Национально-культурные особенности статусных обращений в русском языке: история и современность тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.02.01, кандидат филологических наук Буравцова, Надежда Юрьевна

  • Буравцова, Надежда Юрьевна
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2006, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ10.02.01
  • Количество страниц 185
Буравцова, Надежда Юрьевна. Национально-культурные особенности статусных обращений в русском языке: история и современность: дис. кандидат филологических наук: 10.02.01 - Русский язык. Москва. 2006. 185 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Буравцова, Надежда Юрьевна

Введение.

Глава 1. Обращения как способ отражения социального статуса 19 личности.

1.1. Социальный статус как социолингвистическая 19 категория.

1.2. Статусные обращения - основное вербальное средство 24 выражения социального статуса.

Глава 2. Статусные обращения XVIII- начала XX вв., 33 отражающие социальную структуру и культурно-идеологические тенденции общества.

2.1. Влияние экстралингвистических факторов на развитие и 33 функционирование языка.

2.2. Культурно-исторические особенности развития России 37 в XVIII- начале XX вв., повлиявшие на систему статусных обращений указанного периода.

2.3. Система статусных обращений XVIII- начала XX вв.

Глава 3. Развитие и функционирование статусных обращений в 74 другие исторические периоды.

3.1. Употребление социально маркированных обращений в 74 послеоктябрьский период (после революции 1917 г.) и в период перестройки и постперестройки.

3.2. Социальная стратификация в современном обществе и 81 статусные обращения в русском языке настоящего времени.

3.2.1. Изменение социальной структуры современного 81 гражданского общества и проблема обращений в русском языке.

3.2.2. Остатки системы номинаций и статусных 89 обращений XVIII- начала XX вв. в современном русском языке.

3.2.3. Иерархия в военной и религиозной сферах в 94 современной России и соответствующие статусные обращения.

Глава 4. Особенности использования официальных формул 104 титулований и статусных обращений XVIII- начала XX вв. в современном русском языке.

4.1. Употребление общих титулов XVIII- начала XX вв. в 104 функции называния.

4.1.1. Вторичная номинация, её виды.

4.1.2. Официальные формулы титулований XVIII- 111 начала XX вв. в номинативной функции, употреблённые в составе названий предметов различного рода.

4.2. Использование общих формул титулований и 125 официальных обращений XVIII- начала XX вв. в общении в сети Интернет.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русский язык», 10.02.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Национально-культурные особенности статусных обращений в русском языке: история и современность»

В развитии современного языкознания приобретает все большее значение исследование языка как вербального кода культуры. Э. Сепир отмечает, что «язык не существует вне культуры, то есть вне социально унаследованной совокупности практических навыков и идей, характеризующих наш образ жизни» (Сепир 1993, с. 186). Лингвистические особенности национального языка как отражение специфического для того или иного народа мировосприятия, его воззрений и представлений, то есть культурного фона, являются предметом исследования направления в языкознании -лингвокультурологии (JI. Вайсгербер, Р. Ладо, В.Н. Телия, В.В. Воробьев). Лингвокультурология синтезирует синхронию и диахронию, психолингвистические, этнолингвистические и социолингвистические исследования. Проблема отражения национально-культурной информации в системе языка и в речи успешно решается на уровне номинативных лексических и фразеологических единиц (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, В.Н. Телия и др.).

С другой стороны, в связи с тем, что только тщательно и детально анализируя социальный текст функционирования языка, можно получить существенные результаты в современных лингвистических исследованиях, возрастает интерес к изучению влияния внешних, экстралингвистических факторов на функционирование и развитие языка. Характер отражения в языке изменений в жизни общества, зависимость темпов развития языка от темпов социальных изменений, природа социального расслоения языка в соответствии с расслоением общества, социальная обусловленность функционального многообразия языка и т.д. - все эти вопросы неоднократно становились объектом лингвистического изучения. Показать, что различия речевых навыков в пределах одного языкового общества определённым образом соотносятся с системно упорядоченными социальными различиями, - одна из важнейших задач такого раздела языкознания, как социолингвистика. Языковые различия в этом - и даже в ещё более широком - плане являются основным объектом социолингвистики. Важнейшие линии исследования в данном случае связаны именно с «обусловленностью» языковых различий. Названное понятие означает «многообразные социально обусловленные факторы, с которыми соотносятся различия собственно языковые» (Брайт 1999, с. 108).

Вышесказанное определяет актуальность данного исследования, так как значимым в социолингвистике является вопрос выражения обращениями социального статуса личности и шире - отражения социальной структуры общества на разных исторических этапах его развития. Изучение социального статуса человека также дает возможность раскрыть и существенные стороны языка как явления культуры, так как лингвистический анализ статусных отношений по природе своей не может отрываться от национально-культурных, психологических и других особенностей, отраженных в значении языковых единиц.

Впервые термин социолингвистика употребил в 1952 г. американский социолог Г. Карри. Но корни социолингвистики глубже, и искать их нужно не в американской научной почве, а в европейской и, в частности, в русской. Лингвистические исследования, учитывающие обусловленность языковых явлений явлениями социальными, с большей или меньшей интенсивностью начали вестись в начале XX века во Франции, России, Чехии. Иные, чем в США, научные традиции обусловили то положение, при котором изучение связей языка с общественными институтами, с эволюцией общества никогда принципиально не отделялось в этих странах от «чистой лингвистики» (Крысин 1989, с. 29). Выдающимся учёным И.А. Бодуэну де Куртене, Е.Д. Поливанову, Л.П. Якубинскому, В.М. Жирмунскому, Г.О. Винокуру в России; А. Мейе во Франции; Ш. Балли в Швейцарии; Ж. Вандриесу в Бельгии; В. Матезиусу в Чехославакии и другим принадлежит ряд идей, без которых современная социолингвистика не могла бы существовать. Это, например, мысль о том, что все средства языка распределены по сферам общения, а деление общения на сферы имеет в значительной мере социальную обусловленность (Балли 1955, с. 245); идея социальной дифференциации единого национального языка в зависимости от социального статуса его носителей (работы русских и чешских языковедов); положение, согласно которому темпы языковой эволюции зависят от темпов развития общества, а в целом язык всегда отстаёт в совершающихся в нём изменениях от изменений социальных (Поливанов а 1968, с. 78; в 1968, с. 55); обоснование необходимости социальной диалектологии, наряду с диалектологией территориальной (Поливанов б 1968, с. 180); важность изучения жаргонов, арго и других некодифицированных сфер языка для понимания внутреннего устройства системы национального языка (Жирмунский 1956, с. 3 - 32) и др. А. Мейе «особенно любил подчёркивать тезис, согласно которому "язык - исключительно общественное явление"» (Мейе 1960, с. 366). Он отмечает, «что язык, будучи, с одной стороны, принадлежностью отдельных лиц, с другой стороны, навязывается им, благодаря этому он является реальностью не только физиологической и психической, но и прежде всего социальной. Язык существует лишь постольку, поскольку есть общество, и человеческие общества не могут существовать без языка» (Мейе 1960, с. 367).

В русской лингвистике до 1917 г. «плохо обстояло дело с изучением социальной стороны языка - с социологической лингвистикой. Для большинства авторов характерно просто игнорирование относящихся сюда тем и вопросов» (Поливанов б 1968, с. 181). После революции 1917 года в русском языке происходили наиболее характерные и при этом социально обусловленные перемены. Е.Д. Поливанов в статье «Специфические особенности последнего десятилетия 1917-1927 в истории нашей лингвистической мысли» отмечает: «Первая существенная особенность лингвистической мысли - перенос центра тяжести на социологическую сторону в изучении языка <. .> P.O. Шор "Язык и общество", М.Н. Петерсон "Язык как социальное явление" - заглавия об этом говорят» (Поливанов в 1968, с. 54).

Ф.П. Филин также указывает, что «лингвосоциологические проблемы были в поле внимания почти всех советских языковедов 20-40-х годов - как последователей Н.Я. Марра, так и его открытых или скрытых противников» (Филин 1968, с. 5). Многочисленные работы 20-х годов в отечественной социолингвистике, таким образом, были посвящены языковым изменениям после революции 1917 года. Особенно значительное место в разработке этих вопросов занимают исследования Е.Д. Поливанова. Проблемы социологической лингвистики он определял так:

1. «Определение языка как социально-исторического факта.

2. Описание языков и диалектов с социологической точки зрения.

3. Оценочный анализ данного языка как орудия общения.

4. Изучение причинных связей между социально-экономическими и языковыми явлениями.

5. Оценочный анализ языка как средства борьбы за существование.

6. Общая типологическая схема эволюции языка в связи с историей культуры.

7. Прикладные вопросы социологической лингвистики: языковая политика» (Поливанов б 1968, с. 181).

Характерная черта социолингвистики второй половины XX столетия -переход от работ общего плана к экспериментальной проверке выдвигаемых гипотез, математически выверенному описанию конкретных фактов. В конце 50-х - начале 60-х годов в центре внимания социолингвистических исследований были процессы двуязычия и многоязычия - весьма характерные для такого многонационального государства, как СССР. В.М. Жирмунский указывает, что «изучение истории языка как общественного явления в связи с историей народа, его создателя и носителя - едва ли не основная задача языкознания» (Жирмунский 1968, с. 22).

Две наиболее известные современные школы социолингвистики и две концепции языкового развития - это концепция, принадлежащая М.В. Панову, и концепция американского социолингвиста У.Лабова.

В социолингвистической концепции М.В. Панова и его школы основной упор делается на тесное взаимодействие собственно языковых закономерностей (антиномий) и социальных факторов, которые он понимает как условия, способствующие (или, напротив, препятствующие) той или иной внутренней закономерности развития языка. Эта концепция получила выражение в четырёхтомной монографии «Русский язык и советское общество» (автор теоретической части - М.В. Панов; см.: Панов 2004). Отметим также серию работ по русской разговорной речи, выполненных под руководством Е.А. Земской, исследования ученых Саратовского университета, посвященные анализу отношений между языком и обществом (см. Язык и общество 1968, 1977 и др.), коллективное исследование «Современный русский язык: социальная и функциональная дифференциация» (Современный русский язык 2003).

Отталкиваясь от «ахронического», вневременного подхода к языку, представленного в порождающей грамматике Н.Хомского, и критикуя Хомского за пренебрежение к языковой реальности, У. Лабов предложил концепцию языкового развития, основанную на тщательно проанализированных данных о действительной, живой речи современных американцев. Он дал схему механизма языкового изменения, но она вряд ли может претендовать на статус универсального представления всякого языкового изменения. Но всё-таки, хотя Лабов рассматривает в основном изменения фонетические, их интерпретация представляет интерес и в более широком плане, с точки зрения эволюции языка вообще.

Основное сходство указанных концепций в том, что и та, и другая школы социолингвистики исходят из представления о сложном характере взаимоотношений языка и общества, об отсутствии прямых аналогий, о многоступенчатости влияния изменений, происходящих в обществе в целом и в отдельных его группах, на изменения в языке. При этом для советской лингвистики, опирающейся на материалистический подход к интерпретации языковых фактов, было характерно внимание к макропроцессам, языковые и коммуникативные процессы, происходящие в "микрообщностях" (семье, игровых и производственных группах и т.п.), почти не исследовались. А многие представители американской социолингвистики более склонны к анализу микропроцессов, которые характеризуют социальную и языковую жизнь сравнительно небольших человеческих групп.

Первичным по значимости противопоставлением в социолингвистике вслед за А.Д.Швейцером и В.И. Карасиком мы признаем противопоставление двух плоскостей социально обусловленной вариативности языка -стратификационной и ситуативной. Первая - отражает социально-классовую структуру общества, но это отражение носит не прямолинейный, а опосредованный культурой и языком характер. Единицей стратификационного измерения языка являются языковые коллективы с их социально-коммуникативными ресурсами. Единицей ситуационного измерения - роли, в которых отражены социально обусловленные отношения между участниками коммуникативного акта. К понятийному ряду, связанному со стратификационной вариативностью языка относится социальный статус человека, и вместе с тем он определяет ситуативное измерение языка через ролевые отношения (Швейцер 1976, 1978; Карасик 1992, с. 17). Категория социального статуса человека является одной из центральных категорий социолингвистики. Она связана, по мнению В.И. Карасика, с другими понятиями (из которых самое близкое - социальная роль) по трём осям: ось А -деятельность/поведение - речевое событие/речевой акт (предполагает рассмотрение статуса в аспекте поведения человека), ось Б - речевой коллектив - язык (предполагает освещение статуса в плане стратификационно-ситуативной вариативности), ось В - культура/комплекс ценностей -коммуникативная сеть (мыслится как изучение статуса в аспекте стиля жизни) (Карасик 1992, с. 26). В диссертационном исследовании мы будем рассматривать статусные обращения, выражающие социальный статус личности в аспекте стратификационной вариативности.

Отметим, что «в социальной дифференциации получает отражение не только и, может быть, даже не столько современное состояние общества, с различными его классами, слоями и группами, сколько предшествующие его состояния, характерные особенности структуры и изменений этой структуры в прошлом, на разных этапах» (Жирмунский 1968, с. 9). В.И. Жирмунский отмечал, что «социальная дифференциация языка данного общественного коллектива не может рассматриваться статически, в плоскости синхронного среза, без учёта динамики социального развития языка», что «язык данной эпохи, рассматриваемый в его социальной дифференциации, всегда представляет систему в движении, разные элементы которой в разной мере продуктивны и движутся с разной скоростью». По его мнению, описывая структуру языка с точки зрения её социальной дифференциации, необходимо учитывать «её прошлое и будущее, то есть всю потенциальную перспективу её социального развития» (Жирмунский 1968, с. 9). Ф. де Соссюр также писал об «историческом факте»: «вне категории времени языковая реальность неполна, и никакие заключения относительно нее невозможны». Он указывал: «Если бы мы взяли язык во времени, но отвлеклись бы от говорящего коллектива, то мы не обнаружили бы в нём, возможно, никакого изменения. И наоборот, если мы будем рассматривать говорящий коллектив вне времени, то не увидим действия на язык социальных сил» (Соссюр 1977, с. 37). Со времен Ф. де Соссюра в лингвистике принято разграничивать синхронические и диахронические аспекты исследования языка. Это разграничение условно, хотя Ф. де Соссюр настаивал на абсолютном противопоставлении, считал, что задачи синхронического изучения языка не имеют ничего общего с задачами исторического осмысления тенденций его развития. Мы согласимся с мнением Р.А. Будагова: «если "нечистое" противопоставление синхронии и диахронии способствует лучшему осмыслению конкретного материала, то подобное противопоставление предпочтительнее» (Будагов 1971, с. 18). В данной работе мы рассмотрим систему и функционирование статусных обращений, учитывая синхронические и диахронические аспекты в нашем анализе. Диахронический анализ статусных отношений в том или ином обществе позволяет увидеть изменение общественных норм и правил поведения применительно к социальной иерархии. Шарль Балли в исследовании «Общая лингвистика и вопросы французского языка» пишет, что рассмотрение прошлого при изучении настоящего «может быть полезным, если оно даёт основания для сопоставлений, которые в силу контраста освещают подлинный - и отличный -характер современного языка» (Балли 1955, с. 32).

К влиянию «социальных факторов» уровни структуры языка неодинаково восприимчивы. В наибольшей степени подвержена влиянию лексика (с фразеологией) - единственная область, где само содержание культуры отражается более или менее непосредственно. В связи с этим представляется перспективным исследование языковой картины мира на разных этапах развития языка на уровне лексики.

В работе в поле нашего внимания будут, прежде всего, лексические средства статусных обращений.

Объектом исследования явятся формулы титулования и обращения XVIII-XXI веков.

Исследователи указывают, что в личной сфере (семейно-дружеской коммуникации) обращения изменяются не так сильно, как в области публично-общественной. «Ясно, что такие формулы, как солнышко моё, сестричка, милок, сынок, бабуля и т.д., не вызывают резких общественных оценок и столкновений, в отличие от обращений товарищ, господин, гражданин, выполняющих роль своеобразных «социально-коммуникативных амортизаторов» (Зеленин 2002, с. 85).

Предметом нашего исследования будут лексические средства выражения обращений, указывающих на социальный статус личности, на разных исторических этапах развития языка.

Цель проведенного исследования - описание отражения статусными обращениями национально-культурной информации и выявление роли экстралингвистических факторов в развитии и функционировании категории статусного обращения в русском языке в XVIII, XIX и XX вв., рассмотрение особенностей системы статусных обращений в языке настоящего времени. Для достижения поставленной цели в работе решается ряд задач:

• Изучение внешних факторов, влияющих на функционирование и развитие статусных обращений;

• Указание характерных для каждой эпохи социальных реалий, которые отражаются в статусных обращениях;

• Сравнение специальных лексических средств выражения социальных статусов в XVIII, XIX и XX веках;

• Сопоставительно-типологическое описание статусных обращений на разных этапах развития языка;

• Выявление специфики современного функционирования статусных обращений;

• Рассмотрение косвенных индексов социального статуса человека на разных исторических этапах.

Поставленные задачи будут решаться на материале отрывков из произведений художественной литературы XVIII-XX веков, показывающих речевое общение соответствующего исторического этапа, функционирование обращений в живой речевой действительности, их развитие и отражение ими социальной структуры общества. Признавая справедливость утверждений, что полного параллелизма между реальными диалогами разговорной речи и стилизованной разговорной речью, представленной в художественной литературе, не существует, мы разделяем мнение тех лингвистов, которые считают художественную прозу и драматургию правомерными источниками при изучении разговорно-обиходной речи (Шмелёв 1977, с. 81). Обращение к художественному тексту обусловлено, с другой стороны, привлечением диахронии. В IV главе, посвящённой функционированию официальных статусных обращений XVIII- начала XX вв. в современном русском языке в составе номинаций и в функции обращений в сети Интернет, материалом исследования послужили названия статей, рассказов, сообщений и логи (лог дословная запись общения) на форумах и конференциях в сети Интернет. Использование в тексте диссертации последних обусловлено тем, что общение в Интернете приближено к устной разговорной речи. Это проявляется, например, в сокращении слов, в намеренном написании слов по принципу произношения. Мы сочли целесообразным использовать дословную запись общения.

Общий корпус проанализированных примеров составил 800 единиц, в тексте диссертации отражено около 250 реализаций.

Специфика языкового материала, цель и задачи исследования обусловили использование следующих методов исследования: методы и приёмы непосредственного наблюдения и аналитического описания языковых и речевых фактов; метод диахронного и синхронного анализа, метод контекстуального анализа, метод статистического анализа и др.

Несмотря на длительное изучение обращений, их семантическая структура проанализирована недостаточно. Обращения социально маркированны. Не случайно вопросы о выборе обращений обостряются в периоды радикальных социально-политических перемен. Научная новизна исследования состоит в детальном анализе и описании реализации обращением функции называния социального статуса адресата. В работе выявлена система статусных обращений в современном языке в сопоставлении с прошлыми историческими этапами, указаны особенности употребления формул титулования и официальных обращений XVIII- начала XX веков в речевом общении настоящего времени.

Результаты исследования могут быть использованы при решении теоретических вопросов социолингвистики; в теории речевого этикета, культуры речи, риторики; в лингвистическом анализе художественного текста. В этом заключается теоретическая значимость диссертационного исследования.

Практическая значимость исследования связана с возможностью решения проблем, обусловленных трудностями употребления обращений в речи. Интерпретация, истолкование и объяснение признаков социального статуса, типичных для определенной языковой системы, приобретает особую важность в условиях культурного разрыва (например, при чтении текста, относящегося к иной эпохе, или при общении с представителями иной культуры). В особых формах обращения проявляется специфика выражения статусных отношений в различных культурах и языках, поэтому результаты исследования могут быть использованы при решении вопросов межкультурной коммуникации.

Апробация основных положений и результатов исследования осуществлена на международных, региональных и внутривузовских конференциях: на научной конференции в Государственном институте русского языка им. А.С. Пушкина, посвященной Дню Науки (2004 г.); на международной научной конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие (VI Кирилло-Мефодиевские чтения)» в Государственном институте русского языка имени А.С. Пушкина (2005 г.); на конференции профессорско-преподавательского состава в Тульском Государственном университете (2006 г.); на международной научно-практической конференции «Лингвокультурологические и лингвострановедческие аспекты теории и методики преподавания русского языка» в Тульском Государственном университете (2006 г.); в обсуждениях основных положений диссертационного исследования на заседаниях кафедры русского языка Тульского Государственного университета с 2003 по 2006 г.г., а также в публикациях автора.

По теме диссертации опубликованы следующие статьи: «Статусные обращения в русском языке XVIII-XIX вв. как носители национально-культурной информации» в сб. «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. Материалы Международной научной конференции «Кирилло-Мефодиевские чтения», 16-18 мая 2005 года. -М.: Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2005. - С. 222-227; «Проблема обращений в современном русском языке и возможности её решения путём использования средств языка прошлых исторических периодов» в сб. «Известия ТулГУ. Серия. Язык и литература в мировом сообществе. Вып. 9. - Лингвокультурологические аспекты изучения русского языка. - Тула: Изд-во ТулГУ, 2006. - С. 39-44; «Официальные обращения конца XVIII - начала XX веков в современном прочтении (на материале форумов и конференций в сети Интернет)» в сб. «Известия ТулГУ. Серия. Язык и литература в мировом сообществе. Вып. 9. -Лингвокультурологические аспекты изучения русского языка. - Тула: Изд-во ТулГУ, 2006. - С. 44-49; «Употребление формул титулований и официальных обращений конца XVIII- начала XX веков в современном русском языке в составе наименований на страницах печати и в сети Интернет» в сб. «Известия ТулГУ. Серия. Язык и литература в мировом сообществе. Вып. 10. -Актуальные вопросы языкознания. - Тула: Изд-во ТулГУ, 2006. На защиту выносятся следующие положения:

1. Прямым и основным, вербальным и намеренным способом выражения социального статуса является обращение. В функции статусных обращений выступают слова, выражающие соотносительную позицию человека в социальной стратификации, и слова, обозначающие иерархию в той или иной системе социальных учреждений (например, армейские чины, церковные саны).

2. На систему обращений в русском языке XVIII- начала XX вв. большое влияние оказали культурно-исторические особенности развития общества в этот период. Особенностью обращений было отражение социального расслоения общества, важной его черты - чинопочитания. Статусные обращения XVIII- начала XX вв. - наиболее яркие примеры выражения обращениями социального статуса личности.

3. Изменения в общественно-политической жизни России после революции 1917 года привели к смене обращений: перестали употребляться номинации и обращения, выражающие иерархию в обществе, и получили распространение социально маркированные обращения Гражданин! и Товарищ! Данные формы отражали принципиальные изменения в структуре общества и его организации, подчёркивая новую систему социальных отношений, противопоставленную стратификации общества на предыдущем историческом этапе.

4. В русском языке настоящего времени в связи с состоянием современного общества, для которого характерно наличие жизненных и культурных стилей, не сводимых к сословным, классовым формам, в гражданской сфере отсутствует система статусных обращений. Остатками этой системы можно считать обращение Превосходительство!, употребляющееся в официальной сфере, а также отмечены единичные случаи использования обращения к президенту Высокопревосходительство! Также продолжают употребляться социально значимые формы номинаций и обращений прошлого исторического этапа развития языка {Товарищ!, Гражданин!). В военной и церковной сферах в России и сейчас существует строгая иерархия, которая проявляется в соответствующих статусных обращениях.

5. Формулы титулований и официальных обращений XVIII- начала XX вв., в том числе вышедшие из употребления, используются носителями современного русского языка и в составе вторичных наименований, образованных с помощью метафоры, а также продолжают употребляться в функции обращения в общении в сети Интернет.

Гипотеза исследования заключается в том, что обращения в современном русском речевом общении по сравнению с XVIII- началом XX вв. в наименьшей степени отражают социальную стратификацию общества, что связано с особенностями этно- и социокультурного этапа развития языка. Их использование носит принципиально иное значение в современных условиях, но при этом они не полностью теряют исходные социолингвистические параметры. В связи с этим корректное использование исторически сложившихся статусных обращений XVIII- начала XX вв. в современном речевом общении возможно лишь при условии знания их социально-исторического контекста.

Структура и объём работы.

Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка цитированных источников, библиографического списка использованной литературы и приложения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русский язык», 10.02.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русский язык», Буравцова, Надежда Юрьевна

Результаты исследования показывают: в языке настоящего времени особенно активно употребляются в составе наименований общие титулы и официально-почтительные обращения XVIII- начала XX вв. «благородие» и «превосходительство». Мы привели также примеры использования слова «высокопревосходительство», не встретилось ни одного случая употребления слова «высокородие» в номинативной функции в составе наименований. Активность слов «превосходительство» и «благородие» в языке настоящего времени, по нашему мнению, связана с популярностью книги и фильма «Адъютант Вашего Превосходительства», в первом случае, и песни «Ваше Благородие, госпожа Удача!» (встретилось очень много вариантов, созданных на основе этой песни), во втором. Титулы «Высокопревосходительство» и «Высокоблагородие», как нам кажется, используются по причине схожести звучания с названными словами.

В следующей части мы рассмотрим особенности использования общих титулов и официально-почтительных статусных обращений XVIII- начала XX вв. на форумах и конференциях в сети Интернет в функции обращения.

4.2. Использование общих формул титулований и официальных обращений XVIII- начала XX вв. в общении в сети Интернет.

В последние годы Интернет стал частью нашей повседневной жизни. Через всемирную паутину, прежде всего, находят информацию, но не менее важно то, что это - огромное поле для общения. Нет никакого сомнения, что русскоязычный Интернет, или, как его иногда называют, Рунет, состоялся и как структурный элемент глобальной Сети, и как особое информационное, социальное, психологическое и лингвистическое пространство. Люди, посещающие русскоязычный Интернет, относятся преимущественно к группе авторитетных носителей языка. По данным фонда «Общественное мнение», 49 % пользователей Рунета имеет высшее образование, 15 % - неполное высшее (по-видимому, это студенты). Доля работающих в Интернете людей с высшим образованием в 2,5 раза превышает долю имеющих высшее образование среди населения России, а доля имеющих неполное высшее образование соответственно выше в 3,5 раза (Литневская 2005, с. 46).

Нами было проанализировано использование официальных статусных обращений XVIII- начала XX вв на форумах и конференциях, проходящих в русскоязычной системе Yandex. В Интернете существует множество услуг, дающих возможность общаться друг с другом. При попытке классифицировать жанры интернет-коммуникации «напрашивается подразделение на жанры, заимствованные из других сфер общения, и исконно сетевые, например, чаты» (Литневская 2005, с. 50). Сетевые конференции - один из видов общения в Интернете. Они используются для публичного обсуждения (в отличие от персональной переписки) каких-либо вопросов: выбор бытовой техники, результаты спортивных достижений известных спортсменов, образование, путешествия и др. Все сетевые конференции объединены своим предназначением: они дают пользователям возможность обмениваться информацией посредством Интернета, способствуют распространению информации во Всемирной сети усилиями рядовых пользователей.

Сетевые конференции можно условно разделить на несколько основных типов: Web-форумы, гостевые книги, персональные журналы, почтовые I конференции и конференции Usenet (Аксак 2006, с. 152). Они отличаются друг от друга форматом общения и способом использования (то есть способом отображения сообщений). Под форматом общения подразумевается стиль изложения мыслей (например, серьёзные сообщения на Web-форумах или «бессмысленный поток сознания» в персональных журналах) (Аксак 2006, с. 153). Web-форумы совмещают коммуникативную функции и информативную. Среди посетителей последних очень много людей, которые не участвуют в дискуссии, а лишь читают их. В Web-форумах, в отличие от статей в журналах и газетах, люди излагают чаще всего личное мнение, например, о товаре. В Интернете существует два основных типа Web-форумов, имеющих некоторые принципиальные различия в отображении отправленных пользователями сообщений. К первому типу, наиболее распространённому, относятся Web-форумы, в которых все сообщения выводятся на первую Web-страницу в определённой последовательности (вверху - самые «старые», под ними - более «новые», или наоборот). Web-форумы второго типа позволяют поддерживать чёткое представление дискуссии, так как они имеют «древовидную» структуру. В нашем исследовании в качестве примеров приводятся сообщения, размещённые на обоих типах Web-форумов.

Исследователи характеризуют Интернет как особую информационную и коммуникативную среду, отличающуюся совокупностью следующих признаков: виртуальностью, интерактивностью, гипертекстуальностью, глобальностью, креативностью, анонимностью, мозаичностью (Литневская 2005, с. 46). Каждый из названных признаков не уникален, но их объединение в одном объекте порождает никогда не существовавшую ранее коммуникативную среду. Остановимся на некоторых из них, представляющих важность для нашего исследования. Креативность Интернета понимают как социально значимую инсценировку индивидуальности пользователя через различные самопрезентации. Многие исследователи считают, что самопрезентация составляет единственную реальность личности в виртуальной среде» (Литневская 2005, с. 47). С креативностью напрямую связана анонимность личности. В Интернете мало персонифицированных источников информации. Здесь не принято называть свои имя и фамилию, особенно отчество. Общение происходит заочно и под псевдонимами (никами -от англ. nickname - «прозвище»). Например, пользователь может появиться на форуме под именем «Полковник», отметим, что другие участники конференции обращаются к нему соответственно положению полковника в «Табели о рангах» в XVIII- начале XX вв.: Ваше Высокоблагородие/, Господии Полковник! (http://vetroffka.org.ru/print.php).

Выделим два наиболее употребительных варианта использования в сети Интернет официальных обращений XVIII- начала XX вв. на основании преобладания того или иного признака в значении этих обращений. Отметим, что данное деление условно и не охватывает всего многообразия использования этих обращений; многие обращения можно отнести к обеим группам, Во-первых, официальные обращения XVIII- начала XX веков употребляются в функции указания определённого положения адресата, его «статуса». Здесь сохраняется главный признак в значении статусных обращений - «выше -ниже», указание статуса адресата, несмотря на некоторую шуточность ситуаций, игру (о чём свидетельствуют различные «значки», например, знак «улыбка» - «:))»)■ На разных форумах и конференциях разрабатывается особая иерархия «статусов», чтобы «можно было отличить старейшин форума от новичков». Как было отмечено во введении диссертации, в качестве примеров здесь мы будем приводить логи форумов и конференций (выделение - наше). Например:

•«Друзья! Есть такая опция на форуме - звания, зависящие от количества сообщений. Ранее были Уровни, потом - Участник форума, Ветеран форума и т.д. Все как-то не получается. Возможно, надо ввести звания армейские? © Временно для примера я ввел звания Российской Императорской Армии.

Голосуйте и высказывайте свое мнение» http://sarnmler.ru/index.php7showtopicH 0531 &st=0#entrv90240>). •«Marketolog. Теперь на форуме есть "табель о рангах" в зависимости от количества сообщений: Коллежский регистратор 1, Провинциальный секретарь 10, Губернский секретарь 30, Корабельный секретарь 50, Коллежский секретарь 100, Титулярный советник 200, Коллежский асессор 300, Надворный советник 500, Коллежский советник 600, Статский советник 700, Действительный статский советник 900, Тайный советник 1000, Действительный тайный советник 1500, Действительный тайный советник 1-го класса 2000, Канцлер 3000». Или:

•«Изгой -100, Каторжник - 50, Разбойник - 10, Подозрительная личность - 1, Крестьянин - 10, Мещанин - 30, Колежский регистратор - 50, Провинциальный секретарь - 100, Губернский секретарь - 200, Корабельный секретарь - 300, Колежский секретарь - 500, Титулярный советник - 600, Колежский асессор -700, Надворный советник - 900, Колежский советник - 1000, Статский советник - 1500, Действительный статский советник - 2000, Тайный советник -3000».

Отметим, что в виртуальной системе существует и индикация «статусов», например, разное количество «звёзд» «й ). Интернет - свободное общество пользователей, но в любой конференции есть своя система правил общения, которые пользователь обязан соблюдать, если он хочет быть участником этой конференции. За соблюдением порядка следит модератор, имеющий неограниченные права в виртуальном клубе. Он может по своему усмотрению удалять и редактировать все поступающие сообщения, исключать участников конференции, аргументируя свои действия. В большинстве случаев уровень ограничений довольно высок: запрещается использование нецензурной лексики, некорректное выяснение отношений между участниками конференции, демонстрация рекламы и т.д. Если пользователь нарушает эти правила, то он сначала получает предупреждение, а затем, если с его стороны не следует никакой реакции на претензии, выдвинутые администрацией конференции, исключается из сообщества и в дальнейшем не может принимать участие в обсуждениях. Кроме явных нарушений, можно указать оффтопик (обсуждение вопросов, выходящих за рамки тематики конференции), флейм (излишне «горячее», эмоциональное обсуждение сложного и неоднозначного вопроса на уровне частных предпочтений, практически всегда с переходом на личности), флуд (многократное повторение однообразных фраз или отправка в конференцию лишённых смысла сообщений) (Аксак 2006, с. 32-33). «Звёзды» указывают на количество отправленных сообщений, а также могут являться предупреждениями, которые «вешает» модератор, если пользователь злоупотребляет оффтопиками, флеймами и флудом. Так нарушитель наказывается, и впоследствии, если он продолжает нарушать правила форума, будет удалён без возможности восстановления. Следует указать, что примеры взяты из разных форумов и конференций, поэтому система статусов и их индексов (звёзд и статусных обращений) может не совпадать. Приведём пример, свидетельствующий о том, что «звёзды» являются индексами «статуса» и от их количества зависят обращения: «Stern

Ваше высокоблагородие! ш Топу

Ваше благородие!1 -ступенька, зона-VIP

88» http://www.vieaparis.org/index.php?file=Forum&page=viewtopic&forum).

К пользователю с именем Stem, имеющем 3 звезды обращаются Ваше высокоблагородие!, а к участнику общения, у которого 2 звезды - Ваше благородие!

Приведём примеры использования статусных обращений в функции указания на игровой «статус» адресата: • Обращение «поручика» к «ротмистру»:

Ротмистръ Хмелевскш

ИИШ?http://www.zavalinka.org/read.php7icNl 16987).

В этом примере используется формула общего титула и официально-почтительного статусного обращения XVIII- начала XX вв. Ваше благородие! к адресату, имеющему игровой статус поручика.

• Обращение «воеводы» (пять звёзд) к «администратору» (шесть звёзд):

Администратор

Зарегистрирован: Dec 28, 2004

Сообщения: 915 Откуда: г. Санкт-Петербург

Воевода

Тебе уже говорили по поводу твоих высказываний о ВОВ, в частности Сосер. А что можно говорить, а что - нет следует из того, чем и как это сказано. Сам должен думать не маленький. Добавлено: 06-12-2005 12:57:23

Зарегистрирован: Dec 28, 2004

Сообщения: 1890 Откуда: г. Москва Добавлено: 06-12-2005 13:05:29

А я подумал. И не нашел предмета преступления. Или включите четкое определение в правила форума или не стройте меня, ваше высокоблагородие! Совки - вполне расхожее и не оскорбительное название этой армии и этого строя. http://www.allplanet.ru/bb/viewtopic.php?t=2422&highlight=&sid=f504c6e83773).

Здесь употребляется обращение Ваше высокоблагородие! к администратору, имеющему 5 звёзд.

Приведём также пример использования общего титула и официально-почтительного статусного обращения XVIII- начала XX вв. Ваше высокопревосходительство! к адресату, имеющему игровой статус адмирала и являющемуся модератором. • Обращение к «адмиралу» (пять звёзд):

Grant ©Добавлено: Вс Фев 26, ,ао?£

Адмирал 2006 2:24 am Армянского флота

А там разве двигатели обсуждались? Не стоит забывать, что участники того автопробега являются непосредственными участниками форума. Не подходит тема - можно стереть. Тем более, что открыли ее несколько позже и без моего участия. щЙШ am сшт vjjjtot

Щ.

Зарегистрирован: 15.10.2004

Сообщения: 1388 Откуда: Город

Ангелов j|r -jjf jf if 9

Зарегистрирован: 11.10.2004

Добавлено: Be Фев 26, 2006 6:40 am

Ваше высокопревосходительство, футбольные болельщики составляют гораздо большую часть "непосредственных участников форума", нежели раллефилы.

Сообщения: 3630

Откуда: Санктv

Петербург Wolfson http://www.allplanet.ru/bb/viewtopic.php?t=2422&highlight=&sid=f504c6e83773). II. Во-вторых, официальные обращения XVIII- начала XX веков в современном русском языке в сети Интернет могут выражать иронию, злую иронию или шутливо-ироничное отношение. Приведём примеры ироничного отношения к адресату:

Дата регистрации: Oct 2005 Местонахождение: Россия

Завсегдатай

Сообщения: 130 Rep Power: 0

Originally Posted by Bangoc Просьба не тыкать.

А я думал, что на форумах действует внегласное правило - все обращаются на ты, ну что ж, рас это вас обижает, ваше благородие, буду обращаться к вам на ВЫ.

Last edited by SkyCaptain : 02-03-2006 at 10:40. http:// forums.newyork.ru/sho wthread.php?t=2117&page=3 5). написано 19.01.2006 17:58

Семен Семеныч Горбунков

Junior А, если перевести на русский или мы языками, ваше благородие,

Member не владеем?

Языками владею - по крайней мере английским в достаточной мере, чтобы понять все это - но хотелось услыхать мнения ОТЦОВ http://search.rambler.ru/srch?oe= 1251 &words=%E 1 %EB%E0%E3%EE%F0%).

В следующем примере обращение Ваше Благородие! высказано со злой иронией: djylia] 007 29-04-05 12:24 djylia Типичный пример тёмной необразованной личности, ; ОБИЖЕННОЙ, на жизнь которую ей устроили её же соплеменники, она не [ хочет ничего менять \учиться, трудиться, приносить своим трудом пользу jстране\ jjc >jc ^ 5jc 5jc jj? 5|С 5|C «|ъ jj? jj? jj? 5jc >jc «|ъ э|с 5|C ^ ^ jjc jjC «|ъ э|с i Ваше благородие!!!!!!!

I Уж не знаю, какой Вы там биолог, скорее, проводник чуждых или чужих

I идей, проповедник ереси. Эта школа злословия учит быстро:)))))) И все же не буду опускаться до Вашего уровня!!! И мной не было сказано ни в чей адрес( в отличии от Вас) ни одного похабного слова!!!!!!!!!! Ваше Благородие, мы этим здорово отличаемся!!!!!!!!!!! Вы, сударь, считаете i меня не умной, так это Ваше право!!!!!!!!!!! http://forum.globalrus.ru/read.php?f=32&t=135859&p=5).

В данном случае следует обратить особое внимание на большое количество восклицательных знаков, которые и указывают на отношение к адресату. Отметим, что участники общения в Интернете практически полностью лишены возможности использовать и воспринимать невербальные (жесты, мимика, позы и т.п.) и паравербальные (тон, тембр, скорость, паузы в речи) средства, то есть те средства устной коммуникации, которые, по мнению психологов, определяют до 55 % результата в коммуникативном акте. По причине их нехватки в общении в Сети появляются средства компенсации. Паравербальные средства передаются при помощи символов, разных буквенных регистров и многократного повторения букв. Например, многоточие с произвольным количеством точек передаёт темп речи. При этом количество точек часто означает длину паузы. Невербальная информация может замещаться как вставкой «иконок-символов», так и при помощи метатекста. Под символами в данном случае имеются в виду иконические значки («смайлики», от англ. smile - «улыбка»), которые можно набирать с клавиатуры в виде сочетания традиционных графических знаков или же вставлять в сообщение из готового списка. Например, положительные эмоции обычно обозначаются значком :-), отрицательные - :-(; количество скобок соответствует силе эмоции. Е.И. Литневская и А.П. Бакланова приводят список «смайликов», отражающих разнообразные оттенки переживаний: :-D громкий смех :-/ недоверие :-1 дежурная улыбка

-) подмигивание (Литневская 2005, с. 55).

Трёхбуквенные сокращения или отдельные пиктограммы - «смайлики» могут использоваться в конце реплики для указания, например, на то, что это шутка.

Приведём примеры шутливо-ироничного использования официальных статусных обращений XVIII- начала XX вв.:

• «Кстати, Ваше высокоблагородие, куда 100 рублей с моего финального счета дели????? Липнет денежка к рукам, ай нехорошо. Так это.Командор, я машинально! Спасибо, исправлено. 99 на 199.

А на высокоблагородие, согласно табели о рангах, я не тяну и не претендую:)» (http://www.tvgameclub.com).

•«дурак ты, ваше благородие ;-) ГОтветы и комментарии] [Свернуть ответы] [Написать ответ] [Конференция "Трынделка"] [Архив 2799] [Список конференций] Отправлено: М mazaev@B3 RP, 02.03.2006 16:57:47 В ответ на: тряпка и паткаблучник! от Andreas21 в 02.03.2006 16:56:37» (http://www.index3.rU/vw/2799/1073550/#followups). В данных примерах «смайлики» :) и ;-) в конце реплик указывают на то, что это шутки.

В «Словаре русского речевого этикета» А.Г. Балакая только у обращения Превосходительство! указан «шутл.-ирон.» оттенок употребления «к тому, кто (якобы) высоко себя ставит» (Балакай 2001, с. 396). По результатам проведённого исследования, как было показано выше, в современном русском языке названный оттенок употребления отмечается и у других официально-почтительных статусных обращений XVIII- начала XX вв. и в других ситуациях.

Итак, результаты проведённого исследования показали, что в русском языке настоящего времени, кроме сохранившихся в употреблении обращений (Ваше) Высокопревосходительство! и (Ваше) Превосходительство!, продолжают активно использоваться и другие общие формулы титулований и официально-почтительных статусных обращений XVIII- начала XX вв.: (Ваше) Высокоблагородие!, (Ваше) благородие!, которые не употребляются в прямом значении в обыденном общении и представлены в словарях как слова, вышедшие или выходящие из использования, с пометами, указывающими на период употребления («царская Россия», «старая Россия»).

Все названные формы (в том числе и (Ваше) Высокопревосходительство! и (Ваше) Превосходительство!) выступают в качестве, во-первых, вторичных наименований (образованных с помощью метафоры), предметов различного рода, со словами в прямом или в переносном значении (фундамент, управленец, галстук, удар, пчеловоды и др.). Мы выделили две большие группы номинаций, в состав которых входят общие титулы и официально-почтительные статусные обращения XVIII- начала XX в.в. «превосходительство» и «высокопревосходительство». Первая группа включает названия, где слово «превосходительство» имеет значение «отличный, очень хороший, самый лучший». Здесь важно значение «высшей степени» признака, и в сознании говорящих слово «превосходительство» связано со словом «превосходный». Это названия престижных марок машин, приборов электро-вычислительной техники и др. предметов. Во второй группе в составе наименований данное слово указывает на «высокое по каким-либо параметрам положение», высокий» статус предмета, явления или лица. Единичны случаи использования общего титула и официально-почтительного обращения XVIII-начала XX вв. «высокопревосходительство». Отмечены только ироничные употребления этого слова.

Также нами было выделено две группы номинаций, в состав которых включен общий титул и официально-почтительное статусное обращение XVIII-начала XX вв. «благородие». Во-первых, это названия, связанные по структуре с песней «Ваше благородие, госпожа Удача!», где вместо слова «удача» употребляются различные номинации. Во-вторых, слово «благородие», как и отмеченные выше другие формы, указывает по шкале «выше - ниже» на «высокое» по каким-либо параметрам, отличное от других положение, а также - на признак, лежащий в основе значения слова «благородный».

Кроме этого, общие титулы и официально-почтительные статусные обращения XVIII- начала XX вв. в языке настоящего времени используются в функции обращения в сети Интернет на форумах и конференциях. Эти формы выполняют разные функции: указывают на игровое положение адресата, выражают иронию, иронично-шутливое отношение.

Иследователи сравнивают «чатовое бытиё» с карнавалом в его интерпретации М.М. Бахтиным, понимаемым как сама жизнь, но оформленная особым игровым образом: «Чат карнавален по своей сути. Как и карнавал, чат -это отрицание реальной жизни, реальных статусов, общепринятых норм общения, да и в определённой мере просто реальных людей. Это игра условностей и условных персонажей. Карнавал не созерцают - в нём живут, и живут все <.> В этом отношении карнавал был <.> как бы реальной (но временной) формой жизни, которую не разыгрывали, а которой жили на самом деле (на срок карнавала)» (Литневская 2005, с. 50). Г. Гусейнов в статье «Другие языки. Заметки к антропологии русского Интернета: особенности языка и литературы сетевых людей» высказывает схожую мысль: «.превращения русского языка в Сети обусловлены не столько практическими потребностями упрощения кода, сколько игровыми условиями виртуального пространства, или коммуникации-игры» (Литневская 2005, с. 50). «Бытиё» и в таких видах общения в сети Интернет, как форумы и конференции, - также, по нашему мнению, можно назвать «карнавалом». Это подтверждается, например, наличием здесь игровой «стратификации», которую разрабатывают сами участники конференций или форумов. Каждый пользователь принадлежит к определённой группе и имеет игровой «статус». А для того, чтобы указать на соотносительную позицию адресата в иерархии, на векторный признак «выше/ниже», нужно использовать статусное обращение. Этот факт объясняет активное употребление в языке Интернета общих титулов и официально-почтительных статусных обращений XVIII- начала XX вв.

В целом отметим, что чаще других форм в функции обращения, как и в функции называния в составе наименований, используются формы Благородие! и Превосходительство! Кроме приведённых примеров употребления общих титулов и официально-почтительных обращений XVIII- начала XX вв, об интересе к данным формам свидетельствуют приведённые ниже цифры количества запросов этих слов за месяц (2006 год) в Интернете в русскоязычной поисковой системе Yandex. На первом месте стоит слово «благородие» (запросов - 707), затем следует слово «превосходительство» (запросов - 404), «высокопревосходительство» (запросов - 8), «высокоблагородие» (запросов - 5). На последнем месте - «высокородие» (запросов - 0).

-■-ii^'liJ рйайкЗа1. '-С йжЖаШаШ -"-Н""-"

Hndex

Найдётся благородие

Наит и расширенный поиск все г в найденном г в регионе: Тула

-- -'> '■';;

Запросов за месяц: благородие — 707.

Hndex г

Найдётся всё расширенным поиск

17 в найденном Г в регионе: Тула

Запросов за месяц: высокоблагородие — 5.

Hndex

Найдётся всё

Запросов за месяц: высокопревосходительство — 8.

Hndex

Найдёт ся всё

Запросов за месяц: превосходительство — 444.

Hndex

Найдёт ся всё

Запросов за месяц: высокородие — 0.

Следует указать, что участники общения в Интернете, например, на форумах владеют информацией о «Табели о рангах», часто ссылаются на этот закон: «Итак, обдумав с Рейвом проект наших новых статусов, Ваш покорный слуга, к тому времени уже окончательно подсевший на беллетриста Акунина и впитавший дух XIX столетия, вынес предложение взять за основу новых Г

----Наити в ысокопрев осходительств о : : ~ .г,- — ~~ .:• ; . ■"-.''"■.;.- - > f * i " v. tfz — : расширенный поиск -с-в найденном в регионе: Тула превосходительство

•' ■ . расширенный поиск Г

ЩШШя г— в найденном в регионе: Тула шШВШШШ

1 в ысокородие I

Найти расширенный поиск

Г в найденном Г в регионе: Тула статусов "Табель о рангах"» (http://www.piterl.ru/showpost.php). Возможно, одна из причин интереса к системе чинов, существовавшей в XVIII- начале XX веков, а также к соответствующим формулам титулований и статусных обращений - возросшая популярность исторических романов и фильмов. Например, романов Б. Акунина, на сайте которого можно познакомится и с «Табелью о рангах» в разделе «Исторические комментарии» (htpp: // www.akunin.ru/istoria/tabel).

Заключение.

А.В. Зеленин назвал обращение «зеркалом» отношений в обществе (Зеленин 2002, с. 89). Е.М. Верещагин и В.Г Костомаров, анализируя идиомы речемыслительной деятельности, обнаруживают в них «приметы места: в разных странах и в разных языках (иногда и в одной стране, но на разных территориях) избираются различные тактики поведения в тождественных ситуациях» и «приметы времени»: «меняется время, меняется господствующая идеология - изменяются и тактики поведения и клишированные средства выражения» (Верещагин, Костомаров 1988, с. 52). В статусных обращениях мы также обнаруживаем «приметы места» и «приметы времени».

Язык обладает принципиальной способностью выражать любые экстралингвистические реальности благодаря особому характеру заключенных в нем смыслов. Чем продолжительнее и богаче событиями социальная и культурная история народа, чем сильнее и ярче непрерывная литературная традиция, чем интенсивней и многообразней индивидуальная, частная жизнь людей, тем совершеннее язык народа. Язык развивается в ответ на потребности общества. Его прогресс обусловлен поступательным движением общества, развитием материальной и духовной культуры. Под влиянием экстралингвистических факторов в разные периоды истории происходит активизация тех или иных языковых единиц в речи. Большая роль социальных факторов в развитии и функционировании лексики не означает игнорирования значения внутриязыковых законов развития. Так в статье «О некоторых вопросах русской исторической лексикологии» В.В. Виноградов пишет: «Словарный состав языка, непосредственно отражающий в своих новообразованиях изменение социального строя, развитие производства и развитие культуры, техники, науки и т.п., находится в состоянии почти непрерывного развития, но эти изменения не ломают лексическую систему языка, не уничтожают его основного словарного фонда, его структурной основы: они отражают внутренние законы развития языка» (Виноградов 1977, с. 72). В одних слоях лексики решающую роль в образовании постепенных изменений играют внутриструктурные законы, а в других - социальные факторы. К последней группе принадлежат и слова, функционирующие в функции статусных обращений. Они быстро и ярко отражают изменения во всех областях общественной жизни.

В периоды кардинальных перемен в обществе (таких, как война, революция, национально-освободительное движение и т.п.) связь изменений в словарном составе языка с преобразованиями в социальной действительности прослеживается наиболее наглядно. Во времена резких идеологических сдвигов, например, сознательный разрыв с определённой традицией «требовал» хотя бы частичного отказа от соответствующего языка. В этом причина массовых лексических замен. В данном диссертационном исследовании в поле нашего внимания оказались именно такие периоды исторического развития России. В этих точках наиболее ярко отражается в статусных обращениях информация о социальном статусе адресата. Такой анализ обращений позволил рассмотреть развитие системы статусных обращений, провести сравнительно-сопоставительный анализ, указать прямую зависимость изменений в данной системе от общественно-политических преобразований.

Проведённый анализ обращений в русском языке на разных периодах его исторического развития доказывает выдвинутую нами гипотезу о том, что система статусных обращений находится в прямой зависимости от внешних факторов. Особенности общественного развития России в XVIII- начале XX веков предопределили появление и функционирование системы официальных обращений, регламентированной законом - «Табель о рангах», и неофициальных, также отражающих структуру общества. Первая - включала в себя обращения-общие титулы (Ваше Высокопревосходительство!, Ваше Превосходительство!, Ваше Высокородие!, Ваше Высокоблагородие!, Ваше Благородие!) и обращения, указывающие на частные титулы (например,

Господин генерал!). Неофициальные обращения - это, во-первых, обращения-родовые титулы, которые для титулованных дворян заменяли все прочие формы обращения (старшие именовали таких лиц Князь, Граф, Барон, а младшие - Ваша светлость!, Ваше сиятельство!), во-вторых, обращения, отражающие деление людей на сословия.

В связи с коренными общественно-политическими изменениями в России после революции 1917 года все существовавшие ранее статусные обращения перестали употребляться в нейтральном общении. Сохраняется только формулы титулований и обращений Ваше Величество! и Ваше Превосходительство! в официальном общении к главам других государств. Как социальные знаки в этот период появляются обращения Товарищ! и Господин!, которые в свою очередь не используются в перестроечное и постперестроечное время. Последнее также связано с процессами, происходящими в политической и общественной жизни общества. Масштабность и значение последних определялись, в первую очередь, тем, что они затронули основу государства - экономический базис. В этот период совершился переход от социалистического планового хозяйства к рыночной экономике и свободному предпринимательству, от господствовавшей в обществе государственной собственности к различным её формам, возрождению частной собственности. Не менее существенные сдвиги произошли в сфере общественного сознания. Единая государственная идеология сменилась плюрализмом мнений, уменьшилось цензурное давление на средства массовой информации, и самое главное, осуществлялась широкая демократизация всей общественной жизни, ориентированная на гуманистические идеалы и интересы личности.

В настоящее время, как указывают социологи, Россия переходит в состояние, характеризующиеся наличием не сводимых к сословным, слоевым, классовым форм жизни, поэтому в настоящее время в гражданском обществе нет строгой социальной стратификации, что проявляется в отсутствии статусных обращений. Но люди одной профессии или одного узкого круга общения нередко образуют довольно замкнутые группы, которые вырабатывают свой язык. В диссертации представлен анализ статусных обращений, функционирующих сейчас в религиозной и военной сферах, где существует строгая иерархия статусов. Религиозная среда оказалась менее подверженной влиянию экстралингвистических факторов, поэтому система статусных обращений в этой сфере претерпела мало изменений по сравнению с обращениями XVIII- начала XX вв. Соблюдение принципа единоначалия в военной среде, сохранение строгой иерархии и, как следствие этого, существование здесь системы статусных обращений обусловлено требованиями военной дисциплины.

Кроме этого, в современном русском языке продолжают употребляться формулы титулований и официально-почтительных обращений XVIII- начала XX вв. Во-первых, это обращения (Ваше) Превосходительство! и (Ваше) высокопревосходительство!, которые используются в прямом значении в функции называния в дипломатической среде, сфере власти, официальной, служебной деятельности. Во-вторых, активно употребляются в языке настоящего времени и другие общие титулы и официально-почтительные статусные обращения указанного периода, не использующиеся в обыденном общении. Они могут быть вторичными наименованиями, образованными с помощью метафоры. Проведённое исследование показало, что наиболее продуктивны номинации, в состав которых входят слова «превосходительство» и «благородие». Слово «превосходительство» может, во-первых, иметь значение «отличный, очень хороший, самый лучший». В этом случае говорящими оно связывается со словом «превосходный». Особенно широко представлено слово «превосходительство» в указанном значении в составе названий приборов электро-вычислительной техники (телефонов, видеокамер и др.) и - наименований престижных марок машин. Во-вторых, анализируемое слово также употребляется в значении «занимающий высокое положение», «самый главный». С точки зрения структуры, в языке настоящего времени очень широко представлена группа наименований, образованных по аналогии с названием популярных книги и фильма «Адъютант его превосходительства». Мы выделили также две группы названий, в состав которых входит слово «благородие»: наименования, в основе образования которых лежит переосмысление или переосмысление и преобразование строчек из известной песни «Ваше благородие, госпожа Удача!»; номинации, где слово «благородие», во-первых, может указывать по шкале «выше - ниже» на «высокое» по каким-либо признакам, отличное от других положение; во-вторых, связывается носителями современного русского языка со словом «благородный» и употребляется в соответствующем значении.

Формулы титулований и официально-почтительных обращений XVIII— начала XX вв. используются также в функции обращения в сети Интернет на форумах и конференциях, язык которых близок по своим особенностям к устной разговорной речи. В последнем случае названные формы, во-первых, указывают на определённое положение адресата, его «игровой» «статус»; во-вторых, выражают иронию, злую иронию или шутливо-ироничное отношение. Перспективным направлением описания языка Интернета является исследование его влияния на русский язык других сфер функционирования. Поэтому, мы думаем, что в связи с существующими проблемами использования обращений в современном русском языке актуальным будет дальнейшее детальное исследование функционирования обращений в сети Интернет в жанрах общения.

Результаты нашего исследования могут быть применены в теории и практике преподавания русского языка (в русской и иностранной аудитории). Одним из основных условий успешной социально-вербальной коммуникации является адекватный выбор языковых форм обращения. В каждой ситуации человек может занимать разную позицию: быть собеседником «на равных» или чувствовать своё превосходство над партнёром по коммуникации (либо, напротив, свою подчинённость ему). Безусловно, правильное понимание социальных импликаций той или иной нормы обращения требует обширных социоисторических знаний. Языковая личность, принадлежащая данному времени, данной стране, данному региону, данной социальной (в том числе и профессиональной) группе, данной семье проявляется в языковом поведении. Н. И. Формановская указывает, что «развитая языковая личность, кроме языковой (владение системой языка, его грамматическим и лексическими нормами) и коммуникативной компетенций (владение системой речи на текстовом и стилистическом уровне, владение социальными нормами употребления речевых произведений на уровне сферы общения, темы, стиля, жанра; владение построением и восприятием сложных текстов), обладает, что важно подчеркнуть, прагматической компетенцией. Последняя, по мнению исследователя, и включает в себя владение социальными и психологическими ролями партнерства в общении, этическими и этикетными нормами статусных и ролевых позиций и т.д. (Формановская 1998, с. 80). В связи с вышесказанным можно говорить о практической значимости проведённого исследования. Знание и понимание признаков социального статуса, типичных для определенной языковой системы, правильное использование статусных обращений обеспечивает успешность процесса общения. Особенно это оказывается важным в условиях межкультурной коммуникации. Также следует отметить, что формы и способы обращений - динамический феномен, в анализе которого привлекаются данные синхронии и диахронии. В изучении «социальных» значений статусных обращений релевантными оказываются социальные факторы. Их знание позволяет адекватно интерпретировать некоторые тексты.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования его результатов при решении теоретических вопросов социолингвистики. Внимание социолингвистов обращено не на собственно язык, не на его внутреннее устройство, а на то, как пользуются языком люди, составляющие то или иное общество. Тем самым при социолингвистическом подходе к языку объектом изучения является функционирование языка; его внутренняя структура понимается как некая данность и специальному исследованию не подвергается. А поскольку язык функционирует в обществе, обладающем определённой социальной структурой, вопрос способов выражения этой структуры в языке является актуальным. Рассмотрение изменений социальных условий, влияющих на выбор форм обращения также важно для теории социолингвистики. Результаты данной работы можно использовать и в теории речевого этикета, культуры речи, риторики; в лингвистическом анализе художественного текста. Теоретические сведения, фактический материал, представленные в диссертации, могут быть использованы и в работах по методике русского языка как иностранного, так как изучение языков, как в теоретическом, так и в прикладном аспектах должно выявлять не только лингвистическую специфику национального языка, но и специфическое видение окружающего, воззрения и представления того или иного народа, то есть национально-культурный фон. Для адекватного восприятия представителями другого языка некоторых языковых единиц необходимо обращение к фоновым знаниям, то есть национально-культурным и социально-политическим и другим особенностям жизни носителей данного языка. Даже владея одним и тем же языком, люди не всегда могут правильно понять друг друга, и причиной часто является именно расхождение культур. Современная лингвистика не может не включать в свой объект фоновые знания, которые определяют как «обоюдное знание реалий говорящим и слушающим, являющееся основой языкового общения» (Ахманова 1966, с. 498), «как потенциально присутствующие в языковом сознании членов лингвокультурной общности» (Верещагин, Костомаров 1990, с. 27).

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Буравцова, Надежда Юрьевна, 2006 год

1. Акишина А.А., Акишина Т.Е. Круговорот имён. Имя в истории и культуре. М., 1999. 268 с.

2. Аксак В.А. Общение в сети Интернет. Просто как дважды два. М.: Эксмо, 2006. 245 с.

3. Анисимов Е.В., Каменский А.Б. Россия в XVIII- первой половины XIX веков. М., 1994. 336 с,

4. Аристарх (Лоханов). Что надо знать о православном церковном этикете. М., 1999.48 с.

5. Арутюнова Н.Д. а. Номинация и текст // Языковая номинация (виды наименований). М.: Наука, 1977. С. 304-357.

6. Арутюнова Н.Д. б. Номинация, референция, значение // Языковая номинация (общие вопросы). М.: Наука, 1977. С. 188-229.

7. Арутюнян Ю.В. О социальной структуре постсоветской России // Социологические исследования. 2002. № 9. С. 29-41.

8. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Совет. Энциклопедия, 1966. 800 с.

9. Байбурин А., Беловинский Л., Конт Ф. Полузабытые слова и значения: Словарь русской культуры 18-19 в.в. М.: Знак, СПб.: Евр. Дом, 2004. 680 с.

10. Балакай А. Г. Словарь русского речевого этикета. М.: АСТ-ПРЕСС, 2001. 672 с.

11. Балакай А.А. Этикетные обращения: функционально-семантический и лексикографический аспекты. Автореф. дисс. .канд. филолог, наук. Новокузнецк, 2005. 23 с.

12. Балл и Шарль. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Издательство иностранной литературы, 1955. 416 с.

13. Беликов В.И. Крысии Л.П. Социолингвистика. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2001. 439 с.

14. Бенжамен Л. Уорф. Отношение норм поведения и мышления к языку // Языки как образ мира. М., СПб.: act Terra Fantastica, 2003. С. 163-201.

15. Бертагаев Т.А. Роль социологических факторов в развитии языка // Язык и общество: Сб. М.: Наука, 1968. С. 142-148.

16. Беседа 34. О лексике советской эпохи // Русский язык и русская культура. 100 очерков и бесед на радио / Под редакцией Л.А. Глинкиной. Челябинск, 2003. С. 359-361.

17. Богомолова О.В. Обращение в политической сфере // Русский язык в школе. 2001. №3. С. 76-80.

18. Бок Ф.К. Структура общества и структура языка // Зарубежная лингвистика. I: Пер. с англ. / Общ. ред. В.А. Звегинцева и Н. С. Чемоданова. М.: Прогресс, 1999. С. 105-132.

19. Бондалетов, Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. М.: Наука, 1973.

20. Бондалетов, Суперанская А.В. Теория и методика ономастических исследований. М.: Наука, 1986.

21. Брайт У. Введение: параметры социолингвистики // Зарубежная лингвистика. I: Пер. с англ. / Общ. ред. В.А. Звегинцева и Н.С. Чемоданова. М.: Прогресс, 1999. С. 105-125.

22. Брокгаузъ Ф.А., Ефронъ И.А. Энциклопедический словарь. С-Петербургъ: Издательское дъло, Брокгаузъ-Ефронъ, 1900. Т. IX. С. 325326.

23. Брокгаузъ Ф.А., Ефронъ И.А. Энциклопедический словарь. С-Петербургъ: Издательское дъло, Брокгаузъ-Ефронъ, 1900. Т. XXX. С. 912.

24. Бугаева И.В, Этикет в православной среде // Русский язык в школе и дома. 2006. №4. С. 16-18.

25. Будагов Р.А. Язык, история и современность. М.: Издательство Московского университета, 1971. 299 с.

26. Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык / Под ред. Н.С. Валгиной. М.: Логос, 2003. 527 с.

27. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1996. 406 с.

28. Вербицкая Л.А. Сохранить прекрасный русский язык наша задача // Слово и текст в диалоге культур: Сб. М., 2000. С. 54-66.

29. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Приметы времени и места в идиоматике речемыслительной деятельности // Язык: система и функционирование. М., 1988. С. 52-61.

30. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. Изд. 4-е, перераб. и доп. М.: Русский язык, 1990. 246 с.

31. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингвострановедческая теория слова. М.: Русский язык, 1980. 320 с.

32. Вэшле Г. Наименование лиц женского пола по профессии, должности // Русский язык за рубежом. 1986. № 4. С. 65-69.

33. Виноградов В.В. О некоторых вопросах русской исторической лексикологии // Избр. тр.: Лексикология и лексикография. М.: Наука, 1977.-С. 69-94.

34. Водопьянова Ю.А. Устный лингвистический журнал «Что в имени тебе моём?.» // Русский язык в школе. 2006. №1. С. 38-44.

35. Гак В.Г. К типологии лингвистических номинаций // Языковая номинация (общие вопросы): Сб. М.: Наука, 1977. С. 230-294.

36. Глаголева Н.М. Функционально-семантическое поле обращения в современном русском языке. Дис. . канд. филолог, наук. М.: РГБ, 2005. 225 с.

37. Головин Б.Н. Вопросы социальной дифференциации языка // Вопросы социальной лингвистики. Л.: Наука, 1969. С. 344-349.

38. Гольдин В.Е. К проблеме обращения как лексической категории // Язык и общество: Межвуз. науч. сб. Вып. 4. Саратов, 1977. С. 18-31.

39. Гольдин В.Е. Обращение: теоретические проблемы. Саратов, 1987. 129 с.

40. Городецкий Б.Ю. Компьютерная лингвистика: моделирование языкового общения // Новое в зарубежной лингвистике: Сб. Вып. XXIV. Компьютерная лингвистика. М.: Прогресс, 1989. С. 5-32.

41. Далецкий Ч.П. Военная риторика России (теоретико-методологические аспекты. М.: Московский гуманит. институт, 2000. 669 с.

42. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1995. Т. I. 669 с.

43. Егоров Б.Ф. Очерки по русской культуре XIX в. Статьи по типологии и истории русской культуры // Язык. Семиотика. Культура. Т. V: Из истории русской культуры (XIX в.). М.: Языки русской культуры, 1996. С. 262-264.

44. Жирмунский В.М. Немецкая диалектология. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1956. 636 с.

45. Жирмунский В.М. Проблема социальной дифференциации языков // Язык и общество: Сб. М.: Наука, 1968. С. 9-39.

46. Журавлёв А.Ф. Технические возможности русского языка в области предметной номинации // Способы номинации в современном русском языке. М.: Наука, 1982. С. 55-91.

47. Заславская Т.И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества // Социологические исследования. 2001. № 8. С. 3-15.

48. Зеленин А.В., Вирва Ряйсянен. Как живёте, господа-товарищи? // Русский язык в школе. 2002. № 6. С. 80-89.

49. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982. 367 с.

50. Ибрагим Багна. Типы и функции русского обращения как именования адресата в разных видах словесности. Дисс. . канд. Филолог, наук. М., 2004. 206 с.

51. Игнатенко О.Н. Дочь капитана «Капитанская дочка» // Русская речь. 2003. №1. С 3-7.

52. Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие: учебное пособие. М.: Логос, 2000. 427 с.

53. Какорина Е.В. Трансформация лексической семантики и сочетаемости (на материале языка газет) // Русский язык XX столетия (1985-1995). М.: Языки русской культуры, 1996. С. 67-88.

54. Карасик В.И. Язык социального статуса. М., 1992. 385 с.

55. Колшанский. Лингво-гносеологические основы языковой номинации // Языковая номинация (общие вопросы): Сб. М.: Наука, 1977. С. 95-106.

56. Корлэтяну Н.Г. К вопросу о значении социального фактора в развитии языка // Язык и общество: Сб. М.: Наука, 1968,139-142.

57. Кормилицына М.А. Средства создания эоциональной тональности газетного текста//Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. Вып. 5. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. С. 16-25.

58. Косериу Э. Синхрония, диахрония и история (Проблема языкового изменения) // Новое в лингвистике. Вып. 3. М.: Издательство иностранной литературы, 1963. С. 215-227.

59. Костомаров В.Г. Обращения, формулы приветствия, прощания, благодарности // Русский язык за рубежом. 1967. №1. С. 55-62.

60. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. Изд. третье, испр. и доп. СПб.: Златоуст, 1999. 320 с.

61. Красникова Е.Ю. Влияние современных общественно-политических факторов на развитие и фукционирование социально-оценочной лексики русского языка. Дисс. .канд филолог, наук. М., 1994. С. 173.

62. Кручинина Ч.Н. Обращение // Лингвистический энциклопедический словарь. / Гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Совет. Энциклопедия, 1990. С. 340341.

63. Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих // Социально-лингвистические исследования. М.: Наука, 1976. С. 42-52.

64. Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. М.: Наука, 1989. 188 с.

65. Крысин Л.П. Что изучает социолингвистика? // Русский язык в школе. 2002. № 6. С 5-25.

66. Кулагин А.Ф. Вокативные предложения в современном русском языке // Вопросы синтаксиса и стилистики русского литературного языка: Тр. III-IV конф. кафедр русского языка педагогических институтов Поволжья. Куйбышев, 1963. С. 46-65.

67. Култыгин В.П. Исследования социальной структуры в переходных обществах (историко-методологический обзор) // Социологические исследования. 2002. № 4. С.123-127.

68. Ли Сичан. Русский речевой этикет в прагматическом и лингвострановедческом аспектах с точки зрения носителя китайскогоязыка. Дисс. .канд. филолог, наук. М.: Ин-т русского языка им. А.С. Пушкина, 2001.174 с.

69. Литневская Е.И., Бакланова А.П. Психолингвистические особенности Интернета и некоторые особенности чата как исконного сетевого жанра // Вестник Московского университета. Серия 9 Филологияю. Изд-во Московского университета. 2005. № 6. С. 46-61.

70. Логинова И.М. Функционирование обращения в русской звучащей речи // Русский язык за рубежом. 2001. №1. С. 50-55.

71. Мальцев И.В. Функционально-синтаксические характеристики обращения. Л., 1986. С. 85-97.

72. Мартыненко Н.Г. Метафора как средство иллокативной модальности журналистского текста // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. Вып. 5. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. С. 46-49.

73. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков // В.А. Звегинцев. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях. М.: Учпедгиз, 1960. Ч. 1. С. 367-373.

74. Мечковская И.М. Социальная лингвистика. М.: Аспект Пресс, 2000. 207 с.

75. Мизин В.К. Псевдоним отец никнейма? // Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие: Материалы междунар. науч. конф. «Кирилло-Мефодиевские чтения», 16-18 мая 2005 года. М.: Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2005. С. 173-181.

76. Мигирина Н. И. Типы номинаций для обозначения статусов лица в современном русском языке. Кишенев.: Штиинца, 1980. 91 с.

77. Михайлов В.Н. Экспрессивные свойства и функции собственных имён в русской литературе // Филологические науки. М., 1966. № 2. С. 52-62.

78. Мурашев Г.А. Титулы, чины, награды. М.: Аст, Астрель, ВЗОИ, СПб.: Полигон, 2004. 367 с.

79. Надибаидзе О.Ш. Обращение: его смысловые и конструктивные возможности в тексте // Русский язык за рубежом. 1983. № 6. С. 84-88.

80. Нестерова Т.В. Прагматика обращений-антропонимов в семейной сфере. Дисс. .канд. филолог, наук. М.: Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 1999. 395 с.

81. Никонов В.А. Имя и общество. М.: Наука, 1974. 278 с.

82. Николаева-Фатова З.В. Наблюдения над отчеством в русской литературе //Питания сучасно1 ономастики. Кшв: Наукова думка, 1976. С. 38-49.

83. Общевоинские уставы вооружённых сил СССР. Устав внутренней службы, дисциплинарный устав, устав гарнизонной и караульной служб, строевой устав. М.: Военное издательство министерства обороны СССР, 1980. 400 с.

84. Общевоинские уставы вооружённых сил Российской Федерации. Устав внутренней службы, дисциплинарный устав, устав гарнизонной и караульной служб, строевой устав. М.: Военное издательство, 1994. 527 с.

85. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., дополненное. М.: ООО «ИТИ Технологии», 2003. 944 с.

86. О приоритетах в научных исследованиях. Интервью с директором Института языкознания РАН В.А. Виноградовым // Мир русского слова. 2001. №4. С. 33-40.

87. Орлов Г.П. Зборовский Г.Е. Введение в социологию. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 1992. 316 с.

88. Пак С.М. Личное имя в лингвокогнитивном освещении // Вестник Московского университета. Серия 9 Филология. Изд-во Московского университета. 2004. № 1. С. 161-170.

89. Панов М.В. Труды по общему языкознанию и русскому языку / Под ред. Е.А. Земской, С.М. Кузьминой. М.: Языки славянской культуры, 2004. Т. 1.562 с.

90. Панченко А. Папа Московский, или Язык как диагност // Общая газета. 1993.29 окт. 4 нояб.

91. Поливанов Е.Д. а. Где лежат причины языковой эволюции? // Статьи по общему языкознанию. М.: Главная редакция восточной литературы, 1968. С. 57-75.

92. Поливанов Е.Д. б. Круг очередных проблем современной лингвистики // Статьи по общему языкознанию. М.: Главная редакция восточной литературы, 1968. С. 178-181.

93. Поливанов Е.Д. в. Специфические особенности последнего десятилетия 1917-1927 в истории нашей лингвистической мысли // Статьи по общему языкознанию. М.: Главная редакция восточной литературы, 1968. С. 5157.

94. Попов А.С. Обращения-предложения в современном русском языке // Русский язык в школе. 1958. №5. С. 25-63.

95. Проничев В.П. Синтаксис обращения (на материале русского и сербохорватского языков). JL, 1971. 88 с.

96. Прохоров Ю.Е. Социальный статус как прагмалингвистическая основа речевого общения и его роль в межкультурной коммуникации // Русский язык как иностранный. Лингвистические проблемы. М., 1997. С. 13-24.

97. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М. А. Современный русский язык. М.: Рольф; Айрис-пресс, 2000. 444 с.

98. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Пособие для учителей. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1976. 543 с.

99. Руднев А.Г. Синтаксис сложного предложения. М., 1959. 198 с.

100. Русский быть по воспоминаниямъ современников. 18 век. Ч. I. От Петра до Екатерины II (1698- 1761). М.: Задруга, 1914. 431 с.

101. Русский семантический словарь. Толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений / Под общей редакцией Н.Ю. Шведовой. М.: Азбуковник, 1998. 800 с.

102. Русский язык и современность (общие функции, развитие, изучение и преподавание) / М.А. Карпенко, К. Буттке, Е.К. Абрамова и др. / Под ред. М.А. Карпенко, К. Буттке. К.: Издательство при Киев, ун-те, 1989. 206 с.

103. Русский язык на современном этапе его развития: несколько оценочных суждений // Вестник Московского университета. Серия 9 Филология. Изд-во Московского университета. 2002. № 2. С. 82-92.

104. Русский язык конца XX столетия (1985-1995) / Ред. Е.А. Земская. М., 2000.480 с.

105. Рыжова Л.П. Обращение как компонент коммуникативного акта. Автореф. дис. канд. филолог, наук. М.: ИРЯ им. А.С. Пушкина, 1982. 24 с.

106. Савельева Е.П. Номинации речевых интенций в русском языке и их семантико-прагматическое истолкование. Автореф. дис.канд. филол. наук.: ИРЯ им. А.С. Пушкина, 1991. 21 с.

107. Сепир Э. Язык, раса и культура // Избр. тр. по языкознанию и культурологи. М.: Прогресс Универс, 1993. С. 185-195.

108. Сепир Э. б Язык и среда // Избр. тр. по языкознанию и культурологи. М.: Прогресс Универс, 1993. С. 270-285.

109. Современный русский литературный язык: Учебник / П.А. Лекант, Н.Г. Гольцова, В.П. Жуков и др. / Под ред. П.А. Леканта. М.: Высш. шк., 1999. 415 с.

110. Современный русский язык: социальная и функциональная дифференциация / Ред. Л.П. Крысин. М.: Языки славянской культуры, 2003. 568 с.

111. Солоухин В. Давайте поищем слово // Неделя. 1964. №4.

112. Соссюр Ф. Курс общей лингвистики // Тр. по общему языкознанию. Перевод с фр. М.: Прогресс, 1977. С. 37-60.

113. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. М.: Наука, 1973.

114. Суперанская, А.В. Теория и методика ономастических исследований. М.: Наука, 1986.250 с.

115. Сурикова Т.Н. Не разлучат нас никогда коты, невзгоды и года. // Русская речь. 2003. №3. С. 58-63.

116. Табель о рангах // Хрестоматия по истории СССР. XVIII век / Под редакцией Л.Г. Бескровного и Б.Б. Кафенгауза. М., 1963. С. 85-92.

117. Телия В.Н. Вторичная номинация и её виды // Языковая номинация (виды наименований). М.: Наука, 1977. С. 129-195.

118. Торсуев Г.П. Фонетика английского языка. М.: Изд-во литературы на иностранном языке, 1950. 332 с.

119. Трошина Н.Н. Номинации родства и их эквиваленты в функции обращения в современном русском языке. Автореф. дис. канд. филолог, наук. М: ИРЯ им. А.С. Пушкина, 1998. 24 с.

120. Туликова С.Е. Динамика обращений в ангийском языке // Язык и общество в синхронии и диахронии: Тр. и материалы междунар. конф., посвящённой 90-летию со дня рождения профессора Лидии Ивановны Баранниковой. Саратов: Научная книга, 2005. С. 320-328.

121. Уфимцева А.А. Лингвистическая сущность и аспекты номинации // Языковая номинация (общие вопросы). М.: Наука, 1977. С. 7-55.

122. Федосюк Ю.А. Что непонятно у классиков, или энциклопедия русского быта XIX века. М.: Флинта, Наука, 2006. 264 с.

123. Формановская Н.И. Имя человека в аспекте «языка и культуры» // Слово и текст в диалоге культур: Сб. М., 2000, С. 279-292.

124. Формановская Н.И. Культура общения и речевой этикет. М.: Издательство ИКАР, 2002. 236 с.

125. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. М.: Институт русского языка имени А.С. Пушкина, 1998. 290 с.

126. Формановская Н.И. Лингвокультурологические аспекты антропонимов // Когнитивные и культурологические подходы к языковой семантике: Материалы Виноградовских чтений. М., 1999. С.52 56.

127. Формановская Н.И. О речевом этикете // Русская словесность. 2001. № 6. С. 63-72.

128. Филин Ф.П. К проблеме социальной обусловленности языка // Язык и общество. М.: Наука, 1968. С. 5-22.

129. Чумак J1.H. Синтаксис русского и белорусского языков в аспекте культурологии. Минск: Белгосуниверситет, 1997. 284 с.

130. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. JL: Учпедгиз, 1941. 620 с.

131. Шведова Н.Ю. Распространение предложений включением обращения // Русская грамматика. М.: Наука, 1980. Т. II. Синтаксис. С. 161-164.

132. Швейцер А.Д. Современная социолингвистика: Теория, проблемы, методы. М.: Наука, 1976. 214 с.

133. Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Введение в социолингвистику. М.: Высшая школа, 1978. 216 с.

134. Шепелёв Л.Е. Чиновный мир России: 18- н. 20 в. Санкт-Петербург: Искусство СПБ, 1999. 477 с.

135. Шмелёв Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. М., 1977. 168 с.

136. Якубинский Л.П. Язык и его функционирование // Избр. работы. Академия наук СССР, отделение литературы и языка. М.: Наука, 1986. 205 с.

137. Якобсон Р. Лингвистика в её отношении к другим наукам // Избр. работы. М., 1985.455 с.

138. Ярцева В.М. Проблема связи языка и общества в современном зарубежном языкознании //Язык и общество. М.: Наука, 1968. С. 39-55.

139. Список цитированных источников иллюстративного материала:

140. Асеев Н.Н. Стихотворения и поэмы. В 2- т. М: Гослитиздат, 1959. 367 с.

141. Вересаев В.В. Невыдуманные рассказы о прошлом // Собр. соч. В 5-ти т. М.: Правда, 1961. Т. 4.535 с.

142. Гоголь Н.В. Мёртвые души: Поэма. Манна. М., 1981. 400 с.

143. Гончаров И.А. Обломов: Роман. М.: Современник, 1985. 510 с.

144. Горький A.M. Товарищ // Собр. соч. В 18-т. М.: Худож. лит., 1960. С. 126-131.

145. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание: Роман в 6-ти ч. с эпилогом. М.: Худож. лит. 1983. 527 с.

146. Жаров А.А. Собрание сочинений. В 3- т. М.: Худож. лит., 1980. Т. 1. 317с.

147. Маяковский В.В. Избранные сочинения. В 2-х т. М.: Худож. лит. 1981. Т. 1.543 с.

148. Островский А. Н. Пьесы. М., 1983. 382 с.

149. Островский Н.А. Как закалялась сталь: Роман в 2-х ч. Ставрополь, 1973. 352 с.

150. Пушкин А.С. Капитанская дочка // Собр. соч. В 3-х томах. М.: Худож. лит., 1987. Т. 3.528 с.

151. Толстой А.Н. Повести и рассказы. М.: Сов. Россия, 1983. 336 с.

152. Толстой А.Н. Пётр Первый. М.: Правда, 1986. 768 с.

153. Толстой JI.H. Анна Каренина: Роман в 8-ми ч. М.: Худож. лит., 1985. 766 с.

154. Толстой J1.H. Война и мир. В 4-х т. М.: Просвещение, 1987.

155. Толстой JI.H. Воскресение: Роман. М.: Современник, 1977. 461 с.

156. Толстой JI.H Смерть Ивана Ильича: Повести и рассказы. JL: Худож. лит., 1983.304 с.

157. Тренёв К.А. Избранные произведения. В 2-х т. М.: Худож. лит., 1986. Т. 2. 430 с.

158. Чехов. А.П. Избранные сочинения. В 2-х т. М.: Худож. лит., 1986. Т. 2. 671 с.

159. Чехов А.П. Собрание сочинений. В 12-ти т. М.: Правда, 1985. Т. 2. 384 с.

160. Энгельгардт JI.H. Записки // Русские мемуары. Избранные страницы, 18 век. М.: Правда, 1988.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.