РЕГУЛЯТОРНО-АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОРГАНИЗМА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ АНТИГИПЕРТЕНЗИВНОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 03.03.01, кандидат медицинских наук Бочарникова, Марина Ивановна

  • Бочарникова, Марина Ивановна
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2013, КраснодарКраснодар
  • Специальность ВАК РФ03.03.01
  • Количество страниц 181
Бочарникова, Марина Ивановна. РЕГУЛЯТОРНО-АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОРГАНИЗМА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ АНТИГИПЕРТЕНЗИВНОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ: дис. кандидат медицинских наук: 03.03.01 - Физиология. Краснодар. 2013. 181 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Бочарникова, Марина Ивановна

СОДЕРЖАНИЕ

Стр

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие о гипертонической болезни как о многофакторном 14 нарушении регуляции на разных уровнях функционирования сердечно-сосудистой системы. Современное состояние вопроса. (Обзор литературы)

1.1 Медико-социальное значение артериальной гипертензии как 14 условно коррегируемого фактора риска патологии сердечнососудистой системы и смертности населения.

1.2 Особенности функционирования разноуровневых 16 механизмов регуляции сердечно-сосудистой системы у

больных гипертонической болезнью и влияние на них антигипертензивной терапии

1.3 Особенности влияния антигипертензивной терапии 26 лизиноприлом, небивололом и индапамидом на механизмы регуляции артериального давления

1.3.1 Регуляторные и органопротективные эффекты 29 лизиноприла при гипертонической болезни

1.3.2 Регуляторные и органопротективные эффекты бета- 30 адреноблокаторов при гипертонической болезни

1.3.3 Регуляторные и органопротективные эффекты 32 тиазидоподобных диуретиков при гипертонической болезни

1.3.4 Антигипертензивная и органопротективная эффектив- 34 ность комбинированной терапии гипертонической болезни

Глава 2. Материалы и методы

2.1 Характеристика пациентов, включенных в исследование

2.2 Методы исследования

Глава 3. Клинико-инструментальная характристика обследованных 49 больных

3.1 Общеклиническая характеристика обследованных больных

3.2 Оценка лабораторных показателей у обследованных 54 больных гипертонической болезнью II стадии

3.3 Особенности изменения суточного ритма артериального 55 давления и показателей центральной гемодинамики у

больных гипертонической болезнью II стадии (органный уровень адаптации)

3.4. Адаптивные изменения на периферическом уровне 58 регуляции сердечно-сосудистой системы.

3.5. Особенности адаптивно-регуляторных изменений на 69 центральном уровне регуляции у больных гипертонической болезнью II стадии

3.5.1 Особенности нарушений вариабельности ритма 69 сердца у больных гипертонической болезнью II стадии

3.5.2 Состояние регуляторно-адаптивного статуса больных 78 гипертонической болезнью II стадии по данным пробы сердечно-дыхательного синхронизма

Глава 4. Влияние антигипертензивной терапии небивалолом,

лизиноприлом и индапамидом на регуляторно-адаптивный статус больных гипертонической болезнью II стадии

4.1 Влияние небиволола, лизиноприла и индапамида на 83 артериальное давление, общеклинические, лабораторные и морфометрические показатели левого желудочка у больных гипертонической болезнью II стадии

4.2 Особенности микроциркуляторных изменений на фоне 90 антигипертензивной терапии небивололом, лизиноприлом, индапамидом и комбинацией лизиноприла с индапамидом

4.3 Влияние длительной терапии небивололом, лизиноприлом, 100 индапамидом и сочетанным применением лизиноприла и индапамида на регуляторно-адаптивный статус (показатели СДС и вариабельность ритма сердца) у больных гипертонической болезнью II стадии.

Заключение

Выводы

Практическая значимость

Список сокращений 13

Литература

Приложения

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Физиология», 03.03.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «РЕГУЛЯТОРНО-АДАПТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОРГАНИЗМА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ АНТИГИПЕРТЕНЗИВНОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ ГИПЕРТОНИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ»

Введение

Гипертоническая болезнь (ГБ) - одно из самых распространенных заболеваний современности. Согласно оценкам экспертов ВОЗ артериальной гипертензией (АГ) страдают до 1 млрд. человек во всем мире, причем 7,1 млн. ежегодных случаев смерти можно прямо или косвенно связать с АГ [133, 222, 331]. В настоящее время не вызывает сомнения инициирующая роль повышенного артериального давления (АД) в развитии сердечно-сосудистого ремоделирования, нарушений ритма, формировании систолической и диастолической дисфункции миокарда, церебро- и кардиоваскулярных катастроф, прогрессировании сердечной недостаточности, составляющих значительную проблему для общества и здравоохранения. ГБ рассматривают и как самостоятельное заболевание, повреждающее органы-мишени и как «компонент» кардиологического континуума, детерминирующий и ускоряющий развитие других сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и ограничивающий продолжительность и качество жизни человека [22, 71,211, 220, 236, 249, 309].

В физиологических условиях поддержание нормального АД обеспечивается сложным содружественным взаимодействием большого количества механизмов, которые условно подразделяют на гемодинамические и регуляторные (нейро-рецепторные, нейро-гуморальные, метаболические), изменяющие уровень АД в зависимости от ситуации и потребностей органов [285]. Эти сложные аспекты соподчиненности и взаимовлияния регулирующих механизмов поддержания АД остаются предметом исследований, как у здоровых людей, так и в условиях развития и становления ГБ. Вопросы определения выраженности дизрегуляторных изменений, а также возможность их восстановления на фоне медикаментозной антигипертензивной терапии привлекают особое внимание и физиологов и клиницистов [60, 64, 213, 247, 275, 276, 282, 287, 338]. Однако в клинических и экспериментальных исследованиях рассматриваются

отдельные механизмы повышения АД. В частности, хорошо известны теории объясняющие развитие артериальной гипертензии мембранными повреждениями [158, 159, 247], генетическими дефектами [215], нарушениями вязкостно-реологических свойств кровотока и эластичности сосудистой стенки [67, 203, 225, 292], дизрегуляцией объемно -электролитных взаимодействий [335], нарушением активности баро- и хеморецепторов [115, 208], формированием инсулинорезистентности при изменении концентрации или активности лептина [257] и так далее.

Что касается антигипертензивной терапии, то чаще всего изучается влияние препаратов на уровень и суточный профиль АД, внутрисердечную гемодинамику и морфометрические параметры сердечной деятельности (ГЛЖ, объемы полостей, электрофизиологические свойства), функцию эндотелия [11, 158, 173]. Вместе с тем, многие антигипертензивные препараты доказали сопоставимую эффективность по уровню снижения АД, коррекции его суточного профиля и регрессу гипертрофии левого желудочка (ЛЖ), что создает определенные трудности при первичном выборе препарата и его замене на фоне формирования вторичной неэффективности [10, 168].

Отдельные авторы изучают особенности периферических эффектов антигипертензивных препаратов (влияние на систему микроциркуляции, как триггерную структуру, обеспечивающую взаимодействие и взаимовлияние метаболических, нейрогуморальных, структурных, эндотелийзависимых, физических и других факторов, влияющих на реактивную способность сосудистой стенки) [52, 62, 64, 67, 75, 108, 111, 141]. Внимание к исследованию изменений в системе микроциркуляции (МЦ) у больных ГБ связано с тем, что реакции микроциркуляторного русла отражают сложные процессы взаимодействия многокомпонентных нейрогуморальных влияний (включая множество биологически активных субстанций, продуцируемых эндотелием) и, в известной мере, определяют темпы становления ГБ и эффективность медикаментозной терапии [53, 60, 62, 141, 229, 238, 243, 277].

Вместе с тем, практически не изучается динамика общерегуляторных реакций на уровне целостного организма, как при становлении ГБ, так и в процессе лечения, а имеющиеся исследования [88, 148, 154] посвящены краткосрочным изменениям в течение 2-3 месяцев, либо оценивают всю группу обследованных больных в целом, не учитывая индивидуальные особенности исходного состояния регуляторных систем [149]. Хорошо известны как краткосрочные (хемо- баро- рецепторы) [129, 208], так и длительно действующие механизмы (АПФ, кинины, ренин) [69, 112, 126, 241, 247] регуляции АД. Этот факт предполагает развитие определенных адаптивных изменений к повышенному АД с их неоднозначной выраженностью на разных уровнях регуляции сердечно-сосудистой системы, индивидуальная направленность которых у отдельных больных может зависеть от длительности заболевания, уровня физической тренированности, генетических особенностей, а так же особенностей действия выбранной антигипертензивной терапии и длительности ее применения. В то же время, на современном этапе еще не разработаны персонифицированные критерии выбора тактики антигипертензивной терапии (АГТТ). Привлекает к себе внимание так же тот факт, что нормализация АД под влиянием АГТТ может приводить к «срыву» уже сложившихся адаптвных реакций, а сроки и выраженность (стойкость) реадаптивных проявлений, возможность достижения состояния здоровых лиц при достижении целевых уровней АД недостаточно изучены.

Таким образом, традиционно применяемые способы контроля за эффективностью лечения ГБ основанные на оценке уровня АД и его суточного ритма отражают только сам факт антигипертензивного действия препаратов и не характеризуют направленность и рациональность индивидуальных изменений адаптивных реакций сложившихся у каждого конкретного больного, а органопротективные эффекты могут быть оценены только отсрочено (через месяцы и годы).

Всё вышеперечисленное, обосновывает необходимость поиска новых подходов к определению тяжести и адекватности адаптивных реакций на уровне целостного организма, развивающихся у конкретного больного с ГБ, а также экспресс диагностики индивидуальных терапевтических эффектов медикаментозных препаратов, планируемых для АГТТ. Одним из способов, позволяющим разрешить эти проблемы может стать объективный метод количественной оценки состояния регуляторно-адаптивных возможностей организма с использованием пробы сердечно-дыхательного синхронизма (СДС) [315, 150]. СДС основан на тесной функциональной связи центральных механизмов ритмогенеза дыхания и сердца, возможности произвольного управления многоуровневыми афферентными и эфферентными структурами центральной нервной системы от момента восприятия сигнала до реализации сформированной реакции автономной нервной системы. Поэтому важно исследовать возможность использования пробы СДС в качестве контроля над эффективностью индивидуальной антигипертензивной терапии.

Вышеизложенная актуальность послужила основанием для проведения настоящего исследования.

Учитывая, что согласно современной классификации ГБ, в зависимости от тяжести морфологических и регуляторных нарушений в органах-мишенях, подразделяется на 3 стадии и имеет 3 степени повышения АД, а так же существующие возрастные и тендерные особенности нейрогуморальной регуляции сердечно-сосудистой системы, мы сочли необходимым ограничить наше исследование пациентами среднего возраста (согласно критериям ВОЗ) с наличием только II стадии ГБ, при 1-2 степени повышения АД и состоянием естестенной менопаузы без клинических проявлений климактерического синдрома у женщин, включенных в исследование.

Цель и задачи исследования Цель исследования: повысить эффективность лечения гипертонической болезни антигипертензивными препаратами с различными механизмами действия ((3-адреноблокатор - небиволол, иАПФ - лизиноприл, тиазидоподобный диуретик - индапамид) на базе оценки особенностей их коррегирующего влияния на регуляторно-адаптивный статус.

Задачи исследования:

1. Оценить особенности клинических, лабораторных и морфометрических показателей левого желудочка у больных гипертонической болезнью II стадии с 1-2 степенью повышения АД в исходном состоянии и под влиянием 6 месячной антигипертензивной терапии препаратами с различными механизмами действия ((3-адреноблокатор - небиволол, иАПФ - лизиноприл, тиазидоподобный диуретик - индапамид).

2. Установить особенности нарушений регуляторно-адаптивного статуса у больных гипертонической болезнью II стадии с 1-2 степенью повышения АД на центральном (СДС и ВРС), органном (морфометрические показатели миокарда) и периферическом (система микроциркуляции) уровнях регуляции системы кроовобращения.

3. Определить особенности восстановления регуляторно-адаптивного статуса в процессе длительной (6 месяцев) терапии антигипертензивными препаратами с различными механизмами действия ((3-адреноблокатор -небиволол, иАПФ - лизиноприл, тиазидоподобный диуретик - индапамид) у больных гипертонической болезнью II стадии 1-2 степени повышения АД на центральном, органном и периферическом уровнях регуляции системы кровообращения.

4. Оптимизировать выбор препаратов для медикаментозной антигипертензивной терапии гипертонической болезни на основе их влияния на регуляторно-адаптивный статус.

Новизна исследования

1. Впервые на базе учета комплекса показателей, отражающих регуляторно-адаптивный статус на центральном, органном, и периферическом уровнях регуляции сердечно-сосудистой системы у больных гипертонической болезнью II стадии при 1-2 степени повышения артериального давления, установлено, что при одинаковом клиническом и гемодинамическом статусе гипертонической болезни пациенты могут быть разделены на 9 групп в соответствие с состоянием их вегетативной регуляции и регуляторно-адаптивным статусом.

2. Впервые дана комплексная оценка влияния отдельных антигипертензивных препаратов с разным механизмом действия на параметры регуляторно-адаптивного статуса и гемодинамического гомеостаза у больных гипертонической болезнью II стадии при 1-2 степени повышения артериального давления.

3. Уточнены особенности влияния отдельных антигипертензивных препаратов с различными механизмами действия ф-адреноблокатор -небиволол, иАПФ - лизиноприл, тиазидоподобный диуретик - индапамид) на регуляторно-адаптивный статус больных гипертонической болезнью II стадии 1-2 степени повышения артериального давления, зависящие от его исходных значений.

4. Разработан алгоритм дифференцированного применения изучаемых антигипертензивных препаратов в соответствие с особенностями их действия на регуляторно-адаптивный статус у больных гипертонической болезнью II стадии при 1-2 степени повышения артериального давления.

Практическая значимость работы

• Установлено, что у больных гипертонической болезнью II стадии коррекция артериального давления до целевых значений с помощью антигипертензивных препаратов с разным механизмом действия не отражает их влияния на общерегуляторный статус.

• Выделено 9 возможных вариантов регуляторно-адаптивного статуса у больных артериальной гипертензией II стадии.

• Установлено, что при равнозначном снижении АД и влиянии на морфометрические показатели левого желудочка, антигипертензивные препараты неодинаково влияют на регуляторно адаптивный статус в зависимости от его исходного состояния и особенностей действия препарата.

• Предложены доступные для широкого клинического применения критерии назначения и контроля за эффективностью антигипертензивных препаратов. Так,

- Р-адреблокаторы и иАПФ (небиволол и лизиноприл) в монотерапии показаны больным ГБ II стадии при исходном симпатикотоническом и смешанном вариантах вегетативного статуса при низком и умеренном уровнях адаптации. Индапамид рекомендован при парасимпатикотоническом варианте;

- всем пациентам, принимающим монотерапию рационально исследовать СДС и ВРС 1 раз в 3-6 месяцев для решения вопроса о необходимости коррекции влияния препарата на вегетативный статус.

- пациентам с высоким уровнем адаптации, а так же при смешанном варианте вегетативной регуляции показана комбинированная терапия на старте с контролем СДС и ВРС через 3-6 месяцев.

Положения, выносимые на защиту

1. При одинаковом статусе ГБ (II стадии и 1-2 степени повышения АД) больные могут быть разделены на 9 групп в соответствие с состоянием их регуляторно-адаптивного статуса (симпатикотонический, парасимпатико-тонический и смешанный вариант вегетативного состояния, каждый из которых может иметь низкий, умеренный и высокий уровень адаптации).

2. Комплексный анализ показателей пробы СДС и ВРС позволяет прогнозировать направленность изменений регуляторно-адаптивного статуса

пациентов с гипертонической болезнью II стадии при 1-2 степени повышения АД в ответ на медикаментозную антигипертензивную терапию. 3. В процессе длительной моно- или комбинированной терапии гипертонической болезни динамическое исследование СДС и ВРС позволяет контролировать направленность изменений регуляторно-адаптивного статуса и своевременно коррегировать объем проводимой антигипертензивной терапии.

Сведения о внедрении результатов в практику и рекомендации по их дальнейшему использованию

Материалы диссертации доложены на Третьем съезде кардиологов Южного федерального округа 26-27 апреля 2004г Ростов-на-Дону 2004г; четвертом съезде кардиологов Южного Федерального Округа 7-8 апреля 2005г Сочи; восьмом съезде кардиологов Южного федерального округа «Совершенствование оказания медицинской помощи больным с сердечнососудистыми заболеваниями - новые походы и перспективы» 27-29 мая 2009г Ростов-на-Дону; Съезде терапевтов Юга России «Врач XXI века: сегодня и завтра» Ростов - на-Дону 17-18 сентября 2009г; II международной конференции «Человек и природа. Проблемы экологии Юга России» 5-8 сентября 2008г Тамань-Краснодар; III международной конференции «Экология и география материковой линии Европа-Азия на юге России» 20 Юг, Краснодар; I Национальном конгрессе терапевтов Москва 1-3 ноября 2006г; II Национальном конгрессе терапевтов «Новый курс: консолидация усилий по охране здоровья нации» Москва 7-9 ноября 2007г; V Национальном конгрессе терапевтов, Москва, 24-26 ноября 20 Юг; Съезде терапевтов Юга России «Врач XXI века: сегодня и завтра» Ростов-на-Дону 17-18 сентября 2009г; объединенной научно-практической конференции «Кардиоваскулярная профилактика и реабилитация 2011» и «неинфекционные заболевания и здоровье населения России» 21-22 апреля

2011 г; 10 съезде кардиологов и кардиохирургов Южного Федерального округа г.Краснодар 26-28 мая 2011 г; II съезде терапевтов Юга России Ростов-на-Дону 29-30 сентября 2011 г; научно-практической конференции «Актуальные проблемы здоровьесбережения и медицинской профилактики» г.Ставрополь апрель 2012г.

По материалам диссертации оформлено 2 акта внедрения в клиническую практику городской клинической больницы № 1 и в кардиологическом центре поликлиники СКАЛ ГБУЗ «ККБ № 2». Материалы диссертации используются в преподавании кардиологических аспектов внутренних болезней для студентов 3 и 4 курсов лечебного и педиатрического факультетов на кафедре факультетской терапии и на кафедре пропедевтики внутренних болезней.

Публикации:

По теме диссертации опубликовано 20 печатных работ, из них 7 в журналах рекомендуемых ВАК.

Личный вклад диссертанта

Диссертантом проведено анкетирование, сбор жалоб и анамнеза, физикальное обследование всех включенных в работу пациентов, исследование системы микроциркуляции, ВРС и пробы СДС, проанализированы результаты лабораторных и дополнительных инструментальных исследований, результаты динамического наблюдения на фоне медикаментозной терапии. Совместно с сотрудниками кафедры прикладной математики Кубанского государственного медицинского университета проанализированы результаты статистической обработки полученных данных. Подготовлены материалы к публикации, оформлена диссертационная работа.

Глава 1. Понятие о гипертонической болезни как о многофакторном нарушении регуляции на разных уровнях функционирования сердечнососудистой системы. Современное состояние вопроса. (Обзор литературы)

1.1 Медико-социальное значение артериальной гипертензии как условно коррегируемого фактора риска патологии сердечно-сосудистой системы

и смертности населения

В 2008 году ВОЗ определила приоритетным направлением в увеличении продолжительности жизни современного человека - профилактику и контроль за хроническими неинфекционными заболеваниями и злокачественными новообразованиями. К этой группе отнесены болезни системы кровообращения, сахарный диабет 2 типа, ХОБЛ, рак. Установлено, что коррекция факторов риска позволит в 2 раза снизить смертность от этих заболеваний, что значимо для России, в которой ежегодная смертность почти на 1млн опережает рождаемость, с преимущественной потерей трудоспособного населения [132, 222]. Россию относят к регионам с высоким риском развития сердечно-сосудистых заболеваний и общеевропейской тенденцией увеличения доли лиц пожилого и старческого возраста в структуре населения [63, 122].

Показано, что риск развития ССО и смерти от ишемической болезни сердца (ИБС) и мозгового инсульта (МИ) удваивается при повышении систолического артериального давления (САД) на каждые 20 мм.рт.ст., а при САД более 160 мм.рт.ст.- риск смертности от инсульта равен 8,7%, от ИБС -4,1%. [9, 220, 225, 282]. Аналогичные данные получены и в зарубежных исследованиях. В мета-анализе 9 проспективных исследований, охвативших 420 тыс. участников и 4850 случаев ИБС, было показано, что повышение ДАД на 7 мм.рт.ст. приводит к увеличению риска возникновения ИБС на 27%, инсульта - на 42% и прямо пропорционально показателям смертности от всех ССЗ [4, 248, 250, 272, 273, 281, 330]. .

По данным российского эпидемиологического исследования ЭПОХА-АГ, частота АГ в России составляет 39,7%, нарастая среди лиц старше 60 лет до 50% случаев [6]. В настоящее время не вызывает сомнения повреждающая роль повышенного АД в развитии сердечно-сосудистого ремоделирования, формировании систолической и диастолической дисфункции миокарда, прогрессировании хронической сердечной недостаточности (ХСН), нарушений ритма сердца, церебро- и кардиоваскулярных катастроф и, как результат, снижении трудоспособности и продолжительности жизни, что составляет не только медицинскую, но и социальную проблему для общества в целом и системы здравоохранения, в частности [29, 134, 282].

К основным механизмам неблагоприятного действия повышенного АД относят повреждение сосудистой стенки с нарушением эндотелиальной функции, растушую гемодинамическую нагрузку на сердце с увеличением сердечного выброса и его суммарной работы, структурного ремоделирования с формированием концентрической гипертрофии левого желудочка (ЛЖ), уменьшением коронарного кровотока, укорочением диастолы, повышением частоты сердечных сокращений (ЧСС) и потребности миокарда в кислороде [5, 21, 34, 195, 258, 240]. В последние годы исследуется так же роль ранних сосудистых повреждений в увеличении риска кардиоваскулярных осложнений [39, 47, 142, 334].

С этих позиций ГБ относится к социально значимым неинфекционным заболеваниям, и рассматривается не только как самостоятельное заболевание, но и как наиболее значимый из потенциально устранимых, факторов риска сердечно-сосудистых осложнений [131, 191, 207, 221].

1.2 Особенности функционирования разноуровневых механизмов регуляции сердечно-сосудистой системы у больных гипертонической болезнью и влияние на них антигипертензивной терапии

Не вызывает сомнения, что активная терапия сопровождается снижением частоты смертельных и несмертельных ССО. В многочисленных исследованиях, включавших более 47 тысяч больных с АГ, установлено, что активное снижение АД сопровождается уменьшением сердечно-сосудистой смертности на 16%, развития новых случаев ИБС - на 20% и сердечной недостаточности - на 48% по сравнению с больными, не получающими антигипертензивной терапии [5]. Хорошо известны результаты законченных многочисленных международных исследований НОТ [273], STOP-Hypertension [250], NORDIL [272], CATCH [248], ANBP (Australian National Blood Pressure Study) [330], SAMPLE [281], MRFIT [4] показавших, что уровни систолического и диастолического АД тесно коррелируют с показателем смертности от ИБС, а длительная терапия различными антигипертензивными препаратами в моно- и комбинированной терапии эффективно снижает АД, индекс массы миокарда ЛЖ, предупреждает развитие мозгового инсульта, инфаркта, сердечно-сосудистой смерти.

В Российском национальном исследовании ПРЕМЬЕРА [72] так же показано, что достижение целевых значений АД у больных ИБС с помощью иАПФ периндоприла сопровождается улучшением качества жизни (КЖ), снижением частоты госпитализаций. Поэтому в настоящее время при оценке эффективности влияния на организм человека любых антигипертензивных воздействий большое значение придают анализу суточного мониторинга АД (СМАД) [80, 216].

Наиболее часто оценивают четыре основных группы показателей: среднесуточные значения САД и ДАД, а также их ночные и дневные аналоги, индексы нагрузки давлением (индекс времени и индекс площади), выраженность вариабельности АД в течение суток, что определяет вариант суточного ритма [36, 79, 80, 173, 179].

Обязательным условием антигипертензивной терапии (АГТТ) считается достижение целевых значений и нормализация суточного ритма АД [212]. Однако остаются недостаточно изученными механизмы протекторного влияния известных антигипертензивных препаратов на органы мишени. Не полностью раскрыты механизмы «ускользания» исходно адекватного антигипертензивного эффекта различных препаратов при длительной моно- и даже комбинированной терапии. Эти вопросы требуют разрешения.

Ведущим патогенетическим аспектом развития и стабилизации ГБ, объединяющим ее с другими ССЗ, согласно современным представлениям, является дисбаланс различных звеньев нейрогормональной регуляции [20, 165, 246]. Доказано, что патогенетические механизмы развития ГБ, ИБС, ХСН, электрической нестабильности сердца реализуются через единую цепь взаимодействия симпато-адреналовой и ренин-ангиотензин-альдостероновой систем. Повышенную их активность можно выявить, на ранних стадиях как ГБ, так и атеросклеротического процесса [133, 177, 199, 326].

Интересны также сведения о том, что для многих нейрогуморальных путей регуляции имеет значение не столько интенсивность воздействия, сколько его определенная периодичность [286]. Возможно, что и для развития последствий воздействия повышенного АД ритмичность такого влияния играет не менее важную роль. Поэтому достаточно часто исследуются варианты нарушений суточного ритма АД [31, 172]. Подтверждено, что нарушение суточного ритма АД при ГБ ассоциируется с более значимыми изменениями функции эндотелия, которой придают большое значение в связи с формированием атеросклеротических повреждений сосудистой стенки в процессе становления ГБ [178, 195].

Степень повышения АД не всегда является определяющей во влиянии ГБ на развитие гипертрофии ЛЖ и стенки сосудов, на прогрессирование заболевания и развитие его осложнений [293]. До последнего времени оставался не вполне ясным вопрос, за счет чего уменьшается риск ССО на

фоне АГТТ - исключительно благодаря снижению АД или за счет каких-либо

17

других механизмов. Поэтому поиск дополнительных маркеров, имеющих независимую связь с данными процессами и позволяющих повысить точность прогноза при ГБ, имеет важное значение. В частности, широко обсуждается проблема повреждения сосудистой стенки, проявляющаяся в изменении эластических свойств и развитии эндотелиальной дисфункции [62]. Отражением возрастных и морбидных нарушений эластичности сосудов (со снижением выраженности их ритмических колебаний) считают возрастание скорости пульсовой волны (СПВ), что, в свою очередь, ведет к раннему отражению пульсовой волны, ухудшению гемодинамических нагрузок на сердце и периферические сосуды с усугублением имеющихся сосудистых повреждений [227].

Независимо от механизмов развития морфологических изменений в структуре артериальной стенки, результатом этих преобразований является снижение растяжимости сосудов артериального русла, что приводит к увеличению постнагрузки на ЛЖ, изменению коронарного кровотока с относительным снижением субэндокардиальной перфузии [124, 190]. Кроме того, установлена связь между уменьшением эластичности сонных артерий и площадью поражения белого вещества головного мозга и, в следствие этого, ухудшением познавательной функции пациентов с ГБ [322, 334].

Изменение сосудистой стенки при АГ в виде гипертрофии медии сочетающееся с прогрессирующим нарастанием общего периферического сосудистого сопротивления, рассматривается в качестве компенсаторной реакции, направленной на поддержание адекватного кровоснабжения тканей в ситуации повышенного АД [303, 323]. Интересно, что при одинаковой толщине сосудистой стенки, больные ГБ (с равными другими параметрами) генетически детерминированно отличаются внутренним диаметром просвета артерий. Так у пациентов с ОБ типом полиморфизма гена ангиотензина II диаметр сонной артерии значительно меньше, чем при генотипах и II [226]. Однако указанная закономерность выявляется только на ранних этапах

развития ГБ, прогрессирование которой нивелирует значимость генетических различий [33, 182].

Рядом авторов (Ы. Копш и соавт., 1999г.) обнаружена прямая зависимость эластических свойств сосудов с активностью эндотелиальных факторов сосудистого ремоделирования (ростовые и вазоактивные пептиды), ускоряющими развитие атеросклеротического поражения сосудов [136, 284]. Установлено достоверное снижение растяжимости общей сонной (на 19%) и бедренной артерий (на 72%) у больных с систолической и систолодиастолической гипертензией по сравнению со здоровыми лицами сопоставимыми по полу и возрасту [301]. Указанные изменения обнаружены как у больных с высокими, так и субнормальными цифрами АГ в возрасте до 48 лет без повреждения органов-мишеней [288].

Некоторые авторы считают, что артерии разных типов неодинаково реагируют на длительное повышение АД. Так, Б. ВегкшогИе1 и соавт. [235] при сравнении податливости общей сонной и бедренной артерий отметили снижение их растяжимости у больных ГБ по сравнению со здоровыми лицами. Однако при ГБ увеличение диаметра было установлено лишь для сосудов эластического (общие сонные артерии), но не мышечного (бедренные артерии) типа. По мнению авторов, это связано с неодинаковой реакцией различных по структуре артерий на изменение АД. Сходные данные были получены Б. Эиргег и соавт. [255] при изучении зависимости податливости проксимальных (сонных) и дистальных (лучевых) артерий от суточного уровня САД и ДАД. Авторы не обнаружили связи между изменениями механических свойств лучевых артерий и вышеперечисленными параметрами, в то время как растяжимость сонной артерии снижалась пропорционально росту систолического АД.

Таким образом, для ГБ характерно снижение растяжимости стенки

артерий с некоторыми особенностями изменения механических свойств

периферических артерий в зависимости от их морфологической структуры.

Вместе с тем, на уровне микроциркуляторного русла развиваются более

19

сложные изменения, связанные с многофакторными воздействиями (включая и ритмические влияния вегетативной нервной системы) и наличием дополнительных местных регуляторных механизмов, отражающих компенсацию нарушений кровотока на тканевом уровне [60, 62, 111].

Краткий анализ представленных работ позволяет сделать заключение, что для характеристики пациентов с ГБ используются в основном морфофункциональные и антропометрические параметры, которые имеют большой диапазон колебаний в условиях здоровья, что затрудняет определение тяжести нарушений у больных ГБ до лечения и степень их коррекции на фоне АГТТ.

В аспекте изучения патогенеза ГБ и разработки методов ее коррекции, особый интерес вызывают данные о том, что в основе жизнедеятельности организма человека заложена ритмичность физиологических процессов, обусловливающая его адаптацию к факторам внешней среды и изменениям различных параметров гомеостаза [94]. При этом ГБ - как фактор внутренней среды, вызывает адаптивные изменения во многих органах (органы-мишени) в виде формирования «устойчивости» или «сопротивляемости» с изменением их структурно-функциональных показателей. Вместе с тем, до сих пор не уделяеся должного внимания факту наличия этих адаптивных изменений в сердечно-сосудистой и нейро-гуморальной системах больных на фоне формирования ГБ. Эти изменения могут значительно отличаться у каждого конкретного больного в связи с разными условиями жизни и давности заболевания, индивидуальными колебаниями активности нервной системы, соотношения симпатической и парасимпатической составляющей тонуса вегетативной нервной системы, степени повреждения сердечно-сосудистой системы к началу обследования пациента. Хорошо известны последствия адаптивных реакций при ГБ, такие как гипертрофия сердечной мышцы и сосудистой стенки, включая сосуды почек, повышенная электровозбудимость тканей, усиление активности свертывающей системы

крови, инсулинорезистентность и многие другие изменения [71, 85, 122, 126].

20

При этом начало адекватной терапии с контролируемым снижением АД на раннем этапе так же должно сопровождаться стресс-реакцией организма на изменяющееся внутреннее состояние с последующим закреплением «положительных» сдвигов новой адаптацией [182, 290]. Считается, что прекращение действия экстремальных факторов вызывает в организме человека развитие деадаптации, т. е. процесс исчезновения развившихся в тканях различных систем организма адаптивных морфологических и биосинтетических изменений, самой адаптации с возвратом функций к условной норме. При этом практически не изучаются вопросы обратимости адаптивных реакций на повышенное АД после его медикаментозной нормализации. Показана возможность замедления атеросклеротического процесса в сосудистой стенке на фоне длительного применения антагонистов кальция, уменьшение выраженности гипертрофии ЛЖ под влиянием всех современных антигипертензивных средств [283, 300, 324], а выраженность и направленность изменения общерегуляторных адаптивных реакций, развивающихся при этом, недостаточно изучена. Не учитена возможность и направленность изменения адаптивных сдвигов в сердечно-сосудистой системе на фоне медикаментозной терапии, а так же длительность и полнота объема реадаптации при постоянной лекарственной терапии. Имеются единичные исследования, свидетельствующие о коррегирующем влиянии медикаментозной блокады ренин-ангиотензиновой системы на общерегуляторное состояние у больных ГБ без полного достижения показателей здоровых при 2-х месячном лечении [91].

Таким образом, назрела необходимость изучения особенностей адаптивных изменений у больных с одинаковым статусом ГБ, определения возможностей и эффективности медикаментов в коррекции этих изменений в зависимости от индивидуальных особенностей сосудистых нарушений.

В указанном аспекте наиболее логичным и доступным для исследования является контроль нейрогенной регуляции АД, которая включает в себя

центральный уровень со сложной иерархией, афферентное звено (механо- и

21

барорецепторы) и эфферентное звено, передающее сигналы от центрального органа на периферию [200]. Каждый из этих уровней (звеньев) включает и гормональные, и гуморальные механизмы, которые отражаются в изменении соотношения составляющих вегетативного тонуса и могут быть исследованы на разных уровнях целостного организма [315, 316, 321].

Наиболее доступные для изучения адаптивные изменения сердечнососудистой системы на периферическом уровне относятся к исследованию системы микроциркуляции, органном - определению морфометрических изменений сердечной мышцы, функции почек, головного мозга, эндоделиальной дисфункции крупных сосудов, и на уровне высших структур посредством выполнениия пробы сердечно-дыхательного синхронизма и исследования вариабельности ритма сердца.

В иерархии соподчиненности наиболее древним является центральный механизм регуляции ритмических процессов сердечной деятельности. В рамках концепции центрального ритмогенеза, выдвинутой В.М. Покровским с коллективом авторов [143, 146, 147, 152, 151], центральный генератор ритма сердца является механизмом, обеспечивающим адаптивные реакции сердца в условиях естественного функционирования регуляторных процессов организма. Осуществление этих реакций обеспечивается особенностями медиаторной передачи синхронизирующих влияний и, следовательно, перестройкой регуляторных влияний блуждающего нерва в оптимальный для данных физиологических условий режим функционирования [136, 147]. В качестве способа демонстрации скрытой, не выявляющейся при обычном наблюдении возможности формирования сердечного ритма, была предложена проба СДС [156], основанная на тесной функциональной взаимосвязи центральных механизмов регуляции ритмов дыхания и сердца и возможности произвольного управления ритмом дыхания. Все вышесказанное, а также, участие в реализации СДС многоуровневой системы афферентных и эфферентных структур

центральной нервной системы от момента восприятия сигнала до

22

реализации сформированной реакции эфферентами вегетативной нервной системы обусловливает использование пробы СДС в качестве метода интегральной оценки состояния регуляторно-адаптивных возможностей организма [152].

Тесная функциональная взаимосвязь центральных механизмов в регулировании сердечного и дыхательного ритмов [317, 318], подтверждаемая многочисленными фактами [162], позволила В.М.Покровскому получить новые данные в подтверждение существования наряду с внутрисердечным генератором ритма сердца генератора в центральной нервной системе. Ритм, сформированный в центральной нервной системе, кодируется в форме залпов импульсов и поступает по блуждающим нервам к сердцу. В результате взаимодействия этих залпов с ритмогенными структурами сердца, последние воспроизводят центральный ритм, что проявляется в расширении зоны инициации возбуждения в синоатриальном узле [146, 150]. С целью визуализации проявлений феномена СДС у человека применяется проба с заданным высокочастотным дыханием в такт индифферентному раздражителю, в результате которого в определенном диапазоне развивается синхронизация ритмов дыхания и сердца.

Предшествующими исследованиями функционального статуса выявило высокую чувствительность пробы и различия в реагировании параметров синхронизма на различные воздействия, что позволяет использовать пробу СДС в качестве объективного теста, характеризующего особенности и динамику функционирования регуляторных систем организма при различных функциональных состояниях [143]. Отдельные авторы исследовали диагностические возможности пробы СДС при АГ [26, 25]. Однако в этих исследованиях не учитывалась стадия ГБ, реакция пробы СДС исследовалась при коротком периоде наблюдения за пациентами (острая проба и наблюдение, не превышающее 3 месяца), а при длительном наблюдении

авторы не учитывали индивидуальные особенности состояния системы кровообращения и регуляторного статуса до начала терапии [87].

Большинство органов иннервируется симпатическим и парасимпатическим отделом ВНС и в физиологических условиях регулирующие воздействия представляют собой сумму симпатических и парасимпатических влияний, но ответ на любые воздействия может быть синергическим, антагонистическим или с небольшим преобладанием того или иного влияния [278]. Исследование соотношения компонентов вегетативной нервной системы наиболее полноценно может быть определено при изучении вариабельности ритма сердца (ВРС). В последние три десятилетия получено много доказательств взаимосвязи между нарушением ВРС и смертностью от ССЗ. На основании анализа соотношения высокочастотных и низкочастотных колебаний экспериментально доказано, что при наличии опасных для жизни аритмий симпатический тонус преобладает над парасимпатической активностью [14]. В популяционном исследовании Североамериканской многоцентровой группы по изучению больных после инфаркта миокарда установлено, что низкий показатель стандартного отклонения интервалов ИИ за сутки сильно коррелирует с риском внезапной смерти, причем эта корреляция, более выражена, чем между риском внезапной смерти и показателями фракции выброса ЛЖ, количеством желудочковых экстрасистол и эпизодов пароксизмальной тахикардии (по мониторированию ЭКГ), толерантностью к физической нагрузке [32]. В указанном аспекте ВРС используют в качестве предиктора смерти при хронической сердечной недостаточности, маркера тяжести течения ИБС, устойчивости АГ к терапии [66, 76, 196].

Изменение ритма сердца рассматривается как универсальная ответная реакция организма на любое воздействие. Она определяется балансом симпатических и парасимпатических влияний [117]. Именно на этом основываются многочисленные методы анализа ВРС. Доказано, что

сердечный ритм является индикатором отклонений, возникающих в

24

автономной нервной системе, причем это наиболее ранний прогностический признак многих заболеваний сердечно-сосудистой, нервной, дыхательной, эндокринной систем [252]. Имеются исследования предлагающие использование в клинической практике анализа ВРС для подбора оптимальных препаратов у больных с острыми формами ИБС [7, 43].

Вместе с тем, во всех работах оценивается ВРС и его динамика в целом по группам, без учета пола, возраста, внутригрупповых изменений вегетативного статуса до назначения лечения. Поэтому, индивидуальные особенности изменения ВРС у больных ГБ и влияния на них отдельных препаратов нуждаются в уточнении.

Органные изменения изучены хорошо, однако нужно около 4-6 месяцев для получения достоверного эффекта. На уровне периферического звена кровообращения закономерности изменений ритмических колебаний могут быть исследованы путем анализа состояния микроциркуляторного русла (МЦР). Патология МЦР относится к фундаментальной проблеме экспериментальной и клинической медицины. Актуальность изучения изменений в системе МЦ при различных заболеваниях, включая ГБ, обусловлена тем, что МЦР является местом, где, в конечном итоге, реализуется транспортная функция сердечно-сосудистой системы и обеспечивается транскапиллярный обмен, создающий необходимый для жизни тканевой гомеостаз [86, 256].

В настоящее время для оценки кровотока на уровне МЦР применяется множество методов исследования: чрезкожное измерение давления кислорода, инфракрасная флюоресцентная микроскопия, хромометрия и спектроскопия, капиллярная микроскопия [98, 261], однако лазерная допплеровская флоуметрия является наиболее удобным методом прижизненного исследования колебаний кровотока на уровне системы МЦ отражающих приспособляемость организма к постоянно меняющимся условиям гемодинамики и потребностям тканей в перфузии их кровью [83, 84].

В основе метода ЛДФ лежит зондирование ткани монохроматическим сигналом (лазерным излучением) с последующим анализом амплитудно-частотного спектра сигнала, отражённого от подвижных и неподвижных компонентов ткани. Сигнал регистрируется с частотой прямо пропорциональной средней скорости движения эритроцитов и количеству эритроцитов, движущихся в видимом объёме ткани, а число эритроцитов зависит от количества функционирующих капилляров [85, 101]. Результаты ЛДФ отражают степень перфузии и регистрируются в перфузионных единицах [86, 328]. Исследование колебаний кровотока и его ритмических составляющих позволяет характеризовать микроциркуляторную гемодинамику [112]. Преимуществами данной методики являются высокая чувствительность, возможность длительного мониторинга за состоянием кровотока, использования функциональных и лекарственных проб, безопасность [27].

К настоящему времени достаточно хорошо изучены особенности изменения терминального отдела кровообращения у больных с изолированной АГ, ИБС, ХСН, сахарным диабетом, имеются единичные работы о вегетативной дисфункции и нарушениях в терминальном звене кровообращения у больных хроническим панкреатитом [27, 35, 39]. Вместе с тем роль и значение ожирения в изменении МЦР, практически не изучены. Так же не ясно, вносит ли ожирение дополнительные изменения в состояние периферического звена кровообращения или они соответствуют тяжести изменений при ГБ. Много вопросов касаются и тендерных аспектов проблемы развития, динамического наблюдения и медикаментозной коррекции микроциркуляторных нарушений при ГБ. 1.3 Особенности влияния антигипертензивной терапии лизиноприлом, небивололом и индапамидом на механизмы регуляции артериального

давления

Снижение артериального давления (АД) и поддержание его в дальнейшем на должном уровне считается обязательной задачей

антигипертензивной терапии. [201, 282]. Современные исследования абсолютно доказали, что снижение АД до целевых значений и поддержание его в течение длительного времени ассоциировано со снижением риска практически всех сердечно-сосудистых осложнений ГБ [270, 293]. Поэтому уровень АД рассматривается в качестве основного и обязательного критерия оценки позитивных свойств препаратов [282]. Вместе с тем, исследования последнего десятилетия показали значимость органопротективных возможностей лекарственных средств, которые могут быть показателем предпочтения в выборе препарата у каждого конкретного больного [260, 270, 282, 317]. В связи с этим актуальным при терапии ГБ является не только снижение уровня АД, но и воздействие на другие факторы риска, например, гипертрофию левого желудочка и гиперхолестеринемию [337].

В последние годы все более настойчиво внедряется в клиническую практику идея о необходимости комбинированной терапии для снижения риска ССО у больных АГ [92, 340]. Между тем, в реальной клинической практике достаточно большая часть врачей сохраняет приверженность к началу и длительному сохранению монотерапии. Так в Российском исследовании ПРОЛОГ к 3-му месяцу лечения комбинированную терапию получали только 23,4% больных, наблюдаемых в поликлинике против 58% в группе вмешательства [219]. По данным Российского исследования ПИФАГОР III наиболее часто назначаемыми препаратами являются иАПФ (95,8%) [104]. Среди класса иАПФ лидирующее место занимают эналаприл (21%) и лизиноприл (19%). В сравнении с результатами ПИФАГОР I отмечено уменьшение доли эналаприла (на 25%) и увеличение доли лизиноприла (на 35%). Изменение соотношения долей этих препаратов объясняется их различиями в фармакологии и фармакокинетике: лизиноприл, не являясь пролекарством, характеризуется гидрофильностью, большим периодом полувыведения, полной почечной экскрецией в активном виде. Такие свойства обеспечивают лизиноприлу продолжительность действия 24

часа при однократном приеме в сутки, быстроту достижения гипотензивного

27

эффекта и наличие нефропротективного действия (уменьшение протеинурии) [55, 103].

Подтверждением возможности монотерапии у больных ГБ даже при наличии метаболического синдрома могут быть исследования Е.А.Праскурничего и соавт (2009) [164].

Таким образом, несмотря на огромное количество антигипертензивных препаратов, постоянно появляющихся на фармацевтическом рынке, вопрос о выборе оптимальной тактики лечения (моно или комбинированная терапия) АГ у того или иного пациента остается открытым. Практически нет объективных, доступных для широкого применения в клинической практике показателей, прогнозирующих эффективность начальной терапии тем или другим препаратом, не решен вопрос о длительности эффективной терапии, а также возможности контроля за общерегуляторными сдвигами в процессе длительных антигипертензивных воздействий [71].

Традиционно рекомендуемая АГТТ включает следующие группы препаратов: иАПФ, В-АБ, тиазидные и тиазидоподобные диуретики, блокаторы рецепторов к АТ II 1 типа, АК, каждая из которых имеет свои предпочтительные ситуации, отмеченные в рекомендациях [263].

В России чаще применяются иАПФ, которые так же относятся к наиболее изученному классу антигипертензивных препаратов с эффективностью доказанной в многочисленных крупномасштабных рандомизированных исследованиях [19, 129]. ИАПФ считаются препаратами первого ряда для лечения АГ, ХСН, ИБС, протекции в прогрессировании атеросклероза, нефропатии на фоне сахарного диабета и без него.

Ключевая роль ATII в сосудистом ремоделировании, предполагает, что препараты, блокирующие его влияние наиболее эффективны в нормализации структуры сердца и микрососудов [271]. Установлено, что снижение АД на фоне приема иАПФ связано со снижением периферического сосудистого сопротивления, сопровождающегося увеличением объемной скорости

кровотока в предплечье и улучшением чувствительности

28

кардиопульмонального барорефлекса, а при длительном применении -улучшением почечной гемодинамики и коррекцией других сосудистых нарушений [12, 73, 93, 123].

1.3.1. Регуляторные и органопротективные эффекты лизиноприла при

гипертонической болезни

ИАПФ принадлежат к классу металлопротеиназ [116, 259]. Открываются все новые стороны патофизиологической значимости иАПФ в лечении различных состояний: артериальные гипертензии (реноваскулярная, эссенциальная, наследственно обусловленная); почечная патология; атеросклероз, сопряженный с нарушением функции эндотелия кровеносных сосудов; ишемическое повреждение сердца, его гипертрофия и возникновение постишемических аритмий [128, 266, 319]; когнитивная сфера "качество жизни". Во всех этих случаях генерализованная или "местная", тканевая, активация АПФ может иметь как позитивное (нормализующее), так и негативное (патогенетическое для формирования АГ) значение.

Исследование терапевтической эффективности иАПФ показало, что торможение образования ангиотензина II в миокарде предупреждает его гипертрофию, постишемические аритмии, а также снижает нарушение функций сердца, возникающее при инфаркте миокарда. Открытой для последующих работ остается изучение роли АПФ и его ингибиторов при патологии центральной нервной системы и легочных заболеваниях. Последнее определяется тем, что АПФ, кроме ангиотензина, гидролизует брадикинин, тахикинины и вещество Р [125, 242].

Одним из наиболее изученных и доступных иАПФ является лизиноприл, влияние которого на морфометрические показатели ЛЖ, профиль суточного ритма АД, прогностические маркеры сердечнососудистых осложнений - хорошо доказано в клинических и международных проспективных исследованиях [61, 217].

Лизиноприл оказывает эндотелий-протективное действие, повышая уровень N0 и простациклинсинтетическую функцию сосудистого эндотелия, у больных АГ старшего возраста, тем самым способствуя коррекции вазотонического и гемостатического гомеостаза. Лизиноприл - единственный пролонгированный иАПФ, который для проявления эффекта после всасывания не требует предварительной биоактивации в печени. Он поступает в организм в активной форме и выводится через почки в неизмененном виде, не взаимодействует с препаратами, метаболизируемыми в печени, а так же алкоголем [40, 209]. Несмотря на полученные доказательства сосудопротективного эффекта препарата, остаются недостаточно исследоваными возможности влияния, степень выраженности и направленность изменения общеадаптивных реакций под влиянием лизиноприла, что требует уточнения для разработки индивидуализированных критериев назначения лизиноприла в клинической практике.

Во многих отечественных и зарубежных исследованиях было продемонстрировано улучшение параметров ВРС, а, следовательно, улучшение прогноза в отношении риска внезапной смерти и развития угрожающих жизни аритмий, у больных с заболеваниями сердечнососудистой системы при применении иАПФ. Так, в работе I. Бегаё и соавт. (1996) [252] показано повышение парасимпатического и уменьшение симпатического тонуса автономной нервной системы, снижение концентрации катехоламинов и кортизола в плазме крови при применении эналаприла и фозиноприла у больных ИБС, а каптоприл увеличивал ВРС при дилатационой кардиомиопатии [26, 25, 59, 88, 148, 154].

1.3.2. Регуляторные и органопротективные эффекты бета-адреноблокаторов при гипертонической болезни

Среди препаратов первого ряда в лечении ГБ большое внимание в последние годы уделяется (3-адреноблокаторам (Б-АБ), по результатам

фармакоэпидемиологического исследования ПИФАГОР III (2008г), препараты этой группы занимают второе место в структуре антигипертензивных средств. Несмотря на доказанную эффективность бета-адреноблокаторов в снижении риска заболеваемости и смертности, их применение имеет свои особенности в зависимости от рассовой принадлежности, тяжести ХСН, возраста [174]. Среди группы кардиоселективных Б-АБ особый интерес вызывают препараты с дополнительными свойствами, в частности, небиволол, для которого доказана вазодилатирующая способность, высокий антигипертензивный эффект, способность обратного развития ремоделирования сердечнососудистой системы, отсутствие отрицательного влияния на метаболизм глюкозы и липидов, функцию легких и другие достоинства [192, 312, 336]. Доказано, что из всех дополнительных свойств, для Б-АБ имеют дополнительное значение липофильность, вазодилатирующий эффект, отсутствие внутренней симпатомиметической активности (ВСА). Именно эти свойства присущи небивололу. Небиволол - суперселективный Б-АБ, липофильный, без ВСА, обладающий вазодилатирующими свойствами за счет модуляции N0 эндотелием как крупных, так и мелких (резистивных) артерий при участии кальцийзависимых механизмов [192, 312, 336, 339]. Обладая липофильностью, небиволол хорошо проникает в ткани и оказывает органопротективные эффекты. Применение небиволола у больных с АГ приводит к снижению уровня ренина и альдостерона в плазме крови. Небиволол соответствует всем требованиям идеального антигипертензивного средства: однократный прием позволяет снижать уровень АД в течение суток, сохраняя нормальный циркадный ритм колебания АД. [169, 306, 244, 302]. Небиволол практически не влияет на бронхиальную проходимость, метаболизм глюкозы и липидов при длительном приеме, что объясняется отсутствием влияния на Ь2-адренорецепторы. Установлено, что небиволол оказывает минимальное

воздействие на ЬЗ-адренорецепторы, локализованные в микрососудистом

31

русле сердца, системных артериях, кавернозной части полового члена и опосредующие эндотелийзависимую вазодилатацию на катехоламины, не вызывая эректильной дисфункции у мужчин с АГ [198, 251]. Небиволол модулирует высвобождение эндогенного вазодилатирующего фактора - N0 в сосудистом эндотелии, как в крупных, так и в мелких (резистивных) артериях, при участии кальцийзависимого механизма. В меньшей степени препарат вызывает и дилатацию вен, снижая преднагрузку на миокард. С одной стороны, небиволол увеличивает активность NO-синтазы, способствующей образованию N0 из L-аргинина, а с другой - снижает разрушение N0 супероксидными радикалами, что позволяет препарату не только контролировать АД, но и корригировать эндотелиальную дисфункцию. [197, 280]. Обсуждается положительный эффект небиволола у больных с гиперинсулинемией на фоне ожирения [79, 173, 179, 311].

1.3.3. Регуляторные и органопротективные эффекты тиазидоподобных диуретиков при гипертонической болезни

Еще одна группа хорошо изученных препаратов для лечения артериальной гипертензии - тиазидоподобные диуретики. Тиазидные и тиазидоподобные диуретики - один из самых распространенных классов препаратов, который в виде монотерапии или в комбинации с другими гипотензивными препаратами показал себя как эффективное гипотензивное средство, рекомендованное широкому кругу больных АГ. Эффективность индапамида в виде моно- или комбинированной терапии с достижением целевого уровня АД более чем у 70% больных подтверждена во многих исследованиях [3, 201, 202, 203]. Хорошо известно неоднозначное влияние диуретиков на показатели реологии крови [3, 171, 304], положительное влияние на состояние и механические свойства артериальной стенки больных с АГ [68, 127], которое может нивелировать возможные последствия

ухудшения текучести крови. Ангиопротективные и, возможно,

32

фибринолитические свойства [127, 304, 305], присущие индапамиду ретард обосновывают его широкое применение в клинической практике. Индапамид, снижает уровень внутриклеточного кальция, сохраняет содержание магния, уменьшает ригидность сосудистой стенки и способствует более эффективной релаксации кардиомиоцита в диастолу, снижает тонус гладкой мускулатуры артерий и оказывает сосудорасширяющее действие, уменьшает периферическое сопротивление сосудов. Эти эффекты опосредованы снижением реактивности сосудистой стенки к норадреналину и ангиотензину II; увеличением синтеза простагландина Е2, обладающего сосудорасширяющей активностью; угнетением тока кальция в гладкомышечных клетках сосудов. При этом увеличивается синтез простациклинов, уменьшается агрегация тромбоцитов и выброс тромбоксана Аг, что суммарно оказывает положительный гемодинамический эффект с уменьшением постнагрузки на ЛЖ.

Индапамид, улучшает МЦ в почке, устраняет микроальбуминурию, являющуюся маркером генерализованного поражения сосудов и предиктором сердечно-сосудистых и почечных осложнений [52, 112, 170].

Тиазидные и тиазидоподобные диуретики сохраняют позиции препаратов первого ряда в лечении артериальной гипертензии в монотерапии и наиболее эффективными и экономически выгодными средствами в комбинированной терапии [125,216, 264,268].

Согласно некоторым исследованиям тиазидоподобные диуретики более эффективны у женщин, что объясняется более частым развитием у женщин натрий-(объем)-зависимым и изолированной систолической АГ [81]. Так показано, что арифон ретард вызывает безопасное, хорошо переносимое снижение САД без чрезмерного снижения ДАД [82]. В исследовании X-CTLLTNT [291] арифон снижал пульсовое АД больше амлодипина и кандесартана. Исследование HYVET [139] выявило значительное снижение САД на фоне монотерапии арифоном-ретард, органопротективный эффект, нейтральность в отношении углеводного и липидного обмена.

1.3.4 Антигипертензивная и органопротективная эффективность комбинированной терапии гипертонической болезни

Артериальная гипертензия, являясь одним из самых модифицируемых факторов риска развития ССЗ и их осложнений, по-прежнему остается недостаточно контролируемой. Так в странах Запада адекватно контролирует АД, достигая целевых значений лишь 30% больных, а в России только 17,5% женщин и 5,7% мужчин [114].

Монотерапия не отвечает возлагаемым на нее надеждам. По результатам работы отдела системных гипертензий НИИ кардиологии им. А.Л. Мясникова РК НПК МЗ РФ, монотерапия оказалась эффективна у 33% пациентов с АГ, 22% пациентов потребовалось назначение 2х препаратов, а 25% - Зх лекарственных средств, в 10% случаев контроль АД достигался при назначении 4 препаратов, в 2% случаев требовалась 5 антигипертензивных препаратов. По данным исследования ЭПИГРАФ до 50% больных АГ при подборе монотерапии прекращают прием антигипертензивных препаратов уже на 1-м году лечения в основном из-за отсутствия или длительности проявления видимого эффекта [16, 17, 18] Наконец, именно на фоне монотерапии возможно проявление неблагоприятных эффектов за счет более высоких доз препаратов, необходимых для достижения целевого уровня АД. Так, отмечена высокая частота развития гипокалиемии и потребность в применении препаратов калия на фоне лечения тиазидным диуретиком в самом крупном РКИ эффективности антигипертензивных препаратов -А1ХНАТ [294].

Сегодня уже не вызывает сомнения тот факт, что в большинстве случаев лечения АГ требуется применение комбинации антигипертензивных препаратов. Подобная тактика, отраженна в современных рекомендациях наиболее авторитетных отечественных [180] и западноевропейских [295] кардиологических сообществ и рекомендована уже на первом этапе терапии.

В новых рекомендациях Российского медицинского общества по

34

артериальной гипертензии Всероссийского научного общества кардиологов (ВНОК/РМОАГ) назначение комбинации двух гипотензивных препаратов рассматривается как альтернатива монотерапии уже в начале лечения.

Комбинированная терапия имеет много преимуществ: усиление антигипертензивного эффекта за счет разнонаправленного действия препаратов на патогенетические механизмы развития АГ, что увеличивает число пациентов со стабильным снижением АД; уменьшение частоты возникновения побочных эффектов, как за счет меньших доз комбинируемых АГП, и более выраженная органопротекция благодаря взаимной нейтрализации этих эффектов, что приводит к уменьшению риска и числа ССО [274, 213, 214]. Применение препаратов в виде комбинированной терапии должно отвечать следующим условиям: препараты должны иметь взаимодополняющее действие; должно достигаться улучшение результата при их совместном применении; препараты должны иметь близкие фармакодинамические и фармакокинетические показатели, что особенно важно для фиксированных комбинаций, назначение препаратов с различными механизмами действия позволяет, с одной стороны, добиться целевого АД, а с другой - минимизировать частоту и выраженность побочных эффектов. Комбинированная терапия позволяет также подавить контррегуляторные механизмы повышения АД [180].

Сочетанное применение иАПФ и диуретика актуальное на протяжении многих лет, остается самой часто используемой комбинацией при лечении АГ и в наши дни. Эта комбинация позволяет воздействовать на два основных механизма развития гипертонии - натрий-объем и РААС [46]. Вазоактивное гормоноподобное вещество ангиотензин II (АТ II) играет важную роль в регуляции АД, функции почек и сердечно-сосудистой системы. Содержание АТ II часто выше в тканях (сердце, сосуды, почки), чем в системной циркуляции. Повышение уровней тканевого АТ II является признаком артериальной гипертонии, сердечно-сосудистых, цереброваскулярных и почечных заболеваний. АТ II образуется с участием АПФ

металлопротеиназы с содержанием цинка, регулирующего баланс между вазоконстрикцией и задержкой натрия, индуцированными АТ II, с одной стороны, и вазодилатацией и натрийуретическими свойствами, характерными для брадикинина, с другой стороны. АПФ играет ключевую роль в формировании артериальной гипертонии и индуцируется почти во всех экспериментальных моделях (перегрузка объемом; атеросклеротические бляшки; инфаркт миокарда; ремоделирование после инфаркта; сердечная недостаточность, старость), блокада системы ренин-ангиотензин (РАС) является универсальной стратегией лечения АГ. Фармакологическое действие иАПФ преимущественно связано с блокадой образования АТ II. Кроме этого, происходит повышение содержания брадикинина, особенно в тканях. Как ингибирование образования АТ II, так и повышение содержания брадикинина сопряжены с благотворными эффектами иАПФ. Ингибиторы АПФ являются менее специфичными в блокаде АТ II по сравнению с блокаторами рецепторов к АТ1, однако они также оказывают профилактическое действие в отношении ССЗ вследствие повышения биодоступности брадикинина. Последнее как бы компенсирует неполную блокаду АТ II. С фармакологической точки зрения константа Михаэлиса для инактивации брадикинина и образования АТ II такова, что блокирование АПФ неизменно ведет к снижению содержания АТ II и повышению содержания брадикинина. В настоящее время для иАПФ характерны не только высокая эффективность при различных кардиоваскулярных заболеваниях - уменьшение заболеваемости и смертности при инфаркте миокарда (ИМ), сердечной недостаточности, ИБС, инсульте, сахарном диабете, диабетической и недиабетической нефропатии, но и благоприятный профиль безопасности и переносимости [204, 296].

Тиазидные (ТД) и тиазидоподобные диуретики (ТПД) действуют на кортикальный сегмент петли Генле и в начальной области дистальных канальцев, где у здоровых людей реабсорбируется до 5 - 8 %

отфильтрованного натрия. Они угнетают активность специального натриево-

36

хлорного транспортера и способствуют повышенному выведению ионов натрия, хлора, а также воды, ионов калия, магния. Использование малых дозировок ТД/ТПД (например, 12,5 - 25 мг/сут гидрохлортиазида или 1,5 мг/сут индапамида при лечении АГ) существенно уменьшает частоту и тяжесть побочных эффектов. Однако даже при таком лечебном режиме для ТД (реже - для ТПД) возможно развитие целого ряда осложнений, включающих гипокалиемию, гипомагниемию, гипонатриемию, гипохлоремию, гиперкальциемию, гиперурикемию, гиповолемию, гипергликемию, гипер- и дислипидемию (повышение плазменных уровней липопротеидов низкой плотности и триглицеридов), тошноту, головную боль, вялость, депрессию, а также снижение потенции у мужчин. ТПД индапамид появился в 1974г., в малых дозах, используемых для лечения АГ (0,625-2,5 мг/сут.) он оказывает вазодилатирующий эффект. Гипотензивное действие индапамида выражено больше, чем у других представителей этой группы. В дозе 2,5 мг/сут. он снижает систолическое АД в среднем на 9-33 мм рт.ст., а диастолическое - на 3-23 мм рт.ст. [57, 333]. В отличие от гидрохлоротиазида индапамид оказывает антигипертензивное действие у больных как с нормальной функцией почек, так и при различных стадиях почечной недостаточности. Наряду с этим индапамид вызывает регресс гипертрофии ЛЖ, улучшает качество жизни пациентов с АГ, оказывает минимальное влияние на содержание калия, мочевой кислоты, глюкозы, липидный профиль. Индапамид не нарушает чувствительности периферических тканей к инсулину и является безопасным препаратом для лечения АГ у пациентов с сахарным диабетом. В отличие от других тиазидных диуретиков индапамид оказывает минимальное влияние на уровни общего холестерина и триглицеридов.

Применение фиксированных комбинаций антигипертензивных препаратов в одной таблетке повышает приверженность больных к лечению. Пациентам с АД > 160/100 мм рт.ст., имеющим высокий и очень высокий

риск, полнодозовая комбинированная терапия может быть назначена на

37

старте лечения. У 15-20% пациентов комбинации двух препаратов не достаточно для контроля АД [71]. Среди фиксированных лекарственных форм эксперты выделяют комбинации препаратов, блокирующих активность РААС (иАПФ и др.) с антагонистами кальция или диуретиками [20, 166, 175, 180, 265]. Наряду с преимуществами применения фиксированных комбинаций существуют и некоторые недостатки. Например, врач не может варьировать дозы каждого входящего в комбинацию препарата, что затрудняет лечение, особенно при появлении побочных эффектов, четко связанных с одним из входящих в комбинацию компонентов [78]. Не изучалось влияние комбинации иАПФ и диуретика на целостный организм.

Таким образом, достаточно хорошо изучены как клиническая эффективность лизиноприла, небиволола и индапамида, так и их фармакологические свойства, а также экономическая значимость в предотвращении сердечно-сосудистых осложнений [138, 176, 211, 236, 309]. Известны редкие побочные эффекты этих медикаментов, возможные взаимодействия, признаки передозировки. Вместе с тем, мало исследований о влиянии этих препаратов на периферическое звено кровообращения [53, 74], недостаточно изучены тендерные особенности их действия, не разработаны объективные критерии для индивидуальной монотерапии, а также не предложены параметры, отражающие общерегуляторные влияния препаратов, которые могли бы определить сроки лечения в режиме монотерапии и оценить полноценность комбинированного применения этих препаратов. Остаются недостаточно изученными и некоторые особенности течения ГБ. В частности не проводилась комплексная сравнительная оценка особенностей регуляторно-адаптивного статуса у больных ГБ в зависимости от пола, массы тела, давности заболевания, состояния МЦР, включая функцию эндотелия. В то же время хорошо известны антропометрические, морфофункциональные и нейрогуморальные половые различия функционирования организма в целом, которые могут детерминировать

направленность сосудистых нарушений.

38

Похожие диссертационные работы по специальности «Физиология», 03.03.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Физиология», Бочарникова, Марина Ивановна

Выводы:

1. Пациенты с одинаковым клиническим статусом гипертонической болезни (II стадия 1-2 степень повышения АД) различаются по типу адаптационно -регуляторного статуса и могут быть разделены на 3 группы по преобладающему механизму регуляции, каждая из которых имеет 3 подгруппы по исходным значениям индекса регуляторно-адаптивного статуса.

2. Реакция регуляторно-адаптивных механизмов на медикаментозную антигипертензивную терапию препаратами с разным механизмом действия (кардиоселективным (3-адреноблокатором небивололом, иАПФ лизиноприлом, тиазидоподобным диуретиком индапамидом) зависит от исходного уровня регуляторно-адаптивного статуса, определяемого пробой СДС и вариантом вегетативного статсуса.

3. Наиболее адекватные изменения регуляторно-адаптивного статуса на фоне терапии небивалолом и лизиноприлом отмечаются у больных II стадией ГБ в случае исходного симпатикотонического типа регуляции, а скорость изменения зависит от уровня адаптации. Для больных с исходным парасимпатическим уровнем регуляции применение небиволола ухудшает регуляторно-адаптивный статус.

4. У пациентов с исходным парасимпатическим типом вегетативной регуляции наиболее рационально, с позиций коррекции регуляторно-адаптивного статуса применение индапамида.

5. Комбинированная терапия сопровождается наиболее выраженными положительными сдвигами как при симпатикотоническом варианте, так и парасимпатикотоническом.

6. Длительная моно и комбинированная антигипертензивная терапия приводит к преобладанию симпатикотонического, либо парасимпатикото-нического варианта вегетативной регуляциии, что требует динамического контроля за показателями СДС и ВРС с целью коррекции терапии.

Практическая значимость

• Учитывая, что у больных гипертонической болезнью II стадии коррекция артериального давления до целевых значений с помощью антигипертензивных препаратов с разным механизмом действия не отражает их влияния на общерегуляторный статус, всем пациентам наряду с традиционными исследованиями для выбора антигипертензивного препарата первого ряда целесообразно исследовать регуляторно-адаптивный статус.

• Выбор антигипертензивного препарата для монотерапии ГБ II стадии 1-2 степени повышения АД кроме известных критериев отмеченных в рекомендациях по лечению и диагностике АГ, может основываться на следующем:

- Р-адреблокаторы и иАПФ (небиволол и лизиноприл) в монотерапии показаны больным ГБ II стадии при исходном симпатикотоническом и смешанном вариантах вегетативного статуса при низком и умеренном уровне адаптации. Индапамид - при парасимпатикотоническом варианте.

- всем пациентам, принимающим монотерапию рационально исследовать показатели пробы сердечно-дыхательного синхронизма и вариабельности ритма сердца с периодичностью 3-6 месяцев для решения вопроса о необходимости коррекции влияния препарата на вегетативный статус.

- пациентам с высоким уровнем адаптации, а так же при смешанном варианте вегетативной регуляции показана комбинированная терапия на старте с контролем регуляторно-адаптивного статуса и вариабельности ритма сердца через 3-6 месяцев и возможным дополнительным назначением монотерапии.

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Бочарникова, Марина Ивановна, 2013 год

ЛИТЕРАТУРА

1. Абушкевич, В. Г. Проба сердечно-дыхательного синхронизма в оценке тяжести больных стенокардией / В. Г. Абушкевич, В. В. Макухин, В. В. Скибицкий, Л. В. Федунова, А. Г. Похотько // Кубан. науч. мед. вестн. -2000.-№ 2 (50).- С. 70-71.

2. Абушкевич, В. Г. Сопоставление динамики параметров сердечно-дыхательного синхронизма с динамикой уровня некоторых стресс-манифестных гормонов в плазме крови при психоэмоциональном стрессе // В. Г. Абушкевич, О. И. Рожнов, А. К. Шадрин [и др.] // Физиологические проблемы адаптации : сб. науч. ст. - Ставрополь, 2008. - С. 7-8.

3. Агеева, Н. В. Влияние тиазидных диуретиков на артериальное давление, реологию крови и жесткость сосудистой стенки у больных с АГ: результаты исследования РОНДО (Реологическое и ангиопротективное действие пролонгированного индапамида у больных с артериальной гипертонией) / Н. В. Агеева, Ф. Т. Агеев, Я. А. Орлова, Г. И. Хеймец, А. Н. Рогоза // Болезни сердца и сосудов. - 2008. - №1. - С. 54-59.

4. Агеев, Ф. Т. Возможности ультразвуковой допплеровской эхокардиогафии в оценке нарушений диастолической функции у больных с сердечной недостаточностью / Ф. Т. Агеев, В. Ю. Мареев, Ю. Н. Беленков [и др.] // Кардиология. - 1994. - № 12. - С. 12-17.

5. Агеев, Ф. Т. Диастолическая дисфункция как проявление ремоделирования сердца / Ф. Т. Агеев, А. Г. Овчинников // Сердечная недостаточность. - 2002. - Т. 3, №4 (14). - С. 190-195.

6. Агеев, Ф. Т. Распространённость артериальной гипертонии в европейской части Российской Федерации. Данные исследования ЭПОХА, 2003 / Ф. Т. Агеев, И. В. Фомин, Ю. В. Мареев [и др.] // Кардиология. - 2004. -№11. - С. 50-53.

7. Аникин, В. В. Вариабельность сердечного ритма при инфаркте миокарда у женщин / В. В. Аникин, Т. О. Николаева // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2011. - № 10(6), прил.1. - С. 18.

8. Аркадьева, Т. В. Особенности сердечно-дыхательного синхронизма у женщин с различным тонусом вегетативной нервной системы на этапе постановки онкологического диагноза / Т. В. Аркадьева, Н. А. Селян // Соврем, онкология. - 2003. - Т.5, № 2. - С. 77-79.

9. Арутюнов, Г. П. Коронарный атеросклероз. Новые данные для нового взгляда на вечную проблему // Сердце. - 2007. - Т. 4, № 1. - С.4 - 12.

10. Атаева, 3. Н. Применение микардиса в лечении артериальной гипертензии / 3. Н. Атаева, Н. К. Казанбиев, М. Т. Кудаев, А. 3. Магомедов, Д. А. Ахмедова, Р. К. Гусейнова, А. В. Османова // 17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2010. - С. 30-31.

11. Атарбаева, В. Ш. Антагонист кальция 8-амлодипин (асомекс) в лечении артериальной гипертонии /В. Ш. Атарбаева, Б. Б. Тобаяхова, Б. А. Мусаева, А. А. Телибаева, В. Б. Ткаченко, Г. К. Каусова //17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2010. - С. 31.

12. Афаунов, Р. X. Антигипертензивная активность и влияние на ремоделирование сердца длительной терапии Ренитеком /Ко-Ренитеком по данным исследования 1Ш-003 / Р. X. Афаунов, А. Н. Крутиков, И. С. Кириенков // Артериал. гипертензия. - 2002. - № 8. - С. 118-123.

13. В-АБунц, И. В. Азбука вариабельности сердечного ритма / И. В. В-АБунц, Э. М. Мириджанян, Ю. А. Машаех. - Ставрополь, 2002. - 152с.

14. Баевский, Р. М. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе / Р. М. Баевский, О. И. Кириллов, С. 3. Клецкин. - М. : Наука, 1984.-221с.

15. Беленков, Ю. Н. Клинические и сосудистые эффекты комбинации ингибитора ангиотензинпревращающего фермента эналаприла и тиазидоподобного диуретика индапамида у амбулаторных больных с артериальной гипертонией: результаты многоцентрового исследования ПОЭМА / Ю. Н. Беленков [и др.] // Терапевт, арх. - 2007. - № 7. - С. 33 - 38.

16. Беленков, Ю. Н. От имени рабочей группы исследования

ЭПИГРАФ. Эналаприл плюс индапамид в лечении стабильной артериальной

141

гипертонии: оценка эффективности и безопасности рациональной комбинированной фармакотерапии (Эпиграф). Первые результаты Российского многоцентрового исследования / Ю. Н. Беленков, В. Ю. Мареев // Сердце. - 2003. - Т. 2, № 4. - С. 159-164.

17. Беленков, Ю. Н. От имени рабочей группы исследования ЭПИГРАФ. Эналаприл плюс индапамид в лечении стабильной артериальной гипертонии: оценка эффективности и безопасности рациональной комбинированной фармакотерапии (Эпиграф). Первые результаты Российского многоцентрового исследования / Ю. Н. Беленков, В. Ю. Мареев // Сердце. - 2005. - Т.2, № 4. - С. 3-7.

18. Беленков, Ю. Н. Эналаприл плюс индапамид в лечении АГ: оценка эффективности и безопасности рациональной фармакотерапии. Применение нефиксированной комбинации Эналаприла и Индапамида (Энзикс). Дизайн и основные результаты исследования ЭПИГРАФ-2 // Сердце. - 2005. - Т. 4, № 5.-С. 277-286.

19. Беленков, Ю. Н. Многоцентровое рандомизированное открытое исследование по изучению эффективности изменения образа жизни и терапии ингибитором АПФ (квинаприлом) у больных ожирением и артериальной гипертонией (ЭКО) / Ю. Н. Беленков, И. Е. Чазова, В. Б. Мычка // Артериал. гипертензии. - 2003. - Т. 9, №6. - С. 196-199.

20. Бойцов, С. А. Изучение патогенеза гипертонической болезни продолжается // Терапевт, арх. - 2006. - № 9. - С.5-12.

21. Бойцов, С. А. Структура факторов риска, поражений органов-мишений и метаболических изменений у больных артериальной гипертензией в различных возрастных группах / С. А. Бойцов, А. М. Уринский, Р. Л. Кузнецов [и др.] // Кардиология - 2009. - Т.49, №4. - С. 19-24.

22. Бокерия, Л. А. Сердечно-сосудистые заболевания в поликлинической практике врачей терапевтов и кардиологов / Л. А. Бокерия, И. И. Ступаков, И. В. Самородская [и др.] // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2008. - Т.7, № 5. - С. 4 -10.

23. Борисова, И. И. Параметры сердечно-дыхательного синхронизма у людей с различными типами высшей нервной деятельности / И. И. Борисова,

A. Г. Похотько, Е. А. Малигонов // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2. - С. 49-50.

24. Бочарова, С. В. Влияние ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента на параметры сердечно-дыхательного синхронизма у больных гипертонической болезнью // Кубан. науч. мед. вестн. - 2003. - № 4-5 (65 -66). - С. 20-22.

25. Бочарова, С. В. Изменение параметров сердечно-дыхательного синхронизма у больных гипертонической болезнью под влиянием диротона и атенолола // Кубан. науч. мед. вестн. - 2003. - № 4-5 (65 - 66). - С. 17-19.

26. Бочарова, С. В. Сердечно-дыхательный синхронизм при артериальной гипертонии / С. В. Бочарова, О. Г. Компаниец // Кубан. науч. мед. вестн. -' 2002. - №2-3 (59 - 60). - С. 37-40.

27. Бранько, В. В. Применение метода лазерной допплеровской флоуметрии в кардиологии / В. В. Бранько, В. Д. Вахляев, JI. С. Камшилина,

B. И. Маколкин // Рос. мед. журн. - 1998. - № 3. - С. 34-38.

28. Бритов, А. Н. Заместительная гормональная терапия в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний у женщин с артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца / А. Н. Бритов, М. М. Быстрова // Consilium medicum. - 2002. -Экстравыпуск.- С. 7-10.

29. Булатов, В. А. Артериальная гипертония и ишемическая болезнь сердца в рамках сердечно-сосудистого континуума / В. А. Булатов, JI. Г. Можарова, В. И. Подзолков, Ю. В. Хомицкая // Рус. мед. журн. - 2003. - № 28. -С. 1568-1576.

30. Быстрова, М. М. Заместительная гормонотерапия у женщин с артериальной гипертонией в пери- и постменопаузе: гемодинамические эффекты / М. М. Быстрова, А. Н. Бритов, В. М. Горбунов [и др.] // Терапевт, арх. - 2001. - Т. 73, № 10. - С. 33-38.

31. Быстрова, М. М. Артериальная гипертония у женщин в постменопаузе / М. М. Быстрова, А. Н. Бритов // Кардиология. - 1999. - Т. 39, № 5. - С. 72-80.

32. Вариабельность сердечного ритма. Стандарты измерения, физиологической интерпретации и клинического использования. Рабочая группа Европейского Кардиологического Общества и Северо-Американского общества стимуляции и электрофизиологии // Вестн. аритмологии. - 1999. -№ 11.-С. 53-78.

33. Верткин, A. JI. Тендерные подходы к лечению сердечно-сосудистой патологии: мужчина в центре внимания / А. Л. Верткин, Е. Н. Аринина, Е. С. Колосова, М. Н. Уряднова, О. Ю. Аристархова // РМЖ. Болевой синдром. -2008. - Спец. вып. - С. 17-20.

34. Волкова, Н. Н. Роль артериальной гипертензии в развитии дилатации левого предсердия / Н. Н. Волкова, О. М. Драпкина // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2006. - Т.5, № 6. - С. 73-74.

35. Воробьёва, Е. Н. Роль дисфункции эндотелия в патогенезе атеросклероза / Е. Н. Воробьёва, Г. И. Шумахер, И. В. Осипова, М. А. Хорева, Р. И. Воробьёв // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2006. - Т.5, № 6. - С.129-135.

36. Гельцер, Б. И. Суточный профиль артериального давления и его взаимосвязь с вегетативной регуляцией сердца при изолированной систолической и систоло-диастолической артериальной гипертензии у пожилых // Кардиология. - 2001. -№ 4. - С. 55-56.

37. Гланц, С. Медико-биологическая статистика. - М. : Практика, 1999. -

459с.

38. Глезер, М. Г. Арифон ретард в лечении женщин с артериальной гипертонией. Результаты эпидемиологического исследования АФИНА / М. Г. Глезер, Р. Т. Сайгитов // Consilium Medicum. - 2009. - № 1. - С. 21-29.

39. Гогин, Е. Л. Гипертоническая болезнь и ассоциированные болезни системы кровообращения: основы патогенеза, диагностика и выбор лечения. - А1 : Ньюдиамед, 2006.

40. Горшунова, Н. К. Эндотелий протективное действие лизиноприла при артериальной гипертонии у больных старшего возраста / Н. К. Горшунова, Н. И. Соболева //17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. -М., 2010. - С. 37.

41. Горьковой, А. В. Сердечно-дыхательный синхронизм у больных дуоденальной язвой с наличием болевого синдрома до и после противоязвенного лечения // Кубан. науч. мед. вестн. - 2003. - № 2-3 (62-63). -С. 101 - 102.

42. Грачёв, А. В. Масса миокарда левого желудочка, его функциональное состояние и диастолическая функция сердца у больных артериальной гипертонией при различных эхокардиографических типах геометрии левого желудочка сердца / А. В. Грачёв, А. А. Аляви, Г. У. Ниязова, С. Б. Мостовщиков // Кардиология. - 2000. -№3.-С.31-38.

43. Гуревич, М. В. Регуляция вариабельности ритма сердца как побочный эффект лекарственных средств / М. В. Гуревич, К. Г. Гуревич, Е. Г. Лобанова // Фарматека. - 2001. - Т. 7, № 49. - С.52-57.

44. Гурская, Э. В. Динамика адаптации военнослужащих по призыву к условиям военного труда в зависимости от исходного уровня тревожности // Кубан. науч. мед. вестн. - 2006. - № 9 (90). - С. 52 - 54.

45. Гурская, Э. В. Сердечно-дыхательный синхронизм в оценке регуляторно-адаптационных возможностей организма военнослужащих к военному труду / Э. В. Гурская, А. Г. Похотько // Кубан. науч. мед. вестн. -2006. № 9 (90). - С. 48-51.

46. Джаиани, Н. А. Комбинированная антигипертензивная фармакотерапия: что мы можем сделать для контроля артериального давления / Н. А. Джаиани, И. В. Жиров // Рус. мед. журн. - 2005. -Т. 13, №11. -С. 741-747.

47. Евсевьева, М. Е. Особенности липидното спектра крови и наследственная отягощенность по сердечно-сосудистым заболеваниям у лиц молодого возраста в зависимости от уровня здоровья / М. Е. Евсевьева, Э. М. Мириджанян, И. В. В-АБунц // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. -2005.-Т. 2, № 6 - С. 77-81.

48. Елисеева, Л. Н. Некоторые особенности нарушения системы микроциркуляции у больных гипертонической болезнью при ожирении / Л. Н. Елисеева, М. И. Бочарникова, А. С. Адамчик, Н. А. Самородская, Аль-Кухали Нассер Али Саллех. // Кубан. науч. мед. вестн. - 2012. - № 1 (130). -С. 41-45.

49. Елисеева, Л. Н. Опыт клинического применения ретардной формы индапамида в лечении гипертонической болезни / Л. Н. Елисеева, 3. А. Баете, М. И. Бочарникова, 3. А. Авакимян, Л. В. Савенко // Кубан. науч. мед. вестн. -2004.-№ 1 (68).-С. 22-25.

50. Елисеева, Л. Н. Тендерные аспекты нарушений периферического кровотока у больных гипертонической болезнью / Л. Н. Елисеева, М. И. Бочарникова, А. Ю. Бледнова, Н. А. Самородская, Аль-Кухали Нассер Али Саллех. // Проблемы женского здоровья. - 2011. - Т. 6, № 3. - С. 37-43.

51. Елисеева, Л. Н. Особенности выявления неалкогольной жировой болезни печени в клинической практике / Л. Н. Елисеева, Т. М. Будашова, Т. Ю. Долганова, М. И. Бочарникова // Рос. мед. вести. - 2009. - Т. 14, №1. - С. 31-37.

52. Елисеева, Л. Н. Микродинамические эффекты индапамида у больных гипертонической болезнью / Л. Н. Елисеева, 3. А. Баете, С. П. Оранский [и др.] // Рос. кардиол. журн. - 2005. - № 3(53). - С. 63-66.

53. Елисеева, Л. Н. Особенности микрогемодинамических эффектов эналаприла у больных гипертонической болезнью / Л. Н. Елисеева, 3. А. Баете, С. П. Оранский, А. Ю. Бледнова, 3. А. Авакимян // Рос. кардиол. журн. -2005. -№ 5. - С. 60-64.

54. Елисеева, Л. Н. Гемодинамические критерии дифференцированного назначения козаара / Л. Н. Елисеева, А. Ю. Бледнова, 3. А. Авакимян, А. М. Ткаченко, Т. А. Орлова // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 1. - С. 20-22.

55. Ерёмина, Ю. Н. Влияние современных антигипертензивных препаратов на микропротеинурию / Ю. Н. Ерёмина, М. В. Леонова, Ю. Б. Белоусов [и др.] // Фарматека. -2003. - № 12. - С. 101-108.

56. Ермошенко, Б. Г. Сердечно-дыхательный синхронизм в оценке тяжести климактерического синдрома / Б. Г. Ермошенко, В. А. Новикова, Л. А. Капулова // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. -Т. 50, № 2. - С. 65 - 67.

57. Житникова, Л. М. Комбинированная терапия артериальной гипертонии: эффективно и удобно // Рус. мед. журн. - 2011. - Т. 19, № 2. - С. 1-6.

58. Жмаренецкая Е. В. Микроциркуляция и влияние на нее некоторых гипотензивных препоратов при артериальной гипертонии : автореф. дис. ... канд. мед. наук. - М., 2007. - 22 с.

59. Завадкин, А. В. Динамика желудочковой эктопической активности, ишемических проявлений и показателей вариабельности ритма сердца у больных сердечной недостаточностью при лечении эднитом / А. В. Завадкин, Н. С. Степанова // 7 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2000. - С. 38.

60. Задионченко, В. С. Дисфункция эндотелия и артериальная гипертензия: терапевтические возможности / В. С. Задионченко, Т. В. Адашев, А. П. Сандомирская // Рус. мед. журн. - 2002. - Т. 17, № 3. - С 8-12.

61. Заключение экспертов Европейского общества кардиологов по применению ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента при сердечно-сосудистых заболеваниях, Рабочая группа по ингибиторам АПФ Европейского общества кардиологов // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. - 2005. - № 1. - С. 1-20.

62. Затейщиков, Д. А. Функциональное состояние эндотелия у больных

артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца / Д. А. Затейщиков,

147

Л. О. Минушкина, О. Ю. Кудряшова [и др.] // Кардиология. - 2000. - Т. 40, № 2. -С. 14-17.

63. Здоровье населения и здравоохранение Краснодарского края в 2009 году : сб. материалов / под общ. ред. Е. Н. Редько, Н. В. Босак, С. Н. Стриханова, М. А. Вартазарян. - Краснодар, 2010. - 64с.

64. Зимин, Ю. В. Артериальная гипертония при сахарном диабете: особенности патогенеза и лечения // Терапевт, арх. - 1998. - №10. - С. 15-20.

65. Ибатов, А. Д. Лоразепам (лорафен) улучшает показатели вариабельности ритма сердца у больных ишемической болезнью сердца / А. Д. Ибатов, Е. В. Кузнецова, М. В. Черкасова, Н. В. Ким //13 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2000. - С.294.

66. Иванов, Г. Г. Вариабельность сердечного ритма // Современная электрокардиография: новые возможности и области применения в клинике. - М. - 2000. - С. 24-27.

67. Иванова, О. В. Определение чувствительности плечевой артерии к напряжению сдвига на эндотелии как метод оценки состояния эндотелийзависимой вазодилатации с помощью ультразвука высокого разрешения у больных с артериальной гипертензией / О. В. Иванова, А. Н. Рогозова, Т. В. Балахонова // Кардиология. - 1998. - Т. 38, №3. - С. 37-41.

68. Иваненко, В. В. Влияние индапамида ретард на процессы сердечнососудистого ремоделирования у пациентов с артериальной гипертонией / В. В. Иваненко, Н. В. Семёнова, Н. В. Рязанцева [и др.] // Артериал. гипертензия. - 2003. - Т 9, №5. - С. 167-171.

69. Казначеев, В. П. Донозологическая диагностика в практике массовых обследований населения / В. П. Казначеев, Р. М. Баевский, А. П. Берсенева. - Л. : Медицина. - 1980. - 208с.

70. Карманова, И. В. Параметры суточного мониторирования артериального давления у пациентов пожилого возраста при гипертонической болезни / И. В. Карманова, А. И. Белоусов, Е. Р. Шахнис, И. А. Задорожная // 17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2010. - С 58.

71. Карпов, Ю. А. Новые рекомендации по артериальной гипертензии РМОАГ/ВНОК 2010т : вопросы комбинированной терапии // Рус. мед. журн. -2010. -Т.18, № 22. - С. 1290-1297.

72. Карпов, Ю. А. Исследование ПРЕМЬЕРА: достижение целевого уровня артериального давления - успех в лечении ишемической болезни сердца / Ю. А. Карпов, С. А. Шальнова, А. Д. Деев // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2006. - Т.5, № 6. - С. 53-60.

73. Карпов, Ю. А. Престариум у больных с артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца (или факторами риска) - безопасное достижение целевого уровня артериального давления (ПРЕМЬЕРА): результаты клинического этапа национальной программы / Ю. А. Карпов, С. А. Шальнова, А. Д. Деев // Кардиология. - 2006. - Т. 46, № 6. - С. 21-27.

74. Кириченко, А. А. Лечение гипертонической болезни у женщин в постменопаузе // Практикующий врач. - 2003. - №1. - С.5-10.

75. Кириченко, Л. Л. Состояние микроциркуляции у больных артериальной гипертонией на фоне применения ß-адреноблокаторов / Л. Л. Кириченко, О. В. Вострякова, Ю. А. В-АБич, Н. В. Бурляй, Ж. И. Вишева, А. П. Королёв, О. Б. Головкова // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. -2006.-Т. 5, № 6. - С.27-31.

76. Кирячков, Ю. Ю. Компьютерный анализ вариабельности сердечного ритма: методики, интерпретация, клиническое применение / Ю. Ю. Кирячков., Я. М. Хмелевский, Е. В. Воронцова // Анестезиология и реаниматология. - 2000. - № 2. - С. 56-62.

77. Киселёв, А. Р. Сравнение динамики показателей вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы на фоне лечения эналаприлом и метопрололом у больных артериальной гипертонией / А. Р. Киселёв, А. С. Караваев, В. И. Гриднев, О. М. Посненкова, В. А. Шварц, В. И. Пономаренко, М. Д. Прохоров, Б. П. Безручко // Саратов, науч.-мед. журн. - 2010. - Т 1, № 6. -С. 61-72.

78. Кобалава, Ж. Д. Комбинированная антигипертензивная терапия первой линии как стратегия успешного контроля артериальной гипертонии / Ж. Д. Кобалава, М. А. Ефремовцева // Кардиология. - 2005. - № 8. - С. 54-58.

79. Кобалава, Ж. Д. Суточное мониторирование артериального давления : методические аспекты и клиническое значение / Ж. Д. Кобалава, Ю. В. Котовская ; под ред. проф. В. С. Моисеева. - М.,1999. - 234с.

80. Кобалава Ж.Д., Котовская Ю.В. Мониторирования артериального давления : методические аспекты и клиническое значение / Ж. Д. Кобалава, Ю. В. Котовская ; под ред. проф. В. С. Моисеева. - М. : Сервье, 1999.

81. Кобалава, Ж. Д. Лечение и обследование пожилых больных с артериальной гипертонией: представления врачей и реальная практика (по данным Рос. науч.-практ. программы АРГУС) / Ж. Д. Кобалава, Ю. В. Котовская, Л. А. Слизкова, В. С. Моисеев // Артериал. гипертензия. - 2002. -№8.-С. 165-168.

82. Кобалава, Ж. Д. Высокое систолическое давление: акцент на эластические свойства артерий / Ж. Д. Кобалава, Ю. В. Котовская, В. В. Маркова, С. В. Виллевальде // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. -2006.-№ 6.-С. 10-16.

83. Козлов, В. И. Метод лазерной допплеровской флоуметрии : пособие для врачей / В. И. Козлов, Э. С. Мач, Ф. Б. Литвин, О. А. Терман, В. В. Сидоров. - М., 2001. - 21 с.

84. Козлов, В. И. Инструкция по применению лазерного анализатора капиллярного кровотока ЛАКК-01 / В. И. Козлов, Э. С. Мач, В. В. Сидоров. -М., 2002. - 40 с.

85. Козлов, В. И. Гистофизиология системы микроциркуляции // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. - 2003. - Т. 2, №4. - С. 7985.

86. Козлов, В. И. Система микроциркуляции крови : клинико-морфологические аспекты изучения // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. - 2006. - Т. 5, № 1. - С. 84-101.

87. Компаниец, О. Г. Влияние коринфара-ретарда на временные и спектральные показатели вариабельности ритма сердца у пациентов с артериальной гипертензией // Кубан. науч. мед. вестн. - 2007. - № 1-2. - С.79-81.

88. Компаниец, О. Г. Регуляторно-адаптивные возможности и гемодинамика пациентов с гипертонической болезнью на фоне прямой ингибиции ренина //17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. -М., 2010.-С 63.

89. Компаниец, О. Г. Сравнительный анализ адаптивности у нормотоников и пациентов с гипертонической болезнью при достижении целевых значений артериального давления // Ремедиум : журн. о рынке лекарств и мед. технике. - 2011. - № 4. - 129 с.

90. Компаниец, О. Г. Блокатор рецепторов к ангиотензину II в обеспечении артериальной нормотензии, адаптивности и комплаентности у пациентов с гипертонической болезнью / О. Г. Компаниец, В. М. Покровский // Системные гипертензии. -2010. - № 4. - С. 9-13.

91. Компаниец, О. Г. Сердечно-дыхательный синхронизм на фоне ингибиции ренин-ангиотензиновой системы лизиноприлом [Электронный ресурс] / О. Г. Компаниец, В. М. Покровский, Н. М. Захарова // Биомед. журнал Medline.ru. - 2010. - Т. 11. - С. 424 - 431. - Режим доступа : http://www.medline.ru/public/art/toml 1/

92. Конради, А. О. Комбинированная терапия «на старте» лечения артериальной гипертензии. Расширение показаний. // Артериал. гипертензия. -2009. -Т. 15, № 1. - С. 46-49.

93. Конради, А. О. Центральная, периферическая и почечная гемодинамика у больных гипертонической болезнью на фоне длительной монотерапии эналаприлом и комбинации с гидрохлортиазидом (по данным исследования 1Ш-003) / А. О. Конради, Р. X. Афаунов, О. В. Мамонтов, А. А. Пушкарёв, А. Н. Крутиков, И. Ю. Ефремова, Е. В. Шляхто // Артериал. гипертензия. - 2004. - Т. 1, № 10. - С. 67-73.

94. Коркушко, А. В. Циркадные ритмы кардиореспираторной системы при старении / А. В. Коркушко, А. В. Писарук, Н. Д. Чеботаров // Клинич. геронтология. - 2000. - №7-8. - С. 6-12.

95. Красивская, И. Г. Проба сердечно-дыхательного синхронизма в оценке тяжести состояния и степени реабилитации больных ИБС, перенесших инфаркт миокарда // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2 (50). -С. 68 -70.

96. Крупаткин, А. И. Лазерная допплеровская флоуметрия микроциркуляции крови / А. И. Крупаткин, В. В. Сидоров. - М. : Медицина. -2005. - С. 49-79.

97. Кудряшов, О. Ю. Возможная роль эстрогенов в профилактике и лечении атеросклероза у женщин после наступления менопаузы / О. Ю. Кудряшова, Д. А. Затейщиков, Б. А. Сидоренко // Кардиология. - 1998. - № 4. -С. 51-58.

98. Куприянов, В. В. Микродиркуляторное русло / В. В. Куприянов, Я. Л. Караганов, В. И. Козлов. - М. : Медицина, 1975. - 216 с.

99. Куценко, А. Г. Проба сердечно-дыхательного синхронизма в оценке психопрофилактики в адаптации к зубным протезам у лиц с частичным отсутствием зубов // Кубан. науч. мед. вестн. - 2006. - № 9 (90). - С. 63 -65.

100. Куценко, И. И. Динамика параметров сердечно-дыхательного синхронизма в разные фазы менструального цикла / И. И. Куценко, Е. Г. Чернобай // Кубан. науч. мед. вестн. - 2002. - № 1. - С. 12 - 19.

101. Лазерная допплеровская флоуметрия микроциркуляции крови : рук. для врачей / под ред. А. И. Крупаткина, В. В. Сидорова. - М. : Медицина. - 2005. - 256 с.

102. Леонова, М. В. Изучение нежелательных лекарственных реакций антигипертензивных средств в клинической практике / М. В. Леонова, Ю. Б. Белоусов, А. А. Галицкий, В. Ю. Амагзаева, Н. Н. Бурделова, А. С. Леонов // Фарматека. -2010. - № 18. - С. 67-73.

103. Леонова, М. В. Анализ фармакотерапии артериальной гипертензии по результатам исследования ПИФАГОР III / М. В. Леонова, Ю. Б. Белоусов, Л. Л. Штейнберг, А. А. Галицкий, Д. Ю. Белоусов // Фарматека. - 2010. - № 13.-С. 87-92.

104. Леонова, М. В. Результаты фармакоэпидемиологического исследования артериальной гипертонии ПИФАГОР III / М. В. Леонова, Д. Ю. Белоусов, Л. Л. Штейнберг, А. А. Галицкий, Ю.Б. Белоусов // Системные гипертензии. Кардиология. - 2010. - №1. - С. 8-15.

105. Ложникова, Л. Е. Параметры сердечно -дыхательного синхронизма у психически больных и у лиц с пограничными формами психических расстройств / Л. Е. Ложникова, В. Г. Абушкевич // Кубан. науч. мед. вестн. -2000. - № 2. - С. 67 - 68.

106. Майчук, Е. Ю. Особенности формирования артериальной гипертензии у женщин в постменопаузе / Е. Ю. Майчук, С. В. Юренева, И. В. Печёнкина, А. И. Мартынов // Рус. мед. журн. - 2003. - Т. 11, - № 9. - С. 507511.

107. Маколкин, В. И. Микроциркуляция в кардиологии. - М. : Визарт, 2004. - 247с.

108. Маколкин, В. И. Микроциркуляция и поражение органов-мишеней при артериальной гипертонии // Кардиология. - 2006. - №2. - С. 83-85.

109. Маколкин, В. И. Метод лазерной допплеровской флоуметрии в кардиологии / В. И. Маколкин, В. В. Бранько, Э. А. Богданова. - М., 1999. -48с.

110. Маколкин, В. И. Микроциркуляция в кардиологии / В. И. Маколкин, В. И. Подзолков, В. В. Бранько, В. В. Самойленко. - М. : Визарт, -2004. -136с.

111. Маколкин, В. И. Состояние микроциркуляции при гипертонической болезни / В. И. Маколкин, В. И. Подзолков, В. И. Павлов, В. В. Самойленко // Кардиология. - 2003. - № 5. - С. 60-67.

112. Максютова, JI. Ф. Оценка влияния рениприла ГТ на показатели систолической и диастолической функции левого желудочка у больных артериальной гипертензией / Л. Ф. Максютова, С. С. Максютова, Р. М. Фазлыева, С. Я. Папкова, А. Ф. Максютова, Е .Г. Парасюк, Н. А. Кудашева // 17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2010. - С. 78.

113. Макухин, В. В. Сердечно-дыхательный синхронизм у больных стенокардией. Интеграция механизмов регуляции висцеральных функций / В. В. Макухин, В. Г. Абушкевич. - Майкоп, 1996. - 50 с.

114. Манухин, И. Б. Комбинированная низкодозовая антигипертензивная терапия у беременных с артериальной гипертонией и гестозом / И. Б. Манухин, Е. В. Маркова, Л. И. Маркова, Р. И. Стрюк // Кардиология. - 2012. - №1. - С 32- 38.

115. Медведева, Н. А. Изучение влияния КАРДОСА на баро-рефлекс середчно-сосудистой системы у гипертензивных крыс линии SHR / Н. А. Медведева, М. М. Артемьева, М. В. Бородавкина, И. А. Хейфец, Ю. Л. Дугина, С. А. Сергеева, О. И. Эпштейн //13 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2006. - С. 210.

116. Метелица, В. И. Справочник по клинической фармакологии сердечно-сосудистых лекарственных средств. - Изд. 2-е, перераб. и доп. - М. : БИНОМ ; СПб.: Невский диалект. - 2002,- 926с.

117. Михайлов, В. М. Вариабельность ритма сердца. Опыт практического применения. - Иваново : Изд-во Иванов, гос. мед. акад., 2000. -200 с.

118. Михайлов, В. М. Вариабельность ритма сердца: опыт практического применения метода. - Иваново : Изд-во Иванов, гос. мед. акад., 2002. - 288 с.

119. Мясников, А. Л. Гипертоническая болезнь и атеросклероз. - М. : Медицина, 1965. -С. 215.

120. Мясоедова, Е. Е. Тендерные особенности развития гипертрофии

левого желудочка у больных гипертонической болезнью : материалы Всерос.

154

конф. / Е. Е. Мясоедова, С. Е. Мясоедова, Т. М. Ндоуми // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2008, Т.7, №4, прил. 2. - С. 10-11.

121. Назаренко, Н. В. Особенности артериальной гипертензии и обмен катехоламинов у больных с патологическим климаксом / Н. В. Назаренко, Р. С. Туева// Сб. науч. тр. Пермского мед. ин-та. - Пермь, 1983. - Т. 140. - С.43-45.

122. Национальные рекомендации по ведению пациентов с сосудистой артериальной патологией (Российский согласительный документ). Ч. 1. Периферические артерии. - М. : Изд-во НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, 2010.-176 с

123. Небиеридзе, Д. В. Возможности ингибиторов АПФ в клинической практике: всё ли о них известно? / Д. В. Небиеридзе, А. С. Сафарян // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. - 2010. - Т. 6, № 4. - С. 528531.

124. Недогода, С. В. Скорость распространения пульсовой волны как фактор риска развития сердечно-сосудистых осложнений и мишень для фармакотерапии // Фарматека. - 2010. - № 8. - С. 18-26.

125. Недогода, С. В. Возможности коррекции Равелом СР факторов риска при артериальной гипертензии на фоне ожирения / С. В. Недогода, И. Н. Барыкина, У. А. Брель [и др.] // Системные гипертензии. - 2007. - №1. - С. 14-18.

126. Недогода, С. В. Возможности терапевта в коррекции когнитивных нарушений при артериальной гипертензии / С. В. Недогода, М. Е. Стаценко // Фарматека. - 2010. -№ 10. - С. 21-27.

127. Никитин, А. В. Эффективность применения ретардной формы индапамида у больных среднего и пожилого возраста с изолированной систолической артериальной гипертензией / А. В. Никитин, Е. А. Титей // Фарматека. - 2010. - № 8. - С. 78-82.

128. Никифоров, В. С. Продольная функция и ремоделирование миокарда у больных с постинфарктным кардиосклерозом и влияние на них

ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента / В. С. Никифоров, А. С. Свистов // Кардиология СНГ. - 2004. - Т.Н, № 2.- С. 114-121.

129. Николаев, К. Ю. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента: уменьшение ремоделирования сердца и улучшение функции эндотелия у пациентов с артериальной гипертензией / К. Ю. Николаев, Г. И. Лифшиц, А. А. Николаева, И. М. Гичева // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. -2006. - № 4. - С. 12-17.

130. Нихаева, О. А. Оценка функциональной эффективности реконструктивных операций на сосудах головного мозга // Кубан. науч. мед. вестн. - 2003. - № 4 (65-66). - С. 69-75.

131. Оганов, Р. Г. Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний: возможности практического здравоохранения // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2002. - №1. - С.5-9.

132. Оганов, Р. Г. Развитие профилактической кардиологии в России // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2004. - Т.З, № 3, ч. 1. - С.10-14.

133. Оганов, Р. Г. Смертность от сердечно-сосудистых и других хронических неинфекционных заболеваний среди трудоспособного населения России / Р. Г. Оганов, Г. Я. Масленникова // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2002. - № 3. - С. 4 - 8.

134. Оганов, Р. Г. Профилактика сердечно-сосудистых и других неинфекционных заболеваний - основа улучшения демографической ситуации в России / Р. Г. Оганов, Г. Я. Масленникова // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2005. - Т.З, №1. - С. 4-9.

135. Оганов, Р. Г. Эффективность антигипертензивной терапии у мужчин и женщин в исследовании ЭТНА / Р. Г. Оганов, Ю. П. Никитин, С. Ю. Марцевич [и др.] // СопзШит-тесЦсит. - 2007. - № 11. - С. 35-38.

136. Ощепкова, Е. В. С-реактивный белок и суточный профиль артериального давления у больных с гипертонической болезнью / Е. В. Ощепкова, В. А. Дмитриев, В. Н. Титов, А. Н. Рогоза // 13 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2006. - С. 242.

137. Острижная, Н. Г. Особенности параметров СДС у женщин при первичном обращении к врачу онкологу с патологией молочных желез // Кубан. науч. мед. вестн. - 2002. - № 2-3 (59-60). - С.6 - 10.

138. Остроумова, О. Д. Лечение артериальной гипертензии: сравнение клинической и экономической эффективности оригинальных и генерических препаратов / О. Д. Остроумова, О. В. Бондарец, Е. Г. Шорикова // Системные гипертензии. - 2008. -№ 4. - С. 236-238.

139. Остроумова, О. Д. Артериальная гипертония у пожилых и состояние высших психических функций. Возможности антигипертензивной терапии Арифоном ретард в профилактике деменции / О. Д. Остроумова, Н.К. Корсакова Н. А. , Варако // Системные гипертензии. - 2009. - №4. - С 63 -66.

140. Пенжоян, Г. А. Проба сердечно-дыхательного синхронизма в оценке тяжести гестоза. Формирование сердечно-дыхательного синхронизма в зависимости от вида раздражителя при циклических изменениях функционального состояния женского организма / Г. А. Пенжоян, С. Ч. Мезужок, А. А. Таймасукова, С. В. Полищук // Кубан. науч. мед. вестн. -2006. - № 9 (90). - С. 46 -47.

141. Подзолков, В. И. Нарушения микроциркуляции при артериальной гипертензии: причина, следствие или еще один «порочный круг»? / В. И. Подзолков, В. А. Булатов // Сердце. - 2005. -Т. 21, №3. - С. 132-137.

142. Подзолков, В. И. Лечение артериальной гипертонии и ИБС: две болезни единый подход / В. И. Подзолков, В. А. Булатов, Л. Г. Можарова, Ю. В. Хомицкая // РМЖ. - 2003. - Т. 11, №8.-С. 12-18.

143. Покровский, В. М. Сердечно-дыхательный синхронизм в оценке регуляторно-адаптивных возможностей организма. - Краснодар : Кубань-Книга, 2010. - 244 с.

144. Покровский, В. М. Система для определения сердечно-дыхательного синхронизма у человека / В. М. Покровский, В. В. Пономарёв,

В. В. Артюшков, Е. В. Фомина, С. Ф. Гриценко, С. В. Полищук // Патент на

157

полезную модель № 86860 Зарегистрировано в Госреестре полезных моделей РФ 20 сентября 2009 года.

145. Покровский, В. М. Сердечно-дыхательный синхронизм как критерий оценки функционального состояния организма юных спортсменов / В. М. Покровский, Г. Д. Алексанянц, В. Г. Абушкевич // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2 (50). - С.56 - 59.

146. Покровский, В. М. Концепция формирования ритма сердца в центральной нервной системе (концепция центрального ритмогенеза) // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2 (50).- С. 20-25.

147. Покровский, В. М. Сердечно -дыхательный синхронизм у человека / В. М. Покровский, В. Г. Абушкевич, И. И. Борисова // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - №2(50). - С. 42 -47.

148. Покровский, В. М. Сравнительный анализ влияния симпатолитиков с различным механизмом адреноблокирующего действия на компоненты вагусного хронотропного эффекта / В. М. Покровский, О. Г. Компаниец, В. В. Макухин // Вестн. аритмологии. - 2000. - № 15. - Реф. 575.

149. Покровский, В. М. Влияние уровня артериального давления на регуляторно-адаптивный статус / В. М. Покровский, О. Г. Компаниец // Физиология человека. - 2012. -Т 38, № 5. - С. 102-106.

150. Покровский, В. М. Сердечно-дыхательный синхронизм у человека / В. М. Покровский, В. Г. Абушкевич, И. И. Борисова, Е. Г. Потягайло [и др.] // Физиология человека. - 2002. - Т. 28, № 6. - С. 100 -103.

151. Покровский, В. М. Формирование ритма сердца в организме человека и животных.- Краснодар : Кубань-Книга, 2007. - 144 с.

152. Покровский, В. М. Сердечно-дыхательный синхронизм в оценке регуляторно-адаптивных возможностей организма. - Краснодар : Краснодарские известия. - 2010. - 244 с.

153. Покровский, В. М. Сердечно-дыхательный синхронизм: выявление у человека, зависимость от свойств нервной системы и функциональных

состояний организма / В. M. Покровский, В. Г. Абушкевич, Е. Г. Потягайло,

A. Г. Похотько // Успехи физиол. наук. - 2003. - Т. 34, № 3. - С. 68-77.

154. Покровский, В. М. Оценка эффективности лекарственных препаратов / В. М. Покровский, О. Г. Компаниец // Бюл. эксперим. биологии и медицины. - 2008. -Т. 145, № 6. - С. 668 -670.

155. Покровский, В. М. Сердечно-дыхательный синхронизм: выявление у человека, зависимость от свойств нервной системы и функциональных состояний организма / В. М. Покровский, Е. Г. Потягайло,

B. Г. Абушкевич, А. Г. Похотько // Успехи физиол. наук. - 2003. - Т.34, № 3. -

C. 68-77.

156. Покровский, В. М. Влияние симпатической нервной системы на управление ритмом сердца при залповом раздражении блуждающего нерва / В. М. Покровский, Л. И. Сукач // Бюл. эксперим. биологии и медицины. -1985. - Т. 99, № 3. - С. 274-277.

157. Полищук, С. В. Особенности формирования сердечно-дыхательного синхронизма на звуковой и световой раздражители в зависимости от типологических особенностей личности // Кубан. науч. мед. вестн. - 2006. - №9 (90). - С. 42-46.

158. Попова, А. А. Эндотелиальная дисфункция и механизмы её формирования / А. А. Попова, С. Д. Маянская, Е. Н. Березикова, Н. Ф. Яковлева // Сибир. мед. обозрение. - 2010. - № 4. - С. 7-11.

159. Постнов, Ю. В. Первичная гипертензия как патология клеточных мембран / Ю. В. Постнов, С. Н. Орлов - М. : Медицина. - 1987. -192 с.

160. Потягайло, Е. Г. Сердечно-дыхательный синхронизм в оценке функционального состояния и регуляторно-адаптивных возможностей организма у детей / Е. Г. Потягайло, В. М. Покровский // Физиология человека. - 2003. - Т. 29, № 1. - С. 59-63.

161. Потягайло, Е. Г. Влияние психоэмоционального стресса во время экзаменов на параметры сердечно-дыхательного синхронизма у школьников /

Е. Г. Потягайло, Е. В. Харитонова // Кубан. науч. мед. вестн. -2000. - № 2. - С. 14-21.

162. Похотько, А. Анализ эфферентных сигналов в блуждающем нерве // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2 (50). - С.36-38.

163. Похотько, А. Г. Влияние стрессообразующих факторов на динамику сердечно-дыхательного синхронизма у детей / А. Г. Похотько, И. И. Борисова, В. Г. Абушкевич // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2 (50). -С. 52-54.

164. Праскурничий, Е. А. Антигипертензивный профиль и влияние на показатели инсулино- и лептинорезистентности ингибитора ангиотензинпревращающего фермента лизиноприла у лиц с метаболическим синдромом / Е. А. Праскурничий, В. А. Брищук, Н. В. Сарычева, Н. А. Праскурничая // Болезни сердца и сосудов. - 2009. - №1. - С. 51-54.

165. Преображенский, Д. В. Гипертрофия левого желудочка при гипертонической болезни. Прогностическое значение гипертрофии левого желудочка / Д. В. Преображенский, Б. А. Сидоренко, М. Н. Алёхин, Т. А. Батыралиев, Т. М. Стеценко // Кардиология. - 2003. - №11, ч. 2. - С. 98-101.

166. Преображенский, Д. В. Диуретики в лечении артериальной гипертензии / Д. В. Преображенский, Б. А. Сидоренко, А. В. Маренич, И. М. Шатунова // Consilium Provisorum. -2002. -№ 1. - С. 30-34.

167. Преображенский, Д. В. Клиническая фармакология основных классов антигипертензивных препаратов / Д. В. Преображенский, Б. А. Сидоренко, Н. Е. Романова, И. М. Шатунова // Consillium medicum. - 2000. -Т. 2, -№ 3. - С. 99-127.

168. Преображенский, Д. В. Особенности антигипертензивной терапии различных категорий больных с артериальной гипертензией / Д. В. Преображенский, Б. А. Сидоренко, Н. А. Иванова, Т. М. Стеценко // Consilium medicum. Артериал. гипертензия. - 2003. - Т.З, № 4. - С. 22 -28.

169. Преображенский, Д. В. Небиволол-Ь-адреноблокатор третьего

поколения в лечении сердечно-сосудистых заболеваний / Д. В.

160

Преображенский, Б. А. Сидоренко, С. А. Патарая, Н. И. Некрасова // РМЖ. -2008. - № 5. - С. 277-284.

170. Преображенский, Д. В. Диуретики в современной терапии артериальной гипертензии / Д. В. Преображенский, И. М. Шатунова, А. В. Маренич [и др.] // Consilium Medicum. - 2005. - Т. 11, № 3. - С. 52-62.

171. Пристром, М. С. Терапия ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента с позиций органопротекции / М. С. Пристром, В. Э. Сушинский // Мед. новости. - 2006. - №5. - С. 59-62.

172. Провоторов, В. М. Особенности вариабельности артериального давления и сердечного ритма у больных гипертонической болезнью / В. М. Провоторов, О. В. Лышова, Ю. Н. Чернов // Вестн. аритмологии. - 2000. - № 20. - С. 49-52.

173. Пшеницин, А. И. Суточное мониторирование артериального давления / А. И. Пшеницин, Н. А. Мазур. - М. : Медпрактика-М, 2007. - 216с.

174. Ратова, Л. Г. Бета-адреноблокатор в новых Российских рекомендациях по артериальной гипертонии / Л. Г. Ратова, И. Е. Чазова // Кардиология. - 2008. - №4. - С. 53-55.

175. Ратова, Л. Г. Нефропротективный эффект антигипертензивной терапии : исследование ИРИС / Л. Г. Ратова, И. Е. Чазова // Consilium Medicum. -2004. - Вып. 2, прил. - С. 3-7.

176. Рахим, Л. А. Арифон ретард в лечении артериальной гипертензии // 13 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2006. - С. 265.

177. Рейс, Д. И. Центральная нервная регуляция артериального давления и связь с гипертензией // Артериал. гипертензия. - М. : Медицина, 1980. - С. 150-169.

178. Рипп, Т. М. Связь изменений вазодилататорной функции эндотелия, структуры сосудов и сердца с нарушением суточного профиля артериального давления / Т. М. Рипп, В. М. Мордовии, С. Е. Пекарский // Кардиология. - 2003. -№ 1.-С. 36-39.

179. Рогоза, А. H. Суточное мониторирование артериального давления при гипертонии : метод, вопросы / А. Н. Рогоза, В. П. Никольский, Е. В. Ощепкова [и др.] ; под ред. Г. Г. Арабидзе, О. Ю. Атькова. - М. : AND, 1997.52 с.

180. Российское медицинское общество по артериальной гипертонии (РМОАГ), Всероссийское научное общество кардиологов (ВНОК). Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (четвертый пересмотр) // Системные гипертензии. - 2010. - № 3. - С. 5-26.

181. Руководство по психиатрии / под ред. А. С. Тиганова. - М. : Медицина, 1999. - Т. 2. - 783 с.

182. Рязанов А. С. Клинико-генетические аспекты развития гипертрофии миокарда левого желудочка // Рос. кардиол. журн. - 2003. - № 2. - С. 93 -95.

183. Самородская, Н. А. Оценка влияния представителей отдельных фармакологических групп антигипертензивных средств на регуляторно-адаптивный статус у больных гипертонической болезнью II стадии / Н. А. Самородская, М. И. Бочарникова, JI. Н. Елисеева // Кубан. науч. мед. вестн. -

2011.-№5.-С. 140-144.

184. Самородская, Н. А. Влияние амлодипина на регуляторно-адаптивный статус у пациентов с гипертонической болезнью I - II стадии / Н. А. Самородская, М. И. Бочарникова, Л. Н. Елисеева, В. М. Покровский // Фундам. исслед. -2012. -№ 1. - С. 111-114.

185. Самородская, Н. А. Регуляторно-адаптивный статус у пациентов с гипертонической болезнью I-III стадии / Н. А. Самородская, М. И. Бочарникова, В. М. Покровский, Л. Н. Елисеева // Кубан. науч. мед. вестн. -

2012.-№3.-С. 134-139.

186. Самородская, Н. А. Особенности влияния небивалола на регуляторно-адаптивный статус у пациентов с гипертонической болезнью II стадии / Н. А. Самородская, В. М. Покровский, М. И. Бочарникова // Кубан. науч. мед. вестн. - 2010. - № 8 (122). - С. 167-171.

187. Селиванова Т. И. Влияние стрессообразующего фактора подозрение и постановка диагноза «рак молочной железы», на параметры сердечно-дыхательного синхронизма у женщин с различными типами нервной системы // Соврем, онкология - 2003. - № 1. - С. 36-38.

188. Селян Н. А. Динамика параметров сердечно-дыхательного синхронизма у женщин с подозрением на рак молочной железы в зависимости от тонуса вегетативной нервной системы // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2-3 (5960). - С.ЗЗ - 37.

189. Сидоренко, Б. А. Гипертрофия левого желудочка: патогенез, диагностика и возможность обратного развития под влиянием антигипертензивной терапии / Б. А. Сидоренко, Д. В. Преображенский // Кардиология. -1998. -№ 5. - С. 80-85.

190. Сидоренко, Б. А. Место диуретиков в гипотензивной терапии больных артериальной гипертонией с сопутствующими заболеваниями Круглый стол / Б. А. Сидоренко, H. Е. Романова // Кардиология. - 2000. - № 5.

- С. 83 -96.

191. Силакова, О. JI. Влияние осмоадалата на суточный профиль артериального давления и состояние органа зрения у больных артериальной гипертонией / О. Л. Силакова, А. Ю. Боголюбская, М. А. Аракелян, К. М. Голованов // 13 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2006.

- С. 267.

192. Симонова, Ж. Г. Оценка безопасности применения кардиоселективного ß-блокатора небиволола в комплексной терапии больных ишемической болезнью сердца с сопутствующим хроническим обструктивным бронхитом / Ж. Г. Симонова, Е. И. Тарловская, А. К. Тарловский // Бюл. СО РАМН. - 2003.- №3(109). - С.36-41.

193. Сметник, В. П. Защитное влияние эстрогенов на сердечнососудистую систему // Consilium medicum. Экстравыпуск. - 2002. - С. 3-6.

194. Сметник, В. П. Руководство по климактерию / В. П. Сметник, В. И. Кулакова. - М. : Мед. информ. агентство. - 2001. - 685 с.

195. Снежицкий, В. А. Скорость утреннего подъема частоты сердечных сокращений как показатель нарушения циркадианного ритма у больных артериальной гипертензией / В. А. Снежицкий, Е. С. Пелеса // Клинич. медицина. - 2009. - №4. - С. 28-31.

196. Стручков, П. В. Зависимость параметров вариабельности ритма сердца при суточном мониторировании ЭКГ от возраста больных разными формами ИБС / П. В. Стручков, А. В. Зубкова, Е. С. Короткова, М. В. Гуревич // Вестн. аритмологии. - 2000. - № 17. - С. 66.

197. Стрюк, Р. И. Адренореактивность и сердечно-сосудистая система / Р. И. Стрюк, И. Г. Длусская. - М. : Медицина. - 2003. - 158 с.

198. Стрюк, Р. И. Метод оценки адренореактивности организма по величине бета-адренорецепции клеточных мембран : метод, рекомендации / Р. И. Стрюк, И. Г. Длусская. - М., 2000. - 11с.

199. Татарченко, И. П. Прогностическая оценка поздних желудочковых потенциалов и показателей вариабельности ритма сердца у больных ИБС / И. П. Татарченко, Н. В. Позднякова, О. И. Морозова // Кардиология. - 1997. - № 10.-С. 21-24.

200. Терещенко, С. Н. Диастолическая дисфункция левого желудочка и её роль в развитии хронической сердечной недостаточности / С. Н. Терещенко, И. В. Демидова, JI. Г. Александрия, Ф. Т. Агеев // Сердечная недостаточность. -2000. -Т. 1, № 2. - С. 10-15.

201. Туркасова, Е. Ю. Клиническая эффективность монотерапии индапамидом у больных гипертонической болезнью I-II степени / Е. Ю. Туркасова, Е. М. Идрисова, Т. Г. Волкова, Е. В. Воробьёва, Р. С. Карпов // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. - 2006. - № 4. - С. 18-24.

202. Фомин, В. В. Диуретики как антигипертензивные препараты: действительно ли необходимы поиски лучшего в классе // Фарматека. -2010. - № 10.-С. 12-16.

203. Фомина, Г. П. Состояние микроциркуляции и реологических

свойств крови у лиц с пограничной артериальной гипертензией в динамике

164

лечения индапамидом / Г. П. Фомина, М. В. Савина, О. Н. Литвинова // Медицина сегодня и завтра. - 2010. - № 1. - С. 51 -53.

204. Фофанова, Т. В. Ингибиторы АПФ плюс низкие дозы тиазидных диуретиков: идеальная комбинация для лечения артериальной гипертонии / Т. В. Фофанова, Ф. Т. Агеев // Сердце. -2004. - №3. - С.99-103.

205. Халафян, А. А. 8ТАТ18Т1СА 6. Статистический анализ данных : учеб. - М. : Бином, 2007. - 512 с.

206. Харитонова, Е. В. Параметры сердечно-дыхательного синхронизма у детей дошкольного возраста с различными типами темперамента / Е. В. Харитонова, Е. Г. Потягайло // Кубан. науч. мед. вестн. - 2000. - № 2 (50). -С.47-49.

207. Харченко, В. И. Смертность от основных болезней системы кровообращения в России / В. И. Харченко, Е. П. Какорина, М. В. Корякин [и др.] // Рос. кардиол. журн. -2005. - №1. - С.5-7.

208. Хаютин В. М. Патогенез гипертонической болезни: защитная роль механочувствительности эндотелия. - СПб., 1995. - С. 104-105.

209. Хвостова, Э. Б. Клиническая эффективность ингибитора АПФ лизноприла у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями // РМЖ. - 2001. - Т.9, № 18 (137).-С. 742-746.

210. Чазов, Е. И. Доклад в рамках образовательного «Мастер-курс по артериальной гипертонии и сердечно-сосудистому риску» // РМЖ. - 2007. - Т. 15, №23.-С. 1716-1719.

211. Чазов, Е. И. Клинико-эпидемиологическая программа изучения депрессии в кардиологической практике: у больных артериальной гипертонией и ишемической болезнью сердца (КООРДИНАТА): результаты многоцентрового исследования / Е. И. Чазов, Р. Г. Оганов, Г. В. Погосова [и др.] // Кардиология. - 2007. - № 3. - С. 28-37.

212. Чазова, И. Е. Рациональная антигипертензивная терапия: уменьшение риска сердечно-сосудистых осложнений - не только результат

снижения артериального давления (по результатам исследования LIFE) // Артериал. гипертензия. - 2003. - Т. 9, № 1. - С. 5-8.

213. Чазова, И. Е. От идеи к клинической практике. Первые результаты российского национального исследования оптимального снижения артериального давления (РОСА) Ю. Н. Беленков, Л .Г. Ратова [и др.] // Системные гипертензии. - 2004. - №2. - С. 18-23.

214. Чазова, И. Е. Первые результаты Российской программы СТРАТЕГИЯ у пациентов с артериальной гипертензией: оценка эффективности Нолипрела при недостаточном контроле артериального давления Т. В. Мартынюк, И. П. Колос // Consilium medicum. - 2007. - Т. 9, № 5.-С. 5-10.

215. Чазова, И. Е. Основные принципы диагностики и лечения метаболического синдрома / И. Е. Чазова, В. Б. Мычка // Сердце. - 2005. - Т.4, № 5. - С. 232-235.

216. Чазова, И. Е. Эффективность 12-недельной терапии арифоном-ретард у больных с изолированной систолической гипертоензией / И. Е. Чазова, Л. Г. Ратова, В. В. Дмитриев // Терапевт, арх. - 2002. - Т. 74, № 1. - С. 55-59.

217. Чесникова, А. И. Коррегирующее влияние лизиноприла на состояние центральной гемодинамики у женщин с артериальной гипертензией в период перименопаузы / А. И. Чесникова, Т. В. Жертовская, В. П. Терентьев, И. Н. Васильева // 17 Рос. нац. конгр. «Человек и лекарство» : тез. докл. - М., 2010. - С. 109.

218. Шальнова, С. А. Артериальная гипертония: распространенность, осведомленность, прием антигипертензивных препаратов и эффективность лечения среди населения Российской Федерации / С. А. Шальнова, Ю. А. Баланова, В. В. Константинов [и др.] // Рос. кардиол. журн. - 2006. - №4. -С.45-50.

219. Шальнова, С. А. Артериальная гипертония в России :

исследование «ПРОЛОГ» как способ доказательства возможностей

166

современной терапии / С. А. Шальнова, С. Ю. Марцевич, А. Д. Деев [и др.] // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. - 2005. - № 1. - С. 4-8.

220. Шальнова, С. А. Артериальная гипертония и ишемическая болезнь сердца в реальной практике врача - кардиолога / С. А. Шальнова, А. Д. Деев, Ю.А. Карпов // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2006. - Т. 5, №

2.- С. 73-80.

221. Шальнова, С. Артериальная гипертензия и приверженность терапии / С. Шальнова, С. Кукушкин, Е. Маношкина, Т. Тимофеева // Врач. -2009. - № 12. - С. 39-42.

222. Шальнова, С. А. Тенденции смертности в России в начале XXI века (по данным официальной статистики) / С. А. Шальнова, А. Д. Деев // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. - 2011. - Т. 10, № 6. -С. 5-10.

223. Шевченко, О. В. Динамика 0,1 Гц-компоненты спектра вариабельности сердечного ритма на фоне лечения фозиноприлом и атенололом у больных артериальной гипертонией / О. В. Шевченко, А. Р. Киселев, В. И. Гриднев [и др.] // Саратов, науч.-мед. журн. - 2008. - Т. 4, № 1. - С. 84-87.

224. Шиллер, Н. Б. Клиническая эхокардиография / Н. Б. Шиллер, М. А. Осипов. - М. : Практика, 2005. - С. 344-345.

225. Шляхто, Е. В. Ремоделирование сердца при гипертонической болезни / Е. В. Шляхто, А.О. Конради // Сердце. - 2002. - Т.1, №5. - С. 232-234

226. Шляхто, Е. В. Роль генетических факторов в ремоделировании сердечно сосудистой системы при гипертонической болезни / Е. В. ТПляхтп, А. О. Конради // Consilium medicum. Артериал. гипертензия. - 2002. - Т. 8, №

3. -С. 107-113.

227. Шмитд, Р. [ред.] Физиология человека / под. ред. Р. Шмитда, Г. Тевса. - Т. 3. - С. 115-121.

228. Шульгатая, Ю. JI. Перспективы использования пробы сердечно-дыхательного синхронизма для интегральной оценки регуляторно-

адаптивных систем у больных с тугоухостью // Рос. оториноларингология. -2004. -№3(10). - С. 116-119.

229. Якутина, Н. В. Коррекция эндотелиальной дисфункции и микроциркуляторных нарушений у больных артериальной гипертонией в сочетании с сахарным диабетом 2 типа // Рос. кардиол. журн. - 2007. - № 6. -С. 27-30.

230. Agabiti-Rosei, Е. Central blood pressure measurements and antihypertensive therapy: a consensus document / E. Agabiti-Rosei [et al.] // Hypertension. - 2007. - V. 50. - P. 154-160.

231. Akel, A. The effect of treatment with enalapril versus losartan on levels of insulin resistance in patients with essential hypertension / A. Akel [et al.] // Pol. Arch. Med.Wewn. - 2000. - V. 103, N 3-4. - P. 123-131.

232. Akishita, M. Estrogen inhibits cuff-induced intimai thickening of rat femoral artery: effects on migration and proliferation of vascular smooth muscle cells / M. Akishita [et al.] // Atherosclerosis. -1997. - V. 130, № 1-2. - P. 1-10.

233. Andronico, G. Menopause and blood ressure variability / G. Andronico [et al.] //Am. J. Hypertens. - 1998. - № 11. - P. 59A.

234. Aristimoto, G. G. Arterial distensibility in young normotensive subjects and with patients with borderline and essential hypertension / G. G. Aristimoto, D. N. Sueres // South Med. J. - 1991. - V. 77, № 1. - P. 46-50.

235. Berkmortel, V. d. F. Essential hypertension and arterial wall stiffness / V. d. F. Berkmortel [et al.] // J. Hypertens. - 1999. -V.17, suppl. 3. - P. 293.

236. Bertuccio, P. Coronary heart disease and cerebrovascular disease mortality in young adults: recent trends in Europe / P. Bertuccio [et al.] // Eur. J. Cardiovasc. Prev. Rehabil. - 2011. - V. 18, N 4. - P. 627-634.

237. Blum, W. F. Plasma leptin levels in healthy children and adolescents: dependence on body mass index, body fat mass, gender, pubertal stage, and testosterone / W. F. Blum [et al.] // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1997. - V.82. - P. 2904-2910.

238. Bramos, D. The association of coronary flow changes and inflammatory indices to ischaemia-reperfusion microvascular damage and left ventricular remodelling / D. Bramos [et al.] // Basic Res Cardiol. - 2008. - V. 103. -P. 345-355.

239. Bregagnollo, E. A. Effects of the prolonged inhibition of the angiotensin-converting enzyme on the morphological and functional characteristics of left ventricular hypertrophy in rats with persistent pressure overload / E. A. Bregagnollo [et al.] // Arq. Bras. Cardiol. - 2005. - V. 84, № 3. - P. 225-232.

240. Brown, D. W. Left Ventricular Hypertrophy as a Predictor of Coronary Heart Disease Mortality and the Effect of Hypertension / D. W. Brown, W. W. Giles, J. B. Croft // Am. Heart. - 2000. - V. 140, № 6. - P. 848-856.

241. Brown, M. J. Aliskiren and the calcium channel blocker amlodipine combination as an initial treatment strategy for hypertension control (ACCELERATE): a randomised, parallel-group trial / M. J. Brown [et al.] // Lancet. -2011. -№377. - P. 312-320.

242. Braunwald, E. PEACE Trial investigators. Angiotensin-converting-enzyme inhibition in stable coronary arterydisease / E. Braunwald [et al.] // N. Engl. J. Med. - 2004. - V. 351, № 20. - P. 2058-2068.

243. Cabrales, P. Microvascular and capillary perfusion following glycocalyx degradation / P. Cabrales [et al.] // J. Appl. Physiol. - 2007. - V. 102. -P. 2251-2259.

244. Caglar, N. Comparison between nebivolol and ramipril in patients with hypertension and left ventricular hypertrophy: a randomized open blinded endpoint (PROBE) trial / N. Caglar, I. Dincer // Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. -2011. - V. 15, № 12. - P. 1359-1368.

245. Calhoun, D. A. The sexual dimorphism of high blood pressure / D. A. Calhoun, S. Oparil // Cardiol. Rev. - 1998. - V. 6, № 6. - P. 356-363.

246. Chobanian, A.V. Seventh report of the Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure / A.V. Chobanian [et al.] // Hypertension. - 2003. - V. 42. - P. 1206-1252.

247. Chun Chang Qin. Aging-related cerebral microvascular degeneration is an important cause of essential hypertension / Chun Chang Qin, Ru Tai Hui, Zhi Hong Liu. // Med. Hypotheses.- 2008. - V. 70. - P. 643-645.

248. Cuspidi, C. Comparative effects of candesartan and enalapril on left ventricular hypertrophy in patients with essential hypertension: the candesartan assessment in the treatment of cardiac hypertrophy (CATCH) study / C. Cuspidi [et al.] // J. Hypertens. - 2002. - T. 20, № 11. - C. 2293-2300.

249. Cuspidi, C. Cardiovascular target organ damage in essential hypertensives with or without reproducible nocturnal fall in blood pressure / C. Cuspidi [et al.] // J. Hypertens. - 2004. - V. 22. - P. 273-280.

250. Dahlof, B. Swedish Trial in Old Patients with Hypertension (STOP-Hypertension) analyses performed up to 1992 / Dahlof B. [et al.] // Clin. Exper. Hypertension. - 1993. - V. 15, № 6. - P. 925-939.

251. Dessy, C. Endothelial beta-3-adrenoreceptors mediate nitric oxide-dependent vasorelaxation of coronary microvessels in response to the third -generation beta-blocker nebivolol / C. Dessy [et al.] // Circulation. -2005. - V. 112, №8. - P. 1198-1205.

252. Derad, I. The angiotensin converting enzyme inhibitors fosinopril and enalapril differ in their central nervous effects in humans / I. Derad [et al.] // J. Hypertens. - 1996. -V. 14, № 11. - p. 1309-1315.

253. Devereux, R. Echocardiographic determination of left ventricular mass in man: anatomic validation of the method / R. Devereux, N. Reicheck // Circulation. - 1977. - V. 55. - C. 613-18.

254. Dzau, V. The relevance of tissue angiotensin-converting enzyme: manifestations in mechanistic and endpoint data / V. Dzau [et al.] // Am. J. Cardiol. - 2001. - V. 88, suppl L. - P. 1-20.

255. Duprez, D. Proximal arterial compliance: a determinant of short-term blood pressure variability during postural changes / D. Duprez [et al.] // J. Hypertens. - 1999. - V. 17, suppl. 3. - P. 45.

256. Duprez, D. Ambulatory blood pressure is related to proximal arterial compliance and regional large artery compliance, but not to the small-sized artery compliance / D. Duprez [et al.] // J. Hypertens. - 1999. - V. 17, suppl. 3. - P. 87.

257. Eikelis, N. Extraadipocyte leptin release in human obesity and its relation to sympathoadrenal function / N. Eikelis [et al.] // Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab. - 2004.- V.286. - E 744-752.

258. Elliot, W. J. Circadian variation in the timing of stroke onset: a metaanalysis // Stroke. - 1998. - V. 29, № 5. - P. 992-996.

259. Ferrari, R. Effects of ACE inhibition with perindopril on left ventricular remodeling and clinical outcome // Arch. Intern. Med. - 2006. - V.166. - P. 659666.

260. Franklin, S. S. Predictors of new-onset diastolic and systolic hypertension: the Framingham Heart Study / S. S. Franklin [et al.] // Circulation. -2005. -V. 11. -P. 1121-1127.

261. Gasser, P. Nailfold microcirculation in normotensive and essential hypertensive subjects, as assessed by video-microscopy / P. Gasser, F. R. Buhler // J. Hypertens. - 1992. - V.10. - P. 83-86.

262. Gardin, J. M. Relationship of cardiovascular risk factors to echocardiographic left ventricular mass in healthy young black and white adult men and women.The CARDIA study. Coronary Artery Risk Development in Young Adults / Gardin J. M. [et al.] // Circulation. - 1995. - V. 92, № 3. - P. 380387.

263. Guidelines for the Management of Arterial Hypertension: The Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) // J. Hypertens. - 2007. - V. 25, № 6. - P. 1105-1187.

264. Ghiadoni, L. Different effect of antihypertensive drugs on conduit artery endothelial function / L. Ghiadoni [et al.] // Hypertension. - 2003. - V. 41.-P. 1281-1286.

265. Gosse, P. Regression of left ventricular hypertrophy in hypertensive patients treated with indapamide SR 1.5 mg versus enalapril 20 mg: the LIVE study / P. Gosse [et al.] // J. Hypertens. - 2000. - V. 18, № 10. - P. 1465-1475.

266. Gradman, A. H. Combination therapy in hypertension / A. H. Gradman [et al.] // J. Am. Soc. Hypertens. - 2010. - № 4. - P. 42-50.

267. Grandi, A. M. Effect of enalapril on left ventricular mass and perfomance in essential hypertension / A. M. Grandi [et al.] // Am. J. Cardiol. -1989. - V. 63, № 15. - P. 1093-1097.

268. Grohe, C. Cardiac myocites and fibroblasts contain functional estrogen receptors / C. Grohe [et al.] // FEBS Lett. - 1997. - V. 416, № 1. - P. 107-112.

269. Grohe, C. Expression of oestrogen receptor alpha and beta in rat heart: role of local oestrogen synthesis / C. Grohe [et al.] // J. Endocrinol. - 1998. -V. 156,-№2.-P. 1-7.

270. Guidelines for the management of Arterial Hypertension The Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) // J. Hypertension. - 2007. - V. 25, № 6. - C. 1105-1187.

271. Hansson, L. The Captopril Prevention Project (CAPP: description and status // Am. J. Hypertens. - 1994. - V. 8, № 9, Pt 2. - 82S-83S.

272. Hansson, L. Randomised trial of effects of calcium antagonists compared with diuretics and beta-blockers on cardiovascular morbidity and mortality in hypertension: the Nordic Diltiazem (NORDIL) study / L. Hansson [et al.] // Lancet. - 2000. - V. 356 № 9927. - P. 359-365.

273. Hansson, L. The Hypertension Optimal Treatment (HOT) Study-patient characteristics: randomization, risk profiles, and early blood pressure results / L. Hansson, A. Zanchetti // Blood Press. - 1994. - № 3. - C. 322-327.

274. Hansson, L. Effects of intensive bloodpressure lowering and low-dose aspirin in patients with hypertension: principal results of the hypertension optimal treatment (HOT) randomised trial / L. Hansson [et al.] // Lancet. - 1998. - № 351. -P. 1755-1762.

275. Harrison, D C. Cellular and molecular mechanisms of endotheliai cell dysfunction // J. Clin. Invest. -1997. - V.100. - P. 2153-2157.

276. Hennes, M. Insulin resistant lipolysis in abdominal obese hypertensive individuals. Role of the rennin angiotensin system / M. Hennes [et al.] // Hypertension. - 1-996. - V.28. - P.121-131.

277. Hirsch, A. Relation between the assessment of microvascular injury by cardiovascular magnetic resonance and coronary Doppler flow velocity measurements in patients with acute anterior wall myocardial infarction / A. Hirsch [et al.] // J. Am. Coll Cardiol. - 2008. - V. 51. - P. 2230-2238.

278. Houegnifion Kafui, K. Charakterisierung autonomer Ver? nderungen mittels neurohumoraler parameter bei essentieller Hypertonie. Inaugural Dissertation zur Erlangung des Medizinischen Doktorgrades, Freiburg, 2004.

279. Isomaa, B. Cardiovascular morbidity and mortality associated with the metabolic syndrome / B. Isomaa [et al.] // Diab. Car. - 2001. - V. 24. - P. 683-689.

280. Jgnarro, L. J. Experimental evidences of nitric oxide-dependent vasodilatator activity of nebivolol, a third-generation beta-blocker // Blood Press. -2004.-№ 1, Suppl. - C. 2-16.

281. Kario, K. Nocturnal fall of blood pressure and silent cerebrovascular damage in elderly hypertensive patients: advanced silent cerebrovascular damage in extreme dippers / K. Kario [et al.] // Hypertension. - 1996. - V. 27. - P. 130-135.

282. Kanne, W. B. Fifty years of Framingham Study contributions to understanding hypertension // J. Hum. Hypertens. - 2000. - V. 14. - P. 83-90.

283. Kern, P. A. Adipose tissue tumor necrosis factor and interleukin-6 expression in human obesity and insulin resistance / P. A. Kern [et al.] // Am. J. Physiol. Endocrinol. Metab. - 2001. - V. 280. - P. 745-751

284. Komai, N. Effects of aging on atherosclerosis of large artery: combined evaluation by measurement of pulse wave velocity (PWV) and serum concentration of hepatocyte growth factor (HGR) / N. Komai [et al.] // J. Hypertens. - 1999. - V. 17, suppl. 3 - P. 247.

285. Komai, N. Medication adherence: a key factor in achieving blood pressure control and good clinical outcomes in hypertensive patients / N. Komai [et al.] // Curr. Opin Cardiol. - 2004. - № 4. - P. 357-362.

286. Laerum, O. D. Circadian and infradian aspects of the cell cycle: from past to future / O. D. Laerum, R. Smaaland // Chronobiologia. - 1989. - V.16. - P. 441-453.

287. Laurent, S. Pulse pressure reduction and cardiovascular protection / S. Laurent, A. I. Tropeano, P. Boutouyrie // J. Hypertens. - 2006.- V. 24, Suppl. -V.13-18.

288. Lawes, C. M. M. Blood pressure and global burden of disease 2000. Part II: estimates of attributable burden / C. M. M. Lawes [et al.] // J. Hypertens. -2006. - V. 24, №3. - P.423-430.

289. Levenson, J. A. Systemic arterial compliance and diastolic runoff in essential hypertension / J. A. Levenson [et al.] // Angiology. - 1981. - V. 32, № 6. -P. 402-413.

290. Levy, D. Prognostic implications of echocardiographically determined left ventricular mass in the Framingham Heart Study / D. Levy [et al.] // N. Engl. J. Med. - 1990. - V. 322, № 22. - p.1561-1566.

291. London, G. Indapamid SR antihypertensive efficacy vs candesartan and amlodipine in isolated systolic hypertensive patients: the X-cellent ISH substudy / G. London, R. Schmiede, C. Calvo // J. Hypertens. - 2004. - V. 22, Suppl. 2. - P. 384-113.

292. Long, D. S. Microviscometry reveals reduced blood viscosity and altered shear rate and shear stress profiles in microvessels after hemodilution / D. S. Long [et al.] // Proc. Nat. Acad. Sei. USA. - 2004. - V. 101. - P. 10060-10065.

293. Low, M. R. Use of blood pressure lowering drugs in the prevention of cardiovascular disease: meta-analysis of 147 randomised trial in the context of expectations from prospective epidemiological studies / M. R. Low, J. K. Morris, N. J. Wald // BMJ. - 2009. - V. 338. - P. 1665.

294. Major utcomes in high-risk hypertensive patients randomized to angiotensin-converting enzyme inhibitor or calcium channel blocker vs diuretic: the Antihypertensive and Lipid-Lowering Treatment to Prevent Heart Attack Trial (ALLHAT). // JAMA. - 2002. - T. 288. - C. 2981-97.

295. Mancia, G. ESH-ESC Task Force on the Management of Arterial Hypertension. 2007 ESH-ESC Practice Guidelines for the Management of Arterial Hypertension: ESH-ESC Task Force on the Management of Arterial Hypertension / Mancia G. [et al.] // J. Hypertens. - 2007. - V. 25, № 9. - P. 1751-1762.

296. Mancia, G. Reappraisal of European guidelines on hypertension management: a European Society of Hypertention Task Force document / Mancia G. [et al.] // J. Hypertention. - 2009. - V. 17, № 6. - P. 308-347.

297. Mancini, G. B. Angiotensin-converting enzyme inhibition with quinapril improves endothelial vasomotor dysfunction in patients with coronary artery disease. The TREND (Trial on Reversing ENdothelial Dysfunction) Study / G. B. Mancini [et al.] // Circulation. - 1996. - V. 94, N 3. - P. 258-265.

298. Marcus, R. Sex-specific determinants of increased left ventricular mass in the Tecumseh Blood Pressure Study / R. Marcus [et al.] // Circulation. - 1994. -V. 90, № 2. - P. 928-936.

299. Mark, A. L. State-of-the-art-lecture: Obesity-induced hypertension: new concepts from the emerging biology of obesity / A. L. Mark [et al.] // Hypertension. - 1999. - V. 33, № 1, Pt2. - P. 537-541.

300. Mclnnes G. T. Lowering blood pressure for cardiovascular risk reduction // J. Hypertens. - 2005. - V. 23, № 1 Suppl. - P.5 3-58.

301. McVeigh, G. E. Reduced vascular compliance as a marker for essential hypertension / G. E. McVeigh [et al.] // Am. J. Hypertens. - 1991. - V. 4, № 3,Pt 1. - P. 245-251.

302. Michels, R. Nebivolol inhibition of coronary artery smooth muscle cell proliferation after percutaneous coronary artery intervention. Results of the NESCIO Study, a randomized, double blind trial / R. Michels, K. Krasznai, W. Mdkel // Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sei. - 2011. - V. 15, № 11.-P. 1264-1269.

303. Mulvny, M. J. Changes in resistance vessels in hypertension // High Blood Press. - 1993, V.2 , Suppl. 2. - P. 40-44.

304. Muravyov, A.V. The effect of diuretics on red blood cell microrheological parameters in female hypertensive patients / A.V. Muravyov [et al.] // Clin. Hemorheol. Microcirc. - 2005. - V. 33, № 2. - P. 121-126.

305. Muravyov, A.V. Effects of antihypertensive therapy on hemorheological profiles in female hypertensive patients with initially low or high whole blood viscosity / A. V. Muravyov, H. J. Meiselman, V. V. Yakusevich // Clin. Hemorheol. Microcirc. - 2002. - V. 26, № 2. - P. 125-135.

306. Munzel, T. Nebivolol: the somewhat-different beta-adrenergic receptor blocker / T. Munzel, T. Gori // J. Am. Coll. Cardiol. - 2009. - V. 54, № 16. - P. 1491-1499.

307. Narkiewicz, K. Sympathetic activity in obese subjects with and without obstructive sleep apnea / K. Narkiewicz [et al.] // Circulation. -1998. - V. 98, № 8. - P. 772-776.

308. Nissen, S. E. Effect of antyhypertensive agents on cardiovascular events in patients with coronary artery disease and normal blood pressure. The CAMELOT stidy: a randomized controlled trial / S. E. Nissen [et al.] // JAMA. -2004. - V. 292, № 18. - P. 2217-2226.

309. O'Donnell, M. Risk factors for ischaemic and intracerebral haemorrhagic stroke in 22 countries (the INTERSTROKE Study): a case-control study Reference / M. O'Donnell [et al.] // Lancet. - 2010. - № 376. - P. 112-123.

310. Opie, L. H. Angiotensin converting enzyme inhibitors. The advance continues.- 3 edit. - New-York : Authors' Publishing House - 1999. - 275 p.

311. Owan, T. E. Trends in Prevalance and Outcome of Heart Failure with Preserved Ejection Fraction / Owan T. E. [et al.] // N. Engl. J. Med. - 2006 - V. 355, №3. - P. 251-259.

312. Pedersen, M. E. The vasodilatory beta-blockers / M. E. Pedersen, J. R. Cockcroft // Curr. Hypertens. Rep. - 2007. - V 9, № 4. - P. 269-277.

313. Pfeffer, M. Reversing cardiac hypertrophy in hypertension / M. Pfeffer,

1. Pfeffer // N. Engl. J. Med. - 1990. - V. 322, № 19. - P. 1388-1390.

315. Pokrovskii V. Integration of the Heart Rhythmogenesis Levels: Heart Rhythm Generator in the Brain // J. Methodist DeBakey Heart Center. - 2006. - V.

2, №2. - P. 19-23.

316. Pokrovskii V. Hierarchy of the heart rhythmogenesis levels is a factor in increasing the reliability of cardiac activity // Medical Hypotheses. - 2006. - V. 66, № 1. - P. 158-164.

317. Poulter, N. Anglo-Scandinavian Cardiac Outcomes Trial. History, results and implications for the management of high blood pressure / N. Poulter, P. Sever // Birmingham : Sherborne Gibbs Ltd. - 2005.

318. Purdham, D. M. Rat heart is a site of lep-tin production and action / D. M. Purdham [et al.] // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. - 2004. - V. 287, № 6. -P. 2877-2888.

319. Rizzoni, D. Cellular hypertrophy in subcutaneous small arteries of patients with renovascular hypertension / D. Rizzoni [et al.] // Hypertension. -2000. - V. 35, № 4. - P. 931-935.

320. Rumantir, M. S. Neural mechanisms in human obesity-related hypertension / M. S. Rumantir [et al.] // J. Hypertens. - 1999. - V. 17. - P. 11251133.

321. Schlafke, M. E. Cardiorespiratory control: an integrated view. H.-P. Koepchen in memoriam // J. Sleep. Res. - 1995. - V. 4, suppl.l. - P. 8-14.

322. Salmoiraghi, G. G. "Cardiovascular" neurous in brein stem of cat // Neurophysiol. - 1962. - V. 25, № 2. - P. 182-196.

323. Safar, M. E. Hypertension and the arterial wall / M. E. Safar, G. M. London, S. Laurent // High Blood Press. - 1993. - V. 2, Suppl. 1. - P. 32-39.

324. Sumimoto, T. Left ventricular cardiac structure and systolic function in elderly patients with "burned-out" diastolic hypertension / Sumimoto T. [et al.] // J. Hypertens. - 1999. - V.17, Suppl. 3). - C. 122.

325. Shimokawa, H. Endothelial dysfunction in hypertension // J. Atheroscler Thromb. - 1998. - V.4, № 3. - P.l 18-127.

326. Sowers, J. R. Hypertension, angiotensin II, and oxidative stress // N. Engl. J. Med. - 2002. - V. 346. - P. 1999-2001.

327. Sowers, J. R. Hyperinsulinemia, insulin resistance and hyperglycemia: contributing factors in pathogenesis of hypertension and atherosclerosis / J. R. Sowers [et al.] // Am. J. Hypertens. - 1993. - V. 6. - P. 260-270.

328. Straubhaar, M. Choroidal laser-Doppler flowmetry in healthy subjects / Straubhaar M. [et al.] // Arch. Ophthalmol. - 2000. - V. 118. - P. 211-215.

329. Tang, E. H. Endotelial dysfunction: a strategic target in the treatment of hypertension? / E. H. Tang, P. M. Vanhoutte // Phlugers. Arch. - 2010. - V. 459, № 6. - P. 995-1004.

330. The Australian therapeutic trial in mild hypertension. Report by the Management Committee //Lancet. - 1980. - V. 14, № 8118. - P. 1261-1267.

331. The Global Strategy for Diagnosis, Management and Prevention of COPD (updated 2009), the Executive Summary (updated 2009) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.goldcopd.org.

332. Trayhurn, P. Regulation of leptin production: a dominant role for the sympathetic nervous system? / P. Trayhurn [et al.] // Proc. Nutr. Soc. - 1998. - V. 57. - P. 413-419.

333. Vakili, B. Prognostic implications of left ventricular hypertrophy / B. Vakili, P. Okin, R. Devereux // Am. Heart J. - 2001. - V. 141. - P. 334-341.

334. Van Den Nootgat, N. Cerebral white matter lesions are associated with decreased elasticity of arteries in the elderly / N. Van Den Nootgate [et al.] // J. Hypertens. - 1999. - V. 17, suppl. 3. - P. 93.

335. Vink, H. Capillary endothelial surface layer selectively reduces plasma solute distribution volume / H. Vink, B. R. Duling // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. - 2000. - V. 278. - P. 285-289.

336. Weber, M. A. The role of new b-blockers in treating cardiovascular disease //Am. J. Hypertens. - 2005. - V. 18, Pt. 2. - P. 169-176.

337. Williams, B. Guidelines for management of hypertension: report of the fourth working party of the British Hypertension Society, 2004-BHS IV / Williams B. [et al.] // J. Hum. Hypertens. - 2004. - V. 18, № 3. - P. 139-185.

338. Young, J. B. The role of the sympathoadrenal system in modulating energy expenditure / J. B. Young, L. Landsberg // Clin. Endocrinol. Metab. - 1984. - V. 13.-P. 475-499.

339. Zanchetti, A. Clinical pharmacodynamics of nebivolol: new evidence of nitric oxide-mediated vasodilating activity and peculiar hemodinamic properties in hypertensive patients // Blood Press. - 2004. - №1, Suppl. - P. 17-32.

340. Zanchetti, A. The role of combination therapy in modern antihypertensive therapy / A. Zanchetti, L. Hansson // J. Cardiovasc Pharmacol. -2000. -V. 35. - P. 1-3.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.