Природа философского знания (теоретико-исторический анализ методов исследования предпосылочного знания) тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.01, кандидат философских наук Литвинский, Вячеслав Михайлович

  • Литвинский, Вячеслав Михайлович
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 1981, ЛенинградЛенинград
  • Специальность ВАК РФ09.00.01
  • Количество страниц 177
Литвинский, Вячеслав Михайлович. Природа философского знания (теоретико-исторический анализ методов исследования предпосылочного знания): дис. кандидат философских наук: 09.00.01 - Онтология и теория познания. Ленинград. 1981. 177 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Литвинский, Вячеслав Михайлович

Введение

Глава I. Предпосылочное знание как предмет философского исследования

§ I. Формирование основных способов обоснования философского знания в античной философии

§ 2. Рационализация теоретического мышления в идеалистической диалектике немецкой классической философии

§ 3. Проблема рационализации концептуального содержания культуры. Принципы марксистского анализа предпосылок философского мышления

Глава П. Логико-языковые предпосылки философского мышления

§ I. Формально-логическая экспликация философского знания

§ 2. Роль языковых механизмов в постановке и решении философских проблем

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Онтология и теория познания», 09.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Природа философского знания (теоретико-исторический анализ методов исследования предпосылочного знания)»

Актуальность исследования. Реализация программных целей партии в области формирования коммунистического сознания людей требует постоянного совершенствования идеологической, политико-воспитательной работы, сердцевиной которой было и остается формирование у советских людей научного мировоззрения-1-. Более высокий качественный уровень идеологической работы, отвечающий требованиям развитого социализма, предполагает и более глубокое понимание путей и механизмов формирования марксистско-ленинского, диалекти-ко-материалистического мировоззрения, роли марксистско-ленинской философии в формировании коммунистического сознания. Успешное решение этих задач во многом зависит от понимания специфики и функций философии.

Вопросы предмета и функций марксистско-ленинской философии, ее коренного отличия от иных философских концепций постоянно привлекали внимание философов-марксистов, так или иначе затрагивались в ходе известных дискуссий о соотношении диалектической и формальной логик, онтологии и гносеологии, логического и исторического в познании, о соотношении диалектики, теории познания и логики, о р специфике философских законов .

В течение последнего десятилетия предметом пристального внимания философов-марксистов становится философское знание в широком смысле слова. Правда поначалу размышления о его природе преимущественно были связаны с задачами критического осмысления кон: 0 дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы. Постановление ЦК КПСС от 26 апреля 1979 года. М., 1979, с.9.

На эти темы были опубликованы статьи Д.П.Горского, Э.В. Ильенкова, П.В.Копнина, И.С.Нарского и других авторов. цепций идейных противников марксистско-ленинской философии и потому носили "сопутствующий" характер*. Параллельно шел процесс уяснения специфики философского знания сначала в отдельных статьях, а затем в монографиях и тематических сборниках?.

Обращение к исследованию природы философского знания было связано прежде всего с процессами и потребностями развития самой марксистско-ленинской философии. Во-первых, происходило углубление историко-философских исследований, осуществляемых философами-марксистами. Ими ставятся и обсуждаются проблемы структуры историко-философского знания, теоретико-познавательной структуры определенных этапов развития философской мысли, истории философии как о развивающейся системы, диалектики историко-философского процесса .

См.: Киссель М.А. Идеализм против науки. Критика науки в буржуазной философии Х1Х-ХХ вв. Л., 1969; Он же. Судьба старой дилеммы (Рационализм и эмпиризм в буржуазной философии XX века). М., 1974; Козлова М.С. Философия и язык. М., 1972; Нарский И.С.Современный позитивизм. М., 1960; Юлина Н.С. Проблема метафизики в американской философии XX века. М., 1978 и многие другие работы, р

См.: Бабушкин В.У. О природе философского знания. М., 1978; Ильичев Л.Ф. Философия и научный прогресс. М., 1977; Копнин П.В. О природе и особенностях философского знания. "Вопросы философии", 1969, № 4; Ойзерман Т.И. Проблемы историко-философской науки. М., 1969; Он же. Главные философские направления. М., 1971; Он же. Диалектический материализм и история философии. М., 1979; О предмете философии, Тб., 1973; Природа философского знания. М., 1975; Философия и ценностные формы сознания. М., 1978.

Ленинизм и современные проблемы историко-философской науки. М., 1970.

Историки философии больше внимания уделяют методологической стороне своих исследований*. Все это приводит к тому, что "в последние годы возникла и настоятельно требует своего решения проблема единства философского знания в целом и истории философии как его необр ходимого элемента" . Во-вторых, актуальность исследования философского знания вызвана неудовлетворительным состоянием разработки ряда теоретических проблем диалектического и исторического материализма. Так в передовой журнала "Коммунист", посвященной состоянию философских исследований в нашей стране, отмечались абстрактная трактовка в отдельных работах мировоззрения как отвлеченной, холодной сводки научных данных, отрыв философских исследований от реальных проблем. Слабая разработка общей концепции современных функций философского знания, методологии выработки философских понятий и построения их систем становится препятствием на пути решения задачи разработки теории диалектики как целостной системы знао ' ний . Актуальность исследования специфики философского знания обусловлена также потребностью диалектического обобщения закономерностей освоения личностью общественно-исторического опыта, процессов ее социального созревания, решения важнейших мировоззренческих проблем смысла жизни и предназначения человека, его ответственности перед другими людьми и обществом, т.е. проблем, которые всегда считались специфически философскими.

См.: Проблемы методологии историко-философского исследования. Вып.1 и 2. М., 1974; Методологические проблемы истории философии и общественной мысли. М., 1977 и другие работы, р

Ленинизм и современные проблемы историко-философской науки. М., 1970, с.614. м.: 0 состоянии и направлениях философских исследований. "Коммунист", 1979, № 15.

Более глубокое понимание природы философии требуется для успешной идеологической борьбы с немарксистскими философскими концепциями. Доказательность и убедительность марксистской критики буржуазной философии, антисоветских и антикоммунистических доктрин предполагают высокую культуру философского мышления и эрудиции,выработка которых невозможна без усвоения всего лучшего, что было создано предшествующим развитием философии. В последние годы все более очевидным становится, что наиболее серьезные общественно-политические доктрины альтернативные марксизму оказываются глубоко фундированными онтологическими, гносеологическими и иными философскими соображениями. Более того, империалистическая пропаганда, идеологические антисоветские центры и издания, эмигрантские круги, специализируясь на идее о якобы принципиальной несовместимости большевизма и культуры, пытаются представить единственным средством решения мировоззренческих проблем и носителем духовности религиозно-идеалистическую философию, исказить отношение марксизма-ленинизма к духовным ценностям, в том числе и философским традициям.

Естественно, что само философское знание может рассматриваться с различных точек зрения. Оно может быть исследовано с точки зрения своих гносеологических функций, соотнесено с другими формами познания, могут ставиться вопросы о характере философских истин в отличии от понятия истины в науке, обыденном познании. Может быть развит также методологический подход к философии: исследованы особенности структуры философской теории, уровней философского знания, роли фактов в философии и т.п. Однако при чисто гносеологическом и методологическом подходах к философии она соотносится, как правило, с развитыми формами научного знания, что способно породить релятивистское отношение к философии, привести к отрицанию ее права на теоретический статус. Наиболее ярко эта тенденция и ее последствия сказались в судьбе неопозитивизма. "Критический рационализм", снявший многие крайности неопозитивизма и признавший эвристическую плодотворность метафизической компоненты для генерации научных идей, сохранил основную схему сопоставления философии только с наукой, отвлекаясь от иных видов и способов духовной деятельности. Это привело к объединению в "метафизическую компоненту" идей и представлений, обладающих вненаучным характером: этических, теологических, обыденных, спекулятивных, мифологических и т.п. И образ философии как "ничьей земли" между наукой и теологией, и как наследия короля Лира, розданного неблагодарным дочерям - отпочковавшимся от философии наукам, и образ "иссыхающей в пустыне реки" и "метафизических корней"-1- за своей образностью скрывают сложную проблему места философии в системе культуры, исследования ее социально-культурных функций, что предполагает углубление в общую ткань социальной и культурной деятельности человека.

Актуальность теоретического осмысления места философии в системе культуры обусловлена в первую очередь той остротой, с которой в XX веке выступают проблемы философского осмысления сущности человека и-его деятельности в современных социальных системах. Трагедия двух мировых войн, опыт существования человека в условиях фашистских режимов, научно-техническая революция и ее последствия необычайно обострили интерес философов к коренным проблемам человеческого существования, что потребовало в свою очередь более

См.: Рассел Б. История западной философии. М., 1959; Вин-дельбанд В. Прелюдии. СПб., 1904; ¡¿¿сЛе^а,^ й Л ьь'Ысос МЛг^ся. — сгД/йй.^ л^рг-оо-с/- "Со1с1е(ссо ак,^ //I/ глубокого понимания природы философии, ее места и роли в жизни человека и общества. Рефлексия над природой философии становится неотъемлемой частью самих философских доктрин, развиваемых представителями основных направлений буржуазной философии XX века.

Углубление историко-философских исследований, критического анализа буржуазных философских и метафилософских доктрин с одной стороны, а с другой - разработка общей марксистской теории культуры закономерно привели к формированию - в дополнение к найденным ранее принципам понимания философии - теоретического осмысления философии кая феномена духовной жизни общества. В работах философов-марксистов предпринимаются попытки развить блестящую формулу К.Маркса, что философия является "живой душой культуры", "духовной квинтэссенцией своего времени"-1-. Во введении к сборнику "Философия в современном мире. Философия и наука." мы читаем: "Суть дела заключается в том, что предметом философии являются не отдельные стороны человеческой жизнедеятельности и их специфическое отражение в духовной культуре, а человеческое существование в целом, во всем многообразии его проявлений. Философия выступает как теория мировоззрения, как исследование специфически теоретическими средствами отдельных типов жизнедеятельности и отражающих их духовных образований, их роли в формировании этого мировоззрения. Она . является обобщенным теоретическим выражением форм духовной культуры - морального, эстетического, жизненно-практического (обыденного) сознания; она выявляет оптимальные, "конечные", "предельные" предпосылки познания и сознательной деятельности людей"^. Таким образом, философия рассматривается как форма общестаркс К., Энгельс Ф. Соч., т.1, с. 105.

Философия в современном мире. Философия и наука. М., 1972, венного сознания, вырабатывающая мировоззрение путем теоретического уяснения "предельных" предпосылок познания и сознательной деятельности людей.

Определение философии как особого способа уяснения "предельных" оснований и предпосылок культуры опирается на марксистское понимание сущности человека. Известно, что классическая буржуазная философия сводила многообразие форм жизнедеятельности человека к его некоторым сущностным характеристикам, которые рассматривались как внеисторические, субстанциальные свойства человека, отличающие человеческое существование от существования природного и определяющие историческое развитие человека. Кто есть человек Неме ¿¿^¡ек*. конец, Мом> л^пл. ? Принципиальный ответ на вопрос о сущности человека был дан К.Марксом: ".сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений"-'-. Иначе говоря, сущность человека нельзя выразить через отдельное родовое свойство (или их совокупность), за которым предполагается натуралистически понимаемое, субстанциальное существование человека, но только через систему отношений, являющихся по своей природе общественными (материальных, социальных, политических, духовных). Выявление в этой системе наиболее фундаментальных отношений, а именно складывающихся в процессе материальной жизнедеятельности людей, позволило К.Марксу раскрыть не только жизненно-деятельный характер человека, но и его социально-историческую обусловленность. Существенным моментом социально-исторической обусловленности является, с одной стороны, продолжение данным поколением унаследованной деятельности при совершенно изменившихся условиях, а с другой стороны - видоизменение старых условий посредством совершенно измененной деятельности*. Диалектическая природа социальной обусловленности характеризуется К.Марксом как историческая преемственность в деятельности различных поколений людей*'.

Понимание философии как особого способа уяснения предпосылок познания и сознательной деятельности людей предполагает в свою очередь исследование природы, структуры, функций предпосылочного знания с диалектико-материалистических позиций. В марксистской методологической литературе, как правило, исследуются предпосылки развитых форм научного знания в той или иной степени осознаваемые ученым. Предельным уровнем анализа выступает философское знание -различные принципы детерминации, то или иное понимание объектноо субъектных отношений, типы объяснения и т.д. Однако и философское знание также не лишено предпосылок, оно опирается на ряд неявно принимаемых допущений, которые в той или иной степени подлежат диалектико-материалистическому анализу.

Марксистский теоретико-исторический анализ способов уяснения предпосылочного знания, развитых в домарксистской и современной бурз^уазной философии, позволяет отбросить те из них, которые ведут в тупик, более четко зафиксировать реальную проблематику предпосылочного знания и диалектико-материалистические способы ее осмысления.

Цель и задачи исследования. Так же как теория познания есть сумма, итог истории познания, так же и теоретическое уяснение специфики философского знания есть итог истории философии. Предмет

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.З, с.44-45.

2Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.27, с.402. ^См.: Микешина Л.А. Детерминация естественно-научного познания, ЛГУ, 1977. философского исследования не просто констатируется, но выявляется в результате историко-философского исследования*. Исследование специфики философского знания, опирающееся на диалектико-материа-листический принцип конкретно-исторического подхода, принимает в диссертации форму теоретико-исторического анализа. Б.И.Ленин, намечая программу фундаментальных исследований по теории познания диалектического материализма, на первый план выдвигал задачу теоретического подытоживания истории философии^. Ленинские идеи о включении историко-философской науки в диалектико-материалистичес-кую гносеологию оправдывают такое направление диссертационного исследования, при котором предметом теоретического анализа являются философские учения, где размышления о природе философского знания сопровождаются попытками эксплицитно сформулировать приемы и методы философской рефлексии, зафиксировать четкие методологические требования, предъявляемые к самому философскому исследованию, ответить на вопрос - на чем основывается доказательность и обоснованность философского знания.

Основная цель диссертации состоит в том, чтобы обосновать понимание философии как определенного способа уяснения "предельных" предпосылок познания и сознательной деятельности людей, показать, что одной из функций философского познания является выявление предпосылочного знания, лежащего в основании науки и других форм духовной культуры, а также очертить область предпосылок самого философского знания и зафиксировать основные диалектико--материалистические принципы ее исследования.

В соответствии с основной целью в диссертации ставится зада

0йзерман Т.И. Проблемы историко-философской науки. М., 1969, с.232.

2Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.29, с.314. ча содержательного анализа критико-рефлексивных методов исследования предпосылочного знания, выработанных в домарксистской и ряде концепций современной буржуазной философии; их сопоставления с методам критического анализа, используемыми в марксистской философии.

Эта задача диссертационного исследования решается на материале марксистского анализа философских учений Платона, Аристотеля, И.Канта, Г.В.Ф.Гегеля, философии "Символических форм" Э.Кассирера. Именно в философском учении Платона впервые сознательно ставится, а у Аристотеля подвергается систематическому исследованию задача сформулировать четкие методологические требования, предъявляемые к самому философскому исследованию, выделить и описать приемы "приращения" философского знания. Обращение к источникам формирования античного философского мышления, в многообразных формах которого "уже имеются в зародыше, в процессе возникновения почти все позднейшие типы мировоззрения"*, обусловлено тем огромным влиянием, которое античные философские традиции оказали на европейскую философию, в том числе и на марксистскую диалектику. Известно, что обобщенные определения диалектики даны В.И.Лениным именно в связи с изучением философии древних греков.

Думается, что использование в "критической" философии И.Канта критико-рефлексивных методов уяснения предпосылок научного знания достаточно очевидно. Обращение к материалу философии "Символических форм" Э.Кассирера связано с попыткой Э.Кассирера распространить идеи критицизма на исследование условий возможности не только научного знания, но других форм духовной культуры - мифа, языка, религии, искусства, и на этой основе построить типологию культуры как целостного, системного образования. Так как общая идея философии "Символических форм" до сих пор не стала предметом критического анализа философов-марксистов, а имеющиеся работы посвящены анализу отдельных сторон философии "Символических форм" (теоретико-познавательных, методологических, эстетических воззрений)-1-, то в диссертации пришлось отчасти реконструировать общий замысел Э.Кассирера. Предпринимаемая реконструкция не является самоцелью, ее необходимость обусловлена тем, что основные пороки гипертрофирования критической функции философии наиболее ярко проявляются тогда, когда условия возможности, предпосылки познания и сознательной деятельности людей рассматриваются в виде жестких концептуальных форм, развивающихся друг из друга по законам развития гегелевской идеи "абсолютного духа".

Марксистская философия продолжает традиции критического анализа, о чем свидетельствуют названия многих произведений К.Маркса и Ф.Энгельса , широкое использование термина "критика" в контексте многих теоретических работ, вскрывающих неявные предпосылки и реальное социальное содержание теории разумного эгоизма, кантов-ской концепции практического разума, младогегельянской философии

-'•См.: Басин Е.Я. Семантическая философия искусства. М., 1973; Михайлов Б.В. Проблема познания в философии Э.Кассирера. Авт.реф. канд.дисс. М., 1974; Он же. Кассирер и методология науки. Вестник МГУ, сер.8, 1974, № 4, с.52-62; Табачковский В.Г. Критика идеалистических интерпретаций практики. Киев, 1976; Вайснер Л.С. Проблема человека в философии Э.Кассирера. Философские науки, 1980, № I, с.158-161.

Например, "К критике гегелевской философии права", "Святое семейство, или Критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании", "К критике политической экономии. Предисловие" и другие. самосознания и мелкобуржуазного радикализма, философии Гегеля и Фейербаха, английской политической экономии, "истинного социализма" и ряда других идейных течений. При этом, конечно, критический анализ является не морализующим осуждением или эмоциональным негативизмом, а результатом сознательного использования определенных исследовательских приемов и теоретико-познавательных установок. Их изучение представляет несомненный интерес в контексте уяснения природы философского знания, революционного переворота в философии, связанного с возникновением и развитием марксистской философии.

Очевидно, что сформулированная задача диссертационного исследования не предполагает привлечение концепций эмпирического типа, с порога снимающих проблему исследования условий возможности, опосредующих познавательную деятельность человека, или трактующих процесс познания в духе созерцательного материализма.

В истории философии достаточно отчетливо прослеживается зависимость между критико-рефлексивной функцией философии и развитием логических идей. Бесспорна эта зависимость в философских учениях Аристотеля, И.Канта, в попытках З.Кассирера использовать логику отношений. Возникновение современной формальной логики, возрастающее влияние ее идей и методов на постановку и решение методологических проблем науки привело к возникновению так называемых "философских приложений" формальной логики, когда ряд традиционных философских, в том числе и теоретико-познавательных понятий становится предметом формально-логической экспликации.

Философское значение различных разделов современной логической теории неравноценно и только практика научного познания может показать какие философские вопросы могут решаться средствами формальной логики. Развивая идеи В.И.Ленина о том, что философия должна быть доказательной, что никакое диалектическое по своему содержанию рассуждение не должно противоречить законам формальной логики*, философы-марксисты накопили известный опыт по обобщению философских полномочий формальной логики.

В контексте настоящего диссертационного исследования могут быть сформулированы задачи выявления взаимосвязи между развитием философского знания и теми логико-семантическими идеями, которые возникли в поисках точности, строгости, доказательности при обсуждении философских проблем и идей, а так же оценки эвристического значения идей и методов логической семантики для анализа некоторых традиционных философских понятий (существования, необходимости, возможности и др.), эксплицитного выражения логико-языковых предпосылок ряда философских доктрин, более строгой фиксации реальной логико-гносеологической проблематики лежащей в основе возникновения таких концепций современной буржуазной философии как неокантианство, феноменология, отчасти экзистенциализм.

Уяснение "философских полномочий" формальной логики в марксистских позиций" тем более необходимо, так как в последние годы за рубежом получило идейное и организационное оформление направление так называемой "точной философии", призванной по мысли ее р вдохновителей "возродить если не букву, то дух Венского кружка" .

Представление о философии как особом способе уяснения "предельных" предпосылок познания и сознательной деятельности людей предполагает осуществление типологии видов деятельности и уже на этой основе систематизацию духовных образований. Однако эта задача решается в рамках создания теории культуры в целом0, поэтому

Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.30, с.91.

1910, 1 о

Как известно, разработка общей теории культуры характеризуется наличием разных подходов к определению понятия культуры. диссертация не претендует на исчерпывающее освещение темы. По-видимому, способы рационализации, разрабатываемые философией, достаточно разнообразны, в диссертации преимущественный акцент делается на методах, так или иначе ориентированных на использование логической техники, логико-семантических идей. С самого начала следует подчеркнуть, что воплотить замысел диссертационного исследования в полной мере автору не позволяет скромная эрудиция в вопросах, требующих историко-философской подготовки, в этом смысле диссертация имеет "вторичный" характер. Естественным казалось бы при уяснении критико-рефлексивной функции философии привлечь марксистский анализ феноменологии Э.Гуссерля и его последователей, однако объем диссертации и уровень историко-теоретической реконструкции феноменологического движения не позволяют сделать это.

Практическая ценность работы. Подход к исследованию филосос[>-ского знания, предложенный в диссертационной работе, по-видимому позволит углубить представление о предпосылочном знании и о роли логико-семантических идей и методов в его экспликации. Видение предпосылочного знания как сквозной темы в развитии философии может иметь практическое значение для историко-философских исследований не только теоретико-исторического, но и эмпирического уровня. Углублению историко-философских исследований будут способствовать попытки использования логико-семантического инструментария для экспликации философских позиций.

Как справедливо отмечает Е.В.Боголюбова, это многообразие в значительной мере порождено тем, что до сих пор еще не определено место понятия "культура" в системе категорий исторического материализма, оно не сопоставлено должным образом с понятиями "общество", "деятельность", "общественный прогресс" и другими. См.: Боголюбова Е.В. Культура и общество. МГУ, 1978, с.201.

Работа может быть использована в практике идеологической и идейно-воспитательной работы, в системе политического просвещения, в учебно-педагогическом процессе при изучении соответствуй щих разделов марксистско-ленинской философии.

Похожие диссертационные работы по специальности «Онтология и теория познания», 09.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Онтология и теория познания», Литвинский, Вячеслав Михайлович

- 159 -ЗАКЛЮЧЕНИЕ

философия как особая топма общественного сознания, направленная на выработку мировоззрения с помощью теоретических средств, возникает с разложением мифологического сознания, с появлением новых форм социальной регуляции поведения человека и передачи социального опыта. Ценностно-нормативная установка на посюстороннюю самореализацию человека, общий демократизм древнегреческой культуры, особенности политической организации древнегреческого полиса стимулируют постановку проблемы рациональной оценки деятельности человека и окружающего мира. Возникновение и развитие теоретического мышления с центральными идеями абстрактного объекта и аксиоматического построения знаний приводит в свою очередь к формированию программы обоснования философского знания, исследования неявных допущений и предпосылок, принимаемых теоретическим мышлением. От натурфилософии, сохраняющей некоторые черты мифологического мышления, некритически использующей метод аналогии, отождествляющей логически возможное с реально возможным, происходит переход к спекулятивно-догматическому способу мышления, опирающемуся на принцип всеобщей опосредованности категориальных оснований знания. Потребность теоретического преодоления спекулятивно-догматического способа мышления приводит к возникновению аналитики -эксплицитной формулировки основных логических принципов мышления, теории определений и категорий. Развитие философской аналитики определялось уровнем развития логического знания, особенностями духовной культуры, в том числе и архаичными мировоззренческими структурами.

Программа философской аналитики предполагает формулировку рационально обоснованных методологических требований, которым должно отвечать философское мышление, оперирующее абстракциями высокого уровня общности.

Традиция уяснения предпосылочного знания была прервана с возникновением монотеистической религии. Вопрос об эксплицитной формулировке неявных предпосылок, на которые опирается научное мышление, о концептуальных основаниях духовной культуры и их роли в формировании и развитии мировоззрения, ставится на повестку дня с возникновением и развитием теоретического естествознания. В наиболее явной форме программа исследования предпосылок научного мышления формулируется в "критической" философии И.Канта. В свою очередь идеал "критической" философии как способа уяснения "условий возможности" научного знания формируется в ходе исследования способа мышления, лежащего в основании Коперниканской революции. Недостаточный уровень развития логического знания, общие идеалистические установки способствовали возникновению и развитию представления о порождении содержания знания рефлексивными процессами. В наиболее гипертрофированной форме этот взгляд был выражен в феноменологии духа Гегеля, распространившей кантовский трансцендентализм на историю развития сознания. По существу идея трансцендентализма была реакцией на неудовлетворительность аналитического восхождения к "условиям возможности" научного знания, в результате которого предмет философского исследования оказался вне сферы рационального обоснования.

Развитие идеи трансцендентализма неокантианства, ее распространение на всю область духовной культуры обнажило принципиальные недостатки трансцендентализма как способа мышления. В философии "символических форм" культура была представлена как самопорождение духом своего собственного содержания, осознания им себя в продуктах духовного творчества. Марксистская критика гегелевской феноменологии духа оказалась полностью применимой к феноменологической критике культуры Э.Кассирера. Общие пороки мировоззренческой ориентации не позволили вскрыть механизмы концептуаль-

ной обусловленности знания, в том числе восприятия. Общие "условия возможности" явлений духовной культуры оказались не более, чем функциональными кореллятами самих явлений.

Расширение и углубление предметной"области условий возможности" научного познания и донаучных форм мироуяснения на основе использования объективно-идеалистической схемы отчетливо выявило искусственность последней как способа рациональной организации разнообразных явлений культуры. Само объективно-идеалистическое истолкование культуры опиралось на функциональный подход к культуре как один из своих гносеологических корней. Пороки трансцен-денталистского обоснования культуры, осуществляемого изнутри анализируемой формы духовной жизни, сказались в попытках создания унифицированной модели для различных форм культуры: мифа, религии, языка, искусства, науки. Поэтому несмотря на ряд плодотворных догадок в рамках трансцендентализма не могла быть реализована задача эксплицитного выражения логико-языковых предпосылок мышления, в том числе и философского. Форма языка так же как и предметно-практическая деятельность рассматривалась как одна из форм наряду с другими культурными формами.

Появление и развитие математической логики позволило использовать логико-семантические методы и идеи как для анализа концептуальных предпосылок познания, так и для анализа логических предпосылок ряда философских концепций и категорий. Логико-семантические методы оказались эффективным средством исследования способов упрощения, огрубления, омертвления мыслью действительности, одним из частных способов философского исследования. Действенность самих логико-семантических методов связана с рядом огрублений логической мыслью существа познавательных процессов, что особенно наглядно проявилось в дискуссиях о кванторной логике, как возможном "каноническом языке" философии, о философской значимости ме-

тода идентифицирующих дискрипций. Использование языка классической логики для обсуждения философских контекстов, по-видимому, ограничено принципами изоморфизма и четкости предикатов, которые не выполняются в отношениях эксплицитно выраженного и имплицитного знания, для диалектического мышления, связанного со сложными процессами взаимодействия различных структур естественного языка. Реализация логико-семантической программы экспликации логико-языковых предпосылок философского мышления возможна лишь на основе исследования теоретических допущений, идеализирующих и тем самым огрубляющих эксплицируемое содержание.

Попытки критико-рефлексивного рассмотрения отношения рече-мыслительных форм языка к действительности, предпринятые лингвистической философией, не смогли снять основных пороков трансцендентализма.

Анализ различных вариантов критико-рефлексивного уяснения предпосылочного знания - трансцендентальной философии И.Канта, феноменологии духа Гегеля, феноменологической критики культуры Э.Кассирера, лингвистической философии позволяет сделать вывод о принципиальной ограниченности философского знания, гипертрофирующего критическую функцию философии. Диалектико-материалистическая философия показывает, что выходы из теоретико-познавательных тупиков философии критико-рефлексивного типа возможны лишь на основе ряда теоретических представлений о роли предметно-практических форм деятельности человека, социально-исторической обусловленности сознания и познания в том числе и логико-языковых предпосылок мышления. Эксплицитное выражение неявно принимаемых допущений невозможно в теоретическом вакууме, без уяснения многообразных способов социально-культурной детерминации знания.

В работах классиков марксизма заложены фундаментальные принципы анализа процессов социальной детерминации мышления и его про-

дуктов. Одним из важнейших каналов социализации познания является формирование предпосылочного знания, его функционирование в социальных системах деятельности человека. Необходимость исследования природы, структуры, функций предпосылочного знания с диалектико-мате-риалистических позиций признается в марксистской философской литературе. Как правило, эта проблематика анализируется с помощью понятий "стиль мышления", "стиль научного мышления", "научная картина мира", "физическая картина мира" и ряда других. Ориентация на развитые формы научного знания, включающего конкурирующие теории, которые опираются на различные философские принципы и методологический инструментарий, приводит к тому, что предметом философского уяснения оказывается знание, прошедшее достаточно длительный путь рационализации и в той или иной степени осознаваемое ученым. При подобном подходе к предпосылочному знанию, как правило, предельным уровнем анализа оказывается философское знание, - различные принципы детерминации, то или иное понимание субъектно-объектных отношений, типы объяснения и т.д. Однако философское знание так же не лишено предпосылок, но опирается на ряд неявно принимаемых допущений, которые должны стать предметом диалектико-материалисти-ческого анализа.

Представление о концептуальном содержании культуры как особой области исследования диалектико-материалистической философии имеет явное методологическое значение и для марксистского историко-философского исследования, если оно стремится не только классифицировать философские идеи, но и понять причины их появления. В истории философии философские идеи, как правило, опираются на допущения, разделяемые всеми или большинством мыслителей определенного исторического периода или культуры. Анализ этих неявных теоретических допущений - важный этап на пути понимания историко-философского процесса.

Диалектико-материалистическая философия, развивая представление о детерминированности результата познания характером деятельности, лежащей в его основе, не может не использовать логико-семантические методы и идеи, возникающие в русле длительной традиции поиска точности, строгости, доказательное при обсуждении философских проблем и идей. Однако философская значимость логико-семантических идей и методов, как это показывает анализ попыток их философских приложений, заключается не в том, что они раз и навсегда решают важные философские проблемы, а в том, что способствуют более углубленному пониманию условий возникновения самих проблем. Практика философских приложений логико-семантических методов и идей показывает, что они эксплицируют не столько логико-языковые интуиции людей, детерминируемые культурой, сколько логико-семантические представления, на которые неявно опираются. Выявление этих логико-семантических представлений, носящих, как правило, философский характер - важная задача диалектико-материалистической философии.

Исследование концептуального содержания культуры имеет важное мировоззренческое значение в свете ленинского учения о путях развития пролетарской культуры, которая развивается "только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества"*. Индивид может стать личностью только через усвоение культурного богатства общества, что однако возможно лишь путем специфически культурного отношения к культуре, выработанной предшествующими поколениями людей. Очевидно, что приобщение к культуре, созданной всем развитием человечества не возможно путем некритического усвоения культурных ценностей, но путем понимания культуры, что предполагает выявление ее концептуального содержания. Процесс приобщения к культур-

■^Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.41, с.304.

ному наследию осуществляется в значительной мере все еще стихийно. Думается, что исследование проблематики концептуального содержания культуры имеет прямое отношение к задачам коммунистического воспитания.

1. Маркс К. К критике гегелевской философии права. - Маркс К., Энгельс Ф, Соч. 2-е изд., т.1, с.219-368.

2. Маркс К. Экономическо-философские рукописи. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.42, с.41-174.

3. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. - Соч. 2-е изд., т.З, с.7-544.

4. Маркс К. К критике политической экономии. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.13, с.1-167.

5. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. T.I. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.23, с.5-784.

6. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.З. -Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.25, ч.П, с.1-505.

7. Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. Часть вто-

рая. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.46, ч.П, с.3-521.

8. Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. Часть первая.-Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.46, ч.1, с.3-508.

9. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. - Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т.20, с.5-338.

10. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. - Полн.собр.соч., т.18, с.1-384.

11. Ленин В.И. Философские тетради. - Полн.собр.соч., т.29, с.З-620.

12. Ленин В.И. О карикатуре на марксизм и об "империалистическом экономизме". - Полн.собр.соч., т.30, с.77-130.

13. Брежнев Л.И. Отчетный доклад центрального комитета КПСС ХХУ1 съезду Коммунистической партии Советского Союза и очередные задачи партии в области внутренней и внешней политики. - М.: Политиздат, 198I. - III с.

0 дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы: Постановление ЦК КПСС от 26 апр.1979 г. - М.: Политиздат, 1979. - 16 с.

Абрамян Л.А. Кант и проблема знания. Анализ кантовой концепции обоснования естествознания. - Ереван: Изд-во Акад.наук АрмССР, 1979. - 259 с.

Автономова Н.С. Философские проблемы структурного анализа в гуманитарных науках. (Критический очерк концепций французского структурализма). - М.: Наука, 1977. - 271 с. Акулов В.Л. Философия, ее предмет, структура и место в системе наук. - Краснодар: Кн.изд., 1976. - 199 с. Асмус В.Ф. Иммануил Кант. - М.: Наука, 1973. - 534 с. Асмус В.Ф. Античная философия. - М.: Высшая школа, 2-е изд., доп. 1976. - 543 с.

Аристотель. Метафизика. - Соч.: В 4 т. M., 1976, т.1, с.65-367.

Аристотель. Категории. - Соч.: В 4 т. M., 1978, т.2, с.51-90. Аристотель. Топика. - Соч.: В 4 т. M., 1978, т.2, с.347-531. Ахманов A.C. Логическое учение Аристотеля. - М.: Соцэкгиз, i960. - 314 с.

Бабушкин В.У. О природе философского знания. Критика современных буржуазных концепций. - М.: Наука, 1978. - 207 с. Басин Е.Я. Семантическая философия искусства (Критический анализ). - М.: Мысль, 1973. - 216 с.

Бенвенист Э. Общая лингвистика. - М.: Прогресс, 1974. - 447 с. Бергсон А. Философская интуиция. - Новые идеи в философии, ISI'4, сб.2, Спб., с. 1-28.

Боголюбова Е.В. Культура и общество: Вопросы истории и теории. - М.: Изд-во МГУ, 1978. - 232 с.

Брутян Г.А. Очерки по анализу философского знания. - Ереван:

Айастан, 1979. - 288 с.

30. Булатов М.А. Деятельность и структура философского знания. -Киев: Наукова думка, 1976. - 216 с.

31. Вайснер Л.С. Проблема человека в философии Э.Кассирера. - Философские науки, 1980, № I, с.158-161.

32. Ван дер Варден Б. Пробуждающаяся наука. Математика Древнего Египта, Вавилона и Греции. - М.: Физматгиз, 1959. - 459 с.

33. Виндельбанд В. Прелюдии. - СПб.: 1904. - 374 с.

34. Гайденко П.П. Философия Фихте и современность. - М.: Мысль, 1979. - 288 с.

35. Гайденко П.П. Обоснование научного знания в философии Платона. - В кн.: Платон и его эпоха/Ответств.ред.Ф.Х.Кессиди. -М.: Наука, 1979. - 318 с.

36. Гайденко П.П. Эволюция понятия науки: Становление и развитие первых научных программ. - М.: Наука, 1980. - 566 с.

37. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. - Соч. М., 1959, т.4. 440 с.

38. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. - Соч. М., 1970-1972. Т.1-3.

39. Гегель Г.В.Ф. Философия природы. - Соч. М.-Л., 1934, т.2, 683 с.

40. Гейзенберг В. Смысл и значение красоты в точных науках. - Вопросы философии, 1979, № 12, с.49-60.

41. Грязнов Б.С. Об исторической интерпретации "Аналитик" Аристотеля. - М.: Недра, 1971. - 16 с.

42. Теория и ее объект/Грязнов Б.С., Никитин Е.П. и др. - М.: Наука, 1973. - 248 с.

43. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М.: Искусство, 1972. 318 с.

44. Давидович В.Е., Яковлев В.П. О философском освоении действительности. - Философские науки, 1979, № 5, с.45-55.

45. Дильтей В. Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизиче-

ских системах. - Новые идеи в философии, 1912, сб.1, СПб., с.119-181.

46. Дюркгейм Э. Социология и теория познания. - Новые идеи в социологии, 1914, сб.2, СПб., с.27-67.

47. Зотов А.Ф., Воронцова Ю.В. Буржуазная "философия науки" (становление, принципы, тенденции). - М.: Изд-во МГУ, 1978. -200 с.

48. Ильичев Л.Ф. Философия и научный прогресс: Некоторые методологические проблемы естествознания и обществознания. - М.: Наука, 1977. - 318 с.

49. История античной диалектики/В.В.Соколов, Б.М.Кедров, М.А.Дын-ник и др. - М.: Мысль, 1972. - 335 с.

50. История философии и марксизм: (Вопросы методологии историко-философской науки). - М.: Мысль, 1979. - 231 с.

51. Кант И. Критика чистого разума. - Соч.: В 6 т. М., 1964, т.З, с.69-756.

52. Кант И. Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука. - Соч.: В 6 т. М., 1965, т.4, ч.1, с.67-310.

53. Кант И. Критика практического разума. - Соч.: В 6 т. М., 1965, т.4, чЛ, с.3II-50I.

54. Кант и кантианцы. Критические очерки одной философской традиции /Отв.ред.А.С.Богомолов. - М.: Наука, 1978. - 359 с.

55. Кедров Б.М. По поводу трактовки предмета марксистской философии как мира в целом. - Вопросы философии, 1979, № 10, с.33^ 45.

56. Киссель М.А. Идеализм против науки. Критика науки в буржуазной философии XIX-XX вв. - Л.: Лениздат, 1969. - 320 с.

57. Киссель М.А. Судьба старой дилеммы (Рационализм и эмпиризм в буржуазной философии XX века). - М.: Мысль, 1974. - 279 с.

58. Козлова М.С. Философия и язык: (Критический анализ некоторых

тенденций эволюции позитивизма XX в.). - М.: Мысль, 1972. -254 с.

59. Козлова М.С. Проблема оснований науки. - В кн.: Природа научного познания: логико-методологический аспект. Под ред.В.С. Степина. - Минск: 1979, с.

60. Конкин М.И. Проблема формирования и развития философских категорий. - М.: Высш.школа, 1980. - 24-5 с.

61. Критические очерки по философии Канта/Йод ред.М.А.Булатова. -Киев: Наукова думка, 1975. - 367 с.

62. Кун Т. Структура научных революций. - М.: Прогресс, 1975. -288 с.

63. Лейбниц Г.В. Избранные философские сочинения. - М.: 1908. -364 с.

64. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. - М.: Наука, 1980. -357 с.

65. Ленинизм и современные проблемы историко-философской науки/ Отв.ред.Л.Н.Суворов. - М.: Наука, 1970. - 619 с.

66. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. - М.: Наука, 1979. - 352 с.

67. Логика и онтология/Йод общ.ред.: В.В.Целищева и др. - М.: Наука, 1978. 261 с.

68. Лой А.Н. Социально-историческое содержание категорий "время" и "пространство". - Киев: Наукова думка, 1978. - 135 с.

69. Лосев А.Ф. История античной эстетики (ранняя классика). - М.: Высшая школа, 1963. - 583 с.

70. Лосева И.Н. Проблемы генезиса науки. - Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1979. - 104 с.

71. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. Латинская патристика. - М.: Мысль, 1979. - 431 с.

Малинин В.А. Теория истории философии. Наука и ее проблемы. -М.: 1976. - 249 с.

Мамардашвили М.К. Анализ сознания в работах Маркса. - Вопросы философии, 1968, № 6, с.14-25.

Мамардашвили М.К. Форма превращенная. - В кн.: Философская энциклопедия. М.: 1970, т.5, с.386- 389.

Мамардашвили М.К. Форш и содержание мышления: (К критике гегелевского учения о формах познания). - М.: Высшая школа, 1968. - 191 с.

Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. - М.: Наука, 1976. - 407 с. Методологические проблемы истории философии и общественной мысли/Йод ред.Б.В.Богданова и др. - М.: Наука, 1977. -360 с.

Микешина Л.А. Детерминация естественнонаучного познания. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1977. - 104 с.

Михайлов Б.В. Кассирер и методология науки. - Вестник МГУ, сер.8, 1974, №4, с.52-62.

Михайлова Э.Н., Чанышев А.Н. Ионийская философия. - М.: Изд-во МГУ, 1966. - 184 с.

Наторп П. Кант и Марбургская школа. - Новые идеи в философии.

СПб., 1913, сб.5, с.93-132.

Нарский И.С. Кант. - М.: Мысль, 1976. - 207 с.

Нарский И.С. Западноевропейская философия XIX века. - М.:

Высшая школа, 1976. - 584 с.

Нейгебауэр 0. Точные науки в древности. М.: Наука, 1968. -224 с.

Нерсесянц B.C. Политические учения древней Греции. - М.: Наука, 1979. 263 с.

Никитин Е.П. О природе обоснования. - Вопросы философии, 1979, № 10, с.46-55.

87. Никитин Е.П. Объяснение - функция науки. - М.: Наука, 1970. -380 с.

88. Овчинников B.C. Мировоззрение как явление духовной жизни общества. Опыт анализа понятий. - Л.: Изд-во Ленингр.ун-та, 1978.100 с.

89. Ойзерман Т.И. Философия И.Канта. (К 250-летию со дня рождения). - М.: Знание, 1974. 63 с.

90. Ойзерман Т.И. Диалектический материализм и история философии.-М.: Мысль, 1979. - 308 с.

91. Ойзерман Т.И. Проблемы историко-философской науки. - М.: Мысль, 1969. - 398 с.

92. Ойзерман Т.И. Некоторые методологические проблемы истории философии. - В кн.: Методологические проблемы истории философии и общественной мысли/Йод ред.Б.В.Богданова и др. - М.: Наука, 1977, с. 143-162.

93. Петров В.В. Проблема указания в языке науки. - Новосибирск: Наука, 1977. - 127 с.

94. Платон. Софист. - Соч.: В 3 т. М., 1970, т.2, с.319-399.

95. Платон. Парменид. - Соч.: В 3 т. М., 1970, т.2, с.401-477.

96. Платон. Государство. - Соч.: В 3 т. М., 1970, т.З, чЛ, с.89-454.

97. Платон и его эпоха/Отв.ред.Ф.Х.Кессиди. - М.: Наука, 1979. -. 318 с.

98. Попов П.С., Стяжкин Н.И. Развитие логических идей от античности до эпохи возрождения. - М.: Изд-во МГУ, 1974. 222 с.

99. Попович М.В. Философские вопросы семантики. - Киев: Наукова думка, 1975. - 299 с.

100.Попович М.В. Очерк развития логических идей в культурно-историческом контексте. - Киев: Наукова думка, 1979. - 243 с.

101. Проблемы материалистической диалектики как теории познания/ Под ред.В.А.Лекторского. - М.: Наука, 1979. 357 с.

102. Рассел Б. История западной философии. - М.: Изд.иностр.лит. 1959. - 935 с.

103. Сабо А. О превращении математики в дедуктивную науку. -Историко-математические исследования, вып.12. М., 1959, с.

104. Слобин Д., Грин Дж. - Психолингвистика. М.: Прогресс, 1976. -350 с.

105. Стеблин-Каменский М.И. Миф. - Л.: Наука, Ленингр.отд-ние, 1976. - 104 с.

106. Табачковский В.Т. Критика идеалистических интерпретаций практики. - Киев: Наукова Думка, 1976. - 263 с.

107. Швырев B.C. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. - М.: Наука, 1978. - 382 с.

108. Шейнман-Топштейн С.Я. Платон и ведийская филояофия. - М.: Наука, 1978, 199 с.

109. Шпет Г.Г. К истории рационализации ХУШ в. - Вопросы философии и психологии 1915, кн.126(1), с.1-61.

НО. Хинтикка Я. Логико-эпистемологические исследования. - М.: Прогресс, 1980. - 447 с.

111. Хорев Н.В. Философия как фактор развития науки. - М.: Изд-во Моск.ун-та, 1979. - 263 с.

112. Философия в современном мире. Философия и наука. Критические очерки буржуазной философииД1од ред.Л.Н.Митрохина и др. -М.: Наука, 1972. - 423 с.

113. Философия и логика/Отв.ред.П.В.Таванец и В.А.Смирнов. М.: Наука, 1974. - 479 с.

114. Философия и ценностные формы сознания. Критич.анализ буржуазных концепций природы философии/Отв.ред.Б.Т.Григорьян. - М.: Наука, 1978. - 348 с.

115. Философия Канта и современность. - М.: Мысль, 1974. - 468 с.

116. Фреге Г. Смысл и денотат. - Семиотика и информатика, 1977, вып.8, с.181-210.

117. Фрейденберг О.М. Миф и литература древности. - М.: Наука, 1978. - 605 с.

118. Целищев В.В. Философские проблемы семантики возможных миров. - Новосибирск: Наука, 1977. - 191 с.

119. Эвристическая и прогностическая функция философии в формировании научных теорий/Йод ред.Ф.Ф.Вяккерева, В.П.Бранского. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. - 136 с.

120. Юлина Н.С. Проблема метафизики в американской философии XX века. Критич.очерк эмпирико-позитквистских течений. - М.: Наука, 1978. - 296 с.

caJL 0"f>i=>bcA,cJL to XeVe/cce o^n^ffoJLgc^cpLf ¿-t*-

134k, ibiCj^. oftH, Wit/, ¿/Ipe-

!ZC>. £. Ли. -bJU Д^сД^/ч - КыА-

Ycdb 13Ы.-¿ti f>.

¡Mur tfa^tL^ YGJI<L uWtr. ifcr-ISÏO^ twl iJ

IZ.%. С4). A- Ci^t lActucti с и- to f>JLe,uj>

Loi. ß-^CL&f&C, pjL'CoAop-ILcXA. - Jh.: СснЛл-мрог.Ъ'^Гп „

[ iM). -. Mí -W- 4¿ 3.

12, в. P H. Jf^^M ¿uoitf Murtón

eu, fruJ -iJuL- rV'-tiLptqln CL crf- ¿y^We^. -

/30 C. M c?f Сам^ъы- H&cby^et —

lojCca£, ¡3í> Ц iyo¿ ¿ flf¿f

7 3/. tíosteQ.iu. р-ЬСол^рЬссЛ -Ли: P-hto^f ¿y

¿mJ j С. &<t±(eJ.yfoibJcu. - ьЫоъ^ Мьб«^-

Млм-- A^-wK ,5-í. m^fti^'d. рть, нн -

132. He¿jc,i**ot.i j. íc^ic ti*. сос&е+'&'Л- tofjic

CbKjn Asûc. - JH ; -¿L^X«*^ /Jé*, / ^ f>. /23 U¡l¿Lkka,j. I Д-t- Wt/- ' burt/nitd. -

Ц1Ч. T^e-J. ЪсгЫ^ iSï^p.frSé. '

I3V. HiidiklCíL J. ¿ojie, cLiJl

¿i*. t№.-¿&j>. V

15S] {¿¡tcLikk.O'j. J<kc p^. ¿к^ек-i/ c^clCÍÍu euvd otUcZ

fivur yvo&eti. loL UisC¿A&tieA. - - ßoÄc*,: Q.e¿Jct

p«U. O13K -262p.

l¿(>. ^oltlu.ût'l f¿. Же tO&L &L <L4.pCtt ¿ce.íhJf Lt*. tOl-CíQChA'ic'^i

Itrttb -eloyl-í. - L: Cuí-iuilí jUx^thtbítí-t-Lj ISÍ4*\yot-2, l/lf p. 2Z3'¿4I.

/3?. <v*oJU ty C.f K^CdU M. Jlc dt+dof««lH£ ol &>4¡¿t -Os&J; CJUVIJO*. ршь, im. -IbZp.

Ib f. É. 4><l Jh: ¡¿&rie<ur- L^-Ui^clílío^clÚ.

í¿ oküoúfkiz, I3M; rJ. 1514/ Si\ot p ЧЧЗ- г

(eJ.). - Uí¡

/ie«r J^'^í Tctí. !<tfô. ti.

140. Plílo+oplq ^J L'itolq,

¿¿¿a-j-i- to èlHjA

u.V. - hcuy Уоък.:Со£ын&?

!Ч1. QtiiHJU UT ir. 0«¿cú><jLc¿d¿ ЪбСаиб;^-^ ая/ с-Ы^л. , —

jf^z/c - Won; CcPu^fccL lAtuiir. fii&Wj ¡íSj>.

Qwiitjt. Mf- PT Wold Й-Я*/ - Сл-ыб-ыс^^, :

eL ïvicLMйЖ-и^еЛЬ^ Ju¿Á. oL Í¿CÁU¿>C*M' k-e-ur

* m*., 13(fû.

\кЪ. QuihJL i/Г К UJu urtKq* of о-Ь&лъ Ы^ЬлМ-

Ct^í-^Jjc [Weuu) — «»i*: рь^к, №b-33>yj=.

¡44. (jnî\u> UT, 1Г jíe. И.ААмЧЛ' O^ wtu LOJ* ¡ChJ>Ur€¿Jj¿. —

mí. Z/lmPcM i- H- %fzÁ-tot&,. - heur Joik: CoLi^êi^ *>чг.

pt£¿¿ WO. -303p.

\4G. Ha.*JO¿¿ i.V. PIójíc.

cf-LU dp of

XJLOJ^O^. - hiAAr %ьк - ^DVbJob. : Colu VKi ßifls И. H-j'íT. !=>

R.CÍ -iï. frf- i^ic^t'fpc. p-íL Coff hj. —

&-¿Ред. d^jafa:L ; U*¿r. с^ риш, lâ^l-

/ L £4. fa. WAui[eJ.). - hour ¿ík ; &o ¡SSb. - ¿SZ p.

\ЧЧ. ÍMUtXt в), rhu ^hiCo+oft-itcU (fewtof^cu£. -^яХд.

IS"P. Üu4tt¿¿ ß. l%j<iÁtU4¿L CLftd ío^it ûtLtb "

HfijLiOci^J4toroM./ ftuJttlut* : рем**'»' UokA, uj>u*ty -

içi. Pz&iU

pO^ii^u^/J. i. Лигt. - Kzor Wzk ; l96>C.

/S-З. oT¿e, pliCo^L op &ttíía,Mf £u44€¿&/PJ.deÁ*'¿f/> ltd). - ftt<r Hox-k: -HbiPtt <§ 196S. -ь-оС i.

JLL pUlo^opLi ot étfU-t Ccu^tJLbfP.L ¿cÁUf>r (eA - Ml^U™ r (343. ' П

IK. TihL^t &.P. С*.**, ¿i^cf Сом иг. Лл

of- -bU- c^ tebto&c- -

Ли: JcKltcül 0¿ -tL^ Íí^-ioi^ oí \eft4ti. /363 ú¿3 0,

л/1,г.п-чь. Г Т Г / /

/Г6. ffîiil<cU.OK, J. é. ¿¿¿¡M - t/íc: tbi^Jj 1&Ï3, t*>l ¿XXX//, /fill

дЛоыЁ' ctdbz^Jo* pxcu; h.

iSll-tai^-Ui^ i. ¿i et*— èU.Lt±. Л*:

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.