Ранняя драматургия А.Н. Островского и традиции комедийного жанра тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 10.01.01, кандидат филологических наук Музалевский, Никита Евгеньевич

  • Музалевский, Никита Евгеньевич
  • кандидат филологических науккандидат филологических наук
  • 2013, СаратовСаратов
  • Специальность ВАК РФ10.01.01
  • Количество страниц 217
Музалевский, Никита Евгеньевич. Ранняя драматургия А.Н. Островского и традиции комедийного жанра: дис. кандидат филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Саратов. 2013. 217 с.

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Музалевский, Никита Евгеньевич

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. «Свои люди - сочтёмся» - сатирическая комедия в русском

и европейском (Мольер) историко-литературном контекстах

Глава 2. «Утро молодого человека». Гоголевское начало и новые типажи

в «сценах» комедийной структуры

Глава 3. «Не в свои сани не садись». Любовный треугольник, комическое и лирическое в пространстве художественного текста. Драматизм семейного конфликта в динамике сценического

действия

Глава 4. «Бедность не порок». Драматизм сюжета и обновлённая система персонажей в историко-литературном и фольклорном

контекстах

Заключение

Библиография

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Ранняя драматургия А.Н. Островского и традиции комедийного жанра»

ВВЕДЕНИЕ

Каждая эпоха выбирает из обширного классического наследия свои произведения, актуализирует их проблемы, сюжеты, героев. Творчество А.Н. Островского сохраняет своё значение и звучание и в культурном пространстве начала XXI века. Устойчивый интерес к Островскому во все времена формировался не только читателем, но и самым широким кругом ценителей его творчества - театральным, а затем и кино-, и телезрителем.

Исследовательское внимание к драматургу наиболее концентрированно проявлялось в юбилейные годы - в 100, 125, 150 лет со дня его рождения. На рубеже XX и XXI веков, в эпоху крутого исторического перелома и перемен в общественном сознании, исследование жизни и творчества Островского актуализировалось и обновилось новыми темами и запросами к его творческому наследию. Потребность в объективном обобщении современного состояния научных знаний об Островском, как и о других классиках русской литературы, привела к укреплению исследовательских контактов, организации «чтений», конференций и появлению авторских коллективов. Стал утверждаться приоритет определённых типов изданий справочно-биографического, персонального и общего характера, неоценимых энциклопедий, концентрирующих все данные об одном классике - Чехове1 или Толстом". К 190-летнему юбилею драматурга появилось и ценнейшее

о

издание «А.Н. Островский. Энциклопедия» . В составе её редакционной коллегии - учёные, посвятившие многие годы исследованию сложнейших проблем творческого наследия Островского - методологии, теории, историографии научного анализа. Это - И.Аг Овчинина, Н.С. Ганцовская, В.П. Мещеряков, A.A. Ревякина, А.И. Журавлёва, Н.Г. Михновец, В.В. Тихомиров (зам. главного редактора), Ю.В. Лебедев, Г.И. Орлова, JI.B. Чернец (зам. главного редактора). В авторском составе также

1 См.: А.П. Чехов. Энциклопедия / сост. и науч. ред. В.Б. Катаев. - М., 2011. - 695 с.

2 См.: Л.11. Толстой. Энциклопедия / сост. и науч. ред. Н.И. Бурнашева. - М., 2009. - 848 с.

3 См.: А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. И.А. Овчшшна. - Кострома ; Шуя, 2012. - 660 с.

3

авторитетнейшие специалисты по всем тематическим спектрам этого справочно-энциклопедического труда.

Как о заметном явлении современного процесса изучения творчества Островского в энциклопедии говорится о сборниках научных трудов Шуйского государственного педагогического университета, объединившего «учёных из разных стран и городов - литературоведов, философов, театроведов, лингвистов, культурологов, музыковедов, этнографов, историков, социологов, сотрудников архивов и музеев, принявших участие в подготовке энциклопедии»4.

Среди изданий, сопутствовавших «Энциклопедии», следует выделить «Щелыковские чтения», выходившие ежегодно с 2000 по 2012 годы5. Материалы каждого «тома» этого издания представляют собой доклады и сообщения ежегодных конференций. Участники конференций делегированы академическими институтами и филологическими кафедрами столичных и региональных вузов: ВГИКа, Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, Российской и Санкт-Петербургской академиями театрального искусства, а также Ивановским Химико-технологическим университетом и Северо-западным институтом печати Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна. Этот далеко не полный перечень свидетельствует об интеграции и консолидации

гуманитарных научных направлений, представляющих общественно-

6

инновационную и интеллектуальную среду современности .

4 Там же. - С. 191.

5 См.: Музапсвскчй, Н.Е. «Щелыковские чтения» - серийиое издание о творчестве А.Н. Островского. Представляем книгу // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Филология. Журналистика. Т. 12. - Саратов, 2012. Вып. З.-С. 111-115.

Музалсвский, Н.Е. «Щелыково» А.Н. Островского - вчера и сегодня // Н.Г. Чернышевский. Статьи, исследования и материалы: Сб. науч. Трудов / отв. ред. A.A. Демченко. - Саратов, 2012. Вып. 18. -С. 157-164.

6 Обращает на себя внимание тот факт, что музейные коллективы сотрудников-энтузиастов стали редким мощным двигателем в специальной области просвещения: Михайловское, Ясная Поляна, Спасское-Лутовиново (перечислить всё невозможно), стали притягательной культурной силой для российских сограждан и зарубежных гостей. В связи с юбилеем Островского Государственный центральный театральный музей им. А.А Бахрушина провёл конференцию под девизом «А.Н. Островский - рыцарь театра» (3-4 апреля, 2013 г.).

Благодаря объединяющим усилиям представителей разных специальностей заново переосмысливается и исследуется на жизнеспособность всё богатство отечественной литературы и культуры. Циклы человеческих судеб, подобно циклу отдельной жизни, искусство возвращает, повторяет, помогает заново пережить и осмыслить.

Преобладающие принципы демонстрации авторами своего материала в «Щелыковских чтениях» чрезвычайно плодотворны: подробная характеристика источников, добросовестность и полнота библиографических отсылок, конкретная аргументация новизны своего подхода и обоснования перспектив исследования. Богатые примечания к каждой статье регистрируют малоизвестные дореволюционные работы,

литературоведческую классику советского времени и новейшие исследования. При этом большинство исследователей закрепляет в качестве наиболее актуального объекта для нового исследовательского прочтения именно ранние комедии Островского.

Энциклопедия «А.Н. Островский» и сборники «Щелыковские чтения» обеспечивают источниковедческую выверенность и объективность историко-литературных данных, создавая предпосылки для дальнейшей разработки наметившихся и заново формулируемых проблем изучения творческого наследия драматурга. Обширный объем информации гарантирует преодоление исследовательской субъективности. Ограничиваясь рассмотрением названных выше изданий, мы считаем возможным определить их как историографическое основание для предпринятого диссертационного исследования и решения поставленных в нём задач. Коснемся тех проблем, которые далее будут подвергнуты анализу.

В контексте всех материалов конференций, проводимых в Щелыкове (как и на некоторых других научных собраниях, посвящённых Островскому), ранний период творчества писателя всё чаще оказывается в числе приоритетных, что обусловливается его исключительной ролью для изучения стержневых вопросов литературы 1840-х - начала 1850-х гг.

С новой остротой обсуждается творческая связь Островского с магистральным явлением сороковых годов - «натуральной школой». Профессор В.В. Тихомиров подвергает эту проблему аналитическому и критическому рассмотрению: «Натуральная школа - одно из направлений в русском литературном процессе своего времени, в силу своей публицистичности и политической ангажированности ставшее наиболее известным и авторитетным» . Автор ссылается на концепцию статьи А.П.

о

Скафтымова «Белинский и драматургия А.Н. Островского» и во многом следует её важнейшим положениям. Тихомиров учитывает и современную полемическую ситуацию, связанную с отрицанием и защитой наследия Белинского: «Эта школа не обладала монополией на художественную истину (хотя Белинский явно пытался её закрепить), на использование жанра физиологий, на внимание к повседневному быту, к народной жизни»9. Тихомиров имеет в виду то противостояние во взгляде на «натуральную школу» у членов «молодой редакции» «Москвитянина», которое вырабатывалось в полемике с Белинским. В статье А.П. Скафтымова этот вопрос решался диалектически сложно.

Важнейший аспект рассмотрения раннего периода творчества Островского связан с отрицанием или признанием внутреннего единства произведений этого времени. В частных исследованиях и томах общих академических историй русской литературы XIX века нередко указывалось на нарушение преемственности между комедией «Свои люди - сочтёмся» и пьесами так называемого «москвитянинского» периода. При этом звучали и негативно-критические оценки последующих комедий начальной поры творчества Островского10. А.П. Скафтымов • не видел резкого поворота в художественной позиции автора комедии «Свои люди - сочтёмся». Он не

7 Тихомиров, В.В. Творчество А.Н. Островского и натуральная школа в русской литературе 1840-х - 1850-х годов // Щелыковские чтения 2009. А.Н. Островский и русская драматургия. — Кострома, 2011. - С. 84.

8 См.: Скафтымов, А.П. Белинский и драматургия А.Н. Островского // Скафтымов, А.П. Собр. соч. : в 3 т. - Самара, 2008. - Т. 2. - С. 103-180.

9 Тихомиров, В.В. Указ соч. - Там же. - С. 84.

10 См.: Лотмаи, Л.М. А.Н. Островский // История русской литературы : в 4 т. - Л., 1982. - Т. 3. Расцвет реализма. - С. 495-527.

усматривал ни «самопротиворечий», ни отказа от идей, которые «определяли самые коренные основы его творческих стремлений <...> При всех различиях между пьесами Островского раннего периода его деятельности в них остается некая общая основа, одинаково характерная и для "Семейной картины", и для "Своих людей", и для "Не в свои сани не садись", и для "Бедности не порок" и даже для "Не так живи, как хочется"»11.

От обвинений в непоследовательности Островский был во многом

1 ^ 13

освобожден благодаря работам А.И. Журавлёвой " и В.Я. Лакшина . Тем не менее изучение этих внутренних связей ранних комедий Островского и художественной новизны жанрового оформления в каждой из комедий остаётся исследовательской задачей. При этом сопоставительный ряд можно выстроить на основе целостного последовательного анализа каждой комедии. Именно такой принцип рассмотрения изучаемого корпуса текстов драматурга и реализуется в настоящей работе. Проблемный анализ текста с целью определения нравственно-философской эстетической позиции автора нередко выстраивается по избирательному формосодержательному принципу. Из текста комедий Островского трудно исключить какие-то событийные эпизоды, второстепенных персонажей и просто, на первый взгляд, незначительный обмен репликами между действующими лицами. Определение Островского исключительно как бытописателя уводило от самого существа его художественной системы, о чём со всей определенностью сказал И.А. Гончаров в своих «Материалах, заготовляемых для критической статьи об Островском»: «Островского обыкновенно называют писателем быта, нравов, но ведь это не исключает психической стороны: при неверностях психической стороны не могли бы быть верны быт

11 Скафтымов, А.П. Указ. соч. - С. 105.

12 См.: Журавлёва, А.И. A.FI. Островский-комедиограф. - М., 1981. - 216 с.

Журавлева, А.И., Макеев, М.С. А.Н. Островский. - М., 1997. - 112 с.

13 См.: Лакшин, В.Я. А.Н. Островский // Лакшин, В.Я. Собр. соч.: в 3 т. - М., 2004. - Т. 2. - 768 с.

Лакшин, В.Я. «Мудрецы» Островского - в истории и на сцене // Лакшин, В.Я.. Собр. соч. : в 3 т. - М., 2004.-Т. 1.-С. 317-398.

Лакшин, В.Я. Пять великих имс'н. - М., 1988. - 464 с.

и нравы. У Островского <.. .> нет ни одной пьесы, где бы не был затронут тот

- 14

или другой чисто человеческий интерес, чувство, жизненная правда» .

Ещё одно важное положение в оценке раннего творчества писателя концептуально обосновано Ю.В. Лебедевым в одном из выпусков «Щелыковских чтений». В статье «"Перепевы" А.Н. Островского-драматурга» исследователь развёртывает тезис о внутренней жанрово-тематической связи пьес, написанных в разные годы (слово «перепевы» в названии поставлено в кавычки): «Ещё современная А.Н. Островскому критика подметила часто встречающиеся в его драматургии сюжетные повторы. "На всякого мудреца довольно простоты" - это авторская вариация на тему "Доходного места", "Лес" вбирает в себя сюжетные мотивы "Воспитанницы", в "Горячем сердце" слышатся отголоски "Грозы"»15.

В нашем исследовании для изучения раннего периода творчества Островского (1847-1854) выбраны пьесы с жанровым обозначением «комедия», данным самим автором. Известно, что эта группа комедий нередко определяется как «купеческие»16: это, прежде всего, «Свои люди -сочтёмся», «Не в свои сани не садись», «Бедность не порок». «Бедная невеста» не включается в эту обойму вследствие доминирования в ней отнюдь не комедийного любовного сюжета и особого состава действующих лиц (принадлежащих чиновничьему миру). При этом название «купеческие пьесы» не принуждает к узко-тематической ограниченности - оно реализуется во всём составе драматургического содержания и формы и, более того, обусловлено социально-историческими и эстетическими особенностями этого периода творчества.

14 Гончаров, H.A. Материалы, заготовляемые для критическом статьи об Островском // Гончаров, H.A. Собр. соч. : в 8 т. - M., 1955. - Т. 8. - С. 182.

15 Лебедев, Ю.В. «Перепевы» А.Н. Островского-драматурга // Щелыковскпе чтения 2000. А.Н. Островский и современная культура : сб. ст. - Кострома, 2000. - С. 5.

16 Понятие «купеческие пьесы», приобретшее в наше время достоинство термина, было употреблено Г.А. Гуковским в монографии «Пушкин и проблемы реалистического стиля». В главе «Произведения 1830-х годов» автор причисляет к «купеческим пьесам» Островского комедию «Свои люди — сочтёмся». В дальнейшем А.И. Журавлёва обратилась к этому термину в монографии «А.Н. Островский -комедиограф».

См.: Гуковский, Г.А. Произведения 1830-х годов // Пушкин и проблемы реалистического стиля. - М., 1857. - С. 358; Журавлёва, А.Н. A.II. Островский - комедиограф. - M., 1981. - 216 с.

8

Литературный процесс 1840-1850-х гг. отмечен освоением новых пластов действительности, демократизацией самих объектов изображения (жизнь крестьян и обитателей городских окраин), поэтическим воплощением образа маленького человека, разработкой типажей бедных людей и т.п. Прозаические описания воплотились в жанре физиологического очерка. Любая глава академических историй литературы, характеризуя 40-е годы, прежде всего даёт описание натуральной школы: очерков Григоровича («Петербургские шарманщики»), Панаева («Петербургский фельетонист», «Галерная гавань»), Некрасова («Петербургские углы») и Даля («Петербургский дворник»).

В этой общей богатой картине натуральной школы Островский занимает особое место. Отдав дань физиологическим описаниям Замоскворечья («Записки замоскворецкого жителя», 1844-1846), он разрабатывает свой уникальный способ художественного исследования повседневности. Этот жанровый вариант обозначен им как «картины». Жанр, использовавшийся и в прозе, Островский по-новому разрабатывает в системе драматургического искусства. «Картины» стали свежим проводником к массовому читателю, ясным и чистым форматом становящегося этапа литературного развития, что драматург счёл необходимым отметить в статье 1863 года для «Северной пчелы»: «Укажем только на возникающее у нас бытовое направление в драме, выражающееся в очерках, картинах и сценах из народного быта, направление свежее, совершенно лишённое рутины и ходульности и в высшей степени дельное»17. Наряду с классическим названием «комедия» Островский использует для своих произведений и другие жанровые обозначения: «картина» («Картина семейного счастья»), «сцены» («Утро молодого человека»), «драматический этюд» («Неожиданный случай»). Предпосылки к появлению таких «малых» драматургических жанров в формировании русского литературного процесса 1850-х годов были

17 Островский, А.Н. Обстоятельства, препятствующие развитию драматического искусства в России // Островский, А.Н. Поли. собр. соч. : в 16 т. - М., 1952. - Т. 12. - С. 14.

отмечены постсоветским литературоведением уже с позиций читателя: «Как наиболее оперативный драматургический жанр "сцены" и "картины" содействовали всестороннему скрупулёзному изучению социальных явлений, создавая иллюзию их непосредственного восприятия читателем, и в то же время способствовали демократизации русской драматургии»18. Во многом пластичность жанровой формы в творчестве Островского развивалась в унисон с задачами воспитания читателя и театрального зрителя, которые до последних лет жизни драматурга оставались первостепенными.

В пьесах Островского впервые так крупно и пристально становилось объектом искусства купеческое сословие. Л.М. Лотман пишет: «Островский делает средоточием решения общенациональных вопросов купечество — класс, в литературе до него не изображавшийся в таком качестве»19. Этот тезис (выведение на русскую сцену купеческого мира) мотивирует и наш выбор трёх пьес Островского для специального изучения.

Содержание избранных пьес, их сюжеты и действующие лица сближают Островского с беллетристикой и стихотворными произведениями сороковых годов. Творчество Островского этих лет вдохновлено «рыцарем духа» - В.Г. Белинским" . Статья А.П. Скафтымова «Белинский и драматургия А.Н.

1

Островского»" убеждает в том, что Островский в литературе сороковых годов, наследуя Гоголю, открывал новые пути, то есть был не просто, говоря банальным словом, «представителем», а созидателем, как и другие его великие современники.

Трансформация комедийного жанра может быть осмыслена как в преемственных связях с предшественниками, в интертекстуальном взаимодействии, так и в индивидуальном воплощении замысла автора, в суверенности созданного им произведения. Жанровая трансформация предполагает изучение её составляющих: сюжетно-композиционной

18 Соколова, В.Ф. Драматические «сцены» и «картины» как особый жанр драматургической литературы 5060-х годов XIX в. // Русская драматургия и литературный процесс: Сб. ст. - СПб., Самара, 1991. - С. 178.

19 Лотман, Л.М. Указ. соч. - С. 504-505.

20 См.: Монахова, И. «Истинный рыцарь духа» // Лит. газ. - 2011. - (№ 23 (6325)) - С. 8.

21 См.: Скафтымов, А.П. Указ. соч. - С. 103-180.

структуры, места и времени действия, системы персонажей, характерологических принципов, значения ремарок и включения автора в развитие сценического действия. При этом функции всех составляющих жанра меняются в истории комедии античности, классицизма и других историко-литературных направлений в зависимости от национальной природы произведения. Для подтверждения этого тезиса представляется важным сослаться на статью A.A. Фомина «Связь творчества Островского с предшествовавшей драматической литературой»" , сохраняющую и сегодня своё методологическое значение. Обращаясь к произведениям гениальных драматургов (Шекспира, Мольера, Бомарше, Грибоедова, Пушкина) и плеяде второстепенных комедиографов конца XVIII века, автор предостерегает от стремления видеть в Островском лишь прямого последователя своих великих предшественников: «Нет у него ни прямых последователей, не был он сам прямым, непосредственным наследователем наших больших и славных гениев и талантов русской драматической литературы. Как-то иначе, какими-то другими, не непосредственными путями или способами создалась эта связь с прошлым, связь очень прочная, вполне определённая и не вызывающая никаких сомнений»23.

При попытке включить любую комедию Островского в некий сопоставительный ряд приходится в равной степени учитывать произведения как русской, так и западноевропейской литературы. Фонвизин, создавая свои произведения, безусловно, опирался на общий опыт комедийного творчества русских и европейских авторов. И Вяземский в первой научной биографии Фонвизина24, уточняя жанровое определение комедии, раскрывая понятие комического у драматурга, обращается за примером к европейской литературе25.

" Фомин, A.A. Связь творчества Островского с предшествовавшей драматической литературой // Творчество А.Н. Островского. Юбилейный сборник / под ред. С.К. Шамбииаго. - М.-П., 1923.-С. 1-25.

23 Там же. - С. 4.

24 Вяземский, П.А. Фон-Визии. - СПб., 1848. - 495 с.

25 См.: Музалсвскнй, U.E. Книга П.А. Вяземского «Фон-Визшгь» (1848): поэтика комического в русской и европейской драматургии // Уч. зап. Сургутсткого педагогического университета. - Сургут, 2012. - С. 48-52.

Проблема «Островский - Гоголь» - давняя, обширнейшая, она обеспечена развернутой аргументацией как самих современников Островского, так и всем классическим литературоведением. Уже первые выступления беллетриста Б.Н. Алмазова в «Москвитянине» в защиту Островского от нападок критики, ставят вопрос о том, кому из драматургов отдать пальму первенства** . Одна из частей «драматической фантазии» Алмазова «Сон по случаю одной комедии» (имеется ввиду новая комедия Островского «Свои люди - сочтёмся»), не обозначенная автором как отдельная, имеет отличительную примету. Она начинается с острого спора о достоинствах комедии Островского, которая сравнивается с комедиями Гоголя, об оценке Гоголя Пушкиным и о творчестве самого поэта.

Из полемики персонажей «Сна» становится ясно, что «Бледный и очень молодой человек» признаёт высокие художественные достоинства новой комедии и строит свою систему аргументации. Рассуждая о Гоголе и об Островском как его последователе, он защищает перед «Страстным любителем славянских древностей» и «Большими знатоками истории и литературы западных народов» самый принцип наследников великих предшественников. Его доказательства глубоки и по-настоящему компетентны. Говоря о Лермонтове как наследнике Пушкина, он ни в малейшей степени не упрощает взгляд на преемственность в литературе: «Что ж из того, что он ученик Гоголя. Ведь Лермонтов, как стихотворец, ученик Пушкина, но, несмотря на это, странно бы было встретить под стихотворением Лермонтова имя Пушкина: стих Лермонтова резко отличается от стиха Пушкина <.. .> Стих Пушкина, по свидетельству самого автора "Руслана и Людмилы", вышел из школы Жуковского; что ж общего у Жуковского с Пушкиным, у учителя с учеником? Платон был ученик Сократа!..»27.

26 См.: Музалевский, Н.Е. Сатирическая персонификация суждений критиков об Островском в драматическом «памфлете» Б.Н. Алмазова «Сон по случаю одной комедии» // Филологические этюды : сб. ст. - Саратов, 2013. - Вып. 16 : в 2 кн. - Кн. 1. - С. 194-202.

27 Алмазов, Б.Н. Сон по случаю одной комедии // Русская эстетика и критика 40-50 годов XIX века. - М., 1982.-С. 237.

Островский и Гоголь в рассуждениях Молодого человека предстают как художники с родственной художественной природой, но ярко выраженными индивидуальными чертами и особенностями. Он сравнивает их творчество на уровне поэтики. Слова Молодого человека о роли гиперболы и сегодня воспринимаются очень современно: «Мы удивляемся, с какой смелостью автор (Островский - Н.М.) воспроизвёл то впечатление, которое родилось в нём при взгляде на действительность, на лицо, им изображаемое. В душе автора образы, характеры лиц, им выводимых, создаются совершенно верно действительности, безо всякого преувеличения, но при изображении их он прибегает к гиперболам. Но эти гиперболы нисколько не мешают лицам, им изображаемым, оставаться живыми, художественно созданными характерами»28. Много схожих мыслей можно найти в работе Юрия Манна «Поэтика Гоголя»" и ряда других исследователей , в чьих трудах содержатся убедительные примеры преемственной связи художественного мира Островского с наследием Гоголя. Неоднократно отмечалось родство свахи Островского в «Своих людях» со свахой Гоголя в «Женитьбе»31, а в характере Семена Парамоныча Недопекина из сцен «Утро молодого человека», над которыми Островский работает в это же время, можно найти много родственных черт с Хлестаковым, что будет рассмотрено в соответствующей главе настоящей работы.

Проблема «Островский - Пушкин» таюке является актуальной для авторов многих академических исследований и монографий (Л.М. Лотман,

'V*)

А.И. Журавлёвой, Ю.В. Манна) Об основополагающем значении

28 Там же. - С. 240.

29 См.: Манн, Ю.В. Поэтика Гоголя. - М., 1988. - 413 с.

30 См.: Лакшин, В.Я. Островский и Гоголь // А.Н. Островский и литературно-театральное движение XIX-XX веков. - Л., 1974.-С. 44-62.

Прохоров, Е.Н. Островский и Гоголь (о личных взаимоотношениях) // А.Н. Островский: Новые материалы и исследования. - М., 1976. - Кн. 1. - С. 637-638. - (Лит. наследство; Т. 88).

31 См.: Музалевский, Н.Е. Три свахи (Островский - Пушкин, Гоголь) // Филологические этюды: Сб. науч. ст. молодых ученых: В 3 ч. Саратов, 2010. Вып. 13, ч. I-III. С. 100-106.

32 См.: Лотман, Л.М. Островский и драматургия второй половины XIX в. // История всемирной литературы : в 8 т. - М., 1991.-Т. 7.-С. 62-75.

мироощущения Пушкина сам Островский говорил в известной юбилейной речи: «Сокровища, дарованные нам Пушкиным, действительно велики и неоценённы. Первая заслуга великого поэта в том, что через него умнеет всё, что может поумнеть»33.

Репутация Островского как «загадочного» автора, владеющего труднообъяснимыми секретами мастерства, в большей степени возникла изначально. Не однажды авторы работ об Островском сетовали на огорчительный недостаток источниковедческой базы - программных суждений, деклараций, автохарактеристик, психологических мотивов, исповедальных моментов в эпистолярии, т.е. обычных фактографических, эстетических данных, необходимых исследователю.

Наиболее объяснимы реальные социальные истоки художественного освоения новых пластов действительности - купеческой среды, быта Замоскворечья, мелкого чиновного люда. Многое дала служба Островского в Московском коммерческом суде, куда он поступил по настоянию отца после ухода из университета в 1843 году34: обилие ежедневных разительно негативных впечатлений, обязанность вникать в корыстолюбивые хитросплетения, интриги, обманы близких близкими же людьми. Многое Островский почерпнул от своего отца, который практиковал как судебный стряпчий по имущественным и коммерческим делам.

Можно только предположить, в каком состоянии внутреннего неприятия такой низкой прозы повседневности находился молодой человек, природное дарование которого вело в мир прекрасного. И этот мир был столь же

Журавлёва, А.И. Островский и Пушкин (место в литературном процессе) // Проблемы пушкиноведения. Сб. науч. трудов. - Л., 1975.-С. 120-136. Манн, Ю.В. Указ. соч.

33 Островский, А.Н. По случаю открытия памятника Пушкину // Островский, А.Н. О литературе и театре. -М., 1986.-С. 65.

34 Много позже драматург вспоминал о «литературной» составляющей своей работы: «Мы приходили в суд часов в одиннадцать, и у нас начиналось литературное утро. Разговаривали и спорили о литературе и так незаметно досиживали до трёх часов. После трёх часов отправлялись в кофейную Печкина, это было не что иное, как хороший трактир, продававший кофе, против Александровского сада, где теперь дом Комиссаровых». Загорский, К.В. Воспоминания об Александре Николаевиче Островском // А.Н. Островский в воспоминаниях современников. - М., 1966. - С. 368. - (Серия литературных мемуаров).

14

доступен и реален - мир театра, литературы, музыки, поэзии, народного искусства. Контрастное соприкосновение прекрасного и порочного, гуманного и хищнического - на таком разделяющем рубеже рождается сатира.

Страницы биографии детских и юных лет Островского содержат ценные и добрые сведения о хорошем воспитании и серьезном образовании, изучении иностранных языков, древних в том числе. Тем не менее воссоздать полную картину личности, прозрения таланта и возрастания его невозможно без записей писателя и мемуарных доброкачественных свидетельств.

Живыми свидетелями становления молодого драматурга являлись книги. В формировании интеллекта, характера круг чтения для каждого человека -показателен, для художника - всеопределяющ. Библиотека отца Островского, а затем библиотека самого писателя - их состав символичен и симптоматичен. Попасть в творческую лабораторию писателя стало возможно после того, как сотрудникам Пушкинского Дома (ИРЛИ РАН)

35

удалось восстановить большую часть личной библиотеки Островского . В 1963 году А.Н. Степанов выпускает полное библиографическое описание архива36, поделённого на две части, первая из которых находилась в Пушкинском Доме, а вторая - в усадьбе драматурга Щелыково. Во вступительной статье редактор описи называет растворившуюся в архивах Пушкинского Дома и вновь собранную воедино библиотеку Островского свидетелем «упорной, кропотливой работы драматурга <...> раскрывающей необычайную широту его историко-литературных и читательских интересов»37.

- ■ Значение многогранной коллекции книг драматурга представлено

т о

взглядом наших современников в энциклопедии «А.Н. Островский» . В

35 См.: Степанов, А.Н. Поиск// Степанов А.Н. У книг своя судьба. - Л., 1974. - С. 77-91.

36 Библиотека А.Н. Островского (описание) / сост.: Ф.И. Ильина, К.Ф. Ванягина, A.II. Бруханский. - Л., 1963.-276 с.

37 Степанов, А.Н. А.Н. Островский и его библиотека// Библиотека А.Н. Островского (описание). - Л., 1963. -С. 6.

38 Оболенская, Ю.Л. Библиотека Островского // А.Н. Островский. Энциклопедия. - Кострома-Шуя, 2012. - С. 63-65.

количественном соотношении большая часть московской библиотеки Островского состоит из книг, посвящённых русскому театру, и переводных драматических произведений. Второе место занимает обширное собрание научных исследований по древней и новой истории и отдельно - подбор художественной литературы, в том числе издания с дарственными надписями авторов - H.A. Некрасова, И.А. Гончарова, М.Е. Салтыкова-Щедрина, И.С.

г

Тургенева, А.Ф. Писемского и др. Безусловно, отдельного внимания заслуживает раздел, который составляют книги по фольклору - сборники сказок, песен, исследования русского народного творчества и языка.

В связи с переводческой деятельностью Островского, которая в последнее десятилетие активно захватила внимание исследователей, интересной представляется отдельная группа изданий - собрание произведений зарубежных драматургов. Французская драматургия представлена в ней наиболее полно - именами Корнеля, Расина, Мольера, Вольтера, Бомарше, Скриба, Гюго и Золя. Немецкая литература отражена в изданиях Гёте, Шиллера, Лессинга и Гофмана, английская - собраниями сочинений Шекспира. В нашу задачу не входит рассмотрение переводческой деятельности Островского, но приведённые здесь факты вполне мотивируют слово «полиглот», которым наделяют драматурга биографы. Он был читателем и, конечно же, исключительным знатоком природы, поэтики того жанра, которому был привержен всю свою творческую жизнь.

Островский - европейски образованный человек впечатляющей эрудиции. Но в нашем случае необходимо сделать акцент на профессиональной, специальной ориентированности, начитанности в своей творческой области - истории драматургии и, прежде всего, комедиографии. Островский тщательно исследовал мировую литературную культуру, прекрасно разбирался в европейском и русском театральном искусстве и в то же время, будучи продолжателем определённых традиций, сам обозначил границу их действия в разборе проекта «Правил о премиях дирекции императорских театров за драматические произведения»: «В каком смысле

взято тут слово "оригинальность"? Если оригинальность значит самобытность, в противоположность заимствованию, так об этом говорится ниже; если слово "оригинальность" употреблено в смысле особенности, характерной исключительности, некоторой странности, то такую оригинальность нельзя причислить к достоинствам пьесы. В обработке сюжета требуется не оригинальность, а правильность и стройность, а в обработке характеров верность действительности»39. Таким образом, Островский не оставил площади для сопоставления и сличений. Но неожиданно в его пьесах «прорастает» какой-то мотив, схема сюжета или мимоходом брошенное замечание, обнаруживающее глубину и точность познания предшествовавшей литературной культуры. Так же, изучая взаимное влияние литературной драматической культуры разных стран и на русскую литературу в том числе, Островский подчёркивал необходимость мотивации литературного сообщества «к старательному изучению техники драматических произведений, к правильной и стройной обработке избранных ими сюжетов и к художественной отделке подробностей»40.

В то же время драматург ясно формулирует смысл понятий «заимствование» и «оригинальность», априори считая их разными. Касаясь проблемы заимствований, Островский в качестве синонима употребляет термин, активно использующийся и в современном языке, - «плагиат»: «Когда заимствованное претендует быть самобытным, то это называется плагиатом, и автор, получивший премию за такую самобытность, может за ту же самобытность очутиться на скамье подсудимых»41. Поясняя, драматург говорит о вечном законе драматического писателя, который «менее всего сочинитель, он не сочиняет, что было, - это даёт жизнь, история, легенда; его главное дело показать, на основании каких психологических данных совершилось какое-нибудь событие и почему

39 Островский, А.Н. Проект «Правил о премиях дирекции императорских театров за драматические произведения» // Островский, А.Н. Поли. собр. соч. : в 16 т. М., 1952. - Т. 12. Статьи о театре. Записки. Речи. 1859-1886. - С. 193-194.

40Там же.-С. 189.

41 Там же.-С. 194.

именно так, а не иначе» Таким образом, выявляя ту или иную параллель в комедиях Островского и произведениях его предшественников, мы не можем говорить о каком-либо заимствовании, так как все эти сближения продиктованы общечеловеческими, житейскими истинами, действующими вне зависимости от эпохи или национальной предрасположенности.

Художественная зрелость ранних пьес Островского определяется читательской, эстетической погружённостью драматурга в почти неохватный массив европейского драматургического наследия. Всё это проступает не какими-то внешними цитатами или примерами, а составляет плодородную почву его творчества, о чём писал A.A. Фомин в уже упомянутой статье. Мемуаристами, современниками Островского сообщаются чрезвычайно важные данные об исключительной эрудиции драматурга. Об этом же мы читаем и в академической истории литературы. Всё чаще исследователи говорят об Островском не только как о драматурге, но и как об уникальном читателе. Не проходят мимо этого факта такие авторы, как С.К. Шамбинаго, В.Я. Лакшин, А.И. Ревякин, ЕЛО. Полтавец, Т.В. Москвина: «Широкие культурные интересы, царившие в семье Островских, прекрасная библиотека отца, солидная подготовка, полученная у домашних учителей, способствовали успешному прохождению Островским гимназического курса. <...> Особенно силён был А.Н. Островский в русской словесности, древних и новых языках. Лингвистическими способностями он отличался и впоследствии, прибавив к знанию французского, немецкого, латинского и древнегреческого языков языки английский, польский, испанский и итальянский, на котором, в частности, говорил с полной свободой»43.

Переводческие работы Островского составляют одиннадцатый том - -Полного собрания сочинений драматурга. Здесь опубликованы лишь некоторые переводы комедий Шекспира, Гольдони, интермедий Сервантеса. Составитель тома К.Н. Державин, указывая в комментариях немалый срок

42 Там же.-С. 195.

43 Державин, К.Н. Островский // История русской литературы : в X т. - М.-Л., 1956. - Т. VIII, ч. 2. Литература шестидесятых годов. - С. 408.

переводческой деятельности Островского (с 1850-х годов до 1886 г.), подтверждает постоянное обращение к новому материалу для переводов таким фактом: «Последние часы жизни драматурга были посвящены работе над переводом "Антония и Клеопатры" Шекспира»44.

Из неопубликованных в собраниях сочинений переводов Островского, исследователям известны работы над пьесами Теренция и Плавта, Люция Сенеки и Карло Гоцци, Макиавелли и Граццини, а также над произведениями современных ему драматургов: Итало Франки, Риккардо Кастельвеккиона, Паоло Джакометти, Теобальдо Чикони, Пиетро Коса. Многие из перечисленных авторов в то время были малоизвестны или знакомы лишь узкому кругу литературных знатоков. Совсем редким, драгоценным камнем в этой коллекции мастеров комедии является перевод пьесы народного тамильского драматурга Паришурамы Дэвадаси «Баядерка».

Переписка с издателями, заказывавшими переводы Островскому, по-деловому лаконична, но основательна. Она демонстрирует многие уровни работы Островского-переводчика45. Мотивируя свой выбор текстов интермедий Сервантеса для перевода, Островский писал Петру Вейнбергу (издателю, переводчику, поэту), предлагая краткие, но поразительно точные эстетические оценки: «Эти небольшие произведения представляют истинные перлы искусства по неподражаемому юмору и по яркости и силе изображения самой обыденной жизни. <.. .> Вот настоящее высокое реальное искусство! Сами испанцы говорят, что в своих интермедиях Сервантес является "mas Servantico"» {наиболее Сервантесом - Н.М.)А6.

44 Там же. - С. 369.

45 Например, в письме Н.В. Гербелю от 17 октября 1865 года драматург обещает издателю выслать на неделе перевод пьесы Шекспира «Укрощение строптивой», который «давно готов». Но в известном «Собрании драматических переводов A.M. Островского» 1886 года пьеса печатается с переработанным и, должно быть, более привлекавшим Островского названием «Усмирение своенравной» (которое он сообщает уже во втором письме Гербелю). Даже на этом примере замены двух слов можно разглядеть детальное внимание к каждому этапу перевода - от сюжетного осмысления до финального штриха - составления заглавия. Островский, А.Н. Письмо Гербелю Н.В. <17 октября 1865 г. Москва> // Островский, А.Н. Полн. собр. соч. : в 16т.-М., 1953.-Т. 14.-Письма. 1842-1872 гг.-С. 105.

46 Островский, А.Н. Письмо Вейнбергу П.И. <7 декабря 1883 г. Москва> И Островский, А.Н.. Полн. собр. соч.: в 16 т. - М., 1953. - Т. 16. - Письма. 1881 -1886 гг. - С. 90-91.

Тексты ранних комедий Островского предоставляют материал для сравнительного анализа с комедиями Мольера: «Свои люди - сочтёмся» -«Тартюф, или Обманщик»; «Бедность не порок» - «Мещанин во дворянстве». Сопоставление этих комедий даёт основание для установления типологических параллелей и конкретных ситуативных связей. Мольер появляется в русском театре за век до Островского. П.А. Вяземский в книге «Фон-Визинъ» цитирует высказывание Лагарпа, адресованное Мольеру, применяя его к русскому комедиографу: «Похвала писателя заключается в его творениях. Можно сказать, что похвала Мольеру заключается в предшественниках и преемниках его»47. Сами образы Мольера изначально становятся нарицательными. Ю.М. Лотман в книге «Сотворение Карамзина» приводит пример из переписки приятельницы Карамзина Настасьи Плещеевой и A.M. Кутузова. Расстроенная неожиданным отъездом Карамзина заграницу, она ругает неизвестного виновника: «А того, кто причиной сего вояжу, вообразить без ужаса не могу, сколько зла ему желаю! О, Тартюф!»48.

Очень подробно о постановках, принципах переводов, исполнении ролей комедий Мольера пишет в своих воспоминаниях Сергей Тимофеевич Аксаков. Имя Мольера стало настоящим событием в жизни молодого писателя. Снова и снова возвращаясь к литературным и театральным воспоминаниям, Аксаков рассказывает о своём стихотворном переводе «Школы мужей», горячих спорах Кокошкина и Шаховского о переводе «Мизантропа» и подготовке пьесы к бенефису Щепкина. Он приводит факты интереса Державина к комедиям Мольера по своим воспоминаниям об общении с великим поэтом. - -

Пушкин, познакомившись с творчеством Мольера в детстве, вспоминал его комедию «Тартюф» в «Заметках по русской истории XVIII века», «Опровержении на критики» и наброске статьи «Об Альфреде Мюссе». «В

47 Вяземский, П.А. Фон-Визин. - СПб., 1848. - С. 204.

48 Лотман, Ю.М. Сотворение Карамзина. - М., 1987. - С. 33.

комедии Мольера видел Пушкин высшие формы драматургической разработки характеров»49. Ю.В. Манн цитирует воспоминания П.В. Анненкова о споре Гоголя с Пушкиным: «На один из примеров Анненков ссылается как живой свидетель: "Пишущий эти строки сам слышал от Гоголя о том, как рассердился на него Пушкин за легкомысленный приговор Мольеру: "Пушкин, - говорил Гоголь, - дал мне порядочный выговор и крепко побранил за Мольера. Я сказал, что интрига у него почти одинакова и пружины схожи между собой. Тут он меня поймал и объяснил, что писатель, как Мольер, надобности не имеет в пружинах"»50. Г.П. Макогоненко доказал, что эта характеристика была необходима Гоголю для статьи «Петербургская сцена в 1835-1836 гг.», но что она была полностью изменена в окончательном тексте51. Ю.В. Манн рассказывает о всех фактах знакомства Гоголя с Мольером, включая его роль Гарпагона в гимназической постановке и особых впечатлениях от празднования дня рождения комедиографа в 1837 году в «Комеди Франсез».

Островский так же был погружен в мир комедий Мольера с„ гимназических и университетских скамей. Личная библиотека драматурга, размещённая сегодня в Пушкинском Доме (ИРЛИ), хранит серьезные доказательства профессионального интереса Островского к Мольеру. В монографии Алексея Веселовского «Этюды о Мольере. Тартюф. История типа и пьесы»52 содержатся знаки заинтересованного прочтения Островским книги - к ним мы обратимся в тексте первой главы диссертации.

Особое место на книжных полках занимает статья В.А. Родиславского «Мольер в России», опубликованная в журнале «Русский вестник» и вручённая Островскому с дарственной надписью от- автора . В ней

49 Томашевский, Б.В., Вольперт, Л.И. Мольер // Пушкин. Исследования и материалы. Т. XVIII-XIX. Пушкин и мировая литература. - СПб., 2004. - С. 209-211.

50 Манн, Ю.В. Гоголь. Труды и дни: 1809-1845. - М., 2004. - С. 439.

51 См.: Макогоненко, Г.П. Гоголь и Пушкин. - Л., 1985. - С. 273

52 Веселовский, А.Н. Этюды о Мольере : Тартюф. История типа и пьесы. - М., 1879. - [6], VI, 216, [3] с.

53 Родиславский, B.U. Мольер в России // Рус. вестник. - 1872. - Т. 98, № 3. - С. 38-96.

регистрируются все постановки комедий Мольера и переводы его пьес с 1757 до 1869 годы.

Таким образом, структура диссертации подчинена ее главной исследовательской цели - выявить факты преемственной связи ранней драматургии А.Н. Островского с традициями отечественной и европейской комедиографии, установить их значение и трансформацию в процессе становления самобытного художественного мира писателя.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

- выявить и проанализировать ряд общих сюжетных схем и мотивов в русле сюжетно-композиционного построения и поэтики характеров европейской и русской драматургии;

- определить различия творческого метода Островского и его предшественников на уровне психологии типа и общей социокультурной мотивировки системы персонажей;

- описать своеобразие выявленных мотивов в сопоставляемых историко-литературных контекстах;

- раскрыть специфику функционирования традиционных ключевых мотивов комедийного жанра в структуре пьес Островского.

Диссертационная работа основывается на историко-литературном методе. В работе используется также принцип сравнительного анализа, в соответствии с поставленными задачами привлекаются литературно-биографический и культурологический подходы. Методологические принципы основаны на работах А.П. Скафтымова, В.В. Гиппиуса, А.Л. Слонимского, Б.Ф. Егорова, Ю.М. Лотмана, Л.М. Лотман, А.И.Журавлевой, Ю.В. Манна, В.Я. Лакшина, В.В. Прозорова. Теоретическая проблематика исследования осмыслена с опорой на труды В.М. Жирмунского, Г.А. Гуковского, В.Е. Хализева, Л.В. Чернец, В.А. Недзвецкого, Н.Д. Тамарченко.

Научная новизна исследования обнаруживает себя в том, что в работе осуществлен в свете современных историко-литературных представлений

целостный формосодержательный анализ ранних пьес А.Н. Островского, направленный на выявление функционирования и трансформации традиционных составляющих поэтики комедийного жанра. На материале личной библиотекой Островского, хранящейся в Пушкинском Доме (PIPЛИ РАН), вводится в научный оборот портрет Островского-читателя, исследователя античной и европейской драматургии. Раскрыты конкретные формы воплощения комедийного характера, обнаруживающие изменения самосознания героя, мотивированные обстоятельствами его жизни. Установлено возрастание сюжетной функции второстепенных лиц в системе персонажей (группа «домочадцев», «мальчики»). Охарактеризованы общие для ранних пьес Островского особенности темпо-ритмической организации развертывания комедийного сюжета - от бытовых картин повседневности через обострение бытовой интриги к выявлению бытийного масштаба конфликта в финале. Усиление во внутреннем пространстве характера ментальных и нравственно-философских смыслов предопределяют поливариантность комедийного жанра в ранних пьесах Островского. Каждая комедия ставит свою нравственно-философскую проблему, и на этом бытийно-философском уровне возникают в тексте и подтексте отдельных сценических коллизий реминисценции евангельского (вопросы ономастики в пьесах Островского), литературного (Теренций, Фонвизин, Грибоедов, Жуковский, Пушкин, Гоголь), фольклорного (святочные сцены в пьесе «Бедность не порок») характера. В диссертации существенно расширен ряд сопоставительных наблюдений над текстами Островского и Мольера, Островского и Гоголя.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она- -позволяет уточнить и конкретизировать представления о механизмах взаимодействия традиционного и нового в индивидуальном творческом опыте драматурга, о природе жанровых трансформаций как смыслообразующем факторе.

Практическое значение работы состоит в том, что ее результаты и конкретные аналитические наблюдения могут быть использованы в практике преподавания истории русской литературы и русской драматургии в средней и высшей школе. Материал диссертации может быть востребован при постановках ранних пьес А.Н. Островского на учебных и профессиональных сценах, а также для комментирования возможных переизданий монографии Алексея Н. Веселовского «Этюды о Мольере. Тартюф» (материалы первой главы) и ранних текстов драматурга.

В ходе проведенного исследования сформулированы следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Ранние комедии А.Н. Островского - «Свои люди - сочтемся», «Не в свои сани не садись», «Бедность не порок» - представляют собой целостный художественный организм, части которого связаны между собой общей тематической направленностью, единством принципов сюжетосложения и композиции, новизной жанрового оформления и типологией действующих лиц. Этим пьесам свойственна общность темпо-ритмической организации развертывания комедийного сюжета - от бытовых картин повседневности через обострение бытовой интриги к выявлению бытийного масштаба конфликта в финале.

2. Слава Островского как основателя национального театра естественно стимулировала внимание критической мысли, прежде всего, к осмыслению укорененности его творчества в традициях отечественной художественной культуры. Однако масштаб традиций, которые наследовал Островский, был гораздо более широким - это античная комедиография, английская, французская, итальянская, испанская литература. Краткие, но глубоко содержательные и меткие суждения Островского в статьях, письмах, плодотворные переводческие опыты драматурга убеждают в том, что наследие мировой комедиографии волновало его как великая мастерская искусства, кладезь открытий, наполненный образцами эстетического и художественного совершенства.

3. Среди контактов с традицией европейской комедиографии в творческой биографии А.Н. Островского наиболее существенное значение имеет обращение к наследию Мольера. Несмотря на то, что пьесы Мольера и Островского создавались в контексте разных историко-литературных эпох, рассмотрение двух авторов на объемном пространстве комедийной традиции предоставляет материал для конкретных сближений их жанровых, характерологических принципов и установления драматургической новизны пьес Островского. Сопоставительный анализ двух пар комедий: «Мещанин во дворянстве» и «Бедность не порок», «Тартюф» и «Свои люди - сочтемся», - дает возможность выявить следующие параметры сопоставительного ряда: сюжетообразующий мотив, общность конфликта, драматизм сюжета, система персонажей.

4. На фоне устойчиво влиятельной, восходящей к эпохе классицизма драматургической традиции, в которой преобладает статичность, заданность положительного или отрицательного проявления характера главного героя, Островский коренным образом меняет его «театральный» образ. Наполняя характер персонажа сомнениями, душевной мукой, проводя его через искушения, Островский показывает динамику изменения самосознания героя, мотивированную обстоятельствами его жизни, в исходе острой конфликтной ситуации. Существенной приметой формирующейся комедийной поэтики русского мастера становится и возрастание сюжетной функции второстепенных лиц в системе персонажей (группа «домочадцев» и «мальчиков»). Группа персонажей-«домочадцев», помещенных в пространство одного дома (няни, ключницы, помощницы, слуги) у Островского отличается от предшествовавшей традиции своей многогранностью и активным включением в действие абсолютно каждого лица. С исключительной исторической достоверностью прорисован драматургом впервые введенный в систему комедийных персонажей типаж -«мальчики». В свете проблемы сюжетных параллелей по-новому раскрываются женские характеры пьес Островского.

5. Связи ранней драматургии Островского с предшествующими литературными эпохами обнаруживают себя в интертекстуальном и литературно-ассоциативном слоях формосодержательного единства произведений: в контексте нравственно-философской проблематики каждой пьесы на бытийном уровне возникают в тексте и подтексте отдельных сценических эпизодов реминисценции литературного (Теренций, Фонвизин. Грибоедов, Жуковский, Пушкин, Гоголь), евангельского и фольклорного характера.

6. Динамика становления ментального и нравственно-философского смысла ранней драматургии Островского от текста к тексту проявляется в жанровой поливариантности рассмотренных произведений. Гибкость комедийной формы пьес Островского предполагает гармоничное «импортирование» всех составляющих многожанрового спектра драмы как рода. В сатирическую основу комедии «Свои люди - сочтемся» внедряются интонации трагедии. Параллельно в ранних комедиях Островского прорабатываются типы фарсового и водевильного характера. В пьесах «Не в свои сани не садись» и «Бедность не порок» в рисунке ролей второстепенных действующих лиц существенны черты лирической поэзии. Особенностью комедийного письма Островского является эпический склад драматического повествования, что можно наблюдать в ремарочном и потенциальном сценографическом пространстве его пьес.

Материалы диссертации прошли апробацию на ежегодной Всероссийской конференции молодых ученых «Филология и журналистика в XXI веке» (Саратов, СГУ, 2010, 2011, 2012, 2013), «Хлестаковских чтениях» (Саратов, СГУ, 2011), I Международной научной конференции- «Россия и Греция: диалоги культур» (Петрозаводск, 2011), XII ежегодной Международной научной конференции «А.Н. Островский и его эпоха» (Щелыковские чтения, Государственный мемориальный и природный музей-заповедник А.Н. Островского «Щелыково», 2011), V Международной конференции, посвященной 200-летию И.А. Гончарова (Ульяновск, 2012), на

XXXIII Зональной конференции литературоведов Поволжья (Саратов, 2012), Международной научной конференции «А.Н. Островский - рыцарь театра», посвященной 190-летию со дня рождения драматурга (Москва, Государственный центральный театральный музей им. A.A. Бахрушина, Музей-усадьба А.Н. Островского в Замоскворечье, 2013). По материалам диссертации были подготовлены и прочитаны циклы лекций о творчестве А.Н. Островского по курсу «История русской литературы» для студентов Института филологии и журналистики Саратовского государственного университета.

По теме диссертации опубликовано 16 статей, в том числе 6 - в изданиях, включенных в реестр ВАК.

Произведения Островского цитируются по изданию:

Островский А.Н. Полн. собр. соч. : в 16 т. М., 1949-1953. Римская цифра обозначает том, арабская - страницу, заключённые в круглые скобки.

Произведения Мольера цитируются по изданию:

Мольер Ж.-Б. Собр. соч. : в 4 т. M.-JI., 1936-1939. Римская цифра обозначает том, арабская - страницу, заключённые в квадратные скобки.

Похожие диссертационные работы по специальности «Русская литература», 10.01.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Музалевский, Никита Евгеньевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Ранний период творчества Островского, несмотря на своё «образное» определение, имеет чёткие временные рамки - 7 лет (1847-1854). За эти годы драматургом было написано 7 драматических произведений, три из которых в течение более полутора веков составляют незыблемую репертуарную трилогию русского театра - «Свои люди - сочтёмся», «Не в свои сани не садись» и «Бедность не порок». Востребованность этих пьес театром и публикой разных исторических эпох, несомненно, объясняется непревзойденным мастерством драматурга и многогранностью сюжетов, основанных на вечных законах бытия и высших человеческих вневременных нравственных истинах.

Комедии, сочиненные с промежутком в два-три года, воспринимаются как целостный организм, части которого связаны между собой общей тематической направленностью, единством принципов сюжетосложения и композиции, художественной новизной жанрового-оформления и типологией системы персонажей.

Определение трех пьес понятием «купеческие» во многом обусловливает тематический аспект внутреннего единства комедий. Островский впервые вывел на сцену купеческий мир, хорошо знакомый современнику-обывателю, но до тех пор не облачавшийся во всей полноте в драматическую форму. «Колумб Замоскворечья» открывал перед зрителем купеческий образ жизни - семейные обычаи и нравы, бытовую картину домашнего уклада, практику деловых отношений «третьего сословия», с которой хорошо был знаком. В то же время предметом его -художественного осмысления становились проблемы, неизменные в любую эпоху, заложенные самой человеческой природой. Семейный дом, взаимоотношения между «своими» и новыми родственниками, следование этическому кодексу среды и нарушение его, регулирующая поведение роль выгоды, денег, престижа и отрицание этих «ценностей» - такова линия сценического действия как устойчивая черта комедийных сюжетов от Менандра к Шекспиру и Мольеру. Семейно-бытовые отношения, семейный конфликт, исконно распространённый, становились в комедиях сюжетным материалом ещё с античности, наследие которой Островский воспринял в своих переводах «Свекрови» Теренция и «Ослов» Плавта.

Внутреннее единство «купеческих пьес» Островского, выбранных для данного исследования, чётко фиксируется в особенностях сюжетно-композиционной структуры и индивидуальной разработке принципов построения характера. Островский осознанно выстраивает драматургическое произведение, распределяя сюжетно-смысловую нагрузку комедий по трём уровням. В двух пьесах («Не в свои сани не садись» и «Бедность не порок») это деление совпадает с нумерацией актов. Первые действия всех трёх комедий организованы статично - каждое явление в замедленном ритме обрисовывает исходную ситуацию в семейном доме, выводит на сцену действующих лиц, через которых зритель узнаёт главную интригу, центр будущего действия. Три сюжета развиваются в одинаковых условиях конкретной купеческой семьи, отталкиваясь от фабульного обстоятельства - «дочь на выданье».

В комедии «Не в свои сани не садись» сюжетообразующим элементом становится любовная история, что делает пьесу этапной в авторской разработке жанра, поскольку любовный сюжет был исключён из содержания его предшествующих опытов. Здесь же именно на традиционном любовном треугольнике строится основная интрига. В первых явлениях проступает контур масштабного конфликта: два претендента на роль жениха Вихорев и Бородкин испытывают чувства будущей невесты - Дуни. В экспозиции комедии «Бедность не порок» любовная линия сразу определяется между Митей и Любовью Гордеевной. Однако основной конфликт разворачивается между братьями Любимом и Гордеем Торцовыми, и взаимные чувства влюблённых, приказчика и дочери его хозяина, становятся причиной для прямого столкновения в финале. В «Своих людях», несмотря на схожую исходную ситуацию, любовный сюжет редуцирован, а состоявшийся брак необходим лишь для благополучного завершения основной обманной интриги Подхалюзина.

Центральная композиционная часть трёх комедий обнаруживает конфликт для всех действующих лиц, вовлекая каждого персонажа в интенсивное, живое действие. Второе и третье действия комедии «Свои люди - сочтёмся» выводят дополнительных двигателей авантюры Подхалюзина -стряпчего Рисположенского и сваху Устиныо Наумовну. Приказчик добивается руки Липочки и официальной передачи состояния Большова в своё распоряжение. Во втором действии комедии «Не в свои сани не садись» происходит жёсткий разговор Русакова и Вихорева, а любовно-лирическая линия Бородкина и Дуни приобретает драматический оттенок. В светлую атмосферу святочного праздника, занимающего всё второе действие «Бедности не порок», врывается Коршунов, нарушая редкую минуту семейного покоя и повергая домочадцев в практически шоковое состояние.

Кульминационная часть сюжета в названных пьесах Островского монолитно соединена с решительной и неожиданной финальной развязкой. Похищение Вихоревым своей невесты, возвращение Дуни домой и её счастливый союз с благородным Ваней Бородкиным происходят на протяжении двух сцен. Счастливый финал «Бедности не порок» создаётся в рамках одного явления и подготавливается массивной конфликтной сценой Любима, Коршунова и Гордея Торцова. Исключение составляет комедия «Свои люди - сочтёмся», последнее (четвёртое) действие которой представляет собой картину по прошествии некоторого времени после основных событий. Сам сюжет не предполагает традиционной счастливой развязки и заканчивается «открытым» финалом - торжеством Подхалюзина и Липочки.

Таким образом, определяется общая для ранних пьес Островского особенность темпо-ритмической организации развертывания комедийного сюжета - от бытовых картин повседневности через обострение бытовой интриги к выявлению бытийного масштаба конфликта в финале. Каждый из главных героев проходит испытание своей души, что определяет нравственно-философское содержание пьесы. Обманутый обманщик Большов претерпевает страшное наказание - предательство дочери, родного человека. Русаков переживает драму отца - потерю своей дочери, ради которой он охранял благополучие семьи. Любим Торцов до конца борется с олицетворением порока, «извергом естества», уже став однажды его жертвой.

На фоне весьма устойчивой, восходящей к эпохе классицизма драматургической традиции, в которой преобладают статичность, заданность положительного или отрицательного проявления характера главного героя, Островский коренным образом меняет его «театральный» образ. Наполняя характер персонажа сомнениями, душевной мукой, проводя его через лёгкие искушения, Островский показывает динамику изменения самосознания героя, мотивированную обстоятельствами его жизни в исходе острой конфликтной ситуации. Так, в сатирической пьесе «Свои люди - сочтёмся» персонажи («банкрот», приказчик, сваха, стряпчий) показаны как широко распространённое зло социального масштаба, в отличие от мольеровского Тартюфа, поданного в рамках сатиры на религиозный клерикальный фанатизм и обличения, прежде всего, порока лицемерия и циничного корыстолюбия.

Совершенно необычным лицом в осмыслении драматургического новаторства Островского в контексте комедийной традиции стал Любим Торцов, чей образ до сих пор остаётся предметом споров. На фоне скупых и лицемеров у Мольера и Шекспира, старомосковской грибоедовской «элиты», чиновнического мира Гоголя, купечества, уже хорошо известного по первым комедиям рассматриваемого нами драматурга, опустившийся пьяница Любим Торцов стал настоящим потрясением для русской сцены. В этом герое-жертве, ставшем грешником, прошедшим искупление и достигнувшим раскаяния, виден прообраз всего русского народа, а не отдельной социальной прослойки. В фигуре Любима уже современники Островского пытались увидеть духовный лик, который за непритязательным «портретом» и испорченной биографией скрывает глубокий нравственно-философский смысл - чистую истину человеческого сердца.

Следовательно, в тонкой разработке Островским психологии типа, общей социокультурной мотивировки системы персонажей можно определить различия творческого метода драматурга и его предшественников. Уже в ранней комедиографии Островского происходит радикальная трансформация самого принципа построения характера героя. Это очевидно в образе Большова - не раскаявшегося, но осознавшего порочность своего круга, его продолжателе-самодуре Торцове, сохранившем весь массив гордыни, но преломлённом публичным унижением со стороны своего брата. Наиболее неоднозначным в этом плане представляется образ Русакова, ошибочно помещаемого критикой в галерею купцов-самодуров, но на деле переживающего драму любящего отца. Рисование характера с натуры определяет пластичность и динамику характеров-типов пьес драматурга и утверждает их статус бессмертной классики русского театра и своеобразие Островского как художника.

Более подробный ретроспективный взгляд на ранние пьесы Островского в их соотношении с традицией комедийного жанра даёт возможность выявить ряд характерных сходств и существенных различий в авторских средствах и способах создания типа, сюжета, характера.

Глубокий интерес Островского к творчеству великих предшественников нашёл отражение в его переводческой деятельности. Слава Островского как основателя национального театра, народность созданных им драматургических произведений несколько потеснила его авторитет полиглота, потрясающего знатока мировой литературы и культуры. По этой же причине исследователями гораздо меньше внимания уделялось творческим связям драматурга с европейскими предшественниками. Начиная с комедии «Свои люди - сочтёмся», его имя сразу нашло прописку в ряду бессмертных мастеров отечественной комедиографии - Фонвизина, Грибоедова, Гоголя.

Между тем, масштаб традиций, которые наследовал Островский, был гораздо более широким - это античная комедиография, английская, французская, итальянская, испанская литературы. Краткие, но глубоко содержательные и меткие суждения Островского в статьях, письмах убеждают в том, что наследие мировой комедиографии волновало его как великая мастерская искусства, кладезь открытий, наполненный образцами эстетического и художественного совершенства.

Знакомясь с библиотекой своего отца, а позже составляя свою личную богатейшую библиотеку, Островский со всей ответственностью подходил к процессу выбора материала для переводов. Избранные тексты античных и западноевропейских авторов дают возможность определить границы влияния и преемственности драматургического наследия в художественных принципах Островского.

В комедии Теренция «Свекровь», помимо традиционного изображения частной, семейной жизни (что уже было отмечено выше), представляет интерес главный персонаж. Гецира - свекровь - добрая, уступчивая, терпеливая, объявляется основной причиной семейной драмы. Формы проявления её характера не столько в сценическом действии, сколько в раскрытии её внутреннего мира, психологического состояния. Несомненно, выбор Островским этой комедии Теренция определён его пристальным художническим интересом к миру женской души, так отличающим его драматургические шедевры. Возможно, именно эти, близкие драматургу, интонации объясняют тот факт, что комедия, написанная в стихах, переведена Островским в прозе - более удобной форме для современной сцены.

В московской библиотеке Островского, хранящейся в Пушкинском Доме (ИРЛИ РАН), отдельными конволютами собраны журнальные статьи, посвящённые подробному, всеохватному изучению испанской культуры:

Испанская драматическая литература» («Современник»), «Испанские обычаи и нравы» («Библиотека для чтения»), «История испанской литературы» («Отечественные записки»). С масштабной традицией испанской литературы драматурга связывает имя Сервантеса. Восемь интермедий Сервантеса, которые до сих пор публикуются в переводах Островского, привлекали драматурга той стихией народной жизни, которую так живо изображал создатель «Дон Кихота». Сочетание смешных претензий с невежеством (например, в «Избрании алькальдов в Дагансо») - это черты многих персонажей Островского, и женских, и мужских. И у Сервантеса, и у Островского такие человеческие слабости каждый раз проявляются на свой манер в соответствии с временем, бытовой средой и мелкой корыстной заинтересованностью. У русского драматурга комическая подача подобных черт характера и ситуаций составляют сюжетную основу пьес. В сюжетах интермедий, которые Островский называл «настоящим высоким реальным искусством», драматург высоко ценил изображение обыденной, но яркой по своему юмору и силе чувств жизни.

Однако самую бесспорную и особенную связь с творческой биографией драматурга имеет наследие Мольера. Творческое влияние французского мастера на судьбы русской литературы признавалось со времён Фонвизина и его биографа Вяземского, высоко ценилось Пушкиным, Гоголем, Белинским, Анненковым, Тургеневым, Дружининым. Но сопоставление драматических созданий Островского с западноевропейскими образцами долгое время являлось областью не столь интенсивных научных интересов.

Островский являлся свидетелем того, как комедии знаменитого представителя французской литературы «приживались» на русской сцене. Среди внимательно прочитанных им книг можно найти, например, труд В. Родиславского «Мольер в России», или П. Боборыкина - «Очерки парижской драматургии». До сих пор оставались не исследованными в полной мере пометы Островского в монографии А. Веселовского «Этюды о Мольере. Тартюф». Между тем, следуя за карандашными отметками драматурга, нам удалось составить полную картину изучения Островским мотивов «Тартюфа» в персонажах мировой комедии, истории самого типа в национальных литературах разных эпох и ход осмысления драматургом характера Тартюфа, многоликости порока в комедии самого Мольера. Помимо точных характеристик персонажа, Островского интересует и взгляд Веселовского как зрителя, то есть «Тартюф» рассматривается не только как самодостаточное литературное произведение, но и как текст, созданный для сцены, публики, театра. Свидетельством того, насколько глубоко и восхищённо Островский погрузился в мир Мольера, его комедий и персонажей, является неосуществлённый замысел писателя, который не оставлялся им до последних лет жизни: перевести всё литературное наследие французского комедиографа.

Несмотря на то, что пьесы Мольера и Островского создавались в контексте разных историко-литературных эпох, рассмотрение двух авторов на объёмном пространстве комедийной традиции является плодотворным и предоставляет материал для конкретных сближений их жанровых характерологических принципов и установления драматургической новизны пьес Островского.

Углублённый формосодержательный анализ комедий «Мещанин во дворянстве» и «Бедность не порок» даёт возможность выявить следующие параметры сопоставительного ряда: сюжетообразующий мотив, общность конфликта, драматизм сюжета, система персонажей.

Названия обеих комедий уже обещают социальные проблемы, противостояние разных социальных групп (мещанство / дворянство, бедность / богатство). И Журден, и Гордей демонстративно отказываются от своего сословия, желая попасть в высший круг общества. Это проявляется в комических претензиях главных героев и стремлении поддерживать высокий статус лишь внешними приметами облика, манерой одеваться, окружать себя материальными благами. Таким образом, обе комедии объединяет сама причина, исток «конфликта». Нелепые поступки и выходки героев порождаемы ментальным неприятием того обихода, образа жизни той среды, к которым они отроду принадлежали. Мнимая «образованность», которой, как ему кажется, обладает Гордей, лейтмотивом проходит через целую галерею персонажей ранней драматургии Островского.

Подобное «превосходство», знак отличия накладывает существенный отпечаток на любовную линию сюжета. Клеонт не из дворянского рода, приказчик Митя даже по своей должности находится в начале карьерной лестницы. Оба молодых человека не могут причисляться к высшему свету, что для Журдена и Гордея недопустимо. Однако это сходство двух мотивов предполагает расхождение в их значимости. Если у Мольера Журден поглощён выстраиванием якобы положенной по статусу интрижки, то у Островского выбор жениха для дочери стоит в центре сюжета.

При несомненной общности сюжетообразующих параметров в пьесах обоих драматургов существуют предпосылки для определения новаторского подхода к ним со стороны Островского.

Более линейная традиционная композиция, свойственная мольеровскому времени, в «Мещанине во дворянстве» обеспечена некоторой психологической неподвижностью действующих лиц. В комедии Островского появляется, казалось бы, традиционный злодей, фигура реальной общественной жизни - Коршунов. Но драматург, создавая этот персонаж - жёстокого хищника и губителя, - рисовал не карикатуры (каков, например, низкий интриган граф Дорант), а высказывал своё отношение к реальным проблемам жизни нового времени, нового века.

Русский драматург начинает развивать в сюжете психологическую сторону, выделяя нравственную константу в таком нетрадиционном персонаже, как Любим Торцов. Его активное участие в финале комедии доводит развитие действия до истинного драматизма, обеспечивая новизну творческого метода Островского, в отличие от развязки «Мещанина во дворянстве», представляющей совершенно неизбежный, законный, традиционный финал - Журдена в очередной раз смешно обманывают.

Проработка системы персонажей в поэтике обеих комедий также существенно различается. В противоположность мольеровскому изображению пародийных типов и характеров, «Бедность не порок» наполнена персонажами, обусловленными реалиями эпохи Островского. Все герои комедии противопоставлены Гордею, характеризуя вульгарную натуру купца. Комедийные способы разоблачения в этих пьесах реализованы в ролях жён главных героев - выразительниц здравого смысла. Однако жена Журдена на сцене выполняет разоблачительную роль, создавая контраст со стремлениями своего мужа к подобию дворянской ментальное™. Роль Пелагеи Егоровны - это открытие Островского-реалиста, создавшего характер русской женщины, добросердечной, совестливой, мудрой, чуждой всякой фальши. В этом персонаже виден Островский, создавший целую галерею женских образов, унаследовавший пушкинскую традицию.

Комедии «Тартюф» и «Свои люди - сочтёмся» также сближает сюжетная схема. В соответствии с поэтикой классицизма события в комедиях Мольера, как и его античных предшественников, происходят в одном и том же доме или около него, где обитает семья и где создаётся картина её частной жизни. Русские комедиографы - Фонвизин, Грибоедов, Гоголь и Островский — во многих своих текстах сохраняют этот объект изображения. Семья, дом, большие и мелкие проблемы их быта - то есть жанровые типологические черты комедии — сохраняются.

Богатые Оргон и Большое оказываются жертвами опытных проходимцев - Тартюфа и Подхалюзина, пытающихся завладеть состоянием своих покровителей. Островский наделяет Подхалюзина конкретными приёмами, воспринятыми у своего предшественника: в возникающих коллизиях показываются обманные манипуляции, способы лицемерия, коварные замыслы, которые сокрушительно направлены против членов семьи хозяина. Подобная ситуация бесконечно варьируется авторами разных времён. Это не традиционные черты жанра, поскольку корни их традиционности скрыты в самой человеческой природе. Жадность, зависть, спесь, лживость - вечные пороки, которые повторяются в общественно-исторических катаклизмах древнейших и новейших времен, в бесконечной череде похожих частных обстоятельств - семейных, родственных, соседских, возрастных.

Тартюф сразу характеризуется членами семьи категорически отрицательно - его саморазоблачение перед зрителем начинается с первых явлений. До финала образ Тартюфа сохраняет свою однолинейность: действуя созвучно своим страстям и порокам, святоша использует все возможные средства - лицемерие, обман, шантаж. Сатирический смысл комедии Мольера - в последовательной детальной разработке тех способов, которые раскрывают эпохальную глубину его порочности. Маска святоши, использование героем религиозных сентенций с целью духовного порабощения своей жертвы открывали Мольеру-комедиографу путь к успеху в преодолении строгих норм классицизма.

Всё поведение Подхалюзина раскрывается в логике реалистических психологических мотивировок. Он изначально жил за счёт ловкого мошенничества, трудно разоблачаемого, основанного на неопытности, невнимательности покупателей. Но мастерски используя эти навыки против своего хозяина, Подхалюзин по безвыходности выбирает путь обмана, до переломного момента пребывая в поисках самооправдания.

Драматизм действия в обеих комедиях достигает высокого напряжения в последнем акте. Подхалюзин и Липочка торжествуют в финале: им удалось всё, о чем мечталось. Но драматический контфликт реален и не разрешён: отец и тесть обречён на тюрьму и Сибирь. Счастливцы торжествуют, но они осуждены по закону человеческому и божескому. Таким образом, объектом сатирического разоблачения в «Своих людях» является не обычный злодей, преступник, разыскиваемый полицией, подобный Тартюфу.

Несмотря на это, сатирические позиции комедии Мольера сходны с положением Островского. Сатира французского комедиографа привлекала внимание не только к тому, как опасен путь преступного присвоения чужой собственности. Мольер раскрывал всю глубину падения в погоне за богатством, для которой все средства хороши. Пьеса написана не ради героя-преступника. Лицемерное использование Тартюфом святой воли, высшей божественной силы, превращение долгослужения Богу в богохульство для времени Мольера было актуальным. Сословие, занимающее место в социальной структуре и набирающее силу и высоту, все больше показывало своё влияние.

Но создание комедийного характера и каждый текст комедии требует каждый раз творческой трансформации традиционных приёмов комедийного письма. Островский, основывая характер каждого персонажа на реалистическом психологизме и особенностях русской ментальности, развивает саму пластику комедийного жанра.

Определение динамики ментального и нравственно-философского смысла от текста к тексту обосновывает жанровую полнварнантность обозначенных пьес. Островский сам определяет «заглавное» жанровое указание своих произведений — в нашем случае мы обращаемся именно к комедиям. Гибкость комедийной формы пьес Островского предполагает гармоничное «импортирование» всех составляющих многожанрового спектра драмы как рода. В сатирическую основу «Своих людей» вплавляется трагическая атмосфера финала, которая дала повод современникам Островского и исследователям нового века сравнивать образ Большова с шекспировским королём Лиром. При этом в одном из эпизодов с участием второстепенного персонажа - ключницы Фоминишны - проскальзывают ноты фарса, сближающие юмористический подход с европейским театром. В более поздней пьесе отставной кавалерист Вихорев, вечно пребывающий в комических затеях, представляет собой традиционный водевильный тип.

Однако в каждом конкретном случае комедийная структура пьесы впитывает опыт не только драматургических жанров. В комедии «Не в свои сани не садись» лирическая поэзия воплощается в образе страдающего Вани Бородкина и в полную силу развивает драматизм сценического действия. Поэзией пропитаны также счастье и боль Мити в «Бедности не порок», соединяющего собственное сочинение с песенной формой и вдохновенно переписывающего стихотворения Кольцова. Наконец, для ранней драматургии Островского особенно характерен эпический склад повествования, что мы можем наблюдать в ремарочном и сценографическом пространстве как полноактных комедий, так и сцен «Утро молодого человека».

Рассмотрение связей ранней драматургии Островского с предшествующими литературными эпохами обнаруживает интертекстуальный и литературно-ассоциативный слои в ретроспективной логике. В контексте нравственно-философских проблем каждой пьесы на бытийном уровне возникают в тексте и подтексте отдельных сценических коллизий реминисценции литературного, евангельского и фольклорного характера.

В «Свои людях - сочтёмся» Островский обращается - на уровне ономастики и сюжетообразующего мотива - к евангельской притче о богатом и Лазаре. Имя приказчика Подхалюзина - Лазарь Елизарыч - приобретает нравственно-философский подтекст, соединяя в себе имя героя притчи и его сокращённую древнееврейскую форму - Елиазар. Однако образы евангельской легенды претерпевают сатирическую инверсию, так как богатый Большов в соответствии с христианским сюжетом терпит наказание, а бедный Лазарь без зазрения совести занимает его место.

Следует заметить, что в современных исследованиях, посвящённых творчеству Островского, придаётся особое значение духовно-религиозным интенциям персонажей комедии «Свои люди - сочтёмся». Перманентное обращение обманщиков (Большова, Подхалюзина, Рисположенского, Устиньи Наумовны) к понятиям души, греха и совести комически контрастирует с их действиями. Однако возникновение образа Иверской Божией Матери в финальном монологе Большова говорит о тяжелом и мучительном изменении внутреннего, духовного мира купца.

Мотив греха и судьбоносного выбора укрепляется в интертекстуальной параллели комедии, до сих пор остававшейся не выявленной. Островский использует сюжет баллады Жуковского «Громобой» (в составе поэмы «Двенадцать спящих дев»), раскрывая отношение Болыиова к своей безграничной власти над судьбой дочери и употребления этой власти в своих корыстных целях. Стряпчий Рисположенский пересказывает «Громобоя» в свободном изложении, выделяя только необходимый ему смысл, предваряя будущую аферу и подготавливая её с положительной стороны.

Реминисценции литературного характера возникают в комедиях Островского в связи с конкретными ситуативными аналогиями и художественным построением образов действующих лиц. Так, предательство сыном своей матери в комедии Фонвизина «Недоросль» ассоциативно сопоставимо с безжалостным равнодушием Липочки к судьбе своего отца. Образ ключницы Фоминишны дополняется характерологическим штрихом с помощью биографической параллели с няней Татьяны в «Евгении Онегине». Пушкинские реминисценции заметны и в построении образа Коршунова, поэтическую оценку которому дает няня Любови Гордеевны Арина в комедии «Бедность не порок».

Сама сюжетная схема пьесы «Свои люди - сочтёмся» и характеры главных авантюристов, воплощённые художником-реалистом, возвращают нас к современникам Островского - великим романистам русской литературы XIX века. Именно в эти годы И.А. Гончаров приступает к созданию своего романа «Обломов», где в периферийной линии сюжета показываются «махинаторы», вполне сопоставимые с Подхалюзиным и Рисположенским (Тарантьев / Мухояров). Однако подобная связь может рассматриваться в качестве продолжающейся традиции, а не заимствования.

Реминисценции фольклорного характера в полной мере отражены в сюжете комедии «Бедность не порок». Святочное действо пьесы даёт обширный материал для отображения традиций народного праздника и их трансформаций в городской культуре. Островский наполняет праздничные сцены народными песнями, святочным гаданием с определённым символическим значением. Вместе с традицией ряженья в светлой атмосфере домашнего праздника представлена и другая жанровая форма фольклора -медвежья комедия. Явную цитату, предполагающую фольклорный источник, можно заметить в припевках Разлюляева. Повторяющаяся фраза о гусаре даёт возможность предположить знакомство Островского с одной из устных версий народной драмы «Царь Максимилиан».

Сопоставление ранней драматургии Островского с гоголевской традицией наиболее обоснованно в анализе сцен «Утро молодого человека» и комедии «Ревизор». Молодой драматург, создавая комедийные сцены в 1850-м году, осознанно воспринимает наследие Гоголя, который к тому времени был знаком с первым серьёзным драматургическим опытом Островского -комедией «Свои люди - сочтёмся». Уже в этой пьесе Островский вводит ясно видимый в гоголевской «Женитьбе» мотив владения французского языка, который выявляет внутреннюю суть персонажей и инициирует конкретное поведение каждого, более сложно раскрывая интригу отдельных сцен. Однако в таких многогранных способах художественного раскрытия натуры героя, характера персонажей и явилось открытие Островского-драматурга. Каждая деталь, каждый эпизод вливается в единое, целостное драматическое изображение того мира русской жизни, который заново воплощается в его пьесах - шедеврах реалистического искусства.

Комедия «Ревизор» и «Утро молодого человека» сопоставимы в схожем воплощении характеров, моделировании ситуаций, выработке типов. Так, Недопекина с долей условности можно назвать преемником Хлестакова, а слуга Иван обладает манерами своего предшественника Осипа. Важно-, что в действии обеих пьес, в разговорах персонажей расширяется пространство, постепенно включая в себя новые образы и сферы, петербургские и московские. Тема французского языка возникает и здесь, как пункт, по которому светского человека можно причислять к высшему обществу.

Богатые литературные реминисценции в то же время не исключают новизны системы персонажей ранней драматургии Островского. Система персонажей Островского (главных, второстепенных, эпизодических лиц) отличается своей многогранностью и активным включением в действие абсолютно каждого лица. То есть отдельный персонаж вступает в особые отношения с остальными под стать своему положению, имеет свои житейские обстоятельства, в которых развивается. Один герой никогда не похож на другого - каждое действующее лицо многоголосо и самостоятельно. Это житейское разнообразие персонажей, создавая богатый художественный мир, не разрушает строгой логики сюжетно-композиционного развития, органичного самопроявления каждого.

Именно этой натуральностью обусловлено появление в ранних пьесах Островского такого нового типажа, как «мальчики». Сам автор ставит маркеры «мальчиков» в перечне действующих лиц первых комедий: в «Своих людях - сочтёмся» - мальчик Тишка, в сценах «Утро молодого человека» - мальчик Гришка, а рядом с ним родственник Недопекина мальчик Вася. В «Бедности не порок» появляется мальчик Егорушка, который находится в доме на правах «дальнего родственника» Гордея Торцова. Появление новых, в традиционной системе комедии, персонажей имеет свою социокультурную мотивировку. Остальные типажи в драматургической коллекции Островского были эхом комедийной традиции. Но введение купеческого социального слоя, в рамках которого полноправными действующими лицами становятся мальчики, стало уникальным явлением в русской литературе.

Сопоставляя зарисбвку судеб, характеров и поведения трёх мальчиков, мы постигаем органическую составляющую индивидуального художественного мира Островского, жизнеопределяющую гуманную идею защиты детства и убеждение в том, что вся ответственность за ребёнка и его дальнейшую судьбу полностью ложится на тех, кто рядом с ним. Детство оказывается беззащитным под напором необузданной властной силы, которая разрушает всё доброе и прекрасное.

Разработка Островским нового типа напрямую связано с широкой традицией темы детства и обращения к образам детей как к полноправным персонажам, которые постепенно уже оформлялись в литературном процессе XIX века. Нередко можно встретить описания детства и воспоминания о нём на страницах романов и повестей первой четверти XIX века. В связи с этим привлекаются имена Фонвизина, Грибоедова, Пушкина, Гоголя, Тургенева, Некрасова, Аксакова, JI. Толстого.

Мощная грибоедовская и пушкинская традиции просматриваются в большом культурологическом аспекте - возникновении в ранней драматургии Островского «московского текста» как подтекста житейских судеб или «тёмного сознания» действующих лиц. Наиболее отчётливо в полном масштабе он проявляется сквозь сюжет «Бедности не порок», где в многолюдстве уездного города постепенно проступает иной масштаб «места обитания» главных персонажей. Москва, московская жизнь Любима, Коршунова и Гордея углубляет идейно-нравственное содерэ/сание «Бедности не порок» и служит основой развития драматического действия и комических коллизий, оттеняет характеры, дополняет смысл отдельных эпизодов.

В своём исследовании мы стремились выявить, как европейская традиция во многом определила жанровое своеобразие пьес Островского раннего периода (1847-1854). Мы видим, как формируется своеобразие творческого метода драматурга отчасти в русле этой традиции, отчасти - в качестве своеобразной полемики с ней. Можно уверенно утверждать, что понимание этих взаимосвязей обогащает наше представление о творчестве Островского, делает наше восприятие его произведений более объёмным и разносторонним.

В «зрелый» период творчества Островского (1856-1861) его творческий метод кристаллизуется, авторские приёмы закрепляются и развиваются.

Происходит окончательное формирование творческой индивидуальности драматурга. В это время связь Островского с европейским литературным контекстом не исчезает, но трансформируется. Появляются новые литературные реминисценции, возникают новые параллели на уровне психологии художественного образа и сюжетно-композиционного строения. Изучение связей творчества Островского с европейской драматургической традицией в зрелый период творчества драматурга может быть перспективным направлением для дальнейших исследований.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Музалевский, Никита Евгеньевич, 2013 год

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Акимова, Т.М. Народная драма в новых записях / Т.М. Акимова // Учен. зап. Сарат. ун-та. - 1948. - Т. 20, вып. филол. - С. 3-49.

2. Аксаков, С.Т. Знакомство с Державиным / С.Т. Аксаков // Аксаков, С.Т. Собр. соч. : в 4 т. / С.Т. Аксаков ; подгот. текста и примеч. С.И. Машинского - Москва : Гослитиздат, 1955.-Т. 2.-С. 314-336.

3. Аксаков, С.Т. Литературные и театральные воспоминания : 1812 год / С.Т. Аксаков // Аксаков, С.Т. Собр. соч. : в 4 т. / С.Т. Аксаков ; подгот. текста и примеч. С.И. Машинского - Москва : Гослитиздат, 1956. - Т. 3. -С. 8-24.

4. Алмазов, Б.Н. Сон по случаю одной комедии / Б.Н. Алмазов // Русская эстетика и критика 40-50-х годов XIX века : сб. ст. / подгот. текста, сост., вступ. статья и примеч.: В.К. Кантора, А.Л. Осповата. - Москва : Искусство, 1982. - С. 223-249. - (История эстетики в памятниках и документах).

5. Анненков, П.В. Письма к И.С. Тургеневу : в 2 кн. / П.В. Анненков ; изд. подгот. H.H. Мостовская, Н.Г. Жекулин. - Санкт-Петербург : Наука, 2005. - (Лит. памятники).

6. Анненков, П.В. Литературные воспоминания / П.В. Анненков. -Москва : Правда, 1988. - 688 с. - (Лит. воспоминания).

7. Аникин, В.П. Русское устное народное творчество / В.П. Аникин.

- Москва : Высш. шк., 2001. - 726 с.

8. Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках : сб. ст. / сост. Л.Ш. Рожанский. - Москва : Наука, 1988. - 332 с.

- (Исследования по фольклору и мифологии Востока).

9. Берков, П.Н. Вероятный источник народной пьесы «О царе Максимилиане и его непокорном сыне Адольфе» / П.Н. Берков // Тр. Отд. древнерус. лит. - 1957.-Т. 13.-С. 298-312.

10. Белинский, В.Г. О Жизни и сочинениях Кольцова / В.Г. Белинский // Белинский, В.Г. Собр. соч. : в 3 т. / В.Г. Белинский ; под общей ред. Ф.М. Головченко. - Москва : Гослитиздат, 1948. - Т. 3 : Статьи и рецензии, 1843-1848 / ред. В.И. Кулешова. - С. 101-145.

11. Белинский, В.Г. О жизни и сочинениях Кольцова / В.Г. Белинский // Белинский, В.Г. Полн. собр. соч. : в 13 т. / В.Г. Белинский ; глав. Ред. Н.Ф. Бельчиков. - Москва : Изд-во АН СССР, 1955. - Т. 9 : Статьи и рецензии, 1845-1846 / ред. В.А. Десницкий. - С. 497-542.

12. Белова, О.В. Коза / О.В. Белова // Славянская мифология : энциклопедический словарь. - Москва : Эллис Лак, 2002. - С. 230-232.

13. Библиотека А.Н. Островского : (описание) / сост.: Ф.И. Ильина, К.Ф. Ванягина, А.Н. Бруханский. - Ленинград : Изд. Б-ки АН СССР, 1963. -276 с.

14. Богатырёв, П.Г. Народный театр чехов и словаков / П.Г. Богатырев // Богатырёв, П.Г. Вопросы теории народного искусства. -Москва : Изд-во «Искусство», 1971. - С. 128-137.

15. Боткин, В.П. Литературная критика. Публицистика. Письма / В.П. Боткин. - Москва : Сов. Россия, 1984. - 320 с. - (Биб. русс, критики).

16. Булгаков, М.А. Жизнь господина де Мольера / М.А. Булгаков // Булгаков, М.А. Собр. соч. : в 5 т. / М.А. Булгаков ; ред. Г.С. Гоц. - Москва : Худож. лит., 1990. - Т. 4 : Пьесы; Жизнь господина де Мольера; Записки покойника; Театральный роман. - С. 227-398.

17. Блок, A.A. Возмездие / A.A. Блок // Блок, A.A. Соч. : в 2 т. / A.A. Блок ; сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В. Орлова - Москва : Гослитиздат, 1955. - Т. 1 : Стихотворения. Поэмы. Театр. - С. 476-522.

18. Блок, A.A. Коршун / A.A. Блок // Блок, A.A. Соч. : в 2 т. / A.A. Блок ; сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. В. Орлова - Москва : Гослитиздат, 1955. - Т. 1 : Стихотворения. Поэмы. Театр. - С. 449-450.

19. Вакулин, В.А. Островский и Гоголь: приближения и отталкивания / В.А. Вакулин // А.Н. Островский и русская драматургия : сб. ст. / сост. И.А.

Едошина. - Кострома : Авантитул, 2009. - С. 87-98. - (Щелыковские чтения, 2009).

20. Веселовский, А.Н. Этюды о Мольере : Тартюф. История типа и пьесы / А.Н. Веселовский. - Москва : Тип. А. Гатцука, 1879. - [6], VI, 216, [3] с.

21. Виролайнен, М.Н. Бова / М.Н. Виролайнен // Пушкинская энциклопедия : произведения : сб. ст. / ред. И.С. Чистова. - Санкт-Петербург : Нестор-История, 2009. - Вып. 1 : А-Д. - С. 131-132.

22. Воловин, Н.М. Пушкинские места Москвы и Подмосковья / Н.М. Волович. - Москва : Моск. рабочий, 1979. - 232 с.

23. Высоцкая, Ю.В. Утро молодого человека / Ю.В. Высоцкая // А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина. - Кострома : Костромаиздат ; Шуя : Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012. - С. 459.

24. Вяземский, П.А. Фон-Визин / П.А. Вяземский. - Санкт-Петербург : Тип. Деп. внеш. торг., 1848. - [4], VII, [3], VI, 468 с.

25. Гангрвская, Н.С., Очкасова, М.Р. О филологическом прочтении пьес А.Н. Островского: французские заимствования, проблема перевода на русский язык / Н.С. Ганцовская // Творческое наследие и личность А.Н. Островского : бытие во времени : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2004. - С. 121-129. - (Щелыковские чтения, 2004).

26. Ганцовская, Н.С., Ковырнева, Е.Н. Мода на французское в купеческой среде середины XIX века (на материале языка ранних пьес А.Н. Островского) / Н.С. Ганцовская // А.Н. Островский : личность, мыслитель, драматург, мастер слова : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2005. - С. 294-302. - (Щелыковские чтения, 2005).

27. Гинзбург, В.К. К вопросу об идейно-художественной структуре комедии А.Н. Островского «Не в свои сани не садись» / В.К. Гинзбург // Учен. зап. Туркмен, ун-та. - Ашхабад, 1968.- Вып. 50 (2). - С. 5-15.

28. Гинзбург, B.K. К вопросу об идейно-художественной структуре комедии А.Н. Островского «Бедность не порок» / В.К. Гинзбург // Учен. зап. Туркмен, ун-та. - Ашхабад, 1971. - Вып. 66. - С. 16-32.

29. Грибоедов, A.C. Горе от ума /A.C. Грибоедов // Грибоедов, A.C. Полн. собр. соч. : в 3 т. - Санкт-Петербург : Нотабене, 1995. — Т. 1: Горе от ума.-С. 9-122.

30. Григорьев, A.A. Театральная критика / A.A. Григорьев. -Ленинград : Изд-во «Искусство», 1985. - 407 с.

31. Гоголь в Москве : антология / сост. С.Ю. Шокарев ; под ред. С.О. Шмидта. - Москва : Алгоритм, 2011. - 336 с.

32. Гоголь, Н.В. Полное собрание сочинений : в 14 т. / Н.В. Гоголь ; гл. ред. Н.Л. Мещеряков. - Москва : Изд-во АН СССР, 1940-1952.

33. Гончаров, И.А. Материалы, заготовляемые для критической статьи об Островском / И.А. Гончаров // Гончаров, И.А. Собр. соч. : в 8 т. / подгот. текста и примеч. А.П. Рыбасова. - Москва : Гослитиздат, 1955. - Т. 8 : Статьи, заметки, рецензии, автобиографии, избранные письма. - С. 170-182.

34. Гончаров, И.А. Письмо Островскому А.Н. <12 февраля 1882 г. Петербург> / И.А. Гончаров // Гончаров, И.А. Собр. соч. : в 8 т. / подгот. текста и примеч. А.П. Рыбасова. - Москва : Гослитиздат, 1955. - Т. 8 : Статьи, заметки, рецензии, автобиографии, избранные письма. - С. 491-492.

35. «Город чудный, город древний...» : Москва в русской поэзии XVIII - начала XIX веков / сост. В. Муравьев. - Москва : Моск. рабочий, 1986.-556 с.

36. Гращенкова, E.H. Александр Николаевич Островский в эпоху перемен: век XIX, век XX, век XXI ... / E.H. Гращенкова // Проблемы эстетики и поэтики творчества А.Н. Островского : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2002. - С. 179-186. - (Щелыковские чтения, 2002).

37. Гришу mm, A.JI. Островский и Грибоедов / A.JI. Гришу нин // Наследие А.Н. Островского и советская культура. - Москва : Наука, 1974. -С. 77-92.

38. Гура, A.B. Медведь / A.B. Гура // Славянская мифология : энциклопедический словарь. - Москва : Эллис Лак, 2002. - С. 295-296.

39. Давыденко, JI.A. Костюм в художественном мире Н.В. Гоголя : (повествовательные циклы, письма) : автореф. дис. ... канд. филол. наук : спец. 10.01.01 «Рус. лит.». - Саратов, 2008. - 22 с.

40. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / В.И. Даль. - Москва: Гос. изд. иностранных и нац-ых словарей, 1955. - Т.

1.-780 с.

41. Добролюбов, H.A. Темное царство / H.A. Добролюбов // Добролюбов, H.A. Полн. собр. соч. : в 6 т. - Москва : Гослитиздат, 1935. - Т.

2.-С. 36-136.

42. Дружинин, A.B. Литературная критика / A.B. Дружинин ; сост., подгот. текста и вступ. ст. H. Н. Скатова ; примеч. В. А. Котельникова. -Москва : Сов. Россия, 1983. - 384 с. - (Б-ка рус. критики).

43. Дружинин, A.B. Сочинения А. Островского. Два тома. Спб., 1859 / A.B. Дружинин // Дружинин, A.B. Лит. критика / A.B. Дружинин ; сост., подгот. текста и вступ. ст. H. Н. Скатова ; примеч. В. А. Котельникова. -Москва : Сов. Россия, 1983. - С. 249-269. - (Б-ка рус. критики).

44. Дурылин, С.Н. А.Н. Островский. Очерк жизни и творчества / С.Н. Дурылин. - Москва - Ленинград : Гос. изд. «Искусство», 1949. - 188 с.

45. Егоров, Б.Ф. Аполлон Григорьев / Б.Ф. Егоров. - Москва : Мол. гвардия, 2000. - 219 с. - (Жизнь замечательных людей : сер. биогр. ; вып. 770).

46. Егоров, Б.Ф. Художественная проза Ап. Григорьева / Б.Ф. Егоров // Григорьев, An. Воспоминания / Ап. Григорьев ; изд. подгот. Б.Ф. Егоров. -Ленинград : Наука, 1980. - С. 337-367. - (Лит. памятники).

47. Егоров, Б.Ф. Борьба эстетических идей в России 1860-х годов / Б.Ф. Егоров. - Ленинград : Высш. шк., 1991. - 336 с.

48. Едошииа, И.А. Жанр как форма драматургического мышления (к вопросу о жанровой специфике ранней драматургии А.Н. Островского) / И.А. Едошина // А.Н. Островский в контексте культуры : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2010. - С. 11-25. - (Щелыковские чтения, 2010).

49. Жуковский, В.А. Двенадцать спящих дев / A.B. Жуковский // Жуковский, В.А. Собр. соч. : в 4 т. / В.А. Жуковский ; вступ. ст. И.М. Семенко

- Москва ; Ленинград : Гослитиздат, 1959. - Т. 2 : Баллады, поэмы и повести / подгот. текста и примеч. И.М. Семенко. - С. 84-134.

50. Журавлева, А.И. А.Н. Островский - комедиограф / А.И. Журавлева. - Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1981. - 216 с.

51. Журавлева, А.И. Бедная невеста / А.И. Журавлева // А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина.

- Кострома : Костромаиздат ; Шуя : Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012. -С. 47-48.

52. Журавлева, А.И. Бедность не порок / А.И. Журавлева // А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина.

- Кострома : Костромаиздат ; Шуя : Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012. -С. 48-50.

53. Журавлева, А.И. «Бедная невеста» в творческой эволюции Островского / А.И. Журавлева // В мире А.Н. Островского : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2006. - С. 47-55 - (Щелыковские

- - чтения, 2006).

54. Журавлева, А.И. Комедия А.Н. Островского «Свои люди -сочтемся!» / А.И. Журавлева // Анализ драматического произведения : межвуз. сб. ст. / под ред. В.М. Марковича. - Ленинград : Изд-во Ленингр. унта, 1988.- С. 185-195.

55. Зохраб, И. Ф.М. Достоевский и А.Н. Островский : (в свете редакторской деятельности Достоевского в «Гражданине») / И. Зохраб // Достоевский : материалы и исследования. - Ленинград : Наука, 1988. -С. 107-125.

56. Иванов, В.В. Медведь / В.В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира : энциклопедия : в 2 т. / под ред. С.А. Токарева. - Москва : Сов. энцикл., 1992. - Т. 2. - С. 128-130

57. Иванова, И. Народная поэтика и жанровые вариации пьес А.Н. Островского / И. Иванова // Scripta manent : сб. науч. работ студ. и аспирантов-филол. - Смоленск : Изд. Смолен, гос. пед. ун-та, 2003. - Вып. 9. -С. 21-28.

58. Ищук-Фадеева, Н.И. «Король Лир» Шекспира и «Банкрут» Островского - два лика одной драмы / Н.И. Ищук-Фадеева // А.Н. Островский в контексте мировой культуры : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. -Кострома : Авантитул, 2007. - С. 191-203. - (Щелыковские чтения, 2007).

59. Каган, М. «Мещанин во дворянстве» Мольера и «Бедность не порок» Островского / М. Каган. - Киев : Тип. В.П. Бондаренко и П.Ф. Гнездовского, 1915. - 17 с. (Также : Филол. зап. - 1914. — № 5/6.).

60. Калитин, Н. Великий русский драматург / Н. Калитин // А.Н. Островский, 1823-1948 : сб. ст. к 125-летию со дня рождения. - Кострома : Костромоблиздат, 1948. - С. 34-38.

61. Кашин, Н.П. К характеристике одного типа у А.Н. Островского / Н.П. Кашин // А.Н. Островский, 1823-1923 : сб. ст. и материалов / под ред. Б.В. Варнеке. - Одесса Гос. изд. Украины, 1923. - С. 79-99.

62. Кашин, Н.П. О языке А.Н. Островского : Наблюдения и заметки / Н.П. Кашин // А.Н. Островский-драматург : сб. ст. к 60-летию со дня смерти, 1886-1946 / под общей ред. Вл. Филиппова. - Москва : Сов. писатель, 1946. -С. 60-78.

63. Кашин, Н.П. Отношение к Островскому западных сцены и научной литературы / Н.П. Кашин // Творчество А.Н. Островского :

юбилейный сб. / под ред. С.К. Шамбинаго. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1923.-С. 26-27.

64. Кондаков, Н.И. Логический словарь-справочник / Н. И. Кондаков.

- 2-е изд., испр. и доп. - Москва : Наука, 1975. - 720 с.

65. Костюхин, Е.А. Лекции по русскому фольклору / Е.А. Костюхин.

- Москва : Дрофа, 2004. - 336 с.

66. Кошелев, В.А. «Театр в театре» Островского : комик / В.А. Кошелев // Драма и театр : сб. науч. тр. / отв. ред. Н.И. Ищук-Фадеева. -Тверь : Изд. Твер. гос. ун-та, 2009. - Вып. 7. - С. 129-139.

67. Кривонос, В.Ш. Гоголь / В.Ш. Кривонос // А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина. - Кострома : Костромаиздат ; Шуя : Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012. - С. 108-109.

68. Крылов, И.А. Полн. собр. соч .: в 3 т. / И.А. Крылов. - Москва : Гослитиздат, 1946. - Т. 3: Басни. Стихотворения. Письма. - 607 с.

69. Кулиш, Ж.В. А.Н. Островский и народное творчество : (60-70-е годы) / Ж.В. Кулиш // Учен. зап. Мелекес. пед. ин-та. - 1963. - Т. 3. - С. 249285.

70. Кумова, И. Юрий Соломин: «В Малом театре классику не переделывают» / И. Кумова, Ю. Соломин // Лит. газ. - 2013.- 30 янв. (№ 4 (6401)). - С. 9. - (Эра Станиславского).

71. Купцова, О.Н. Жанр драматических пословиц и творчество Островского / О.Н. Купцова // А.Н. Островский : личность, мыслитель, драматург, мастер слова : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2005. - С. 7-31. (Щелыковские чтения, 2005).

72. Лакшин, В.Я. Александр Николаевич Островский / В.Я: Лакшин.

- Москва : Искусство, 1976. - 527 с. - (Сер. «Жизнь в искусстве»).

73. Лакшин, В.Я. «Наш русский "Тартюф"» / В.Я. Лакшин // Лакшин, В.Я. Александр Николаевич Островский / В.Я. Лакшин. - 2-е изд., испр. и доп. - Москва : Искусство, 1982. - С. 92-105. - (Сер. «Жизнь в искусстве»).

74. Лакшин, В.Я. Островский и Гоголь : (к научной биографии Островского) / В.Я. Лакшин // А.Н. Островский и литературно-театральное движение XIX-XX веков : сб. ст. / отв. ред. Н.И. Пруцков. - Ленинград : Наука, 1974.-С. 44-62.

75. Лебедев, A.A. Драматург перед лицом критики. Вокруг А.Н. Островского и по поводу его. Идеи и темы русской критики : очерки / A.A. Лебедев. - Москва : Искусство, 1974. - 190 с.

76. Лебедев, Ю.В. И. С. Тургенев и А. Н. Островский в начале 1850-х годов / Ю.В. Лебедев // В мире А.Н. Островского : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2007. - С. 191-198. - (Щелыковские чтения, 2006).

77. Лебедев, Ю.А. «Перепевы» А.Н.Островского-драматурга / Ю.А. Лебедев // А.Н. Островский и современная культура : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2000. - С. 5-10. - (Щелыковские чтения, 2000).

78. Левин, Ю.Д. Русские переводчики XIX века и развитие художественного перевода / Ю.Д. Левин. - Ленинград : Наука, 1985. - 299 с.

79. Линии, A.M. К вопросу о влиянии Гоголя на Островского / A.M. Линин. - Ростов-на-Дону : Тип. им. Калинина, 1935. - 20 с. (Также: Изв. Ростов, пед. ин-та. - 1935. - Т. 6. - С. 21-34).

80. Лобанов, М.П. Островский / М.П. Лобанов. - 2-е изд., дораб. -Москва : Мол. гвардия, 1989. - 400 с. - (Жизнь замечательных людей : сер. биогр. ; вып. 7 (587)).

81. Лотман, Л.М. Драматургия Островского в свете проблем современной культуры / Л.М. Лотман // Современность классики : сб. науч. тр. / отв. ред. В.А. Туниманов. - Ленинград : Наука, 1989. - С. 88-118.

82. Лотман, Ю.М. «Евгений Онегин» : комментарий / Ю.М. Лотман // Лоптан, Ю.М. Пушкин : Биография писателя; Статьи и заметки, 1960— 1990; «Евгений Онегин» : комментарий / Ю.М. Лотман. - Санкт-Петербург : Искусство-СПб, 1997. - С. 472-762.

83. Луконин, А.Ф. Пословица и поговорка в драматургии А.Н. Островского / А.Ф. Луконин // Учен. зап. Сызран. пед. ин-та. - 1956. -Вып. 1.-С. 23-65.

84. Луконин, А.Ф. Песня, ее значение и источники в творчестве А.Н. Островского / А.Ф. Луконин // Учен. зап. Куйбыш. пед. ин-та. - 1958. -Вып. 19.-С. 147-192.

85. Любомудров, М. Постигая классику / М. Любомудров // Театр и драматургия : межвуз. сб. тр. - Ленинград : Изд. ЛГИТМИК, 1977. - Вып. 7. -С. 101-124.

86. Ляпушкина, Е.И. Комедия А.Н. Островского «Свои люди -сочтемся!» : поэтика финала / Е.И. Ляпушкина // Концепция и смысл : сб. ст. в честь 60-летия проф. В.М. Марковича / под ред.: А.П. Муратова, П.Е. Бухаркина. - Санкт-Петербург : Изд-во СПб. ун-та, 1996. - С. 223-240.

87. Манн, Ю.В. Поэтика Гоголя / Ю.В. Манн. - 2-е изд., доп. -Москва : Худож. лит., 1988. - 720 с.

88. Македонская, Е. Московская библиотека А.Н. Островского / Е. Македонская // Альманах библиофила. - Москва : Книга, 1980. - Вып. 8. -С. 79-84.

89. Максимов, C.B. Александр Николаевич Островский : (по моим воспоминаниям) / C.B. Максимов // А.Н. Островский в воспоминаниях современников / под общ. ред.: В.В. Григоренко, С.А. Макашина, С.И. Машинского, Б.С. Рюрикова. - Москва : Худож. лит., 1966. - С. 65-126. - (Сер. лит. мемуаров).

90. Малеин, А.И. Островский - переводчик Теренция / А.И. Малеин // Памяти А.Н. Островского : сб. ст. об Островском и неизданные труды его / ■ — • под ред.: Е.П. Карпова, Д.К. Петрова, М.Д. Беляева, А.С. Полякова. -Петроград : Путь к знанию, 1923. - С. 186-215.

91. Маловзорова, М.А. Формообразование русской драмы: традиции сценической литературы 1830-1840-х годов и творчество А.Н. Островского :

автореф. дис. ... канд. филол. наук : спец. 10.01.01 «Рус. лит.» / М.А. Маловзорова. - Иваново, 2003. - 18 с.

92. Матлин, М.Г. Проблемы поэтики А.Н. Островского и фольклор : (70-80-е годы) : автореф. дис. ... канд. филол. наук : спец. «Рус. лит.» / М.Г. Матлин. - Ленинград, 1985. - 15 с.

93. Милъдон, В.И. Женитьба и семья в драмах А.Н. Островского как проявление национального архетипа / В.И. Мильдон // А.Н. Островский в современном мире : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2004. - С. 80-88. - (Щелыковские чтения, 2003).

94. Мильдон, В.И. Комическое у Островского / В.И. Мильдон // А.Н. Островский : личность, мыслитель, драматург, мастер слова : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2005. - С. 31-39. - (Щелыковские чтения, 2005).

95. Мифологический словарь / гл. ред. Е.М. Мелетинский. - Москва : Сов. энцикл., 1991. - 736 с.

96. Молева, Н.М. Гоголь в Москве / Н.М. Молева. - Москва : ACT : Олимп : Астрель, 2008. - 288 с.

97. Мори, К. Мольер / К. Мори / пер. с фр. Е. В. Колодочкиной. - Москва : Молодая гвардия; Палимпсест, 2011. - 308 с. - (Жизнь замечательных людей : Малая серия ; вып. 20).

98. Мосалева, Г.В. Храмовое пространство в драматургии А.Н. Островского // А.Н. Островский и русская драматургия : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2011. - С. 47-60. - (Щелыковские чтения, 2009).

99. Москвина; - Т.В. В спорах о России: А.Н. Островский / Т.В. Москвина. - Санкт-Петербург ; Москва : Лимбус Пресс : Изд-во К. Тублина, 2010.-312 с.

100. Москвина, Т.В. Ум - хорошо, а сердце лучше / Т.В. Москвина // Литературная матрица. Учебник, написанный писателями : Сборник : в 2 т. -

Санкт-Петербург : Лимбус Пресс, ООО «Изд. К. Тублина», 2010. - Т. 1. - С. 113-135.

101. Московская библиотека А.Н. Островского. Русские книги и журналы // Библиотека А.Н. Островского : (описание) / сост.: Ф.В. Ильина, К.Ф. Ванягина, А.Н. Бруханский ; отв. ред. и авт. вступ. ст. А.Н. Степанов. -Ленинград : Изд. Б-ки АН СССР, 1963. - С. 25-139.

102. Музалееский, Н.Е. Гончаров и Островский: параллельные ситуации в составе сюжетов романа «Обломов» и комедии «Свои люди -сочтемся» / Н.Е. Музалевский // Материалы V международной научной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения И.А. Гончарова : сб. ст. рус. и зарубеж. авт. / сост.: И.В. Смирнова, A.B. Лобкарева, Е.Б. Клевогина, И.О. Маршалова. - Ульяновск, 2012. - С. 374-378.

103. Музалевски, Н.Е. Ранние пьесы А.Н. Островского в письмах П.В. Анненкова и И.С. Тургенева / Н.Е. Музалевский // Уч. зап. Орлов, гос. ун-та. Сер. «Гуманитарные и социальные науки». - 2012. - № 5. - С. 221-226.

104. Музалевский, Н.Е. «Щелыковские чтения» - серийное издание о творчестве А.Н. Островского. Представляем книгу / Н.Е. Музалевский // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. - 2012. - Т. 12 : Сер. Филология. Журналистика, вып. З.-С. 111-115.

105. Музалевский, Н.Е. Гоголевское начало в сценах А.Н. Островского «Утро молодого человека» / Н.Е. Музалевский // А.Н. Островский и его эпоха : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2011. - С. 136-145. -(Щелыковские чтения, 2011).

106. Муравьев, В.Б. Московские литературные предания и были / В.Б. Муравьев. - Москва : Моск. рабочий, 1981. - 351 с. - •

107. Некрылова, А.Ф. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища : конец XVIII - начало XX века / А.Ф. Некрылова. -Ленинград : Искусство, 1984. - 191 с.

108. Овчинина, И.А. Театр, в художественном восприятии А.Н. Островского / И.А. Овичнина // Проблемы эстетики и поэтики творчества

А.Н. Островского : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2002. - С. 19-29. - (Щелыковские чтения, 2002).

109. Основин, В.В. Финалы в пьесах Островского / В.В. Основин // Наследие А.Н. Островского и советская культура. - Москва : Наука, 1974. -С. 213-238.

110. Островский, А.Н. О положении драматического писателя / А.Н. Островский // Островский, А.Н. Полн. собр. соч. : в 16т./ А.Н. Островский. - Москва : Гослитиздат, 1952. - Т. 12 : Статьи о театре. Записки. Речи, 1859-1886. - С. 326-331.

111. Островский, А.Н. Письмо Вейнбергу П.И. <7 декабря 1883 г. Москва> / А.Н. Островский // Островский, А.Н. Полн. собр. соч. : в 16 т. / А.Н. Островский. - Москва : Гослитиздат, 1953. - Т. 16 : Письма, 1881-1886. -С. 90-91.

112. Островский, А.Н. Письмо Назимову В.И. <26 апреля 1850 г. Москва> / А.Н. Островский // Островский, А.Н. Полн. собр. соч. : в 16 т. / А.Н. Островский. - Москва : Гослитиздат, 1953. - Т. 14: Письма, 1842-1872. -С. 15-17.

113. Островский, А.Н. Письмо Мысовской А.Д. <28 июля 1885 г. Щелыково> // Островский, А.Н. Полн. собр. соч. : в 16 т. / А.Н. Островский. - Москва : Гослитиздат, 1953.-Т. 16 : Письма, 1881-1886. - С. 185.

114. Островский, А.Н. Полное собрание сочинений : в 16 т. / А.Н. Островский. - Москва : Гослитиздат, 1949-1953.

115. Островский, А.Н. Соображения по поводу устройства в Москве театра, не зависимого от Петербургской дирекции, и самостоятельного управления / А.Н. Островский // А.Н. Островский о театре : записки, речи и письма / общ. ред. и вступ. ст. Г.И. Владыкина ; примеч. К.Д. Муратовой. -Москва ; Ленинград : Искусство, 1941. С. 178-184.

116. А.Н. Островский в воспоминаниях современников / подгот. текста, вступ. ст. и примеч. А.И. Ревякина. - Москва : Худож. лит., 1966. -632 с. - (Сер. лит. мемуаров).

117. А.Н. Островский в русской критике : сб. ст. / вступ. ст. и примеч. Г.И. Владыкина. - 2-е изд., доп. - Москва : Гослитиздат, 1953. - 452 с.

118. А.Н. Островский. Новые материалы и исследования : в 2 кн. / гл. ред. В.Р. Щербина. - Москва : Наука, 1974. - (Лит. наследство ; т. 88).

119. Павлов, A.B. Фольклор в ранней драматургии А. Н. Островского (Комедия «Бедность не порок») / A.B. Павлов // А.Н. Островский и драматургия его времени (1840-е - 1880-е годы) : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2008. - С. 101-106. - (Щелыковские чтения, 2008).

120. Памятники литературы Древней Руси, XVII век : сб. текстов: в 3 кн. / сост. и общ. ред.: Л.А. Дмитриева, Д. С. Лихачев. - Москва : Худож. лит., 1998.-Кн. 1.-С. 275-300.

121. Паикова, Е.С. А.Н. Островский - переводчик интермедий Сервантеса / Е.С. Панкова // XVII век в европейском литературном развитии / отв. ред. A.A. Чамеев. - Санкт-Петербург : Образование, 1996. - С. 37-40.

122. Пантелеев, Л.Ф. Из воспоминаний прошлого / Л.Ф. Пантелеев // М.Е. Салтыков-Щедрин в воспоминаниях современников : в 2 т. / собр., подгот. к печати, вступ. ст. и коммент. С.А. Макашин. - 2-е изд., пересмотр, и доп. - Москва : Худож. лит., 1975. - Т. 1. - С. 215-242. - (Сер. лит. мемуаров).

123. Пнксанов, Н.К. Введение в изучение Островского / Н.К. Пиксанов // А.Н. Островский : сб. ст. / под ред. Е.Ф. Никитиной. - Москва : Кооператив, изд-во писателей «Никитинские субботники», 1930. - С. 257315.

124. Пирогов, Г.П. Сочетание драматического и комического в драматургии А.Н. Островского / Г.П. Пирогов // Проблемы русской литературы : сб. тр. / отв. ред. А.И. Ревякин. - Москва : Изд. Москов. гос. пед. ин-та, 1973.-С. 179-191.

125. Письмо князя В.Ф. Одоевского к приятелю-помещику. Выборг <13 августа> 1850 г. // Рус. архив. - 1879. - Кн. 1, № 4. - С. 525-526.

126. Плавскгш, З.С. А.Н. Островский - переводчик Сервантеса / З.С. Плавскин // Сервантес и всемирная литература : сб. ст. / под ред. Н.И. Балашова. - Москва : Наука, 1969. - С. 197-213.

127. Плеханов, Г.В. Добролюбов и Островский / Г.В. Плеханов // А.Н. Островский в русской критике : сб. ст. / вступ. ст. и примеч. Г.И. Владыкина. - 2-е изд., доп. - Москва : Гослитиздат, 1953. - С. 394-423.

128. Покровский, В.И. Александр Николаевич Островский. Его жизнь и сочинения : сб. историко-лит. ст. / В.И. Покровский. - 2-е изд., доп. -Москва : Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1908. - 178 с.

129. Потапов, И.А. Добролюбов об Островском / И.А. Потапов // Учен. зап. Сталингр. пед. ин-та. - 1959. - Вып. 7. - С. 3-21.

130. Поюровский, Б. Породниться с Тартюфом / Б. Поюровский // Лит. газ. - 2011. - 23-29 нояб. (№ 46/47 (6347)). - С. 8.

131. Пушкин, A.C. Евгений Онегин / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16 т. / ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1937. - Т. 6 : Евгений Онегин / ред. Б.В. Томашевский. -С. 1-205.

132. Пушкин, A.C. Полтава, 1828—1829 / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16 т. / ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1948. - Т. 5 : Поэмы, 1825-1833 / общ. ред. С.М. Бонди. -С. 15-67.

133. Пушкин, A.C. Пир Петра Первого / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16т./ ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1948. - Т. 3, кн. 1 : Стихотворения, 1826—1836. Сказки. -С. 408-409.

134. Пушкин, A.C. Барышня-крестьянка / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16т./ ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1937. - Т. 8, кн. 1 : Романы и повести. Путешествия / общ. ред. Б.В. Томашевского. - С. 107-124.

135. Пушкин, A.C. Подражания Корану / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16 т. / ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1947. - Т. 2, кн. 1 : Стихотворения, 1817—1825. Лицейские стихотворения в позднейших редакциях. - С. 352-358.

136. Пушкин, A.C. <Путешествие из Москвы в Петербург>: <Беловая редакция > / A.C. Пушкин //Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16т./ ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1949. - Т. 11 : Критика и публицистика, 1819-1834 / общ. ред. В.В. Гиппиус [и др.]. - С. 243-267.

137. Пушкин, A.C. Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16 т. / ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1948. - Т. 3, кн. 1 : Стихотворения, 1826-1836. Сказки / ред. М.А. Цявловский. - С. 506533.

138. Пушкин, A.C. Table-talk / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16 т. / ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1949. - Т. 12 : Критика. Автобиография / общ. ред.

B.В. Гиппиус [и др.]. - С. 156-177.

139. Пушкин, A.C. Цыганы / A.C. Пушкин // Пушкин, A.C. Полн. собр. соч. : в 16 т. / ред. ком.: М. Горький [и др.]. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1937. - Т. 4 : Поэмы, 1817—1824 / общ. ред. С.М. Бонди [и др.]. -

C. 177-204.

140. Пушкинская Москва : путеводитель / сост.: Н. Левинсон, П. Миллер, Н. Чулков ; под ред. М. Цявловского. - Москва : Моск. рабочий, 1937.-232 с.

141. Ратников, А.Н. Храмы в окрестностях Щелыкова и А.Н. Островский / А.Н. Ратников // А.Н. Островский - Новые материалы и исследования : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2001. -С. 60-63. - (Щелыковские чтения, 2001).

142. Ракитина, JI.M. А.Н. Островский в оценке Ф.М. Достоевского / JI.M. Ракитина // Вопросы русской литературы : межвуз. республик, сб. ст. -Львов : Изд-во Львов, ун-та, 1976. - Вып. 1. - С. 72-78.

143. Ревякин, А.И А.Н. Островский в воспоминаниях современников / А.И. Ревякин // А.Н. Островский в воспоминаниях современников / подгот. текста, вступ. ст. и примеч. А.И. Ревякина. - Москва : Худож. лит., 1966. -С. 5-26. - (Сер. лит. мемуаров).

144. Ревякин, А.И. А.Н. Островский в Шелыкове / А.И. Ревякин. - 2-е изд., испр. и доп. - Москва : Изд. Всерос. театр, о-ва, 1978. - 304 с.

145. Ревякин, А.И. А.Н. Островский. Жизнь и творчество / А.И. Ревякин. - Москва : Учпедгиз, 1949. - 344 с.

146. Ревякин, А.И. А.Н. Островский и Д.А. Горев : к вопросам об авторстве комедии «Свои люди - сочтемся!» / А.И. Ревякин // А.Н. Островский, А.П. Чехов и литературный процесс XIX-XX веков : сб. ст. в память о А.И. Ревякине (1900-1983) / ред.-сост.: A.A. Ревякина, И.А. Ревякина. - Москва : Intrada, 2003. - С. 27-55.

147. Ревякин, А.И. Драматургия сильного драматизма и крупного комизма : (к вопросу о своеобразии творчества А.Н. Островского) / А.И. Ревякин // Учен. зап. Моск. гор. пед. ин-та. - 1959. - Т. 94, вып. 8. -С. 261-281.

148. Ревякин, А.И. Москва в жизни и творчестве А. Н. Островского / А.И. Ревякин. - Москва : Моск. рабочий, 1962. - 544 с.

149. Ревякин, А.И. А.Н. Островский и народные картинки / А.И. Ревякин // Учен. зап. Моск. гос. пед. ин-та. - 1963. - Вып. 190. - С. 123133.

150. Ревякин, А.И. А.Н. Островский и цензура / А.И. Ревякин // Страницы истории русской литературы : сб. ст. к 80-летию чл.-корр. АН СССР Н.Ф. Бельчикова / отв. ред. Д.Ф. Марков. - Москва : Наука, 1971. -С. 348-356.

151. Ревякин, А.И. Александр Николаевич Островский / А.И. Ревякин // Русские писатели в Москве : сборник / сост. Л.П. Быковцева. - Москва : Моск. рабочий, 1973. - С. 504-539.

152. Ревякин, А.И. Об основных литературно-теоретических принципах А.Н. Островского / А.И. Ревякин // Вопросы изучения русской литературы XI-XX веков : статьи и сообщения : сборник, посвящен Н.К. Пиксанову / отв. ред. Б.П. Городецкий. - Москва ; Ленинград : Изд-во АН СССР, 1958.-С. 177-184.

153. Ревякин, А.И. Александр Николаевич Островский / А.И. Ревякин // Классики русской литературы : критико-биографические очерки / ред.-сост. М.С. Горячкина. - 2-е изд., перераб. и доп. - Москва ; Ленинград : Детгиз, 1953.-С. 303-318.

154. Ревякин, А.И. О романтизме в драматургии А.Н. Островского / А.И. Ревякин // Островский, А.Н. Горькое слово истины : сборник к 150-летию со дня рождения / А.Н. Островский ; сост. М. Поляков ; вступ. ст. А.И. Ревякина ; послесл. Н.С. Гродской. - Москва : Мол. гвардия, 1973. -С. 7-18.

155. Ревякин, А.И. Шедевры А.Н. Островского / А.И. Ревякин // Островский, А.Н. Пьесы / А.Н. Островский ; вступ. ст. А.И. Ревякина. -Москва : Дет. лит., 1972. - С. 3-28.

156. Ревякин, А.И. О первом издании комедии «Свои люди -сочтемся!» : завершающая правка или автоцензура? / А.И. Ревякин // А.Н. Островский, А.П. Чехов и литературный процесс XIX-XX веков : сб. ст. в память о А.И. Ревякине (1900-1983) / ред.-сост.: A.A. Ревякина, И.А. Ревякина. - Москва : Intrada, 2003. - С. 56-58.

157. Роговер, Е.С. Эпическое начало в драматургии А.Н. Островского / Е.С. Роговер // Жанр и композиция литературного произведения : межвуз. сб. -Калининград : Изд-во Калинингр. ун-та, 1978. -Вып. 4. - С. 93-101.

158. Ромашов, Б.С. Драматург и театр : статьи, выступления, очерки / Б.С. Ромашов. - Москва : Искусство, 1953. - 508 с.

159. Родиславский, В.И. Мольер в России / В.И. Родиславский // Рус. вести. - 1872. - Т. 98, № 3. - С. 38-96.

160. Ростопчина, Е.П. Письмо Погодину М.П., <1849 г. Москва> / Е.П. Ростопчина // Ростопчина, Е.П. Талисман : Избранная лирика. Драма. Документы, письма, воспоминания / Е.П. Ростопчина ; подгот. текста, вступ. ст., сост. и примеч. В. Афанасьева. - Москва : Моск. рабочий, 1987. - С. 67. -(Сер. Моск. Парнас).

161. Русский праздник : праздники и обряды народного земледельческого календаря : ил. энцикл. / авт. предисл. и науч. ред. И.И. Шангина. - Санкт-Петербург : Искусство-СПб, 2002. - 668 с. - (Сер. История в зеркале быта).

162. Рыбакова, Ю. Островский спорный и бесспорный / Ю. Рыбакова // Театр и драматургия : межвуз. сб. тр. - Ленинград : Изд. ЛГИТМИК, 1977. -Вып. 7.-С. 125-138.

163. Савелова, О.Н. Отступления от норм литературной речи как средство речевой характеристики в пьесах А.Н. Островского / О.Н. Савелова // Вопросы методики русского языка в средней школе : сб. ст. - Рязань : Изд. Ряз. гос. пед. ин-та, 1973.-Вып. 2.-С. 169-172.

164. Салынский, А.Д. О жизни, драматургии, театре : сборник / А. Д. Салынский. - Москва : Сов. писатель, 1982. - 336 с.

165. Сахновский, Вас. Влияние тетра Островского на русское сценическое искусство / Вас. Сахновский // Творчество А.Н. Островского : юбилейный сб. / под ред. С.К. Шамбинаго. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1923.-С. 200-239.

166. Свердлина, C.B. Чернышевский и Добролюбов в их суждениях об Островском / С. В. Свердлина // Вопросы биографии Н.Г. Чернышевского и восприятия его личности в России и за рубежом : сб. ст. / отв. ред. Н.С. Травушкин. - Волгоград : Изд. Волгогр. гос. пед. ин-та, 1979. - С. 37-50.

167. Светличная, A.JI. Из высказываний Салтыкова-Щедрина об Островском / A.JT. Светличная // Вопросы русской литературы : межвуз. респ. сб. ст. - Львов : Изд-во Львов, ун-та, 1976. - Вып. 1. - С. 20-25.

168. Седова, Е.В. «Сцены» и «картины» : к постановке проблемы : (на материале пьес А.Н. Островского) / Е.В. Седова // Драма и театр : сб. науч. тр. / отв. ред. Н.И. Ищук-Фадеева. - Тверь : Изд. Твер. гос. ун-та, 2002. -Вып. 4. - С. 40-49.

169. Селезнев, В.М. Чернышевский об Островском : (к истории литературной борьбы 50-х годов) / В.М. Селезнев // Н.Г. Чернышевский. Статьи, исследования и материалы / под ред. Е. И. Покусаева. - Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1962. Вып. 3. - С. 50-61.

170. Сергеева, Н.М. Ф.Д. Батюшков о драматургии А.Н. Островского / Н.М. Сергеева // Актуальные проблемы теории и истории литературной критики : (к юбилею В.В. Тихомирова) : сб. науч. ст. / отв. ред. E.H. Белякова. - Кострома : Изд. Костром, гос. ун-та, 2011. - С. 178-185.

171. Синюхаев, Г.Т. Болезнь и смерть Островского / Г.Т. Синюхаев // Памяти А.Н. Островского : сб. ст. об Островском и неизданные труды его / под ред.: Е.П. Карпова, Д.К. Петрова, М.Д. Беляева, A.C. Полякова. -Петроград : Путь к знанию, 1923. - С. 98-118.

172. Синюхаев Г.Т. Труды и дни Островского / Г.Т. Синюхаев // Островский : Новые материалы. Письма. Труды и дни. Статьи / под ред. М.Д. Беляева. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1924. - С. 303-408. - (Тр. Пушкинского Дома при РАН).

173. Скатов, H.H. Сочинения : в 4 т. / H.H. Скатов. - Санкт-Петербург : Наука, 2001.

174. Скатов, H.H. Поэзия Алексея Кольцова / H.H. Скатов. -Ленинград : Худож. лит., 1977. - 91 с.

175. Скатов, H.H. Создатель народного театра : (А.Н. Островский) / H.H. Скатов // Скатов, H.H. Далекое и близкое : литературно-критические очерки / H.H. Скатов. - Москва : Современник, 1981. - С. 150-174.

176. Скафтымов, А.П. Белинский и драматургия А.Н. Островского // А.П. Скафтымов. Собр. соч. : в 3 т. / сост.: Ю. Н. Борисов, А. В. Зюзин ; вступ, ст. Е. П. Никитиной ; подгот. текста: В. В. Биткинова, А. В. Зюзин при участии Ю. Н. Борисова, Е. В. Кузьменковой, О. А. Фисенко ; библиогр. ред. А. В. Зюзин ; примеч.: В. К. Архангельской, Н. М. Беловой, Ю. Н. Борисова, Л. Г. Горбуновой, Н. Н. Мостовской, Н. В. Новиковой, Г. Ф. Самосюк ; редкол.: Ю. Н. Борисов (отв. ред.), В. В. Прозоров, JI. А. Скафтымова. -Самара : «Век # 21», 2008. - Т. 2. - С. 103-180.

177. Смирнов, В.А. Фольклоризм / В.А. Смирнов, И.А. Хромова // А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина. - Кострома : Костромаиздат ; Шуя : Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012. - С. 463-465.

178. Смирнов, И. Важнейшие даты, относящиеся к жизни и творчеству

A.Н. Островского / И. Смирнов // А.Н. Островский, 1823-1948 : сб. ст. к 125-летию со дня рождения. - Кострома : Костромоблиздат, 1948. - С. 63-78.

179. Созина, Е.К. О природе случайности в пьесах А.Н. Островского / Е.К. Созина // Случай и случайности в литературе и жизни : материалы конф., 6-10 июля 2005 года / отв. ред. В.М. Маркович. - Санкт-Петербург : Пушкинский проект, 2006. - С. 78-88.

180. Соловьева, JI.A. Тема злых шуток в творчестве А.Н. Островского / JT.A. Соловьева // Учен. зап. Куйбыш. пед. ин-та. - 1971. - Вып. 86. - С. 144155.

181. Спиридонов, B.C. А.Н. Островский в оценке A.A. Григорьева /

B.C. Спиридонов // Ежегодник Петроградских государственных театров : сезон 1918-1919 гг.-Петроград., 1920.-С. 154-174.

182. Старикова, М.Н. К проблеме женских • типов в произведениях Мельникова, Островского, Лескова / М.Н. Старикова // Художественное творчество и взаимодействие литератур : сб. науч. ст. / ред. К.Ш. Киреева-Канафиева. - Алма-Ата : Изд. Каз. Гос. ун-та, 1985. - С. 56-61.

183. Староверова, T.JI. Комедия А.Н. Островского 1853-1855 годов и ее истоки (фольклор и русская комедиография XVIII века) : автореф. дис. ... канд. филол. наук / Т.Л. Староверова. - Ленинград, 1980. - 26 с.

184. Староверова, Т.Л. Фольклорный материал в пьесах А.Н. Островского 1853-1855 годов / Т.Л. Староверова // XXIX Герценовские чтения : межвуз. конф. : науч. докл. - Ленинград : Изд. Ленингр. Гос. пед. инта, 1977. - Филол. науки : Литературоведение. С. 33-38.

185. Старостина, Г.В. Функции «игры» и своеобразие жанра в драматургии А.Н. Островского : автореф. дис. ... канд. филол. наук : спец. 10.01.01 «Рус. лит.» / Г.В. Старостина. - Ленинград, 1990. 16 с.

186. Старый быт в произведениях А.Н. Островского : альбом / редкол.: Ю. М. Юрьев [и др.]. - Ленинград : Изд. Всерос. лит.-драм. и муз. о-ва, 1929.- 16 с.

187. Степанов, А.Н. А.Н. Островский и его библиотека // Библиотека А.Н. Островского : (описание) / сост.: Ф.И. Ильина, К.Ф. Ванягина,

A.Н. Бруханский. - Ленинград : Изд. Б-ки АН СССР, 1963. - С. 5-21.

188. Степанов, А.Н. Поиск / А.Н. Степанов // Степанов, А.Н. У книг своя судьба / А.Н. Степанов. - Ленинград : Лениздат, 1974. - С. 77-91.

189. Степанов, Г.Г. День из жизни писателя : сб. рассказов / Г.Г. Степанов. - 3-е изд., перераб. и доп. - Рига : Латгосиздат, 1961. - С. 136146.

190. Степанов, Н. Крылов-баснописец / Н. Степанов // И.А. Крылов. Исследования и материалы / под ред.: Д.Д. Благого, Н.Л. Бродского. -Москва : Гослитиздат, 1947. - С. 145.

~ 191. Строганов, М.В. Словарь филологических терминов

B.Г. Белинского / М.В. Строганов, И.А. Трифаженкова. - Тверь : Изд. Твер. Гос. ун-та, 2010.-444 с.

192. Тальников, ДЛ. Островский и русский национальный театр / Д.Л. Тальников // А.Н. Островский-драматург : сб. ст. к 60-летию со дня

смерти, 1886-1946 / под общ. ред. Вл. Филиппова. - Москва : Сов. писатель, 1946.-С. 20-59.

193. Творчество А.Н. Островского // А. Н. Островский. Сборник статей к спектаклям «Таланты и поклонники», «Без вины виноватые» / лит. коне. К.Н. Державина ; отв. ред. Я.Б. Театралов. - Харьков : Харьк. гос. театр рус. драмы, 1935. - С. 3-5.

194. Тихомиров, В.Н. Традиции жанра просветительской «слезной комедии» в славянофильских пьесах Островского : (к постановке проблемы) / В.Н. Тихомиров // Проблемы жанров русской и советской литературы : сб. ст. / ред. Л.А. Герасименко. - Томск : Изд-во Томск, ун-та, 1975. - С. 66-80.

195. Тихомиров, В.Н. Просветительские тенденции в русском критическом реализме : (И.С. Тургенев, И.А. Гончаров, А.Н. Островский) : автореф. дис. ... д-ра филол. наук : спец. 10.01.01 «Рус. лит.» / В.Н. Тихомиров. - Киев, 1985. - 49 с.

196. Тихомиров, В.В. Творчество А.Н. Островского и русская эстетическая критика /В.В. Тихомиров // Творческое наследие и личность А.Н. Островского : бытие во времени : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. -Кострома : Авантитул, 2004. - С. 22-32. - (Щелыковские чтения, 2004).

197. Тихомиров, В.В. Творчество А.Н. Островского и натуральная школа в русской литературе 1840-х - 1850-х годов / В.В. Тихомиров // А.Н. Островский и русская драматургия : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2009. - С. 81-87. - (Щелыковские чтения, 2009).

198. Тихомирова, Т.Д. О композиции комедии А.Н Островского «Бедность не порок» / Т.Д. Тихомирова // Учен. зап. Моск. гор. пед. ин-та. -1960. - Т. 107, вып. 10. - С. 155-164.

199. Толченова, Н.П. Островский, снова Островский / Н.П. Толченова // Толченова, Н.П. Время, сцена, герой / Н.П. Толченова. - Москва : Правда, 1975.-С. 42-51.

200. Томашевский, Б.В. К переписке А.Н. Островского с Ф.А. Бурдиным : [исправления датировки писем Островского в изд. :

А.Н.Островский и Ф.А. Бурдин. Неизданные письма. М, 1923] / Б.В. Томашевский // Атеней : ист.-лит. временник / под ред.: Б.Л. Модзалевского, Ю.Г. Оксмана, П.Н. Сакулина. - Ленинград : Атеней, 1924.-Кн. 1/2.-С. 168-173.

201. Томашевский, Б.В. Рукописи Островского, хранящиеся в Пушкинском доме / Б.В. Томашевский // Островский : Новые материалы. Письма. Труды и дни. Статьи / под ред. М.Д. Беляева. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1924. - С. 98-107. - (Тр. Пушкинского Дома при РАН).

202. Топоров, В.Н. Праздник / В.Н. Топоров // Мифы народов мира : энциклопедия : в 2 т. / под ред. С.А. Токарева. - Москва : Сов. энцикл., 1992. -Т. 2.-С. 329-331.

203. Топоров, В.Н. Козел / В.Н. Топоров // Мифы народов мира : энциклопедия : в 2 т. - Москва : Сов. энцикл., 1992. - Т. 1. - С. 663-664.

204. Тотубалин, Н.И. Творчество А.Н. Островского в журнальной полемике 1847-1852 гг. / Н.И. Тотубалин // Учен. зап. Ленингр. ун-та. Сер. филол. наук. - 1957. - Вып. 33. - С. 58-87.

205. Тугарина, Н.С. Имя - герой - образ / Н.С. Тугарина // Проблемы эстетики и поэтики творчества А.Н. Островского : сб. ст. - Кострома : Авантитул, 2002. - С. 194-205. - (Щелыковские чтения, 2002).

206. Тургенев, И.С. Несколько слов о новой комедии г. Островского «Бедная невеста» (1852) / И.С. Тургенев // Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем : в 30 т. Соч. : в 12 т. / гл. ред. М.П. Алексеев. - 2-е изд., испр. и доп. -Москва : Наука, 1980. - Т. 4 : Повести и рассказы. Статьи и рецензии, 1844-1854.-С. 491-499.

207. Уманская, М.М. Художественный метод А.Н. Островского -исторического драматурга / М.М. Уманская // Учен. зап. Сарат. пед. ин-та. -1957.-Вып. 21.-С. 3-103.

208. Устинов, И.В. Очерки по истории русского языка / И.В. Устинов. - Москва : Изд. Моск. гос. пед. ин-та, 1955. - Ч. 2. - С. 297-299. - (Учен. зап. Моск. гос. пед. ин-та. - 1955. - Т. 87, вып. 5).

209. Федорова, В.Ф. Русский театр XIX века / В.Ф. Федорова. -Москва : Знание, 1983. - 160 с.

210. Филиппов, В.А. Великий русский драматург А.Н. Островский / В.А. Филиппов. - Москва : Правда, 1948. - 18 с.

211. Филиппов, В.А. Театр Островского / В.А. Филиппов // Островский, А.Н. Дневники и письма. - Театр Островского / под ред. Вл. Филиппова ; вступ. ст. И. Альтмана ; ст. и коммент.: Н.П. Кашина, Вл. Филиппова. - Москва ; Ленинград : ACADEMIA, 1937. - С. 263-298. -(Тр. Гос. ценр. Театр, музея им. А. Бахрушина).

212. Филиппов, Вл. К вопросу об освоении наследия Островского / Вл. Филиппов // А.Н. Островский-драматург : сб. ст. к 60-летию со дня смерти, 1886-1946 / под общ. ред. Вл. Филиппова. - Москва : Сов. писатель, 1946.-С. 3-19.

213. Филиппов, Вл. Язык персонажей Островского / Вл. Филиппов // А.Н. Островский-драматург : сб. ст. к 60-летию со дня смерти, 1886-1946 / под общ. ред. Вл. Филиппова. - Москва : Сов. писатель, 1946. - С. 78-131.

214. Финк, Э.Л. Об этическом идеале А.Н. Островского : «Бедная невеста» А.Н. Островского и развитие русского реализма / Э.Л. Финк // Учен, зап. Куйбыш. пед. ин-та. - 1967. - Вып. 53. - С. 62-95.

215. Холодов, Е.Г. А.Н. Островский. Очерк жизни творчества / Е.Г. Холодов. - Ярославль : Верх-Волж. кн. изд., 1968. - 228 с.

216. Холодов, Е. Драматург Александр Островский / Е. Холодов // Островский, А.Н. Пьесы / А.Н. Островский ; послесл. Е. Холодова. - 2-е изд. - Москва : Дет. лит., 1973. - С. 232-254.

217. Холодов, Е.Г. Драматург на все времена : Островский и его время.- Островский и наше время / Е.Г. Холодов. - Москва : Изд. Всерос. театр, о-ва, 1975.-424 с.

218. Холодов, Е.Г. Лицо театра : статьи и рецензии разных лет / Е.Г. Холодов. - Москва : Искусство, 1979. - 328 с.

219. Холодов, Е.Г. Мастерство Островского / Е.Г. Холодов. - 2-е изд. -Москва : Искусство, 1967. - 544 с.

220. Холодов, Е.Г. Место действия. Из наблюдений над творчеством А.Н. Островского / Е.Г. Холодов // Ежегодник Института истории искусств. -Москва : Изд-во АН СССР, 1959. - [Вып.] : Театр. - С. 215-245.

221. Холодов, Е. О комедии «Свои люди - сочтемся» / Е. Холодов // Островский, А.Н. Свои люди - сочтемся : комедия / А.Н. Островский ; ст. Е. Холодова. - Москва : Искусство, 1965. - С. 81-92.

222. Холодов, Е.Г. Островский и мы / Е.Г. Холодов // Холодов, Е.Г. Позиция художника / Е.Г. Холодов. - Москва : Искусство, 1964. - С. 165-123.

223. Холодов, Е.Г. Язык драмы : экскурс в творческую лабораторию А.Н. Островского / Е.Г. Холодов. - Москва : Искусство, 1978. - 240 с.

224. Храпченко, М.Б. Творчество Гоголя / М.Б. Храпченко. - Москва : Изд-во АН СССР, 1954. - С. 579-581.

225. Хромова, И. Традиции А.Н. Островского в в русской драматургии 80-90-х гг. XIX в. : (Вл.И. Немирович-Данченко) / И. Хромова // Творчество писателя и литературный процесс : сб. ст. / ред. П.В. Куприяновский. -Иваново : Изд. Иван. гос. ун-та, 1973. - С. 3-13.

226. Фомин, A.A. Связь творчества Островского с предшествовавшей драматической литературой / A.A. Фомин // Творчество А.Н. Островского : юбилейный сб. / под ред. С.К. Шамбинаго. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1923.-С. 1-25.

227. Фомин, A.A. Черты романтизма у А.Н. Островского / A.A. Фомин // Творчество А.Н. Островского : юбилейный сб. / под ред. С.К. Шамбинаго. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1923. - С. 92-138.

228. Христианство : энцикл. словарь : в 3 т. / гл. ред. С.С. Аверинцев. -Москва : Большая рос. энцикл., 1995. - Т. 2 : JI-C. - 671 с.

229. Хусаинова, О.И. Тема детства в творчестве Н.В. Гоголя : автореф.

дис.....канд. филол. наук. : спец. 10.01.01 «Рус. лит.». - Саратов, 2009. - 19

230. Царь Максимилиан [Электронный ресурс] : (русская народная драма). Вариант 1 // Folkportal [Электронный ресурс] : сайт. - М., 2013. -URL: http://folkportal.3dn.ru/blog/2007-10-20-24 (дата обращения: 01.08.2013).

- Загл. с экрана. - Есть печатный аналог: Царь Максимилиан : (святочная комедия) : (вариант, записанный в Петербургской губ.) // Народный театр : сборник.-М., 1896.-С. 48-61.

231. Цееткова, Е.В. Топонимическое пространство в пьесах А.Н. Островского / Е.В. Цветкова // А.Н. Островский в современном мире : сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2004. - С. 318-322. -(Щелыковские чтения, 2003).

232. Цейтлин, А.Г. И.А. Гончаров / А.Г. Цейтлин. - Москва : Изд-во АН СССР, 1950.-492 с.

233. Цинкович, В.А. Народный театр и драматическая цензура / В.А. Цинкович // Театральное наследство : сообщения, публикации : сборник.

- Москва : Искусство, 1956. - С. 371-401.

234. Ципин, С.И. Наблюдения над языком драматургии А.Н. Островского / С.И. Ципин // Учен. зап. Усть-Каменогор. пед. ин-та. -1959.-Вып. 2.-С. 198-312.

235. Ципин, С. Фразеология драматический произведений А.Н. Островского. 1. Пословицы / С. Ципин // Науч. зап. Днепропетр. гос. унта. Харьков, 1958. - Т. 68, вып. 16. - С. 48-58.

236. Чайкина, Т.В. Жанр картин и сцен в творчестве А.Н. Островского : автореф. дис. ... канд. филол. наук : спец. 10.01.01 «Рус. лит.» / Т.В. Чайкина. - Иваново, 2011. - 21 с.

237. Чернец, J1.B. Персонажей система / JI.B. Чернец // Введение в литературоведение : литературное произведение: основные понятия и термины : учеб. пособие / под ред. JI. В. Чернец. - Москва : Высш. шк. : ACADEMIA, 1999. - С. 254-256.

238. Чернец, Л.В. Жанры / J1.B. Чернец // А.Н. Островский. Энциклопедия / гл. ред. и сост. И.А. Овчинина. - Кострома : Костромаиздат ; Шуя : Изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2012. - С. 158

239. Чернег/, Л.В. Явление квартального, или Наказанный порок / JI.B. Чернец // А.Н. Островский, А.П. Чехов и литературный процесс XIX-XX веков : сб. ст. в память о А.И. Ревякине (1900-1983) / ред.-сост.: A.A. Ревякина, И.А. Ревякина. - Москва : Intrada, 2003. - С. 69-79.

240. Черных, Л.В. Изучение А.Н. Островским народной жизни во время литературной экспедиции 1855 года / J7. В. Черных // Учен. зап. Башк. ун-та. - 1958.-Вып. 6, №5.-С. 181-205.

241. Черных, Л.В. О некоторых особенностях художественного изображения жизни в пьесах А.Н. / Л.'В. Черных // Учен. зап. Башк. ун-та. -1956. - Вып. 8, №2. - С. 162-202.

242. Черных, Л.В. О двух сюжетах в комедии конца XVIII в. и в пьесах Островского 50-х годов XIX в. / Л.В. Черных // Роль и значение литературы XVIII века в истории русской культуры : к 70-летию чл.-корр. АН СССР П.Н. Беркова : сб. ст. и материалов / редкол.: Д.С. Лихачев [и др.].- Москва ; Ленинград : Наука, 1966. - С. 366-372. - (XVIII век ; сб. 7).

243. Черных, Л.В. Роль фольклора в развитии русской драмы / Л.В. Черных // Русская литература и фольклор : первая половина XIX века : сб. ст. / отв. ред. Ф.Я. Прийма. - Ленинград : Наука, 1976. - С. 407-446.

244. Черных, Л.В. Фольклорный образ как элемент стиля драматургии А.Н. Островского / Л.В. Черных // Проблемы стиля, метода и направления в изучении и преподавании художественной литературы : материалы докладов XII науч.-теорет. и метод, конф. / под общ. ред. А.ИлРевякина. - Москва : Изд. Моск. гос. пед. ин-та, 1969. - С. 94-95.

245. Чернышев, В. Русская песня у Островского. Дополнения и заметки к статье Г.Т. Синюхаева : «Островский и народная песня» (ИОРЯС, 1923, т. XXVIII) / В. Чернышев // Изв. отд. рус. яз. и слов. - 1929. - Т. 2, кн. 1. -С. 294-319.

246. Чернышевский, Н.Г. Бедность не порок. Комедия А. Островского. Москва. 1854 / Н.Г. Чернышевский // Чернышевский, Н.Г. Литературная критика : в 2 т. - Москва : Худож. лит., 1981. - Т. 1. - С. 81-120 . - (Рус. лит. критика).

247. Шалимова, H.A. Ремарки в драматургии А.Н. Островского / H.A. Шалимова // А.Н. Островский и современная культура : сб. ст. сб. ст. / сост. И.А. Едошина. - Кострома : Авантитул, 2000. - С. 11-19. - (Щелыковские чтения, 2000).

248. Шамбинаго, С.К. А.Н. Островский / С.К. Шамбинаго. - Москва : Тип. Жур-газ. об-ния, 1937. - 200 с. - (Жизнь замечательных людей ; вып. 3 (99)).

249. Шамбинаго, С.К. Из наблюдений над творчеством Островского / С.К. Шамбинаго // Творчество А.Н. Островского : юбилейный сб. / под ред. С.К. Шамбинаго. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1923. - С. 285-365.

250. Шанина, Д.С. Комедия А.Н. Островского «Бедность не порок» в свете традиций святочного рассказа / Д.С. Шанина // Драма и театр : сб. науч. тр. / отв. ред. Н.И. Ищук-Фадеева. - Тверь : Изд. Твер. гос. ун-та, 2009. -Вып. 7.-С. 121-128.

251. Шаталина, H.H. А.Н. Островский - читатель статьи «от апостольских заповедей и от праведных отец о книгах, иже подобает чести, и которые отметны имети всегда» / H.H. Шаталина // Книга и литература в культурном контексте : сб. науч. ст., посвящ. 35-летию начала археогр. работы в Сибири, 1965-2000 / сост. и отв. ред.: Е.И. Дергачева-Скоп, В.Н. Алексеев. - Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2003. - С. 371-374.

252. Шаталина, H.H. А.Н. Островский - читатель / H.H. Шаталина. -Санкт-Петербург : Изд. Б-ки РАН, 2003. - 124 с.

253. Шаталина, H.H. А.Н. Островский - читатель И. Тэна / H.H. Шаталина // Книга России XVIII - средины XIX в. : из истории Библиотеки Академии наук : сб. науч. тр. / отв. ред. A.A. Зайцева. -Ленинград : Изд. Б-ки АН СССР, 1989. - С. 199-212.

254. Шаталов, С.Е. Полвека русской драмы : Тургенев, Островский, Чехов / С.Е. Шаталова // Goldoni nel teatro russo. Chechov nel teatro italiano : Atti dei Convegni Lincei, 13, Roma, 24-25 ottobre 1974. - Roma : Accademia nazionale dei Lincei, 1976. -P. 121-149. - Текст на рус. и итал. яз.

255. Шаталов, С.Е. Островский как художник-психолог / С.Е. Шаталов // Наследие А.Н. Островского и советская культура. - Москва : Наука, 1974.-С. 60-76.

256. Швецова, Т.В. Мотив сватовства в пьесах И.С. Тургенева и А.Н. Островского / Т.В. Швецова, А.Н. Шешелова // Спасский вестник. -Тула : ГРИФ и К , 2007. - Вып. 14. - С. 140-146.

257. Шекспир и русская культура / под ред. и с предисл. М.П. Алексеева. - Москва ; Ленинград : Наука, 1965. - С. 499-503.

258. Штейн, A.JJ. Критический реализм и русская драма XIX века / А.Л. Штейн. - Москва : Гослитиздат, 1962. - С. 235-291.

259. Штейн, A.JI. Мастер русской драмы : этюды о творчестве Островского / А.Л. Штейн. - Москва : Сов. писатель, 1973. - 432 с.

260. Штейн, A.JT. Уроки Островского : из опыта рус. и сов. театра / А.Л. Штейн. - Москва : Изд. Всерос. теарт. о-ва, 1984. - 272 с.

261. Штенгольд, A.M. Феномен театра у А.Н. Островского и А.П. Чехова / A.M. Штенгольд, Е.М. Таборисская // Studia métrica et poética : сб. ст. памяти П.А. Руднева / сост.: А.К. Байбурин, А.Ф. Белоусов. - Санкт-Петербург : Акад. проект, 1999. - С. 236-246.

262. Щелыковский сборник : материалы и сообщения по фондам Гос. Музея-заповедника А.Н. Островского / отв. ред. Е.М. Хмелевская. -Ярославль : Верхнее-Волжск. кн. изд., 1973. - 176 с.

263. Эдельсон, E.H. «Бедность не порок», комедия в трёх действиях. Сочинение А.Н. Островского / E.H. Эдельсон // Москвитянин. - Москва : в тип-ях В. Готье и Степановой, 1854. - № 5, кн. 1. - Отд. 5. - С. 1-18.

264. Язык и слог Островского-драматурга : к 150-летию со дня рождения, 1823-1973 : сб. ст. / отв. ред. Г.Г. Мельниченко. - Ярославль : Изд. Яросл. пед. ин-та, 1974. - 108 с.

265. Яковлев, Н.В. Островский - переводчик «Антония и Клеопатры» Шекспира / Н.В. Яковлев // Островский : Новые материалы. Письма. Труды и дни. Статьи / под ред. М.Д. Беляева. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1924. -С. 178-198. - (Тр. Пушкинского Дома при РАН).

266. Ямполъский, И.Г. А.Н. Островский и В.П. Боткин / И.Г. Ямпольский // Сравнительное изучение литератур : сб. ст. к 80-летию М.П. Алексеева. - Ленинград : Наука, 1976. - С. 38-43.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.