Постнатальная нейротропная активность β-казоморфинов: Регуляция поведения взрослых и новорожденных млекопитающих тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.00.13, доктор биологических наук Дубынин, Вячеслав Альбертович

  • Дубынин, Вячеслав Альбертович
  • доктор биологических наукдоктор биологических наук
  • 2001, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ03.00.13
  • Количество страниц 387
Дубынин, Вячеслав Альбертович. Постнатальная нейротропная активность β-казоморфинов: Регуляция поведения взрослых и новорожденных млекопитающих: дис. доктор биологических наук: 03.00.13 - Физиология. Москва. 2001. 387 с.

Оглавление диссертации доктор биологических наук Дубынин, Вячеслав Альбертович

ВВЕДЕНИЕ.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1. Синтетические и эндогенные лиганды опиоидных рецепторов.

2. Экзорфины - опиоидные пептиды пищевого происхождения.

3. Казоморфины - фрагменты казеинов молока.

4. Опиоидные свойства Р-казоморфинов.

5. Образование Р-казоморфинов в ЖКТ; возможности проникновения через кишечный и гемато-энцефалический барьеры.

6. Исследование нейротропной активности Р-казоморфинов.

7. Другие физиологические эффекты Р-казоморфинов.

8. Представления о функциональном значении Р-казоморфинов.

9. Опиоидные рецепторы: их разнообразие и общая характеристика структуры

10.Влияние опиоидов и опиоидных рецепторов на другие медиаторные системы.

11. Онтогенез опиоидной системы мозга.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

1. Влияние Р-казоморфина-7 и его аналогов на болевую чувствительность взрослых животных.

2. Влияние Р-казоморфина-7 и его аналогов на болевую чувствительность взрослых животных.

3. Влияние Р-казоморфина-7 на соотношение исследовательских и пассивно-оборонительных компонентов поведения крыс.

4. Влияние Р-казоморфина-7 и его аналогов на различные виды обучения экспериментальных животных.

5. Влияние Р-казоморфинов на длительность кардиоинтервалов крыс в стрессогенных и нестрессогенных условиях.

6. Нейротропное действие Р-казоморфина-7 на фоне фармакологически измененнного состояния мозга крыс.

7. Поведенческие эффекты интраназально вводимого Р-казоморфина-7.

8. Исследование нейротропной активности экзорфинов не-молочного происхождения.

9. Влияние Р-казоморфина-7 на компоненты материнского поведения белых крыс.

10. Однократное введение Р-казоморфина-7 детенышам крыс: влияние на ноцицепцию и двигательную активность.

11. Однократное введение Р-казоморфина-7 детенышам крыс: влияние на уровень тревожности.

12. Однократное введение Р-казоморфина-7 детенышам крыс: влияние на зависимое от самки поведение.

13. Отставленные нейротропные эффекты Р-казоморфина-7, хронически вводимого детенышам белых крыс в 1-14 дни жизни.

14. Отставленные нейротропные эффекты Р-казоморфина-7, вводимого детенышам белых крыс в 10-23 и 21-3-14 дни жизни.

15. Отставленные нейротропные эффекты аналогов Р-казоморфина-7, укороченных с С- и N-конца.

16. Отставленные нейротропные эффекты малых доз морфина и налоксона, хронически вводимых детенышам белых крыс.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

1. Экзорфины и болевая чувствительность.

2. Экзорфины и двигательная активность.

3. Эффекты экзорфинов в стрессогенных условиях.

4. Экзорфины и обучение.

5. Влияние p-казоморфинов на материнско-детское взаимодействие.

6. Эффекты хронического введения p-казоморфинов детенышам крыс.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физиология», 03.00.13 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Постнатальная нейротропная активность β-казоморфинов: Регуляция поведения взрослых и новорожденных млекопитающих»

Известно, что пептидные регуляторы - это, как правило, вещества эндогенного происхождения. Возникая из белков-предшественников в различных тканях, они действуют непосредственно в месте образования, играя роль модуляторов различных процессов (например, в нервной системе). Кроме того, пептиды могут переноситься кровью и другими жидкими средами, выполняя гормональную функцию (Ашмарин, Каразеева, 1999; Угрюмов, 1999). Однако есть и другой путь появления регуляторных пептидов в организме -проникновение через желудочно-кишечный тракт. Показано, что даже в норме ди- и трипептиды способны проходить из полости кишечника в кровь. При повреждениях слизистой в результате заболеваний либо стресса в плазму попадают и гораздо более длинные молекулы (Гмошинский, 1997). Но особенно характерно проникновение внутрь организма пептидов и даже белков пищевого происхождения для новорожденных млекопитающих (Зуфаров, 1998).

Для каждой из таких молекул существует вероятность проявления регуляторных свойств - то есть способности влиять на физиологическое состояние различных клеток и органов. Особенно важно учитывать подобную возможность в тех случаях, когда речь идет о белках, самой природой предназначенных для питания - а именно, о казеинах молока. В настоящее время показано, что в результате ферментативной деградации молекул а-, (3- и к-казеинов могут образовываться десятки фрагментов, проявляющих иммуно-модулирующую, нейротропную, антитромботическую, антигипертензивную и другие виды физиологической активности (Lemieux, Amiot, 1990; Meisel, 1997). Наиболее известными из них являются опиоидные пептиды - так называемые казоморфины (Teschemacher et al., 1997), а среди казоморфинов - (3-казоморфины (фрагменты р-казеина). Последние отличаются высокой устойчивостью к протеолизу и наибольшим среди пептидов пищевого происхождения сродством к опиоидным рецепторам (в первую очередь, ji-типа).

Существует предположение, что аминокислотная последовательность Р-казоморфинов не просто "случайно совпадает" с первичной структурой эндорфинов, но является результатом определенного эволюционного процесса. В соответствии с этим представлением сформулирована гипотеза о способности Р-казоморфинов регулировать деятельность и созревание различных систем организма новорожденного, питающегося материнским молоком (Teschemacher, Koch, 1990; Meisel, 1997).

Все сказанное служит предпосылкой для изучения структурно-конформационных, биохимических и физиологических свойств Р-казоморфинов. В настоящее время доступная библиография по этой проблеме составляет около 250 статей. Однако их анализ показывает, что данные о функциональных характеристиках Р-казоморфинов остаются весьма отрывочными и фрагментарными. Почти все проведенные исследования выполнены на взрослых животных, причем основная часть публикаций посвящена анальгетическим свойствам пептидов данной группы, а также их способности влиять на моторику кишечника. В результате сколько-нибудь полное представление о нейротропной активности Р-казоморфинов отсутствует. Более того, такой важнейший вопрос, как их влияние на состояние и развитие детенышей млекопитающих, остается практически не изученным, несмотря на обнаружение Р-казоморфинов в плазме крови и мозге новорожденных (Umbach et al., 1985; Pasi et al., 1993). Еще одной специфической проблемой является возможное действие р-казоморфинов, проникающих в кровь из молочной железы, на организм кормящих матерей (Renlund et al, 1993).

Таким образом, целью настоящей работы явилось систематическое изучение нейротропных свойств Р-казоморфинов на взрослых экспериментальных животных (белые крысы), а также анализ острого и отставленного действия, которое пептиды данной группы оказывают на поведение детенышей. В соответствии с целью исследования были поставлены следующие основные задачи:

1. Изучить действие системно вводимых Р-казоморфинов на болевую чувствительность, двигательную активность и тревожность экспериментальных животных, а также их способность к обучению.

2. Изучить влияние p-казоморфинов на характеристики материнско-детского взаимодействия белых крыс.

3. Изучить развитие поведенческих последствий однократного применения Р-казоморфинов в онтогенезе (при введении детенышам разного возраста).

4. Изучить отставленные нейротропные эффекты Р-казоморфинов, хронически вводимых новорожденным белым крысам.

Кроме того, была предпринята попытка проанализировать механизмы действия Р-казоморфинов с применением их аналогов, укороченных с С- и N-концов (в последнем случае происходит резкое ослабление опиоидных свойств пептида), на фоне введения неспецифического блокатора опиоидных рецепторов налоксона, а также после инъекции препаратов, изменяющих уровень активности дофаминергической системы. В ряде экспериментов активность Р-казоморфинов сравнивалась с последствиями введения других опиоидных пептидов пищевого происхождения (фрагментов глютена пшеницы и гемоглобина) и действием специфического (i-агониста морфина.

Решение поставленных задач позволяет дать достаточно полную характеристику нейротропной активности Р-казоморфинов, а также выявить их роль в развитии и становлении функций ЦНС в ходе постнатального онтогенеза млекопитающих. Полученные сведения представляют не только фундаментальный научный интерес; их учет, в числе прочего, полезен (и даже необходим) при подборе оптимального состава питательных смесей, ориентированных на кормление младенцев.

Экспериментальные работы, результаты которых составляют основное содержание диссертации, выполнялись на кафедре физиологии человека и животных Биологического факультета МГУ, начиная с 1990 г. Основным источником регуляторных пептидов служил Институт молекулярной генетики РАН. Апробация результатов диссертационного исследования прошла на Российской научной конференции "Создание лекарственных средств" (Москва, 1992), Научной конференции "Организованный мозг" (Москва, 1993), 1-й конференции Российской ассоциации по изучению боли (Москва, 1993), Международном симпозиуме "Физиологические и биохимические основы деятельности мозга" (Санкт-Петербург, 1994), Международной научной конференции "Традиционная медицина и питание" (Москва, 1994), 1-ом Европейском фармакологическом конгрессе (Милан, 1995), 1-м съезде Российского научного общества фармакологов (Волгоград, 1995), 2-м съезде Европейской нейронаучной ассоциации (Страсбург, 1996), 1-м Всероссийском конгрессе по патофизиологии (Москва, 1996), Российской конференции "Фундаментальные науки и прогресс клинической медицины" (Москва, 1998), Международной конференции "Роль нейромедиаторов и регуляторных пептидов в процессах жизнедеятельности" (Минск, 1999), Научной конференции, посвященной 50-летию основания института ВНД и нейрофизиологии РАН (Москва, 2000), 2-м Российском конгрессе по патофизиологии (Москва, 2000), Международной конференции, посвященной 55-летию Института возрастной физиологии (Москва, 2000), 5-й конференции Европейского общества нейропсихофармакологов (Санкт-Петербург, 2000); 30-м совещании по проблемам ВНД (Санкт-Петербург, 2000); 18-м съезде Общества физиологов им. И.П.Павлова (Казань, 2001), а также на ряде заседаний кафедры физиологии человека и животных Биологического факультета МГУ.

Список публикаций по теме диссертации составляют 48 работ, из них 15 статей в рецензируемых журналах.

Диссертационая работа состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов, изложения результатов исследования и их обсуждения, заключения, выводов и списка литературы. Объем работы - 387 страниц.

Похожие диссертационные работы по специальности «Физиология», 03.00.13 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физиология», Дубынин, Вячеслав Альбертович

ВЫВОДЫ

В экспериментах более чем на 5000 белых крыс изучена нейротропная активность регуляторного пептидного фактора, фрагмента Р-казеина коровьего молока Р-казоморфина-7 (YPFPGPI) и ряда сходных с ним соединений, в результате чего можно заключить:

1. Внутрибрюшинное введение относительно больших (20 мг/кг) количеств Р-казоморфина-7 вызывает анальгезию, и подавление двигательной активности животных; меньшие дозы (1-5 мг/кг), не влияя на болевую чувствительность и локомоцию, вызывают повышение исследовательской активности и снижение тревожности, улучшают обучение с положительным подкреплением, ухудшают обучение с отрицательным подкреплением.

2. Выявленные эффекты р-казоморфина-7 имеют опиоидную природу, что доказывается значимым ослаблением большинства из них на фоне предварительного введения неспецифического блокатора опиоидных рецепторов налоксона, а также отсутствием или сильным ослаблением нейротропной активности у лишенных N-концевого тирозина аналогов.

3. Отличающиеся от Р-казоморфинов по первичной структуре (лишенные фенилаланина) опиоиды пищевого происхождения фрагмент гемоглобина геморфин-6 и фрагмент глютена пшеницы экзорфин С вызывают при системном введении повышение болевой чувствительности и тревожности, проявляя свойства, в большей мере характерные для антагонистов эндогенной опиоидной системы.

4. Интраназально вводимый взрослым животным Р-казоморфин-7, не влияя на болевую чувствительность, вызывает в дозах в 10-1000 раз меньших, чем при внутрибрюшинном применении, снижение тревожности и ускорение обучения при выработке навыка активного избегания.

5. В случае детенышей крыс (возраст тестирования 7-45 дней) анальгетическое влияние Р-казоморфина-7 может быть зарегистрировано у 14-тидневных животных, анксиолитические эффекты - у 28-мидневных; значимое воздействие на уровень двигательной активности отсутствовало даже в старшей возрастной группе.

6. Как наиболее ранний эффект системно вводимого Р-казоморфина-7 может быть выделено его активирующее влияние на зависимое от матери ("детское") поведение, обнаруживаемое у новорожденных в возрасте 10 и 17 дней (доза 5 мг/кг); применение тех же количеств пептида вызывает ослабление материнской ("родительской") мотивации у кормящих самок крыс.

7. Хронические инъекции р-казоморфина-7 в раннем постнатальном периоде (1 мг/кг ежедневно) приводят к длительным, сохраняющимся у взрослых животных изменениям поведения; большинство зарегистрированных эффектов проявляется в форме роста исследовательской активности и снижения тревожности, улучшения обучения с положительным и ухудшения обучения с отрицательным подкреплением.

8. С увеличением возраста, в котором крысам вводится Р-казоморфин-7 (1-14, 10-23 либо 21-34 дни жизни), его действие на самок усиливается, а на самцов ослабляется, что является следствием наложения эффектов пептида на процессы становления опиоидных систем мозга, а также ход индивидуального полового созревания животных.

9. Последствия хронического ведения детенышам (1-14 дни жизни) укороченных аналогов Р-казоморфина-7 менее выражены и лишь частично совпадают с эффектами прототипа; наибольшая степень соответствия показана для тетрапептида FPGP; влияние наиболее специфического ц-агониста YPFPG сходно с действием малых доз морфина (0.1 мг/кг в те же сроки).

10. Полученные результаты позволяют рассматривать опиоидные фрагменты казеинов молока в качестве факторов, регулирующих поведенческий статус новорожденных и, кроме того, оказывающих "программирующее" влияние на формирование их центральной нервной системы. У взрослых

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Первые эксперименты по изучению нейротропной активности (3-казо-морфинов были проведены на кафедре физиологии человека и животных Биологического факультета МГУ летом 1990 г. При этом на начальной стадии работ осуществлялся достаточно стандартный поведенческий скрининг Р-казоморфина-7 и его аналогов. В результате была доказана способность опиоидных фрагментов пищевых белков в случае системного введения белым крысам влиять на болевую чувствительность, двигательную активность, тревожность, способность к обучению. Детальное исследование нейротропных свойств, в первую очередь, Р-казоморфина-7 позволило выявить дозы, в которых данный пептид вызывает анальгезию, тормозит локомоцию, снижает уровень оборонительной мотивации взрослых животных. Доказана опиоидная природа наблюдаемых эффектов , а также связь некоторых из них с уровнем активности дофаминергической системы.

Следует отметить, что как опиоидное соединение Р-казоморфин-7 трудно назвать высокоактивным. Его анальгетически эффективная при внутрибрю-шинной инъекции доза (20 мг/кг) почти на порядок выше, чем в случае морфина или, например, дерморфина. Однако проявляющие анксиолитическое действие (и при этом - не снижающие уровень двигательной активности) дозы Р-казоморфина-7 оказались ниже - 1-5 мг/кг. Такие количества уже вполне сопоставимы с "порциями" Р-казоморфино'в, потребляемыми, например, новорожденным ребенком, который, съедая в сутки около 2 г казеинов (500-700 мл молока), тем самым вводит в организм не менее 20-25 мг потенциальных опиоидных пептидов.

Игнорировать этот факт, считая, что наличие Р-казоморфинов в составе молока - лишь игра случая, и для организма - это только набор незаменимых аминокислот, было бы достаточно странно. Следовательно, возникла необходимость попытаться исследовать эффекты Р-казоморфинов, вводимых в раннем постнатальном периоде, причем оценить как острые, так и отставленные изменения поведения.

В результате проведенных экспериментов были впервые систематически исследованы последствия хронического и острого введения Р-казоморфинов детенышам на различных этапах постнатального развития. Удалось подтвердить и проанализировать способность р-к-7 вызывать длительные изменения состояния ЦНС новорожденных млекопитающих. Данные изменения проявлялись как на поведенческом (повышение исследовательской активности, снижение тревожности, изменение способности к обучению), так и на биохимическом уровне (изменение содержание серотонина в ряде отделов головного мозга). Выявлена зависимость эффектов Р-казоморфина-7 от возраста и пола животных. Высокий уровень новизны полученных результатов подтвержден Российским агенством по патентам и товарным знакам, выдавшим 10 января 2001 г. патент на изобретение № 2161500 "Гептапептид с адаптогенной и анксиолитической активностью".

В случае однократного введения Р-к-7 детенышам крыс обнаружены возрастные интервалы, на которых начинают проявлять себя различные компоненты его нейротропного действия: снижающие болевую чувствительность - в возрасте 14 дней, анксиолитические эффекты - в возрасте 28 дней, активирующие зависимое от матери поведение - в возрасте 10 дней. Подобная динамика, очевидно, связана с процессом постепенного созревания рецепторной составляющей опиоидной системы. Важно, что, по сравнению с крысой, опиоидная система ребенка к моменту рождения уже практически полностью сформирована. Следовательно, можно ожидать, что р-казоморфины находят в этом случае заметно больше возможностей для проявления своей активности.

Почему Р-казоморфины есть в коровьем и человеческом молоке и их нет в молоке крысы, мыши, кролика ? По нашему мнению, пептиды этой группы, как опиоиды экзогенного происхождения, необходимы для "поддержки" деятельности тех систем мозга, которые отвечают за процесс взаимодействия с внешней средой, регулирующих уровень исследовательской активности и тревожности. Действительно, складывается впечатление, что казоморфины более присущи молоку, "выводковых" млекопитающих, рождающих детенышей с открытыми глазами, развитым слухом, относительно зрелыми двигательными системами (среди грызунов - морские свинки). В этом случае полезность "смягчения" стрессогенного влияния окружающей среды и настройки нервной системы на более экстравертный уровень функционирования оказывается достаточно очевидной.

Использование онтогенетического подхода оказалось очень информативным и, дополнив данные, полученные на взрослых животных, позволило затронуть такие чрезвычайно интересные проблемы, как:

1). Возможность программирующего (вероятно, нейротрофического) влияния Р-казоморфинов на деятельность различных систем мозга. Данному явлению соответствует в литературе понятие "гормонального импринтинга". Оно, хотя и не употребляется обычно по отношению к опиоидам, в данном случае достаточно точно характеризует специфику наблюдаемых эффектов -длительно сохраняющихся последствий перинатального введения пептидов. Явление это дополняет классический сенсорный импринтинг и вместе с ним обеспечивает адаптацию мозга детеныша к жизненно важным факторам среды.

2). Наложение наблюдаемых эффектов на онтогенез опиоидной системы и процессы половой дифференцировки. Здесь следует отметить проблемы, связанные с очень небольшим количеством имеющейся по этому вопросу литературы. Так, совершенно не изучена возможность полового диморфизма опиоидной системы у человека. Без этих данных достаточно очевидное предположение о большей значимости Р-казоморфинов для формирующегося женского организма остается неподкрепленным.

3) Структурно-функциональный анализ активности Р-казоморфинов. Действительно, уникальное сочетание опиоидного N-конца и энзиматической стабильности еще не исчерпывает всех особенностей, приобретенных Р-казо-морфинами в ходе эволюции. Пептиды этой группы (и различные фрагменты их молекул), по всей видимости, способны взаимодействовать с достаточно широким кругом мест связывания, отличных от классических опиоидных рецепторов (орфановые рецепторы, рецепторы к Tyr-MIF, соответствующие транспортные пептидные системы, недавно открытые "нейротрофические" опиоидные рецепторы). В нашем случае чрезвычайно характерным оказалось существование отставленных эффектов тетрапептида Phe-Pro-Gly-Pro, не обладающего какой-либо выраженной способностью присоединяться к р-, 5-и к-рецепторам.

Полученные в работе данные конкурируют с представлениями о неблагоприятном действии Р-казоморфинов на организм детенышей и матерей, в т.ч. с гипотезой о роли данных пептидов в развитии материнского психоза. Нами показано, что действие Р-к-7 на материнское поведение, хотя и имеет ингибирующую направленность, но является достаточно слабым. Не исключено, что Р-казоморфины действительно являются регуляторами поведения лактирующих самок, но регуляторами, предотвращающими избыточную выраженность материнских реакций и полезными для выживания потомства в целом. Во всяком случае, в одной из недавних публикаций показано, что Р-к-7, вводимый беременным самкам, подвергавшимся гипоксии, обладает защитным действием, проявляющимся в виде нормализации физического развития и поведения детенышей крыс (Маслова с соавт., 2001).

Исследование подобных возможностей является одним из главных направлений продолжающихся в настоящее время работ с Р-казоморфинами. Так, в одной из проводимых серий задачей служит оценка влияния хронического постнатального введения Р-к-7 новорожденным самкам на их последующее материнское поведение. Планируется, кроме того, изучение действия Р-к-7 не только на пренатально стрессированных детенышей, но и на детенышей, подвергаемых постнатально воздействиям, вызывающим депрессию (например, длительное изъятие из гнезда).

Очень важно также подчеркнуть, что наше исследование направлено на описание и анализ стандартного положения, в котором оказывается нервная система каждого новорожденного, питающегося молоком с опиоид

353 содержащими казеинами, либо, напротив, не получающая такого молока (хотя ее онтогенез может быть рассчитан на поступление экзогенной опиоидной "поддержки"). Последняя ситуация возникает при питании детей, например, соевыми заменителями молока. Конечно, было бы наивно предлагать добавление необходимой порции опиоидов в пищу не получающих Р-казоморфины новорожденных. Но уже само знание о возможных последствиях такой ситуации полезно и позволяет внести важные штрихи в общую картину процессов, протекающих в ЦНС в раннем постнатальном периоде.

Список литературы диссертационного исследования доктор биологических наук Дубынин, Вячеслав Альбертович, 2001 год

1. Аничков С.В. Нейрофармакология. // Л. Медицина. - 1982. - 384 с.

2. Анохин К.В. Молекулярные сценарии консолидации долговременной памяти. // Журнал ВИД им. И.П.Павлова. -1997. т. 47. - № 2. - с. 261-279.

3. Аршавский И.И., Беркенблит М.Б., Попова Л.Б., Фуксон О.И., Якобсон B.C. Возможность использования анальгетиков (фентанил) для электрофизиологического исследования коры мозжечка. // Нейрофизиология. 1979. - т. 11.-№ 6.-с. 585-592.

4. Ашмарин И.П., Каразеева Е.П. Нейропептиды. // В: "Биохимия мозга". ред. И.П.Ашмарин, П.В.Стукалов, Н.Д.Ещенко. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета. - 1999. - с. 232-266.

5. Ашмарин И.П., Каразеева Е.П., Стукалов П.В. Биохимические исследования механизмов психических и нервных болезней. // В: "Биохимия мозга". ред. И.П.Ашмарин, П.В.Стукалов, Н.Д.Ещенко. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета. - 1999. - с. 296-317.

6. Баев К.В. Механизмы локомоции. // В: Частная физиология нервной системы. Л., Наука.- 1983.-с. 171-217.

7. Батурина Е.Ю. Физиологические эффекты дерморфина. // Дисс. на соискание ученой степени канд. биол. наук. М. - 1989. - 180 с.

8. Беспалов А.Ю., Звартау Э.Э. Нейропсихофармакология антагонистов NMDA-рецепторов. // Спб., Невский диалект. 2000. - 297 с.

9. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон Д.П. Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения. // М. Высшая школа. - 1991. - 399 с.

10. Вальдман А.В., Козловская М.М., Медведев О.С. Фармакологическая регуляция эмоционального стресса. // М., Медицина. 1976. - 360 с.

11. Грицай О.Б., Дубынин В.А., Пилипенко В.Э., Петров О.П., Андреева Л.А., Мясоедов Н.Ф. Влияние З-казоморфина-7 и налоксона на защитное поведение таракана Periplaneta americana при электростимуляции. // Доклады АН.- 2000.- т. 375(2).- с. 245-247.

12. Дамбинова С.А. Синаптические мембранные рецепторы, ионные каналы. // В кн. "Биохимия мозга". ред. И.П.Ашмарин, П.В.Стукалов, Н.Д.Ещенко. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета. - 1999. - с. 205-231.

13. Девойно Л.В., Ильюченок Р.Ю. Нейромедиаторные системы в психонейро-иммуномодуляции. // ЦЭРИС, Новосибирск. 1993. - 240 с.

14. Динзбург А.Л., Чирков A.M., Чиркова С.К. Стресс-протекторное действиенейропептидов на обезьян. // Патол. физиол. экспернм. терапия. 1995. - № 1.-е. 19-21.

15. Дмитриева Н.И., Кассиль В.Г. Вляние неонатальной изоляции от матери на общее развитие, формирование мозга и поведение. // Физиол. журнал им. И.М.Сеченова. -1994. т. 80.-№ 8.-с. 63-71.

16. Зуфаров К.А. Новые данные о пищеварительно-всасывательных функциях тонкой кишки и почек новорожденных. // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 1998. - т. 125. - № 1. - с. 4-11.

17. Конь И.Я., Рациональное вскармливание и здоровье детей: современные аспекты. // Росс, педиатр, журнал. 1999. -N2. - с. 45-48.

18. Королева С.В., Ашмарин И.П. Нейропептид Y: многообразие и кажущаяся противоречивость функций. Анализ возможных опосредованных эффектов. // Успехи физиологических наук. 2000. - т. 31. - № 1.-е. 31-46.

19. Косенкова Н.С., Пошивалов В.П. Влияние агонистов и антагонистов опиатных рецепторов на материнскую агрессию крыс. // Бюлл. эксперим. биол и медицины. -1989. -т. 107. -№ 2. -с. 207-209.

20. Левицкая Н.Г. Исследование нейротропной активности структурного аналога АКТГ(5-7) трипептида ERP. // Дисс. на соискание ученой степени канд. биол. наук. -М. - 1996,- 170 с.

21. Машковский М.Д. Лекарства XX века. // М. Медицина. - 1998. - 320 с.

22. Мелзак Р. Загадка боли. // М., Медицина. 1981. - 160 с.

23. Милнер П. Физиологическая психология. // М., Мир. 1973. - 647 с.

24. Ноздрачев А.Д., Баженов Ю. И., Баранникова И. А., Батуев А. С. Начала физиологии. // Спб., Лань. -2001. 1088 с.

25. Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. М., Наука. 1973. - 659 с.

26. Пономарева Н.С., Воскресенская О.Г., Каменский А.А., Голубович В.П., Ашмарин И.П. Влияние оригинального аналога С-концевого фрагмента вазопрессина на поведение белых крыс. // Журнал ВНД им. И.П.Павлова. 1998. - т.48. № 3. - с. 471-477.

27. Пошивалов В.П., косенкова Н.С. Этологическое исследование последствий пренатального введения психотропных препаратов. // Фармакол. токсикол. 1989. -т. 52.-№5.-с. 99-107.

28. Родина В.И., Крупина Н.А., Крыжановский Г.Н., Окнина Н.В. Мультипарамет-рический метод комплексной оценки тревожно-фобического состояния крыс. // Журнал ВНД им. И.П. Павлова,- 1993. вып. 43(5). - с. 1006-1017.

29. Розен В.Б. Основы эндокринологии. // М. Высш. шк. - 1994. - 336 с.

30. Симонов П.В. Психофизиология эмоций. // В: "Основы психофизиологии". М., Инфра-М. - 1997.-е. 143-167.

31. Соломзес Д. А., Чеурсон В. Соколовский Г. Наркотики и общество. // М. -"Иллойн". 1998. - 192 с.

32. Суворов Н.Ф., Якимовский А.Ф. Роль энкефалин-реактивной системы хвостатого ядра в формировании пищевого условного рефлеекса у собак. // Журнал ВНД им. И.П.Павлова. 1982. - т. 32. - № 5. - с. 840-844.

33. Угрюмов М.В. Механизмы нейроэндокринной регуляции. // М. Наука. - 1999. -299 с.

34. Уранова М.Г. Структурно-функциональные особенности в ряду природных и синтетических дерморфинов. // Дисс. на соискание ученой степени канд. биол. наук,-М.-2000.-213 с.

35. Филаретов А.А., Богданов А.И., Ярушкина Н.И. Стресс-индуцированная анальгезия. Роль гормонов гипофизарно-адреналовой системы. // Физиологическийжурнал им. И.М.Сеченова. 1995. - г.81(2). - с. 40-46.

36. Фуллер Т.Э. Шизофрения. // Спб., Питер. 1997. - 448 с.

37. Черкес В.А. Базальные ганглии // В: Частная физиология нервной системы. JL, Наука, - 1983.-с. 383-411.

38. Яснецов В.В., Правдивцев В.А. Химическая чувствительность нейронов медиального вестибулярного ядра к энкефалинам, ацетилхолину, ГАМК и L-глутамату. // Косм. биол. авиакосм, медицина. 1986. - т. 20. - № 5. - с. 53-57.

39. Abbott FV, Guy ER. Effects of morphine, pentobarbital and amphetamine on formalin-induced behaviours in infant rats: sedation versus specific suppression of pain. // Pain. -1995. v.62(3). - p. 303-312.

40. Abdulla F.A., Aneja I.S. Morphine inhibits the thalamic component of the subcortical somatosensory evoked potentials in rats. // Funct. Neurol. 1993. - v. 8(3). - p. 197-203.

41. Ableitner A., Schulz R. J. Neuroanatomical sites mediating the central actions of beta-endorphin as mapped by changes in glucose utilization: involvement of mu opioid receptors. // Pharmacol. Exp. Ther. 1992. - v. 262(1). - p. 415-423.

42. Adamec R. Modelling anxiety disorders following chemical exposures. // Toxicol. Ind. Health. 1994. - v. 10(4-5). - p. 391-420.

43. Adams J.U., Holtzman S.G. Naltrexone-sensitizing effects of centrally administered morphine and opioid peptides. // Eur. J. Pharmacol. 1991. - v. 193(1). - p. 67-73.

44. Agmo A., Barreau S., Lemaire V. Social motivation in recently weaned rats is modified by opiates. // Dev. Neurosci. 1997. - v. 19(6). - p. 505-520.

45. Agmo A., Belzung C. The role of subtypes of the opioid receptor in the anxiolytic action of chlordiazepoxide. //Neuropharmacology. 1998. - v. 37(2). - p. 223-232.

46. Aguilar M.A., Minarro J., Simon V.M. Dose-dependent impairing effects of morphine on avoidance acquisition and performance in male mice. // Neurobiol. Learn. Mem. 1998. -v. 69(2). - p. 92-105.

47. Akil H., Young E., Watson S.J., Coy D.H. Opiate binding properties of naturally occurring N- and C-terminus modified beta-endorphins. // Peptides. 1981. - v. 2(3). - p. 289-292.

48. Alexander L.J., Das Gupta N.A., Beattie C.W. The sequence of porcine alpha s2-casein cDNA. // Anim. Genet. 1992. - v.23. - p. 365-367.

49. Allescher H.D., Storr M., Piller C., Brantl V., Schusdziarra V. Effect of opioid active therapeutics on the ascending reflex pathway in the rat ileum. // Neuropeptides. 2000. -v. 34(3-4).-p. 181-186.

50. Alleva E., Laviola G., Bignami G. Morphine effects on activity and pain reactivity of developing mice with or without late prenatal oxazepam exposure. // Psychopharmacology (Berl). 1987. - v. 92(4). - p. 438-440.

51. Amiche M., Sagan S., Мог A., Delfour A., Nicolas P. Characterization of the receptor binding profile of (3H)-dermorphin in the rat brain. // Int. J. Pept. Protein Res. 1988. -v. 32(6).-p. 506-511.

52. Anagnostakis Y., Krikos Y., Spyraki C. Pallidal substrate of morphine-induced locomotion. // Eur. Neuropsychopharmacol 1992. v. 2(1). p. 65-72.

53. Anand K.J. Clinical importance of pain and stress in preterm neonates. // Biol. Neonate. -1998.-v. 73(1).-p. 1-9.

54. Asakawa A., Inui A., Momose K., Ueno N., Fujino M.A., Kasuga M. Endomorphins have orexigenic and anxiolytic activities in mice. // Neuroreport. 1998. -v. 13. - p. 22652267.

55. Attali B, Gouarderes C, Mazarguil H, Audigier Y, Cros J Evidence for multiple "Kappa" binding sites by use of opioid peptides in the guinea-pig lumbo-sacral spinal cord. // Neuropeptides. 1982. - v. 3(1). - p. 53-64.

56. Auestad N., Fisher R., Chiappelli F., Korsak R.A., Edmond J. Growth and development of brain of artificially reared hypoketonemic rat pups. // Proc. Soc. Exp. Biol. Med. -1990.-v. 195(3).-p. 335-344.

57. Bach F.W., Yaksh T.L. Release of beta-endorphin immunoreactivity from brain by activation of a hypothalamic N-methyl-D-aspartate receptor. // Neuroscience. 1995. -v. 65(3). - p.775-783.

58. Balaban C.D., Thayer J.F. Neurological bases, for balance-anxiety links. // J. Anxiety Disord. 2001. - v. 15(1-2). - p. 53-79.

59. Bals-Kubik R., Herz A., Shippenberg T.S. Evidence that the aversive effects of opioid antagonists and kappa-agonists are centrally mediated. // Psychopharmacology (Berl.). -1989.-v. 98(2).-p. 203-206.

60. Banks W.A., Kastin A.J. Saturable transport of peptides across the blood-brain barrier. // Life Sci.- 1987. -v. 41(11). -p. 1319-1338.

61. Banks W.A., Kastin A.J. Peptide transport systems for opiates across the blood-brain barrier. // Am. J. Physiol. 1990. - v. 259. - p. 1-10.

62. Banks W.A., Kastin A.J., Harrison L.M., Zadina J.E. Perinatal treatment of rats with opiates affects the development of the blood-brain barrier transport system PTS-1. // Neurotoxicol. Teratol. 1996,-v. 18(6). -p. 711-715.

63. Barr G.A., Miya D.Y., Paredes W. Analgesic effects of intraventricular and intrathecal injection of morphine and ketocyclazocine in the infant rat. // Brain Res. 1992. - v. 584(1-2).-p. 83-91.

64. Barr G.A., Paredes W., Erickson K.L., Zukin R.S. Kappa opioid receptor-mediated analgesia in the developing rat. // Brain Res. 1986. - v. 394(2). - p. 145-152.

65. Becker A., Grecksch G. dTyr-D-Phe3 (Pro-D-Phe-Pro-Gly) interacts specifically with amygdaloid-kindled seizures and is capable of preventing the learning deficit occurring after kindling. // Peptides. 1992. - v. 13(1). - p. 73-76.

66. Becker A., Grecksch G., Matthies H. The effect of acutely administered beta-casomorphin derivatives on pentylenetetrazol-kindled mice. // Peptides. 1991a. - v. 12(3). - p. 483485.

67. Becker A., Grecksch G., Matthies H. Influence of beta-casomorphin derivatives on chemically and electrically induced seizures. // Peptides. 1991b. - v. 12(1). - p. 43-45.

68. Becker A, Grecksch G, Pionnigs В Ostner С Effects of the peptide BCH-325 upon the efficacy of common antiepileptic drugs. // Peptides. 1994. - v. 15(7). - p. 1285-1288.

69. Beckett A.H., Casey A.F. Synthetic analgesics: Stereochemical considerations. // J. Pharmacol. 1954. - v. 6. - p. 986-1001.

70. Becu-Villalobos D., Gonzalez Iglesias A., Diaz-Torga G., Hockl P., Libertun C. Brain sexual differentiation and gonadotropins secretion in the rat. // Cell Mol. Neurobiol. -1997.-v. 17(6).-p. 699-715.

71. Belzung C., Barreau S., Agmo A. Naloxone potentiates anxiolytic-like actions ofdiazepam, pentobarbital and meprobamate but not those of Ro 19-8022 in the rat. // Eur. J. Pharmacol. 2000. - v. 394(2-3). - p. 289-294.

72. Ben Mansour A., Tome D., Rautureau M., Bisalli A., Desjeux J.F. Luminal antisecretory effects of a beta-casomorphin analogue on rabbit ileum treated with cholera toxin. // Pediatr. Res. 1988. - v. 24(6). - p. 751-755.

73. Bennett-Clarke C.A., Lane R.D., Rhoades R.W. Fenfluramine depletes serotonin from the developing cortex and alters thalamocortical organization. // Brain Res. 1995. - v. 702(1-2).-p. 255-260.

74. Behavioural Neuroscience. A practical approach. // Ed. by Saghal A. Oxford Univ. Press. - 1993. - v. 1.-218 p.

75. Behavioural Neuroscience. A practical approach. // Ed. by Saghal A. Oxford Univ. Press.- 1993.-v. 2.-217 p.

76. Benyhe S., Farkas J., Toth G., Wollemann M. Characterization of 3H.Met-enkephalin-Arg6-Phe7 binding to multiple sites in rat and guinea pig cerebellum. // Life Sci. 1999. -v. 64(14).-p. 1189-1196.

77. Bodnar R., Paul D., Pasternak G.W. Synergistic analgesic interactions between the periaqueductal gray and the locus coeruleus. // Brain Res. 1991. - v. 558(2). - p. 224-230.

78. Bono A.V., Cuffari S. Effectiveness and tolerance of tramadol in cancer pain. A comparative study with respect to buprenorphine. // Drugs. 1997. - v. 53. - Suppl. 2. -p. 40-49.

79. Boyer P. Do anxiety and depression have a common pathophysiological mechanism? // Acta Psychiatr. Scand. 2000. - Suppl.(406). - p. 24-29.

80. Brandt W. A uniform molecular model of delta opioid agonist and antagonist pharmacophore conformations. // J. Comput. Aided Mol. Des. 1998. - v. 12(6). - p. 615-621.

81. Brantl V. Novel opioid peptides derived from human beta-casein: human beta-casomorphins. //Eur. J. Pharmacol.- 1984. -v. 106(1).-p. 213-214.

82. Brantl V., Teschemacher H., Blasig J., Henschen A., Lottspeich F. Opioid activities of beta-casomorphins. //Life Sci. 1981. - v. 28(17). - 1903-1909.

83. Brantl V., Teschemacher H., Henschen A., Lottspeich F. Novel opioid peptides derived from casein (beta-casomorphins). I. Isolation from bovine casein peptone. // Hoppe Seylers. Z. Physiol. Chem. 1979. - v. 360(9). - p. 1211-1216.

84. Buwalda В., Nyakas C., Koolhaas J.M., Bohus B. Effects of neonatal administration of vasopressin on cardiac and behavioral responses to emotional stress in adult male rats. // Physiol. Behav. 1991,- v. 50(5). - 929-932.

85. Buzas В., Izenwasser S., Portoghese P.S., Cox B.M. Evidence for delta opioid receptor subtypes regulating adenylyl cyclase activity in rat brain. // Life Sci. 1994. - v. 54(7). -p. 101-106.

86. Campo M. Effect of 12-hour infusion of naloxone on mood and cognition in normal male volunteers. // Biol. Psychiatry. 1992. - v.32. - p-. 344-353.

87. Carden S.E., Davachi L., Hofer M.A. U50,488 increases ultrasonic vocalizations in 3-, 10-, and 18-day-old rat pups in isolation and the home cage. // Dev. Psychobiol. 1994. -v. 27(1).-p. 65-83.

88. Carden S.E., Hernandez N., Hofer M.A. The isolation and companion comfort responses of 7- and 3-day-old rat pups are modulated by drugs active at the opioid receptor. // Behav. Neurosci. 1996. - v. 110(2). - p. 324-330.

89. Castellano C., Ammassari-Teule M. Prenatal exposure to morphine in mice: enhanced responsiveness to morphine and stress. // Pharmacol. Biochem. Behav. 1984. - v. 21(1). -p. 103-108.

90. Castellano C., Pavone F. Dose- and strain-dependent effects of dermorphin and D-Ala2-D-Leu5.enkephalin on passive avoidance behavior in mice. // Behav. Neurosci. 1985. -v. 99(6). - p. 1120-1127.

91. Cheeta S., Kenny P.J., File S.E. Hippocampal and septal injections of nicotine and 8-OH-DPAT distinguish among different animal tests of anxiety. // Prog. Neuropsycho-pharmacol. Biol. Psychiatry. 2000. - v. 24(7). - p. 1053-1067.

92. Chang K.J., Lillian A., Hazum E., Cuatrecasas P., Chang J.K. Morphiceptin (NH4-tyr-pro-phe-pro-COFnsh): a potent and specific agonist for morphine (mu) receptors. // Science. 1981. - v. 212(4490). - p. 75-77.

93. Chang K.J., Su Y.F., Brent D.A., Chang J.K. Isolation of a specific mu-opiate receptor peptide, morphiceptin, from an enzymatic digest of milk proteins. // J. Biol. Chem. -1985. v. 260(17). - p. 9706-9712.

94. Charlin V., Defilippi C., Vargas V., Borghesi L., Gomez E. Treatment of acute secretory diarrhea with casein: an effect of beta-casomorphins? // Rev. Med. Chil. 1992. - v. 120(6).-p. 666-669.5)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.