История католических общин в Туркестане: вторая половина XIX века - 1917 год тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.02, кандидат исторических наук Лисицкая, Ольга Витальевна

  • Лисицкая, Ольга Витальевна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2004, ТашкентТашкент
  • Специальность ВАК РФ07.00.02
  • Количество страниц 165
Лисицкая, Ольга Витальевна. История католических общин в Туркестане: вторая половина XIX века - 1917 год: дис. кандидат исторических наук: 07.00.02 - Отечественная история. Ташкент. 2004. 165 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Лисицкая, Ольга Витальевна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Процесс формирования католических общин в Туркестане.

1.1. Ситуационный анализ проникновения католичества в Туркестанский край.

1.2. Католические общины второй половины XIX века.

ГЛАВА 2. Эволюционное развитие католических общин Туркестана в начале XX века.

2.1. Строительство культовых сооружений.

2.2. Благотворительная деятельность.

2.3. Католичество в системе этноконфессиональных отношений в Туркестане.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «История католических общин в Туркестане: вторая половина XIX века - 1917 год»

Актуальность темы исследования: На протяжении веков неотъемлемой частью культуры человечества были и остаются религиозные ценности, воззрения и традиции. Влияние религии на формирование национальных культур, ее значение в приобщении людей к высшим духовно-нравственным и морально-этическим ценностям, историческому и культурному наследию неоспоримы. "Религии всегда вносили большой вклад в развитие духовности, просвещения, в мировые цивилизации. И мы сегодня, говоря о государственности, наших перспективах, должны относиться к религиям с уважением и как к национальной, и как к общечеловеческой ценности"1, — подчеркивает Президент Республики Узбекистан И. Каримов. Поэтому вполне естественно, что процесс духовного возрождения, начавшийся в стране в период независимости, охватывает все сферы жизни, в том числе и религию.

В ст. 31 Конституции Республики Узбекистан сказано: "Свобода совести гарантируется для всех. Каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Недопустимо принудительное насаждение религиозных взглядов". Следуя политике веротерпимости и мирного сосуществования различных религий в феврале-марте 1992 г. Узбекистан вступил в такие авторитетные международные организации, как ООН, ОБСЕ и другие, продемонстрировав, таким образом, мировому сообществу свою приверженность общественным нормам международного права. Республика присоединилась к основным документам ООН по правам человека, а также к более 30 международным договорам и конвенциям, посвященным различным аспектам прав человека, в том числе и в отношении свободы совести.

1 Каримов И.А. Основные принципы общественно-политического и экономического развития Узбекистана. Соб. соч. Т.З. - Т.: Узбекистон. 1996. С.35.

Выбрав в первые годы своей независимости миролюбивую политику построения нового общества, где соблюдались бы права всех людей независимо от их взглядов и вероисповедания, Узбекистан строит отношения на уважении религиозных чувств верующих. Еще в первой половине девяностых годов XX столетия Президент Ислам Каримов в своей книге «Наша цель: свободная и процветающая Родина» четко определил отношения государства с религиозными организациями: «Насколько государство будет уважать религиозные чувства и права верующих, настолько же верующие должны уважать законы и политику государства. Только при таком равновесии не будет никаких взаимных обид»1.

Достижение подобного баланса позволило нашей республике избежать конфликтов на религиозной и национальной почве. Кроме того, межнациональное согласие и поликонфессиональность - стали своеобразной визитной карточкой независимого Узбекистана. Без сомнения, основу этому положили проводимая руководством страны политика и законодательные инициативы отечественных парламентариев. Конституционные принципы о свободе вероисповедания, равноправии всех граждан независимо от национальности, расы, социальной и религиозной принадлежности нашли свое продолжение в ряде постановлений, указов, законов и послужили основой принятому в 1991 году Закону «О свободе совести и религиозных организациях». С учетом перемен, произошедших в жизни общества, в 1998 году утверждена новая редакция Закона, где определены основные принципы государственной политики в данной области.

По данным Комитета по делам религий при Кабинете Министров РУз, на 1 января 2004 г. в республике зарегистрировано, помимо мусульманских, 188 религиозных организаций, представляющих 15 конфессий. Среди них православная, католическая, лютеранская, армянская апостольская,

1 Каримов И.А. Наша цель: свободная и процветающая Родина. Соб. соч. Т. 2. - Т.: Узбекистон. 1996. С. 197. баптистская, полного Евангелия, адвентистская и другие христианские церкви, а также общины бухарских и европейских евреев, бахай, кришнаитов и буддистов. С 1991 года в республике в качестве официальных отмечаются такие мусульманские праздники, как Курбан-хаит и Руза-хаит. Кроме того, представители других конфессий также имеют возможность следовать религиозным обычаям и традициям своих предков.

Рост религиозного самосознания не мог не оказать влияние и на развитие теологического образования. По состоянию на 1 января 2004 г. в республике при Духовном управлении мусульман Узбекистана функционируют Ташкентский исламский институт и десять медресе. Весной 1999 года Указом Президента Ислама Каримова был создан Ташкентский исламский университет. На базе этого светского высшего учебного заведения ведутся научные исследования в области истории религий, современного состояния мусульманского права и т.д. Между тем в Узбекистане религиозное образование получают и представители некоторых христианских направлений. Так, к примеру, училище, действовавшее при управлении Ташкентской и Среднеазиатской епархии Русской Православной Церкви, преобразовано в 1998 году в духовную семинарию. Кроме того, в Самарканде действует семинария Церкви христиан полного евангелия.

Президент страны И.Каримов в книге "Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса", особо подчеркивая важность правильных решений межнациональных и межконфессиональных проблем в республике, отмечает, что от этого напрямую зависит стабильность внутриполитического положения, национальная безопасность и динамика социально-экономического развития.1 Отсюда вытекает логический вывод: общенациональная безопасность и стабильный прогресс любого многонационального и поликонфессионального общества тесно

1 Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. Соб. соч. Т. 6. -Т.: Узбекистон. 1998. С. 136. связаны с такими важнейшими моментами, как, во-первых, гармоничные взаимоотношения между представителями различных проживающих в нем наций с учетом особой значимости взаимоотношений между титульной нацией и этническими меньшинствами. Во-вторых, здоровые взаимоотношения между представителями различных религиозных конфессий.

То, что представители различных вероисповеданий живут бок о бок и имеют возможность свободно исповедовать свою религию, является одним из важных факторов построения общества, основанного на принципах толерантности.1 Конструктивный межконфессиональный диалог с общинами верующих является еще одним важным элементом взаимодействия государства с представителями религиозных организаций.

Значительным событием в рамках диалога между представителями различных вероисповеданий стала первая в истории Центральноазиатского региона христианско-мусульманская конференция "Совместно жить под одним небом" (1995 год). Этот международный форум представителей различных вероисповеданий, в работе которого принимали участие священнослужители из Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана, Таджикистана, делегации Всемирного совета Церквей, Московского патриархата Русской Православной Церкви и ООН, свидетельствуют о стремлении верующих жить в мире и согласии. Участники данной встречи пришли к единодушному мнению, что межрелигиозное и межнациональное согласие, поиск общих интересов, решения спорных вопросов за столом переговоров — единственно верный

1 Согласно определению, записанному в Декларации принципов толерантности (подписана 16 ноября 1995 года в Париже 185 государствами-членами ЮНЕСКО, в том числе и Узбекистаном), толерантность означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности». А это означает и терпимое отношение к иным национальностям, расам, цвету кожи, религиозным убеждениям, языку, социальному происхождению и т.д. путь к добрососедству, гуманизму, духовному единению.

В сентябре 2000 года при поддержке правительства в столице нашей республики прошел конгресс ЮНЕСКО по межрелигиозному диалогу и культуре мира. По завершении его участниками была принята декларация. Одним из важных пунктов, заложенных в Ташкентской декларации, является сотрудничество с международными институтами, правительствами и религиозными лидерами с тем, чтобы развивать межконфессиональный диалог. Подписывая этот документ, участники конгресса признали необходимость лучшего понимания различных вероучений. Практическим шагом в данном направлении стала поддержка со стороны ЮНЕСКО инициатив, направленных на подготовку учебных материалов в рамках программ "История цивилизаций Центральной Азии" и "Восток-Запад: межкультурный диалог в Центральной Азии".

В этом отношении Узбекистан имеет богатый исторический опыт, поскольку на протяжении тысячелетий он являлся центром взаимодействия и сосуществования самых различных религий1, культур и укладов. С древних времен здесь тесно соседствовали и дополняли, обогащали друг друга мусульманская, христианская, буддийская и другие цивилизации. Сегодня, когда стоит вопрос изучения истории узбекской государственности, появилась потребность в объективном освещении, в том числе и истории религиозных общин, внесших определенный вклад в процесс формирования духовных ценностей. С этих позиций актуальным представляется

1 В своей работе мы придерживаемся классификации религий, которую дает профессор П.И. Пучков (ИЭА РАН, см.: www.cbook.ru/htjhles/class/about-cl.sthml). Согласно ей, религиозные общности подразделяются на четыре иерархических уровня. Религии -направления - течения - деноминации. В качестве основных религий можно назвать христианство, ислам, буддизм (из-за широты распространения называемые мировыми религиями), а также иудаизм, мандеизм, зороастризм, йезидизм, индуизм, джайнизм, конфуцианство, сикхизм, даосизм, синтоизм, внутри которых можно выделить направления. Христианская религия, в частности, делится на пять основных направлений: православие, католичество, протестантизм, монофизитство (армянская апостольская церковь), несторианство. Они в свою очередь подразделяются на течения. исследование такой малоизученной темы, как история католичества1, которая ведет свой отсчет на территории Центральной Азии с XII века.

В периодизации истории католичества на территории Центральной Азии (в частности Узбекистана) мы согласно источникам выделяем шесть этапов. Первый этап начинается с появления христиан в Центральной Азии в первые века н.э. и заканчивается разделением христианства на православие и католичество в 1054-1204 гг. Второй этап обоснован появлением собственно католических миссий в Центральной Азии в XII в., последовавшим формированием католических общин и существованием здесь представителей католического вероисповедания до ХУ1-ХУП вв. Третий этап начинается со второй половины XIX века, что связано с завоеванием царской Россией Туркестана и появлением в крае представителей католического вероисповедания, и продолжается до 1917 года. Четвертый этап (1917 год - конец 40-х годов XX века) можно охарактеризовать как период постепенного замирания религиозной жизни. Пятый этап (с конца 40-х до начала 90-х гг. XX в.) приходится на период тотальной атеистической

Католичество - одно из направлений в христианской религии. Разделение христианства на православие и католичество произошло в 1054-1204 гг. В XVI веке от католичества отделился протестантизм. Организация Католической Церкви отличается строгой централизацией, иерархическим характером. Монархический центр - папство, глава - Папа Римский, резиденция которого Ватикан.

В католичестве можно выделить два основных течения: римский католицизм и неримский католицизм. Внутри первого существуют униатские (уния - союз) группы (или католические церкви восточных обрядов), имеющие свои собственные обряды, иерархические структуры и каноническое право, но подчиняющиеся Папе Римскому. Это греко-католики с их подразделениями; сиро-католики; марониты; халдеи; армяно-католики; копты-католики; эфиопы-католики. Неримские католики объединяют церковные группы либо отделившиеся от Римско-католической Церкви и приобретшие при этом некоторые протестантские черты, либо, наоборот, отколовшиеся от англиканства и других течений протестантизма и приблизившиеся к католичеству. Это старокатолики, реформированные католики, консервативные католики, англо-романские церкви и т.д. На территории Туркестана в изучаемый нами период обнаружено наличие лишь собственно римо-католиков, а также армяно-католиков, сведения о которых весьма ограничены, а потому требуют отдельного научного изучения. идеологии. Шестой этап начинается с обретения Узбекистаном независимости, когда появилась возможность возрождения религиозных традиций представителей различных вероисповеданий, в том числе и католических.

Каждый из указанных этапов истории общин имеет свои особенности, что определяется общественно-политической, экономической ситуацией на тот период времени.

Претерпев подъемы и спады на различных этапах развития, католические общины с обретением Узбекистаном независимости получили новый импульс своего существования. Современное их развитие происходит в тесной взаимосвязи с теми событиями, которые относятся к прежним историческим этапам. Поэтому, чтобы понять современные процессы, необходимо исследовать историю католических общин более ранних периодов. В частности, несомненный интерес и актуальность представляет изучение периода со второй половины XIX века до 1917 года: появление католиков в крае, формирование католических общин, их деятельность, этноконфессиональные взаимодействия, проблемы государственного регулирования вопросов вероисповедания и т.д.

Степень изученности темы: Вопросом о проникновении раннего христианства в Центральную Азию занимались многие исследователи, внесшие свой вклад в разработку проблемы распространения христианства в этом регионе. Упоминания о христианах в Центральной Азии в средние века есть в трудах Бируни, Наршахи, Хаукаля.1 В конце XIX века появляются

2 3 работы М. Лютова , Д. Хвольсона и других, чему послужили находки

1 Бируни Абу Райхан. Памятники минувших поколений// Избранные произведения. Т. 1. -Т.: Фан. 1957; Наршахи Мухаммад. История Бухары.// Пер. Н. С. Лыкошина. - Т.: Ф. и Г. братья Каменские. 1897; Бетгер Е.Извлечение из книги «Пути и страны» Абул-Касыма ибн Хаукаля// Труды САГУ. Археология Средней Азии. IV. - Т. 1957.

2 Лютов М. Несторианство в Средней Азии// Туркестанские ведомости. 1886. №№ 18,19.

3 Хвольсон Д. Предварительные заметки о найденных в Семиреченской области сирийских надгробных надписях// ЗВОРАО, Т. 1 - СПб., 1887. христианских некрополей с намогильными камнями в Семиречье. В XX веке тему раннего христианства исследовали такие крупные ученые, как В.В. Бартольд, М.Е. Масон, С.П. Толстов, Г.А. Пугаченкова, Э.В. Ртвеладзе, Ю.Ф. Буряков, Г.Я. Дресвянская, И. Джаббаров1, и другие. Последующие периоды истории христианства на этой территории также интересовали исследователей. Вместе с тем вопросы истории каждого из христианских направлений имеют различную степень изученности. В меньшей степени исследована проблема появления и распространения в регионе католичества. В связи с чем необходим анализ литературы, посвященной истории данного течения, в контексте общей изученности христианства в Центральной Азии и в Узбекистане в частности.

Как показывает исторический анализ, весь имеющийся массив литературы по характеру методологических подходов и специфике научных оценок можно разделить на три основные группы:

1. Литература имперского периода.

2. Работы, написанные в советское время.

3. Историография периода независимости.

Входящие в первую группу работы, которые относятся к данной проблематике, датируются началом XX века. При сравнительном изучении имеющегося массива литературы данного периода по вопросам истории всех христианских течений в Туркестанском крае можно отметить следующее.

1 Бартольд В. О христианстве в Туркестане в домонгольский период. Соч. Т.2. 4.2. - М.: Изд. вост. лит. 1964.; Бартольд В. Еще о христианстве в Средней Азии. Соч. Т.2. 4.2. -М.: Изд. вост. лит. 1964.; Бурякова Э.Ю., Буряков Ю.Ф. Новые археологические материалы к стратиграфии средневекового Самарканда// Афрасиаб.вып. II - Т. 1973.; Джаббаров И., Дресвянская Г. Духи, святые, боги Средней Азии. Т. 1993.; Дресвянская Г. История изучения христианства в Средней Азии//Науч. тр. ТашГУ. вып.ЗЗЗ. - Т. 1968.; Массон М. Городища старого Термеза и их изучение// Труды Узбекистанского филиала АН СССР, серия 1, вып. 2. - Т. 1941; Толстов С. По следам древнехорезмийской цивилизации. - М.: Изд. АН СССР. 1953.; Пугаченкова Г.А. Хароба-Кошук//Изв. АН ТССР, 1954, №3.; Ртвеладзе Э.В., Ташходжаев Ш.С. Об одной тюркско-согдийской монете с христианскими символами//Византийский временник. Т.35. - М. 1973 и т.д.

Наряду с литературой историко-статистического характера1 здесь представлены записки путешественников2, исторические очерки3, а также ряд статей в местной и центральной периодике. Среди работ, посвященных истории католичества, православия, протестантизма, армянской апостольской церкви, наиболее полно раскрыта проблема истории православия в Туркестане. Нашедшие в них отражение различные аспекты жизни и деятельности представителей общин этих христианских течений являются хорошим материалом для современных исследователей.

По количественным показателям историография вопроса католических общин в Туркестане представлена относительно небольшим массивом литературы. Тем не менее, работы содержат информационно насыщенный фактологический материал, который являет собой несомненную историческую ценность. В частности, труды Добросмыслова4 и Любимова5 носят описательно-статистический характер, в их общем контексте есть данные о католиках, священнослужителях, а также описания католических храмов. Издания представляют интерес, поскольку знакомят с количественным, национальным, возрастным, половым, социальным составом католиков в Туркестанском крае. Главным образом ценны они тем, что создавались современниками, очевидцами происходивших процессов.

Особо в ряду работ, относящихся к исследуемой проблеме, необходимо отметить двухтомник А.В.Жиркевича6, посвященный жизнеописанию

1 Корольков Ф. Сыр-Дарьинская область. - Т.: Б.и. 1912; Цитович Г. Храмы армии и флота. - Пятигорск: Типография А.П. Нагорова. 1913 и др.

2 Волошинов В. Экскурсия в Среднюю Азию летом 1914 года. - Киев: Б.и. 1915; Уварова П. Поездка в Ташкент и Самарканд. - Б.м., б.г. и др.

3 Добросмыслов А. Ташкент в прошлом и настоящем. - Т.: Б.и. 1912; Добросмыслов А. Города Сыр-Дарьинской области: Казалинск, Перовск, Туркестан, Аулиэ-Ата и Чимкент. -Т.: Б.и. 1912 и др.

4 Добросмыслов А. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. - Т.: Б.и. 1912.

5 Любимов П.П. Религии и вероисповедальный состав населения Азиатской России. -Петроград: Б.и. 1914.

6 Жиркевич А. Из-за русского языка// Биография каноника Сенчиковского. В 2-х ч. -Вильна: Б.и. 1911. первого постоянного католического священника в Туркестанском крае -каноника1 Фердинанда Сенчиковского. Работа, построенная на дневниках и документах из личного архива каноника, является ценным источником, так как содержит в себе данные о туркестанском периоде деятельности этого католического священника. Отметим, что в узбекистанских архивах имеются весьма обрывчатые сведения о пребывании в Туркестане Сенчиковского. К примеру, даже в 1897 году, когда возникла необходимость подтверждения о его службе в Ташкенте, а также факта об устройстве им католической часовни, ни в Сырдарьинском областном правлении, ни в канцелярии Туркестанского генерал-губернатора, ни в штабе округа документов найти не удалось. Поэтому материалы о его деятельности, подробное описание первой в крае католической часовни представляют большой интерес для исследователей. В указанной книге приведено немало фактов из жизни католиков Туркестана конца XIX века, есть малоизвестные на сегодняшний день данные. Между тем, автор, придерживаясь позиции каноника (ратовавшего за «располячивание католицизма»), дает субъективные оценки событиям в Туркестане, тем самым, несколько умаляя историческую значимость труда.

В следующий, советский, период также было опубликовано несколько работ, которые можно отнести к исследуемой теме. Главным образом, это труды, посвященные исследованию знаменитого «Дела Бейлиса», в котором определенную роль сыграл первый курат2 Туркестанского края Иустин Бонавентура Пранайтис3. Будучи религиозным экспертом на судебном процессе по данному уголовному делу и выступая обвинителем Бейлиса в ритуальном убийстве, священник привлек к себе внимание ученых,

1 Каноник - в римско-католической церкви штатный священнослужитель епархиального Кафедрального собора, состоящий членом капитула, т.е. коллегиального учреждения при епархиальном епископе.

2 Курат (сокращенно от куратор) - официальный представитель Святого Престола.

3Тагер А. Царская Россия и дело Бейлиса. - М.: Политиздат. 1934; Короленко В. Дело Бейлиса. См. в кн.: Короленко В. Избранные произведения. - М.: ОГИЗ. 1948 и другие. журналистов, а некоторые аспекты его профессиональной деятельности стали объектом изучения. Однако авторы этих работ в основном стояли по другую сторону баррикад, поддерживая позицию оправданного в ходе процесса Бейлиса. Поэтому опубликованные исследования носят очень субъективный характер с превалированием негативных оценок личности Пранайтиса. Хотя в свою очередь являются дополнительными источниками, раскрывающими в том числе и малоизвестные факты туркестанского периода жизни Пранайтиса.

Изучая литературу по исследуемой нами проблеме, мы познакомились с работами, посвященными вопросам истории других направлений христианства в Туркестане, а затем в Узбекистане, а также с литературой, где освещались различные аспекты развития католичества в других республиках бывшего Союза. Цель исследования - поиск информации о католиках, католическом духовенстве в Туркестане.

На основе анализа литературы советского периода нами были сделаны выводы, что все вопросы, так или иначе касающиеся истории религии, религиозных общин, рассматривались сквозь призму атеистической идеологии марксизма-ленинизма.1 Утверждение диктатуры моноидеологии откликалась в указанных работах «яркими» эпитетами, дававшимися религии, которая никак не вписывалась в реалии социалистической действительности. Подобное марксистское отношение к религии, усиливавшееся политической цензурой, и определяло тот факт, что исследования в области истории религии в советское время имели сугубо идеологический характер. Темы диссертационных исследований

1 Бурков В. Под маской «христианской любви». - Л.: Ленгиз.1983. (О религии и церквях в СССР); Добрычев В. В тени святого Юра. - М.: Политиздат. 1971. (О Католической Церкви в Западной Украине 20 века); Дулуман Е. Кризис религии в современных условиях. - Киев: Вища школа. 1982; Кривошеев П., Тонконогов Г. Антиобщественная сущность баптизма// В помощь лектору/ На материалах Узбекистана. - Т. 1975; Койта К. В поисках истины. - Минск: Беларусь. 1982. (История Католической Церкви в Западной Белоруссии); Рагаускас И. Ступайте, месса окончена. - Минск: Беларусь. 1981. (История Католической Церкви в Литве) и т.д. узбекистанских ученых этого периода по религиозной проблематике также носили отпечаток атеистической пропаганды.1

В учебных пособиях по истории позиция атеизма была заменена полным игнорированием религиозных вопросов. Составители учебников, следуя канонам советской идеологии, обошли стороной такой важный аспект жизни народов, как религиозные воззрения.2

Между тем в начале 80-х годов объектами исследования становятся культовые сооружения, рассматриваемые как архитектурные и исторические памятники. В частности, в 1981 году Л.Романовой был составлен проект «Реставрации польского костела в городе Ташкенте с приспособлением его для зала органной музыки». Выпускница кафедры истории и теории архитектуры Ташкентского политехнического института предложила свой вариант восстановления костела4. Ей удалось собрать хороший фотоиллюстративный материал, описать краткую историю появления католиков в крае, историю строительства храма. Вполне понятно, что основной акцент был сделан на архитектуру, а потому допущен ряд неточностей в освещении истории костела. Так, автор, не вникая в подробности, указала неверно дату начала строительства храма - 1900-1902 гг. Тогда как в 1902 году ксендз5 И.Б. Пранайтис был только назначен куратом Туркестанского края, и лишь в 1912 году приступил к строительству

1 Кислова О. Советское законодательство о культах и его значение для преодоления христианского сектантства.: Автореферат дис. канд. филос. наук. - Т. 1972; Колемасова Н. Христианское сектантство в регионе традиционного распространения ислама (на материалах УзССР).: Автореферат дис. канд. филос. наук. - Т. 1981 и т.д.

2 История Узбекской ССР. В 4-х т. // Под ред. Р.Х. Аминова и др. Т. 2. - Т.: Фан. 1967; История Узбекской ССР. С древнейших времен до наших дней // Под ред. И.М. Муминова. - Т.: Фан. 1974; История СССР. С древнейших времен до наших дней. В двух сериях, в 12-ти т. // Под ред. Б. Пономарева. Т. VI. - М.: Наука. 1968 и т.д.

3 См.: Нильсен В.А., Шваб Ю.З. Три дипломных проекта реставрации памятников архитектуры//Архитектура и строительство Узбекистана. 1989. № 1.

4 Костел (польск.) - католический храм. Исторически сложилось, что в странах СНГ католические церкви в народе называли «костел», т.к. многие из них были построены либо как-то связаны с поляками.

5 Ксендз (польск.) - католический священник. здания упоминаемого костела. В качестве причины, по которой храм остался недостроенным, названа перемена в отношении царской администрации к католикам, что также не соответствует историческим фактам, и т.д. Между тем работа представляет ценность тем, что костел рассматривался и предлагался к восстановлению не как обычное старинное здание, а в качестве памятника культовой архитектуры начала XX века.

Происходящие с началом независимости в бывших советских республиках кардинальные перемены коснулись всех сторон жизни общества. Новый импульс получила и историческая наука. Появилась необходимость в объективном изучении истории государств. Исследователи, основываясь на принципах веротерпимости, толерантности, обратились к духовно-нравственным аспектам жизни общества. В странах СНГ стали появляться работы, где рассматриваются философско-религиозные, исторические аспекты развития различных вероучений.1 Религиозная проблематика становится темой диссертационных исследований.2

В этой группе работ необходимо выделить труды российского о исследователя П. Литвинова. Это серьезные полномасштабные

1 Козлов А. Судьбы старообрядчества. 1920-е. // Московский журнал. 1992. № 7. С. 33-40; Колесников Л.Ф. Современная религиозная ситуация в Казахстане. См. в кн.: Казахстан: реалии и перспективы независимого развития. - М.: Мысль. 1995; Митюков К.Д. О свободе совести в Таджикистане. На примере православия.// Изв. АН Республики Таджикистан. Сер. Философии и правоведения. 1992. № 1. С. 37-46; Табышалиева A.C. Вера в Туркменистане // Очерк истории религий Средней Азии и Казахстана. - Бишкек. 1993; Кречмар Г., Ратке X. Евангелическо-лютеранская Церковь в России, на Украине, в Казахстане и Средней Азии. - СПб: Серебряные нити. 1996; Православная Церковь, католицизм, протестантизм, современные ереси и секты в России. - СПб: Серебряные нити. 1994 и т.д.

2 Головащенко С. И. Особенности эволюции Русской православной церкви как общественного института.: Автореферат дис. канд. филос. наук. - Киев. 1991; Дьяченко О. Движение пятидесятников в Беларуси (на материалах Могилевской обл.).: Автореферат дис. канд. филос. наук. - Минск. 2000.; Юнусова А. Развитие государственного правового регулирования свободы совести. Автореферат дис. канд. юр. наук. - Т. 1993. и т.д.

Литвинов П.П. Неисламские религии Средней Азии (вторая половина XIX - начало XX вв.) - Елец: ЕГПИ. 1996; Литвинов П.П. Государство и ислам в Русском Туркестане (1865-1917) (по архивным материалам). - Елец: ЕГПИ. 1998. исследования, основанные на огромных массивах архивных документах, и предоставляющие интереснейшие материалы. В монографии "Неисламские религии Средней Азии (вторая половина XIX - начало XX вв.)" он, отойдя от принятых стереотипов, делает обстоятельный анализ всех неисламских религиозных конфессий в Средней Азии, показывает отношение российской государственности к ним. В изданной позже работе «Государство и ислам в Русском Туркестане» автор, рассматривая ислам и его основные институты, исследует вопрос о месте и роли ислама в системе этноконфессиональных связей, сложившихся в регионе после его присоединения к России. Литвинов приводит немало интересных фактов, в частности, по истории католических общин, оперируя малоизвестными документами, которые дополняют имеющиеся в нашем распоряжении материалы. Однако, исследуя проблему католичества, автор делает любопытные выводы, подходит к ним и в своей докторской диссертации1. С некоторыми из них мы не можем согласиться, поскольку придерживаемся иной точки зрения. В частности, Литвинов говорит об отсутствии ущемления со стороны государства по отношению к католикам, утверждает о нарушении куратом Пранайтисом правительственных условий деятельности ташкентского прихода, обвиняет его в прозелитизме среди православных и т.д. Между тем, все эти вопросы рассматриваются в нашей работе, и их анализ позволяет сделать несколько отличные выводы.

Среди работ зарубежных исследователей последних лет особо выделяется монография польского историка Анджея Майдовского.2 Автору удалось выявить целый ряд уникальных документов, хранящихся в российских и польских архивах. Объективно отражая политическую, социально-экономическую ситуацию в Туркестане, он в критической форме

1 Литвинов П. П. Государственно-религиозные и этноконфессиональные отношения в Туркестане (1865 -1917).: Автореферат дис . док. ист. наук. -М. 1998.

2 Майдовский А. Католический костел в Средней Азии. - Варшава: \¥уёалупю1\уо 1995. относится и к царской администрации и к произволам советской власти, подчеркивая, что в Узбекистане "только с начала 90-х годов начался процесс нормализации религиозных отношений".1

Рассматривая обширный спектр вопросов, автор между тем не дает статистических данных, не затрагивает такой немаловажный аспект деятельности католических общин, как благотворительность. Одновременно, основываясь лишь на российских и польских источниках, Майдовский оставляет вне сферы внимания весь массив документов узбекистанских архивов. При знакомстве с документами ЦГА РУз, Ташоблгосархива и архива римско-католического прихода Ташкента прослеживается ряд несовпадений в датировке, последовательности некоторых событий, которые мы рассмотрим и постараемся подробно проанализировать в своей работе.

В Узбекистане в период независимости вышло несколько научных сборников, где наряду с вопросами истории других христианских направлений представлены и статьи по истории католичества в Туркестане2. Однако в них раскрываются отдельные аспекты изучаемой проблемы. В частности, такие сферы деятельности католических общин в Туркестане, как благотворительность, строительство культовых сооружений, общественная деятельность католических священников и т.д. То же можно отметить и в отношении публикаций в ряде научных журналов.3

При анализе ряда научных статей отечественных авторов нами

1 Майдовский А. Католический костел в Средней Азии. - Варшава: '\У'ус1а\\

2 К истории христианства в Средней Азии// Составитель Л. Жукова. - Т.: Узбекистон. 1998; История Узбекистана в исследованиях молодых ученых. - Т.: Университет. 2000; Духовность на рубеже тысячелетий. Материалы научной конференции, посвященной 2000-летию христианства. - Т.: Русский культурный центр. 2000 и др.

3 Кукулка К., Лисицкая О. Из истории католичества в Узбекистане // Демократизация и права человека. 1999. №3-4. С. 156-157; Лисицкая О. Из истории католических общин в Туркестане начала XX века //История Узбекистана. 2000. №3. С. 44-51; Гентшке В.Л. Из истории польской диаспоры //История Узбекистана. 2001. №1. С. 34-43; Жукова Л., Пальнова. М. Лебединая песня апостола римско-католической церкви в Центральной Азии Юстинаса Пранайтиса // Общественное мнение. Права человека. 2002. № 4. С. 8596. выявлены некоторые неточности, которые, видимо, объясняются новизной изучаемой темы, недостаточностью документов для составления в полном объеме истории католических общин в Туркестане. К примеру, существуют явные ошибки в датировке некоторых событий, наблюдаются искажения в написании фамилий, географических названий. Следуя принципу исторической объективности, мы считаем, что необходимо внести некоторые разъяснения. Так, узбекистанский краевед Л. Жукова дает литовскую транскрипцию написания имени Иустина Пранайтиса — Юстинас1. В настоящее время некоторые зарубежные авторы придерживаются данной транскрипции, однако мы считаем, что это необоснованно, т.к. в архивных документах личного, служебного, официального характера, в литературе колониального и советского периода эта историческая личность известна под именем Иустин, реже Юстин. Кроме того, Л. Жукова считает местом смерти Пранайтиса Петрапилис, являющийся, по ее мнению, местечком под Санкт-Петербургом. Здесь наличествует явная грубая ошибка, поскольку Петрапилис - литовская транскрипция города Санкт-Петербург. Подобное не следует, на наш взгляд, оставлять без внимания для избежания фальсификации в истории.

В последние годы в отечественной исторической науке появился ряд трудов, написанных с современных методологических позиций. В них по-новому рассматривается вопрос отношения государства к религии в целом. В частности, это учебное пособие по новой истории Узбекистана, где идеи национальной независимости тесно связаны с духовным возрождением общества.2

Кроме того, в историографии изучаемой проблемы можно выделить

1 Жукова Л., Палыюва М. Лебединая песня апостола римско-католической церкви в Центральной Азии Юстинаса Пранайтиса // Общественное мнение. Права человека. 2002. № 4. С. 85-96.

Новая история Узбекистана. Учебное пособие. История независимого Узбекистана. - Т.: Шарк. 2000. научные исследования, статьи, помещенные на различных сайтах в Интернете. Здесь можно найти немало как прямых, так и косвенных источников по истории католических общин в Туркестане, которые служат дополнением к основным материалам.

Таким образом, на основе системного историографического анализа всего имеющегося массива литературы по исследуемой проблеме можно сделать вывод, что до сегодняшнего дня история развития католических общин не нашла своего полного, многоаспектного, объективного отражения в научной литературе.

Цель и задачи исследования: В соответствии с темой и актуальностью поставленных вопросов целью данной работы является комплексное изучение истории религиозной жизни народов Туркестана, исповедующих католичество, во второй половине XIX — до 1917 г.; извлечение из исторического опыта уроков, полезных для возрождения духовно-нравственного потенциала народов края, основанного на веротерпимости, гуманизме, милосердии, а также для строительства демократического общества, укрёпления независимости нашего государства. В связи с этим определены и задачи исследования: показать особенности развития католичества в Туркестане; изучить и отразить все аспекты деятельности католических общин, включая церковное строительство, общественную, благотворительную деятельность и т.д.; рассмотреть вопросы государственного регулирования деятельности католических общин; проанализировать степень раскрытия событий, явлений истории данного течения христианства в источниках; сформировать на основе итогов исследования обобщенные выводы, предложения и рекомендации по углубленному изучению истории католических общин в Туркестане.

Хронологические рамки исследования: Изучаемый в диссертации период определен временем появления католичества в Туркестане во второй половине XIX века (что обусловлено территориальными устремлениями царской России на юг), а также событиями 1917 года, существенно повлиявшими на дальнейшие процессы в истории католических общин.

Территориально исследование охватывает только те области Туркестанского генерал-губернаторства, которые находятся в границах современного Узбекистана.

Теоретико-методологическая основа исследования: Работа основана на принципах историзма, объективности, диалектического подхода к изучению исторических процессов, с учетом современного научного мировоззрения. Она опирается на философию исторической науки, базирующейся на принципах и идеологии национальной независимости, где одним из главных постулатов является возрождение духовных ценностей, обычаев и традиций народов, населяющих территорию современного Узбекистана, укрепление в сознании людей демократических ценностей.

При этом особое значение имеют теоретические положения, представленные в работах Президента Республики Узбекистан, а также в правительственных документах.1 Руководством, в частности, являются постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан от 16 декабря 1996 года «О создании новой истории Узбекистана» и от 23 июня 1998 года

1 Каримов И.А. На пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. Соб. соч. Т. 6. - Т.: Узбекистон. 1998.; Каримов И.А. На пути духовного возрождения. Соб. соч. Т. 6. - Т.: Узбекистон. 1998; Каримов И.А. Выступление на заключительном заседании 155-й сессии Исполнительного совета ЮНЕСКО, 6 ноября 1998 г. Соб. соч. Т.7. - Т.: Узбекистон. 1999.; Каримов И.А. Узбекистан, устремленный в XXI век. Доклад на XIV сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан первого созыва, 14 апреля 1999 г. Соб. соч. Т. 7. - Т.: Узбекистон. 1999.; Каримов И.А. Наша высшая цель - независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Доклад на первой сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва. Соб. соч. Т. 8. - Т.: Узбекистон. 2000; Каримов И.А. Национальная идеология - основа будущего. Соб. соч. Т. 8. - Т.: Узбекистон. 2000; Правовая основа нашей жизни и прогресса. Выступление Президента Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном десятилетию Конституции Республики Узбекистан// Народное слово. 2002. №№ 251-252 от 6 декабря и др.

О совершенствовании деятельности Института истории Академии наук РУз».

В диссертационном исследовании использовались историко-генетический, сравнительно-исторический и логический методы.

Источниковая база: Работа основана на документах архивов, материалах периодической печати рассматриваемого периода, а также периода независимости, данных из статистических сборников, монографиях. При этом были использованы различные фонды следующих архивов: ЦГА РУз (Центральный государственный архив Республики Узбекистан), архив римско-католического прихода г. Ташкента, РГИА (Российский государственный исторический архив - г. Санкт-Петербург).

Основной массив документов был выявлен в фондах ЦГА РУз: И-1 -Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора; И-3 - Политическое агентство в Бухаре; И-16 - Управление переселенческим делом в Сырдарьинском районе; И-17 - Сырдарьинское областное правление; И-18 -Самаркандское областное правление; И-19 - Ферганское областное правление; И-3 6 — Управление начальника города Ташкента; Фонд И-85 -Благочинный военных церквей Сырдарьинской области; Фонд И-182 -Благочинный церквей города Ташкента; И-269 - Сырдарьинский областной статистический комитет; И-271 - Ташкентский нотариус С.Е. Гнедовский; И-462 - Полицейское управление русской части г. Ташкента; И-718 -Ташкентская городская дума; И-961 - Туркестанская духовная консистория.

Из фондов РГИА использованы: 796 - Канцелярия Синода; 797 -Канцелярия обер-прокурора Синода; 821 - Департамент духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел; 826 - Канцелярия Могилевского архиепископа, митрополита всех римско-католических церквей в Российской империи.

Естественно, исследование не было бы объективным, достоверным без охвата различных видов источников. Интерес представляет их сравнительный анализ с целью выявления предполагаемых расхождений. Так, к примеру, в различных видах источников прослеживается расхождение в статистических данных о количестве проживающих на территории Туркестана католиков.

Использованные в диссертации статистические сборники, сборники документов, материалы периодической печати до 1917 года, монографии нами выявлены в фондах Национальной библиотеки Республики Узбекистан им. А. Навои, научной библиотеки Национального университета Узбекистана имени Мирзо Улугбека, фундаментальной библиотеки Академии Наук РУз, Государственной публичной исторической библиотеки России (Москва), Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург), Российской государственной библиотеки (Москва).

Среди периодической печати рассматриваемого периода можно выделить газету «Туркестанские ведомости», являющуюся очень важным источником. Публиковавшиеся на ее страницах корреспонденции носили, в основном, информационный характер, а потому их нельзя обвинить в субъективности. Несомненный интерес представляют статистические сборники, где собран сводный материал по областям либо всему Туркестанскому краю. Среди различных аспектов в них приводятся данные по вероисповеданию.

Представляют интерес и материалы, опубликованные во всемирной компьютерной сети - Интернете. Данный вид источников, стремительно вошедший в нашу жизнь в последнее время, дает возможность ознакомиться с ранее недоступными документами, статьями зарубежных авторов. В частности, большой объем информации можно найти на сайте www.agnuz.info католической информационной службы «АОЖК», созданной Римско-католическим центром в Узбекистане. На сайте www.uzreligion.vodiy.com Комитета по делам религий при Кабинете Министров Республики Узбекистан и т.д.

Научная новизна диссертации: В данной работе впервые предпринята попытка изучения истории католических общин со второй половины XIX века — до 1917 года на основе современных концептуальных подходов и комплексного освещения проблемы. Воссоздана полная и подробная картина истории проникновения католичества в Туркестан и особенности его развития. Рассмотрены этапы развития духовно-религиозной жизни католиков. На основе научного анализа охарактеризованы все группы используемых источников. Проанализированы все виды деятельности католических общин, начиная со строительства культовых сооружений, благотворительной деятельности и т.д. Показаны особенности взаимоотношений общин с колониальной администрацией Туркестана и межрелигиозного взаимодействия с другими конфессиями. Приведены автобиографические сведения о возглавлявших католические общины священниках. Даны теоретические обобщения и выводы, отражающие специфику деятельности католических общин в политических и социально-экономических условиях эпохи колониализма в Туркестане. При этом в научный оборот впервые введен ряд источников.

Практическая значимость: исследования состоит в том, что оперируемые здесь данные, полученные результаты знакомят с малоизвестными страницами истории Туркестана, касающимися духовной культуры представителей народов, исповедующих католичество. Они могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по истории Узбекистана, чтении общих и специальных курсов в высших и средних учебных заведениях страны. Кроме того, на них могут опираться госструктуры при разработке определенных вопросов в области построения демократического общества, ориентированного на общечеловеческие ценности.

Структура и объем диссертации: определены в соответствии с характером и содержанием изучаемой научной проблемы. Диссертация

Похожие диссертационные работы по специальности «Отечественная история», 07.00.02 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Лисицкая, Ольга Витальевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

События 1917 года не повлекли за собой прекращения деятельности католических общин Туркестана, хотя им приходилось сталкиваться с немалыми трудностями. В своем рапорте священник Леон Тучко (возглавлявший ташкентский костел и Ташкентский деканат в 1921-1922 года) в конце 1921 года проинформировал Могилевскую архиепархию о ситуации в католических общинах. В этот период, согласно рапорту ксендза, в Ташкенте насчитывалось 1000 католиков, в Самарканде - около 30, в Скобелеве - около 20, в Андижане - около 50, в Коканде - около 5О.1 Однако вследствие репатриации поляков и литовцев на родину весной 1922 года число католиков в Узбекистане значительно сократилось.

Отъезд верующих повлиял и на работу духовных лиц. Священники, назначаемые в Узбекистан, по тем или иным причинам не задерживались здесь долго. В данном случае показателен пример ксендза Болеслава Рутениса, который покинул Ташкентский деканат в преддверии 20-х годов и вернулся сюда весной 1922 года после смерти Леона Тучко, умершего от брюшного тифа.

Рутенису пришлось продолжить дело первого курата Туркестанского края по строительству католического храма в Ташкенте. Однако ксендзу так и не удалось воплотить задуманное. Многочисленные конфликты внутри католической общины и давление со стороны представителей советской власти вынудили Рутенис отойти от руководства приходом, но и сложить с себя полномочия священника. Не выдержав прессинга со стороны большевистских идеологов, Рутенис публично отказался от своих религиозных убеждений. В своем заявлении в Центральный исполнительный комитет Советской Социалистической Республики, датированном 15 января

1 Майдовский А. Католический костел в Средней Азии. - Варшава: \¥уёа\ушс1луо 010. 1995. С. 69-70.

1930 годом и опубликованном в центральной прессе, экс-ксендз пишет: «Последние исторические события, потрясшие весь мир до самых его оснований, заставили многих над кое-чем призадуматься. Они коснулись и меня, и меня заставили они сделать некоторую внутреннюю проверку и переоценку. Ознакомившись ближе с мероприятиями, целями и пониманиями советской власти, я пришел к тому заключению, что не должен быть священником, что должен сложить с себя эти обязанности, если не хочу идти против мероприятий советской власти и интересов трудящихся <.>. Вот резюме поводов и причин такого моего решения:

1. Я пришел к заключению, что религия является сторонницей только имущих классов, она никогда не была защитницей угнетенных.

2. Религия мешает развитию культуры и тормозит прогресс.

3. Религия противоречит науке.

4. В моем приходе остались среди прихожан почти исключительно старики, которых бесполезно убеждать в том, что религия уже отжила свой век.

5. Для остальной же незначительной группы оставшихся в приходе пусть мой поступок послужит доказательством в моем убеждении о полной несостоятельности религии. Пусть мой уход послужит примером для моих бывших товарищей по службе: я зову их уйти из лагеря противников советской власти и стать в ряды честных его граждан».1

В своем заявлении Болеслав Рутенис попросил ЦИК Узбекистана «принять в согражданство, т.к. я не желаю возвращаться в католическую Литву». Трудно сказать, что в действительности побудило его дать подобное заявление, и насколько оно было искренним. Анализируя ситуацию, можно предположить, что Рутенис сделал сознательный шаг, предвидя последствия своей религиозной деятельности в период тотального атеизма. Другая версия,

1 Известия. 1930. № 38 от 15 января. См. полный текст заявления в приложении № 13.

2 Известия. 1930. № 38 от 15 января. кажущаяся нам более реальной, - на него было оказано давление со стороны советских властей. Известно, что в 30-е годы в проводимой антирелигиозной кампании было допущено немало ярко выраженных перекосов, насильственных методов атеистической пропаганды.

О дальнейшей судьбе бывшего католического священника, принявшего советскую власть, неизвестно. Однако документальные источники свидетельствуют о судьбах его «бывших товарищей», не последовавших призыву Рутениса «уйти из лагеря противников советской власти»: они подверглись жестоким репрессиям со стороны советской власти. Репрессии и расстрелы «врагов народа», среди которых были и представители духовенства различных религиозных конфессий, в том числе и католичества, обрели в 30-е гг. XX века - в период расцвета сталинского режима -тотальный характер. Многие священники были сосланы в Казахстан.

Незавидная судьба сложилась и у культовых сооружений: католические храмы, действовавшие на территории Узбекистана, были национализированы, в том числе и недостроенный костел в Ташкенте. Однако, несмотря на всю сложность ситуации, сложившейся после октябрьского переворота в 1917 году, ташкентский костел продолжал действовать вплоть до середины 1939 года, т.е. до ареста священника Юзефа Совиньского1, хотя обнаружить архивные документы, подтверждающие этот факт, так и не удалось. Более того, фамилии репрессированного ксендза нет ни в одних списках католического духовенства, присутствовавшего в тот период в Узбекистане. Здание временного костела приспособили под жилой дом, а недостроенное здание постоянного костела в разные годы использовали под общежитие электрокабельного завода, общежитие республиканской акушерской школы, управление и склад Узмедтехники и т.д.

1 Майдовский А. Католический костел в Средней Азии. - Варшава: \\^ус1а^1с1\уо БЮ. 1995. С. 71.

О католическом храме в Ташкенте советская власть «вспомнила» в 1976 году, когда в связи с благоустройством центральной части столицы Узбекистана было издано правительственное постановление о необходимости реставрации костела, где располагался бы концертный зал органной музыки. Спустя четыре год властями города был принят предложенный местными архитекторами план реконструкции. Однако восстановительные работы не были доведены до конца.

С обретением Узбекистаном независимости получили новый импульс своего существования и религиозные общины. Законодательные акты правительства республики юридически закрепили правовое равенство между представителями католического и других вероисповеданий, проживающих в нашей стране.

Стало возможным и возрождение католического храма в Ташкенте, являющимся своеобразным символом Католической Церкви Узбекистана. В связи с тем, что 1981 году костел на излучине реки Салар был внесен в список архитектурных памятников столицы, с тех пор он являлся объектом, особо охраняемым государством. В 1992 году представители ташкентского католического прихода, образованного в 1989 году и официально зарегистрированного в органах власти в 1990 году, обратились в Министерство культуры Республики Узбекистан и Республиканское правление общества охраны памятников с тем, чтобы начать реставрацию не только религиозной святыни, но и исторического памятника, гармонично вписавшегося в ландшафт современного Ташкента.1 В январе 1993 года в католическом храме начались уже реставрационные работы. Однако, несмотря на это, в еще не отреставрированном костеле проходили богослужения. Ташкентскому римско-католическому приходу, который в

1 Кукулка К., Лисицкая О. Из истории католичества в Узбекистане // Демократизация и права человека. 1999. № 3-4.

1992 году возглавил францисканец о. Кшиштоф Кукулка1, потребовалось семь лет, чтобы костел в столице республики, наконец, стал полнофункциональным объектом религиозного культа. Освящение отреставрированного костела состоялось в октябре 2000 года , хотя работы по благоустройству прилегающей к храму территории продолжаются и по сей день. В феврале 2002 года произошло еще одно важное событие в истории ташкентского католического храма: в нем были установлены витражи, выполненные в Польше по эскизам узбекистанских и польских художников. Освятил их архиепископ Марианн Олесь, занимавший с 1994 до декабря 2001 года пост апостольского нунция в Казахстане и Средней Азии.3

В последнее время костел стал не только местом проведения месс по западному обряду, проходящих не только на русском языке, но и на польском, английском и корейских языках, но и одним из культурных центров столицы Узбекистана. Здесь регулярно проводятся концерты органной музыки с участием местных и зарубежных исполнителей. Организуемые в храме культурные мероприятия носят вне конфессиональный характер, о чем, к примеру, свидетельствует выступление в стенах костела профессора Софийской консерватории, известной органистки Невы Кристевой4, организованное при поддержке посольства Болгарии в Узбекистане и Болгарского культурного центра.

Первое десятилетие независимости Узбекистана стало решающим этапом и в истории католического храма в Самарканде. 27 марта 1999 года при участии католиков со всех регионов республики, представителей дипломатического корпуса, аккредитованного в нашей стране, и представителей международных организаций, а также общественности

1 В период 1989-1991 гг. приход возглавлял о. Иосиф Свидницкий.

2 См. фото ташкентского костела после реставрации в приложении № 14.

3 Апостольский нунций является главой представительства государства-города Ватикан.

4 Текущий архив Болгарского культурного центра.

Самарканда в этом древнейшем городе прошло освящение католического храма, построенного еще в 1917 году, почти за месяц до октябрьского переворота.1 Однако здание самаркандского костела прослужило по назначению недолго. Подвергнувшись национализации, костел был передан в пользовании различных организаций. До реституции2 в храме размещалось спортивное общество «Мехнат».

В 1997 году католический храм в Самарканде, признанный государством историческим памятником, был возвращен верующим в бессрочное пользование на условиях аренды. Первым настоятелем самаркандского римско-католического прихода был назначен францисканец Иван Джон Ролофф. В настоящее время приход возглавляет францисканец Люциан Шиманский.

С обретением Узбекистаном своей государственной независимости верующим были возвращены не только объекты религиозного культа, но и появилась реальная возможность свободно исповедовать религию своих предков. В стране стали образовываться католические приходы, объединяющие более 500 католиков. Хотя, по некоторым данным отечественных исследователей, еще в 1978 году в городе Чирчик (Ташкентская область) фактически действовало объединение католиков л римского обряда численностью 30 человек.

Тем не менее, создание приходской сети в Узбекистане получило импульс в годы самостоятельного развития республики. В настоящее время в стране в органах юстиции официально зарегистрированы пять католических приходов: в Ташкенте, Самарканде, Фергане, Бухаре и Ургенче. Их возглавляют священники, принадлежащие к ордену братьев меньших

1 Народное слово. 1999. № 69 от 30 марта.

2 Реституция - в данном случае: возвращение государством верующим церковной собственности, национализированной советской властью. о

Буряков Ю., Жукова Л., Проскурин В. К истории христианства в Средней Азии // К истории христианства в Средней Азии. - Т.: Узбекистон. 1998. С. 38. конвентуальных - францисканцев из Польши.1 Этот факт не случаен: в 1997 году решением Папы Римского Иоанна Павла II этому ордену было доверено л и поручено попечительство о католиках в Узбекистане. В настоящее время свое служение в республике несут 9 францисканцев в сане священника и 3 брата.

Кроме того, в республике работают сестры ордена миссионерок божественной любви.3 Сестры матери Терезы, как в народе называют монахинь данного ордена, посещают одиноких людей пожилого возраста, ухаживают за ними. Это можно считать продолжением тех давних традиций благотворительного движения, основанного еще в первое десятилетие XX века. В настоящее время в Ташкенте существует провинциальный дом сестер, работающих в Центральной Азии.

Создание церковных единиц, присутствие священнослужителей и монашествующих является ярким подтверждением того, что живущие в Узбекистане католики, как и представители других религиозных конфессий, могут свободно следовать своим религиозным обрядам и традициям. В качестве примера можно привести тот факт, что уже на протяжении нескольких лет проводятся встречи узбекистанских католиков. В сентябре 2002 года такая встреча впервые прошла за пределами Ташкента, а именно в Самарканде, куда съехались верующие практических со всех римско-католических приходов республики.4

Важным событием в жизни верующих не только Узбекистана, но и

1 Братьями меньшими конвентуальными, или францисканцами называют монахов ордена, основанного святым Франциском Ассизским в 1209(10) году.

2 Сведения получены во время интервью, взятого у генерального настоятеля ордена братьев меньших конвентуальных отца Иохима Гермека, специально прибывшего из Рима в Ташкент в октябре 2002 года на празднование 100-летнего юбилея возрождения Католической Церкви Центральной Азии.

3 Официальное название - Missionaries of Charity. Орден создан матерью Терезой, чье имя широко известно не только в католическом мире. В октябре 2003 года мать Тереза причислена к лику святых. См. фото монахинь в приложении № 15.

4 Подробно об этом событии см.: Лисицкая О. Бог, богатый милосердием // Свет Евангелия. 2002. № 35 от 22 сентября. других республик Центральной Азии стало празднование в октябре 2002 года 100-летия возрождения Католической Церкви в Центральной Азии.1 Почти отреставрированный католический храм в Ташкенте стал местом проведения юбилейных мероприятий, в которых принимали участие представители не только центральноазиатских республик, но и Польши, Италии и Индии. В рамках торжеств с участием отечественных ученых и исследователей прошла научная конференция, посвященная истории развития католичества в нашем регионе. Во время этой встречи особое внимание уделялось роли первого курата Туркестанского края Иустина Бонавентуры Пранайтиса в становлении и развитии католических приходов в различных населенных пунктах Центральной Азии, где компактно проживали представители католического вероисповедания. Со специальным посланием к участникам юбилейных торжеств от имени главы Римско-Католической Церкви Иоанна Павла II обратился государственный секретарь Ватикана кардинал Анджел о Содано3.

Продолжением празднования 100-летия возрождения Католической Церкви Центральной Азии стало посещение ташкентского костела президентом Польши Александром Квасьневским, находившимся в это время с официальным визитом в Узбекистане. Во время проходившей в храме встречи с представителями польской диаспоры, проживающей в Ташкенте, высокий гость из Варшавы высоко оценил заслуги правительства Республики Узбекистан в построении общества, основанного на принципах демократии и толерантности. Как отметил лидер Польши, в поликонфессиональном узбекистанском обществе этнические поляки имеют возможность свободно

1 100-летний юбилей Католической Церкви Центральной Азии, был приурочен к первому богослужению в Ташкенте, которое в октябре 1902 года возглавил курат Туркестанского края Иустин Бонавентура Пранайтис. Подробно см.: Католики в Средней Азии: 100 лет возрождения // По материалам Л. Жуковой и О. Лисицкой/ Свет Евангелия. 2002. № 40 от 27 октября.

2 Католики в Средней Азии: 100 лет возрождения // По материалам Л. Жуковой и О. Лисицкой/ Свет Евангелия. 2002. № 40 от 27 октября.

3 См. текст документа на сайте католической информационной службы «Agnuz» -www.agnuz.info/About/jubilee/0005.htm исповедовать свою религию, о чем свидетельствует возвращение храмов верующим и созданные католиками приходы на территории республики. Кроме того, благодаря усилиям поляков, проживающих в республике, было положено начало становлению и развитию церковных структур в современной истории Католической Церкви Узбекистана.

Ярким подтверждением толерантного отношения к представителям католического вероисповедания стало паломничество узбекистанских верующих в Астану, где в конце сентября 2001 года с апостольским визитом находился Папа Римский Иоанн Павел II. В этой поездке приняли участие около 300 человек из разных областей Узбекистана. Кроме того, представители некоторых католических приходов в августе 2002 года встретились с Иоанном Павлом II в польском городе Краков, где Понтифик находился с пастырским визитом. Во время приветствия всех участников богослужения он обратился также к узбекистанским паломникам со словами приветствия и благословения.

Сегодня Католическая Церковь в Узбекистане имеет свою церковную единицу, именуемую «missio sui iuris». С первых дней создания в Узбекистане этой единицы (29 сентября 1997 года) ее возглавляет францисканец Кшиштоф Кукулка, являющийся ординарием Римско-Католической Церкви в Узбекистане. В функции ординария входит координация деятельности всех пяти существующих в республике приходов и назначение их настоятелей. Кроме того, отец Кшиштоф Кукулка является представителем государства Ватикан в Республике Узбекистан. Создание в стране «missio sui iuris» стало возможным после установления дипломатических отношений между двумя государствами. Надо сказать, во время своего официального визита в Италию в 2000 году президент Республики Узбекистан Ислам Каримов встретился с Папой Римским и обсудил вопросы терроризма, одинаково волнующие правительство нашей страны и иерархов Католической Церкви. Примечателен и тот факт, что апостольский нунций архиепископ Юзеф Весоловский,1 заменивший на этом посту Мариана Олеся в 2002 году, уже дважды посетил узбекистанских верующих - во время встречи католиков республики, проходившей в Самарканде в сентябре 2002 года, и во время юбилейных торжеств, приуроченных 100-летию возрождения Католической Церкви Центральной Азии и проводившихся в октябре того же года.

Подводя итоги исследования, на основании изучения и анализа имеющихся в наличие документов и литературы по истории католических общин в Туркестане в период со второй половины XIX века по 1917 год, можно сделать следующие обобщения и выводы.

1. Христианство является традиционной для Центральноазиатского региона религией, т.к., согласно источникам, первые христиане (несториане, мелькиты) появились здесь еще в первых веках нашей эры. Упоминания на территории Центральной Азии о собственно католиках относятся к XII веку, когда здесь появляются посланники Папы Римского, принимавшие деятельное участие в развитии дипломатических отношений между Западом и Востоком. В XIII и XIV веках количество католических миссий увеличивается. На территории Центральной Азии создаются Алмалыкская, Самаркандская и Ургенчская католические епархии.

2. Системное изучение различных видов источников позволило нам выделить в периодизации истории католичества в Центральной Азии шесть этапов.

I этап - с появления христиан в Центральной Азии в первые века н.э. до разделения христианства на православие и католичество в 1054-1204 гт.

II этап - с появления собственно католических миссий в Центральной Азии в XII веке, последовавшим формированием католических общин и существованием здесь представителей католического вероисповедания до

1 В настоящее время резиденция нунция находится в столице Казахстана - Астане.

XVI-XVII вв.

III этап - с появления в Центральной Азии во второй половине XIX века представителей католического вероисповедания (в составе войск царской армии, в числе мигрантов и ссыльных) до 1917 года.

IV этап - с 1917 года до конца 40-х гг. XX века, когда религиозная жизнь начинает постепенно замирать.

V этап - период тотальной атеистической идеологии советского режима с конца 40-х до начала 90-х гг. XX века.

VI этап - начинается с обретением Узбекистаном независимости, когда появилась возможность возрождения религиозных традиций представителей различных вероисповеданий, в том числе и католичества.

3. Согласно приведенной нами периодизации, третий этап, изучению которого посвящена данная работа, начинается с завоевания во второй половине XIX века царской Россией Туркестана и появлением в крае представителей католического вероисповедания. В начале изучаемого периода преобладающим было количество католиков-военнослужащих, численность которых менялась в зависимости от срока службы, места дислокации и т.д. Заселение католиками из числа гражданских лиц различных областей генерал-губернаторства, в результате плановых и стихийных переселений, было неравномерным. В ходе миграционных процессов в разные годы численность католиков колебалась в сторону повышения либо понижения.

4. С появлением в Туркестанском крае представителей католического вероисповедания начинается процесс формирования католических общин, который проходил на фоне социально-экономической и политической ситуации в Российской империи. Это естественным образом сказывалось на особенностях формирования и деятельности общин. Проводя параллели между католическими общинами средневековья и периода второй половины XIX века, нами выделен ряд существенных отличий. Во-первых, если в средневековых католических общинах состояли как мигрировавшие католики, так и местные жители, принявшие католичество, на что косвенно указывают источники, то формирование общин второй половины XIX века происходило только за счет мигрировавших католиков. Во-вторых, как следует из источников, для организации епархий, строительства и существования монастырей в средние века необходимо было лишь разрешение и благосклонное отношение к католикам местного правителя. Во второй половине XIX века эти процессы требовали прохождения нескольких инстанций различного уровня, наличия необходимой документации и т.д. В-третьих, католические общины в средние века начинали свое существование в основном с появления католических священников-миссионеров. Во второй половине XIX века процесс носил обратный характер. Мигрировавшие в Туркестан католики добивались у властей командирования к ним священника, что занимало довольно длительный период времени.

5. Деятельность католических общин осложнялась политической ситуацией в Российской империи, сложившейся после известных восстаний в Королевстве Польском в 1830-1831 и 1863-1864 годах. После подавления восстания в 1863-64 г. имперским властям необходимо было обезопасить страну от новых беспорядков. Источник борьбы за национальную независимость поляков царская администрация видела в Католической Церкви. Понятие «католичество» было равносильно «полякам», «восстанию», «борьбе за независимость». Этим объясняются факты долгого рассмотрения властями прошений туркестанских католиков о командировании в край постоянного священника (первого католического священника каноника Фердинанда Сенчиковского назначили в Туркестан после восьмилетнего рассмотрения дела), о разрешении на строительство костела, часовен, организации молитвенных домов. Но, рассматривая католичество как принадлежность польской нации, царское правительство не учитывало, что в том же Туркестане среди католиков были немцы, литовцы, чехи, венгры, русские. Не желая видеть в крае «польскую интригу», царские власти лишали их возможности отправлять духовные потребности, нарушая тем самым права человека.

6. С появлением в крае в 1902 году в качестве первого курата Иустина Бонавентуры Пранайтиса деятельность общин, существовавших практически в каждом крупном населенном пункте, начала носить целенаправленный характер. Личность Пранайтиса, знаменитого еще до назначения в Туркестан профессора богословия, сыграла большую роль в истории католичества в Центральной Азии. Вместе с тем, неоднозначное отношение к нему имперских властей, его популярность в связи с «делом Бейлиса» создавали некоторые трудности в функционировании туркестанских общин. С именем Пранайтиса была непосредственно связана вся их деятельность. Условно эту деятельность можно разделить на несколько видов: строительство молитвенных сооружений благотворительность, взаимодействие с представителями других религий.

7. Под руководством Пранайтиса в начале XX века в крае началось строительство молитвенных сооружений. В городах с наибольшим сосредоточением католиков функционировали филиальные костелы (главным считался ташкентский) и молитвенные дома. В 1906 году в Ташкенте был построен временный костел, существовать который должен быть до возведения на близлежащей территории постоянного. На сегодняшний день исследователи еще не пришли к единому мнению в определении действительной даты начала строительства постоянного костела. Называются разные годы - 1911, 1912 и даже 1914. Хотя на основе анализа источников мы склонны считать единственно верной датой 1912 год.

На примере строительства ташкентского костела можно проследить социально-экономическую, религиозную и политическую ситуации в империи. Здесь необходимо отметить отказы в предоставлении Ташкентской городской думой участков земли под строительство костела (назывались различные причины, но основная, на наш взгляд, связана с польскими событиями), трудности экономического характера с нехваткой средств, стройматериалов, конфликты внутри общины между католиками-поляками и представителями других национальностей, первая мировая война, события 1917 года, которые также повлияли на дальнейшее строительство. К концу изучаемого в работе периода костел так и не был возведен до конца.

Вместе с тем, несмотря на трудности, молитвенные сооружения строились в других городах Туркестана. В частности, на территории, входящей в границы нынешнего Узбекистана, статус филиальных костелов имели часовни в Новом Маргилане, Самарканде. В Коканде, Термезе под молитвенные дома были приспособлены помещения. По ряду причин не увенчались успехом попытки возведения часовен в Андижане, Бухаре и других городах края.

8. Формирование в крае католических общин повлекло за собой организацию в Ташкенте Туркестанского благотворительного римско-католического общества с филиалами в Самарканде и Андижане. Преследуемые им цели были сопоставимы с целями и задачами уже существовавших здесь благотворительных обществ других конфессий. Оно оказывало помощь не только малоимущим и обездоленным католикам, но и представителям других вероисповеданий. Кроме того, некоторая часть средств от устраиваемых обществом благотворительных мероприятий шла на строительство ташкентского костела. Внутренние конфликты в римско-католическом благотворительном обществе, несмотря на широкий общественный резонанс, не влияли на его деятельность, которая была основана на идеях толерантности.

9. Католичество занимало определенное место в системе этноконфессиональных отношений в Туркестанском крае. Характер межрелигиозных взаимодействий зависел от многих факторов, и в первую очередь от религиозно-политической ситуации в Российской империи в рассматриваемый период. Взаимоотношения католиков, имеющих свою историю, свои устоявшиеся традиции, с представителями других религий не всегда были простыми. Во многом это зависело и от личности человека, возглавлявшего католическую общину.

Так, к примеру, каноник Сенчиковский, будучи человеком лояльным, свои отношения с последователями иных вероисповеданий, в частности православного, строил на основе добрососедства. Представители местного православного духовенства отцы Малов и Покровский официально присутствовали на открытии первой католической часовни. Сенчиковский со своей стороны не поощрял переходы в католичество не только православных, но и представителей других религий. За что, кстати, получил письменную благодарность от православного епископа. Это позволяет сделать вывод об отсутствии прозелитизма со стороны Сенчиковского.

Иустин Бонавентура Пранайтис фигура в истории католичества в России и Туркестане в частности неоднозначная. Будучи известным профессором богословия, автором исследования «Христианин в еврейском Талмуде, или тайные науки раввинов о христианах», религиозным экспертом в нашумевшем «деле Бейлиса» он привлекал к себе повышенное внимание.

С именем Пранайтиса связано несколько случаев перехода верующих в католичество, которые приобрели большой общественный резонанс с обвинениями ксендза в миссионерской деятельности. Хотя, согласно источникам, за весь рассматриваемый период случаи присоединения к католичеству и обратные процессы, когда католики принимали другую религию, были единичными. Каждый из них рассматривался индивидуально, и в случае обнаружения нарушений происходило разбирательство в высших инстанциях, вплоть до принятия каких-то радикальных мер. Кроме того, как следует из документов, факты перехода в другую религию наблюдались между христианскими конфессиями, не выходя за их пределы.

Вместе с тем, в 1906 году в Российской империи был принят закон, который самым непосредственным образом нарушал права верующих. Согласно ему, "Сырдарьинскую, Ферганскую и Самаркандскую области разрешалось заселять только лицами коренного русского происхождения и православного вероисповедания". В 1909 году Управление землеустройства и земледелия Туркестанского края выступило с проектом, поддержанным центральной властью, о том, что заселение края возможно и представителями не православного вероисповедания. Однако в этом проекте говорилось, что они будут наделяться землей в переселенческих поселках только в том случае, если примут православие. Назвав его недопустимым как с точки зрения церковной, так и с точки зрения государственной, епископ Туркестанский и Ташкентский Димитрий привел веские доводы в его несостоятельности. Таким образом, даже служители православной церкви отвергли попытку со стороны государства закрепить в законодательном порядке принцип прозелитизма.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что существование католических общин со второй половины XIX века до 1917 года было напрямую связано с политическими, социально-экономическими условиями и взаимоотношениями, которые сложились в конкретный исторический период времени.

Учитывая богатый исторический опыт, интенсивное развитие современных католических общин, а также, опираясь на результаты данного исследования, мы пришли к необходимости дать некоторые рекомендации, которые способствовали бы дальнейшему изучению исследуемой проблемы.

Во-первых, при участии представителей Католической Церкви Узбекистана и исторических факультетов вузов республики целесообразно было бы наладить более тесные контакты с зарубежными исследователями, занимающимися данной проблематикой, и систематизировать все имеющиеся исторические документы, материалы. На наш взгляд, это позволило бы исследователям детально и объективно изучить «белые пятна» в истории католических общин в Узбекистане. В частности, в настоящее время недостаточно исследованными остаются следующие аспекты:

1) Точное местонахождение первой католической часовни, существовавшей в Ташкенте в период 1882-84 гг.

2) Дальнейшее развитие конфликта между членами Туркестанского римско-католического благотворительного общества и его председателем -куратом Иустином Бонавентурой Пранайтисом.

3) Поиск исторических документов и материалов, подтверждающих наличие на территории Узбекистана католических общин, существовавших в период, выходящий за рамки данного исследования и т.д.

Во-вторых, учитывая особый вклад, который внес первый курат Туркестанского края Иустин Бонавентура Пранайтис в становление и развитие католических общин на территории Туркестанского края, необходимо провести археологические работы по изысканию места захоронения ксендза и идентификации его останков.

В-третьих, в рамках данного исследования не рассматривался вопрос, касающийся присутствия в Туркестане католиков восточного обряда. В процессе изучения источников не были обнаружены документы, подтверждающие существование в крае в изучаемый и последующий периоды их религиозных общин и молитвенных сооружений. Однако в статистических сборниках приводятся данные о количественном составе армяно-католиков в Туркестане: их учет велся отдельно от римо-католиков. Хотя согласно положению, армяно-католики, проживавшие на территориях, где отсутствовали церковно-административные единицы Армянской Католической Церкви, могли входить в состав общин католиков западного обряда и принимать активное участие в их деятельности. Поэтому данный вопрос требует детального рассмотрения, более глубокого изучения с учетом

126 консультаций религиозных экспертов.

В-четвертых, результаты данного исследования будет целесообразным использовать при составлении учебных пособий и материалов по истории Узбекистана, спецкурсов по истории религии.

В-пятых, учитывая богатую историю католических общин Узбекистана, следует включить в один из томов Католической энциклопедии на русском языке, готовящейся к печати Издательством францисканцев (Россия, Москва), специальную статью, посвященную присутствию Католической Церкви в Республике Узбекистан.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Лисицкая, Ольга Витальевна, 2004 год

1. Произведения Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова

2. Каримов И.А. Основные принципы общественно-политического и экономического развития Узбекистана. Соб. соч. Т.З. Т.: Узбекистон. 1996. -370 с.

3. Каримов И.А. Наша цель: свободная и процветающая Родина. Соб. соч. Т. 2. Т.: Узбекистон. 1996. - 380 с.

4. Каримов И.А. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. // По пути безопасности и стабильного развития. Соб. соч. Т.6. Т.: Узбекистон. 1998. - 413 с.

5. Каримов И.А. На пути духовного возрождения. // По пути безопасности и стабильного развития. Соб. соч. Т.6. Т.: Узбекистон. 1998. -413 с.

6. Каримов И.А. Выступление на заключительном заседании 155-й сессии Исполнительного совета ЮНЕСКО. Соб. соч. Т. 7. Т.: Узбекистон. 1999.-382 с.

7. Каримов И.А. Узбекистан, устремленный в XXI век. Соб. соч. Т.7. -Т.: Узбекистон. 1999. 382 с.

8. Каримов И.А. Наша высшая цель независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Доклад на первой сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва. Соб. соч. Т.8. - Т.: Узбекистон. 2000. - 528 с.

9. Каримов И.А. Национальная идеология основа будущего. Соб. соч. Т. 8. - Т.: Узбекистон. 2000. - 528 с.

10. Правовая основа нашей жизни и прогресса. Выступление Президента Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном десятилетию Конституции Республики Узбекистан// Народное слово. 2002. № 251-252 от 6 декабря.1.. Архивные материалы

11. Центральный государственный архив Республики Узбекистан (ЦГА1. РУз).

12. Фонд И-1 Канцелярия Туркестанского генерал-губернатора. Он. 12, д. 1765; он. 13, дд. 61, 414, 558; он. 31, дд. 188, 691а, 1130а.

13. Фонд И-3 Политическое агентство в Бухаре. Оп. 2, д. 162.

14. Фонд И-17 Сырдарьинское областное правление. On. 1, дд. 10239, 15271.

15. Фонд И-18 Самаркандское областное правление. On. 1, дд. 48, 452, 2338, 3315, 8461, 8664.

16. Фонд И-19 Ферганское областное правление. On. 1, дд. 508, 4630, 5953, 26435; оп. 2, д. 189.

17. Фонд И-3 6 Управление начальника города Ташкента. On. 1, дд. 2480,2563.

18. Фонд И-85 Благочинный военных церквей Сырдарьинской области. On. 1, дд. 41, 49.

19. Фонд И-182 Благочинный церквей города Ташкента. Оп. 1,д. 31.

20. Фонд И-269 Сырдарьинский областной статистический комитет. On. 1, дд. 126, 216, 235, 437, 490.

21. Фонд И-271 Ташкентский нотариус С.Е. Гнедовский. On. 1, дд. 2385,4540.

22. Фонд И-462 Полицейское управление русской части г. Ташкента. On. 1, дд. 53, 175, 211, 261, 363, 402, 450, 534, 535.

23. Фонд И-718 Ташкентская городская дума. On. 1, дд. 33,34.

24. Фонд И-961 Туркестанская духовная консистория. On. 1, д. 989.

25. Российский государственный исторический архив (РГИА). Фонд 797 Канцелярия обер-прокурора Синода.1. Оп. 79, д. 295.

26. Фонд 821 Департамент духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел. Оп. 125, д. 1166; оп. 128, дд. 1719, 1827.

27. Фонд 826 Канцелярия Могилевского архиепископа, митрополита всех римско-католических церквей в Российской империи. Оп.1, д. 810.

28. Текущий архив Римско-католического прихода города Ташкента.

29. Текущий архив Болгарского культурного центра.

30. I. Статистические сборники

31. Военно-статистическое описание Туркестанского военного округа. Сырдарьинская область// Составил генерального штаба подполковник Ф. Корольков. Т. 1912.

32. Материалы для статистики Туркестанского края// Издание Туркестанского статистического комитета/ Под редакцией Н. Маева. Вып. I— У.-СПб. 1872-1879 гг.

33. Обзоры Сыр-Дарьинской области. -Т. 1886-1913.

34. Обзоры Ферганской области. -Н.Маргелан, Скобелев. 1884-1913.

35. Обзоры Самаркандской области. Самарканд. 1887-1910.

36. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.// Под ред. H.A. Тройницкого.- СПб. 1904. Т.82.; СПб. 1905. Т.83.; СПб. 1905. Т.85.; СПб. 1905. Т. 86.; СПб. 1905. Т.87.

37. Статистический обзор Ферганской области за 1905. Скобелев. 1908.

38. Справочная книжка Самаркандской области за 1893 г. // Самаркандский облстаткомитет. Вып.1 /Составил М.Вирский. Самарканд. 1893.

39. Справочник и адрес-календарь Самаркандской области за 1904г.// Составил Вирский. Самарканд. 1901.1.. Специальная литература (книги, брошюры, статьи)

40. Анбоев И. Древний несторианский клад в Ташкенте// Известия АН УзССР, серия «Общественные науки». 1959. № 6.

41. Азиатская Россия. Т.1. СПб.: Б.и. 1914.- 576 с.

42. Ата-Мирзаев О., Гентшке В., Муртазаева Р. Узбекистан многонациональный: историко-демографический аспект. Т.: Изд. мед. литры им. Абу Али ибн Сино. 1998. - 160 с.

43. Батлер У., Кириленко О. Система законодательства Узбекистана. Отраслевой каталог законодательных актов Узбекистана. Т.: Адолат. 2000. -252 с.

44. Бартольд В. Еще о христианстве в Средней Азии. Соб. соч. Т.2. 4.2. М.: Изд. вост. лит-ры. 1964.- 657 с.

45. Бартольд В. К вопросу об археологических исследованиях в Туркестане. Соб. соч.Т. 4. М.: Изд. вост. лит-ры. 1966. - 495 с.

46. Бартольд В. Пизанец Исол// Записки Восточного отделения императорского русского археологического общества. Т. IV. С.327-331.

47. Бартольд В. О христианстве в Туркестане в домонгольский период. Соб. соч. Т. 2. Ч. 2. М.: Изд. вост. лит-ры. 1964. - 657 с.

48. Бетгер Е.Извлечение из книги «Пути и страны» Абул-Касыма ибн Хаукаля// Труды САГУ. Археология Средней Азии. IV. Т. 1957.

49. Бируни Абу Райхан. Памятники минувших поколений// Избранные произведения. Т.: Фан. 1957. Т. 1. - 110 с.

50. Бурков В. Под маской «христианской любви»- Л.:Ленгиз. 1983- 98с.

51. Бурякова Э., Буряков Ю. Новые археологические материалы к стратиграфии средневекового Самарканда// Афросиаб. Вып II. Т. 1973.

52. Вайнберг Б. Монеты древнего Хорезма. М.: Наука. 1977. - 194 с.

53. Волошинов В. Экскурсия в Среднюю Азию летом 1914 года. -Киев.: Б.и. 1915.-64 с.

54. Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье: этнос, языки, религия. //Б. Литвиновский. М.: Наука. 1992. - 687 с.

55. Гентшке В.Л. Из истории польской диаспоры //СГгЬек^^оп 1апхь 2001. №1. С. 34-43.

56. Джаббаров И., Дресвянская Г. Духи, святые, боги Средней Азии. -Т.: Узбекистан. 1993. 222 с.

57. Добросмыслов А. Города Сыр-Дарьинской области: Казалинск, Перовск, Туркестан, Аулиэ-Ата и Чимкент. Т.: Б.и. 1912. - 204 с.

58. Добросмыслов А.Н. Ташкент в прошлом и настоящем. Исторический очерк. Т.: Б.и. 1912. 204 с.

59. Добрычев В. В тени святого Юра. М.: Политиздат. 1971. - 230 с.

60. Дресвянская Г. История изучения христианства в Средней Азии //Научн. тр. ТашГУ. Вып 333. Т. 1968.

61. Дресвянская Г. Находки глиняных конусов в Старом Мерве // Памятники Туркменистана. 1973. № 1.

62. Дресвянская Г. Хароба-Кошук.// Памятники Туркменистана. 1968.2.

63. Дулуман Е. Кризис религии в современных условиях. Киев.: Вища школа. 1982.-64 с.

64. Егише. О Вардане и войне Армянской. Ереван.: Изд. АН АрмССР. 1971.-192 с.

65. Жиркевич А. Из-за русского языкаУ/ Биография каноника Сенчиковского в двух частях с алфавитным указателем и тремя фотографиями. Вильна.: Б.и. 1911. - 540 с.

66. Иванов. Г. Из литературного наследия. М.: Мысль. 1989. - 580 с.

67. Из истории древних культов Средней Азии. // Составитель Л. Жукова Т.: Главная редакция энциклопедий. 1994. - 120 с.

68. История народов Узбекистана // Под ред. А.Аскарова. В 2-х т.- Т.: Фан. 1993. Т. 2.-219 с.

69. История Узбекской ССР. В 4-х т.// Под ред. Р.Х. Аминова и др.Т. 2. -Т.: Фан. 1967.- 664 с.

70. История Узбекской ССР. С древнейших времен до наших дней // Под ред. И.М. Муминова. Т.: Фан. 1974. - 584 с.

71. История СССР. С древнейших времен до наших дней. В двух сериях, в 12-ти т. // Под ред. Б. Пономарева. T. VI. М.: Наука. 1968. - 854 с.33. 29. Кауфман К. К вопросу о русской колонизации Туркестанского края. СПб.: Б.и. 1903.- 185 с.

72. К истории христианства в Средней Азии. // Составитель JI. Жукова. Т.: Узбекистон. 1998. - 272 с.

73. Кляшторный С. Восточный Туркестан глазами европейских путешественников. Алма-Ата.: Гылым. 1991.-183 с.

74. Койта К. В поисках истины. Минск.: Беларусь. 1982. - 158 с.

75. Комментарий к Конституции Республики Узбекистан. Т.: Адолат. 1997.-280 с.

76. Короленко В. Избранные произведения. М.: ОГИЗ. 1948. - 340 с.

77. Кривошеев П., Тонконогов Г. Антиобщественная сущность баптизма // В помощь лектору/ На материалах Узбекистана. Т. 1975. - 70 с.

78. Кукулка К., Лисицкая О. Из истории католичества в Узбекистане // Демократизация и права человека. 1999. №3-4. С. 156-157.

79. Куроедов В. Религия и церковь в Советском государстве. М.: Политиздат. 1982.-263 с.

80. Кухаренко Н. Мальцев Ю. К символике изображений креста в Средней Азии.// Взаимодействие и взаимовлияние культур на Востоке. 3-я Всесоюзная конференция востоковедов. -М . 1988.

81. Лисицкая О. Характеристика источников по истории католицизма в Туркестане (2-я половина XIX в. 1917 г.). // К истории христианства в

82. Средней Азии. Т.: Узбекистон. 1998. С. 209-212.

83. Лисицкая О. Создание римско-католического костела в Ташкенте. См. в кн.: Духовность на рубеже тысячелетий. Т.: Русский культурный центр. 2000. С. 18-21.

84. Лисицкая О. Благотворительность религиозных общин в Туркестане. // История Узбекистана в исследованиях молодых ученых. Т.: Университет. 2000. С. 105-108.

85. Лисицкая О. Из истории католических общин в Туркестане начала XX века (конфессионально-общественная деятельность Иустина Пранайтиса).// История Узбекистана, № 3, 2000. С. 44-51.

86. Лисицкая О. Из истории появления католичества в Туркестанском крае (2-я половина XIX века). // Общественное мнение. Права человека, № 4, 2002. С. 79-84.

87. Лисицкая О. Проникновение католичества в Центральную Азию в процессе распространения христианства в средние века. // История Узбекистана, № 3, 2003. С. 13-19.

88. Любимов П.П. Религии и вероисповедальный состав населения Азиатской России. Петроград. 1914 - 350 с.

89. Лютов М. Несторианство в Средней Азии// Туркестанские ведомости. 1886. №№ 18,19.

90. Максакова Л. Миграция населения Республики Узбекистан. Т.: Изд. дом «Эльдинур». 2000. - 116 с.

91. Массон М. Ахангеран. Археолого-топографический очерк. Т.:1953.

92. Массон М. Городища старого Термеза и их изучение// Труды Узбекистанского филиала АН СССР, серия 1, вып. 2. Т. 1941.

93. Министерство Внутренних Дел (1802-1902) -СПб. 1902.

94. Наршахи Мухаммад. История Бухары.// Пер. Н. С. Лыкошина. Т.: Ф. И Г. братья Каменские. 1897 - 123 с.

95. Нильсен В., Шваб Ю. Три дипломных проекта реставрации памятников архитектуры // Архитектура и строительство Узбекистана. 1989. № 1.

96. Пантусов Н. Памятники христианства в Средней Азии// Туркестанские ведомости. 1886. № 46.

97. Пантусов Н. Город Алмалык и Мазар Туглуг Тимур-хана.// Кауфманский сборник, изданный в память 25, истекших со дня смерти генерал-губернатора К.П. фон Кауфмана. М.: 1960. С. 162-172.

98. Пугаченкова Г. Хароба-Кашук// Известия АН ТССР. 1954. № 3.

99. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М.: Географгиз. 1957. - 270 с.

100. Рагаускас И.Ступайте, месса окончена. Минск: Беларусь. 1981.302 с.

101. Религия и закон. Сборник международных документов и законодательных актов Республики Узбекистан.// Составитель А. Юнусова. -Т.: Ташкентский исламский университет. 2002. 240 с.

102. Ртвеладзе Э. Великий шелковый путь: Энциклопедический справочник: Древность и раннее средневековье. Т.: Узбекистон миллий энциклопедияси. 1999. - 280 с.

103. Ртвеладзе Э., Ташходжаев Ш. Об одной тюркско-согдийской монете с христианской символикой //Византийский временник. Т. 35. М. 1973.

104. Тагер. А. Царская Россия и дело Бейлиса М.: Политиздат. 1934.350 с.

105. Толстов С. Новогодний праздник «каландах» у хорезмийских христиан начала XI в.// Советская этнография. 1946. № 2. С. 90-92.

106. Толстов С. По следам древнехорезмийской цивилизации. М.-Л.: Изд. АН СССР. 1948.- 322 с.

107. Уварова П. Поездка в Ташкент и Самарканд. Б.м., б.г.- 40 с.

108. Новая история Узбекистана. Учебное пособие. История независимого Узбекистана. Т.: Шарк. 2000. - 688 с.

109. Устав Туркестанского Римско-Католического благотворительного общества в Ташкенте. Т.: Типография газеты «Среднеазиатская Жизнь». 1907.-26 с.

110. Хвольсон Д. Предварительные заметки о найденных в Семиреченской области сирийских надгробных надписях// ЗВОРАО. Т. 1. -СПб., 1887.

111. Цитович Г. Храмы армии и флота. Историко-статистическое описание. Пятигорск: Типография А.П. Нагорова. 1913.-481 с.

112. Чариев 3., Лисицкая О. Исторические особенности развития благотворительного движения католических общин в Туркестане. // Социально-гуманитарные науки в системе образования, № 3-4, 2003. С. 4247.

113. Ягодин В. Некрополь древнего Миздахкана. Т.: Фан. 1970. - 250 с.1. V. Иностранная литература

114. Казахстан: реалии и перспективы независимого развития. М.: Мысль. 1995.-280 с.

115. Козлов А. Судьбы старообрядчества. 1920-е. // Московский журнал. 1992. № 7. С. 33-40.

116. Кречмар Г., Ратке X. Евангелическо-лютеранская Церковь в России, на Украине, в Казахстане и Средней Азии. СПб: Серебряные нити. 1996. -282 с.

117. Литвинов П. Государство и ислам в Русском Туркестане (1865-1917) (по архивным материалам). Елец: ЕГПИ. 1998 - 320 с.

118. Литвинов П. Неисламские религии Средней Азии (вторая половина XIX начало XX вв.) - Елец: ЕГПИ. 1996 - 226 с.

119. Майдовский А. Католический костел в Средней Азии. К истории церковного строительства в Российской империи/УПеревод с польск. -Warszawa: Wydawnictwo DiG.1995. 90 k.

120. Митюков К.Д. О свободе совести в Таджикистане. На примере православия.// Изв. АН Республики Таджикистан. Сер. философии и правоведения. 1992. № 1. С. 37-46.

121. Polacy w Turkiestanie: w okresie wojny swiatowej- Warwszawa.1931.313 k.

122. Православная Церковь, католицизм, протестантизм, современные ереси и секты в России. СПб: Серебряные нити. 1994. - 300 с.

123. Табышалиева A.C. Вера в Туркменистане // Очерк истории религий Средней Азии и Казахстана. Бишкек. 1993. - 180 с.

124. VI. Периодические издания Журналы

125. Архитектура и строительство Узбекистана. 1989.

126. Демократизация и права человека. 1999.

127. Общественное мнение. Права человека. 1998-2002 гг.4. Изв. АНУзССР. 1959.5. Известия АН ТССР. 1954.

128. Известия АН Республики Таджикистан. 1992.7. Московский журнал. 1992.

129. История Узбекистана. 2000-2003 гг.

130. Советская этнография. 1946.

131. Туркестанские епархиальные ведомости. 1907.

132. Памятники Туркменистана. 1968-1973 гг.1. Газеты1. Биржевые ведомости. 1916.2. День. 1916.3. Известия. 1930.

133. Народное слово. 1992-2002.5. Речь. 1916.6. Свет Евангелия. 2002.

134. С-Петербургские Ведомости. 1883.

135. Туркестанские ведомости. 1882-1917.1. VII. Авторефераты

136. Головащенко С. Особенности эволюции Русской православной церкви как общественного института.: Автореферат дис. канд. филос. наук. -Киев. 1991.-22 с.

137. Дьяченко О. Движение пятидесятников в Беларуси (на материалах Могилевской об л) .-Автореферат дис. канд. филос. наук Минск. 2000. - 22 с.

138. Кислова О. Советское законодательство о культах и его значение для преодоления христианского сектантства.: Автореферат дис. канд. филос. наук. Т. 1972. - 24 с.

139. Колемасова Н. Христианское сектантство в регионе традиционного распространения ислама (на материалах УзССР).: Автореферат дис. канд. филос. наук. Т. 1981. - 24 с.

140. Литвинов П. П. Государственно-религиозные и этноконфессиональные отношения в Туркестане (1865 -1917).: Автореферат дис . док. ист. наук. М. 1998. - 35 с.

141. СЛ/шх^ ^Ол^х-п Dcocomj^meK.i. Gc.nv.èoi ■'1. ЕПИСКОПЪ JtryPKECTAHCÉnu- V•bO-crrvuJW-cu 1"Ч)0-слу) схиь1 *Ja-e.3b1. Гор. Btpuuas,1. Т)

142. СVOU1V.Í) ou.t/iv.^1.^ coS-o+O1

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.