Генезис древнего декоративно-прикладного искусства Байкальского региона тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 17.00.09, кандидат искусствоведения Комарова, Надежда Петровна

  • Комарова, Надежда Петровна
  • кандидат искусствоведениякандидат искусствоведения
  • 2003, Улан-УдэУлан-Удэ
  • Специальность ВАК РФ17.00.09
  • Количество страниц 190
Комарова, Надежда Петровна. Генезис древнего декоративно-прикладного искусства Байкальского региона: дис. кандидат искусствоведения: 17.00.09 - Теория и история искусства. Улан-Удэ. 2003. 190 с.

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Комарова, Надежда Петровна

Введение.

Глава 1 Древнее искусство Байкальского региона: исторические этапы.

1.1. Типологизация предметов древнего искусства.

1.2. Развитие декоративно-прикладного творчества во II-I тыс. до н.э. - I тыс. н.э (металлургия бронзы и железа).

1.3. Иконография форм декоративно-прикладного искусства.

Глава 2 Проблема художественных стилей в древнем искусстве Байкальского региона.

2.1. Методологический аспект проблемы стиля в декоративно-прикладном искусстве.

2.2. Стили эпохи металлов.

2.3. Эклектика в искусстве эпохи средневековья.

2.4. Значение декоративности в прикладном искусстве Байкальского региона.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история искусства», 17.00.09 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Генезис древнего декоративно-прикладного искусства Байкальского региона»

Актуальность темы. Понятие искусства диалектично и прошло определенный эволюционный путь развития, которое протекало и относительно самого понятия, и относительно человека - его психологического и социального становления. Поскольку искусство есть часть культуры, постольку изменение их взаимоотношений определяется исторической эволюцией культуры как целого, в котором существует и движется искусство.

На ранних этапах истории тяготение к эстетическому проявлялось в самых разных видах и формах: создании наскальных рисунков, малой пластики, оформлении быта и одежды предметами, не имеющими явного функционального, утилитарного предназначения. Все эти формы изображений не копировали реальный мир, а воплощали собой традиционные представления о жизни и взаимодействии человека с природой. Изобразительные элементы входили в знаковую систему исторической эпохи, начиная с эпохи камня. Так рождались символы -эстетические модели действительности.

Археологической наукой, изучающей древности Сибири, накоплен богатейший материал, хранящийся в музейных собраниях, среди которого существенное место занимают предметы, характеризующие изобразительную культуру того или иного исторического периода Байкальского региона. Именно эти предметы, рожденные творческой фантазией, отражали мировоззрение человека и общества.

Сибирский материал - эти бесценные данные - лишь отчасти, фрагментарно включены в орбиту истории искусства. Одной из главных задач, определяющей актуальность настоящего исследования является привлечение внимания к миру вещей, рожденному нашими предками, заложившими первые камни в фундамент единой мировой цивилизации, давшему жизнь современному художественному творчеству. Сохранение культурного наследия, использование традиций древнего изобразительного искусства является актуальной проблемой в наши дни.

Степень разработанности проблемы. Источники по теме исследования можно разделить на два типа: материальные - археологические предметы (артефакты) и письменные, которые, в свою очередь, подразделяются на работы уровня археологических интерпретаций древнего искусства и искусствоведческих исследований, использующих теоретико-методологический анализ.

С позиций исторического развития человека имеется большой объем информации, среди которого мы выделяем и типологизируем данные по изобразительному искусству Байкальского региона, начиная с древних предметов культуры.

Начало научных представлений о первобытном обществе положено в XIX веке, среди них — идеи прогрессивно-исторического развития с собственными этапами и законами, «теория единства исторического развития» (Дж. Леббок, Й. Бахофен, JI. Морган, Э. Тайлор, Д. Кларк и др.). Работы Э.Б. Тайлора по первобытным верованиям характеризуют первобытное мышление и мировоззрение как совершающееся по единым законам для всего человечества [Тайлор, 1989]. Европейские ученые-«эволюционисты» стали сближать археологический и этнографический материал для обобщенных исторических построений. В трудах Г. Риккерта и Ф. Ратцеля выдвигается тезис о зависимости путей исторического развития человека от географической среды, который в Сибири воспринял Б.Э. Петри. Ученые считали, что совокупность характерных культурных явлений в каждом географическом районе должна рассматриваться как особый «этнический круг», имеющий собственные неповторимые пути развития. А распространение культуры на земле совершается путем миграций «этнических кругов», их влияний друг на друга (заимствования). В качестве метода установления культурных кругов Ф. Гребнер выдвинул два основных критерия: «критерий формы» и «критерий количества».

Согласно формально-типологическому методу О. Монтелиуса, подлежащие хронологизации вещи разбиваются на группы по материалу, форме и назначению. Типологические серии представляют собой совокупность близких по форме вещей (типов), а далее типы располагаются в порядке развития от простого к сложному. Этот метод касается всех вещей, в том числе и произведений искусства и предметов художественного ремесла.

Метод типологизации побудил историков прийти к исследованию проблем происхождения искусства (Леруа-Гуран, 1995; А.Д. Столяр, 1985; В.Б. Мириманов, 1998; А.К. Филиппов, 1969 и др.), созданию этнических параллелей и реконструкции мифологического и традиционного мировоззрения.

Первыми интерпретаторами «изображенных реалий» стали археологи -исследователи Сибири второй половины XX века. Среди них имена М.М. Герасимова, А.П. Окладникова, З.А. Абрамовой, В.В. Свинина. В 1970-е -1990-е годы древнему искусству в контексте археологических исследований в Сибири уделяли внимание В.Е. Ларичев, А.П. Деревянко, Б.А. Фролов, Г.И. Медведев, А.В. Давыдова, П.Б. Коновалов, Э.А. Новгородова, М.А. Дэвлет, М.В.Константинов и др.

Изобразительное и декоративное искусство региона периода первобытности было объектом исследования бурятских ученых, занимающихся как вопросами материальной культуры, так и историей художественного творчества (Б.Э. Петри, П.П. Хороших, С.П. Балдаев, М.Н. Хангалов и др.). Это было связано с проблемой продолжения этнических традиций, сохранением и развитием национальной культуры. Художественный опыт предшествующих поколений мастеров является резервом эстетического потенциала современности населения Байкальского региона, хранилищем секретов многих художественных ремесел, утраченных у других народов, и это, прежде всего, касается искусства обработки металлов. Этой яркой области традиционной культуры посвящены работы И.И. Соктоевой, Р.Д. Бадмаевой, А.В. Тумахани, Н.В. Кочешкова. Особенной чертой изобразительного и прикладного творчества региона является сочетание иконографии буддийского мира, народной центрально-азиатской традиции и современных проевропейских методов и приемов художественно-образного воплощения реального мира. Но и в прошлом, и в настоящем значительное место в искусстве занимает декоративная выразительность, совмещающая в себе как пластическую, так и символическую функцию.

Описывая произведения древнего искусства Байкальского региона в том числе и декоративно-прикладного, историки стремились перейти на искусствоведческие позиции определения вида, композиционных особенностей, технического исполнения и стилистических характеристик. Для привлечения внимания к явлению эстетического в предмете часто прибегали к использованию литературных форм очерка, рассказа, эссе, образно-поэтическому выражению эмоций (например, «Олень - золотые рога», «Утро искусства», «Очерки по первобытному искусству» и т.д.). В обиход истории искусства и научной археологической литературы вошли термины «писаница», «наскальные изображения», «статуэтки», «украшения» вместо терминов петроглифы, скульптура, прикладное искусство и ювелирное искусство, торевтика. В результате, исследователи одной из самых передовых в вопросах искусства Сибири археологических школ Кемеровского Государственного университета, высказались по поводу того, что основные результаты в области изучения изобразительного искусства получены преимущественно археологическими методами. Искусствоведение, по их мнению, пока оказалось малоэффективным, что объясняется, прежде всего, несоответствием его основных понятий сути древней изобразительной деятельности [Шер Я.А., 2000].

Углубленные поиски понятия художественного стиля в искусствознании начинались в XIX веке в трудах известных теоретиков представителей Венской школы . Согласившись с Г. Вельфлином в позиции - «искусство есть история зрительного восприятия», такие исследователи как А. Ригль выдвигают теорию «художественной воли» или «стиля», которые являются зависимыми переменными внутреннего структурного принципа. Изменения стилистических принципов закрепляются фундаментальными изменениями духовных структур определенной группы людей, а также изменениями в «идеалах», переоценкой ценностей. Во второй половине XX века X. Зельдмайр развивает теорию и методологию искусствознания, определяя условие «верного восприятия» и практики интерпретации. Он считал, что анализ искусства должен проводиться с учетом эмоционально-экзистенциальной составляющей. В результате творческого и научного процесса появляется новое творение - понятого и тем самым оживленного произведения искусства [Ванеян С., 1999].

Материальной базой нашего исследования являются коллекции музеев Бурятии (Музей истории Бурятии, Краеведческий музей им. Обручева, музей Бурятского научного центра СО РАН), музеев г. Иркутска (Областного краеведческого музея, материалы экспозиций, материалы экспозиций Областного художественного музея), музеев г. Читы (Областной краеведческий музей им. Кузнецова) и г. Новосибирска (музей Института археологии и этнографии СО РАН), а также материалы архивов Иркутской области.

Особые возможности искусства позволяют ему выполнять функцию диалога в процессе общения разных типов культуры и обеспечивается он таким важным эстетическим параметром, каким является художественный стиль. Стиль - это конкретный способ организации художественной формы, обусловленный тем содержанием, которое несет в себе и выражает собою эта форма. Поэтому стиль несет информацию об окружающем мире, отображаемом искусством, о мере и характере художественного преломления, о способе образного воплощения. Этот угол преломления объективной реальности обусловлен характером той культуры, к которой данное искусство принадлежит.

Понятие стиль распадается на «внешний» и «внутренний» стили, которые могут быть осмыслены только через понимание произведения. Проблемы первой стадии решаются на уровне датировки, происхождения, авторства. Это наука о формах, предметах, а не об искусстве. Именно до этой стадии - постижения особой группы предметов - произведений искусства, дошли представители археологических школ.

К внешней форме - иконографии — относили понятие «стиль» русские ученые Ф. Буслаев и Н. Кондаков, работая над проблемой изучения христианского искусства. Но иконографический метод не может вскрыть всей специфики искусства, он вскрывает лишь сюжетную канву [Вагнер Г.К., 1986]. Иконологический метод - это следующая ступень познания искусства: раскрытие символического смысла произведения, соответствие идейного замысла форме и т.д. Ни иконографический, ни иконологический методы не имеют своим предметом структуру искусства, а без изучения структуры вряд ли возможен объективный подход к проблеме стиля.

Искусствоведы конца XX века, осваивая теоретическое наследие, отметили, что «стиль» и есть основная единица классификации, но рядом с ним есть целый круг понятий, позволяющий упорядочивать и группировать художественные явления, например, - направление, течение, мотив, метод, тип и типология, типологическая модель [Бернштейн Б.М., 1986].

Таким образом, основная проблема исследования состоит в стремлении обозначить историю художественных стилей в декоративно-прикладном искусстве древних культур Байкальского региона как источника основных образных понятий, как структурной единицы, используя методы иконографического и иконологического анализа произведений.

Объект исследования: коллекции археологических памятников, отражающие художественные направления в изобразительном искусстве Прибайкалья, Забайкалья и прилегающих культурных областях Южной

Сибири, Монголии и Северного Китая в заданном хронологическом диапазоне.

Предмет исследования: возникновение и формирование декоративно-прикладного искусства в контексте истории региона (генезис).

Цель исследования: определение взаимосвязей художественных образов древних изобразительных культур Байкальского региона на материале декоративно-прикладного искусства.

Задачи:

• представить эволюцию изобразительных образов: от архаики до средневековья по видам искусств;

• определить методику классификации предметов прикладного искусства;

• выделить стили древнего декоративно-прикладного искусства;

• изучить соотношение «центр-периферия» образно-сакрального пространства в искусстве Байкальского региона, отражаемого в прикладном творчестве.

Хронологические границы исследования определяются характером основной источниковой базы: эпоха бронзового века - эпоха средневековья территории Байкальского ареала (II тыс. до н.э. - перв. пол. II тыс. н.э.).

Методологической основой настоящего исследования послужили фундаментальные труды отечественных и зарубежных исследователей, заложивших базисные понятия научности и объективности, а также принципы теории и истории изобразительной культуры.

Важное методологическое значение имеет выявление внешних связей художественного процесса с историческими, экономическими и социальными движениями в обществе.

Методы исследования: общенаучные методы анализа, сравнения, типологизации; исторические методы установления временной координаты, локализации исторических фактов, хронологический метод, а также дедуктивный метод и метод искусствоведческого анализа.

Типология художественных взаимодействий имеет инструментальное значение при достижении цели исследования и может способствовать анализу художественного процесса. Всякий выделенный этап в нем следует охарактеризовать не только с точки зрения концептуального инварианта и заключенной в нем модели мира, но и с точки зрения характера и типа представленных в нем художественных взаимодействий, удельного веса традиций и новаторства.

В настоящее время для организации все более массового археологического материала используется понятие «культурного ареала», применяя его для изучения кроме комплексного общенаучного метода методы смежных философских дисциплин: структуро логический, семиотический.

Нам также представляется необходимым решение проблемы классификации предметов искусства, имеющих насколько функциональные, настолько и художественные характеристики.

Научная новизна работы заключается в новом видении истории древнего декоративно-прикладного искусства Байкальского региона, в использовании теории художественного стиля для искусствоведческого анализа археологического материала. Исследователь предлагает применять для интерпретации изобразительного ряда иконографические и иконологические комплексные стилистические принципы исследования.

Опираясь на принятую историческую периодизацию, был* выделен* в рамках бронзового и раннего железного веков, а также периода раннего средневековья на территории Байкальского региона ряд художественных направлений. Это «таежный» стиль, имеющий в своей основе локальные (серовско-глазковские) традиции приемов и методов решения объемов и декора предмета. Следующий за ним в истории искусства «степной» стиль массового производства бронзовых предметов опирался на художественный опыт крупнейших цивилизаций Востока и универсальный анималистический стиль Евразии.

Эклектика особенно наглядно проявляется в прикладном искусстве средних веков и связана с эпохой формирования раннегосударственных образований на территории Центральной Азии и Байкальского региона как периферии номадической культуры.

Практическая значимость. В диссертации предлагается новый подход к изучению памятников древнего искусства Байкальского региона, на основе выделения и периодизации художественных направлений декоративной пластики.

Концепция локальных стилей может быть предложена для использования в региональных курсах лекций «Древнее искусство Байкальского региона». Отдельные положения диссертации могут быть отражены в музееведении: в концепциях выставок и стационарных экспозициях музеев Бурятии, а также материалы исследования могут быть использованы в современной практике художников, представляющих декоративно-прикладное искусство Бурятии.

Апробация работы была представлена в материалах докладов международных и российских конференций (Чита, 1992; Улан-Удэ, 1995, 1996, 2000; Кемерово, 1995; Иркутск, 2000 и др.) и в 8 научных публикациях (общим объемом 1,5 п.л.). Ряд положений нашли реализацию в концепциях и организации художественных выставок: «Древнее искусство бронзового литья» в Музее Бурятского научного центра СО РАН (Улан-Удэ, декабрь, 1998 г.), «Первобытное искусство» в Иркутском областном художественном музее им. В.П. Сукачева (Иркутск, январь 2000 г. — декабрь 2002 г.), «Пояс -Вселенная кочевника» в Красноярском музее им. Ленина в рамках международной бьеннале (Красноярск, сентябрь 2003 г.)

Основные положения, выносимые на защиту:

• Археологический материал, представленный в музейных коллекциях, демонстрирует картину самобытных проявлений сформировавшихся художественных направлений в декоративно-прикладном искусстве Байкальского региона на протяжении не менее четырех тысяч лет и имеет общепринятую историческую периодизацию: искусство эпохи камня, искусство эпохи бронзового - железного веков, искусство средневековья.

• Памятники искусства широкого хронологического диапазона дают картину эволюции видов изобразительного искусства, а том числе декоративно-прикладного.

• Применение методологии искусствознания и типологизации предметов по периодам и видам позволяют выделить локальные стилевые направления, в целом демонстрирующие духовную культуру населения региона, формирующую изобразительные традиции, технологии и техники художественной обработки материалов.

• Искусствоведческий анализ археологических источников дает возможность определить искусство Байкальского региона в исследуемый период как автохтонное образование, сложившееся на периферии Центральной Азии, сложносоставное по своей структуре, вобравшее в себя разные компоненты мировой изобразительной культуры и сохранившей характерные элементы лесостепной и степной культур.

Структура диссертации: работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, 24 иллюстраций и сравнительной таблицы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история искусства», 17.00.09 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история искусства», Комарова, Надежда Петровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Механизмом сложения жизненно важных понятий для деятельности человека является процесс их обозначения пластическим языком линии или объема. Фиксируемая информация закреплялась в памяти не только тогда, когда воспринималась на слух, но и зрительно, что обогащало воображение, рождало варианты, будило творческую фантазию.

Первоначальным моментом, толчком, побудившим человека делить на части графическими линиями и объемами пространство и воссоздавать его вновь, было чувство ритма, обусловленное эмпирическими наблюдениями за явлениями природы, собственная трудовая практика, которые слились воедино, родив желание творить, выведя его на подсознательный уровень. Процесс способности к условной передаче информации вынашивался в недрах первобытности длительное время и эволюционировал в историческом освоении материала (камень, кость, глина, металл и проч.), через ощущение формы и образа [Филиппов, 1969].

Внешний облик изделий уже в эпоху палеолита свидетельствует о сложившемся комплексе атрибутов «духовной» сферы жизнедеятельности человека. Человек палеолита, пользуясь орудиями труда, сформировал примитивно-натуралистические, реалистические и условные формы изобразительной деятельности, что говорит о системе общения, приемах передачи информации знакомыми абстракциями. Здесь мы могли бы говорить о жизненности, имея в виду, что жизненность свойственна произведению искусства как таковому, а не достоверному изображению того или иного природного объекта.

Развитие изобразительных мотивов и приемов художественно-образного воплощения их находится в определенной зависимости от расширения предметной среды. Художественный образ всегда связан с реальным миром и является свидетельством степени познаваемости его. Особо устойчивую информацию об эстетическом освоении действительности несут сохранившиеся в археологических памятниках предметы из металлов, художественно-символическое оформление которых дает представление об особом отношении к вещному миру как в первобытном, так и в традиционном обществе.

В вопросе генезиса древнего искусства, каждом из его этапов велика роль художественного стиля, как элемента общей структуры, где мера соотнесенности реальности и абстракции, знака и декоративности может быть поставлена в прямую зависимость от развития социума.

В процессе исследования формообразования художественных стилей, нами были выделены исторические типы изобразительной культуры, соответствующие историческим этапам эволюции художественно-образной системы:

• I этап - сложения модели и собственной знаковой функции искусства на основе становления и развития мифологического сознания, которое было унаследовано от мировоззрения палеолит-неолитической эпохи: «знаки-символы», «формы-символы» в анималистических и антропоморфных объемах и изображениях на плоскости.

II этап сформировался в эпоху медно-бронзовой металлургии, когда технологии обработки металлов дали толчок развитию инвариантов и декоративности, олицетворяющей расширение возможностей особого «языка» изобразительной культуры.

III этап - отразил взаимовлияние сложившихся изобразительных систем раннеземледельческих цивилизаций и культур охотников и скотоводов лесостепи и степи (скифо-сибирский звериный стиль).

IV этап - образование в регионе традиционалистских культур (этнических) на основе архаических моделей, эклектики эпохи средневековья и развитых идеологических систеи.

• Формирование «местной» сакрализации и образование номадической изобразительной культуры обширного ареала происходило с выделением локальных центров в декоративно-прикладном искусстве:

1) карасукско-тагарская культура Южной Сибири;

2) художественное направление, сложившееся на территории северо-западного Китая;

3) художественные стили Восточной Монголии и Южного Забайкалья.

Весь процесс развития носил «подражательный» характер, обусловленный значением исторической событийности. Условный «центр» зависел от места обитания племен (географический фактор), от способа хозяйствования (экономический фактор), от социальной принадлежности вещи (общественный фактор), от магико-культурных мифологических традиций (религиозный фактор).

Таким образом, позиция центра художественной культуры могла меняться в историческом контексте, и границы периферии, также, смещались и перекрещивались, создавая предпосылки для эклектичности художественно-образной системы, именуемой художественным стилем.

• Существует целый блок факторов внутривидового развития прикладных искусств и влияния /взаимовлияния/ других видов пространственных искусств. Единым знаменателем и поводом для взаимодействия была синкретичность древнего и традиционного искусства как эстетической области деятельности человека. При искусствоведческом анализе исторических этапов в контексте широкого сопоставления материала нами выделена характерная черта изобразительной культуры в целом как в эпоху первобытности, так и в эпоху средневековья, а именно: наличие постоянной декоративной составляющей всех видов искусства, что определено главным его свойством - синкретичностью - и связью с миром предметов. Художественные стили, сменяя друг друга, демонстрируют степень и характер декоративности.

Стили декоративно-прикладного искусства в данном хронологическом диапазоне делятся на три основных вида: «палеосибирский» стиль, ранний анималистический или «таежный» стиль и степной стиль как локальный вариант скифо-сибирского звериного стиля, а также период средневековой эклектики, в недрах которой формируются основы этнических изобразительных традиций.

Палеосибирский» стиль века камня демонстрирует нам освоение искусственно абстрактного пространства и овладение формой, а также их взаимодействие с помощью декоративных знаков - символов.

Ранний анималистический стиль характеризуется реалистичностью изображений тотемических первопредков в пластических объемах входит в знаковую систему космогонического характера эпохи бронзы. Стиль складывается в условиях охотничьего хозяйствования с началом развития скотоводства, собственного литейного производства и под влиянием образцов карасукского и раннетагарского южно-сибирского региона.

Совершенствование вооружения и орудий труда приводит к усилению функциональности предметов, ранее декорированных в объеме, и закреплению линейной орнаментализации в «степном» стиле. Кроме литья в искусстве изготовления предметов, появляются техники штампа и выколотки, гравировки и инкрустации цветными металлами элементов декора, что демонстрируют накладные пластины и бляшки.

С культурой тюрков Южной Сибири на территории региона распространяется символика манихейства и раннего буддизма, которая часто использует рельеф в технике чеканки по металлу, представляя ремесло развитых городских центров. Круг предметов, декорированных традиционным способом, остается прежним, однако в техниках и символах активно ощущаются различия как социального, так и этнического порядка, что ярко отражает исторический процесс раннего средневековья и эклектику как элемент или художественное направление межстилевой структуры.

В плоскостной орнаментике традиционного прикладного искусства по-прежнему живут символы охотничьей магии и технологии обработки гладкой поверхности железа насечкой цветными металлами. Линейный декор подчеркивает контуры форм, соединяя в композицию предметы конской упряжи, пояс и поясные наборы. Основная семантическая направленность изображений связана с благопожелательной символикой, лунарным и солярным культом, культом плодородия, что является реминисценцией «таежного» стиля в искусстве. Основным композиционным элементом является мотив «мирового древа», цветочная розетка или концентрические круги с обозначенным центром и организованной вокруг него симметрией. Ритм деталей композиции образован или сегментами, или радиальными кругами, или зигзагами - треугольниками. Присутствует устойчивая система счета деталей композиции (-2 — 4- 8-16).

Универсальность композиционного строя традиционных художественных направлений базируется на рациональных знаниях и духовных достижениях мира кочевников, идеалах мифологического традиционного сознания, имеющего непрерывную связь с универсальным кодом предшествующих культур.

Проведенные в нашем исследовании историческая и художественно-стилевая типологизация, а также классификация видов, направлений, мотивов искусства и художественно-образное описание археологических коллекций позволили сделать общий вывод о взаимосвязи между этапами искусства, об универсальности «языка» изобразительной культуры в контексте мировой цивилизации кочевников. Вместе с тем богатство локальных художественных школ Байкальского региона в исследуемый хронологический период говорит о самобытности развития изобразительной культуры на данной территории.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Комарова, Надежда Петровна, 2003 год

1. Абрамова З.А. Изображение человека в палеолитическом искусстве Евразии. М.-Л.: «Наука», 1965. - 210 с.

2. Артамонов М.И. Скифо-сибирское искусство звериного стиля // Проблемы скифской археологии. АН СССР. М.: «Наука», 1971. - С. 24-35.

3. Артамонов М.И. Сокровища саков. М.: «Искусство», 1973. - 250 с.

4. Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства. — М.: «Прометей», 1994.-351 с.

5. Бадмаева Р.Д. Бурятский народный костюм. У.-У.: Бурятское кн. изд-во, 1987.-196 с.

6. Балдаев С.П. Бурятские свадебные обряды. У.-У.: БУРГИЗ, 1959. -179 с.

7. Балдаев С.П. Дневники (рукопись) экспедиций в Боханский район Иркутской области в 1930-е годы // Фонды Музея истории Бурятии.

8. Балдаев С.П. Предание о расселении кударинских и кабанских бурят // Зап. БМНИИК, 1958.

9. Балдаев С.П. Родословные предания и легенды бурят. У.-У.: Бур. Кн. изд., 1970.-263 с.

10. Баранкова Н.И. Культурно-историческая интерпретация хуннской торевтики (на материалах музеев Бурятии): Автореф. дис. . канд. ист. наук. -У.-У., 2000.- 16 с.

11. Баторова Е.А. Бурятский орнамент XVIII-XX веков: Автореф. дис. . канд. искусствоведения. М., 2000. - 22 с.

12. Бердникова В.И., Ветров В.М. Скифо-сибирский стиль в художественной бронзе верхней Лены // Советская археология. М.: «Наука», 1991. - Вып.2. - С. 196-207.

13. Бернштам А.Н. Синкретическое искусство тюркского каганата // МИИ Археологии СССР. Гл.Ш. - М.-Л.: «Наука», 1952. - №26. - 348 с.

14. Бернштейн Б.М. Искусствознание и типология // «Советское искусствознание». М.: «Советский художник», 1986. - Вып.21. - С. 190333.

15. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. M.-JL: «Наука», 1950. -Ч. I. - 381 с.

16. Вагнер Г.К. Методологические предпосылки изучения стиля древнерусского искусства // Критерии и суждения в искусствознании. М.: «Советский художник», 1986. - С.254-275.

17. Ванеян С. Методы гештальта и теофании // Искусствознание. М. -1/99.-С. 506-552.

18. Вельфлин Г. Классическое искусство. Введение в изучение итальянского возрождения. С.-Пб.: «Алетея», 1997. — С. 205-304.

19. Волков В.В. Оленные камни Монголии. — Улан-Батор: Изд-во АН МНР, 1981.-256 с.

20. Гафуров Б.Г. Кушанская эпоха и мировая цивилизация//Тр. междунар. конф. по истории археологии и культуре Центральной Азии в Кушанскую эпоху (Душанбе, 1969). М.: «Наука», 1974. - 400 с.

21. Геденштром М. Отрывки о Сибири. С.-Пб., 1830.

22. Генин де В. Горная история // Горный журнал. С.-Пб., 1828.

23. Георги И.Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, обыкновений, жилищ, одежд, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопримечательностей. -СПб., 1799.-Ч. III.-С. 29.

24. Горюнова О.И. Антропоморфная и зооморфная скульптура древнего могильника Усть-Белая // Древняя история народов юга Восточной Сибири. — Иркутск: Изд. ИГУ, 1974а. Вып.2. - С. 129-140.

25. Гришин Ю.С. Древняя добыча меди и олова. М.: «Наука», 1981. - 135с.

26. Гришин Ю.С. Металлические изделия Сибири эпохи энеолита и бронзы // Археология СССР. М.: «Наука», 1971. - Вып.32. - С. 25-30.

27. Гришин Ю.С. О некоторых забайкальских медно-бронзовых~"изделияхIэпохи средней бронзы // Советская археология. — М.: «Наука», 1968. №\ — С. 180-182.

28. Гришин Ю.С. О некоторых западных культурных связях лесного забайкальского населения в эпоху поздней бронзы и раннего железа // Древнее Забайкалье и его культурные связи. Новосибирск: «Наука», 1985. -С. 143-171.

29. Гришин Ю.С. Памятники неолита, бронзы и раннего железного веков лесостепного Забайкалья. М.: «Наука», 1981. — 210 с.

30. Грязнов М.П. Бронзовый кинжал с оз. Котокель // «Бурятиеведение». — Верхнеудинск, 1929. Вып.1-2 (9-10). - С. 5-7.

31. Грязнов М.П. К хронологии древнейших памятников ранних кочевников // Успехи среднеазиатской археологии. JL: «Наука», 1975. -Вып.З.-С. 63-69.

32. Гумилев J1.H. Сочинения. История народа хунну / Сост. и общ. ред. А.И. Куркчи. М.: Ин-т ДИ-ДИК (Мир Л.Н. Гумилева), 1998 - Т.9. - Кн.1. -446 с.

33. Гумилев Л.Н. Сочинения. История народа хунну / Сост. и общ. ред. А.И. Куркчи. М.: Ин-т ДИ-ДИК (Мир Л.Н. Гумилева), 1998 - Т. 10. - Кн.2. -496 с.

34. Давыдова А.В. Иволгинский комплекс (городище и могильник) -памятник хунну в Забайкалье. Л.: Изд-во Лен-го ун-та, 1985. — 112 с.

35. Даркевич В.П. Аргонавты средневековья. М.: «Наука», 1976. - 200 с.

36. Дебец Г.Ф. Отчет об археологических разведках на оз. Котокель // «Бурятиеведение». Верхнеудинск, 19266. - №2. - С. 14-16.

37. Декоративно-прикладное искусство Монгольской народной республики. Улан-Батор: Госизд-во, 1977. - 114 с.

38. Диков Н.Н. Бронзовый век Забайкалья. У.-У.: Бур. кн. изд., 1958. -106 с.

39. Дьяконова В.П. Погребальный обряд тувинцев как историко-этнографический источник. — JL: «Наука», 1975. — 160 с.

40. Дэвлет М.А. Сибирские ажурные поясные пластины II в. до н.э. I в. н.э. // Археология СССР. Свод археологических источников. - М.: «Наука», 1980. - Д4-7. - С. 37-48.

41. Евсюков В.В. Восточно-азиатский неолитический миф о сотворении земли // Каменный век Северной, Средней и Восточной Азии. -Новосибирск: «Наука», 1985. С. 95-108.

42. Ермолова Н.М. К вопросу об интерпретации излбражений животных // Скифо-сибирское культурно-историческое единство: Мат. I Всесоюзн. археол. конф. Кемерово: Кемеровский гос. ун-т, 1980. - С. 358-366.

43. Золотые олени Евразии / Под ред. Пиотровского М.Б. С.-Пб., 2001. -245 с.

44. Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник (по материалам XIX- нач. XX вв.). М.- JI.: «Наука», 1963. - 213 с.

45. Ивашина Л.Г. Неолит и энеолит лесостепной зоны Бурятии. М.: «Наука», 1976. - 180 с.

46. Иерусалимская А.А. Великий шелковый путь и Северный Кавказ. Л.: «Наука», 1972. - 70 с.

47. Искусство Средневекового Востока. М.: «Искусство», 1989. - 190 с.

48. История искусств Востока. М.: «Искусство», 1984. - 303 с.

49. История Сибири. -М.-Л.: «Наука», 1970. Т. 1. - 500 с.

50. Каган М.С. О прикладном искусстве. Л.: «Художник РСФСР», 1961. -С. 257.

51. Кириллов И.И. Восточное Забайкалье в древности и в средневековье. -Иркутск: ИГУ, 1979. 95 с.

52. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. M.-JL: Изд-во АН СССР, 1949.-362 с.

53. Киселев С.В. Древняя культура Южной Сибири. М.: Изд-во АН СССР, 1951.-636 с.

54. Клейн JI.C. Археологическая типология. JL: Изд-во АН СССР, 1991. -448 с.

55. Коновалов П.Б. Хунну в Забайкалье. У.-У.: Бур. кн. изд-во, 1976. -221 с.

56. Коновалов П.Б. Центрально-Азиатский очаг скифо-сибирского культурно-исторического единства // Историко-культурные связи народов Центральной Азии. У.-У.: Изд-во БФ СО АН СССР, 1983. - С. 74-89.

57. Комарова Н.П. Геометрический орнамент костяных изделий (на примере поселения Каменка 1: Тез. докл. научн. конф. «Культурные традиции народов Сибири и Америки: преемственность и экология (горизонты комплексного изучения)». Чита: ЧГПУ, 1995. - С. 99-101.

58. Комарова Н.П. К проблеме развития орнамента в древнем искусстве Байкальского региона: Тез. докл. XXVIII Региональной археологической студенческой конференции (28-30 марта 1988 г.) «Проблемы археологии Северной Азии». Чита: ЧГПИ, 1988. - С. 19-21.

59. Комарова Н.П. Реминисценции звериного стиля в атрибутике бурятского шамана: Тез. докл. Межд. конф. «150 лет гуннской археологии.». У.-У.: Изд-во БНЦ СО РАН, 1996. - Ч. II. - С. 99-102.

60. Комарова Н.П. Семантика отдельных космогонических изображений Забайкальских писаниц / Историческое, культурное и природное наследие. -У.-У.: ВСГАКИ, 1996. Вып.1. - С. 98-104.

61. Комарова Н.П. Скальные погребения в Ацагате. Бурятия // Материалы межд. конф. У .-У.: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. - С. 115-117.

62. Комарова Н.П. Символы бронзовой пластики в творчестве Даши Намдакова: Мат. Межд. круглого стола «Отражение символики традиционной культуры в искусстве народов Байкальского региона и Центральной Азии». У.-У.: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001. - С. 109-114.

63. Кореняко В.А. Монгольская народная скульптура. М.: Изд-во ГМИНВ, 1980.-228 с.

64. Кочешков Н.В. Декоративное искусство монголоязычных народов XIX- середины XX века. М.: «Наука», 1979. - 208 с.

65. Кубарев В.Д. Курганы Юстыда. Новосибирск: «Наука», 1991. - 186 с.

66. Кузин А.А. История открытия рудных месторождений в России. М.: «Наука», 1963. - 70 с.

67. Кызласов JT.P. Этапы древней истории Тувы. Новосибирск: «Наука», 1978.-211 с.

68. Лбова Л.В., Хамзина Е.А. Древности Бурятии: карта археологических памятников. У.-У.: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999. - 241 с.

69. Литвинский Б.А. Исторические судьбы Восточного Туркестана и Средней Азии // Восточный Туркестан и Средняя Азия. М.: «Наука», 1984.- С. 38-50.

70. Лосев А. Художественные каноны как проблема стиля // «Вопросы эстетики». М.: «Мысль», 1964. - Вып.6. - 400 с.

71. Лотман Ю.М. Собрание сочинений. Таллинн: «Александра», 1992. -Т.1.-512 с.

72. Лубо-Лесниченко Е.И. Китай на шелковом пути. М.: «Восточная литература», 1989. - 200 с.

73. Лубо-Лесниченко Е.И. Могильник Астана // Восточный Туркестан и Средняя Азия. М.: «Наука», 1984. - С. 15-64.

74. Лубо-Лесниченко Е.И. Привозные зеркала Минусинской котловины. — М.: «Наука», 1975. 165 с.

75. Лубо-Лесниченко Е.И. Шелковый путь в период шести династий // ТГЭ XIX. Культура и искусство народов Востока. - Л.: Государственный Эрмитаж, 1978. - Вып.8. - С. 45-59.

76. Луконин В.Г. Искусство Древнего Ирана. М.: «Искусство», 1979. -160 с.

77. Мартынов А.И. Лесостепная Татарская культура. Новосибирск: «Наука», 1979. - 80 с.

78. Мартынов А.И. О мировоззренческой основе искусства скифо-сибирского мира // Скифо-сибирский мир. Искусство и идеология. — Новосибирск: «Наука», 1987. С. 210-228.

79. Миняев С.С. Производство бронзовых изделий у сюнну / Древние горняки и металлурги Сибири. — Барнаул: Алтайский гос. ун-т, 1983. С. 125-132.

80. Миняев С.С. Дырестуйский могильник. С.-Пб.: «Европейский дом», 1998.- 113 с.

81. Мириманов В.Б. Изображение и стиль. М.: Росс. гос. гуманит. ун-т, 1998.-80 с.

82. Мириманов В.Б. Искусство и миф. М.: «Согласие», 1997. - 328 с.

83. Мириманов В.Б. Первобытное и традиционное искусство. — М.: «Искусство», 1973.

84. Мурина Е.Б. Проблемы синтеза пространственных искусств: Очерки теории. М.: «Искусство», 1982. - 192 с.

85. Наумова Д.В. Производство и обработка древних медных и бронзовых орудий // Новые методы в археологических исследованиях. М.-Л.: «Наука», 1973.-С. 47-59.

86. Новгородова Э.А. Древняя Монголия. М.: «Наука». - 1989. - 381 с.

87. Новгородова Э.А. Центральная Азия и карасукская проблема. — М.: «Наука», 1970.-215 с.91.0зерский А. Очерки геологии минеральных богатств и горного промысла Забайкалья. С-Пб., 1867. - 15-18 с.

88. Окладников А.П. История и культура Бурятии. Новосибирск: «Наука», 1976. - 70 с.

89. Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья // Мат. и иссл. по археологии СССР. М.-Л.: Изд-во АН ССР, 1955. - № 43. - 4.III. - 376 с.

90. Окладников А.П. Олень золотые рога. - М.-Л.: «Наука», 1964. - 50 с.

91. Окладников А.П. Утро искусства. Л.: «Наука», 1967.

92. Окладников А.П. Шишкинские писаницы. Иркутск: Ирк. кн. изд-во, 1959. -210 с.

93. Основы теории художественной культура. С.-Пб.: «Лань», 2001. - 287с.

94. Павлинская Л.Р. Еще раз об этнической истории Байкальского региона / Сибирь. Древние этносы и их культура. С.-Пб.: МАЭ РАН, 1996. — С. 6297.

95. Павлуцкий А. Краткое описание так называемых «чудских древностей», имеющихся вблизи Нерчинского округа. Иркутск: ЗСОРГО, 1867. - 102 с.

96. Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. У.-У.: Изд-во БФ СО АН СССР, 1988. - 155 с.

97. Переводчикова Е.В. Язык звериных образов. М.: «Восточная литература», 1994. -203 с.

98. Петри Б.Э. Орнамент кудинских бурят // Тр. МАЭ им. Петра Великого при Российской Академии наук. Пг., 1918 . - T.V. - Вып.1.

99. Петряев С. Д. Изучение Забайкалья в XVII-XIX вв. // Исследователи и литераторы старого Забайкалья. Чита: ЧГПИ, 1954. - С. 18-37.

100. Полосьмак Н.В. Всадники Укока. Новосибирск: «ИНФОЛИО-пресс», 2001.-334 с.

101. Пьянов И.В. «Шелковый путь» от Тиераполя в Серику (среднеазиатский участок) // Памироведение. Душанбе, 1985. - Вып.2. - С. 29-40.

102. Пюреев Д.В. Летящие кони солнечных дорог // Искусство стран Востока. М.: «Советский художник», 1982. - С. 25-39.

103. Пугаченкова Г.А. Скульптура и коропластика // Пугаченкова Г.А., Ремпель Л.И. Очерки искусства Средней Азии. М.: «Искусство», 1982. -С. 37-236.

104. Равдоникас В.И. История первобытного общества. Л., 1939. -T.I.

105. Радлов В.В. Из Сибири (страницы дневника). М.: «Наука», 1989.-749 с.

106. Рерих Ю.Н. Звериный стиль у кочевников Северного Тибета. -Прага, 1930.

107. Рерих Ю.Н. По тропам Средней Азии. Хабаровск: Хабаровское кн. изд-во, 1982.-288 с.

108. Рифтин Б.Л. Общие темы и сюжеты в фольклоре народов Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока // Страны и народы Востока. -М.: «Наука», 1982. Вып.ХХШ. - С. 102-109.

109. Руденко С.И. Искусство Алтая и Передней Азии. М.: «Наука», 1982.-360 с.

110. Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1962. - 203 с.

111. Руденко С.И. Сибирская коллекция Петра I. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 19626.-41 с.

112. Савинов Д.Г. Первичные материалы и стиль Саяно-алтайских изображений раннескифского времени / Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. Барнаул: Алтайский гос. ун-т, 1999. - С. 154-158.

113. Сергеева Н.Ф., Хамзина Е.А. Бронзовые изделия из Посольска на Байкале / Древняя история народов юга Восточной Сибири. Иркутск: ИГУ, 1975. - Вып.З. - С. 147-163.

114. Скрынникова Т.Д. Традиционное мировоззрение бурят и шаманизм // Методологические и теоретические аспекты изучения духовной культуры Востока. У.-У.: Изд-во БНЦ СО РАН, 1997. - Вып.2. - С. 3-19.

115. Соктоева И.И., Болсохоева Н.Д., Алексеева Т.Е., Ковалевский АЛ., Соктоев С.А. Белый волосок серебряный до луны дотяни. (Серебро Бурятии). У.-У.: Изд-во БНЦ СО РАН, 2002. - 120 с.

116. Соктоева И.И. Изобразительное и декоративное искусство Бурятии. Новосибирск: «Наука», 1988. - 106 с.

117. Сосновский Г.П. Плиточные могилы Забайкалья // Тр. отд. истории первобытной культуры. Д.: Государственный Эрмитаж, 1940.

118. Сосновский Г.П. Ранние кочевники Забайкалья. М.: КС ИИМК АН СССР, 1940. -Вып.6.

119. Сосновский Г.П. Раскопки Ильмовой Пади // Советская археология. М.: «Наука» ,1946. - Вып.8.

120. Спасский Г.О. О чудских копях в Сибири // Сибирский вестник. — С.-Пб., 1819.

121. Степи Евразии в эпоху средневековья / Археология СССР. М.: «Наука», 1981.-304 с.

122. Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. М.: «Искусство», 1985. - 298 с.

123. Студзицкая С.В. Скульптура эпохи ранней бронзы на Верхней Ангаре (по материалам могильника Шумилиха) // Бронзовый век Приангарья: Могильник Шумилиха. Иркутск: ИГУ, 1981. - С. 38-45.

124. Сыма Цянь. Исторические записки («Ши цзи»), М., 1986. - Т.4. -453 с.

125. Сыма Цянь. Исторические записки («Ши цзи»). М., 1987. - Т.5. -363 с.

126. Сычев В.Jl. К вопросу о восточноазиатских элементах в иранском костюме // Искусство и археология Ирана и его связи с искусством народов СССР с древнейших времен. М.: «Наука», 1979. - С. 47-88.

127. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. — М.: Изд-во политич. литры, 1989.-576 с.

128. Тешюухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края / Материалы по этнографии. Л., 1929. - Т.4. — Вып.2. - С. 41 -62.

129. Тишкин А.А. Предметы декоративно-прикладного искусства из памятников монгольского времени лесостепного Алтая / Сб.: История и культура Востока Азии. Новосибирск: «Наука», 2002. - С. 165-169.

130. Успенский В.А. Семиотика искусства. М.: «Наука», 1995. - 276с.

131. Федоров-Давыдов Г.А. Искусство кочевников и Золотой Орды. -М.: «Искусство», 1976. 228 с.

132. Филиппов А.К. О возникновении эстетического отношения и первых условных средств изображения в палеолите (по археологическим данным) И «Вопросы археологии». Новосибирск: «Наука», 1969. - 73-79 с.

133. Формозов А. А. Памятники первобытного искусства на территории СССР. -М.: «Наука»,1980. 133 с.

134. Фролов Б.А. Числа в графике палеолита. Новосибирск: «Наука», 1974. - 239 с.

135. Хамзина Е.А. Археологические памятники Забайкалья (поздние кочевники). У.-У.: Изд-во БФ СО АН СССР, 1970. - 140 с.

136. Хангалов М.Н. Собр. сочинений. У.-У.: Бур. кн. изд-во СО АН СССР, 1958.-Т.1.-549 с.

137. Хангалов М.Н. Собр. сочинений. У.-У.: Бур. кн. изд-во СО АН СССР, 1960.-Т.3.-421 с.

138. Хеннинг Р. Неведомые земли. М.: «Наука», 1965. - Т.1-2.

139. Хороших П.П. Итоги и задачи изучения памятников изобразительного искусства бурят // Жизнь Бурятии (Верхнеудинск). — 1924. №6. - С. 83.

140. Худяков Ю.С. Реконструкция узды из древнетюркского погребения на могильнике Ибыргыс-Кисте // «Гуманитарные науки с Сибири», СО РАН. Новосибирск: «Наука», 1998. - №3. - С.31.

141. Цыбиктаров А.Д. Бронзовый век западного Забайкалья//Новое в археологии Забайкалья. — Новосибирск: «Наука», 1981. С. 10-15.

142. Цыбиктаров А.Д. История Бурятии с древнейших времен до XVII века. У.-У.: Изд-во БГУ, 2000. - 218 с.

143. Цыбиктаров А.Д. Культура плиточных могил Монголии и Забайкалья. У.-У.: Изд-во БГУ, 1998. - 288 с.

144. Чекалов А.К. Основы понимания декоративно-прикладного искусства. М.: Академия художеств СССР, 1962. - 344 с.

145. Членова H.JI. Карасукские кинжалы. М.: «Наука», 1976. - 65 с.

146. Членова H.JI. Проблемы Скифской археологии. М.: «Наука», 1971.-80 с.

147. Членова H.JI. Хронология памятников Карасукской эпохи. — М.: «Наука», 1972.-104 с.

148. Шавкунов Э.В. Согдийская колония VIII-X веков в Приморье // Сб. науч. тр. Материалы по этнокультурным связям народов Дальнего Востока в средние века. Владивосток: ДВО АН СССР, 1988. - С. 100-105.

149. Шер Я.А. Первобытное искусство: факты, гипотезы, методы и теория // Археология, этнография и антропология Евразии. — М.: Ин-т археол. и этнограф. СО РАН, 2000. №2(2). - С. 77-87.

150. Шер Я.А. Ранний этап скифо-сибирского звериного стиля // Скифо-сибирское культурно-историческое наследие. Кемерово: Изд-во Кемеровского гос. ун-та, 1980. - С. 45-67.

151. Ювелирное искусство народов России (из собрания музея этнографии народов СССР). JL: «Советский художник», 1974. - 180 с.

152. Яковлева Е.Г. Художественные ремесла бурят/ Тр. НИИ художественной промышленности РСФСР. М., 1962. - Вып.1. - С. 59-78.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.