Перспективы развития многопартийной системы в современной России: социально-философские аспекты тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.11, кандидат философских наук Старков, Виктор Николаевич

  • Старков, Виктор Николаевич
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 2005, НовосибирскНовосибирск
  • Специальность ВАК РФ09.00.11
  • Количество страниц 173
Старков, Виктор Николаевич. Перспективы развития многопартийной системы в современной России: социально-философские аспекты: дис. кандидат философских наук: 09.00.11 - Социальная философия. Новосибирск. 2005. 173 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Старков, Виктор Николаевич

Введение.

Глава I Понятие «политическая культура» в контексте социально-философского исследования российской политической системы.

§1. Роль социальной философии в анализе политических проблем современного российского общества.

§2. Анализ понятия «традиционная культура» в рамках деятельностного подхода к описанию социальных феноменов.

§3. Формулировка понятий «политическая культура» и «политическая культурная традиция» для описания механизмов генезиса государственного устройства.

Глава II Философский анализ развития многопартийной системы в рамках традиционной политической культуры Запада.

§1. Специфика политической культуры Запада. Роль религиозных ценностей в развитии западной политической культуры.

§2. Идеальный тип государственно-политического устройства в контексте основных идеологических доктрин Запада.

§3 Ценностные аспекты многопартийного политического устройства. Анализ формирования многопартийной системы в рамках западной политической культуры.

Глава III Формирование многопартийной системы государственного устройства в условиях политической культуры России.

§1. Ценностная специфика традиционной политической культуры России. Роль православия в развитии отечественной политической культуры.

§2. Ценностные аспекты становления многопартийной системы государственного устройства в условиях современной России: проблемы и возможные тенденции дальнейшего развития.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Перспективы развития многопартийной системы в современной России: социально-философские аспекты»

Актуальность темы исследования

Одной из актуальных проблем современной социальной философии является анализ процессов, связанных с установлением и развитием в обществе определенных систем ценностей. Применение методов социальной философии позволяет провести анализ и сопоставление различных аксиологических систем, установить механизмы их генезиса и трансформации, и, что наиболее существенно с точки зрения практики, показать, как изменения в массовых мировоззренческих ценностях сказываются на тех социальных реалиях, которые определяют условия жизни людей. Начиная с момента своего зарождения, философия уделяет особое внимание анализу политического мировоззрения и политических отношений. Государственная власть — это социальный феномен, который многократно описан в работах философов, начиная с периода античности и заканчивая современностью. Несмотря на наличие множества исследований, посвященных изучению политических ценностей, интерес к этому явлению не угасает. Анализ причин и последствий государственных изменений остается темой, актуальной практически для любого философа, независимо от конкретных профессиональных интересов.

Проблема философского анализа ценностных трансформаций, происходящих в связи с изменениями массовой культуры, стала особенно актуальной начиная со второй половины XX в. В предшествующем столетии наблюдалось увеличение темпов социальной динамики. Именно XX в. стал периодом быстрых и кардинальных перемен, как в политическом устройстве большинства государств, так и в ценностно-мировоззренческих представлениях, лежащих в основе такого устройства. Усиление глобальной интеграции общества стало фактором, ведущим к разрушению привычных форм властных отношений и к возникновению новых форм, ранее не свойственных большинству народов планеты. Столкновение традиционных и новых политических ценностей породило множество социальных процессов, как с позитивными, так и с негативными последствиями. Одним из следствий такого столкновения оказалась рефлексия ценностных оснований собственной политической культуры, происходящая на массовом и профессиональном уровне. На массовом уровне осознание специфики своей культуры происходит в виде стремления людей к сохранению привычных форм социальных отношений и в виде отрицания ими части новых отношений. На профессиональном философском уровне подобная рефлексия ведет к разработке теоретических концепций, обосновывающих необходимость поддержания традиционных систем ценностей в условиях увеличения темпов социальной динамики.

Несмотря на высокий интерес исследователей к проблемам изучения политической культуры, к настоящему времени не существует концепции, позволяющей увидеть целостную картину происходящих в обществе процессов. Прежде всего, это связано с несовершенством понятийно-категориального аппарата, на базе которого проводятся исследования. Основные понятия социально-политической философии были выработаны еще до того, как в обществе стали проявляться современные политические и ценностно-мировоззренческие тенденции. Общественное развитие опережает по своим темпам развитие философских конструкций. Это приводит к тому, что понятийно-категориальный аппарат философии оказывается не всегда адекватным для описания современного состояния общества. Такая ситуация делает актуальной проблему методологического анализа уже сложившихся понятийных систем социальной философии и разработки новой системы понятий, в большей мере соответствующей требованиям времени.

Отношения политической власти затрагивают множество аспектов общественной жизни. В связи с этим возникает крайне сложная и многоуровневая система мировоззренческих ценностей, опосредующих эти отношения. Детальное описание всей системы политических ценностей представляет собой слишком сложную и долговременную задачу, которая не может быть решена в рамках одного исследования. Поэтому для проведения исследования необходимо либо рассмотреть проблему в предельно широком, а значит мало-детализированном аспекте, либо, наоборот, сосредоточиться на решении какого-то одного, достаточно узкого вопроса, но с рассмотрением множества мелких деталей. В настоящей работе выбран второй путь, позволяющий решить только одну проблему, но с большой степенью понятийной и фактологической детализации. Основной проблемой данной работы является философско-мировоззренческий анализ тех массовых и специализированных ценностей, на базе которых формируются представления о необходимости многопартийного устройства государственной власти. Несмотря на то, что этот вопрос является достаточно узким и затрагивает лишь небольшую часть властных отношений, для его решения необходимо представить себе всю структуру политической власти в контексте общей культуры данного социума. Каждая деталь политической системы связана со всеми остальными ее элементами. Поэтому узкий вопрос, поставленный в данной работе, необходимо решать на основании философской модели, позволяющей получить целостный взгляд на всю систему политических ценностей.

Итоги последних выборов в Государственную Думу России показывают, что существующая в настоящее время система парламентского устройства оказывается крайне нестабильной. Резкое изменение партийного состава российского парламента, исчезновение из его структуры представителей праволиберальной идеологии и раскол в левом крыле говорят о том, что система законодательной власти в нашей стране переживает этап острого политического кризиса, связанного со становлением в обществе новых властных отношений. Этот кризис является следствием тех процессов, которые начались в России с конца 80-х годов. До настоящего времени в официальной правительственной идеологии утверждалась идея, согласно которой российское общество осуществляет переход от советской системы государственного управления к новому, демократическому устройству. Причем в качестве источника представлений об идеальном демократическом государстве использовались образцы развитых капиталистических стран Запада. Однако сейчас становиться очевидным, что ни европейский, ни американский тип устройства законодательных органов власти не эффективен на территории России. Западная модель демократии принципиально не укладывается в рамки ценностных представлений, характерных для большинства населения нашей страны. Как среди широких слоев народа, так и внутри властной элиты возникает недовольство теми моделями политических отношений, попытки установить которые были предприняты в последнее десятилетие. Это вынуждает исследователей провести анализ сложившейся политической ситуации, выяснить причины низкой эффективности современной системы управления и наметить возможные варианты выхода из имеющегося кризиса.

Одной из обязательных характеристик западного демократического общества является наличие в нем многопартийной системы политического управления. Согласно утверждениям большинства исследователей, наличие в стране нескольких конкурирующих партий воспринимается европейцами и американцами как показатель "свободы" данного социума'. Именно возможность граждан делать выбор между носителями различных идеологических позиций в момент голосования по поводу кандидатов на государственные посты считается в странах Запада критерием того, что эти граждане обладают гарантиями собственных политических прав. Легальная политическая оппозиция, действующая на глазах у правящей партии, воспринимается народом как свидетельство возможности высказывать и реализовывать любую гражданскую позицию, даже если она не совпадает с мнением большинства. Одним из следствий такого отношения к принципам государственного устройства оказывается представление, согласно которому любая страна, в которой отсутствует многопартийная политическая система и не имеется легально действующей оппозиции, представляет собой тоталитарную диктатуру. Это определяет отношение народов и правительств западных стран к тем незападным государствам, в которых многопартийпая политическая система не установлена. Поскольку Запад оказывает мощное политическое, экономическое и военное давление на всей территории планеты, постольку большинство государств мира вынуждены принимать правила построения своей системы властных от

1 Cm.: Almond G. Comparative Political Systems //J. of Politics. XVIII. 1956. P. 376-398; Patterson S.C. The Political Culture of the American States Hi. of Politics. XXX. 1968. P. 198-212. ношений по демократическому образцу. Однако такие правила часто оказываются не соответствующими традиционным ожиданиям народов этих стран. Возникает парадоксальная ситуация, когда западная модель демократии насаждается вопреки воле большинства населения. Разрешением этой проблемы является либо внешняя имитация демократии при действительном сохранении авторитарной формы правления, либо открытый конфликт с правительствами демократических стран.

Причина неприятия западного стандарта многопартийного политического устройства состоит в несовпадении мировоззренческих ценностей, необходимых для реализации такой формы управления, и тех реальных ценностных установок, которые действуют в данной культурной среде. В частности, для своего эффективного функционирования многопартийное устройство нуждается в доминировании в обществе определенного политического мировоззрения, которое, в свою очередь, оказывается порождением более широкой системы ценностно ориентированных представлений. В социально-культурном регионе Запада такая система ценностей является «естественной» и самоочевидной для большинства людей, так как именно ее наличие и привело к появлению современной демократии. В других регионах Земли, включая и Россию, в массовом сознании существуют свои, отличные от западных, морально-ценностные нормативы. Поэтому попытки внедрить многопартийную систему государственного устройства на территории пашей страны натыкаются на нежелание людей действовать согласно правилам такого устройства.

Несмотря на большую практическую актуальность поставленных проблем, не существует адекватных теоретических методов ее разрешения. Большинство политологических исследований российского общества ограничиваются внешним, чисто поверхностным описанием происходящих в нем процессов. Анализ ценностного содержания того или иного политического решения или описание мировоззренческих изменений, связанных с трансформацией властных отношений пока еще не отвечают тем стандартам, которые предъявляет практика. Таким образом, имеется актуальная теоретическая проблема по разработке и применению методологических средств описания зависимости между действующей в стране системой политического управления и теми ценностно-мировоззренческими характеристиками, которые определяют специфику политических настроений граждан этой страны.

Решение поставленной выше проблемы возможно только на основе применения категориально-понятийного аппарата, разрабатываемого в рамках современной социальной философии. Именно философия предоставляет возможность провести методологическую рефлексию ценностного содержания политического мировоззрения, и при помощи этого, выявить те закономерности, которые оказываются причиной возникновения кризисов властных отношений. Философия позволяет определить специфику политической культуры Запада, сопоставить ее с политической культурой России и таким образом описать основные отличия между этими двумя регионами. Однако при проведении такого исследования невозможно ограничится изучением только современного периода истории Запада и России. Для понимания нынешних проблем необходимо построить модель исторического развития, объясняющую современное состояние общества исходя из его прошлого. Поэтому сопоставление различных политических культур должно проходить через анализ их социальной динамики, что, в свою очередь, предполагает использование представлений о культурных традициях.

Степень разработанности проблемы Данная работа посвящена анализу мировоззренческих ценностей, определяющих эффективность формирования многопартийного политического устройства в условиях современной России. Изучению механизмов влияния культурных традиций на общественные или общественно-политические процессы посвящено множество работ современных исследователей. Такие исследования проведены в рамках сравнительно-исторических, политологических, социально-философских и культурологических подходов. Однако, большая часть работ, посвященных анализу проблемы переноса западного политического устройства на территории стран, ранее не входивших в число демократических государств, проведено европейскими или американскими исследователями на материале африканских, южно-азиатских или латиноамериканских регионов. Исследованию данных процессов на территории России посвящены лишь единичные работы. Причем, как правило, такие работы нельзя рассматривать в качестве серьезных научных публикаций, так как они по сути своей являются примерами политической пропаганды определенной идеологии. Различные авторы либо полностью отрицают возможность адаптации принципов западного политического устройства в условиях России (С.Г. Кара-Мурза), либо наоборот, заявляют о необходимости полностью отказаться от следования российским традициям и требуют безоговорочного перехода на американский культурный стандарт (A.C. Ахиезер). Обе эти точки зрения представляются несоответствующими практическим и теоретическим задачам, стоящим перед современными исследователями. При этом, исследование политической культуры и политических культурных традиций вызывает значительный иитерес у многих философов. Можно выделить несколько самостоятельных направлений философских исследований: построение понятийно-категориального аппарата, применяемого для описания культурных феноменов (A.C. Ахиезер, М. Вебер, JI.H. Гумилев, А.Я. Гуревич, П.С. Гуревич,

Н.С. Злобин, Э.В. Ильенков, Ф.К. Кессиди, Н.И. Лапин, М.Ю. Лотман, В.М. Межуев, Дж. Мердок, B.C. Степин, Э. Тэйлор, Л. Уайт, G. Bateson). Разработана система понятий и категорий, позволяющая анализировать отдельные культурные феномены, и проводить сопоставления целостных культур;

- разработка понятийно-категориального аппарата и теоретических моделей, применяемых для описания управленческой культуры (A.C. Ахиезер, К.Г. Баллестрем, Е.М. Бабо-сов, A.B. Бадовский, Ю.М. Ботяков, М. Вебер, A.B. Волкова, Г.В. Голосов, М. Гмюр, B.C. Диев, О.И. Елизарова, В.В. Ильин, Э.Г. Карминес, Д. Коултер, A.B. Лифанов, А. Мель-виль, А.Ю. Малышев, A.C. Панарин, Ф.У. Паппи, К.В. Решетникова, Н.С. Розов, И.Л. Со-лоневич, Р. Хакфельд А.З. Фахрутдинова, G. Almond, R. Tuker, S. Verba). Показана специфика процесса управления но отношению к другим социальным явлениям. Выявлена зависимость отношений, возникающих в ходе управленческой деятельности, от культурно-исторических особенностей общества, в рамках которого эта деятельность осуществляется;

- описание социального мировоззрения и феномена мировоззренческих традиций на примерах науки, философии и религии (Р. Арон, Г.Х. Гадамер, П.П. Гайденко, В.П. Горан, А.Я. Гуревич, В.Н. Карпович, И.Т. Касавин, В.Ж. Келле, В.Е. Кемеров, Р.Дж. Коллингвуд, Г.Г. Майоров, К.Х. Момджян, М. Полани, А.Н. Савостьянов, Дж. Холтон, В.В. Целищев). Выявлена специфика развития мировоззренческих представлений и социальных институтов, направленных на поддержание духовной деятельности, определяемая целостным культурным контекстом, свойственным различным обществам. Проведен анализ феномена традиционности на примере духовной культуры;

- построение общих моделей исторического развития социума (Л.Н. Гумилев, К. Поп-пер, Н.С. Розов, Дж. Ролз, А.Дж. Тойнби, П.В. Чернов, А. Arblaster, J. Goudsblom). На основе анализа большого исторического материала предложено несколько альтернативных моделей, объясняющих механизмы социальной динамики. Проведено прогнозирование дальнейшего развития мирового сообщества, рассмотрено несколько основных тенденций такого развития;

- описание современной западной политической культуры (Г.В. Голосов, Х.Й. Зандкю-лер, A.B. Лифанов, С.Г. Кара-Мурза, А. Миттль, А.Г. Мысливченко, Р. Нисбет, A.C. Панарин, Дж. Ролз, В.И. Супрун, Р.П. Формизано, Ф. Фукуяма, А.П. Цыганков, В.В. Целищев, И.Б. Чубайс, G. Almond and S. Verba, D.J. Elazar, S.C. Patterson, R.D. Putnam). Показана специфика политических отношений и ценностных установок, свойственных современному западному обществу. Выявлена роль ценностных нормативов в регуляции политической жизни демократических государств;

- построение исторических моделей, объясняющих генезис западной политической культуры (Д.С. Бирюков, В.П. Волгин, В.П. Горам, С.Б. Кан, A.M. Каримский, TJI. Лабутина, В.А. Лекторский, Ж. Ле Гофф, В. Мазер, Г.И. Мусихина, А.Б. Резников, М. Спикер, И.Л. Солоневич, X. Хюртен, А.Ф. Филиппов, D. Bigongiari, М. Fried, R.D. Putnam). Предложены исторические модели, объясняющие причины формирования специфичных политических отношений на Западе. Показана роль религиозных, идеологических и научных представлений в построении государственно-политических отношений;

- исследование традиционных политических культур Африки, Азии, Латинской Америки и Кавказа (Ю.М.Ботяков, Э.Х. Панеш, P.P. Рахимов, У Сяоцю, У Тао, П.В. Чернов, G. Almond and S. Verba, S.S. Drake, R.R. Fagan, F.F. Clairmont, P.V. Kirch, R.I. Rotberg, R.H. Solomon, A.P. Zolberg). Проведен анализ политических отношений в контексте культуры, принципиально отличной от западной. Особое внимание уделяется проблеме формирования новых политических отношений во время трансформации традиционной культуры. На примере стран и регионов, находящихся в процессе перестройки системы политических отношений показано, что традиционная культура может быть как препятствием на пути социальных изменений, так и поддерживать определенные реформаторские тенденции;

- описание специфики политико-правовой культуры России (A.C. Ахиезер, A.B. Волкова, О.И. Елизарова, В.К. Кантор, С.Г. Кара-Мурза, И.И. Кравченко, Р.Дж. Макинтайр, Митрополит Иоанн (Снычев), И.К. Пантин, А.П. Прохоров, М.В. Рац, О. Савельзон, М.А. Сидоров, В.В. Согрин, М.В. Толстой, А.К. Черненко, П.В. Чернов, В.Г. Федотова, A.A. Френкин, И.Б. Чубайс, R. Rose, R. Tukcr). Выявлены принципиальные отличия политико-правовой культуры России как от культуры Запада, так и от традиционной политической культуры развитых азиатских государств. Проведен анализ проблем, возникающих в российском обществе при попытках проведения трансформации политических отношений по образцу западных демократических государств.

Однако большая часть этих работ не затрагивает проблему формирования конкретного государственно-политического аппарата в условиях доминирования какой-то определенной системы ценностей. Содержание большинству исследований ограничивается описанием влияния политических традиций на стереотип поведения чиновника или политика, тогда как структура властных отношений рассматривается как объект изучения лишь единичными авторами. Также не удалось обнаружить исследований, прямо посвященных проблеме переноса многопартийной политической системы в условия, кардинально отличающиеся от западных. Все работы, которые касаются трансляции демократического устройства в Россию, посвящены в основном проблеме толерантности к инакомыслию. В то же время толерантность еще не означает наличия многопартийной системы. Исходя из этого, можно говорить о том, что поставленная в данной диссертации проблема до настоящего времени не решена и продолжает оставаться актуальной.

Объект и предмет исследования Практическая и научно-теоретическая актуальность проблемы формирования и развития многопартийной системы в условиях традиционной политической культуры России обусловили объект, предмет, основные цели и задачи диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные процессы, обуславливающие формирование в обществе системы многопартийного устройства законодательной власти.

Предметом исследования является социально-культурный аспект в исследовании влияния традиционного политического мировоззрения России на формирование системы ценностей, которая определяет эффективность многопартийного государственного устройства страны.

Цель и задачи исследования Цель данной работы диссертант видит в том, чтобы исследовать традиционные ценностно-мировоззренческие основания, определяющие процесс формирования многоиаргий-ной системы в условиях современной политической культуры России. Задачами исследования являются:

1. провести анализ понятия "политическая культура" и "традиционная политическая культура", и обосновать целесообразность их использования для описания современных политических процессов;

2. определить специфику традиционной политической культуры Запада;

3. выявить и описать те общественные ценности, которые позволяют обеспечить эффективное функционирование многопартийной политической системы в условиях западной демократии;

4. описать ценностное содержание традиционной российской политической культуры в сопоставлении с политической культурой Запада;

5. выявить возможные тенденции развития мпогопартийной системы государственного устройства в условиях современной российской политической культуры.

Методологическая и теоретическая основы исследования Методологической основой диссертационного исследования является система фило-софско-методологических принципов, в основном, с социально-философским базисом, разработанных в трудах философов, историков, политологов и культурологов.

Поставленные в работе задачи могут быть решены при помощи использования таких основополагающих философских принципов, как принцип историзма, принцип социального взаимодействия, принципов социо-культурного подхода.

1. На основе принципа социального взаимодействия политическая культура может быть представлена как результат взаимного влияния нескольких противоборствующих воззрений. Сторонники каждого из этих воззрений создают свое, отличное от остальных, описание общества. В результате чего возникает несколько альтернативных представлений о сути исторического процесса, структуре общественных отношений, месте конкретного человека в общественной системе.

2. Важное значение для данного исследования имеет принцип историзма, требующий рассмотрение структуры общественного мировоззрения на различных этапах его становления и развития. Современное состояние общества и его отражение в сознании людей возникают вследствие исторического снятия предшествующих этапов социального развития. В соответствии с этим принципом необходимо рассматривать политическую идеологию как результат развития определенных ценностных принципов, проходившего в рамках исторического движения всего общества.

3. Применение принципов социо-культурного подхода к властным отношениям предполагает их описание в контексте целостного общества. Подобный подход исходит из идеи о том, что в каждом конкретном обществе существует своя, специфичная для данного образования, система отношений между отдельными элементами и процессами. Целостные характеристики общества определяют специфику взаимодействия между отдельными элементами. Из этого следует, что политические структуры, построенные на одинаковых принципах, но существующие в рамках различных обществ, будут качественно отличаться между собой. Применительно к данной диссертации делается утверждение, что политические партии, действующие в современной России, выполняют функции, качественно отличные от тех, которые присущи политическим партиям Запада. Это связано с наличием в каждом из этих регионов специфичной политической культуры. Именно такая культура выступает как характеристика целостной системы, задающая тип отношений между ее элементами.

Основные положения, обладающие новизной и выносимые на защиту:

1. Политическая культура — это совокупность реально действующих в обществе норм и обычаев управления, а под традиционной политической культурой подразумевается такая культура, которая основывается на стабильных стереотипах поведения и мышления, свойственных данному народу на протяжении всей его истории;

2. специфичными ценностями современной западной политической культуры являются стремление к рациональному управлению обществом на основе научно обоснованных доктрин и юридически формализованных законов, стремление к личной свободе индивидов, к гарантиям их прав на свободное высказывание своего мнения о государственном устройстве, стремление к экспансии своей культуры на территорию всего мира;

3. специфичными ценностями, позволяющими эффективно реализовывать принципы многопартийного устройства на Западе, являются независимость политической жизни от обыденной и религиозной морали, стремление к соответствию всех политических процессов формальному законодательству, представление о политическом плюрализме как о "нормальном" состоянии общества;

4. специфичными ценностями традиционной российской политической культуры являются представление о власти как об объединяющем начале, создающем социум из различных элементов, военно-аристократический идеал поведения представителей власти, командный принцип организации властной элиты, принцип чинопочитания, рассмотрение функций правителя как формы религиозного служения, идея мессианской роли российского государства в мировой истории;

В современной России возможны три тенденции развития многопартийной политической системы. Во-первых, возможно действительное установление в стране системы многопартийного политического устройства, но при условии полной потери культурной самостоятельности и, как следствие этого, растворение ее внутри политического пространства Запада. Во-вторых, возможен путь явного отказа от демократии при неизбежной в этом случае конфронтации с США и странами Западной Европы. И, в-третьих, возможно формальное сохранение принципов многопартийного устройства при изменении реального содержания этих принципов.

Теоретическое и научно-прикладное значение работы Теоретическое значение работы состоит в создании философской модели, описывающей процессы формирования, распространения и проявления политических культурных традиций. Методологическое значение исследования состоит в разработке понятийного аппарата, позволяющего анализировать ценностно-мировоззренческое содержание политических доктрин. Результаты данной работы могут иметь практическое значение для понимания политических процессов, происходящих в современной России. На основе выводов, полученных в этом исследовании, могут быть созданы рекомендации, направленные на оптимизацию деятельности политиков и профессиональных чиновников.

Апробация работы Основные положения и выводы диссертации докладывались на летней философской школе «Трансляция философского знания: наука, образование, культура» (Новосибирск,

2003); на летней философской школе «Риск в философском измерении» (Новосибирск,

2004); на региональной конференции «Образ гуманитарных и социальных исследований в XIX в.» (Новосибирск, 2004); на научном семинаре в Институте философии и права СО РАН (Новосибирск, 2003, 2004).

Результаты работы опубликованы в 6 печатных трудах. Из них тезисов — 2, статей - 3, монография-1.

Структура работы Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка. Первая и вторая глава состоят из трех параграфов каждая, третья главы состоит из двух параграфов.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная философия», Старков, Виктор Николаевич

Заключение

Одним из центральных понятий, введенных в диссертации, является понятие "традиционная политическая культура" - совокупность норм и методов управления, принятых в данном обществе и сохраняемых в течение длительного исторического периода в качестве элементов массового мировоззрения. Понятие традиционной политической культуры вводится на основании связанной с ним системы категорий. Прежде всего, в диссертации приводятся авторские представления о содержании понятия "традиция". Под традицией понимается социальный процесс, содержащий в своей основе комплекс исторически стабильных элементов, которые служат для постоянного возникновения новых общественных феноменов. Таким образом, традиция сочетает в себе свойства стабильности и динамичности. Общественные новации могут опираться на одну из устоявшихся традиций и, таким образом, продолжать ее развитие.

В данной работе развитие традиции описывается как социальная деятельность, опосредованная сознанием людей, участвующих в ней. Для того, чтобы описать осознание социальных процессов, происходящее на массовом уровне, необходимо применить понятие "мировоззрение". Под этим термином понимается достигшая концептуальной зрелости система представлений об устройстве мира и общества, а также о месте отдельных индивидов внутри этих структур. Мировоззрение содержит в себе определенные ценности, благодаря наличию которых осуществляется оценка происходящих событий индивидом или групповым социальным субъектом. Ценности могут быть как традиционными, так и динамически изменяемыми. Традиционные ценности характеризуются тем, что они передаются из поколения в поколение фактически без изменения. Любое стабильное общество имеет в составе своего мировоззрения традиционные ценности. В случае отказа от таких ценностей общество вступает в период высокой социальной нестабильности и рискует погибнуть.

Понятия "мировоззрение" и "традиция" связываются между собой при помощи категории "культура". Под культурой понимается совокупность конкретных действий и результатов этих действий, осуществляемых ради достижения каких-либо определенных ценностей. В качестве культурного феномена может быть описан любой социальный процесс. Спецификой такого описания будет акцентирование внимания исследователя на ценностных компонентах социальной деятельности. При таком подходе мировоззрение рассматривается как компонент культурного процесса. Мировоззрение служит источником тех ценностей, а также представлений о способах их реализации, которые задействованы в ходе практической деятельности. Однако мировоззрение изменяется под влиянием результатов практической деятельности, что ведет к возникновению социальных циклов взаимной обусловленности духовной и практической составляющих культуры.

Понятие политической традиции описывает те традиции, которые относятся к принятым в обществе властным отношениям. Существование в стране многовековых традиций государственного управления предполагает наличие в ней стабильных ценностей, включенных в отношения народа и властной элиты. Эти ценности обуславливают те идеалы, которые имеет народ относительно функций государственной власти. Политические традиции определяют совокупность существующих у народа ожиданий относительно того, какой должна быть система управления. Кроме того, политические традиции задают границы полномочий представителей властных структур, т.е. регламентируют те поступки, которые не должны делать носители власти. Важнейшим компонентом политических традиций являются символические стереотипы поведения, характерные для представителей властной элиты. Нормы поведения, выбор одежды, демонстративные жесты определяют отличие носителя власти от представителя управляемой массы. Если такие характеристики реального носителя власти не соответствуют массовым ожиданиям, то народ перестает воспринимать его в качестве легитимного источника приказов. Нарушение внешней символики может привести к возникновению феномена "бессилия власти".

Совокупность действующих в обществе политических традиций составляет политическую культуру. На основании представлений о традиционной политической культуре в данной работе проводится сопоставление западного и российского обществ. Такое сопоставление служит основанием для установления зависимости между доминирующей в политической культуре системой ценностей и эффективностью функционирования определенного типа властных отношений. Основное внимание в данной работе сосредоточено на исследовании общественно-политических и ценностно-мировоззренческих проблем, связанных с введением на территории современной России многопартийной системы государственного устройства.

В диссертации показано, что для западной политической культуры характерно ориентирование на рациональные методы управления обществом. Стремление действовать по четко фиксированным правилам приводит европейских и американских чиновников к необходимости опираться на определенные идеологические доктрины, так или иначе представляющие политический процесс. Это служит основанием для усиления в обществе роли идеологических конструктов. Западный чиновник или политик всегда идентифицирует себя с определенной идеологией. Тот же принцип начинает действовать и применительно к организации политической партии. Западная партия представляется ее членам как совокупность сторонников конкретной идеологической доктрины, объединенных ради ее осуществления. Кроме того, на Западе большое значение имеет принцип следования юридически формализованному законодательству. Подчинение законам представляет собой самостоятельную ценность, непосредственно не связанную с эффективностью практических результатов такого подчинения. Законодательное регулирование властных отношений оказывается на Западе более существенным, чем установление таких же отношений, основанное на нормах морально-нравственного сознания. Это приводит к тому, что отношения между участниками одной политической партии, а также между представителями различных партий, строится на формально-юридической основе. Важнейшей ценностью западной политической культуры является требование государственных гарантий личной свободы граждан. Применительно к политическому устройству эта ценность превращается в идею о необходимости наличия в обществе легальной политической оппозиции. Сам факт наличия оппозиции воспринимается политиками и народом западных стран как показатель демократичности общества, а ее отсутствие — как критерий тоталитарной диктатуры. В целом, для западной политической культуры наличие в государстве нескольких конкурирующих партий служит критерием "нормальности" общества. Многопартийная политическая система на Западе свертывается в момент политических кризисов и восстанавливается, когда кризис прекращается.

Мировоззренческие ценности, свойственные западной политической культуре, сформировались на протяжении нескольких исторических этапов. В качестве исходного источника таких ценностей может быть рассмотрено западное христианство. Христианская религия вырабатывает определенный тип отношений верующего к государству, который впоследствии отделяется от самой религии и превращается в самостоятельный социальный феномен. Католическая религия была ориентирована на создание формально-рациональных доктрин, объясняющих верующим все мироустройство, включая и устройство государства. Подобный рационализм опирался на тщательный анализ религиозных текстов, проведенный средствами формальной логики. Однако носителем рационального сознания была лишь незначительная часть средневекового католического общества - церковный клир. Остальные члены общества не получали возможности для рационального объяснения реальности и ограничивались выполнением обрядов. Подобное разделение общества послужило основой для формирования особого слоя профессионалов, в руках которых сосредоточилось государственное управление. Кроме того, в период доминирования католицизма возникла сохраняемая до сих пор установка на непрерывную экспансию западного мировоззрения за пределы Европы. В период Реформации происходит резкое изменение всей системы ценностей европейцев, включая ценности политического управления. Такое изменение затрагивает как протестантов, так и католиков. В основе мировоззрения протестантов лежит идея непосредственного обращения личности к Богу. Это приводит их к необходимости признания духовной свободы индивида от социального давления. Общество не может ни помочь, ни повредить личности на ее пути к Богу. Применительно к политическим ценностям такая установка трансформируется в идеологию либерализма, в рамках которой общество мыслиться как источник гарантий для личной свободы. Протестантизм усиливает требования католиков к рациональности мировоззрения. Вместо рационализации узкого слоя профессионалов протестантизм пропагандирует ценность разумного мышления среди всех последователей данной религии. Рациональность начинает мыслиться как показатель "избранности" данного человека. Критерием разумности мышления человека является для протестантов успешность в делах. Тот, кто успешен в своем бизнесе, рассматривается как избранник Бога. Протестантизм приводит к развитию тенденции на ослабление зависимости государства от морали и религии. Полное развитие этой тенденции в период Просвещенья дает идею независимости политических отношений от бытовой морали. Применительно к многопартийному устройству государства это порождает ценность политической терпимости - политика той или иной партии не рассматривается как критерий моральных оценок членов этой партии. Таким образом, основные ценности, на которые опирается многопартийное политическое устройство западного государства, уходят своими корнями в специфичный для данного общества тип религиозного мировоззрения. Вне этого мировоззрения политическая система западного общества оказывается неэффективной.

Российская политическая культура основывается на системе ценностей, отличных от тех, которые служат базисом для политической культуры Запада. Идеалом представителей политической власти в России является военно-аристократическая элита, со свойственным ей стереотипом поведения. Вместо формально организованных партий на территории России действуют политические команды. Политическая команда представляет собой совокупность людей, объединенных на основе неформальных отношений. Взаимодействия между такими людьми, а также их взаимодействия с внешними по отношению к команде лицам, строится на основе личностно-персонифицированных принципов. Власть рассматривается как особый вид собственности, принадлежащий политической команде. В России идеология не является критерием, существенным для организации группы политических сторонников. Смена идеологии не означает отказа от совместной политической деятельности. Политическая власть в российской культуре не отделяется от обыденной морали. Вместо формальных юридических критериев регуляции властных отношений, в нашей стране действуют нормы бытовой морали, построенные в соответствии с представлениями народа о справедливости. В России оказывается неэффективной идея о необходимости поддержания во властной системе политического плюрализма. Плюрализм политических мнений, и как следствие этого — плюрализм политических партий, воспринимается в массовой культуре как показатель слабости власти и ее неуверенности в собственных решениях. Поэтому многопартийность в нашей стране оказывается характеристикой кризисного, "ненормального" общества. Многопартийное политическое устройство принимается как временное в моменты перехода общества от одной формы правления к другой и ликвидируется после завершения такого перехода.

Современная Россия переживает попытку внедрения в ее управленческую систему принципов многопартийного государственного устройства. Подобная попытка была предпринята в результате стремления правительства скопировать на нашей территории государственное устройство западных демократических обществ. Однако многопартийное политическое устройство кардинально не соответствует тем ожиданиям относительно государства, которые предъявляются со стороны народа. В результате этого, в обществе можно выделить три основных тенденции политического развития. В первом случае возникает стремление к коренному изменению всей политической культуры страны. В случае успешного завершения этой тенденции Россия действительно станет жить в соответствии с нормами западной демократии. В то же время, такие кардинальные изменения политической культуры невозможны без осуществления глубинных ценностных сдвигов в сознании людей. Если такие сдвиги произойдут, то их последствия приведут к полной потери обществом своей исторической специфики и растворении его в составе Запада. Вторая тенденция состоит в отстаивании — своей культурной самоидентификации по пути усиления конфронтации с Западом. Сторонники этого пути предлагают полностью свернуть все демократические институты, включая многопартийное политическое устройство. Следствием развития этой тенденции будет изоляция страны с возможным возникновением серьезных военных конфликтов. Возможна третья тенденция — формальное сохранение многопартийности и институтов демократии при изменении их внутреннего содержания в соответствии с нормами традиционной российской культуры. В этом случае необходимо усиливать те политические движения, которые уже сейчас действуют на территории России. Однако вместо разделения партий по критерию их идеологической принадлежности возможно построение партийной системы, построенной на основании представительства общественных секторов. Такая форма организации будет напоминать принцип сословно-представительного общества, существовавшего в России до реформ Петра I. В этом случае возможно сглаживание крайностей двух первых тенденций с сохранением их преимуществ.

Результаты проведенного диссертационного исследования могут применяться при разработке системы рекомендаций для политиков и чиновников, действующих на территории России. Применение результатов данной работы позволит оптимизировать процесс политического управления в соответствии с существующими культурными традициями. Кроме того, работа имеет теоретическое значение для понимания механизмов формирования общественных культурных традиций и возникновения на их основе реально существующих государственных институтов.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Старков, Виктор Николаевич, 2005 год

1. Августин Аврелий. О граде Божием // Творения блаженного Августина Епископа Иппонийского. Часть 4. Издание второе. Киев: Типография И.П. Горбунова, 1905. кн. 8-13. 336 с.

2. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М.: Прогресс, 1993. 607 с.

3. Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства. М.: Росснэн, 1998.415 с.

4. Берже П., Помо П., Видаль К. Порядок в хаосе. М.: Мир, 1991. 367 с.

5. Болдин В.И. Крушение пьедестала. М.: Республика, 1995. 447 с.

6. Вебер М. Протестантская этика. М.: Изд-во ин-та научн. информ. по общест. наукам, 1972. 4.1. 178 с.

7. Вебер М. Протестантская этика. М.: Изд-во ин-та научн. информ. по общест. наукам, 1973. Ч.2., 4.3. 197 с.

8. Волгин В.П. Развитие общественной мысли во Франции 18 в. М.: Наука, 1977. С. 375 с.

9. Гадамер Х.Г. Истина и метод: основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988. 700 с.

10. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки: становление и развитие первых научных программ. М.: Наука, 1980. 565 с.

11. Гегель Г. Наука логики. // Г. Гегель Сочинения. М.: Соцэкгиз, 1937. Т. V. 715 с.

12. Гоббе Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Гоббс Т. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1991. Т.2. 735 с.

13. Голосов Г.В., Лифанов А.В. Либеральная традиция и концепция тоталитаризма. Новосибирск, 1992. 43 с.

14. Григорий VII. Торквемада. Савонарола. Лойола. Аввакум: биографические повествования // Сборник. 2-е изд. Челябинск: Урал LTD, 2000.495 с.

15. Гумилев JI.H. Этногенез и биосфера земли. СПб.: Кристал, 2001. 639 с.

16. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М.: Изд-во ACT, 2002. 799 с.

17. Гуревич А.Я. Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе. М.: Высшая школа, 1970. 224 с.

18. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М.: Искусство, 1972. 318 с.

19. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Известия, 2003. 606 с.

20. Диев B.C. Управленческие решения: неопределенность, модели, интуиция. Новосибирск, 2001. 195 с.

21. Злобин Н.С. Некоторые методологические вопросы культуры и культурной революции. М.: Наука, 1969. 259 с.

22. Зомбарт В. Социализм и социальное движение в XIX столетии. Ростов-на-Допу: Донская речь, 1905.124 с.

23. Зомбарт В. Идеалы социальной политики. СПб.: Типография Вольфа, 1906. 63 с.

24. Зомбарт В. Современный капитализм. М.-Л.: Госполитиздат, 1929-30. Т.З. 604 с.

25. Ильенков Э.В. Об идолах и идеалах. М.: Политиздат, 1968. 319 с.

26. Ильенков Э.В. Философия и культура. М.: Политиздат, 1991. 464 с.

27. Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении. М.: РОССПЭН, 1997. 464 с.

28. Ильин В.В., Панарин A.C., Бадовский A.B. Политическая антропология. М.: Изд-во МГУ, 1995.254 с.

29. Ильин В.В., Ахиезер A.C. Российская цивилизация: Содержание. Границы. Возможности. М.: Изд-во МГУ, 2000. 301 с.

30. Кальвин Ж.О христианской жизни. М.: Протестант, 1995. 127 с.

31. Кальвин Ж. Наставления в христианской вере. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1997. Т. 1. 582 с.

32. Каменский З.А. Философские идеи русского Просвещенья. М.: Мысль, 1971. 396с.

33. Кан С.Б. История социалистических идей (до возникновения марксизма). М.: Высшая школа, 1967. 279 с.

34. Кара-Мурза С. Г. Евроцентризм Эдипов комплекс интеллигенции. М.:. Алгоритм, 2002. 255 с.

35. Кара-Мурза С.Г. Идеология и мать ее наука. М.: Алгоритм, 2002. 255 с.

36. Каримский A.M. Революция 1776 года и становление американской философии. М.: Мысль, 1976. 296 с.

37. Касавин И.Т. Познание в мире традиций. М.: Наука, 1990. 206 с.

38. Католицизм и политика // Сб. обзоров АН СССР. М.: Изд-во ин-та научн. информ. по обществ, наукам, 1983. 262 с.

39. Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. М.: Наука, 1980. 485 с.

40. Конт О. О духе позитивной философии. СПб., 1910.

41. Кубанов A.A., Старков В.Н. Культура власти. Новосибирск: Ника, 2003. 191 с.

42. Кун Т. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1975. 300 с.

43. Курочкин П.К. Социальная позиция русского православия. М.: Прогресс, 1969. 320 с.

44. Латкин В.Н. Земские Соборы Древней Руси сравнительно с западно-европейскими представительными учреждениями. СПб., 1885. Ч. 1.

45. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М.: Прогресс, 1992.

46. Либерализм, консерватизм, марксизм. Проблемно-тематический сборник. М.: ИНИОН РАН, 1998. 166 с.

47. Либерализм Запада. XVII-XX века. М.: Институт всеобщ, ист. 1995. 227 с.

48. Либеральная традиция в США и ее творцы. М.: Изд-во МГУ, 1997. 320 с.

49. Лифанов A.B., Малышев А.Ю. Путеводитель по партиям современной России. Новосибирск, 1995. 115 с.

50. Локк Дж. Два трактата о правлении // Локк Дж. Сочинения: В 3 т. М., 1988. Т.З. 560 с.

51. Лотман Ю.М. Статьи по типологии культуры. Тарту: Изд-во Тарт. ун-та, 1970. 106 с.

52. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров: Человек-текст-семиосфера-история. М.,1999. 447 с.

53. Лютер М. Избранные произведения. СПб.: Андреев и согласие, 1994. 429 с.

54. Мазер В. Адольф Гитлер. 2-е изд. Минск: ООО "Попурри", 2002. 495 с.

55. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии: латинская патристика. М.: Мысль, 1979.431 с.

56. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., 1955. 2-е изд. Т.З. 630 с.

57. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 419-459.

58. Межу ев В.М. Культура и история: проблема культуры в философско-исторической теории марксизма. М.: Политиздат, 1977. 199 с.

59. Миль Дж. С. Утилитарианизм. О свободе. Спб., 1900.

60. Митрополит Иоанн (Снычев). Русская симфония. СПб.: Изд-во Царское дело, 2002. 568 с.

61. Монтескье Ш.Л. О духе законов. М.: Мысль, 1997. 672 с.

62. Махнач В., Владимиров Л. Параметры христианской политики. М.: Одигитрия,2000. 127 с.

63. Нарский И.С. Диалектическое противоречие и логика познания. М.: Наука, 1969. 246 с.

64. Никольский Н.М. История русской Церкви. М.: Политическая литература, 1985. 447 с.

65. Основы марксистско-ленинской теории культуры. М.: Высш. школа, 1976. 303 с.

66. Полани М. Личностное знание. На пути к построению критической философии. М.: Иностр. лит., 1985. 344 с.

67. Полное собрание русских летописей. М., 1926.

68. Поппер К. Открытое общество и его враги: В 2 т. М.: Изд-во между народ. Фонда "Культурная инициатива", 1992. Т.1 446 е., Т.2 525 с.

69. Печчеи А. Человеческие качества, пер. с англ. М.: Прогресс, 1980. 302 с.

70. Прусаков В.Н. Оккультный мессия и его рейх. М., 1992.

71. Резников А.Б., Великовский С.И., Данилевич И.В. и др. Социал-демократический и буржуазный реформизм в системе государственно-монополистического капитализма. М.: Наука, 1980. 446 с.

72. Розов Н.С. Структура цивилизации и тенденции мирового развития. Новосибирск: Изд-во Новосиб. гос. ун-та, 1992. 215 с.

73. Розов Н.С. Начала рациональной философии истории. Новосибирск: Изд-во ИГУ, 2000. Вып. 5. 232 с.

74. Розов Н.С. Философия и теоретическая история. Кн. I. М.: Логос, 2002. 655 с.

75. Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1995. 535 с.

76. Ростов Н. Духовенство и русская контрреволюция конца династии Романовых. М., 1930.

77. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1988.

78. Савостьянов А.Н. Идеальные объекты в структуре мировоззренческой традиции. Новосибирск: Изд-во СО РАМН, 2003. 146 с.

79. Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII века. J1.: Наука, 1988. 255 с.

80. Современный либерализм: Ролз, Берлин, Дворкин, Кимлика, Сэндел, Тейлор, Уолдрон. М.: Прогресс-Традиция, 1998. 248 с.

81. Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. М.: Правда, 1989. 767 с.

82. Солоневич И.Л. Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. М.: Москва, 2003. 406 с.

83. Сысоева H.A., Новокрещенов A.B., Фахрутдинова А.З. Электоральное поведение: американские теории и российская практика. Красноярск: Изд-во КГУ, 2001. 257 с.

84. Теоретические проблемы формирования правовой системы в России. Новосибирск: Наука, 1999.208 с.

85. Тихомиров J1.A. Монархическая государственность. Петроград, 1923.

86. Тойнби А. Дж. Постижение истории. М.: Прогресс, 1991. 731 с.

87. Толстой М.В. История русской Церкви. Издание Валаамского монастыря, 1991.

88. Тэйлор Э. Первобытная культура. М.: Мысль, 1939. 324 с.

89. Хитров М. Святой благоверный князь Александр Невский. СПб: Лениздат, 1992.

90. Холтон Дж. Тематический анализ науки. М.: Прогресс, 1981. 383 с.

91. Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992. 430 с.

92. Цицерон. Диалоги: О государстве. О законах. М.: Наука 1966. 224 с.

93. Черненко А.К. Философия права. Новосибирск: Наука, 1998. 152 с.

94. Чернов П.В. Россия: этногеополитические основы государственности. М.: Восточная литература, 1999. 208 с.

95. Чернов П.В. Новый геополитический передел Мира: Что будет с Россией? М.: Изд-во Восточная литература, 2003. 287 с.

96. Черной J1.C. Экономика. Рынок. Государство. Что нужно сделать, чтобы возродить Россию. М.: Наука, 2000.

97. Шевченко В.Н. Социально-философский анализ развития общества. М.: Высшая школа, 1984. 128 с.

98. Шпенглер О. Закат Европы: В 2 т. Новосибирск: Наука, 1993. 593 с.

99. Электоральная политология: теория и опыт России. СПб.: Изд-во СпбГУ, 1998. 203 с.

100. Этнические аспекты власти. Сборник статей. СПб: Изд-во С.-Петербургского гос. ун-та, 1995. 241 с.

101. Arblaster A. The rise and the decline of western liberalism. Oxford, 1984.

102. Almond G., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton, 1963. 498 p.

103. Attali J. Lignes d'horizon. P., 1990.

104. Comparative Politics Today: A World View / G.A. Almond (ed.). Boston; Toronto: Little, Brown. 1974. 389 p.

105. EJazar D.J. American Federalism: The View from the State. N.Y., 1984.

106. Fagan R.R. The transformation of Political Culture in Cuba. Standford, 1969.

107. Fried M. Evolution of Political Society. N.Y.: Random House, 1967.

108. Putnam R.D. Making Democracy Work: Civic Traditions in Modern Italy. Princeton, 1993.

109. Solomon R.H. Mao's Revolution and the Chinese Political Culture. Berkeley, 1971.

110. The political ideas of st. Thomas Aqinas. Representative Selections / Edited with an introduction by Dino Bigongiari. N.Y., 1953.

111. Tuker R. Political Culture and Leadership in Soviet Russia. N. Y.; L., 1987.

112. Weber M. Economy and Society // Ed. By Guenter Roth and Klaus Wittich. N.Y.: Bedminster Press, 1968.1. Статьи:

113. Ахиезер A.C. Как искать специфику российского общества, или Было ли осевое время в России // Рубежи. 1998. № 3-4.

114. Ахиезер A.C. Двоевластие форма социокультурной патологии // Ильин В.В. Ахиезер A.C. Российская цивилизация: Содержание. Границы. Возможности. М., 2000.

115. Ахиезер A.C. Специфика российской политической культуры и предмета политологии (Историко-культурное исследование) // Политическая культура, 2002, Т. 7, № 3-е. 51-77.

116. Бабосов Е.М. Методологические проблемы исследования стратификационной динамики постсоветского общества // Личность. Культура. Общество. М., 2002. Г. IV. Вып. С. 37-50.

117. Баллестрем К.Г. Церковь и демократическая культура: проблема адаптации и конфликты // Вопросы философии, 2002. № 1. С. 67-77.

118. Бжезинский 3. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы). М., 1999.

119. Бжезинский 3. Вне контроля. Глобальный беспорядок накануне XXI века. // CIIIA-ЭПИ, 1994. №4. С. 112-132.

120. Бирюков Д.С. Становление либерализма и консерватизма и начальные этапы выделения их разновидностей // Философия: История и современность. Новосибирск, 2003. С. 71-90.

121. Борзенков В.Г., Юдин Б.Г. Человек как объект комплексного, междисциплинарного исследования: методологические аспекты // Личность. Культура. Общество. М., 2002. Т. IV. Вып. 3-4. С. 10-37.

122. Ботяков Ю.М. Некоторые аспекты традиционной политической культуры туркмен (XIX XX вв). // Этнические аспекты власти. С. 189-211.

123. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Протестантская этика. М.: Изд-во ин-та научн. информ. по общест. наукам, 1972. Ч. 1. С. 43-111.

124. Вебер М. Профессиональная этика аскетического протестантизма // Вебер М. Протестантская этика. М.: Изд-во ин-та научн. информ. по общест. наукам, 1973. Ч. 2. С. 7-114.

125. Вебер М. Протестантские секты и дух капитализма// Вебер М. Протестантская этика., 1973. Ч. 3. С. 265-293.

126. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. // Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.

127. Волкова A.B. Особенности культуры политических выборов в России // Электоральная политология: теория и опыт России. СПб: Изд-во СпбГУ, 1998. С. 194-206.

128. Гейман Л.Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении // Вопросы философии, 2001. № 3. С. 3-10.

129. Гмюр М. Национальная специфика теории организации // Проблемы теории и практики управления, 2000. № 3. С. 34-38.

130. Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов // Полис. 1997. №4. С.30-48.

131. Горан В.П. Философия. Что это такое? // Философия науки. Новосибирск, 1996. № 1(2).

132. Горан В.П. О социально-исторической обусловленности генезиса греческой философии // Гуманитарные науки в Сибири. № 1. 1997.

133. Горан В.П. Философия первых софистов и начало кризиса древнегреческой демократии // Материалы летней философской школы "Голубое озеро". Новосибирск, 2003. с. 20-32.

134. Громыко Ю.В. Деятельностиый подход: новые линии исследований // Вопросы философии, 2001. №2. С. 116-121.

135. Гуревич П.С. Бессознательное как фактор культурной динамики // Вопросы философии, 2000. № 10. С. 37-42.

136. Далммар Ф. Глобальная этика: преодоление дихотомии «универсализм» -«партикуляризм». // Вопросы философии, 2003. № 3. С. 13-30.

137. Диев B.C., Фахрутдинова А.З. Неорационализм в современном управлении // Социальная философия и социальная инженерия. Научные труды межвузовского методологического семинара. СибАГС, Новосибирск, 1998. С. 6-16.

138. Елизарова О.И. Образы государства и нации в политической культуре современной России // Политическая культура. М., 2002. Т. 7. № 3. С. 92-1II.

139. Зандкюлер Х.Й. Демократия, всеобщность права и реальный плюрализм // Вопросы философии, 1999. № 2. С. 35-51.

140. Идеология // Философский словарь. М.: Изд-во ACT, 2002. С. 189-192.

141. Кантор В.К. Русское православие в имперском контексте: конфликты и противоречия // Вопросы философии, 2003. № 7. С. 3-22.

142. Карминес Э.Г., Хакфельд Р. Политическое поведение: общие проблемы // Политическая наука: новые направления: Пер. с англ. М.: Вече. 1999. С. 27-54.

143. Карпович В.Н. Социальная эпистемология и принятие решений в демократическом научном сообществе // Философия: история и современность. Новосибирск, 2003. С. 13-22.

144. Келле В.Ж. К вопросу о перспективах социальной философии в России XXI века // Личность. Культура. Общество. М., 2002. Т. IV. Вып. 3-4. С. 52-57.

145. Кемеров В.Е. Социальная философия в современном мире //Личность. Культура. Общество. М., 2002. Т. IV. Вып. 3-4. С. 69-76.

146. Кессиди Ф.К. Глобализация и культурная идентичность // Вопросы философии, 2003. № 1.С. 80-88.

147. Киселев И.Ю. Образ государства в международных отношениях и социальное познание // Вопросы философии, 2003. № 5. С. 3-13.

148. Кравченко И.И. Модернизация мира и сегодняшней России. Выход из кризиса // Вопросы философии, 2002. № 9. С. 3-20.

149. Коултер Д. Культурные различия и управление // Проблемы теории и практики управления, 1997. № 3. С. 87-90.

150. Кубанов A.A. Традиционный культурный генотип политической власти в России // Философия: История и современность. Новосибирск, 2003. С. 91-110.

151. Лабутина Т.Л. Предшественники английских либералов: Стратегия и тактика вигов в начальный период их деятельности // Европейский либерализм в Повое время: Теория и практика. М., 1995. С. 27-36.

152. Лапин Н.И. Проблема социокультурной трансформации // Вопросы философии, 2000. № 6. С. 3-48.

153. Лекторский В.А. Христианские ценности, либерализм, тоталитаризм, постмодернизм //Вопросы философии, 2001. №4. С. 3-10.

154. Макинтайр Р.Дж. Структурные корни провала реформ в Восточной Европе: дарвиновская цель и порочный отбор // Проблемы теории и практики управления, 1996. №5. С. 8-13;

155. Манштейн H.A. Принцип избранности в иудейском мировоззрении в III в. до н.э. — IV в. н.э. // Новосибирск, Материалы XXXIV международной научной студенческой конференции, 1996. с. 63-64.

156. Маркс К. Предисловие к критике политической экономии // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 13.

157. Мельвиль А. Политические ценности и политические институты // Россия политическая. М.: Моск. центр Карнеги, 1998.

158. Мердок Дж. Фундаментальные характеристики культуры // Антология исследований культуры. СПб., 1994.

159. Миттль А. Дилеммы глобализации. Социумы и цивилизации: иллюзии и риски // Вопросы философии, 2002. № 9. С. 178-182.

160. Момджян К.Х. О ситуации в современном теоретическом обществознании или кризис фрагментации и как с ним бороться // Личность. Культура. Общество. М., 2002. Т. IV. Вып. 3^1. С. 76-92.

161. Мусихина Г.И. Соотношение авторства и традиции: философское осмысление и властная реальность Германии и России конца XVIII начала XX века // Вопросы философии, 2002. № 10. С. 62-75.

162. Мысливченко А.Г. Западная социал-демократия: тенденции обновления и модернизации // Вопросы философии, 2001. № 11. С. 3-15.

163. Нисбет Р. Либерализм и стремление к власти // Либерализм, консерватизм, марксизм. Проблемно-тематический сборник. -М.: ИНИОН РАН, 1998.

164. Панарин A.C. Постмодернизм и глобализация: проект освобождения собственников от социальных и национальных обязательств // Вопросы философии, 2003. № 6. С. 16-37.

165. Панеш Э.Х. Традиции в политической культуре народов северо-западного Кавказа // Этнические аспекты власти. Сборник статей. СПб: Изд-во С.-Петербургского гос. ун-та, 1995. С. 13-35.

166. Пантин И.К. Проблема самоорганизации России: исторические перспективы // Вопросы философии, 1999. № 10. С. 7-18.

167. Паппи Ф.У. Политическое поведение: мыслящие избиратели и многопартийные системы// Политическая наука. Новые направления: Пер. с апгл. М.: Вече, 1999.

168. Пирогов К.С. Еще раз о предмете социальной философии // Личность. Культура. Общество. М., 2002. Т. IV. Вып. С. 63-69.

169. Прохоров А.П. Русская модель управления: компромисс между системой и населением // Вопросы философии, 2003. № 3. С. 42-53.

170. Рахимов P.P. Концепции лидерства в культуре таджиков // Этнические аспекты власти. С. 138-189.

171. Рац М.В. К концепции открытого общества в современной России // Вопросы философии, 1999. № 2. С. 23-35.

172. Рац М.В. Воинствующий рационализм или разумная рациональность? // Вопросы философии, 2002. № 6. С. 19-29.

173. Решетникова К.В. Теоретико-методологические основы позиционных конфликтов //Личность. Культура. Общество. М., 2002. Т. IV. Вып. 3^1. С. 192-206.

174. Розов М. А. О понятиях деятельности и активности при анализе познания // На теневой стороне. Новосибирск: Изд-во НГОНБ, 1996. С. 182-194.

175. Савельзон О. Культура принятия решения как фактор прогресса России // Вопросы философии, 2003. № 10. С. 31-45.

176. Сидоров М.А. Несостоявшаяся русская Реформация //Двадцать два. Иерусалим, 1999. - № 13.-С. 140-158.

177. Слободчиков В.И. Деятельность как онтологическая категория (о различении онтологического и гносеологического статуса деятельности) // Вопросы философии, 2001. №3. С. 48-58.

178. Согрин В.В. Уроки российской истории и современные реформы // Вопросы философии, 2002. № 11. С. 3-24.

179. Соловьев Э.Ф. Секуляризация — историцизм марксизм (тема человекобожия и религии прогресса в философской публицистике С.Н. Булгакова) // Вопросы философии, 2001. № 4. С. 31-38.

180. Солоневич ПЛ. Так что же было в Германии?. // Солоневич И.Л. Коммунизм, национал-социализм и европейская демократия. С. 58-95.

181. Спикер М. Христианство и свободное конституционное государство // Вопросы философии, 2001. № 4. С. 38-47.

182. Старков В.Н. Формирование многопартийной системы в современной России // Материалы летней философской школы «Трансляция философского знания: наука, образование, культура». Новосибирск, 2003. С. 144-145.

183. Старков В.Н. Социально-культурные аспекты формирования многопартийной системы в современной России // Философия: история и современность. Новосибирск, 2003. С. 110-125.

184. Старков В.Н. Западная политическая культура как фактор формирования многопартийной системы политического устройства // Образ гуманитарных и социальных исследований в XIX в. Новосибирск, 2004. С. 118-124.

185. Старков В.Н. Формирование многопартийной системы государственного управления: основные тенденции и возможные риски // Материалы летней философской школы «Риск в философском измерении». Новосибирск, 2004. С. 114-116.

186. Старков В.Н. Понятие «политическая культурная традиция» и его применение для описания политической ситуации в современной России. // Вестник НГУ, 2004 (в печати).

187. Степин B.C. Культура// Вопросы философии, 1999. № 8. С. 61-71.

188. Топорнин Б.Н. Сильное государство объективная потребность времеии // Вопросы философии, 2001. № 7. С. 3-25.

189. У Сяоцю Экономический рост Китая и главные принципы управленческой политики // Проблемы теории и практики управления, 2000. № 1. С. 30-39.

190. У Тао Китай: 20 лет политики реформ и открытости // Проблемы теории и практики управления, 1999. № 5. С. 13-19.

191. Уайт JI. Понятие культуры. Энергия и эволюция культуры // Антология исследований культуры. СПб., 1994.

192. Хюртен X. Церковная политика Третьего Рейха // Вопросы философии, 2001. № 5. С. 50-56.

193. Фахрутдинова А.З. «Абсолютные предпосылки» Р. Дж. Коллингвуда как фактор формирования программ научного исследования // Проблемы методологии науки. Новосибирск, 1982. С. 61-68.

194. Федотова В.Г. Когда нет протестантской этики // Вопросы философии, 2001. № 10. С. 27-45.

195. Филиппов А.Ф. Естественное право в концепции Фомы Аквинского // История теоретической социологии. М.: Наука, 1995. С. 90-100.

196. Формизано Р.П. Понятие политической культуры // Политическая культура, лето 2002. С. 111-147.

197. Френкин A.A. Национал-либерализм // Вопросы философии, 1999. № 1. С. 18-27.

198. Френкин A.A. Правое политическое сознание // Вопросы философии, 2000. № 5. С. 3-15.

199. Френкин A.A. Уровни правого сознания // Вопросы философии, 2001. № 9. С. 2536.

200. Фромм Э. Из плена иллюзий. // Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992. С. 336-354.

201. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии, 1990. № 3. С. 134-148.

202. Целищев В.В. Наука в демократическом обществе. // Философия: История и современность, 2001-2002. С. 3-13.

203. Целищев В.В. Наука и социальные ценности: социальная и концептуальная структура научного дискурса // Философия: История и современность, 2003. С. 3-13.

204. Цыганков А.П. Несостоявшийся диалог с Фукоямой о западных идеях, многокультурном мире и ответственности интеллектуалов // Вопросы философии, 2002. № 8. С. 3-24.

205. Чубайс И.Б. Россия и Европа: идейно-идентификационный анализ (заметки консерватора). // Вопросы философии, 2002. № 10. С. 29-44.

206. Almond G. Comparative Political Systems// J. of Politics. XVIII. 1956. P. 376-398.

207. Bateson G. Morale and National Character// Civilian Moral. Ed. By G. Watson, 1942. P. 43-56.

208. Bateson G. Culture Contact and Schismogenesis // Man. 1935. Vol. 35. P. 73-89.

209. Drake S.S. Traditional authority and social action in former British West Africa // Africa: Social problems of change and conflict. California, 1965.

210. Clairmont F.F. Ces deux cents Sociétés qui contrôlent le monde. LMD. IV, 1997.

211. Hobsbawm E. Introduction: Inventing Traditions // The Invention of Tradition / E. Hobsbawm, T. Ranger (eds). Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1983.

212. Goudsblom J. Human History and Long-Term Social Processes: Toward a Synthesis of Chronology and Phaseology // Goudsblom J., Jones E., Mennel S. The Course of Human History: Economic Growth, Social Process, and Civilization. M.E. Sharp, 1996.

213. Kirch P.V. Circumscription Theory and Sociopolitical Evolution in Polynesia. // American Behavioral Scientist, 1988. Vol. 31. P. 416-427.

214. Lipset S.M., Rokkan S. Cleavage Structures, Party Systems and Voter Alignments // Lipset S.M., Rokkan S. (eds.). Party Systems and Voter Alignments. N.Y.: Free Press, 1967. P. 45-64.

215. Patterson S.C. The Political Culture of the American States // J. of Politics. XXX. 1968. P. 198-212.

216. Rotberg R.I. Social Capital and Political Culture in Africa, Asia, Australasia, and Europe//J. of Interdisciplinary History. XXIX. 1990. P. 339-342.

217. Rose R. Prospects for Democracy in Postcommunist Europe // Developments in Central and East European Politics / S. White, J. Batt, P.G. Lewis (eds). Vol. 2. Basingstoke: Macmillan, 1998. P. 276-295.

218. Wilkinson D. Central Civilization // Comparative Civilization Review. 1987. Vol. 17. P. 31-59.

219. Zolberg A.P. The structure of political conflict in the New States of Tropical Africa // The American Political Science Review. 1968. Vol. 65.

220. Авторефераты и диссретации 1. Лифанов A.B. Политическая борьба как объект философско-социологического анализа. // Автореф. дис. канд. филос. наук. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1989. 16 с.

221. Супрун В.И. Методологические и мировоззренческие основания современной буржуазной футурологии. Критический анализ // Автореф. дис. д-ра филос. наук. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. 48 с.

222. Резников А.Б. Чартистское движение 1842 г. // Автореф. дис. канд. истор. наук. М., 1962. 17 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.