Народное декоративно-прикладное искусство восточнославянского населения Кубани: На примере текстиля тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат исторических наук Гангур, Наталья Александровна

  • Гангур, Наталья Александровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2002, КраснодарКраснодар
  • Специальность ВАК РФ24.00.01
  • Количество страниц 221
Гангур, Наталья Александровна. Народное декоративно-прикладное искусство восточнославянского населения Кубани: На примере текстиля: дис. кандидат исторических наук: 24.00.01 - Теория и история культуры. Краснодар. 2002. 221 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Гангур, Наталья Александровна

Введение

Глава I. Орнаментированные изделия из текстиля в быту восточнославянского населения Кубани.

1.1. Народный текстиль - домашнее занятие, искусство и ремесло

1.2. Художественно-конструктивные особенности, структура и функции традиционного народного костюма.

1.3. Значение рушника / полотенца в семейно-бытовых обычаях и обрядах -восточнославянского населения Кубани.

Глава II. Источники и этнокультурная семантика народного орнамента.

2.1. Геометрические и буквенно-числовые мотивы.

2.2. Антропоморфные и зооморфные мотивы.

2.3. Растительные мотивы.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Народное декоративно-прикладное искусство восточнославянского населения Кубани: На примере текстиля»

Актуальность темы исследования определяется тем, что в настоящее время отмечается повышенный интерес в научной среде к исследованию народной культуры. Значительное внимание уделяется культуре регионов. Но в некоторых регионах, это относится и к Кубани, до сих пор не выявлен изобразительный фонд традиционного народного искусства.

Кубань считается территорией, где исторически соединились две культуры -восточно-украинская и южнорусская, во многом схожие между собой. На их основе, при активном взаимодействии с культурой народов северокавказского региона, происходило развитие новой региональной этнокультуры, имеющей свои особенности, отличные от метропольных.

Кубанская область заселялась русскими сравнительно поздно с конца XVIII в. Формирование и взаимодействие русской и украинской этнографической групп -черноморского и линейного казачества - привело к возникновению субэтноса -кубанское казачество. В процессе его складывания возник оригинальный локальный вариант традиционно-бытовой культуры кубанского казачества1. Это обусловило специфику и характер образцов народного прикладного искусства, несущих на себе отпечаток межэтнического и межкультурного взаимодействия в технике производства, в способах орнаментации, особенностях стилевого решения.

Диссертационное исследование посвящено вышивке и ткачеству - основным видам народного прикладного искусства восточнославянского населения Кубани. Вышивка - основной предмет анализа данной работы. «Орнаментальная сторона крестьянского искусства, составлявшая едва ли не главную его художественную черту, с наибольшей полнотой и самобытностью проявилась именно в крестьянской вышивке»2. Изучение крестьянской вышивки «задача равно интересная и увлекательная и для психологии искусства, и для его истории, и для его формального изучения»3.

1 Бондарь Н.И. Традиционная культура кубанского казачества: Избр. работы. Краснодар, 1999.

2 Воронов B.C. О крестьянском искусстве. М., 1972. С. 86.

3 Воронов B.C. Указ. соч. С. 84.

Необходимость и важность изучения народного прикладного искусства данного региона определили выбор диссертационной темы. Обращение к этнокультурным традициям в воспитательном и образовательном процессе - одна из актуальных проблем современного художественного образования, которая довольно активно разрабатывается в последние десятилетия в российской педагогике (Т.Я. Шпикалова, А.С. Хворостов1 и др.). Появилось значительное число диссертационных исследований, посвященных данной проблеме2.

В последние десятилетия XX в. активизировалась тенденция к использованию традиционного народного искусства, как части региональной культуры, в учебно-воспитательном процессе образовательных и культурных учреждениях Краснодарского края различного уровня. На материале нашего региона разработкой данной проблемы активно занимается Е.Г. Вакуленко3.

Складывается ситуация, когда педагогическая экспериментальная база исследования намного опережает научно-теоретическую разработку вопросов истории народного декоративно-прикладного искусства восточнославянского населения Кубани. Мало изучены или не изучены вовсе многие аспекты этой темы.

В начале 90-х годов в Краснодарской детской семилетней художественной школе декоративно-прикладного искусства им. В.А. Филиппова одним из приоритетных направлений в учебно-воспитательном процессе стало обращение к истории и культуре своего региона. Диссертантом была разработана программа, непосредственная цель которой - глубокое, комплексное изучение народного прикладного искусства, его специфики, истории развития региональных особенностей, с

1 Шпикалова Т.Я. Народное искусство на уроках декоративного рисования. М., 1979; Хворостов А.С. Декоративно-прикладное искусство в школе. М., 1988.

2 Авторефераты дис. на соиск. уч. ст. канд. пед. наук: Евсеева О.Ю. Методика преподавания основ народного и декоративно-прикладного искусства Западно-Сибирского региона в педагогическом колледже. М., 1999; Уланова СЛ. Эстетическое воспитание детей дошкольного возраста средствами мордовского декоративно-прикладного искусства. М., 1999; Брюханова Т.А. Народное декоративно-прикладное искусство Башкорстана как региональный компонент воспитания дошкольников. М., 1999; Тихонова А.Ю. Воспитание интереса к региональной культуре у детей дошкольного возраста (на материале художественных ремесел). М., 1999; Юдина Г.В. Изучение основ народного искусства Мордовского края на уроках художественного труда в начальных классах. М., 1999 и др.

3 Вакуленко Е.Г. О приобщении детей к народному прикладному искусству и художественным ремеслам Кубани // Материалы научно-практической конференции «Традиционные культуры Кубани: состав, состояние, проблемы». Краснодар, 1991; Система регионального непрерывного художественно-эстетического образования: Народное декоративно-прикладное искусство. Краснодар, 1997. последующей разработкой педагогической модели его изучения в образовательном процессе. В течение нескольких лет активной поисково-исследовательской работы автором был выявлен и зафиксирован изобразительный фонд традиционного народного искусства. Этот материал и был положен в основу данной работы.

Степень научной разработанности проблемы. Изучением народного творчества занимались археологи, этнографы, фольклористы, искусствоведы. Основоположником науки о русском декоративно-прикладном искусстве считают В.В. Стасова. Он первым поставил вопрос о происхождении народного орнамента, опубликовал обширный материал по шитью, тканям и кружевам и дал первую классификацию орнаментации народного текстиля1.

Во второй половине XIX века появляются публикации образцов русской вышивки, кружева из частных коллекций - в виде альбомов2. В сборнике «Кустарная промышленность России» были опубликованы интересные сведения по таким женским промыслам, как вышивка, золотое шитье, ткачество3. В этот период земские учреждения с большой тщательностью и скрупулезностью собирают и публикуют материалы о различных ремеслах России, которые изучались в рамках программ исследования «кустарной промышленности». Многочисленные «труды» этого периода содержат интересный с научной точки зрения и разнообразный материал о развитии художественных ремесел России и ее регионов4.

Таким образом, во второй половине XIX - начале XX в. был собран, осмыслен и частично опубликован ценный материал по народному искусству.

1 Стасов В.В. Русский народный орнамент. Шитье, вышивка, кружева. Вып. 1. СПб., 1872.

2 Альбом выставки старинного и нового шитья и женских рукоделий. М.,1891; Первая выставка российского народного узорного шитья, устроенная в 1883-1884 г. К. Далматовым. СПб., 1887; Коллекция Далматова. Образцы народного шитья и кружев: В 7 т. СПб., 1893-1894; Шабельская Н.А. Русская старина: В 3-х т. М., 1893; Сидамон-Эристова В.П., Шабельская Н.П. Собрание русской старины. Вып. 1. Вышивки и кружева. М., 1910; Альбом вышивки А.Г. Шаховской. СПб., 1878.

3 Кустарная промышленность России. Женские промыслы в очерках С.А. Давыдовой, Е.Н. Половце-вой, К.И. Беренс, Е.И. Свидерской. СПб., 1913.

4 Обзор деятельности земств по кустарной промышленности (1865-1897 гг.) СПб., 1897; Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Вып. 1-16. СПб., 1879-1888; Труды съезда деятелей кустарной промышленности России. Т.1. 4.1 и 2. СПб., 1910; Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. I - X. СПб., 1892-1912; Кустарная промышленность в России. Разные промыслы: В 4-х т. СПб. 1913; А.А. Мещерский и К.Н. Модзалевский. Свод материалов по кустарной промышленности в России. СПб., 1874 и др.

Период первых двух десятилетий после октябрьской революции был временем становления искусствоведческой науки о русском народном прикладном искусстве. Самый ценный вклад был сделан B.C. Вороновым его книгой «Крестьянское искусство» (1924), где он впервые дал четкую классификацию и описание основных видов народного искусства; наметил главные художественные направления в крестьянском искусстве, выявил их стилистические отличия, рассмотрел содержание многочисленных видов народной орнаментации. Русскую крестьянскую вышивку он назвал исключительной страницей в мировой истории искусства.

Большое значение имела статья археолога В.А. Городцова, посвященная вопросу происхождения ряда сохранившихся в народном творчестве древних мотивов1. Его работа содержит подробную иконографию древних образов, ставших традиционными в народном искусстве. В.А. Городцов положил начало изучению семантики, как определенной отрасли в народном искусстве2.

1940-1950-е годы отмечены обращением исследователей к более подробному изучению истории отдельных видов народного искусства, большой экспедиционной и собирательской деятельностью историков искусства, художников и этнографов. Развивая и уточняя положения В.А. Городцова, исследователи обращаются к проблеме генезиса и раскрытия семантики древних орнаментальных мотивов русской вышивки. Этому посвящены статьи J1.A. Динцеса и Б.А. Рыбакова . В двухтомной «Истории культуры Древней Руси» оба автора продолжают научную разработку вопросов содержания образов народного прикладного искусства, привлекают материал вышивки, ювелирного дела, гончарства и т.д., а также устный фольклор4. А.К. Амброз подробно рассмотрел древние элементы в русской народной вышивке3. Он пришел к мысли, что в ней отражены образы, сложившиеся в эпоху зарождения земледелия, а некоторые из них и раньше.

1 Городцов В.А. Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве// Труды Государственного исторического музея. Вып. 1. М., 1926.

2 Василенко В.М. Заключение дискуссии о семантике // ДИ СССР. 1975. № 3. С. 44.

3 Динцес JI.A. Восточные мотивы в русском народном искусстве Новгородского края // СЭ. 1946. № 3; Рыбаков Б.А. Древние элементы в русском народном творчестве // СЭ. 1948. № 1.

4 Рыбаков Б.А. Прикладное искусство и скульптура// История культуры Древней Руси. Т. 2. М.-Л., 1951; Л.А. Динцес. Древние черты в русском народном искусстве // Там же.

5 Амброз А.К. О символике русской крестьянской вышивки архаического типа // СЭ. 1966. № 1.

50-60-е годы XX в. расширялось и углублялось изучение народного искусства, обновлялись методы исследований. Весомый вклад в разработку теории и истории народного искусства был сделан в этот период известным исследователем В.М. Василенко. Именно с позиций историка культуры он дал динамику художественной культуры русской деревни, расчленил материал на хронологические группы и проследил эволюцию стиля, художественных особенностей творчества русских крестьян XVII-XX вв. Итогом его научной деятельности явилась книга «Русская народная резьба и роспись по дереву XVIII -XX вв.» (1960 г.), где он разрабатывает и общие проблемы народного творчества. В другой работе, имеющей очень важное методологическое значение для темы нашей диссертации, В.М. Василенко подчеркнул наличие глубокого содержания в фольклорном изобразительном творчестве1.

Научно-исследовательский Институт художественной промышленности, созданный в 1932 г. на базе Кустарного музея, с 50-х годов начал издавать серию трудов «Художественные промыслы РСФСР», написанных искусствоведами и хуу дожниками НИИХП . Серия книг-альбомов, составленных НИИХП, явилась перо вым опытом изучения региональных особенностей русской вышивки . Государственный Русский музей издает работы, посвященные вышивке и кружеву4.

И.П. Работнова раскрывает декоративную сторону русской крестьянской одежды XIX- начала XX в., посвятив основную часть работы орнаменту, его композиции, сочетанию цветов5. В середине 60-х гг. вышла коллективная монография, написанная искусствоведами НИИХП6, ставшая первым, наиболее полным трудом по истории русского народного искусства.

1 Василенко В.М. О содержании в русском крестьянском искусстве XVIII - XIX веков // Русское искусство XVIII - первой половины XIX века. М., 1971.

2 Работнова И.П., Яковлева В .Я. Русская народная вышивка. М., 1957; Работнова И.П. Русское народное кружево М., 1956; Она же: Русское кружево. М., 1960; Березина JI., Болдырева М. Русское ручное ткачество. М., 1960; Королева Н., Работнова И. Народная вышивка РСФСР. М., 1960.

3 Яковлева В.Я. Архангельская народная вышивка. М., 1954; Вологодская и ярославская народная вышивка. М., 1955; Новгородская и псковская народная вышивка. М., 1954; Калининская народная вышивка. М., 1955.

4 Фалеева В.А. Русская народная вышивка. Древнейший тип. J1., 1949; Русское народное искусство. Л., 1959.

5 Работнова И.П. Русская народная одежда. М., 1964.

6 Русские художественные промыслы. М., 1965.

Среди этнографов вопросами, связанными с народным искусством, занимались Е.Э. Бломквист, Н.И. Лебедева, Г.С. Маслова. Собранный ими обширный материал содержит ценные сведения об одежде, узорном ткачестве1.

Материал по народному текстилю представлены в альбомах и изданиях альбомного типа. И.Я. Богуславская дает анализ отдельных образцов народной вышивки, рассказывает о ее древних корнях и семантике, подробно рассматривает трансформацию этих мотивов в вышивках XVIII - XX вв. Вышивке отведено место и в других изданиях альбомного типа, а также в обобщающих трудах - многотомной «Истории русского искусства», в трехтомнике «Русское декоративное искусство»3. Статьи по разным вопросам народного искусства опубликованы в журнале «Декоративное искусство СССР», первый номер(1957 г.) которого был полностью посвящен народному искусству.

В историко-этнографическом атласе М.Н. Шмелева и Л.В. Тазихина рассматривают общий характер орнаментации одежды русского крестьянского населения Европейской части России в середине XIX - начале XX в., выявляют многообразие форм и технических приемов ее украшения, отмечают районы распространения основных типов убранства крестьянской одежды4.

Этнографическое изучение русского народного искусства, в основном вышивки, проводилось Г.С. Масловой5. Ее книга «Орнамент русской народной вышивки» является фундаментальным исследованием по этому вопросу. Автор рассматривает технику исполнения, сюжеты орнамента, его семантику, генезис некоторых мотивов, освещает вопросы этнокультурной истории отдельных групп населения по данным орнамента. Среди этнографов развилось и утвердилось изуче

1 Восточнославянский сборник. Материалы и исследования по этнографии русского населения Европейской части СССР. М., 1960.

2 Богуславская И.Я. Русская народная вышивка. М., 1972.

3 Богуславская И.Я. Русское народное искусство. JL, 1968; Попова О.С. Русское народное искусство. М., 1972; История русского искусства. Т. VII. М., 1961; Т. VIII, кн. 2. М., 1964; Русское декоративное искусство. Т. II. М., 1963; Т. III, 1966.

4 Русские. Историко-этнографический атлас: Из истории русского народного жилища и костюма (украшение крестьянских домов и одежды). Середина XIX - начало XX в. М., 1970.

Маслова Г.С. Народный орнамент верхневолжских карел. М., 1951; Орнамент русской народной вышивки как исторический источник // СЭ. 1975. № 3; Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. М., 1977. ние орнамента в качестве исторического источника. Представителями этого направления являются С.В. Иванов1 и Г.С. Маслова.

О символике народного костюма, о знаковой сущности орнамента существует значительная литература, но противоречивая в виду сложности и спорности самого предмета исследования. В 1926 г. появилась нашумевшая статья В.А. Город-цова, к обоснованию или отрицанию положений которой исследователи возвращались неоднократно, что проявилось и в дискуссии о семантике народного искусства, прошедшей на страницах журнала «Декоративное искусство СССР»2. Дискуссия окончательно доказала присутствие древней семантики в народом искусстве и в то же время показала, что эта древняя семантика эволюционировала как в художественном своем выражении, так и в содержании. Семантическая сторона славянского искусства получила глубокое освещение в работах академика Б.А. Рыбакова3. Этой проблемой занимаются и исследователи знаковых систем семиотики -В.В. Иванов, В.Н. Топоров4.

В известном труде русского этнографа и фольклориста П.Г. Богатырева, одного из первых исследователей знаковой роли вещей, народный костюм анализируется как особая семиотическая система3. Функционально-структурный метод, положенный в основу этого исследования, помог выявлению не только различных функций народного костюма, но и структуры этих функций.

1 Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. M.-JL, 1963. Ильин М. Художественная «речь» народного искусства // ДИ СССР. 1973. № 7; Работнова И. Многозначность содержания // ДИ СССР. № 11; Богуславская И, Историческая обусловленность содержания // ДИ СССР. 1974. № 6; Разина Т. Поэтизация древних сюжетов // ДИ СССР. № 8; Климова Н. Что означали древние образы для крестьян в XIX веке?// ДИ СССР. 1974. № 10; Рыбаков Б. Макрокосм в макрокосме народного искусства // ДИ СССР. 1974. № 1; 1975. № 3; Василенко В.М. Заключение дискуссии о семантике // ДИ СССР. 1975. № 3. С. 44.

3 Рыбаков Б.А. Указ. соч.; Искусство древних славян // История русского искусства. Т. 1. М., 1953; Русское прикладное искусство Х-ХШ веков. М., 1971.

4 Иванов В.В., Топоров В.Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы. М., 1965; Топоров В.Н. О космологических источниках раннеисторических описаний // Труды по знаковым системам. IV. Тарту, 1969; Иванов В.В., Топоров В.Н. Исследования в области славянских древностей. М., 1974 и др.

5 Богатырев П.Г. Функции национального костюма в Моравской Словакии II Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971.

О полотенцах в русском быту и обрядах есть несколько публикаций - Д.К. Зеленина, Е.Э. Бломквист, Н.И. Гаген-Торн, И.И. Шангиной1, в которых рассматриваются разные вопросы его обрядового значения. В работах Г.С. Масловой уделено большое внимание русским вышитым полотенцам - технике вышивки, семантике изображений, в основном обрядовых полотенец европейского севера и сопредельных территорий. А.А. Лебедева рассмотрела роль полотенец в обрядах жизненного цикла2.

Украинскому народному текстилю также посвящена обширная научная литература. Изучение украинского орнамента началось со второй половины XIX века. Исследование Ф.К. Волкова , положило начало научно-этнографической разработки малорусской орнаментики. В конце XIX - начале XX столетия появляются описания отдельных губерний, в которых зафиксированы местная народная одежда, отдельные ее компоненты и характер декора4. Этнографические сведения по украинскому костюму более системно представлены в ряде изданий этого периода5. Определенный вклад в изучение украинской народной одежды, ее орнаментации внес русский и украинский ученый конца XIX - начала XX века Ф.К. Волков6. В 1910-е гг. Полтавское губернское земство осуществило серию публикаций, посвященных украинскому народному искусству, в том числе и текстилю1.

В первые десятилетия советского периода одновременно с продолжением накопления фактического материала углубляется разработка вопросов теории в тру

1 Зеленин Д.К. «Обыденные» полотенца и «обыденные» храмы // Живая старина. Вып. 1. 1911; Бломквист Е.Э. Полотенца в русском быту. JL, 1926; Гаген-Торн Н.И. Обрядовые полотенца у восточных славян и народов Поволжья // Известия на этнографския институт и музей. С., 1963. Кн. 4; Шангина И.И. Обряды русской вышивки на обрядовых полотенцах ХХ-ХХ вв.: (К вопросу о семантике древних мотивов сюжетной вышивки). Автореф. канд. дис. М., 1975. Маслова Г.С. Указ. соч.; Лебедева А.А. Значение пояса и полотенца в русских семейно-бытовых обычаях обрядах XIX - XX вв. // Русские: Семейный и общественный быт. М., 1989.

3 Волков Ф.К. Волков Ф.К. Отличительные черты южнорусской орнаментики // Труды III Аархеоло-гического съезда. Ч. II. Киев, 1878.

4 Жизнь и творчество крестьян Харьковской губернии: Очерки по этнографии края. Т. 1. Харьков, 1898; Бабенко В.А. Этнографический очерк народного быта Екатеринославского края. Екатерино-слав, 1905.

5 Познанский Б.С. Одежда малороссов // Труды XII археологического съезда в Харькове. Т. III. М., 1905; Степовой Н. Малорусская народная одежда. Нежинский уезд // Киев, старина. 1893. № 5; Он же: Малорусская народная одежда. Козелецкий уезд // Киев, старина. 1893. № 12; Богданов В.В. Из истории женского южно-великорусского костюма // Этнограф, обозрение. М., 1914. № 1-2.

6 Волков Ф. Этнографические особенности украинского народа. Украинский народ в его прошлом и настоящем. Т.2. Пг., 1916; Вовк Х.К. Студи з украТнсько!' етнографц'та антропологи. Прага, 1926. дах Д.К. Зеленина, В. Белецкой2. В конце 30-х гг. украинское искусство изучает о видный ученый В. Щербакивский . Отдельный раздел своей работы он посвящает декору одежды, вышитым рушникам.

В период с 1950-х и до начала 1960-х гг. почти ежегодно на Украине издаются альбомы, каталоги, посвященные народной вышивке, тканям, одежде, рушникам4. Особый интерес представляют работы с иллюстрациями, которые характеризуют местные особенности кроя и декора разных видов народной одежды5.

В 70-90-е гг. XX века на Украине организуются многочисленные выставки народной вышивки, публикуются статьи, обзорные работы, альбомы6. Изучением народного текстиля, одежды занимаются Т. Кара-Васильева, Р.В. Захарчук-Чугай, Т.А. Николаева7. Несомненный интерес для нашего исследования представляют о статьи Л.Булгаковой, В.В. Малины .

В фундаментальных исследованиях (Г.С. Маслова, К.И. Матейко, М.Раманюк9), посвященных одежде, привлекаются сравнительно-этнографические материалы по одежде русского, украинского, белорусского народов; одежда рассматривается как источник исследования этнической истории, культурной близости восточнославянских народов на разных этапах их развития.

1 Украинское народное творчество. Сер. III. Рукодельные работы. Вып. I-III. Полтава, 1912 - 1913.

2 Зеленин Д.К. Об исторической общности культуры русского и украинского народов // СЭ. 1940. № 3; Его же: Воссоединенные украинцы // СЭ. 1941. № 5; Бшецька В. УкраТнсью сорочки, Тх типи, ево-лющя й орнаментащя // Матер1али до етнолош та антрополог^ . Т. 21-22. Ч. 1. Льв1в, 1929.

3 Щербаювський В. Укра'шське мистецтво: Вибраш неопуб. пращ. Кшв, 1995.

4 Укра1нськ1 народш вишивки. КиТв, 1954, 1957, 1959, 1960, 1961; Каталог вышитых изделий. Киев, 1958; Украинское народное искусство. Ткани и вышивки. Киев, 1960; Укра'шське народне мистецтво. Вбрання. Кшв, 1961; Украинские народные декоративные рушники. М., 1955.

5 Манучарова Н.Д. Тканини та вишивки // Укранське народне мистецтво. Кшв, 1960; Колос С. Вбрання // Укранське народне мистецтво. Кшв, 1961.

6 Украинский вышитый рушник. Киев, 1980; УкраТнська вишивка: Альбом. Кшв, 1993; Культура i побут населения Укра'Тни. Кшв, 1993.

7 Захарчук-Чугай Р.В. УкраТнська народна вишивка. Кшв, 1988; Кара-Васильева Т.В. Традицшне i нове в Полтавських рушниках // Народна Творчють та Етнограф1я. 1981. № 5; Она же: Полтавська народна вишивка. Кшв, 1983; Она же: УкраТнська вишивка. Кшв, 1993; Николаева Т.А. Украинская народная одежда: Среднее Поднепровье. Киев, 1987; Icxopin украТнського костюма. КиТв, 1996.

8 Булгакова JI. До питания про класифжащю i тпологю украТнськоТ народноТ' вишивки Подшля // На-родознавч1 Зошити. 1995. № 3; Деяю конструктивш та художш особливост1 традицшних сорочок По-люся першоТ половини XX столптя // Там же. 1996. № 2; Малина В.В. Рушники МиколаТвщини // Народна Творчють та Етнограф1я. 1981. № 3; Сюжетные рушники Украины // ДИ СССР. 1985. № 2.

9 Маслова Г.С. Народная одежда русских, украинцев и белорусов в XIX-начале XX в. // Восточнославянский этнографический сборник. М., 1956; Она же: Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX - начала XX в. М., 1984; Укра'шське народне мистецтво:

Среди исследований, созданных в разные годы на основе местного материала и представляющих определенный интерес для темы данной диссертации, можно выделить группы работ научного характера, посвященные: различным аспектам традиционной культуры кубанского казачества - Н.И. Бондаря1; традиционной одежде, в том числе и обрядовой - Н.А. Дворниковой, А.А. Лебедевой, Г.В. Румянцевой, И.А Баранкевич ; знаковой функции предметов народного декоративу но-прикладного искусства - С.Ю. Капышкиной ; общей характеристике народного прикладного искусства Кубани (описательно-ознакомительные работы) - И. Ба-бенко, С. Капышкиной, Н.А. Корсаковой, О.Слобченко4.

Но в этих работах художественно-образный строй народного текстиля, его декор, функции и семантика не являются предметом специального исследования и выделенные аспекты проблемы или не рассматриваются вовсе или находят весьма слабое отражение.

Печатных обобщающих работ, посвященных народному текстилю восточнославянского населения Кубани нет. Об этом писала Г.С. Маслова в своей известной книге: «Недостаточно исследована вышивка среднего и нижнего Дона, Кубани. Освещение хотя бы в общих чертах вышивки этих областей возможно при

Вбрання. Кшв, 1961; Матейко K.I. УкраТнський народний одяг. КиТв, 1977; Беларускае народнае ад-зенне. М1нск, 1976; Раманюк М. Беларускае народнае адзенне. Мшск, 1981.

1 Бондарь Н.И. Традиционная культура кубанского казачества: Избр. работы. Краснодар, 1999; Богатырь Н.В. Поминальная обрядность ст. Дмитриевской Кавказского района // Православие, традиционная культура, просвещение. Краснодар, 2000.

2 А.А. Лебедева. Дон и Северный Кавказ (область войска Донского, Терская и Кубанская области, Ставропольская губерния) // Крестьянская одежда населения Европейской России (XIX-начало XX в.). М., 1971; Дворникова Н.А. Русские и украинские традиции в одежде населения бассейна р. Кубани (конец XIX-начало XX в.) // СЭ. 1964. № 1; Она же: Одежда // Кубанские станицы. Этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани. М., 1967; Румянцева Г.В. Традиционная одежда восточнославянского населения станицы Преградной // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1988 год. Дикаревские чтения (5). Краснодар, 1999; Баранкевич И.А. Костюм невесты в традиционной свадебной обрядности станиц Новорождественской и Фастовецкой Тихорецкого района // Археология, этнография и краеведение Кубани. Армавир-Краснодар, 2000.

3 Капышкина С.Ю. Декоративно-прикладное искусство в контексте предметного кода культуры // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1997 год. Дикаревские чтения (4). Белореченск, 1998.

4 Бабенко И., Капышкина С. Узоры подсказывала природа // Народ, творчество. 1998. № 2.; Корсакова Н.А. Материальная культура казачьего населения Кубани во второй половине XIX - начале XX вв. // По страницам истории Кубани. Краснодар. 1993; Слобченко О.Г. Вышивка славянского населения Кубанской области II половина XIX-начало XX в. // Краснодару - 200 лет: Тез. краев, науч.-практич. конф. Краснодар, 1993. условии накопления необходимых, сейчас крайне недостаточных данных»1. До последнего времени вне научного изучения оставалась и орнаментальная сторона народного изобразительного искусства.

Объект исследования - народный текстиль восточнославянского населения Кубани как культурно-исторический феномен.

Предмет исследования - художественные, стилистические, функциональные, семантические особенности текстильного орнамента и знаковые функции его носителя (интерьерная ткань, одежда).

Исходя из степени изученности обозначенной проблемы и учитывая актуальность ее дальнейшей разработки целью диссертации является комплексное исследование народного текстиля восточнославянского населения Кубани. Данная цель определила решение ряда взаимосвязанных и в то же время относительно самостоятельных задач:

- выявить совокупность малоисследованных и практически не изученных аспектов темы, определить методологию и источниковую базу исследования;

- исследовать основные виды народного текстиля, характерные для изучаемого региона, в историческом аспекте и проследить динамику их развития;

- выявить традиции и новации в орнаментике изделий;

- изучить культуру производства текстиля;

- систематизировать материал по орнаменту славянского населения Кубани, характеризовать его сюжет, композицию, цветовую гамму, материал и технику выполнения;

- исследовать источники и семантику текстильного орнамента;

- определить знаковые функции изделий из текстиля (интерьерная ткань, одежда) в различных структурных элементах обряда;

- изучить как региональные, так и типологически общие (характерные и для других регионов России в целом) черты в развитии народного текстиля Кубани;

1 Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки. М., 1978. С. 198.

Круг поставленных задач во многом определил характер основных направлений исследования: исторический анализ, функциональный, содержательный и структурный.

Хронологические рамки исследования ограничены последними десятилетиями XIX - первой половиной XX вв. Это объясняется степенью обеспеченности имеющимися источниками, практически полным отсутствием материалов по данной теме, относящихся к первой половине XIX в.

Территоральные границы исследования ограничены пределами бывшей Кубанской области, образованной в 1860 г., и выделившейся из нее в 1896 г. Черноморской губернии.

Источниковая база диссертации. Для разработки обозначенной темы привлекался широкий круг источников, которые условно можно разделить на несколько групп:

1. Произведения народного декоративно-прикладного искусства: рушники, настольники, подзоры, рубахи из фондов Краснодарского государственного ис-торико-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына (св. 500 предметов). Изучены также этнографические коллекции местных историко-краеведческих музеев Краснодарского края и Республики Адыгея, собрание рушников кафедрального Свято-Екатерининского собора г. Краснодара.

2. Музейные документы: книги актов, коллекционные описи, учетные карточки, в которых содержатся сведения о мастере-изготовителе, его этнической и социальной характеристике, указания о месте, времени изготовления, функциональном назначении изделия, терминологии узоров и т.д.;

3. Полевые материалы этнографических экспедиций, включающие: дневники, фотографии, зарисовки этнографических экспедиций КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына; аудиокассеты ежегодных фольклорно-этнографических экспедиций отдела фольклора и этнографии Краевого государственного творческого научного учреждения «Кубанский казачий хор»; полевые исследования автора (личный архив).

4. Фольклорные материалы (неопубликованные и опубликованные1): народная поэзия, пословицы и поговорки, бытовавшие на территории Кубани;

5. Публикации обзорного, статистического, историко-этнографического характера, относящиеся к дореволюционному периоду. Они содержатся в периодических изданиях: «Кубанский сборник», «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». В некоторых из них помещены описания различных станиц, городов и уездов Кубанской области, составленные в основном преподаваЛ телями начальных и средних заведений области . В этих публикациях имеются отдельные сведения об истории заселения, хозяйстве, одежде, обрядах и других аспектах культуры отдельных населенных пунктов. Однако в этих работах сравнительно редко встречается квалифицированное описание, чаще всего это поверхностное освещение внешних черт сельской жизни, которое не дает необходимого представления об изучаемых объектах. Отдельные публикации посвящены обычао ям и обрядам славянского населения Кубани .

В конце XIX века в Кавказском наместничестве начались научно-поисковые работы, охватывавшие нередко весь Кавказский регион. В 1902 г. был созван представительный съезд деятелей кустарной промышленности Кавказа. Результатом этой деятельности стала, в частности, и публикация О.В. Маргграфа, где в общем контексте содержится материал о промыслах в Кубанской области4. В 1889

1 Харламов М. Свадебные обряды и песни гор. Ейска // СМОМИПК. Вып. 36. Тифлис, 1906; Пере-дельский Е. Станица Темижбекская и песни, поющиеся в ней // СМОМИПК. Вып. 3. Тифлис, 1883; Кириллов П. Малороссийские песни в ст. Новоминской Ейского уезда // СМОМИПК. Вып. 4. Тифлис, 1884; Бигдай А.Д. Песни кубанских казаков. Т. 1-2. Краснодар, 1992-1995; Песни казаков Кубани. Краснодар, 1996; Пословицы, поговорки и загадки Кубани. Краснодар, 1993.

2 Арканников Ф.Ф. Николаевская станица // КС. Т. I. Екатеринодар, 1883; Кириллов П. Новоминская станица // Там же; Он же: Станица Рязанская // КС. T.V. Екатеринодар, 1899; Липинский. Троицкая станица // КС. Т. I. Екатеринодар, 1883; Стефанов Т. Город Ейск // Там же; Шахов Д. Воронежская станица // Там же; Черный Н.Н. Ейский уезд // Там же; Успенский И. Станица Димитриевская // КС. Т.VIII. Екатеринодар, 1901; Ламонов А.Д. Исторический очерк о заселении станицы Кавказской Кубанского казачьего войска (1794-1914) // КС. Т. XIX. Екатеринодар, 1914; Передельский Е. Указ. соч.; Близнюков П. Станица Бесленеевская// СМОМИПК. Вып. 6. Тифлис, 1888; Живило К. Станица Расшеватская // Там же.

3 Павлов. Свадьба в станице Прочноокопской // СМОМИПК. Вып. 36. Тифлис, 1906; Харламов М. Указ. соч.; Васильков В.В. Народные обычаи казаков станицы Бекешевской // Там же; Стефанов Т. Обряды и обычаи, соблюдаемые жителями города Ейска при рождении человека, бракосочетании и погребении умерших // СМОМИПК. Вып. 6. Тифлис, 1888; Кириллов П. Черноморская свадьба // КС. Т.2. Екатеринодар, 1883; Короленко П. Черноморские свадьбы // КВВ. 1865. № 1-4.

4 Маргграф О.В. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа с описанием техники производства. М., 1882. г. Управление Кавказского Учебного округа посвятило отдельный выпуск «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа» кустарным промыслам и ремеслам Терской и Кубанской областей. Составленное по материалам многочисленных респондентов - сельских учителей, оно дает общее представление о состоянии и степени развития кустарных промыслов как в целом по Кубани, так и в отдельных (но не во всех) населенных пунктах области1.

О развитии ткацкого, вышивального производства среди жителей нагорных станиц Кубанской области касается в своих исследованиях JI.B. Македонов . Несомненный интерес представляет описание Екатеринодарской сельскохозяйствено ной выставки 1869 г., сделанное Крым-Гиреем . В нем есть разделы, посвященные культуре льна и конопли, состоянию полотняного производства в Кубанском войске, вышивальному искусству казачек.

6. Материалы Государственного архива Краснодарского края: следственные дела, статистические отчеты о состоянии области и войска, сведения о кустарных промыслах и ремеслах, материалы сельскохозяйственных выставок и т.д.;

7. Иллюстрации произведений народного прикладного творчества в альбомах и книгах, посвященных восточнославянскому народному текстилю.

Разнохарактерная и во многом разноплановая источниковая база исследования обусловлена задачей комплексного исследования проблемы, а также отсутствием или ограниченностью источников по ряду вопросов. Поэтому при реконструкции фактов материальной культуры пришлось расширить источниковую базу за счет привлечения сравнительного материала по различным аспектам русской и украинской культуры.

Методология исследования. Методологической основой явился комплексный подход к обработке и систематизации имеющегося материала по данной теме.

1 Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 8. Тифлис, 1889.

2 Македонов JI.B. Хозяйственное положение и промыслы населения нагорных станиц Кубанской области. Вып. 1. Исследование 1902 г. // КС. Т. X. Екатеринодар, 1903; Вып. 2. Исследование 1903 г. СПб., 1904; В горах Кубанского края: Быт и хозяйство жителей нагорной полосы Кубанской области. Воронеж, 1908.

J Крым-Гирей. Описание бывшей в г. Екатеринодаре в 1869 году сельскохозяйственной выставки // Труды императорского Вольного Экономического общества. Т. II. Вып. 3-4. 1870.

Автор широко опирается на исследования по проблемам народного творчества видных историков, этнографов, фольклористов, искусствоведов и культурологов.

Изучение теоретических аспектов проблемы потребовало обращения к исследованию ряда трудов отечественных ученых: М.А. Некрасовой, Т.М. Разиной, А.С. Канцедикаса1. В трудах фольклористов - В.Е. Гусева, В.Я. Проппа, П.Г. Богатырева2 разрабатываются вопросы специфичности народного творчества, его связи с окружающей действительностью, культурой и бытом народа.

Изучение славянской мифологии, символики фольклорных образов и обрядов базировалось на трудах А.Н. Афанасьева, А.А. Коринфского, А.А. Потебни, Н.Ф. Сумцова, Б.А. Рыбакова, В.И. Чичерова, А.В. Гуры, Н.Н. Белецкой, Т.А. Бернш-там, В.В. Иванова, В.И. Топорова3.

В 20-е годы прошлого столетия М.Т. Маркелов в неизданной книге «Одежда мари-черемис» определил методологическую основу описания вышивки как этнокультурного явления4. Такое описание предполагает изучение шести главных вопросов, три из которых требуют применение искусствоведческого подхода, остальные раскрывают историко-культурное значение вышивки.

Принцип историзма является основой методологии изучения народного искусства. Необходимо искать соединения художественного, культурного, исторического аспектов изучения5. Современный уровень знаний требует комплексного

1 Василенко В.М. Народное искусство: Избр. труды о народном творчестве Х-ХХ веков. М., 1974; Некрасова М.А. Народное искусство России. Народное творчество как мир целостности. М., 1983; Она же: Народное искусство как часть культуры: теория и практика. М., 1983; Разина Т.М. Русское народне творчество. М., 1970; Канцедикас А.С. Искусство и ремесло: К вопросу о природе народного искусства. М., 1977. Гусев В.Е. Эстетика фольклора. Л., 1967; Пропп В.Я. Фольклор и действительность. М.,1976; Он же: Исторические корни волшебной сказки. Л., 1946. Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971.

3 Афанасьев А.Н. Древо жизни: Избр. статьи. М., 1982. Он же: Народ-художник: Миф. Фольклор. Литература. М., 1986; Коринфский А.А. Народная Русь. Б.м., 1995. (Изд. репр.); Потебня А.А. Слово и миф. М., 1989; Сумцов Н.Ф. Символика славянских обрядов. М., 1996; Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1987; Чичеров В.И. Русское народное творчество. М., 1959; Он же: Зимний период русского земледельческого календаря XVI-XIX веков: (Очерки по истории народных верований). М., 1957; Гура А.В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1977; Велецкая Н.Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. М., 1978; Бернштам Т.А. Орнитоморфная символика у восточных славян // СЭ. 1982. № 1. С. 22-34; Иванов В.В.,Топоров В.Н. Указ. соч.

4 Маркелов М.Т. Вышивание у марийцев // Этнограф, обозрение. 1994. № 6. С. 138-139.

3 Некрасова М. Уровень теории, ее проблемы и реальность практики // ДИ СССР. 1979. № 8. С. 20. подхода к явлениям народного творчества и контактов со смежными науками -археологией, этнографией, историей, фольклористикой, искусствознанием. В круг задач исследователя, занимающегося изучением народного искусства, входит изучение разнообразных функций народного искусства. Функциональный аспект проблемы имеет два возможных типа анализа - исторический и синхронный1.

Для раскрытия семантики изображений многие исследователи привлекают различные виды народного искусства, а также и устный фольклор. «Сегодня немыслимо рассмотрение вопроса о содержании произведений народного изобразительного искусства вне их культурного контекста - обычаев, обрядов, устного народного творчества» . При дешифровки орнаментальных знаков в качестве объяснительного принципа их семантики автором применяются данные фольклора, этнографии, мифологии, истории религии.

Специфика изучаемой темы определяет доминирование этнографического и искусствоведческого подходов в рамках применяемого здесь историко-культурного подхода.

Методы исследования. Для полноты раскрытия проблемы, выявления потенциальных возможностей всей имеющейся базы источников, а также для анализа и обобщения фактов, автором привлекаются различные методы научного исследования. В работе используются как общенаучные методы (исторический, логический, классификационный), так и методы, применяемые для анализа конкретных исторических явлений (сравнительно-исторический, описательный и др.). В дополнение к упомянутым применялись структурно-функциональный и семантический методы. В полевой работе использовался метод наблюдения, который включал следующие методические составляющие: личные непосредственные наблюдения, опрос-работа с информаторами, фиксация полученных материалов.

Важную часть методики научного исследования составляет сравнительно-исторический метод. Применение этого метода помогает определить распространенность явления, выявить как локальные, так и типологически общие черты в

1 Фадеева И.Е. Народное искусство как пластический фольклор // Сов. искусствознание 1978. Вып. 1. М„ 1979. С. 293-294.

Канцедикас А.С. Искусство и ремесло: К вопросу о природе народного искусства. М., 1977.С. 23. развитии народного текстиля Кубани. Задача сравнительно-исторического изучения орнамента предполагает исследование его как во времени, так и в пространственном отношении1. Сочетание диахронных и синхронных методов исследования дает возможность построить модели, близкие к действительности.

Сюжеты, мотивы орнамента, их семантика, композиционное и колористическое решения, стилистические приемы - весь этот круг проблем, связанных с изучением народного искусства, довольно широк и требует комплексного метода исследования.

Научная новизна предлагаемой диссертации состоит в том, что данная тема не была предметом специального исследования.

Во-первых, выявлен и систематизирован изобразительный фонд традиционного народного искусства. Во-вторых, данная работа является первой попыткой обобщения материалов по обозначенной проблеме. В-третьих, впервые исследуется генезис, процесс формирования и развития локальной художественной традиции в ходе исторического освоения и окультуривания пространства изучаемого региона, рассмотрены основные виды народного текстиля, их функции, семантика, декор. В-четвертых, в научный оборот вводится блок систематизированных данных о характере и способах орнаментации текстиля, технике и технологии ткацкого производства на территории изучаемого региона, а также неопубликованные архивные документы и полевые материалы этнографических экспедиций. В-пятых, новыми в работе являются многие приемы комплексного подхода к освещению вопросов темы, граничащих с такими областями знаний, как этнография и искусствознание, культурология.

Практическое значение. Результаты диссертационного исследования способствуют более полному изучению художественной культуры Кубани и возрождению традиций народного ремесла. Результаты исследования могут быть использованы:

1 Маслова Г.С. Ареально-типологические особенности орнамента населения северо-запада РСФСР // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 245.

- для написания обобщающих работ по истории художественной культуры, этнографии данного региона, для создания лекционных курсов по истории национальных культур Кубани и краеведения;

- в практике вузовского, школьного образования и воспитания - в курсах «Культурология», «Этнография», «История искусства», «Народный костюм», «История и теория народного декоративно-прикладного искусства», «Краеведение», а также на уроках изобразительного искусства и труда;

- в системе дополнительного образования - в художественных школах и отделениях школ искусств, в кружках народного творчества;

- в практике художественного творчества профессиональных и самодеятельных коллективов, творчестве отдельных лиц, занимающихся художественной вышивкой, народно-сценическим искусством;

- при оформлении экспозиций и в практике просветительской деятельности краеведческих музеев и музеев изобразительного искусства.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации опубликованы в учебном пособии автора «Орнамент народной вышивки славянского населения Кубани» (Краснодар, 1999), изданного по инициативе и при поддержке краевого учебно-методического центра.

Выводы и основные результаты работы излагались автором в докладах и сообщениях на международной научной конференции «Региональные аспекты информационно-культурологической деятельности» (Краснодар, 1999), XXVI научной конференции студентов и молодых ученых Юга России, посвященной 30-летию КубГАФК (Краснодар, 1999), научно-практической конференции «Возникновение казачества и становление казачьей культуры» (Ростов-на-Дону, 1999), VIII краевой межвузовской и аспирантско-студенческой конференции «Археология, этнография и краеведение Кубани» (Армавир-Краснодар, 2000).

По теме диссертации, результатам ее апробации были опубликованы четыре научные статьи в следующих изданиях: «Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1998 год. Дикаревские чтения (Краснодар, 1999), Трудах НИИ проблем физической культуры и спорта КубГАФК. Юбилейный выпуск (Краснодар, 1999), сборниках научных статей «Православие, традиционная культура, просвещение» (Краснодар, 2000) и «Вопросы истории Кубани (XIX -начала XX вв.)» (Краснодар, 2001).

Результаты исследования были внедрены:

- в учебный процесс Краснодарской экспериментальной художественной школы им. В.А. Филиппова на занятиях по прикладной композиции, на уроках вышивального искусства, использованы в курсе «История изобразительного искусства»; материалы очень широко и эффективно применялись учащимися школы при создании станковых композиций по теме «Народные праздники и обряды восточнославянского населения Кубани», иллюстрировании книги «Кубанские народные сказки и легенды» (Краснодар, 2001).

- в учебный процесс Краснодарского государственного университета культуры и искусств на факультете традиционных культур (кафедра народного декоративно-прикладного искусства);

- используются в практике вузовского образования - в курсах «Краеведение», «Культурология» (студенческие доклады, рефераты);

- в художественных и музыкальных школах, отделениях школ искусств, в кружках и центрах народного творчества; в общеобразовательных школах на занятиях по изобразительному искусству и художественному труду;

- в просветительской работе автора: лекции в образовательных школах, тематические передачи по краевому радио.

Структура и объем работы обусловлены целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованной литературы и источников, а также приложений, включающих в себя графические авторские рисунки и фотографии, отражающих существо рассматриваемой проблемы и логику исследования.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория и история культуры», Гангур, Наталья Александровна

Заключение

Изучение историографии народного декоративно-прикладного искусства, архивных и фольклорно-этнографических материалов, письменных источников, анализ предметов народного искусства (свыше 1000 ед.) позволили комплексно исследовать характер, особенности народного текстиля восточнославянского населения Кубани и сделать следующие основные выводы.

Кубанская область являлась ареалом взаимодействия различных этносов и этнических групп, своеобразной контактной зоной, что обусловило особенности и характер предметов народного текстиля, несших на себе отпечаток межэтнического и межкультурного взаимодействия в технике производства, в способах орнаментации, особенностях стилевого решения.

Народный текстиль восточнославянского населения Кубани как культурно-исторический феномен появился на Кубани уже в сложившемся виде. История формирования и развития этого вида прикладного искусства в целом происходила за его пределами. Но за столетие оно прошло свой путь развития в процессе складывания субэтноса - кубанского казачества, в результате которого возник оригинальный локальный вариант традиционно-бытовой культуры.

При рассмотрении кубанского народного текстиля открывается ряд историко-культурных наслоений и заимствований, взаимосвязь и динамичность которых и определила его художественное своеобразие.

Кубанская вышивка рассматриваемого периода представлял собой сплав разнородных компонентов. Мы выделили архаический пласт, элементы «классических стилей» и узоры, распространившиеся в конце XIX - начале XX века. Архаический пласт занимал небольшое место. Наибольший удельный вес древних мотивов сохранялся в ткачестве и частично в вышивке в основном на предметах обрядового назначения. Орнаментика народного искусства в значительной степени утрачивала свое древнее значение, наполнялась новыми образами и символами; на первое место выходила ее декоративная функция. Старые мотивы и образы изживали себя, так как не могли соответствовать изменившейся жизни, новому быту и представлениям. Процесс изменений в народном мировоззрении влечет за собой и

разрушение художественной структуры, разложение базовой структуры народного творчества. Для позднего периода народной традиции характерно механическое, эклектичное соединение элементов различного знакового содержания, одновременности использования символов, имеющих разный возраст, разную хронологию возникновения. Старое и новое не только находились рядом, соседствовали друг с другом («историческое соседство») но и давали переходные формы, смешивались, возникал своеобразный симбиоз. Именно наличие разновременных культурных слоев отражает диалектику развития вышивки как культурно-исторического феномена, выражающуюся в органическом единстве преемственности и обновлении ее компонентов.

В рассматриваемое время заметное влияние на народное искусство оказывало профессиональное искусство. Вышивальщицы охотно осваивали, творчески перерабатывали мотивы, сюжеты официальных стилей (барокко, классицизма, ампира), вводя их в иконографию традиционного искусства, расширяя его рамки. Барочные и античные вазы, банты, кисти, гирлянды, декоративные карнизы и ламбрекены - становились устойчивыми символами обрядовых предметов. Некоторые мотивы имели своим источником печатные образцы, но, даже заимствуя, вышивальщицы всегда вносили элементы импровизации, что проявлялось в варьировании деталей, в композиционном, цветом решении и т.п. Это вполне закономерный процесс, так как «одна из основных тенденций народного искусства в процессе его развития сводится к органичному соединению воспринятых форм независимо от их происхождения»1.

Семантический анализ орнаментальных мотивов кубанского текстиля убедительно показал, что символика была присуща народному орнаменту, она не исчезла совсем. Появляется новые мотивы-символы, связанные с изменением хозяйственного уклада, а также условиями казачьего быта, происходят как бы одновременно процессы десимволизации и символизации. Мы показали, что функциональность обусловливала ту основу, на которой формировалось содержание

1 Ванштейн С. Об орнаменте как историко-этнографическом источнике // Народное прикладное искусство. Актуальные вопросы истории и развития. М., 1972. С. 304.

фольклорного изобразительного произведения, установили непосредственную связь между назначением предмета и его образно-знаковой структурой.

Проведенное исследование традиционного костюма восточнославянского населения Кубани выявило полифункциональность, связанную с различными сторонами культуры жизнеобеспечения, духовной жизни казачества. Мы рассмотрели основные элементы структуры сельского костюма, их функции, декор, а также эволюцию костюма в целом. На начальном этапе формирования кубанского субэтноса сохранялась мозаичность и вариативность культурного пространства, что проявлялось и в сфере одежды. Во второй половине XIX в. ассимилятивно-консолидационные процессы привели к унификации культурной традиции на всем пространстве Кубанского казачьего войска и наряду с факторами социально-экономического характера способствовали формированию в целом однотипного костюма.

Процессы нивелировки национальной одежды проходили по-разному в отдельных станицах и зависели от хозяйственно-экономического положения того или иного селения, развития в нем торговых отношений, связи с городом и оттого, насколько монолитным был национальный состав населения этих станиц. Кроме того, отход от традиционного костюма проходил не во всех районах Кубани и не у всех социальных групп одинаково. Обращает внимание и то обстоятельство, что даже внутри станицы существовала вариативность кроя, декора, цветовой гаммы, что зависело от материального достатка, этнических традиций, а также от вкусов носителей одежды.

Основные причины, вызвавшие изменение традиционного костюма восточнославянского населения Кубани: раннее развитие в крае капиталистических отношений, широкое распространение промышленных товаров и изделий, влияние городской культуры, а также усилившаяся имущественная и сословная дифференциация в среде казачьего и иногороднего населения.

Мы показали, что предметы материальной и духовной культуры народа -костюм, рушник - обладают утилитарной, эстетической, знаковой, престижной и другими мировоззренческо-идеологическими функциями. Знаковые свойства ве-

щей наиболее полно проявляются в обрядовых ситуациях. Содержание обряда определяло содержание и форму образов и орнаментальных мотивов и их размещение на конкретных предметах.

В связи с нараставшим процессом расслоения сельского населения и под влиянием городской культуры, обилие орнамента, украшений жилища и костюма становится знаком социального престижа. Количество вышитых изделий и характер их украшения были признаком социальной принадлежности людей, означали их благосостояние, имущественное положение, указывали на этническую принадлежность. Отсюда тенденция к пышности, повышенной декоративности, активное использование новых сюжетов и мотивов. Богатство, пышность декоративного убора, его эклектичность, характерный черты стиля, называемого «казацким барокко», ярко проявились не только в кубанской ковани, но и в вышивке.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Гангур, Наталья Александровна, 2002 год

1. Иванов С.В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. М.-Л., 1963. С. 33.2 Там же. С. 42.

2. Рындина О.М., Леонов В.П. Опыт структурного анализа орнаментов // Этнограф, обозрение. 1992. №1.С. 61.

3. Вагнер Г. Трудности истинные и мнимые // ДИ СССР. 1973. № 7. С. 38.

4. Чеснов Я.В. О принципах типологии традиционно-бытовой культуры // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 190.

5. Ванслов В.В. Содержание и форма в искусстве. М., 1956. С. 184.

6. Булгакова JI. До питания про класифжацда i типолопю укра1нсько1 народно! вишивки Подшля // Народознавч1 Зошити. 1995. № 3. С. 160.

7. Станюкович Т.В. Народное декоративно-изобразительное искусство // Этнография восточных славян. М., 1987. С. 475 -478.

8. Китова С.А. Этнокультурная семантика народного орнамента. Автореф. дис. на соиск. уч. ст. докт. культурологии. М., 2000. С.8.

9. Лаврентьева Л.С. Указ. соч. С. 38; Потебня А.А. О мифическом значении некоторых обрядов и поверий // Потебня А.А. Слово и миф. М., 1998. С. 430.

10. Рыбаков Б.А. Указ. соч. С. 127-128. Он же: Макрокосм в микрокосме народного искусства // ДИ СССР. 1975. № 1. С. 31.

11. Рыбаков Б.А. Происхождение и семантика ромбического орнамента // Указ. соч. С. 133 -134.4 Амброз А.К. Указ. соч.

12. Рыбаков Б.А. Древние элементы в русском народном творчестве // СЭ. 1948. № 1. С. 102 -103; Динцес J1.A. Указ. соч. С. 471.

13. Клетнова Е.Н. Символика народных украс Смоленского края. Смоленск, 1924. С. 120, табл. XXVIII.

14. Фалеева В.А. Русская народная вышивка. Л., 1949. С.5; Мифы народов мира. Т.1. М., 1991. С. 631.

15. Мифы народов мира. Т. 1. М., 1991. С. 630.4 Там же.

16. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1987; Амброз А.К. О символике русской крестьянской вышивки архаического типа // СА. 1966. № 1; Даркевич В.П. Символы небесных светил в орнаменте Древней Руси // СА. 1960. № 4.

17. Юрова Е.С. Старинные русские работы из бисера. М., 1995. С. 43, 44.

18. Южнорусский орнамент, собранный М. Квитко. Киев, 1882. Л. 7.Иванов В.В., Топоров В.Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы. М., 1965. С. 145.

19. Сумцов Н.Ф. Культурные переживания // Киевская старина. Т. XXX. Киев, 1890. С. 72-77.

20. Бондарь Н.И. Потопление Марыны / Марины // Итоги фольклорно-этнографичееких исследований этнических культур Кубани за 1998 год. Дикаревские чтения (5). Краснодар, 1999. С. 142-147.

21. Васильков В.В. Народные обычаи казаков ст. Бекешевской // СМОМИПК. Вып. 36. Тифлис, 1906. С.127-129.

22. Сумцов Н.Ф. Культурные переживания // Указ. соч. С. 76.

23. Вагнер Г.К. Канон и стиль в древнерусском искусстве. М., 1987. С. 74.

24. Василенко В.М. Русское прикладное искусство: Истоки и становление. М., 1977. С. 207.

25. Бидерманн Г. Энциклопедия символов. М., 1996. С. 260.

26. Работнова И.П. Тамбовская вышивка. Л., 1963. С. 7.

27. Китова С.А. Указ. соч. С. 24.

28. Шмелева М.Н.,Тазихина Л.В. Украшения русской крестьянской одежды // Русские. М.,1970. С. 104.

29. Культура i побут населения Украши. Кшв, 1993.

30. Украшська вишивка. Кшв, 1993. С. 54.

31. Знаки 155 стародавних украшських вишивок. Кшв, 1992.

32. Коллекция Далматова: Образцы народного шитья и кружев: В 7 т. СПб, 1893-1894.

33. Ильин И.М. Русское народное искусство. М., 1959. С. 53.

34. Климова Н.Т. Народный орнамент в композиции художественных изделий. М., 1993. С. 139.

35. Иванов В.В., Топоров В.Н. Указ. соч. С. 172; Миловский А. Арвид Паэгле мастер лиелвард-ских поясов // ДИ СССР. 1988. № 5. С. 40.

36. Сумцов Н.Ф. Культурные переживания // Киевская старина. Т. XXV. Киев, 1889. С. 503.

37. Работнова И.П. Тамбовская вышивка. JL, 1963. С. 9.

38. Голан А. Миф и символ. М., 1993. С. 74.

39. Рыжакова С.И. Raksts («орнамент, узор») в латышской народной культуре // Живая старина. 1998. №3. С. 8; Миловский А. Указ. соч. С. 40.

40. Рыбаков Б.А. Указ. соч. С. 133.

41. Василенко В.М. Русское прикладное искусство. М., 1977. С. 210, 211.

42. Солдадзе JI. Семантика древнего орнамента // ДИ СССР. 1980. № 9. С. 18.

43. Голан А. Миф и символ. М, 1993. С. 73, Рис. 116, 119.

44. Василенко В.М. Указ. соч. С. 107.

45. Сумцов Н.Ф. Указ. соч. С. 373.

46. Василенко В.М. Русское прикладное искусство: Истоки и становление. М., 1977. С. 254.

47. Рыбаков Б.А. Прикладное искусство и скульптура // История культуры древней Руси. M.-JL, 1951.

48. Попова И.А. Народная вышивка юго-западных районов Воронежской области // Музей народного искусства и художественные промыслы: Сб. трудов НИИХП. Вып. 5. М., 1972. С. 279.

49. Украинские народные декоративные рушники. М., 1955. Рис. 45; Бабенчиков М.В. Народное декоративное искусство Украины и его мастера. М., 1945. С. 77.

50. Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки. М., 1978. С. 26.

51. Лебедева А.А. Значение пояса и полотенца в русских семейно-бытовых обычаях и обрядах XIX -XX вв. // Русские: Семейный и общественный быт. М., 1989. С. 235-236.

52. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 28.

53. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 173.

54. Китова С.А. Указ. соч. С. 21.

55. Тан А. Русская свадьба ритуал и спектакль // ДИ СССР. 1985. № 7. С. 35.

56. Герчук Ю. Структура и смысл орнамента // ДИ СССР. 1979. № 1. С. 31.

57. Станюкович Т.В. Народное декоративно-изобразительное искусство // Этнография восточных славян. М., 1987. С. 476.2 Там же.

58. Рабинович Е.Г. Лира Гермеса // Фольклор и этнография. Л., 1974. С. 71.Динцес Л.А. Указ. соч. С. 473.

59. Рыбаков Б.А. Древние элементы в русском народном творчестве // СЭ. 1948. № 1. С. 164.

60. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 160.

61. Китова С.А Указ. соч. . С. 33.

62. Китова С.А. Указ. соч.; Украшська вишивка. Кшв, 1993. С. 54.

63. Рыбаков Б.А. Прикладное искусство и скульптура // История культуры Древней Руси. Т.2. M.-JL, 1951. С. 400.

64. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 95; Китова С.А. Указ. соч. С. 32, 37.

65. Успенский Б.А. Семиотика искусства. М., 1995. С. 252-253.2 Там же. С. 254.3 Там же. С. 221.

66. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 163; Бернштам Т.А. Орнитоморфная символика у восточных славян // СЭ. 1982. № 1.С. 22.Рыбаков Б. А. Русское прикладное искусство X-XIII веков. JL, 1971. С. 74-75.

67. Китова С.А. Указ. соч. С. 26.Бернштам Т.А. Указ. соч. С. 27.Неклюдова Т. Поэтика северной «Горки» // ДИ СССР. 1984. № 4. С. 19-23.

68. Китова С.А. Указ. соч. С. 25, 26.

69. Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М., 1997. С. 167.

70. Коринфский А.А. Народная Русь. Б.м., 1995. С. 563.

71. Маркевич Н.А. Обычаи, поверья, кухня и напитки малороссиян // Украшщ. Кшв, 1991. С. 128.

72. Архив автора. Инф. Тынченко П.П.

73. Гура А.В. Символика животных в славянской народной традиции. М., 1997. С. 620.

74. Малина В. Сюжетные рушники Украины // ДИ СССР. 1985. № 2. С. 23.

75. Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М., 1988. С. 126.

76. ПМ КФЭЭ-96-1. Тихорецкий р-он, ст. Фастовецкая. Инф. Шматько Р.Н. (1937 г.р.).

77. Гура А.В. Указ. соч. С. 687.

78. Знаки 155 стародавшх украшських вишивок. Кшв, 1992. С. 41.

79. Станюкович Т.В. Указ. соч. С. 478.

80. Динцес J1.A. Указ. соч. С. 471.

81. Василенко В.М. Указ. соч. С. 150.

82. ПМ КФЭЭ-95. Калининский р-он, ст. Гривенская. АК № 678.

83. ПМ КФЭЭ- 98. Гулькевичский р-он, ст. Скобелевская. АК № 1778.

84. Бернштам Т.А. Указ. соч. С. 24.

85. Даркевич В.П. Указ. соч. С. 124; Коринфский А.А. Указ. соч. С. 561.

86. Попко И.Д. Черноморские казаки в их гражданском и военном быту. СПб., 1858. С. 52.

87. Попко И.Д. Указ. соч. С. 54.

88. Рыбаков Б. А. Древние элементы в русском народном творчестве// СЭ. 1948. С. 103.

89. Тресиддер Дж. Словарь символов. М., 2001. С. 276.

90. Бабенко И., Капышкина С. Узоры подсказывала природа // Народ, творчество. 1998. № 2. С. 14.

91. Дурасов Г.П. Попытка интерпретации значения некоторых образов народной вышивки архаического типа // СЭ. 1980. № 6. С. 98.

92. Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и ро-зенкрейцеровской символической философии. СПб., 1994. С. 318.3ПМ КФЭЭ- 98. Отрадненский р-н, ст. Исправная. Инф. Божкова А.И. (1912 г.р.). АК № 1566.

93. Бидерманн Г. Энциклопедия символов. М., 1996. С. 204.

94. Бондарь Н.И. Указ. соч. С. 104, 106.

95. ПМ КФЭЭ-95. Северский р-н, ст. Крепостная. АК № 908. Инф. Горькавая В.Н. (1941 г.р.).

96. Рыбаков Б.А. Древние элементы в русском народном творчестве // СЭ. 1948. № 1. С. 92.Бондарь Н.И. Указ. соч. С. 111.

97. Бернштам Т.А. Указ. соч. С. 24.

98. Передельский Е. Станица Темижбекская и песни, поющиеся в ней // СМОМИПК. Вып 3. Тифлис, 1883. С. 39.

99. Южнорусский орнамент, собранный М. Квитко. Киев, 1882. Л. 5.

100. Маслова Г. С. Орнамент русской народной вышивки. М., 1978. С. 67.

101. Маслова Г. С. Указ. соч. С. 67.

102. Моран де А. История декоративно-прикладного искусства. М., 1982. С. 150-151.

103. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 70.

104. Жарникова С.В. О попытке интерпретации значения некоторых образов русской народной вышивки архаического типа // СЭ. 1983. № 1. С. 89.

105. Украинское народное творчество. Сер. III. Рукодельные работы. Вып. I. М., 1912. С. 26.

106. Сумцов Н.Ф. Культурные переживания // Киевская старина. Т. XXIX. Киев, 1890. С.327-331.

107. Волков O.K. Этнографические особенности украинского народа // Украинский народ в его прошлом и настоящем. Пг., 1916. С. 491.

108. Сумский художественный музей. Харьков, 1988. С. 18-19; Русское народное искусство на второй Всероссийской кустарной выставке в Петрограде в 1913 г. Пг., 1914.

109. Листова Т. А. Ткачество и вышивка в некоторых районах Курской и Белгородской областей // ПИИЭ 1977. М., 1979. С. 26. Ткачество в селах Курской области // Народные мастера. Традиции, школы. Вып. I. М., 1985. С. 78.

110. КГИАМЗ. КМ 7739. Т. 106. Акт № 302.

111. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 68-70.

112. Украинское народное искусство. Ткани и вышивка. Киев, 1960.3КГИАМЗ. НА-4. Дневник этнографической экспедиции в Динской р-н. Ст. Старо-Мышастовская. . Каможная А. (1896 г.р.).Коринфский А.А. Указ. соч. С. 562.

113. Бернштам Т.А. Указ. соч. С. 30.6 Там же. С. 31.

114. Китова С.А. Указ.соч. С.26.Бернштам Т.А. Указ. соч. С. 31.

115. Климова Н. Указ. соч. . С. 42.

116. Гура А.В. Указ. соч. С. 486-487.

117. Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991. С. 210.

118. Николаева Т.А. Украинская народная одежда. Киев, 1987. С.39.

119. Бидерманн Г. Энциклопедия символов. М., 1996. С. 217.

120. Коринфский А.А. Указ. соч. С. 408, 410, 411.

121. Гура А.В. Указ. соч. С. 438.5 Там же. С. 440-441.

122. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 166.

123. Самоделова Е.А. Тема смерти в свадебных корильных песнях // Этнограф, обозрение. 1993. № 4. С.108.

124. Абрамова Т.Н. О введении церковных элементов в свадебный обряд донских казаков // Культура Донского края: Сб. науч. трудов. Ростов-на-Дону, 1993. С. 143.

125. Афанасьев А. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 1. М., 1865. С. 593.

126. Неклюдова Т. Поэтика северной «Горки» // ДИ СССР. 1984. № 4. С. 23.

127. Анфимов Н.В. Древнее золото Кубани. Краснодар. 1987. С.77.

128. Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М., 1988. С. 108.

129. Климова Н.Т. Народный орнамент в композиции художественных изделий. М., 1993. С. 139.

130. Jones О. La grammaire de 1, ornement. Paris-London, 1995. С. 112-126.

131. Бежкович А.С. Настенная роспись украинской хаты // СЭ. 1954. № 2. С. 126.

132. Бежкович А.С. Указ. соч. С. 123, 126.

133. Маслова Г.С. Указ. соч. С.

134. Китова С.А. Указ. соч. С. 38.

135. Денисова И.М. Указ. соч. С. 92.

136. Далматов К. Альбом узоров для вышивания по канве. Вып. 5. СПб., 1892. Л. 2 6.

137. Василенко В.М. Русское прикладное искусство. М., 1977. С. 247.

138. Денисова И.М. Указ. соч. С. 4, 7.

139. Денисова И.М. Указ. соч. С. 60.2 Денисова И.М. Указ. соч.

140. Кириллов П. Черноморская свадьба// КС. Т. II. Екатеринодар, 1981. С. 6-9.

141. Васильков В.В. Народные обычаи казаков станицы Бекешевской // СМОМИПК. Вып. 36. С. 94.

142. Харламов М. Свадебные обряды и песни гор. Ейска // СМОМИПК. Вып. 36. Тифлис, 1906. С. 53.

143. Сумцов Н.Ф. Указ. соч. С. 138.

144. Щербаювський В.М. Украшське мистецтво. KniB, 1995. С. 162.

145. Культура i побут населения Украши. Кшв, 1993.

146. Холл М. П. Указ. соч. С. 339.2 Там же. С. 340.

147. Знаки 155 стародавшх укра1нських вишивок. Кшв, 1992.

148. Ламонов А. Станица Кавказская Кубанского казачьего войска 1794 1984 гг. // КС. Т. IV. Екатеринодар, 1897. С. 505-506.

149. Бигдай А. Д. Песни кубанских казаков. Т. 2. Краснодар, 1995. С. 110.

150. Василенко В.М. Указ. соч. С. 114.

151. Китова С.А. Указ. соч. С. 17.

152. Маслова Г.С. Указ. соч. С. 173.

153. Булгакова J1. Деяю конструктивы та художш особливосп традицшних сорочок Полюся neprnoi половини XX столгггя // Народознавч! Зошити. 1996. № 2. С. 108.

154. Бибикова И.М., Ковальчук Н.А. Деревянная резьба крестьянских жилищ Верхнего Поволжья. М., 1954. С. 84; Булавин Е. Деревянное кружево Костромы. Ярославль, 1975. С. 13, 18, 64.

155. Потебня А.А. О некоторых символах в славянской поэзии // Слово и миф. М., 1989. С. 312, 420.

156. Передельский Е. Станица Темижбекская и песни, поющиеся в ней // СМОМИПК. Вып. 3. Тифлис, 1883. С.70.

157. Потебня А.А. Указ. соч. С. 430.

158. Там же; Знаки 155 стародавшх украшських вишивок. Кшв, 1992.

159. КГИАМЗ. НА-3. Дневник этнографической экспедиции в Отрадненский р-н 1979 г. Ст. Отрадная.

160. Иваницкая З.Н. Писанка. М., 2001. С. 41.

161. Раманюк М. Беларускае народнае адзенне. Мшск, 1981.

162. Знаки 155 стародавшх украшських вишивок. Кшв, 1992. С. 18.

163. Жизнь и творчество крестьян Харьковской губернии. Т. 1 Харьков, 1898. С. 67.

164. Киевская старина. Т. VI. Киев, 1887. С. 160.Знаки 155 стародавшх украшських вишивок. Кшв. 1992.

165. ПМ КФЭЭ-95. Северский р-н, ст. Смоленская. Инф. Лукшина А.И. (1933 г.р.). АК № 859.

166. Денисова И.М. Указ. соч. С. 137.

167. Бигдай А. Д. Песни кубанских казаков. Т. 1. Краснодар, 1992. С. 136.

168. Милорадович В.П. Житье-бытье лубенского крестьянина// Украшцк Кшв, 1991. С. 232.

169. ПМ КФЭЭ-95. Слдавянский р-н, ст. Черноерковская. Инф. Шевченко П.О. (1905 г.р.). АК № 625.

170. Стефанов Т. Город Ейск // КС. Т. 1. Екатеринодар, 1883. С. 279.

171. Фрезер Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. М., 1980. С. 185-187.

172. Афанасьев А.Н. Древо жизни и лесные духи // Афанасьев А.Н. Древо жизни. М., 1982. С. 214.

173. Сумцов Н.Ф. Культурные переживания // Киевская старина. Т. XXX. Киев, 1890. С. 84.

174. Маковш Г. Затоптаний цвп\ Кшв, 1993. С. 19, 26.3 Там же. С. 154.

175. Афанасьев А.Н. Указ. соч. С. 215.

176. Борисова И.И. О народном искусстве Орловского края // Изобразительное искусство Советской России глазами критиков. М., 1979. С. 128.

177. Кириллов П. Малороссийские песни в ст. Новоминской // СМОМИПК. Вып. 4. Тифлис, 1884. С. 126; А.К. Свадебные песни, записанные в Подольской губернии // Киев, старина. Т. LVI. 1897. С. 379.

178. Ястребов В. Свадебные обрядные хлебы в Малороссии // Киев, старина. Т. ПХ. 1897. С. 283.

179. Маковш Г. Затоптаний цвгг. Khib, 1993. С. 87.

180. Маслова Г.С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах. М., 1984. С. 38.

181. Капышкина С.Ю. Декоративно-прикладное искусство в контексте изучения предметного кода традиционной культуры // Итоги фольклорно-этногафических исследований этнических культур Кубани за 1977 год. Дикаревские чтения (4). Белореченск, 1998. С. 74.

182. Бежкович А.С. Настенная роспись украинской хаты // СЭ. 1954. № 2. С. 128.

183. Котельников. В. Кубань Терек. М., 1950. С. 80.

184. Фалеева В.А. Русская народная вышивка. JL, 1949. С. 9.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.