. Двое / Татьяна Толстая. — М.: Подкова, 2002.-384 с.

4. Толстая, Т.Н. Круг: рассказы / Татьяна Толстая. М.: Подкова, 2003. - 346 с.

5. Толстая, Т.Н. Кысь: роман / Татьяна Толстая. М.: Эксмо, 2003. - 320 с.

6. Толстая, Т.Н. Не кысь / Татьяна Толстая. — М.: изд-во Эксмо, 2004. -608 с.

7. Толстая, Т.Н. Белые стены: рассказы / Татьяна Толстая. М.: изд-во Эксмо, 2004. - 587 с.

8. Толстая, Т.Н. Интервью из Франкфурта / Т.Н. Толстая // http://www.litwonien.ru/news.html7id

9. Толстая, Т.Н. Маленький человек это человек нормальный / Т.Н. Толстая // Московские новости. - 1987. - 22 февр.

10. Ю.Толстая, Т.Н. Мюмзики и Нострадамус: Интервью газете «Московские новости» / Т.Н. Толстая // Толстая, H.H., Толстая, Т.Н. Двое: разное. -М.: Подкова, 2002. С. 342.

11. П.Толстая, Т.Н. Не спи, не спи, художник. / Татьяна Толстая // Иностранная литература, 1995. № 9. - С. 171-174.

12. Толстая, Т.Н. Осужденный на бессмертие: к 90-летию со дня рождения (писателя) С.Н. Толстого / Татьяна Толстая // Книжное обозрение, 1998, 1 декабря, С. 8.

13. З.Толстая, Т.Н. Российское общество догматично (Интервью с Т. Толстой) / Татьяна Толстая // Литературная газета, 2002. № 9. - С. 2.

14. Толстая, Т.Н. Русский мир / Т.Н. Толстая // День: Личное. М.: Подкова,2002. С.402.

15. Тол стая, Т.Н. Народ хочет денег, но стесняется (Интервью с Т. Толстой) / Татьяна Толстая // Книжное обозрение, 2002. № 5. — С. 3.

16. Толстая, Т.Н. Несётся тройка. А ямщика у неё нет.(Интервью с Т.Толстой) / Т.Н. Толстая // Голос. 1995. - №35.

17. Толстая, Т.Н. «Пойдите навстречу читателю!.» (Интервью с Т. Толстой) / Т.Н. Толстая // Книжное обозрение. — 1988. №1. — С.4.

18. Толстая, Т.Н. Это было так легко не учиться (Интервью с Т. Толстой) / Татьяна Толстая // Неделя, 1988. - № 21. - С. 10-11.

19. Tolstaya in Tokio (Интервью с Т. Толстой) // htm // www. susi. ru/ stol / tolstaya.html.

20. Агеносов, B.B. Феномен жизни и феномен времени. Толстая Т. Отплывающий остров / В.В. Агеносов // Московские новости, 1994. № 10.

21. Александрова, А. На исходе реальности / А. Александрова // Грани, 1993.-№ 168.-С. 302-317.

22. Андрюшкин, А. «Русская идея» против русской литературы / А. Андрюшкин // Литературная газета, 1993. № 46. - С. 4.

23. Абрамова, Е.И. Гибридно-цитатный язык романа Т.Толстой «Кысь» / Е.Абрамова, В. Фомина // Взаимодействие литератур в мировом литературном процессе. Проблемы теоретической и исторической поэтики: материалы междунар. науч. конф. Гродно, 2004. - С.73-76.

24. Аверинцев, А. Историческая подвижность категории жанра: опыт периодизации / А. Аверинцев // Историческая поэтика: итоги и перспективы изучения. -М.: Наука, 1986. С. 104-116.

25. Агронович, С.З. Гармония цель - гармония: Художественное сознание в зеркале притчи / С.З. Агранович, И.В. Саморукова. - М.: Наука, 1997. - 123 с.

26. Алексеевский, М. Между Гамлетом и Буратино / М. Алексеевский //http: //www.strasti.ru/friend.php?op=FriendSend&sid=55.

27. Архангельская, А. Рецензия на роман «Кысь» Т. Толстой / А.Архангельская // http:www.press/21.ru/workdetail.phtm/?id=64.

28. Ашкеров, А. Татьяна Толстая как зеркало русской интеллигенции/ А.Ашкеров // http.: //www. hrono. га1 pubilk/ 2002/ ashker020115.html

29. Баландина, H.B. Молчит ли автор о сущности бытия? (Заметки о рассказе Толстой «Милая Шура») / Н.В. Баландина // Рус. речь, 2002. -№3.-С. 35-41.

30. Бауэр, В. Энциклопедия символов. — М.: Крон-Пресс, 2000. 504 с.

31. Бахнов, JI. Человек со стороны / JI. Бахнов // Знамя, 1988. С. 226-229.

32. Бахтин, М.М. Формы времени и хронотопа в романе: Очерки по исторической поэтике / М.М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики. -М., 1975.-С. 391.

33. Бахтин, М.М. Эпос и роман / М.М. Бахтин. СПб.: Азбука, 2000. -301с.

34. Белова, Е. A.C. Пушкин в художественной рецепции Т. Толстой / Е. Белова // Пушкинский сборник: К 200-летию со дня рождения A.C. Пушкина. Вильнюс, 1999. - С. 68-177.

35. Беневоленская, Н.П. Лингвистический анализ рассказа Т. Толстой «Поэт и муза» / Н.П. Беневоленская // Вестник Ленинградского университета. — Сер.2, История, языкознание, литературоведение, 1990. -Вып.З. — С. 125-127.

36. Беньяш, С. Дунин сарафан / С. Беньяш // Дружба народов, 2001. № 2. -С. 214-216.

37. Берштейн, Е. Рецензия / Е. Берштейн // Новая русская книга. СПб., 2001. - № 2. - С. 54-56. Рецензия на книгу: Толстая Т. День: Личное, -М., 2001.-501 с.

38. Библейско-библиографический словарь / Сост. Ф.Н. Яцкевич, П.Я. Благовещенский. М.: Фаир-пресс, 2000. - 912 с.

39. Богданова, О. История русской литературы XX века. В 3-х ч. Ч. 3. Современный литературный процесс: К вопросу о постмодернизме в русской литературе 70-90 гг. XX века / О. Богданова. — СПб., 2001.

40. Богданова, О.В. Постмодернизм в контексте современной русской литературы (60- 90-е годы XX века начало XXI века): учеб. пособие / О.В.Богданова.- С.-Пб.: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. - 716 с.

41. Бондаренко, В. Очерки литературных нравов / В. Бондаренко. М., 1987.-№ 12.

42. Борев, Ю.Б. Эстетика. Теория литературы: энциклопедический словарь терминов / Ю.Б. Борев. М.ЮОО «Изд-во Астрель»: ООО «Изд-во ACT», 2003.-575 с.

43. Борев, Ю. О комическом / Ю. Бореев. М.: Искусство, 1957. - С.363.

44. Борев, Ю. Комическое и художественные средства его отражения / Ю. Бореев // Проблемы теории литературы. М.: Изд-во АН СССР, 1958. — С. 208.

45. Боровиков, С. Татьянин день / С. Боровиков // Знамя. 2003. - № 3. - С. 227-228.

46. Булин, Е. Откройте книги молодых! / Е. Булин // «Молодая гвардия». -1989.-№3.-С. 237-248.

47. Бушин, В. С высоты своего кургана: Несколько нравственных наблюдений в связи с одним литературным дебютом / В. Бушин // Наш современник, 1987. № 8. - С. 182-185.

48. Вайзер, Т. Невидимая река: Беседа с известной писательницей / Т. Вайзер // Литературная газета. 1999. - 11-17 авг. - С. 9.

49. Вайль, П. Принцип матрешки / П. Вайль, А. Генис // Новый мир. 1989. - № 10. - С. 250.

50. Вайль, П. Городок в табакерке: Проза Татьяны Толстой / П. Вайль, А. Генис // Звезда. 1990 - №8. - С. 148.

51. Валагин, А.П. Русская литература XX века. Проза 1980-2000-х годов:учеб пособие / А.П.Валагин.- Воронеж: «Родная речь», 2003.

52. Василевский, А. Ночи холодны / А. Василевский // Дружба народов. ■ 1988. - № 7. - С. 257.

53. Веселая, Е. Кого спасать кошку или Рембранта? Беседа с Т. Толстой / Е.Веселая //Московские новости. - 1991.-№30.-28 июля. - С. 14.

54. Веселая, Е. Нежная женщина с книгой в руке / Е. Веселая // Московские новости. 1995. - 10-17 сент.

55. Волков, А. Территория стиля: Т.Толстая «Кысь» / А. Волков // http.: //www.office.fashionlook.ra/style/default.taf? Function=Show Article & ID.

56. Володина, Д. Татьяна Толстая, учительница жизни / Д. Володина // Час пик. 2001. - №9. - С. 22.

57. Гаврилов, А. Народ хочет денег, но стесняется. Беседа с автором о ее романе/А. Гаврилов // Книжное обозрение. -2002. -№ 5.- С. 3.

58. Гальцева, Р. Помеха человек / Р. Гальцева, И. Роднянская // Новый мир. -1998.-№12.-С. 217-230.

59. Гашева, Л.П. Интертекст как полифункциональная единица текста / Л.П. Гашева // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе: Сб. докладов Международной научной конференции (Магнитогорск, 12-14 ноября 2003 г.) Магнитогорск, 2003. - С.78.

60. Генис, А. Душа без тела / А. Генис // Звезда. 2002. - №12. - С. 212-213.

61. Генис, А. Рисунки на полях: Татьяна Толстая / А. Генис // Иван Петрович умер: ст. и исследования. М.: Новое литературное обозрение. - 1999. -С. 12.

62. Георгиевский, A.C. Творчество прозаиков 60-90-х годов в малых жанрах / A.C. Георгиевский // Русская проза малых форм последней трети XX века: духовный поиск, поэтика, творческой индивидуальности: уч. пособие. М.: Альфа, 1999.-С. 172-180.

63. Гессен, Е. «Конец прекрасной эпохи» / Е. Гесен // Время и мы. Нью-Йорк, 1990.-№109.-С. 194-207.

64. Гоголь, Н.В. Миргород / Н.В. Гоголь. Собр. сочинений. В 7 томах. — Т.2. М.: Художественная литература, 1976. — С. 181.

65. Гой еси вы, добры молодцы: Русское народно-поэтическое творчество / Сост. П.С. Выходцев и Е. П. Холодова; М.: Мол. Гвардия, 1979. — 399 с.

66. Гордович, К.Д. История отечественной литературы XX века/КД Гордович.-С.-Пб.: Спецлит, 2000. 320 с.

67. Гордович, К.Д. Роман Т.Толстой «Кысь» в контексте постмодернистской литературы / К.Д. Гордович // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. статей. Самара: Изд-во Администрации Самарской области, 2003. - С. 265-271.

68. Городова, М. Т. Толстая: Хождение за радостью (Интервью с писательницей) / М. Городова // Крестьянка. 2000. - №3. - С. 68.

69. Грекова, И. Расточительность таланта / И. Грекова // Новый мир. -1988.-№1.-С. 252-256

70. Грушко, Е. Словарь славянской мифологии / Е. Грушко, Ю. Медведев. Н.Новгород: ИД «Русский купец»: «Братья славяне», 1995. - С. 271.

71. Губернаторова, Н. Вечерний кофе на Тверской с Татьяной Толстой/

72. Н.Губернаторова // http.: //www.graraota.ru/news.html.

73. Давыдова, Т.Т. Роман Т.Толстой «Кысь»: проблемы, образы героев, жанр, повествование / Т.Т. Давыдова // Русская словесность. 2002. -№6. - С. 25-30.

74. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. / ВМ. Даль. М.: Русский язык, 1978-1980.

75. Десятов, В.В. Русские постмодернисты и В.В. Набоков: интертекстуальные связи: дис. . д-ра филол. наук: 10.01.01 / В. В. Десятов. Барнаул, 2004. - 439 с.

76. Дубин, Б. Обрыв связи: Разговоры не только о литературе / Б.Дубин, Н. Игрунова // Дружба народов. 2003. - №1. - С. 187-219.

77. Евсюков, В. Человек и Левиафан: Утопия и антиутопия в свете реальности/В. Евсюков //Дальний Восток. 1990. -№5. -С. 151-159.

78. Егоров, Е.А. «Москва Петушки» Венедикта Ерофеева в структуре романа Татьяны Толстой «Кысь» / Е.А. Егоров // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. ст. - Самара: Изд-во Администрации Самарской области, 2003. - С.260-271.

79. Елисеев, Н. КЫСЬ, БРЫСЬ, РЫСЬ, РУСЬ, КИС, КЫШ! / Н. Елисеев // htm//www.guelraan/ru/slava/nrlo/nrk6/ll/html.81 .Елисеев, A.M. Словарь литературоведческих терминов / A.M. Елисеев, Л.Г. Полякова. Ростов н/Д.: Феникс, 2002. - 320 с.

80. Ерофеев, В. Русские цветы зла / В. Ерофеев // Русские цветы зла: сб. науч. ст.-М.: Эксмо-Пресс, 2001.-321 с.

81. Ерохина, М.В Семантические интерпретации в романе Татьяны Толстой «Кысь» / М.В. Соловьева, О.В Ерохина // Материалы междунар. науч.—практ. конф. в Пензенском государственном педагогическом университете // http: www. pspu. ru/ liter 2005shtml.

82. Ефимова, H. Мотив игры в произведениях Л. Петрушевской и Толстой / Н. Ефимова // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология.- 1998.-№3.-С. 60-71.

83. Иванова, Н. И птицу паулин изрубить на каклеты / Н. Иванова // Знамя. -2001.-№3.-С. 219-221.

84. Иванова, Н. Неопалимый голубок: «Пошлость» как эстетический феномен / Н. Иванова // Знамя. 1991. - № 8.

85. Иванюшина, И. Утопия потерянного времени / И. Иванюшина // Очерки по истории культуры. Саратов, 1994. - С. 172.

86. Игошева, Т.В. Современная русская литература: уч. пособие / Т.В. Игошева -Новгород: Изд-во Новгород, гос. ун-та, 2002. С. 54-65, 9396.

87. Из беседы с Т. Толстой // Крестьянка. 1987. - № 4. - С. 32.

88. Ильин, И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм / И.П. Ильин. -М.: Интрада, 1996. 329 с.

89. Интервью с Т.Толстой для проекта «НаСтоящая литература: Женский род»// http :// www.evemail.hotbox.ru/mn.

90. Казарина, Т.В. Татьяна Толстая. Мудрость глупцов, или лечение сказкой / Т.В. Казарина // Современная отечественная проза: уч.пособие. Самара: Изд-во Самарской гуманитарной академии, 2000. -С. 167-176.

91. Каломенский, К. Рецензия на роман Т.Толстой «Кысь»/ К.Каломенский // http.: // www. pattern, narod. ru/ txt / kalomen4 /htm.

92. Карпенко, Г.Ю. Литературная критика о прозе Татьяны Толстой / Г.Ю.Карпенко // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. ст. Самара: Изд-во Администрации Самарской области, 2003. —С. 238-245.

93. Ковтун, E.H. Художественный вымысел в литературе XX века: Учебное пособие / E.H. Ковтун. М.: Высш.шк., 2008. — С. 120-121.

94. Кожевникова, В.М. Литературный энциклопедический словарь / В.М.Кожевникова, П.А. Николаева. М.: Советская энциклопедия, 1987. - 750 с.

95. Коростелева, Т. В лесах, где живет Кысь / Т. Коростелева // htm//www.pr.azov.net/archiv/2002/№174/kni.htm.

96. Кравцов Н. И., Лазутин С.Г. Русское устное народное творчество: Учебник для фил.спец. ун-тов. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1993,448 с.

97. Кронгауз, К. Имидж ничто: О встрече Т. Толстой с журналистами /

98. К. Кронгауз //Московские новости. 2001. - №34. - С. 19-20.

99. Крыжановская, O.E. Антиутопическая мифопоэтическая картина мира в романе Татьяны Толстой «Кысь»: дис. . канд. филол. наук: 10.01.01 / O.E. Крыжановская. Тамбов, 2005. - 198 с.

100. Курицын, В. Постмодернизм: новая первобытная культура / В.Курицын // Новый мир. -1991. №2. - С. 226-232.

101. Курицын, В. Русский литературный постмодернизм / В. Курицын. М.: ОГИ, 2000.-321с.109. «Кысь»: Коллекция рецензий на роман Т.Толстой «Кысь» // http.: //www. guelman. ru / slava / kis / htm.

102. Кякшто, H.H. Русский постмодернизм / H.H. Кякшто // Русская литература XX века: школы, направления, методы творческой работы. -СПб.: Высш. шк., 2002.-С. 311-313.

103. Ладохин, П. Кыш, Кысь, кыш / П. Ладохин // Русская словесность. 2002.-№1. С.39-41.

104. Лазаренко, О.В. Русская литературная антиутопия 1900-х -первой половины 1930-х годов. Проблемы жанра: дис. . канд. филол. наук: 10.01.01 / О.В. Лазаренко. Воронеж, 1997. - 175 с.

105. ИЗ. Ланин, Б.А. Русская литературная антиутопия XX века: дис. . д-ра филол. наук : 10.01.01 / Б.А. Ланин. Москва, 1993. - 310 с.

106. Латынина, А. «А вот вам ваш духовный Ренессанс!» / А. Латынина // Литературная газета. -2000. № 47. - С. 10.

107. Латынина, Ю. В ожидании Золотого века: От сказки к антиутопии / Ю.Латынина // Октябрь. 1989. - №6. - С.177-187.

108. Лебедев, А. Интервью с Т. Толстой для проекта «Литературное кафе» / А.Лебедев // http.://www.tema.ru.8080/rrr/litcafe/tolstaya/htm.

109. Лейдерман Н.Л Современная русская литература: в 3 кн. / Н.Л Лейдерман, М.Н.Липовецкий. М.: Эдиториал УРСС, 2001. - Кн. 3.685 с.

110. Лейдерман, Н.Л. Русский реализм в конце XX века / Н.Л. Лейдерман // Русское слово в мировой культуре. Художественная литература как отражение национального и культурно-языкового развитие: в 2 т. СПб.: Политехника, 2003.- Т.1.- С. 260.

111. Лейдерман, Н.Л. Жанровый анализ литературного произведения / Н.Л. Лейдерман. Екатеринбург: У-Фактория, 1998. -350 с.

112. Липовецкий, М.Н. Русский постмодернизм (очерки исторической поэтики): монография / М.Н. Липовецкий. Екатеринбург: Изд-во Уральского гос. пед. ун-та. 1997. -317 с.

113. Липовецкий, М.Н. «Свободы черная работа»: Об «артистической прозе» нового поколения / М. Липовецкий // Вопросы литературы.-1989.- № 9. С. 7-8.

114. Липовецкий, М.Н. След Кыси / М. Липовецкий // Искусство кино.- 2001. -№2.- С. 77-80.

115. Литвинова, Н. Роман Т. Толстой «Кысь» (Досужие заметки праздного читателя) / Н. Литвинова // http : //zhuraal.lib/ru/n/natalija/kysx.shtml

116. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А.Н. Николюкина.-М.: НТК «Интелвак», 2001.- 1600 ст.

117. Лихачёв, Д.С. Смех в Древней Руси / Д.С. Лихачёв // Избранные работы в 3-х томах. Т.2. - Л.: Художественная литература, 1987. — С.343.

118. Лотман, Ю.М. Блок и народная культура города / Ю.М. Лотман // Блоковский сборник. Тарту, 1981. Вып.4. Наследие Александра Блока и актуальные проблемы поэтики. — С.7.

119. Лотман, Ю.М. Внутри мыслящих миров (Человек текст — семиосфера - история) / Ю.М. Лотман. - М.: Прогресс, 1996.

120. Лотман, Ю.М. Структура художественного текста / Ю.М. . Лотман. М.: Искусство, 1970. - 384 с.

121. Лотман, Ю.М. Миф-имя-культура / Ю.М.Лотман, Б.А. Успенский // Ученые записки Тартуского университета. Тарту: Изд-во Тартуского университета, 1973.-Вып. 308.-С. 282-303.

122. Любезная, Е.В. Авторские жанры в художественной публицистике и прозе Татьяны Толстой: дис. . канд. филол. наук: 10.01.01 / Е.В. Любезная. Тамбов, 2006.-193 с.

123. Люй, Цзиюн. Поэтико-философское своеобразие сборника Татьяны Толстой «Ночь»: дис. . канд. филол. наук: 10.01.01 / Люй Цзиюн. Тамбов, 2005.-163с.

124. Маковский, М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов. -М.: ВЛАДОС. -1996.- 330 с.

125. Малыгин, А. Это было так легко не учиться: Беседа с Т. Толстой/ А. Малыгин // Неделя. - 1988. - №21. - С. 10-11.

126. Маньковская, Н.Б. «Париж со змеями» (Введение в эстетику постмодернизма) / Н.Б. Маньковская. М.: ИФРАН, 1995. -393 с.

127. Мартыненко, О. «Чтение 200 лет спустя после взрыва»: Беседа корреспондента с Т.Толстой // О. Мартыненко / Московские новости. 2000. - №36. - С. 2.

128. Мелетинский, Е.М. О литературных архетипах. Чтения по истории и теории культуры / Е.М. Мелетинский. М.: Изд-во РГГУ, 1994. - 136 с.

129. Мелетинский, Е.М. Поэтика мифа / Е.М. Мелетинский. -М.: «Восточная литература» РАН, 2000. 407 с.

130. Мелешко, Т. Основные направления в российской литературе 2001-2002 гг./ Т. Мелешко // http: //www. pl.spb.ru/obzor. do с/ htm.

131. Мифологический словарь / под ред. Е.М. Мелетинского. М.: «Сов. энциклопедия», 1991. — 736 с.

132. Михайлова, А. О рассказах Т. Толстой / А. Михайлова // Т. Толстая. На золотом крыльце сидели. М.: Молодая гвардия, 1987

133. Мущенко Е.Г. Русская литература XX века: уч. пособие / Е.Г. Мущенко, Т.Д. Никонова. Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 1999. - 400 с.

134. Невзглядова, Е. Эта прекрасная жизнь / Е. Невзглядова // Аврора. 1986. -№10.-С. 118.

135. Неминущий, А.Н. Мотив смерти в художественном мире рассказов Татьяны Толстой / А. Неминущий // Актуальные проблемы литературы: комментарий к XX веку: материалы междунар. конф. -Светлогорск, 2000. Калининград, 2001. С. 120-125.

136. Немзер, А. Азбука как азбука: Татьяна Толстая надеется обучить грамоте всех буратин / А. Немзер // Время новостей. -2000. -№156, 27 окт.

137. Нестерова, T.JI. Национальное самопознание в русской поэзии первой трети XIX века. Монография. - М.: Высшая школа, 2006. — С.189.

138. Нефагина, Г.Л. Русская проза конца XX века: уч. пособие.- 2-е изд., испр. и доп. / Г.Л. Нефагина. М.: Флинта, 2003. - 320с.

139. Николенко, О.Н. Современная антиутопия / О.Н. Николенко. -Харьков: Изд-во ХГПУ, 1996. -104 с.

140. Николина, H.A. Филологический анализ текста: уч. пособие. /Н.А.Николина. М.: Академия, 2003. - 256 с.

141. Ниточкина, А. «В большевики бы не пошла.»: Беседа с Т. Толстой / А.Ниточкина// Столица. 1991. - №3 3. - С. 38-41.

142. Новейший словарь иностранных слов и выражений. М.: Современный литератор, 2003. - 976 с.

143. Ольшанский, Д. Спасибо нам: «День» эссеистический сборник Татьяны Толстой / Д. Олыпанский/ТНезависимая газета.-2001.-№140. - С. 7.

144. Парамонов, Б. Застой как культурная форма (О Т.Толстой) / Б.Парамонов // Звезда, 2000. № 4. - С. 234-238.

145. Парамонов, Б. Русская история наконец оправдала себя в литературе / Б.Парамонов // «Время MN». -2000. -№ 173.

146. Парамонов, Б. Татьяна Толстая вне ксерокса / Б. Парамонов // http : //www.svoboda/org/programs/rg/2001/html.

147. Пейкова, A.K. Роль интертекстуальных связей в художественной концепции романа Т.Толстой «Кысь» / А.К. Пейкова//Русский язык и литература рубежа ХХ-ХХ1 веков: сб. науч. ст. Самара: Изд-во СГПУ, 2005.-С. 497-501.

148. Песоцкая, С.А. Художественный мир современного писателя и проблема коммуникации «писатель-читатель» (на материале рассказов Т. Толстой) / С.А. Песоцкая // Коммуникативные аспекты языка и культуры. Томск, 2001. С. 256-261.

149. Переделов, Н. Жизнь после Взрыва / Н. Переяслов // Литературная газета. 2001. - №4. - С. 7.

150. Переяслов, Н. Жизнь после взрыва / Н. Переяслов // Литературная газета. 2001. - №4. — С.7.

151. Писаревская, Г.Г. Реализация авторской позиции в современном рассказе о мечте (по произведениям Л. Петрушевской, В. Токаревой, Т. Толстой) / Г.Г. Писаревская. М., 1992. - 24с.

152. Пискунова, С. Уроки Зазеркалья / С. Пискунова, В. Пискунов // Октябрь. 1988. - № 8. - С. 193.

153. Попова, И.М. Интертекстуальность художественного творчества / И.М. Попова. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 1998. - 63 с.

154. Попова, И.М. Концепт «безблагодатности» в рассказах Татьяны

155. Толстой / И.М. Попова // Фундаментальные и прикладные исследования, инновационные технологии, профессиональное образование: сб. трудов XI научной конференции ТГТУ. В 2 ч. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. С. 279-286.

156. Попова, И.М. Мотив игры в рассказах Т. Толстой / И.М. Попова // Проблемы загальной, германской, романской та словянска стилютики: Мат-лы II Междунар. науково-практич. конф.: В 2-х томах. Горл1вка: Видавництво ГДППН, 2005. С. 25-27.

157. Попова, И.М. Способы выражения авторской позиции в публицистике Татьяны Толстой / И.М. Попова // Известия Тульского госуниверситета. Серия. Язык и литература в мировом сообществе. Вып. 9. Лингвокультурология. Тула: ТулГУ, 2006. С.115-120.

158. Попова, И.М. Тема будущего в антиутопиях Е.И. Замятина «Мы» и Т. Толстой «Кысь» / И.М. Попова // Творческое наследие Е.И. Замятина: взгляд из сегодня. Т. 13. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. ун-та им. Г.Р. Державина, 2004. С. 173-176.

159. Попова, И.М. Философско-поэтический смысл заглавия сборников Татьяны Толстой «День» и «Ночь» / И.М. Попова // Слобожанщина: литературный вимир: Зборник науковых праць. Вип.

160. I. Луганск: Знания, 2005. С. 149-153.

161. Потебня, A.A. Эстетика и поэтика / A.A. Потебня. -М.: Наука, 1976. С. 280-300.

162. Пронина, А. В. Наследство цивилизации: О романе Т.ТолстоИ «Кысь» / A.B. Пронина // Русская словесность. 2002. - № 6. - С. 31-32.

163. Пропп, В.Я. Морфология «волшебной» сказки: Исторические корни волшебной сказки / В.Я. Пропп.-М.: Лабиринт, 1998.-512 с.

164. Пропп, В.Я. Проблемы комизма и смеха. Ритуальный смех в фольклоре / В.Я. Пропп. М.: Лабиринт, 2007. — С.6.

165. Прохорова, Т.Г. Пушкинские реминисценции в творчестве Т. Толстой / Т.Г. Прохорова // Ученые записки Казанского университета. -1998.-Т. 136.-С. 89-96.

166. Путилов, Б.Н. Древняя Русь в лицах: Боги, герои, люди / Б.Н. Путилов. СПб.: «Азбука - классика», 2001.-368 с.

167. Радченко, А. Кысь меня!: рецензия на роман Т. Толстой / А. Радченко // http: //www.infoural.rn/infoural/delur/2001/r2/5-7-3.html.

168. Руднев, В. Словарь культуры XX века: Ключевые понятия и тексты / В.Руднев.-М.: Аграф, 1997. -384 с.

169. Русская народная поэзия. Обрядовая поэзия. Сост. К. Чистов и Б.Чистова. Л.: Художественная литература, 1984. - 325 с.

170. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным. Репринт. В 4ч. - М.: 1880. - С.81.

171. Саблина, Н.П. Буквица славянская: Поэтическая история азбуки с азами церковнославянской грамоты / Н.П. Саблина.- С.- Пб.: Ижица, -2002. 190 с.

172. Сказки / Сост. Подгот. Текстов и коммент. Ю.Г. Круглова. М.: Сов. Россия, 1989.- кн.2. С. 15.

173. Скаковская, Л.Н. Фольклорная парадигма русской прозы последней трети XX века: дис. .д-ра филол, наук: 10.01.01 / Л.Н.

174. Скаковская. Тверь, 2004.-336 с.

175. Скоропанова, И.С. Русская постмодернистская литература: уч. пособие/ И.С. Скоропанова. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Флинта: Наука, 2002. - 416 с.

176. Славникова, О. Произведения лучше литературы: Субъективный обзор прозы / О. Славникова //Дружба народов. 2001. - № 1.- С.78-82.

177. Славникова, О. Пушкин с маленькой буквы / О. Славникова // Новый мир. -2001. -№3. С. 178-183.

178. Словарь русского языка: в 4-х т. / под ред. A/JI. Евгеньевой. М.: Просвещение, 1981. Т.З.- С. 92.

179. Славянская мифология. Энциклопедический словарь / Под ред. В. Я. Петрухина. М. Эллис, 1995. - 415 с.

180. Степанов, Ю. Константы: Словарь русской культуры. — М.: Академический проект, 2004. 992 с.

181. Смирнова, H.A. Механизм интертекстуальности: рассказ Татьяныс

182. Толстой «Иорик» сквозь призму шекспировской интертекстемы / H.A. Смирнова // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе: сб. науч. ст. Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003. - С. 449453.

183. Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художественного исследования: в 2 т. / А.И. Солженицын. М.: Современник, 1989. - Т.2. - С. 38.

184. Стародомская, К. Колыбель для «Кыси»: Мир Татьяны Толстой в отсветах мировой катастрофы / К. Стародомская // Новое время. 2001.- № 52.-С. 18.

185. Тимина С.И. Русская литература XX века: школы, направления, методы творческой работы. СПб.: Высшая школа, 2002. — С. 311.

186. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова: в 4 т.- М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1940.

187. Томашевский, Б.В. Теория литературы. Поэтика / Б.В. Томашевский. М.: Аспект Пресс, 1999. - 334 с.

188. Топоров, В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического / В.Н. Топоров.- М.: Прогресс, 1995.

189. Тух, Б. Первая десятка современной русской литературы: сб. очерков / Б.Тух. М.: ООО «ИД "Оникс 21 век"», 2002. - С. 346-357.

190. Тюпа, В.И. Аналитика художественного. Введение в литературоведческий анализ: уч. пособие / В.И. Тюпа. -М.: Лабиринт, РГГУ, 2001.- 192 с.

191. Успенский, Б. А. Поэтика композиции. Структура художественного текста и типология композиционной формы / Б.А. Успенский. М.: Искусство, 1970. 406 с.

192. Фатеева, Н. Интертекстуальность и ее функции в художественном дискурсе / Н. Фатеева // Известия РАН. Сер. литературы и языка, 1997. Т. 56.-№5. - С. 105-109.

193. Финк, Э.Л. Мифология нашего времени и петиции писател: о книге Татьяны Толстой «День: личное» / Э.Л. Финк // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. ст. Самара: Изд-во Администрации Самарской области, 2003. С. 231137.

194. Фрейденберг, О.М. Система литературного сюжета / О.М. Фрейденберг,- М.: Наука, 1988.- С. 180-221.

195. Хализев, В.Е. Теория литературы / В.Е. Хализеь. 4-е изд., испр. и доп.-М.: Высш. шк. - 2004. - 437 с.

196. Хворостьянова, Е. Имя кыси: Сюжет, композиция, повествователь романа Татьяны Толстой «Кысь»/ Е. Хворостьянова // Традиционные модели в фольклоре, литературе, искусстве: сб. науч. ст. СПб.: Европейский дом, 2002.- С. 43.

197. Холл, Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. Пер. с англ.

198. А. Майкапара. М.: Крон-Пресс, 1999. — 656 с. — Серия «Академия».

199. Цуркан, В.В. Игровое начало в творчестве Татьяны Толстой В.В.Цуркан // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе: сб. док. междунар. конф. Магнитогорск: Изд-во МаГУ. - 2003. - С.486-453.

200. Чалмаев, В.А. Русская проза 1980-2000 годов: На перекрестке мнений и споров / В.А. Чалмаев // Литература в школе. 2002. - №4. -С. 18-25.

201. Чернорицкая, О. Трансформация тел и сюжетов / О. Чернорицкая //

202. Новое литературное обозрение. 2002. - № 56. - С. 296-309.

203. Черняк, М.А. Современная русская литература: уч. пособие / М.А. Черняк. СПб., М.: CATA- ФОРУМ, 2004. - 336 с.

204. Чупринин, С. Другая проза / С. Чупринин // Литературная газета. 1989. - 8 февраля.

205. Шапарова, Н.С. Краткая энциклопедия славянской мифология / Н.С. Шапарова. М.: Издательство ACT, 2001. - 624 с.

206. Шафранская, Э.Ф. Роман Т.Толстой «Кысь» глазами учителя и ученика: Мифологическая концепция романа / Э.Ф.Шафранская // Русская словесность. 2002. - №1. - С. 36-39.

207. Швец, Т.П. Мотив круга в прозе Т. Толстой / Т.П. Швец // Проблемы взаимодействия эстетических систем реализма и постмодернизма. Ульяновск, 1998. - С. 27.

208. Щедрина, Н.М. Стилевые доминанты романа Татьяны Толстой

209. Кысь»/ Н.М.Щедрина // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе: сб. науч. ст. Самара: Изд-во Администрации Самарской области. - 2003. - С. 252-259.

210. Эскина, H.A. Роман Татьяны Толстой «Кысь»: вариации, свернутые в кольцо / H.A. Эскина // «Третий Толстой» и его семья в русской литературе»: сб. науч. ст. Самара: Изд-во Администрации Самарской области. - 2003. - С. 272-281.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.