Роль политических институтов России и Китая в организации и проведении современных реформ (сравнительный анализ) тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 23.00.04, доктор политических наук Кубышина, Галина Александровна

  • Кубышина, Галина Александровна
  • доктор политических наукдоктор политических наук
  • 2008, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ23.00.04
  • Количество страниц 351
Кубышина, Галина Александровна. Роль политических институтов России и Китая в организации и проведении современных реформ (сравнительный анализ): дис. доктор политических наук: 23.00.04 - Политические проблемы международных отношений и глобального развития. Москва. 2008. 351 с.

Оглавление диссертации доктор политических наук Кубышина, Галина Александровна

Введение

Глава I. Государство как основной политический институт в Российской Федерации и Китайской Народной Республике в конце XX - начале XXI вв.

1.1. Ведущие тенденции развития современного государства как политического института.

1.2. Государство в условиях глобализации.

1.3. Роль государства в России и Китае.

Сравнительный анализ политических систем.

Глава П. Роль партий в политических системах и процессах Российской Федерации и Китайской Народной Республики. 2.1. Политические партии в современном государстве.

Сравнение характера и направлений деятельности КПСС и КПК.

2.2. Особенности принципа многопартийности в политических системах России и Китая.

2.3. Разделение управленческих функций между политическими партиями и государственными органами власти двух стран.

Глава Ш. Сопоставление стартовых условий перехода Китая и России к радикальным экономическим реформам — компаративный анализ.

3.1. Экономические реформы в Китае и России как ответ на вызовы модернизации общества.

3.2. Состояние народного хозяйства Китая в преддверии радикальной экономической реформы.

3.3. Своеобразие экономического кризиса России.

Глава IV. Сравнение политических механизмов управления социально-экономическими реформами.

4.1. Приватизация государственной собственности в России и ее итоги.

4.2. Социально-экономические реформы и формирование многоукладной экономики в Китае.

4.3. Политические институты России и Китая в реализации курса этих стран на создание финансовых рынков.

4.4. Общее и особенное в политике руководства рыночными реформами России и Китая.

Глава V. Сравнение основных итогов деятельности политических институтов России и Китая по руководству экономическими реформами.

5.1. Власть и бизнес в Китае на современном этапе экономической реформы.

5.2. Предварительные результаты деятельности политических институтов по руководству экономической реформой в России.

5.3. Сравнительный анализ результатов деятельности политических институтов по руководству экономической реформой в Российской Федерации и Китайской Народной Республике. Основные итоги.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», 23.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Роль политических институтов России и Китая в организации и проведении современных реформ (сравнительный анализ)»

Актуальность темы исследования. Политические институты власти в реализации целей и задач, которые ставит перед собой общество, особенно в переломные моменты своей истории, играют важнейшую роль. Как объект исследования они привлекают к себе внимание большого числа политиков и политологов, историков и социологов. Особенно актуальной остается проблема эволюции институтов власти России и Китая, стран до недавнего прошлого с закрытой экономикой и жесткой однопартийной диктатурой. Эта тема актуальна и с точки зрения национальных интересов России, поскольку сопоставление деятельности политических институтов Российской Федерации и Китайской Народной Республики в области выработки теории и практической реализации политических и экономических реформ позволяет выявить в китайском опыте общезначимые черты, которые могут быть использованы для комплексной модернизации России. Актуально также выявить преобразовательный потенциал политических институтов власти в сфере руководства этими реформами и характер влияния политических и экономических перемен на политические структуры этих стран.

Политические и социально-экономические реформы в странах, изменяющих свои национальные экономики на принципах рыночных отношений, являются важнейшими системными преобразованиями в числе перемен, затронувших мир в последнюю четверть XX столетия. Огромными достижениями был отмечен этот процесс в Китае, вступившем на путь социально-экономических реформ в конце 1970-х годов, и чей опыт в данном направлении в течение уже нескольких десятилетий служит объектом самого пристального внимания и широкого изучения в России и многих других странах мира. Опыт социально-экономических реформ в Российской Федерации, хотя и ему посвящено большое число научных публикаций, изучен еще не достаточно, но так или иначе, в обоих случаях гораздо менее изученными на сегодняшний день являются характер и особенности политических институтов России и Китая, взятые в их сравнении. Сравнение же актуально для познания сути политического регулирования реформ, выявления позитивных сторон политического строя.

Выбранная тема актуальна также и потому, что позволяет выявить и оценить уроки китайского политического опыта на основе изучения соответствующих институтов Китая и России, и сделать это не только в теоретическом, но и в практическом планах. По мнению автора, настоятельно необходимо проанализировать, рассматривая в сопоставлении, методы реализации политической власти в РФ и КНР через участие населения этих стран в управлении государством, деятельность политической оппозиции в России и Китае. Учитывая, что в настоящее время соблюдение законности и прав человека в деятельности ведущих политических организаций в обеих странах привлекает пристальное внимание мировой общественности, считаем это еще одним аргументом в пользу научной и практической значимости диссертационного исследования.

Выбранная тема представляет академический и практико-политический интерес также и потому, что изучение динамики соответствующих институтов Китая и России позволяет выявить общезначимое в их опыте. По мнению автора, сравнительный анализ методов реализации политической власти в РФ и КНР позволяет показать сущность происходящих в них процессов.

Актуально, на наш взгляд, оценить роль и значение условий, в которых происходит, хотя еще и не интенсивно, а медленно, шаг за шагом, модернизация политического режима в Китае, поскольку от этого во многом зависит внешняя политика Пекина в целом, в отношении ближайших соседей, в том числе России, в особенности.

Учитывая, что в современных синологических исследованиях весьма ограниченно представлена роль Коммунистической партии Китая в процессе трансформации общества, а в России - участие многочисленных партий в формировании механизмов исполнительной власти, очень важно привлечь внимание к проблеме формирования в КНР и РФ основ гражданского общества.

Степень научной разработанности проблемы. В российской политологии проблемы сравнительного анализа характера и функций политических институтов в сфере руководства проведением социально-экономических реформ не получили достаточно глубокого освещения. Это объясняется, с одной стороны тем, что политические институты новой России, видимо, из-за сравнительно небольшого срока их функционирования в условиях переходного периода страны к демократии и рынку, еще не заняли достойное место в сфере политических исследований. С другой стороны, анализ эволюции характера политических институтов КНР, в связи с происходящими там изменениями, напротив, заметно активизировался как в самом Китае, так и в России, а также на Западе.

Существует масштабный пласт литературы, отдельные сюжеты которой прямо либо косвенно касаются темы данного диссертационного исследования. Наибольшее количество работ подводят итоги реформирования национальных экономик Китая и России, а также посвящены общим проблемам развития этих стран во второй половине XX века. Такие труды содержат огромный фактический и теоретический материал, который может быть полезен при сравнительном анализе. В них встречаются отдельные замечания и ссылки на значение китайского опыта для России, но гораздо реже — на значение российского опыта для Китая. Но и они представляют для диссертанта немалый научный интерес.

К общим работам такого рода относятся как капитальные исследования российских, китайских и других зарубежных ученых, так и многочисленные научные статьи, доклады, докторские и кандидатские диссертации. Проведение экономических реформ в РФ постоянно находится в центре внимания многих российских ученых-экономистов и политологов1. Необходимо также отметить труды китайских ученых, чей вклад в разработку л теории политических и экономических реформ в КНР особенно велик . В перечисленных трудах раскрываются трудности деэтатизации в России и Китае, содержатся, хотя и во многом противоречивые оценки форм и методов модернизационных реформ. Однако нам неизвестны исследования, в центре которых стояли бы вопросы взаимосвязи политических и экономических реформ, проблемы влияния политических институтов на их реализацию в РФ и КНР с позиции сравнения двух разных политических систем. Тем не менее, знакомство с такими работами было чрезвычайно полезным для диссертанта, так как они позволяют судить о том, насколько значительным является идеологическое обеспечение реформ в России и Китае, насколько государство выполняет свою миссию вдохновителя рыночных реформ в целом. В связи с этим становится ясно, какую большую роль в Китае играет идеологическая работа КПК на современном этапе, вырабатывая «программу действий, согласно которой партия, сплачивая и ведя за собой народы страны, будет продолжать неуклонно идти по пути социализма с китайской

1 Абалкин Л.И. Логика экономического роста. М.: Институт экономики РАН, 2002; Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды в 3-х т. М.: Научная книга, 2002; Этот трудный трудный путь. Экономическая реформа. Руководители - Л.И. Абалкин, П.Г. Бунич. М.: Мысль, 1989; Симония Н.А. О роли государства в общественном развитии. Запад и незападные модели. // Место и роль государства в догоняющем развитии. М.: ИМЭМО, 1999; Бутенко А.П. Неравномерность развития и историческое забегание, (сравнительный анализ развития СССР, России, Китая и Вьетнама). М.: ИМЭМО РАН, 2000; Сухарев О. О выборе стратегии макроэкономической политики. // Вопросы экономики. 2004, № 8; Цирель С. Экономический рост и информационные технологии: компаративистский подход. // Вопросы экономики. 2004, № 11; Блауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют. Пер. с анг. М.: НП «Журнал вопросы экономики». 2004; May В.А. Государство и хозяйственный процесс. Автореф. докт. диссер. M., 1993; Литвинов О.В. Проблема модернизации политической системы Китайской Народной Республики. Автореф. докт. диссер. М., 2004; Капустин Е.И. Уровень, качество и образ жизни населения России» М.: Наука, 2006; Некипелов А.Д. Становление и функционирование экономических институтов: от «робинзонады» до рыночной экономики, основанной на индивидуальном производстве. М.: Экономисть, 2006.; О роли государства в условиях смешанной экономики (монография Центра Институциональных и микроэкономических исследований). Авторы: Зельднер А.Г., Баткилина Г.В., Ваславская И.Ю., Смотрицкая И.И., Ширяева Р.И. и др. М.: Наука, 2006;

2 См., напр.: Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу. Китайское чудо. Экономическая реформа Стратегия развития. M., 2001. спецификой и обеспечивать ему дальнейшее развитие с нового исторического старта»1.

Объектом диссертационного исследования является динамика политических институтов в России и Китае и характер социально-экономических преобразований в них.

Предмет исследования - общее и особенное в характере и функциях политических институтов России и Китая в области руководства и обеспечения социально-экономических реформ, рассматриваемых в сравнении.

Цель и задачи исследования.

Цель исследования - проведение сравнительного анализа роли и значения российских и китайских политических институтов, главным образом, государства и правящих партий, в обеспечении реализации социально-экономических реформ, направленных на создание рыночных экономик.

Достижение поставленной цели предполагалось посредством решения следующих задач:

- Проанализировать значение социально-экономических реформ в становлении современной рыночной экономики в Российской Федерации и Китайской Народной Республике, на основе как российской, так и китайской стратегии строительства нового общества в условиях углубляющегося процесса глобализации;

- Показать сходства и различия в политике проведения социально-экономических реформ, основные факторы их успеха в Китае и трудности в реформировании экономики России;

- Выявить специфику национальных управленческих механизмов, обеспечивающих успешное проведение реформ;

- Рассмотреть роль основных политических институтов в выработке стратегии национального обновления реформ, а для этого проанализировать и сравнить характер и функции этих институтов в России и Китае, сделав

1 См. выступление Ху Цзиньтао на заседании XVII съезда КПК. октябрь 2007г. акцент на их эволюцию в последние годы прошлого века и первые годы нового столетия;

- Раскрыть характерные отличия партийного государственного строительства в Китае, его специфические общезначимые стороны в сравнении с российской политической практикой;

- В итоге определить на основе сопоставления российского и китайского опыта взаимосвязь и взаимозависимость политической организации властных структур и сформулировать те аспекты китайского опыта в области политического и экономического строительства, которые могли быть творчески использованы в России;

Гипотеза диссертационного исследования.

Мировой опыт показывает, что достижение высокого уровня развития доступно странам с самой различной исходной базой и национальной спецификой. Существуют общие правила ведения и регулирования воспроизводственного процесса. Именно они являются основным ориентиром при учете или заимствовании опыта других государств, в то время как признаки национальной специфики могут совпадать с нашими отечественными условиями. Этим, в частности, обусловлен выбор нами для исследования опыта России и Китая как подходящих объектов для того, чтобы показать наличие общих закономерностей социально-экономического развития в неодинаковых исторических условиях. В этих странах достаточно велики наслоения национальной специфики; с другой стороны, их связывает во многом схожий опыт предшествующего развития, а также цели и задачи, которые ставят перед собой Россия и Китай. И в РФ, и в КНР одинаково наблюдается разворот политических и социально-экономических структур к новой целевой ориентации. Основой и гарантией такого движения являются долгосрочные, стратегические источники эффективности, иными словами -сформированный к настоящему времени экономический и инновационный потенциал России и Китая. Достаточно определенно он выражается и в эволюции политических и общественных структур этих стран, в потенциалах их собственных научно-образовательных комплексов.

Научная новизна исследования уже заложена в таком качественном показателе исследования как актуальность. Однако к вышесказанному следует добавить, что новизна темы диссертации во многом обусловлена еще и тем, что сами политические институты, как Китая, так и России еще исследованы недостаточно, по крайней мере, российской наукой. С одной стороны, это обстоятельство свидетельствует о новаторской направленности диссертационного исследования, а с другой, затрудняет анализ конкретных функций политических институтов, которые они выполняют в сфере социально-экономических преобразований. Диссертант существенно расширяет и углубляет сложившиеся представления об особенностях структуры политических институтов власти России и Китая, сопоставляя их функции в деле реализации реформ. Диссертационное исследование отличается также новым комплексным подходом к оценке преимуществ и слабых сторон политических институтов обеих стран, включающих те или иные изменения в их политических системах.

Существует еще ряд обстоятельств, которые служат доводами в пользу проведения сравнительного анализа характера и деятельности политических институтов России и Китая. Прежде всего, обращают на себя внимание масштабы их территорий. Размер страны - это один из серьезнейших факторов, обуславливающих специфику организационных форм политических институтов власти. Геополитика в этом случае выступает на первый план. Географическое положение России как связующего звена между Европой и Азией не может не оказывать влияния на ее самооценку и политическое поведение на международной арене, не отражаться на политических функциях ее законодательных и исполнительных органов власти. В свою очередь, Китай занимает важное геостратегическое положение в Азии - оно самым естественным образом является основанием для претензий на лидерство в АТР. Отсюда вытекают многие особенности внешней политики Пекина, его внешнеполитические амбиции.

Политическое положение России и Китая оказывает влияние на формирование политического самосознания их лидеров как представителей великих держав, что обуславливает элементы их конкуренции на международной авансцене и отражается на развитии политических систем, способствует укреплению роли их властных институтов в процессе утверждения ведущих позиций России и Китая в сфере международных отношений.

Новизна исследования определяется также в том, что в нем впервые рассматриваются взятые в тесной взаимосвязи и взаимозависимости политические и экономические процессы и реформы в генезисе и динамике развития рыночных отношений в России и Китае. При этом по-новому оценивается влияние глобализации на сближение ряда политических процессов в этих государствах, объясняется наличие общности во взглядах на последствия глобализации в политических элитах и исследованиях ученых двух стран. Одновременно обращение к российскому и китайскому опыту позволяет выявить их особенности и поставить по-существу новый вопрос о взаимосвязи экономических достижений и характера власти.

Новизна состоит и в анализе взглядов китайских и российских политиков и политологов на перспективы политических преобразований в Китае и в России, что дает возможность выявить суть таких явлений как возникновение элементов демократии в политическом режиме Китая и, напротив, элементов усиления централизованной вертикали власти в России.

В настоящее время широко дискутируется вопрос о роли государства в рыночной экономике, что имеет для данной диссертационной темы первостепенное научное значение - исследование путей и методов проведения современных рыночных реформ представляется невозможным без определения функции государства в современной экономике в целом. Регулирующая роль государства в развитии общества относится не к только и системе рыночных механизмов, но и имеет более широкую сферу воздействия. Здесь проявляется участие государства в регулировании экономики различными способами, в том числе посредством проведения социально-экономических реформ, включая также прогнозирование развития экономики, определение приоритетов в сфере научно-технической политики и инноваций.

Как свидетельствует практика последних десятилетий, в структуре управленческих функций государства постоянно происходят изменения. При переходе к рыночным отношениям, например, усиливается (или должна усиливаться) законодательная функция государства, которая для того, чтобы ускорить предпосылки формирования нового общества, должна создавать и обеспечивать претворение в жизнь законов, заттщтцающих частную собственность, свободу выбора занятий, разрабатывать и реализовывать инвестиционную политику и т.д.

Роль государства как «ночного сторожа» также должна усиливаться, чтобы обеспечить в стране правопорядок и спокойствие граждан. При этом в бывших соцстранах отмечаются процессы сокращения сферы действия государства в экономике и социальной сферах.

Сопоставление и анализ достижений РФ и КНР приводит к выводу, что при сравнительно одинаковых общих предпосылках (и в России, и в Китае отчет нового этапа развития начался с гражданской войны, с разрушения экономики), различие в характере экономического строя отражается именно в политической структуре, которой является государство. Именно оно доминирует при определении конечного народнохозяйственного результата развития каждой из этих стран.

Но есть и особенности. Так, часто роль государства в РФ и КНР сводится к регулирующей роли центральных учреждений, а потому основное внимание уделяется использованию правительственным бюджетно-финансовым рычагам, мероприятиям по обеспечению плавного экономического роста (контроль над уровнем инфляции, над безработицей и т.д.). Фактически же государственность в этих странах охватывает гораздо более широкий круг областей и уровней жизнедеятельности общества. Особенно это можно наблюдать на опыте государственного управления в Китае. Автор отмечает, что и в России, и в Китае общественные и гражданские организации слабы (хотя и в разной степени), их участие в реализации государством своих функций незначительно, что еще более подчеркивает первичную, основополагающую роль государства, его учреждений и правовых структур. Однако, гражданские, общественные организации в РФ развиты значительно больше, чем в КНР.

Теоретико-методологическая основа исследования обусловлена целью и задачами, стоявшими перед диссертантом, которые весьма многообразны и обязывают обращаться, как к общетеоретическим разработкам по вопросам модернизации обществ, так и к более специальным теориям, применяемым при изучении экономических и политических проблем таких стран.

Это, в частности, относится к концепции переходного периода в трудах ведущих российских ученых - Л.И. Абалкина, А.Г. Аганбегяна, О.Т. Богомолова, Гайдара Е.Т., Капустина Е.И., Д.С. Львова, Н.Я. Петракова, Н.П. Шмелева. Но весьма ценным в их работах является определение переходного периода в России, особенностью которого является сочетание элементов сохраняющейся административной системы управления с постепенно нарождающимися и утверждающимися элементами новой модели хозяйствования. Сложность решаемых проблем предполагает длительность переходного периода, наличие в нем ряда промежуточных этапов.

Автор опирался на комплекс теоретических разработок и методологий, в том числе - компаравистику как метод сравнительного анализа, метод моделирования, теорию прогнозирования (В.Ф. Ли), институциональные теории (В. Исаев, А. Мартынов, Н. Работяжев). В диссертации использованы также диалектический и системные методы, метод историзма, а также широкий круг общетеоретических положений, которые содержатся в трудах по проблемам политического строительства, включая политические институты, вопросы авторитаризма и тоталитаризма. Это работы таких ученых как X. Арендг, И. Ильин, А. Зиновьев, Г. Маркузе, Дж. Стиглиц, Э. Фромм, Ф. Хайек, С. Хантингтон, Й. Шумпетер, а также китайских ученых - У. Тянцян, Чжан Бинцзю, Ли Теин1. Предложенные этими учеными подходы к пониманию истоков тоталитаризма, авторитаризма и демократических режимов имеют большое теоретико-методологическое значение для данной диссертации. Разумеется, автор не мог пройти мимо теоретических разработок, предпринятых теоретиками Китая, в том числе теории социализма с китайской спецификой, концепции «трех представительств» как нового этапа эволюции государственной идеологии в КНР.

Источники и научная литература. При разработке диссертационного исследования автор опирался на широкий круг источников и научной литературы, которые можно условно подразделить на следующие группы.

Первая. Конституции Российской Федерации и Китайской Народной Республики, Постановления Государственной Думы и Совета Федераций, Указы и Законы Президента Российской Федерации по вопросам приватизации, налоговому законодательству, преобразованию банковской системы и т.д. В эту же группу входят программы, выдвигаемые некоторыми политическими партиями России, официальная статистика, законы и законодательные акты, выступления высших руководителей правительства, и т.д., документы съездов Коммунистической партии Китая, решения и постановления Всекитайского собрания народных представителей, китайское законодательство по вопросам политических и экономических реформ.

1 Arendt Н. The Origins of the Totalitarism. № 4, 1996; Hayek F. A. The Road to Freedom. Chicago, 1995; Фромм Э. Через плен иллюзий. М., 1992; Ильин И. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. М., 1992; Зиновьев А. Зияющие высоты. М., 1990; Тянщян У. Новый авторитаризм- экспресс через рынок к демократии. // Новый авторитаризм. Пекин, 1989. с. 23-29 (на кит. яз.).

Вторая. Официальная статистика, отражающая темпы и результаты экономических реформ в России и Китае, международные справочные издания, в том числе Международного валютного фонда, Всемирного банка, Азиатского банка развития и т.д.

Третья. Научные монографии, статьи и диссертации, имеющие отношение к теме, материалы отечественных и международных научных и научно-практических конференций, семинаров, симпозиумов и др. Книги руководителей двух стран.

Четвертая. Периодические издания на русском, английском, китайском и других языках.

Автор использовал значительный массив исследовательской литературы, что помогло уточнить понимание им российских и китайских реалий. К настоящему времени в среде мировой научной общественности сформировался достаточно устойчивый интерес к практике становления новых политических институтов в РФ, формированию их функций в сфере управления процессами социально-экономического развития российского общества. В первую очередь отметим те работы, которые оказали влияние на научное мировоззрение диссертанта. К ним относятся книги Л.И. Абалкина, Д.С. Львова, Н.И. Федоренко, а также целый ряд коллективных трудов1.

По проблематике российских экономических реформ в России автор использовал многочисленные документы и сборники статей, затрагивающие особенности процесса приватизации государственной собственности, материалы многочисленных научных дискуссий, отражающие отсутствие консенсуса многих российских политиков и политологов относительно характера рыночных преобразований экономики, как в России, так и в Китае. В связи с этим интерес представляет, например, сборник статей, изданных

1 Абалкин Л. (ред.) Россия 2015: оптимистический сценарий. М.: ММВБ, 1999; Федоренко Н. Россия: уроки прошлого и лики будущего. М.: Экономика, 2001; Львов Д. (ред.) Путь в XXI век: стратегические проблемы и перспектива российской экономики. М.: Экономика, 1999; Д.С. Львов (ред.) Стратегический ответ России и вызовы нового века. М.: Экономика, 2002; Билимович А.Д. Экономический строй освобожденной России. М.: Наука, 2006; Никифоров Л.В., Кузнецова Т.Е., Гусева М.Б. (ред.) Китай и Россия. Социально-экономическая трансформация. М.: Наука, 2007; Чуфрин Г. (отв. ред.) Восточная Азия между регионализмом и глобализмом. М., 2004;

Институтом научной информации по общественным наукам РАН -«Особенности приватизации в отдельных регионах и странах мира» (М., 2002). В него вошли исследования, содержащие анализ приватизационной динамики в странах, которые редко попадают в поле зрения отечественных исследователей по проблемам приватизации. Авторами статей (B.C. Атаева, В.А. Виноградов, Г.И. Житовая, и др.) подробно рассматриваются не только общие, но и специфические черты преобразований собственности в экономических системах различного типа (к примеру, приватизация в Японии, Австралии, странах Латинской Америки).

Большой интерес представляет осуществляемый авторами анализ социальных и институциональных ограничений приватизационного процесса и обоснование появления его разных идеологий, связанных с глобальной переоценкой экономических функций государства. Последнее, на взгляд диссертанта, имеет значение при сравнении функций государства в России и Китае в ходе осуществления политики приватизации. В любом случае постановка вопроса о тех финансовых и экономических выгодах, которые получает государство, освобождаясь от финансирования государственных предприятий и избавляясь от финансовых рисков, заставляет задумываться о том, в какой степени приватизация в РФ и КНР способствует социальному развитию. Необходимо также отметить, что приватизация государственной собственности, например, в России, если учесть опыт других стран с переходной экономикой, в т.ч. Китая, может и должна рассматриваться как неотъемлемая часть процесса формирования независимой экономики страны.

Следует отметить ряд работ, вышедших в последнее время, которые анализирует процессы, происходящие в России: Это книга известного российского экономиста и политолога Делягина М. «Реванш России» (М.: Эксмо, 2008); труд видных ученых - экономистов Гринберга Р.С. и Рубинштейна А .Я. «Основания смешанной экономики» (М., 2008); книга Богомолова О.Т. «Экономика и общественная среда: неосознанное взаимовлияние. Научные записки и очерки». (М., 2008); монография Фетисова Г.Г. и Бондаренко В.М. «Прогнозирование будущего: новая парадигма» (М.: Экономика, 2008);1

К числу глубоких исследований, основанных на длительных изысканиях профессиональных китаистов следует отнести монографию двух ученых — академика М. Титаренко и члена-корреспондента Б. Кузыка «Китай-Россия 2050: стратегия соразвития» М.: Институт экономических стратегий, 2006. Здесь объединен передовой опыт в области экономического прогнозирования и современного китаеведения. Особый интерес для диссертанта представлял комплекс сценариев развития КНР до 2050г. как в целом, так и по отдельным параметрам.

В исследованиях российских и западных ученых, посвященных проблемам политических реформ в Китае, обращает на себя внимание стремление вскрыть недостатки политической системы современного Китая -отсутствие условий для институционально оформленной оппозиции, возможность создания самостоятельных политических и общественных организаций. В то же время база социальных конфликтов в КНР вполне реальна, также как процесс углубления политических реформ и аспектов взаимодействия с внешним миром постепенно усиливает процесс имущественной дифференциации, раскола китайского общества и возникновения конфликтного потенциала2.

Все больше внимания изучению вопросов, касающихся роли государства в осуществлении задач экономического строительства и социального развития, уделяется учеными и целыми научными коллективами таких структур как Российская академия государственной службы при

1 Сюда же следует внести ряд статей, таких как: Гринберг Р. Парадоксы глобализации и Россия. // Вестник института экономики РАН, 2007, № 1; Зельднер А. Государство и рынок: стратегия развития экономических отношений. // Вестник института экономики РАН, 2007, № 3; Фрейнкман Л., Дашкеев В. Россия в 2007 году: риски замедления экономического роста на фоне сохраняющейся институциональной стагнации. // Вопросы экономики, 2008, № 4;

2 Кокарев КА Политический режим и модернизация Китая. M.: ИДВ РАН, 2004; Яскина Г.С. К вопросу об исторических судьбах социализма в Азии. // Проблемы Дальнего Востока, 2005, № 2; Goldmann M. Sowing the Seeds of Democracy in China. London, 1994;

Президенте РФ, Дипломатическая академия МИД РФ, Институт Дальнего Востока РАН (ИДВ РАН), Институт экономики РАН, Институт экономики переходного периода (ИЭПП), Институт мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО РАН), Институт востоковедения РАН (ИВ РАН) и рядом других. Но всплеск интереса к политическому строительству в КНР появился только в последние годы в связи с тем, что в Китае стали очевидны позитивные результаты проведения реформ.

Большой вклад в исследование реформ в Китае внесли российские ученые-китаеведы: P.M. Асланов, Я.М. Бергер, Л.Д. Бони, Ю.М. Галенович, В.Г. Гельбрас, JI.M. Гудошников, Л.П. Делюсин, К.А. Егорова, Т.М. Емельянова, H.JI. Мамаева, И.Н. Наумов, А.В. Островский, В .Я. Портяков, Г.А. Степанова, М.Л. Титаренко и другими1. На эти работы диссертант опирался по мере необходимости. Вопросы идеологии рыночных реформ представлены в трудах Л.И. Кондрашовой, Э.П. Пивоваровой, М.Л. Титаренко.

В Китае вопросами государственного строительства в целом занимаются институты, находящиеся в ведении Академии общественных наук КНР, университеты и отдельные научные центры. В этой области замечены вышедшие в свет и заслуживающие пристального внимания труды китайских политологов и политиков. Из числа последних работ выделим книгу Ли Тиена «О демократии» , в которой обобщен исторический опыт попыток утверждения в Китае политической демократии. В этом труде роль государства как политического института рассматривается через деятельность Коммунистической партии Китая. И это правомерно, поскольку в КНР

1 Гудошников Л.М., Емельянова Т.М. Китай: рабочие комитеты населения. - Народный документ. Справочное издание, М., 1993, № 4; Гельбрас В. Г. Роль государства в создании частного предпринимательства: Россия, Китайская Народная Республика, Тайвань. - Место и роль государства в догоняющем развитии. Сборник статей. М.: ИМЭМО РАН, 1999; Бергер Я. XVI съезд КПК и стратегия социально-экономического развития Китая. // Проблемы Дальнего Востока, 2003, № 2; Баженова Е., Островский А.В. От Шанхая до Циндао (Особенности экономической реформы в западных и восточных регионах КНР). // Проблемы Дальнего Востока, 2005, № 2; Тшаренко МЛ. Китайская цивилизация и реформы. M., 1999; Наумов И.Н. Стратегия экономического развития КНР в 1996-2020 гг. и проблемы ее реализации. М.: ИДВ РАН, 2001; Портяков В.Я. О некоторых аспектах совершенствования Китайско-Российского стратегического партнерства // Проблемы Дальнего Востока, 2007, № 5;

2 Li Tieying. On Democracy. Beijing, CASS, 2002.

Коммунистическая партия является «руководящей и направляющей силой общества», основой основ политического общества этого государства.

В Китае растет число работ, демонстрирующих рост интереса китайского ученого сообщества к процессам экономических и политических реформ, происходящих в России. Многие из китайских политологов считают, что в России возник серьезный перекос между исполнительной, законодательной и судебными ветвями власти, в ряде китайских публикаций утверждается, что «в настоящее время в России существует режим президентского авторитаризма».1

В Китае наблюдается расширение круга исследований, посвященных изучению политических институтов страны и их роли в реформировании экономики и социальной сферы. В сборнике статей китайских авторов «Система Собраний народных представителей Китая» (гл. ред. Цай Цзинцзянь) прослеживаются некоторые изменения в функциях представительных органов после XV съезда КПК.2 Интерес представляет и другой сборник статей «История политической системы КНР» (гл. ред. - Чэнь Нинсянь), в предисловии, к которому говорится о проблемах и перспективах развития политического строя в Китае после 1949 г. в сторону демократии.3

Основные принципы социалистического государства в Китае показаны китайским политологом Лю Ханем в его статье «Тип государства и форма организации политической власти в Китае»4. В монографии Лю Цзэхуа «Авторитаризм и китайское общество»5 высоко оцениваются авторитарные черты политического режима в Китае, «только и способного удержать страну на пути строительства социализма».

В более широком плане роль политических институтов представлена в работе известного немецкого социал-демократа Т. Майора

1 Аналитический центр Госсовета КНР о внутриполитической и экономической ситуации в России. // Экспресс-информация ИДВ РАН, М., 2000, № 3, с. 5.

2 Чжунго жэньминь дайгяо дахуэй чжифу. Пекин, 1998 (на кит. яз.)

3 Чжунхуа жэньминь гунхэгь чжэнчжи чжифу ши. Тяньцзинь, 1998, с. 3.

4 Жэньминь жибао, 24.05.1982.

5 Цюаньвэйчжун юй чжунго шэхуй. Цзнлинь, 1990.

Трансформация социал-демократии. Партия на пути в XXI век» (М., 2000). Привлекает главная идея этой книги, вытекающая из исторического опыта — не разжигать противоречия в обществе, а сглаживать их, развивать партнерство, формировать гражданское общество, избегать диктатуры в любой форме.

Необходимо отметить работу Херрера Й. «Экономическая реформа в России, 1991-1998». Он отмечал, что «характер российской программы экономических реформ в итоге определила не столько идея эффективности рынка, сколько упрощенные представления, не учитывающие ни всей сложности реально существующих в капиталистических странах рынков и государственных институтов».

Нобелевский лауреат по экономике, профессор Колумбийского университета США Стиглиц Д., посвятил экономике России и Китая большое количество работ, где он анализирует сложные вопросы, касающиеся процесса реформ. И основная мысль «чтобы понять смысл всего произошедшего, необходимо проводить больше исследований, особенно — беспристрастных»,1 еще один довод актуальности выбранной темы.

Для данной диссертации большое значение имели работы, авторы которых пытаются объективно оценить характер политической системы КНР. Как правило, в них подчеркивается подчиненное положение всех легальных организаций руководству КПК. Вместе с тем в работах некоторых t российских и китайских исследователей появляются отдельные, пока еще осторожные высказывания по поводу возможностей либерализации

1 Стиглиц Дж. Куда ведут реформы? // Вопросы экономики, 1999, № 7.

2 Это, например, такие работы: М. Oksenberg, China Political System. // China Journal. Canberra, 2001, № 45; Цзян Цзэминь. Речь на торжественном собрании по случаю 80-й годовщины со дня создания КПК (1 июля 2001 г.). Пекин, Синьсин, июль 2001; Чэнь Ищы. Китай: десятилетие реформ. // Информационный бюллетень ИДВ РАН, ч. 1-2, М., 1996; Литвинов О. Политические реформы в современном Китае: направления, особенности, перспективы. М., 2004; Хальман С. Политические границы экономической и конституционной реформы. Актуальные проблемы социально-экономической жизни КНР. // Экспресс-информация ИДВ РАН, М., 1999, №11; авторитарного политического режима в Китае1. Такие авторы как К.А. Кокарев, В.И. Михеев, Г.С. Яскина, указывают на возможность авторитаризма способствовать прогрессивному развитию общества, но до определенных пределов. Режим является устойчивым до тех пор, пока он поддерживает в стране общественный порядок, мобилизацию ресурсов для решения выдвигаемых задач и целей, например, для ускорения модернизации национальной экономики, повышения жизненного уровня населения, роста авторитета и влияния страны на мировой арене.

Основные положения, выносимые на защиту.

Первое. Сопоставимость российского и китайского опыта политического регулирования процесса реализации социально-экономических реформ определяется:

- общностью стратегий России и Китая, ориентирующих страны на развитие в едином направлении - к созданию сильных процветающих государств;

- признанием рыночных принципов и открытостью экономик;

- необходимостью присоединения к процессу глобализации мировой экономики с целью сохранения национально-государственной идентичности;

Второе. Политические институты РФ и КНР имеют определенное сходство - велика роль Президента (Россия) и Председателя КНР (Китай), многие функции институтов политической власти совпадают. Но существуют и различия. Автору представляется, что особенности действия политических институтов и их эффективность в сфере руководства страной зависит от комплекса факторов: от исторических традиций и специфики политической культуры, накопленного опыта, роли политических партий, а также от объектов управления, их состояния.

1 Михеев В.И. В поисках альтернативы. Азиатские модели развития: социалистические и «новые индустриальные страны». М.: Международные отношения, 1990; Яскина Г.С. К вопросу об исторических судьбах социализма в Азии. // Проблемы Дальнего Востока, 2005, № 2; Кан Фэн. Китаю не остановить стремление к демократии. // Экспресс-информация ИДВ РАН, М., 1999, №11; Chang G. Gordon. The Coming Collapse of China. New York, 2001; Weir Jingsheng. The Fifth modernization: Democracy. New York, 1997;

Третье. Успех социально-экономических реформ в огромной степени зависит от эффективности регулирования преобразований со стороны основного политического института, которым является государство. Диссертант отстаивает позицию, заключающуюся в том, что успех политических и экономических реформ зависит от степени восприятия населением задач реформирования как своих кровных интересов. Тем самым политика реформ получает необходимую поддержку.

Четвертое. Политические реформы в переходный период не должны ослаблять регулирующую роль государства, его ответственность за проведение системных преобразований должна возрастать.

Пятое. Огромную роль в обеспечении преобразовательного процесса играет адекватное сочетание политических и экономических мер воздействия на преобразовательные процессы, включая определение интересов населения, перспектив развития страны, степени ее готовности к переходу на новые, рыночные принципы хозяйствования и т.д.

Для проведения сравнения между политическими системами России и Китая следовало, в первую очередь, определить критерии, которыми при этом следует руководствоваться. В итоге, ведущим критерием в диссертации были признаны цели и задачи, которые стоят перед российским и китайским обществами, а также характер политической системы (политические режимы и политические институты, в том числе партии) и формы организации государственной власти. Кроме того, автором проведено сравнение при ориентации на такие параметры как властные функции, основная идеология (национальная идея и новые взгляды на развитие общества), уровень развития рыночных отношений. В диссертационном исследовании было учтено, что Китай обладает опытом более длительных по срокам модернизационных преобразований, чем Россия. Известно, что КНР приступила к ним в конце 1978 г., Российская Федерация же вступила на путь движения к рыночной экономике только в 1992-1993 гг. И хотя реформы были начаты в разное время, этот факт не является определяющим моментом в исследовании.

Автором также принято во внимание, что и Россия, и Китай, обе эти страны, начали проводить радикальные социально-экономические реформы в условиях экономического и политического кризисов. При этом Китай начал реформы на стадии выхода из глубочайшего всестороннего кризиса, вызванного культурной революцией и поэтому с проводимыми реформами связаны тенденции к оздоровлению. В России же пришлось начинать реформы на стадии углубления системного кризиса со всеми вытекающими из этого последствиями. При этом в Китае правящей партии удалось сохранить руководящие позиции, в России же преемственность власти и курса сохранить не удалость. Сравнительный анализ наиболее значимых особенностей исторического опыта политического строительства и его специфики определяют научную и практическую значимость проведенного диссертационного исследования.

Похожие диссертационные работы по специальности «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», 23.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», Кубышина, Галина Александровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Автор полагает, что проведенный в диссертации сравнительный анализ роли и значения политических институтов России и Китая в организации и проведении рыночных реформ дает основание для следующих выводов:

1. Характер власти, отраженный в процессе создания и деятельности политических институтов Российской Федерации и Китая, оказывает решающее влияние на сущность экономических реформ, их особенности (степень вовлечения населения, темп реализации, социальные последствия и т.д.) и результаты.

Эффективность политического руководства в Китае ярко проявилась в экономических достижениях страны. За последнее десятилетие темпы роста китайского ВВП превышают уровень 7-8% в год. На сегодняшний день и на обозримую перспективу китайское государство вполне платежеспособно, растут его бюджетные доходы, увеличиваются сбережения населения, сохраняется положительное сальдо платежного баланса.

В России первые признаки достижения экономической стабильности начали проявляться только в начале 2000-х годов; в 2007 г. рост ВВП составил 7,1%, но инфляция опять стала измеряться двухзначным числом. Рост доходов страны в огромной степени зависит от мировых цен на добывающее сырье, составляющее главную статью российского экспорта и доходов государственного бюджета. Такое положение делает экономику довольно уязвимой перед опасностью снижения конъюнктуры внешнеторговых цен на нефть и газ.

2. В основе концепции политической системы в Китае положена необходимость сохранения социально-политической стабильности в период радикальных социально-экономических преобразований. Это удерживает руководство КНР от резких преобразований в области политической системы, но политические преобразования все-таки происходят.

В основе концепции политической системы России лежит тот же принцип, что и в Китае, но характер его реализации иной. Ее формы были ориентированы на методы так называемой «шоковой терапии», что нанесло ощутимый удар по социальной сфере российского общества. Вместе с тем отметим, что Китай только недавно приступил к решению проблем, которые в РФ были решены с принятием новой Конституции. Так, КНР переходит от безальтернативных выборов представительных органов, глав администраций и их заместителей к выборам на конкурентной основе. Отменен порядок единогласного голосования по принимаемым представительными органами решениям и при выборах руководителей всех рангов, включая самые высокие. В Китае ведется активная работа в области законотворчества, что должно в дальнейшем привести к созданию системы политического управления страной, целиком и полностью опирающейся на правовые нормы. Таким образом, наибольшее количество различий в политическом опыте России и Китая, могут со временем быть нивелированы.

3. Существенным различием в организации политической системы КНР и РФ является участие в ней политических партий. В Китае у власти, начиная с 1949 г., неизменно стоит Коммунистическая партия, а в РФ уже более десяти лет создана многопартийная система. Партии в России активно участвуют в политической жизни страны, в том числе в выборах в парламент, президента, а существующие в КНР демократические партии работают не самостоятельно, а под руководством КПК. Следовательно, в политическом управлении и роли в нем партий российский и китайский опыты сохраняют существенные различия.

Иначе говоря, в области развития демократии в России есть достижения, которые еще отсутствуют в Китае. К ним в первую очередь следует отнести создание в Российской Федерации многопартийной системы политической власти. Государственная Дума формируется по принципу представительства политических партий, принимавших участие в парламентских выборах. В Китае восемь его демократических партий являются составной частью Единого фронта, работают под контролем КПК, неукоснительно выполняют ее решения, хотя отношения между КПК и демократическими партиями определены в Уставе КПК как система многопартийного сотрудничества и политических консультаций под руководством КПК. Отсутствие в России реально правящей партии (роль ее играет в зависимости от расстановки политических сил в стране разные, так называемые, партии власти), в этом - существенное отличие политической системы Китая и России.

4. Сравнение характера политических институтов обеих стран, их влияния на все общественные и социально - экономические процессы, в том числе на проведение социально экономических реформ, показало, что в сжатые исторические сроки невозможно совершить «революционный скачок» от тоталитаризма и авторитаризма к демократии. Так, в России все еще проявляются отдельные черты авторитаризма. Значительная часть государственных функций находится в руках президента. В настоящее время Китай предпринимает усилия общемировой значимости, пытаясь использовать авторитарный режим для создания полноценной рыночной экономики и общенациональных управленческих структур, необходимых для развития гражданского общества. Опыт Китая показал, что авторитаризм — как проявление тоталитарного политического режима на определенных стадиях исторического развития, особенно в переходный период, оказался способен постепенно переводить страну в русло демократического развития.

5. В идеологическом отношении политические институты в Китае имеют преимущества перед Россией. Используя теорию социализма с китайской спецификой, постепенно заменяя ее теорией китайского социализма, КПК смогла превратить ее в общенациональную идею. В России же до сих пор не прекращаются дискуссии о том, есть ли у нее вообще национальная идея, а если нет, какой она должна быть. Множество высказываний политиков и ученых на этот счет страдает противоречиями и разногласиями.

6. Главными различиями между политическими и институтами России и Китая является место политических партий в системе политической (государственной) власти. В КНР главную роль в политической системе играет такая мощная, опытная и многочисленная партия как Коммунистическая партия Китая. В, России, несмотря на создание и развитие многопартийной системы, ни одна политическая партия ведущей роли в настоящее время не играет. Даже партия «Единая Россия», хотя и считается партией власти, в области влияния на население, на руководство страны фактически ни в какое сравнение с КПК не идет. Другая российская партия - КПРФ, несмотря на достаточно высокий удельный вес своих мандатов в составе Государственной Думы (12,7%), заметной политической роли в системе политической власти в стране не играет. В Китае провозглашенная многопартийная система — это фикция и служит власти в целях доказательства демократичности политического строя в КНР. В России многопартийная система — это свидетельство происходящего в стране политического процесса в направлении поисков наиболее подходящей к российским условиям политической системы. Президентская республика, которой является Россия, в известной степени ограничивает возможности создания в РФ той политической партии, которая могла бы составить реальную оппозицию президенту и его команде.

7. Политические институты каждой из двух стран в принципе отвечают задачам их развития, потому некорректно было бы делать вывод о том, в какой из стран, эти структуры лучше, т.е. обладают лучшей адаптивностью к местным условиям.

Следует отметить, что различия политических институтов двух стран заключаются не только в подходах к их организации, но и в методах и формах их деятельности. Характерной чертой деятельности китайских институтов власти является их прагматичность, последовательность, целеустремленность, отсутствие политики «шоковой терапии» - вместо нее поступательность, пошаговость действий, стремление избежать каких-либо потрясений. Можно считать, что корни различий кроются в политических культурах двух стран, в социальной психологии их народов. В китайском обществе все еще наблюдается огромное влияние конфуцианской культуры, запрещающей «резкое движение», а русский народ, как писал Н. Бердяев, «развивается катастрофическим темпом, через непрерывность и изменение»1.

8. Пытаясь ответить на вопрос о прочности политической власти в Китае, ее однопартийной системе, отметим, что в КНР после ухода из жизни Мао Цзэдуна власть претендует на то, что она является властью для народа. Но власть, осуществляемая посредством самого народа (демократия), до сих пор является отдаленной перспективой. Успехи Китая в экономическом строительстве свидетельствуют о том, что власть для народа в этом государстве отстаивает и защищает интересы народа в целом. Однако степень вовлечения разных слоев населения в непосредственное функционирование политической власти в КНР, поддержание этой власти народом еще недостаточно просматривается в политической системе Китая.

1 Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990, с. 7.

Довольно сложным представляется и характер власти в современной России. Многопартийная система исполнительной власти в РФ формально свидетельствует о том, что власть в стране принадлежит народу, но при этом обнаруживаются серьезные признаки того, что степень демократизма при этом низкая, так как она во многом перестает быть властью избравшего ее народа.

Сравнительный анализ определил возможность выявить не только сходство и различия в функциях российских и китайских политических институтов, также преимущества и недостатки в самом содержании этих функций, но и сформулировать некоторые важные уроки для России:

Во-первых, сходство заключается в том, что политические институты обеих стран взяли на себя задачу разработки стратегии политических и экономических реформ, при этом различие, что в Китае стратегии реформ разрабатывала и последовательно проводила в жизнь правящая Коммунистическая партия Китая. В России же КПСС, под руководством М.С. Горбачева хотя и выступила инициатором реформации, допустила ряд крупных стратегических просчетов, не говоря уже о тактических ошибках. Главный просчет заключается, по нашему мнению, в разрыве между темпами динамики политической демократии и ходом экономических реформ.

Во-вторых, после распада СССР функцию руководства радикальными реформами стал осуществлять президент и его администрация в условиях недостаточно сформированной правовой среды. Напомним, что в России возник некий конгломерат антитоталитарных движений, нацеленных, прежде всего, на разрушение административно-командной системы управления страной. Деконструктивная направленность этих движений стала тормозом для образования в России политического консенсуса по проблемам строительства нового гражданского общества.

В-третьих, в Китае, в отличие от России, в конце 1970-х гг. был принят курс на радикальную экономическую реформу. К более конкретным мерам в области политической реформы КПК приступила только в последние пять-шесть лет. Первенство экономических преобразований перед политическими в условиях Китая себя оправдало.

В-четвертых, опыт КНР также подтвердил: для того, чтобы реально выполнить свои руководящие функции, политические институты должны обладать необходимой полнотой государственной власти. Для установления основ стабильного демократического строя необходимо гражданское общество, формирование которого предполагает создание слоя или класса мелких собственников, осознавших и готовых защищать свои экономические интересы.

Опыт России показал, что социализация экономики - проблема гораздо более сложная и поэтому требующая для решения большего периода времени, чем отстранение КПСС от власти. В процессе перехода от государственной экономики к рыночному хозяйству России приходится решать не только проблемы перераспределения собственности в интересах новых хозяйственных субъектов, но и обеспечения и поддержания приемлемого для общества уровня трудовой занятости и цен на товары и услуги. Опыт России доказывает, что без сильного государства, авторитарной и жесткой государственной власти, опирающейся на законодательную базу, новыми эффективными собственниками становятся представители теневой экономики и организованной преступности. Твердая политика власти нужна для защиты экономики от криминализации, коррупции и недобросовестной конкуренции.

Существенно различается роль политических институтов России и Китая в решении социальных задач современных рыночных реформ. Политические институты в России и Китае решают социальные проблемы разными способами, поддерживая уровень занятости, сдерживая инфляцию и рост цен. От их адекватного решения зависит стабильность в стране. В России достижение социальной стабильности с самого начала было поставлено в зависимость от хода рыночных реформ. Самоустранение государства от задач социальной защиты негативно отразилось на жизненном уровне российского населения, на настроении общества. Ярким примером здесь стали волнения населения в связи с принятием Закона о монетизации льгот. Тем не менее, государственная система поддержки малообеспеченных слоев населения в России продолжает развиваться.

В Китае основные задачи в социальной сфере вообще возложены на само население, однако, в России, в отличие от КНР, существует государственная система пенсионного обеспечения, установлен более низкий возрастной пенсионный ценз. Угрозой стабильности китайского общества являются рост безработицы, связанной как с повышением доли квалифицированного труда в создаваемом общественном продукте, так и значительными различиями в уровнях развития между приморскими и глубинными районами страны.

В Китае также есть проблемы в различных областях экономических реформ, но они в значительной степени скрыты за наиболее заметными, на первый взгляд, достижениями экономического характера. Так, следует отметить, что краткосрочные и среднесрочные выгоды время от времени вступают в противоречия с долгосрочными интересами. Российские исследователи иногда отмечают, что, к примеру, безусловно, необходимый контроль над рождаемостью оборачивается быстрым темпом старения населения и резким возрастанием нагрузки на работающий контингент1. Экстенсивное развитие системы волостно-поселковых предприятий, способствующее востребованному

1 Бергер Я.М. Проблемы устойчивого развития Китая. Китай в диалоге цивилизаций. К 70-летию академика М.Л. Титаренко. М.: «Памятники исторической мысли», 2004, с. 32. расширению занятости, уже сейчас сопровождается разрушением окружающей среды и ускоренным потреблением природных ресурсов. Рост так называемого «зеленого ВВП», т.е. валового внутреннего продукта, рассчитанного с учетом урона, наносимого природе, имеет в Китае отрицательное значение. В китайском обществе зреет представление о том, что плоды реформистского курса распределяются среди социальных групп не только неравномерно, но и несправедливо. По убеждению большинства, первостепенную роль в доступе к благам играет власть1.

Сопоставление сущности и функций политических институтов, функционирующих в РФ и КНР, позволяет извлечь определенные уроки для России. При этом автор руководствовался результатами системного анализа важнейших факторов и компонентов будущего развития России до 2025 г., предложенного ведущими российскими политологами и экономистами. Такой подход обеспечивает оценку адаптивности китайского опыта к российским реалиям, с одной стороны, а с другой -должен стимулировать поиск Россией собственных эффективных путей развития.

Соответственно, в диссертации было представлено видение России в качестве одной из ведущих держав мира, эволюционирующую по пути к социально ориентированному постиндустриальному государству, характеризующуюся значительным удельным весом в экономике высоких технологий, интенсивным развитием науки и культуры. В чем же видятся основные уроки Китая для политических и экономических преобразований, происходящих в России? Среди них автор рекомендует обратить внимание на следующее:

Урок первый. Ускорение политических трансформаций способно затормозить общий процесс модернизации общества. Об этом говорят события в Китае в 1989 г., после которых КПК отказалась от

1 Там же. форсирования политической реформы. В России сейчас ведется перестройка политических отношений между Центром и регионами с определенными отступлениями от Конституции. Такая мера отвлекает регионы от неотложных внутренних дел и вынуждает их сосредотачиваться на проблемах формирования нового звена руководителей и налаживания их связей с Центром. Более перспективным представляется ориентация политических институтов российской власти на дальнейшую маркетизацию экономики с использованием опыта КНР, где достигнутый высокий уровень маркетизации экономики стал основой для дальнейшей модернизации в русле стратегии постепенного перехода к демократии.

Урок второй. В КНР существует сильное централизованное государство, управляемое КПК. В этой дихтомии (государство-партия) нашел отражение высший уровень централизации власти в стране. Но такая централизация явно препятствует развитию демократии в Китае, вызывает скрытое и даже открытое сопротивление провинций (регионы). Такие негативные последствия гипертрофированной централизации власти, очевидно, служат предостережением России, в которой происходит усиление централизации исполнительной власти (так называемое усиление вертикали власти).

Стратегический подход к анализу роли государства в России и Китае (понимаемому в узком смысле как политическая организация, управляющая государством), в диссертации был осуществлен, исходя из признания в качестве его важнейшей функции задачи воспроизводства. Обеспечение условий для сохранения и обеспечения развития страны -важнейшая компетенция государства. Отступление от этого принципа в России уже нанесло социально-экономической сфере значительный ущерб. Следовательно, Россия не должна ни передоверять свои функции обществу, ни отдавать на откуп рыночным силам вопросы наращивания экономического потенциала, развития науки, образования, инновационной деятельности.

Определение общности политических институтов двух стран свидетельствует о том, что это создает определенные предпосылки для дальнейшего развития системы российско-китайских отношений в новом столетии, которые, в основном, выражены в организационных нормах, сходство политических институтов открывает возможность прямого сотрудничества между Государственной Думой Российской Федерации и Всекитайским собранием народных представителей (КНР) как двух политических институтов, которые и в первом, и во втором случае выполняют функции парламентов.

Урок третий. Стратегический ответ Китая на вызовы окружающего мира однозначен: использование преимуществ международного сотрудничества; гласность и открытость (пока до определенного предела), защита национальных интересов - первый приоритет всей политики КНР. Такая схема представляется перспективной и для внешней политики Российского государства.

Урок четвертый. Несмотря на все специфические особенности модели экономики, и в России и в Китае они строятся на однотипной модели смешанной экономики. Задача должна заключаться в том, чтобы, как и Китай, выйти на новый технологический уровень национального производства. Большую роль может, очевидно, сыграть опыт правильно и своевременно выдвигаемых в Китае мобилизационных реформ, способствующих консолидации нации. К этому следует добавить, что поэтапное осуществление реформ в Китае показывает преимущество перед методом так называемой «шоковой терапии», при помощи которого решался основной вопрос радикальной экономической реформы в России - о собственности.

Урок пятый. Необходимо отметить и такой важный момент: изучение опыта Китая в России во многом зависит от развития российско-китайских отношений.

В настоящее время для России сложились благоприятные условия к тому, чтобы можно было более эффективно использовать высокий уровень отношений между Россией и Китаем. Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между РФ и КНР от 16 июля 2001 года «концентрированно отразил целый ряд достижений в развитии двухсторонних отношений за последние годы, заложил прочную юридическую основу развития отношений между двумя государствами в новом столетии. Договор стал неотъемлемой частью правовых систем двух стран»1. Развитие и укрепление политических, экономических и культурных связей между Россией и Китаем создает также важные предпосылки для более глубокого взаимного изучения опыта политических институтов обеих стран в деле руководства, регулирования и управления социально-экономическими реформами.

В целом же и Россия, и Китай движутся в одном направлении — по пути модернизации своих экономик, используя общий метод — радикальную экономическую реформу, что делает их естественными партнерами в борьбе за установление благоприятной внешней среды, необходимой для успешной реализации задач реформирования.

1 Совместная декларация Российской Федерации и Китайской Народной Республики от 27 мая 2003 года // Российская газета, 31.05.2003.

Список литературы диссертационного исследования доктор политических наук Кубышина, Галина Александровна, 2008 год

1.0фициальные документы, выступления руководителей государств, официальная статистика

2. Акты о правах человека. Сборник документов. М., 1998.

3. Архив Президента Российской Федерации, ф. 3, оп. 65, д. 606, л.1.17.

4. Всесторонне неся великое знамя социализма с китайской спецификой, бороться за новую победу в деле полного построения среднезажиточного общества. Доклад Ху Цзиньтаю на 17-ом Всекитайском съезде КПК (15 октября 2007г.). М., 2007.

5. Главные задачи реформы и строительства Китая в 90-х годах. Из доклада Генерального секретаря ЦУ КПК тов. Цзян Цзэминя 12 октября 1992 г. КНР. Пекин: Синьсин, 1993.

6. XXVII съезд КПСС (февраль 1986 г.). М.: Политическая литература, 1986.

7. X Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая. М.: Политическая литература, 1973.

8. XII Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (сентябрь 1982 г.). Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1982.

9. Документы XIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1987.

10. Документы XVII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 2007.t

11. Ю.Дэн Сяопин. Без перестройки политической системы затормозится развитие производительных сил. Основные вопросы современного Китая. М.: Политиздат, 1988.

12. П.Дэн Сяопин. Избранные произведения. Пекин.: Издательство литературы на иностранных языках, 1995.

13. Дэн Сяопин. О реалистическом подходе (первый вопрос, излагаемый в речи на Всеармейском совещании по вопросам политической работы). Творцы истории: Мао Цзэдун, Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь. Статьи и выступления. Минск: Палея Мишин, 2001.

14. Дэн Сяопин. Основные вопросы современного Китая. Пекин: Синьсин, 1987.

15. Дэн Сяопин. Осуществлять модернизацию и никогда не претендовать на гегемонию. Творцы истории: Мао Цзэдун, Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь. Статьи и выступления. Минск: Палея Мишин, 2001.

16. Дэн Сяопин. Раскрепостить сознание, реалистически подходить к делу, сплотиться воедино и смотреть вперед. Творцы истории: Мао Цзэдун, Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь. Статьи и выступления. Минск: Палея Мишин, 2001.

17. Законодательство России в XXI веке. М., 2002

18. К итогам Пленума ЦК КПК. // ИТАР ТАСС, Пекин, 20.10.2000.

19. Китай. 2002. Пекин: Синьсин, 2002.

20. Китай екая Народная Республика. Законодательные акты. М.: Прогресс, 1989.

21. Китайская Народная Республика. Конституция и законодательные акты. М.: Прогресс, 1984.

22. Конституция Российской Федерации. М.: Юридическая литература, 1993.

23. Конституция КНР. Материалы Посольства КНР в Москве. 2002.

24. Материалы 2-й сессии Всекитайского собрания народных представителей (5-30 июля 1955 г.). М.: Политиздат, 1956.

25. Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая (16-27 сентября 1956 г.). М.: Политиздат, 1956.

26. Новое законодательство Китайской Народной Республики. // Экспресс-информация ИДВ РАН, № 10, 2000.

27. Новое законодательство КНР. // Экспресс-информация ИДВ РАН, №5, 1994.

28. Общая программа Народного политического консультативного совета Китая. М.: Госполитиздат, 1950.

29. Общие положения гражданского права. Китайская Народная Республика. Законодательные акты. М.: Прогресс, 1989.

30. XI Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (12 августа 1977 г.). Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1977.

31. Образование Китайской Народной Республики. Документы и материалы. Сборник документов и материалов. М.: Политиздат, 1950.

32. Перечень законодательных актов Китайской Народной Республики (1979-1996). // Экспресс информация ИДВ РАН, 1997, № 9.

33. Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию. М., 2007.

34. Правила регистрации общественных объединений. Новое законодательство Китайской Народной Республики. // Экспресс-информация ИДВ РАН, № 10, 2000.

35. Программа Всероссийской политической партии «Единая Россия». Принята 27.11.2004. М., 2004.

36. Программа Коммунистической партии Российской Федерации. Принята на IV съезде КПРФ 20 апреля 1997 г. М., 1997.

37. Программа Либерально-демократической партии России (ЛДПР). Принята на ХШ съезде ЛДПР 13 декабря 2001 г. М., 2001.

38. Программа Российской демократической партии «Справедливая Россия» М., 2005.

39. Программа Российской демократической партии «Наш выбор». М., 2004.

40. Программа Российской демократической партии «Яблоко». Под редакцией Г.А. Явлинского. М., 2004.

41. Путин В. Россия на рубеже десятилетий. Программная статья председателя правительства России. // Независимая газета, 21.01.1999.

42. Пэн Чжэнь. Доклад о проекте исправленной Конституции Китайской Народной Республики (26 ноября 1982 г.). 5-я сессия Всекитайского собрания народных представителей Китайской Народной Республики 5-го созыва. Документы. Пекин, 1956 (на русском яз.).

43. Совместная декларация Российской Федерации и Китайской Народной Республики от 27 мая 2003 года. // Российская газета, 31.05.2003.

44. Творцы истории: Мао Цзэдун, Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь. Статьи и выступления. Минск: Палея Мишин, 2001.

45. Третья сессия ВСНП и ВК НПКСК 10-го созыва. Материалы. Ресурсы Интернета, www.china.old.ch.

46. Устав Коммунистической партии Китая (принят XII Всекитайским съездом Коммунистической партии Китая 6 сентября 1982 г). Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1978.

47. Хуа Гофэн. Политический отчет на XI Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая (12 августа 1977 г.). XI Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (12 августа 1977 г.). Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1977.

48. Цзян Цзэминь. О социализме с китайской спецификой. Сборник высказываний по темам. Составлен кабинетом ЦК КПК по изучению документов. Том I. Перевод с китайского. Отв. ред. Ю.М. Галенович. М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2002.

49. Цзян Цзэминь. Речь на торжественном собрании по случаю 80-й годовщины со дня создания КПК (1 шоля 2001 г.). Пекин: Синьсин, 2001.

50. Чжоу Эньлай. Избранные сочинения. Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 1990.

51. XVI Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая и стратегия развития Китая в новом веке. Доклад посла КНР в России Чжан Дэгуана (14 февраля 2003 г.). Пекин: Издательство литературы на иностранных языках, 2003.

52. Энциклопедия стран мира. М.: Экономика, 2004.

53. Статистика и статистические материалы

54. Китай. Факты и цифры 2002. Пекин: издательство «Синьсин»,2003.

55. Китай. Факты и цифры 2003. Пекин: издательство «Синьсин»,2004.

56. Китай. Факты и цифры 2004. Пекин: издательство «Синьсин»,2005.

57. Китай. Факты и цифры 2005. Пекин: издательство «Синьсин»,2006.

58. Китай. Факты и цифры 2006. Пекин: издательство «Синьсин»,2007.

59. Российский статистический ежегодник 2001. Официальное издание. М., Госкомстат России, 2002.

60. Российский статистический ежегодник 2003. Официальное издание М., Госкомстат России, 2004.63 .Российский статистический ежегодник 2005. Официальное издание М., Госкомстат России, 2006.

61. Российский статистический ежегодник 2007. М.: ФСГС, 2007.

62. Инвестиции в России. Статистический сборник. Госкомстат России 2003. Официальное издание. М., 2003.

63. Инвестиции в России. Статистический сборник. Госкомстат России 2006. Официальное издание. М., 2007.

64. Дин Юаньчжу, Цзян Сюньцин. Данцянь вого шэхуэй фачжаньды цзедуаньсин течжэн (Этапные особенности современного социального развития Китая). Чжунго цзинцзи шибао, 2003, 25 ноября.

65. Ли Цзинвэнь (гл. ред.) Цзоу сян 21 шицзи ды Чжунго цзинцзи (Экономика Китая на пути в XXI век). Пекин, 1995.

66. Лю Шучен. Чжунго цзинцзи дэ чжоуци бодун юйхунгуань тяокун (Циклические колебания китайской экономики и макроконтроль). // 2005 нянь: Чжунго цзинцзи синши фэньси юй юйцэ (Анализ и прогноз экономической ситуации в Китае- 2005). Пекин, 2004.

67. Ма Хун. Икао кэсюэ цзишу цзиньбу шисянь вого шэхуэйчжуи сяньдайхуа (Опираясь на научно-технический прогресс, осуществить социалистическую модернизацию нашей страны). // Жэньминь жибао, 1991,24 мая.

68. Мэнь Хунхуа (гл. ред.). Чжунго: даго цзюэци (Китай: возвышение державы). Ханчжоу, 2004.

69. Пэн Пэн (гл. ред.). Чэпин цзюэци лунь: Чжунго чунсу дагочжиму (Теория мирного возвышения Китая: Путь формирования образа великой державы). Гуанчжоу, 2005.

70. Ся Липин, Цзян Сиюань Чжунго хэпин цзюэци (Мирное возвышение Китая). Пекин, 2004.

71. Хэ Цзэнкэ. Миньчжухуа: чжэнчжи фачжань ды Чжунго даолу (Демократизация: Китайский путь политического развития). // Чжунгун Тяньцзинь дансяо сюэбао, 2004, № 2.

72. Цзинь Синь, Сюй Сяопин. Чжунго вэньти баогао: Синь шицзи Чжунго мяньлинь дэ яньцзюнь тяочжань. 2002 нянь цюаньсинь сюдинбань (Доклад о проблемах Китая: Серьезные вызовы, стоящие перед Китаем в новом веке. Новое издание 2002 г.). Пекин, 2002.

73. Чжан Цзяньцзин. Прогресс в области изучения проблем перехода экономической системы. Оценка новейших теорий трансформации экономики. //Чжунго цзинцзи шибао, 17.01.2002.

74. Чжунго тунцзи няньцзянь (Китайский статистический ежегодник. 1998). Пекин: ГСУ КНР, 1998.

75. Чжунго тунцзи няньцзянь (Китайский статистический ежегодник. 1999). Пекин: ГСУ КНР, 1999.

76. Чжунго тунцзи няньцзянь (Китайский статистический ежегодник. 2000). Пекин: ГСУ КНР, 2000.

77. Чжунго тунцзи няньцзянь (Китайский статистический ежегодник. 2005). Пекин: ГСУ КНР, 2005.

78. Чжунго тунцзи чжайяо, 1995 (Краткая статистика Китая). Пекин: ГСУ КНР, 1995.86Чжунго тунцзи чжайяо, 2002 (Краткая статистика Китая). Пекин: ГСУ КНР, 2002.

79. Чжунго тунцзи чжайяо, 2007 (Краткая статистика Китая). Пекин: ГСУ КНР, 2007.

80. Чжунго фалюй няньцзянь (Ежегодник китайского законодательства). Пекин, 1998-2000.

81. Чэнцзю хуэйхуандэ 20 нянь (Двадцатилетие блестящих успехов). Пекин: ГСУКНР, 1998.1. На западных языках:

82. A Report on the History of the Chinese Communist Party Delivered by Liao Gaihung on October 25, 1980, at the National Party School Forum. -Issues and Studies, December 1981, p. 79-104.

83. Direction of Trade Statistics. Quarterly. March 2002. Washington D. C. IMF, 2002.

84. Economic and Social Survey of Asia and the Pacific 2002. Bangkok.2002.

85. The World in 2001. The Economist Publication. London. 2001.

86. The World in 2002. The Economist Publication. London. 2003.

87. The World in 2005. The Economist Publication. London. 2005.

88. Kang Xiaoguang. China's Social Organization in Transition.- China Study Department, Research Center for Eco-Environmental Sciences. China Academy of Science, 2002.

89. Kofi A. Annan, Secretary-General of the United Nations, Annual Report on the Work of the Organization 2002. New York, 2002.

90. Mao Zedong, On Constitutional Government of New Democracy. Selected Works of Mao Zedong. Vol. 2. Beijing: People Publishing House, 1991.

91. Mao Zedong, On the Tactics of Anti-Imperialism. Selected Works of Mao Zedong. Vol. 1. Beijing: People Publishing House, 1991.

92. National Accounts Statistics. Detailed Tables. 1980-2000. Yearbook of Yeneva, 2001.

93. Selected Documents of The 15 CPC National Congress. Beijing: New Star Publishers, 1997.

94. U. S. Legislators Demand Action on China Human Rights. Agene France-Press. February 12, 2001.

95. П. Научные монографии, статьи, доклады.

96. Абалкин JI. (ред.) Россия 2015: оптимистический сценарий. М.: ММВБ, 1999.

97. Абалкин JI. Россия. Поиск самоопределения. Очерки. Второе издание. М.: Наука, 2005.

98. Абрамов В.Л., Абрамова О.Д., Ведехов А.В. Экономическая составляющая мирового развития. М., 2003.

99. Абрамова О. Д., Терновая Л.О. Международное сотрудничество. Учебное пособие. М.: Издательство РАГС, 2007.

100. Аварии В.Я. Компартия Китая организатор великих побед китайского народа. Ученые записки Института востоковедения. Том II. Китайский сборник, М.: Издательство Академии Наук СССР, 1985.

101. Азия 2001: экономика и политика. М.: Центр азиатских исследований ИМЭПИ РАН, 2002.

102. Актуальные вопросы социально-политической жизни КНР. // Экспресс-информация ИДВ РАН, №11, 1999.

103. Актуальные проблемы внутреннего положения в Китае. // Информационные материалы ИДВ РАН, выпуск 14-15, 2003.

104. Актуальные проблемы развития стран Восточной Азии (сборник статей). М.: Центр азиатских исследований ИМЭПТ РАН, 2002.

105. Александров Ю.Г. Россия: метаморфозы индустриального общества. // Восток Запад - Россия. Сборник статей. М.: Прогресс-Традиция, 2002.

106. Александрова М.В. Экономическое взаимодействие регионов России и Китая в период реформ. М.: Издательство «Огни», 2005.

107. Андерсон Дж. О приватизации государственной собственности. // Вопросы экономики, 2004, № 12.

108. Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды в трех томах. М.: Научная книга, 2002.i «

109. Бао У. Инновация и китайская традиционная культура. // VIII Всероссийская конференция «Философии восточно-азиатского региона и современная цивилизация». (Москва, 28-29 мая 2002 г.). М.: ИДВ РАН, 2002.

110. Барков А.В. Шанхайская организация сотрудничества. // Московский журнал международного права, 2003, №1.

111. Бергер Я. XVI съезд КПК и стратегия социально-экономического развития Китая. // Проблемы Дальнего Востока, 2003, № 2.

112. Бергер Я.М. Проблемы устойчивого развития Китая. Китай в диалоге цивилизаций. К 70-летию академика M.JI. Титаренко. М.: «Памятники исторической мысли», 2004.

113. Бергстен Ф. Китай: что надо знать о новой сверхдержаве. М.: Институт комплексных стратегических исследований, 2007.

114. Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.

115. Билимович А. Д. Экономический строй освобожденной России. М.: Наука, 2006.

116. Блауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют. Пер. с ан. М.: НП «Журнал вопросы экономики», 2004.

117. Бобылев С. Россия на пути антиустойчивого развития. // Вопросы экономики, 2004, № 2.

118. Богомолов О.Т. Глобализация вызов мировому экономическому порядку. М.: ИМЭМО РАН, 1999.

119. Богомолов О.Т., Некипелов А.Д. Глобализация и кризис мирового экономического порядка. // Труды Фонда Горбачева. Т.7. Проблемы глобализации. М., 2001.

120. Богомолов О.Т. Экономика и общественная среда: неосознанное взаимовлияние. Научные записки и очерки. М., 2008.

121. Богатуров А. Д. Современная теория стабильности и международных отношений России в Восточной Азии в 1970-1990 гг. М., 2003.

122. Боревская Н.Е. Государство и школа: Опыт Китая на пороге Ш тысячелетия. М., 2003.

123. Борох О.Н. Проблемы отношений собственности в контексте политических решений китайского руководства. // Китай и Россия. Общее и особенное в социально-экономическом развитии. М.: Наука, 2005.

124. Бурлацкий Ф.М. Мао Цзэдун. Издание 4-е, переработанное и дополненное. М., 2003.

125. Бутенко А.П. Как изменилась социально-классовая природа коммунистической власти в странах Европы и Азии. М.: Эпикон, 2002.

126. Бутенко А.П. Неравномерность развития и историческое забегание (сравнительный анализ развития СССР, России, Китая и Вьетнама). М.: ИМЭПИ РАН, 2000.

127. Бухарин Н. Демократическое правовое государство и гражданское общество в странах Восточно-Центральной Европы. // Мир перемен, 2004.

128. Валлерстайн И. Конец знакомого мира: социология XXI века. М., 2003.

129. Ван Хунъин. Китайская традиция международных отношений. М., 1994.

130. Василенко И.А. Политическая глобалистика. М., 2000.

131. Васильев В.Ф. Восточно-западные мотивы в проблематике и оценке государственной модернизации в странах Юго-Восточной Азии. -Государственность и модернизация в странах Юго-Восточной Азии. М.: Институт востоковедения РАН, 1997.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.