Российско-украинские отношения: проблемы и перспективы сотрудничества: Политологический анализ тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 23.00.04, кандидат политических наук Сидорова, Надежда Павловна

  • Сидорова, Надежда Павловна
  • кандидат политических науккандидат политических наук
  • 2000, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ23.00.04
  • Количество страниц 202
Сидорова, Надежда Павловна. Российско-украинские отношения: проблемы и перспективы сотрудничества: Политологический анализ: дис. кандидат политических наук: 23.00.04 - Политические проблемы международных отношений и глобального развития. Москва. 2000. 202 с.

Оглавление диссертации кандидат политических наук Сидорова, Надежда Павловна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I

ГЕНЕЗИС ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РУССКОГО И УКРАИНСКОГО НАРОДОВ

1.1. Историческая общность двух народов. Причины разделения и воссоединения русских и украинцев.

1.2. Распад СССР и эволюция внешней политики России.

1.3. Этнонациональная, региональная и политическая специфика постсоветской Украины.

ГЛАВА II

ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДВУСТОРОННИХ РОССИЙСКО-УКРАИНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

2.1. Российско-украинские отношения в общественном мнении двух стран.

2.2. Проблемы статуса Севастополя и Черноморского флота.

2.3. Дискуссии по территориальному вопросу

Обустройство взаимной границы.

2.4. Положение русской диаспоры и языковая ситуация на Украине.

2.5. «Большой договор» и перспективы двусторонних политических отношений между Россией и Украиной.

ГЛАВА 1П

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ МЕЖДУ РОССИЕЙ И УКРАИНОЙ

3.1. Политические концепции экономического сотрудничества.

3.2. Нормативно-правовая база торгово-экономических взаимосвязей.

3.3. Проблема поставок на Украину российских энергоресурсов.

3.4. Инвестиционное сотрудничество.

ГЛАВА IV

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РОССИИ И УКРАИНЫ. ВОЗМОЖНОСТИ РОССИЙСКО-УКРАИНСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ

4.1. Россия и Украина в СНГ.

4.2. Различия и общее в политике России и Украины на западном направлении.

4.3. Южное направление российской и украинской политики.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», 23.00.04 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Российско-украинские отношения: проблемы и перспективы сотрудничества: Политологический анализ»

Десятилетний опыт независимого существования России и Украины в 90-х годах XX столетия показал, что проблема развития отношений между ними имеет большое значение и выходит за двусторонние рамки, влияет на характер интеграционных процессов в Содружестве Независимых Государств, на военно-политическую обстановку в Европе. Обладая огромным людским, экономическим, военным, научным потенциалом, занимая важное геостратегическое положение, Россия и Украина представляются ядром СНГ и в то же время важнейшим стабилизирующим фактором нового европейского миропорядка.

Развитие и укрепление стратегического партнерства и дружбы с Украиной Россия рассматривает в качестве одного из центральных внешнеполитических приоритетов. Без поддержки украинского партнера России трудно достигать позитивных результатов в европейской политике, играть роль влиятельной державы на международной арене.

Очевидно и то, что только восстановление старых и формирование новых российско-украинских экономических связей станет оптимальным направлением выхода из кризиса, в котором оказались оба государства. Лишь сложение возможностей и усилий позволит им в перспективе встать вровень с ведущими европейскими странами.

Россия и Украина тесно взаимосвязаны и взаимозависимы. В ряде высокотехнологических областей кооперация достигает 50-80%. На Россию ориентированы 60% украинских предприятий, в производстве продукции, предназначенной для российского рынка, занято 7 млн. человек. Республика на 90% обеспечивает потребности в энергоносителях за счет России. Это не позволит Киеву в течение длительного времени отойти от Москвы, стать самодостаточной державой, опирающейся в развитии на собственные силы.

В свою очередь Российская Федерация крайне заинтересована в поставках Украине энергоносителей и ряда других стратегически важных товаров. Кроме того, 80% валютной выручки Россия получает от экспорта нефти и газа в Европу через украинские трубопроводы1.

Несмотря, однако, на экономическую взаимозависимость, культурное родство и глубокую историческую взаимосвязь двух государств, между ними возникли и сохраняются серьезные разногласия.

Более пяти лет понадобилось Москве и Киеву, чтобы в результате трудных переговоров заключить полномасштабный межгосударственный Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве (31.05.1997г.). После ратификации Договора и трех соглашений по Черноморскому флоту российско-украинские отношения вступили в международно-правовое поле, и Украина не может не быть благодарной России за то, что закрепилась де-юре в государственных границах, в которых никогда ранее не существовала. Несмотря на неоднозначную реакцию политических кругов двух государств на эти документы, они в целом должны способствовать нейтрализации отчужденности, восстановлению доверия и добрососедства. Потребуется тем не менее немало времени, чтобы преодолеть остающиеся препятствия на пути гармонизации российско-украинских отношений.

Актуальность темы исследования обусловливается настоятельной необходимостью разобраться в том, что мешает сотрудничеству двух родственных народов и государств, как добиться того, чтобы Украина на бессрочную перспективу закрепилась в качестве нашего надежного и доверенного партнера, единомышленника на международной арене, чтобы мы неуклонно двигались к двусторонней интеграции и к интеграции всего постсоветского пространства. Пока российско-украинские отношения все еще являют собой конгломерат самых противоречивых тенденций; до

1 Шутов А. Д. Украина: время стратегических решений. // Дипломатический ежегодник. М., 1999. С. 105. конца не снята угроза того, что Украина может стать «яблоком раздора» между Россией и Западом, спровоцировать новую «холодную войну». Не допустить такого сценария можно лишь всесторонне изучив украинские интересы, взгляды и позиции в отношении России, проанализировав стратегию Запада и выработав на этой основе нашу собственную линию на украинском направлении, оптимально соответствующую национальным интересам России.

Основной целью данной работы является анализ современного состояния, проблем и перспектив развития российско-украинских отношений, что предполагает постановку и решение следующих задач: рассмотрение генезиса взаимоотношений русского и украинского народов, обстоятельств их мирного совместного бытия в рамках единого государства на протяжении длительного исторического периода; анализ причин распада СССР и процесса становления суверенных постсоветских России и Украины; изучение реальных и потенциальных преград на пути политического, экономического и гуманитарного сотрудничества между двумя восточнославянскими государствами; выделение факторов, объективно способствующих сближению и интеграции России с Украиной, определение глубины и временного диапазона их воздействия; выявление потенциала взаимодействия Москвы и Киева на международной арене - в рамках СНГ, на западном и южном направлениях; формулирование предложений по оптимальной для России стратегии в отношении Украины.

Предметом исследования являются российско-украинские отношения на межгосударственном и межэтническом уровне, включая их основные двусторонние и международные аспекты.

Методологической основой послужил метод компаративного (сравнительного) анализа.

Обобщение исследуемого материала достигается прежде всего в результате использования культурно-цивилизационной теории и теории регионализма, во многом связанных между собой и, на наш взгляд, позволяющих наиболее адекватно представить особенности перемен, характеризующих сегодня развитие российско-украинских отношений.

Фундамент культурно-цивилизационной теории был заложен крупнейшими мыслителями XIX и XX вв.: Вл.Соловьевым, О.Шпенглером, А.Дж.Тойнби и другими учеными, стремившимися создать целостную картину мира, которая объясняла бы историческое движение множества самых различных народов и национальных государств. Разделявшие их этнические, религиозные, политические и другие противоречия рассматривались в контексте взаимодействия крупных цивилизационных массивов, проходивших в своем развитии ряд последовательных стадий.

Американский философ С.Хантингтон, подхвативший культурно-цивилизационную идею (и позаимствовавший у Тойнби тезис о «столкновении цивилизаций»), подчеркивает, что в современном мире, освободившемся от идеологических антагонизмов «холодной войны», на первый план выходят цивилизационные противоречия и «конфигурация международной политики меняется в соответствии с культурными и цивилизационными принципами»2.

2 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и что оно может означать для России. // Дипломатический ежегодник. 1996. С. 240; Huntington Samuel P. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. New York, 1993. Summer. P. 26-27.

Исключительно важна интерпретация нынешних международных отношений в Европе с точки зрения регионализма. В разработку этой теории внесли свой вклад многие крупные ученые, полагающие, что будущее мира определит формирование системы региональных сообществ, связанных между собой тесными отношениями на разных уровнях. Движущей силой этого развития является экономическая консолидация, сближающая различные страны и народы, невзирая на этно-культурные, политические и иные различия.

Автор почерпнул также немало полезного из российских исследований постсоветского периода в области теории международных отношений, в том числе таких авторов, как К.Гаджиев3, Э.Поздняков4, К.Сорокин5. Разумеется, политологическая наука в России только зарождается, поэтому у нее еще не сложилось крупных целостных школ. Что касается украинских политологических трудов, то в методологическом плане их значение ограничено.

Основной источниковой базой данной работы явились государственные документы России и Украины, выступления их лидеров, в которых содержится квинтэссенция позиций и взглядов по главным проблемам внутреннего развития двух стран, их внешней политики, кардинальным вопросам современности. Среди российских источников в этом смысле выделяются указы, распоряжения, заявления российского президента, документы, исходящие от правительства, двух палат Федерального Собрания. Отметим при этом очевидное для всех наблюдателей обстоятельство: в позициях и взглядах российского руководства по большинству вопросов, в том числе по Украине, нет единства, не хватает последовательности, ясности и четкости. Даже от

3 Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997.

4 Поздняков Э. Геополитика: теория и практика. М., 1993.

5 Сорокин К.Э. Геополитика современного мира и Россия. // Полис. 1995. № 1. представителей одной ветви власти, в частности исполнительной, в 1990-х годах можно было услышать диаметрально противоположные оценки.

В украинских источниках тоже нет единообразия и последовательности в трактовке взаимоотношений с Россией. Наибольшую ценность для понимания мотивов, целей, направлений курса Киева представляют собой различные законы и постановления, принятые органами власти. Важное значение имеют заявления высших руководителей. Придавалось значение документам ведомств, причастных к выработке и реализации внешнеполитической линии Украины.

К источникам следует отнести некоторые материалы, публикуемые в украинской печати, где излагаются позиции руководства страны по тем или иным вопросам6. Автор вместе с тем делал поправку на то, что многие моменты в украинской периодике носят конъюнктурный характер. Изменения в акцентах, в подходе к тем или иным явлениям и событиям определяются подчас стремлением Киева осуществить какую-то акцию, произвести определенное впечатление на мировое общественное мнение, группу стран или отдельное государство.

В работе использованы некоторые западные источники. Они ценны тем, что передают реакцию правящих кругов стран Запада на российско-украинские отношения, их стремление помешать сближению двух восточнославянских государств, трансформировать Украину в государство, более приемлемое для собственных интересов. В упомянутых источниках содержатся данные о направлениях и формах связей Киева с Вашингтоном и его союзниками, которые позволяют более трезво оценивать украинскую внешнеполитическую стратегию, не впадая в эйфорию от тех или иных «прорывов» в отношениях Украины с Россией.

6 Газеты «Зеркало недели», «Негоциант», "Porto-Franco", «Слово», журналы «Полггика i час», «Политическая мысль» и некоторые другие.

Диссертант изучил периодику США, Англии и ряда других западных стран. Это газеты «The New York Times", "The Financial Times", "The Independent", журналы "Europe-Asia Studies", "The Economist", "Foreign Affairs", "Political Studies", "The Ukrainian Quarterly", "Washington Quarterly". Использовался информационный журнал EC "European Report". Материалы периодической печати позволили существенно обогатить фактологию исследования.

В обширную группу источников входят документы, содержащиеся в электронных базах данных различных организаций. С их помощью оттеняются отдельные нюансы, возникающие в процессе российско-украинского взаимодействия.

Были изучены монографии советского периода. В них прослеживается эволюция представлений об Украине, ее идеологии, политике, экономике, содержится фактологический материал, приводятся наблюдения, которые в целом помогают уяснить объективные и субъективные аспекты нынешней внешней политики Украины, ее подходов к России.

В постсоветский период не опубликовано сколько-нибудь крупных монографий, в которых содержался бы всесторонний научный анализ современных российско-украинских отношений в привязке их к общей стратегии развития и внешней политике России и Украины, к международной обстановке в целом. В то же время в 1990-х годах вышли работы, закрывающие отдельные «белые пятна», в частности, трезво и объективно описывающие прежние периоды взаимоотношений русского и украинского народов.

Из работ по нынешнему этапу выделяются фундированностью, профессионализмом и объективностью публикации Института актуальных международных проблем (ИАМП) и кафедр Дипак^цемии МИД России, Института Европы РАН, МГИМО, МГУ.

Особо следует отметить исследования А.Л.Мошеса7. Он одним из первых предложил учесть особенности связей, складывающихся между Украиной, ее западными партнерами и Россией. Проанализировав их, ученый сделал вывод, что причины кризиса на Украине в 1990-е годы имели в основном внутренний характер, тогда как степень развития ее отношений со странами Запада оставалась невысокой. Данное суждение носило принципиальный характер и с ним далеко не все согласились, особенно на Украине. Б.Соколовский, например, считал, что расширение политического диалога между ЕС и Украиной, в частности, проведение в сентябре 1997 г. первой встречи сторон на высшем уровне в Киеве, стало переломным шагом, обозначившим начало нового этапа в этих взаимоотношениях8. На взгляд же В.Андрейчука и В.Титаренко, в стране явственно обозначилась угроза ее сползания на периферию мирового хозяйства9. Правильность этого вывода фактически подтвердилась, экономические неурядицы Украины переросли в глубокий кризис политических структур.

Нужно отметить, что проявившееся в 1994-2000 годах внимание российских исследователей к событиям на Украине имело свою специфику. До 1996 г. интерес к изучению внешней политики Украины (и других бывших советских республик) ограничивался главным образом рамками сотрудничества в СНГ. Данная аббревиатура превалирует в общей массе публикаций российских авторов, освещавших вопросы внешней политики Российской Федерации10. Не будет преувеличением

7 См. Мошес А.Л. Политика Запада в отношении Украины. // Мировая экономика и Международные отношения. 1996. № 2; Мошес А.Л. Конфликтный потенциал в российско-украинских отношениях. Взгляд из России. // Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 2. М., 1997; Мошес А.Л. Новая старая Украина и политика России. // Содружество НГ. 1998; Мошес А.Л. Геополитические искания Киева. Центральная и Восточная Европа в политике Украины. \\ Pro et Contra. М., 1998. Весна.

8 Соколовський Б. Початок реального зближения. До шдсумюв сам ¡ту Украша-ЕС. // Полкика i час. 1997. № 10. С. 25-26.

9 Андршчук В., Титаренко В. ГПд загрозою сповзания на периферто свиювого господарства. // Пол1тика i час. 1998. № 2. С. 23-28.

10 Россия-СНГ: нуждается ли в коррекции позиция Запада? Доклад Службы внешней разведки Российской Федерации. М., 1994; Интересы России и СНГ: Сборник статей // Международная жизнь. сказать, что судьба СНГ интересовала Россию гораздо больше, чем развитие западного направления во внешней политике Украины. Вследствие этого изучению в основном подверглись вопросы российско-украинских отношений.

Попытки объединить имеющиеся в этой области знания и произвести отбор наиболее качественных публикаций по российско-украинской проблематике стали предприниматься после 1996 г. Увидели свет сборники статей, в которых рассматривались актуальные проблемы, обозначившиеся на Украине11. Заслуживают быть выделенными и индивидуальные труды таких ученых, как Ю.Хромов12, А.Здравомыслов13, Тищенко A.A.14, Макунин A.A., Волков А.Т.15, Лысякова JT.M.16, Шутов А.Д.17, Задохин А.Г.18

Что касается российской периодической печати, то в ней публикуется немало статей, авторы которых пытаются судить об Украине, ее внешней политике, не зная предмета и выдавая желаемое за действительное. Одни из них приукрашивают украинскую действительность, рисуют розовыми красками российско-украинские отношения. Другие авторы, напротив, рассуждают о непреодолимой «враждебности» украинского государства, о необходимости сдерживать его и т.д.

При написании работы использовались исследования украинских политологов, историков, философов. За последние годы на Украине издано

1994. № 9; Программа реализации стратегического курса Российской Федерации с государствами-участниками СНГ. Утверждена постановлением Правительства РФ от 6 марта 1996; Печенев В. Российская внешняя политика по отношению к странам СНГ и Балтии. // Независимая газета. 1996. 20 ноября; СНГ: начало или конец истории? // Независимая газета. 1998. 26 марта.

11 Украина: проблемы безопасности. Научные доклады. Выпуск 12. М., 1996; Россия и ее западные соседи // Pro et Contra. 1998. Весна.

12 Хромов Ю. Проблемы топливно-экономического комплекса Украины. М., 1998.

13 Здравомыслов А. Украина и Россия в постсоветском пространстве. М., 1998.

14 Тищенко Г.Г. Оборонный потенциал Украины: состояние и перспективы. М., 1998.

15 Макунин A.A. и Волков А.Т. Военно-политические отношения между Россией и Украиной: поиск моделей сотрудничества. М., 1998.

16 Лысякова Л.М. Независимая Украина: государство, общество, граждане. М., 1998.

17 Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М., 2000. значительное количество трудов, претендующих на обоснование перспектив государственного строительства и стратегии нового украинского государства. Обретение независимости вызвало эйфорию у украинской интеллигенции - всплеск эмоций, романтическое переосмысление и мифологизацию прошлого, возврат к национальному культурному наследию, популярность замалчивавшихся при советской власти авторов. Большинство из трудов, о которых идет речь, полезны лишь в том смысле, что позволяют понять настроения, существующие в украинском обществе и оказывающие влияние на внешнюю политику Украины как в целом, так и конкретно на российском направлении.

Из исследований, претендующих на фундаментальность, можно выделить прежде всего такое, как «Украинская государственность в XX веке» (Киев, 1996). Оно подготовлено авторитетным коллективом политологов и историков из Института мировой экономики и международных отношений HAH Украины, Национального университета имени Т.Г.Шевченко и Национального университета «Киево-Могилянская академия» при участии американских коллег. В книге дан широкий обзор концепций украинской государственности и геостратегии украинского независимого государства, развивавшихся в конце XIX-первой половине XX веков представителями либерального, социал-демократического, «нациократического» и других направлений политической мысли, рассмотрены основы геополитики Украины, ее место в «классических» геополитических теориях и в геополитике соседних стран, в том числе России.

Над основами украинской геостратегии размышляют и географы. В частности, стоит отметить специальные разделы в двух новых фундаментальных учебниках для вузов, написанных географами из Львова - города, который ныне играет роль духовной столицы Украины,

18 Задохин А.Г. Россия и Евразия. М., 1999.

Ф.Д.Заставным (1994 г.) и коллективом под руководством О.И.Шаблия (1995 г.). Эти работы довольно ясно показывают, каким видится геополитическое положение страны украинским аналитикам.

Создается впечатление, что, по их мнению, единственный путь создания подлинно независимой Украины как крупной европейской державы, формирования украинской «политической нации» -противопоставление России и русским, отрицание какой-либо общности исторических корней, культуры, объективных и долгосрочных национальных интересов. Из этих текстов фактически следует, что чем сильнее Украина «отталкивается» от России, тем скорее станет подлинно самостоятельным и влиятельным государством. Справедливость тезиса даже не обсуждается: главный предмет дискуссии и в традиционной, и в современной украинской геополитике - как лучше, эффективнее противостоять России, как овладеть узурпированным ею цивилизационным, культурным, геополитическим наследством Руси-Украины. Общая позиция всех трех книг - историческое и культурное превосходство украинцев как «более древней и европейской» нации над русскими, доказательство чего служит радикальным средством утверждения украинской идентичности. Суть российского господства -«злоупотребление низшей культуры по отношению к высшей».

Альтернатива изложенной концепции - союз с Россией, называемая «промосковской», или «восточной» геополитической доктриной. Она в книге «Украинская государственность в XX веке» вообще не рассматривается, хотя авторы и признают, что сторонники «восточной» доктрины имеются в самой Украине. Эта доктрина якобы не может предусматривать суверенности Украины, а видит страну или в составе единой и неделимой России, или в качестве ее более или менее автономной части.

Нынешние украинские идеологи опираются в своих изысканиях на западных основоположников геополитики типа Х.Маккиндера, Челлена и др. Украинских идеологов интересуют в первую очередь доказательства постоянства агрессивных устремлений России, диктуемых ее геополитическим положением; оценка роли Восточной Европы как щита на пути российской экспансии; отношение к строительству балто-понтийского пояса из ориентированных на Запад независимых государств, противостоящих России.

Вполне очевидно, что киевско-львовские политологи и географы предпочитают культивировать крайне бедное, узкое понимание геополитики, основывающееся исключительно на работах первых десятилетий заканчивающегося века. Действительно, так называемая традиционная геополитика - это геополитика силы и господства, военной мощи и военно-промышленного потенциала. Но вряд ли авторы незнакомы с потоком современных публикаций, трактующих геополитику совершенно по-иному. Основа геополитики современной - изучение императивов, вытекающих для каждого конкретного государства из растущей экономической и экологической взаимозависимости мира, неизбежных всеобщих отрицательных последствий разрыва коммуникаций и изоляции кого бы то ни было, сочетании культурного разнообразия с культурной и информационной открытостью. Иной подход означает возврат в то самое прошлое, которое авторы так осуждают.

Действительность самой же Украины доказывает, что самое выгодное геополитическое положение - «на потоках» товаров, капиталов, энергии, информации, людей. Именно за счет соседства с Россией, благодаря положению на потоках энергоносителей с востока на запад, украинское государство решает сразу две важнейшие экономические задачи - обеспечения энергией и покрытия дефицита внешнеторгового баланса.

Национальные интересы гораздо эффективнее защищать при помощи вписанной в XXI век открытой «информационной» экономики, чем путем конструирования военно-политических блоков, вынашивания взаимных обид, унаследованных от прошлых веков.

Геополитическое положение Украины рассматривается авторами лишь в самых общих чертах. Прежде всего отмечается, что благодаря положению на путях из Северной Европы в бассейны Черного и Средиземного морей, Переднюю Азию, плодородию почв и благоприятному климату, богатству природными ресурсами Украина всегда была предметом вожделений крупных соседних держав. Под враждебными державами подразумевается прежде всего Россия: как указывается в учебнике под редакцией Ф.Заставного, контроль над Украиной давал России прямой доступ на Запад, возможность проникновения к черноморским проливам, делал ее более «европейской», позволял оказывать силовое давление на соседние страны; Украина в обилии поставляла человеческий материал для освоения отдаленных районов империи.

Соседство с Россией - главная «головная боль» в геостратегии Украины. Имманентно присущие России «империалистическая сущность, агрессивность, стремление к присоединению соседних земель», не зависящие от того, какой режим находится в ней у власти, - монархический или республиканский, тоталитарный или демократический - лейтмотив произведений почитаемого ныне на Украине академика АН СССР М.Грушевского, а также историка М.Драгоманова, писателя и географа С.Рудницкого, поэта и геополитика Ю.Лыпы. По логике Ф.Заставного, ухудшение геополитического положения России вследствие потери портов Украины и прибалтийских стран и богатых месторождений полезных ископаемых - сильнейший стимул для России снова установить прямой контроль над бывшими советскими республиками.

Соседство с Россией, считал Ю.Лыпа - поэт, писатель, политолог, врач Украинской повстанческой армии, расстрелянный советской контрразведкой в 1944 году, опасно для Украины уже потому, что неминуемым последствием неизбежной в будущем демократизации станет распад Российской Федерации даже в «узких» границах - от нее отделятся земли, расположенные вне исторического ядра на Европейской территории. Дальний Восток и Сибирь быстро найдут гораздо более выгодными хозяйственные связи с Японией, Китаем и другими странами бассейна Тихого океана, обретут независимость северокавказские и другие «национальные» республики. Одна из главных причин будущей дезинтеграции России, по мнению Лыпы, - «этническая и культурная разнородность русских, не имеющих ясной национальной идентичности». В силу имперского характера российского национального сознания дезинтеграция не может протекать в мирных формах, и «осколки нового геополитического взрыва могут нанести ущерб соседним государствам», вследствие чего задача обеспечения национальной безопасности диктует им максимальное обособление от России и поиска союза с Западом.

Украинские политологи стремятся доказать принадлежность Украины к Европе (или даже Западной Европе) и в то же время заявляют, что Россия - не Европа, а Евразия или просто Азия (в зависимости от радикальности автора). Материалом для строительства европейской идентичности служит прежде всего славное прошлое «Киевской Руси -Украины» и ее связи с ведущими ныне европейскими странами, рассуждения о позднем этногенезе русских и их неполноценном славянстве, азиатской отсталости, навязываемой Украине, до недавнего времени искусственно отрезанной от своих европейских рынков, об особом и не прерванном российской колонизацией историческом пути, пройденном украинским народом, его национальном характере. «Украинский народ относится к западноевропейскому кругу не в силу только исторических связей, которые на протяжении столетий соединяли украинскую жизнь с западноевропейской, но и по самому складу национального характера», - утверждал М.Грушевский19.

Ряд украинских политологов утверждает, что шансы на улучшение в обозримом будущем российско-украинских отношений невелики. Ф.Заставный, наряду с другими идеологами, без обиняков пишет: «.анализ показывает, что главная угроза безопасности Украины исходила, исходит и еще долго будет исходить от России». Именно на этом, по его мнению, должна основываться многоплановая оборонная доктрина Украины.

Улучшение отношений с Россией отодвигается киевско-львовскими идеологами в неопределенно далекое будущее: по их мнению, «цивилизованные» отношения между двумя странами возможны только после того, как Россия пройдет трудный этап избавления от великодержавных замашек. Тем самым вся вина за состояние российско-украинских отношений заведомо возлагается на одну Россию. При этом политические конфликты на Украине (в Крыму) и невдалеке от ее границ (в Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии и т.д.) объясняются «происками агентуры КГБ», управляемой Москвой.

Настойчивой темой в трудах упомянутых авторов звучит несправедливость нынешних российско-украинских границ, навязанных РСФСР и СССР Украине и не совпадающих с этническими, в том числе украинско-польской границы, якобы проведенной исключительно в пользу Польши, хотя никогда в истории Украина не существовала в столь широких границах, объединяющих большую часть украинских земель, как теперь.

Как считает Народный Рух, для Украины принципиально важно признание права на независимость не только народов «бывших окраин»

19 Украинская государственность . Цит.выше. С. 69.

СССР, но и «внутренних» российских колоний, хотя официальная позиция гораздо более сдержанная.

Вместе с тем более умеренные ученые признают наличие на Украине двух различных политических культур - самостийной и малороссийской. «Самостийники» глубоко привержены идее независимого развития Украины и, как правило, ориентированы на «западную» геополитическую доктрину, «малороссы» - «восточную», выступая за суверенитет своей страны, но одновременно и сохранение широких и органических связей с Россией. Представители и той, и другой культур, принадлежащие к разным национальностям, есть во всех частях Украины, но, разумеется, в разных пропорциях. «Самостийники» не в состоянии понять, что для «малоросса» (чаще всего жителя Восточной Украины) «Россия - не враг. Россия не является чем-то, что противостоит Украине»20.

При подготовке данного исследования учитывались работы западных политологов. Для них характерно стремление ни в коем случае не допустить сближения России с Украиной, а тем более интеграции двух восточнославянских государств. Такое развитие событий, по мнению З.Бжезинского, приведет к «восстановлению российской империи, подавляющей соседние народы и противостоящей демократическому Западу»21.

Бывший госсекретарь США Г.Киссинджер пишет об «экзистенциальной природе» российского экспансионизма, не зависящего от характера находящихся у власти в России сил. Из этого вытекает, что США и Запад в целом должны ей противодействовать так же постоянно, как коммунистическому СССР, а не выторговывая какие-либо уступки за временное смягчение своего подхода. Сдерживать «российский экспансионизм» необходимо «изнутри», препятствуя реинтеграции России

20 Кремень В., Ткаченко В. Украша: шлях до себе. Проблемы суспшьно1 трансформацп. Кшв, 1998. С. 109-110.

21 Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М., 1998. С. 86-87. и Украины, и «извне», посредством расширения НАТО. «Направление главного удара» выбрано абсолютно правильно: без Украины никакая модель реинтеграции не будет полноценной, а превращение Украины в своего рода «американскую Кубу» под носом у России - крайне перспективный путь влияния на российскую политику. Единственная сложность - Украина намного крупнее Кубы, и воздействие на нее обойдется дороже22.

Как подчеркивает другой известный американский исследователь Ш.Гарнетт, «не в интересах Соединенных Штатов и их союзников установить совместное господство с Россией или уступить ей то, что называется постсоветским пространством. Запад должен действовать как сила в пользу национального суверенитета и независимости Украины»23. Авторы фундаментального труда «Стратегические оценки. 1999», издаваемого ежегодно Национальным оборонным университетом (Вашингтон, США), заявляют:

Если Беларусь или Украина каким-то образом воссоединятся с Россией, то Запад будет весьма встревожен. Москва вернется тем самым к экспансионистской внешней политике. В любом случае российские вооруженные силы смогут быть расквартированы близко к границам союзников США. НАТО и Россия вернутся в состояние конфликта и недоверия. Стабильность и независимость Украины представляют для Америки и ее союзников особую важность»24.

Некоторые авторы, в первую очередь из числа зарубежных украинцев (Я.Билинский, С.Олиник, Б.Пыскирь, С.Трофименко), открыто требуют, чтобы НАТО помогла Украине «дать отпор провокациям Москвы», сохранить Киев «вне досягаемости медвежьих объятий»23.

22 Newsweek. 1996. June 12.

23 Гарнетт Шерман У. Искушение интеграцией. М., 1999. С. 23.

24 Binnendijk Hans (ed.). Strategic Assessment 1999. Washington D.C., 2000. P. 95-97.

25 Bilinsky Yaroslav. Ukraine, Russia and the West: An Insecure Security Triangle. New York, 1998. P. 83-84.

Западные ученые вместе с тем признают, что на Украине «сильны прорусские настроения», что «большинство русскоязычного населения этого государства желает воссоединения с Россией»26. Отмечаются объективные политические и особенно экономические предпосылки для тесного сотрудничества двух соседних стран27. В этой связи преобладают рекомендации «очень осторожного обращения с такой материей, каковой являются российско-украинские отношения»28. В частности, большинство специалистов склоняется к тому, что лидеры НАТО «должны воздерживаться от попыток тянуть Киев в североатлантический альянс»29. Из-за этого, предупреждают некоторые авторы, «на Украине может вспыхнуть гражданская война, государство развалится с весьма негативными последствиями для всей Европы и США»30.

Следует отметить, что публикации политологов, историков и экономистов из третьих стран, в том числе некоторых государств СНГ (Беларуси, Казахстана, Узбекистана), оказались полезными при систематизации факторов, которые либо способствуют российско-украинскому сближению, либо, напротив, создают помехи на пути взаимодействия сторон. В работе учтены и оценки в мире относительно общих перспектив развития Украины и ее внешнеполитического курса.

Научная новизна исследования сводится к следующему:

Российско-украинские отношения проанализированы с помощью комплексной методологии. На этом фундаменте определены закономерности, характерные для всей истории взаимоотношений двух братских народов.

26 Brusstar James H. Ukrainian Stability. New York, 2000. P. 12.

27 Moore Franz. Growing Instability in the CIS. Oxford, 2000. P. 38-39.

28 Binnendijk Hans (ed.). Strategic Assessment. Op.Cit. P. 97.

29 C.I.S. Notes. Garmisch (Germany), 2000. P. 19-20.

30 Ibid. P. 31, 34.

Показаны государственные интересы России на украинском направлении, роль и место Украины во внешнеполитической стратегии Москвы.

Введены в научный оборот многочисленные украинские источники и литература, на базе которых выявлены интересы, взгляды, позиции украинских элиты и населения в отношении России.

Путем сопоставления и анализа интересов сторон изучены факторы, препятствующие закреплению гармоничных отношений между Москвой и Киевом. Одновременно определены факторы, которые могут способствовать сближению и плодотворному сотрудничеству России с Украиной.

Предпринята попытка сформулировать долгосрочную стратегию в отношении Украины, которая отвечала бы внешнеполитическим приоритетам России, задачам нашего внутреннего развития.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы в работе министерств и ведомств, осуществляющих внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность, найти применение в преподавательской и научно-исследовательской работе.

Апробация работы. Основные положения отражены в монографии и научных статьях, опубликованных в 2000-2001 годах в России.

Похожие диссертационные работы по специальности «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», 23.00.04 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Политические проблемы международных отношений и глобального развития», Сидорова, Надежда Павловна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Русский и украинский этносы происходят из одного начала. Само понятие Русь сложилось на территории современной Украины, большая часть которой в 1Х-ХШ веках входила в состав единого восточнославянского государства. Именно это государство стало основой для формирования трех народов: русских, украинцев и белорусов. Христианство в форме православия также было введено на территории современной Украины.

Упомянутое государство распалось в XIII веке - как в результате внутренних проблем, так и под натиском внешних сил. Украинские земли попали под контроль ряда государств и на протяжении столетий входили в их состав. Со второй половины XVII века начался процесс воссоединения украинских земель с Россией, который завершился лишь в 40-х годах XX столетия. При этом только к концу XIX века народ, известный сегодня как украинцы, стал именовать себя таким образом, а свою родину - Украиной. Ранее он фигурировал под неодинаковыми названиями в странах проживания.

2. Существуют различные трактовки генезиса украинского народа. На Украине предпочитают акцентировать различия между двумя восточнославянскими этносами, отвергают правомерность идентификации Великого княжества Московского как единственного легитимного и прямого наследника Киевской Руси, обвиняют Россию в «колонизации» Украины в прошлом. Для большинства российских исследователей традиционно был характерен диаметрально противоположный взгляд, а именно, отрицание «самостийности» Украины, восприятие украинцев как неотъемлемой части русского народа.

На наш взгляд, следует отказаться от крайностей в освещении этой непростой проблемы. Очевидно, что в силу целого ряда объективных причин на Украине сформировался самостоятельный этнос, однако, было бы антинаучным и политически вредным не замечать теснейшую этническую, историческую, культурную близость русских и украинцев, пытаться исследовать генезис их взаимоотношений через призму колониализма.

Украинцы не только не притеснялись в царской России, но считались представителями русского народа и помещались на высшие ступени имперской иерархии. Украинцы были соратниками русских в колонизационных процессах, причем не только в Новороссии, но и на азиатских просторах.

При советской власти украинцы получили ограниченную автономию: права УССР были урезаны тоталитарной властью, но зато пребывание в составе СССР способствовало объединению территории, становлению государственности, подготовке национальных кадров. Как следствие, сформировались условия для суверенизации Украины.

3. Скачкообразный рост национального движения на Украине (как и в ряде других республик СССР) был спровоцирован горбачевской перестройкой. Провозглашенная Кремлем в условиях системного кризиса демократизация породила центробежные тенденции, мощную тягу к независимости, привела к распаду Советского Союза и масштабному сепаратизму внутри самой России.

Первоначальные внешнеполитические установки российских демократических властей были направлены на скорейшее «превращение России в члена западной зоны сопроцветания». Одновременно в Москве ожидали, что благодарность за предоставленную свободу и общие идеалы будут притягивать к России бывшие советские республики, на постсоветском пространстве возобновится интеграция.

Вскоре, однако, российская внешняя политика стала меняться под воздействием внутренних неурядиц, из-за разочарования плодами партнерства с Западом и обострения отношений с рядом «ближних соседей», в том числе с Украиной. К концу 1990-х годов линия Кремля в международных делах стала более многовекторной, географически сбалансированной, прагматичной, маневренной, жесткой в отстаивании национальных интересов.

Что касается Украины, то она, обретя независимость, сосредоточила усилия на превращении приобретенной государственности из формальной в реальную. Во внутреннем плане для этого необходимо преодолеть значительные различия между Западом, Востоком и Югом страны в культуре, политике и экономике, адекватно урегулировать проблемы статуса русского языка и русскоязычного населения.

На международной арене Украине пришлось в 1990-х годах доказывать право на существование в качестве отдельного государства. Все десятилетие Киев пытался освободиться от политической опеки и экономической зависимости от России, искал на Западе гарантии суверенности и территориальной целостности, энергично добивался вхождения в западные институты, заигрывал с другими центрами силы, способными в обход, а то и в противовес Москве, удовлетворять потребности и амбиции украинской элиты.

Думается, однако, что начальная стадия внешнеполитического развития Украины находится в процессе завершения. Украина уже признана мировым сообществом самостоятельным государством. Вместе с тем эйфория по поводу достижения независимости, попытки дистанцироваться от бывшего «старшего брата», наивные ожидания радикальной помощи со стороны Запада ослабевают.

В целом можно утверждать, что на нынешнем этапе украинская элита продолжает стремиться стать частью Европы и Запада, руководствуясь соображениями безопасности, политики, экономики. В то же время настроения значительной части населения, экономическая целесообразность, традиции заставляют Киев сохранять и развивать связи с Москвой. Этому способствует и то обстоятельство, что ни по объективным (уровень развития), ни по субъективным (позиции Запада) причинам Украина пока не может интегрироваться в западный мир.

4. Опыт раздельного существования России и Украины показал, что историческая и этническая близость не избавляет народы от серьезных трудностей в сфере межгосударственных отношений.

Среди раздражителей этих отношений определенное место занимают особенности украинского массового и элитарного сознания, сформировавшиеся в имперский период российской истории и получившие дополнительный стимул в советское время. Для некоторой части населения молодого государства характерно наличие комплекса обиды по поводу «притеснения» украинцев в царскую и советскую эпохи. Новый феномен - так называемый «бюрократический» национализм, демонстрируемый чиновниками в карьерных целях или из искреннего желания способствовать «самостийности» Украины. «Интеллектуальный» национализм процветает среди творческой интеллигенции, является «хлебом» для лиц, подвизающихся на ниве идеологии. Все еще распространены в украинском массовом сознании страхи по поводу «посягательств» современной России на суверенитет восточнославянского соседа. Самый же мощный источник антирусских настроений - «корневой» национализм на Западной Украине, который почти враждебно настроен к русской этничности, языку, культуре, церкви и т.д.

И все же, как показывают многочисленные опросы общественного мнения, большинство граждан Украины позитивно относится к российскому государству и, тем более, к россиянам. Аналогичный подход характерен к Украине и украинцам в России. Поэтому представляется очевидным, что этнический фактор сам по себе не способен провоцировать обострение отношений между двумя государствами. В то же время искусственно нагнетаемые государственные противоречия могут привести к росту взаимной подозрительности.

5. Проблема статуса Севастополя и Черноморского флота на протяжении почти всего последнего десятилетия XX века являлась крупным препятствием на пути гармонизации российско-украинских отношений. Заключение в 1997 году соглашения об аренде Россией военно-морской базы в Севастополе, выкупе военных кораблей, ставших собственностью Украины, совместном базировании двух флотов в севастопольских бухтах, способствовали урегулированию проблемы в принципиальном плане (хотя в повседневной жизни трения продолжают возникать из-за нарушений подписанных соглашений, прежде всего украинской стороной).

6. Официальная Москва никогда не предъявляла территориальных претензий к Киеву, но в российском обществе и поныне находят широкую поддержку идеи о том, что не только город Севастополь, но и весь Крым должен принадлежать России. Кремль тем не менее на договорной основе зафиксировал незыблемость государственной границы с Украиной. После ратификации договора парламентами двух стран территориальный спор можно считать исчерпанным. В то же время периодически обостряется конфликтность из-за обустройства границы, режима ее пересечения, срыва договоренностей о приграничном сотрудничестве.

7. Серьезный разлад в российско-украинские отношения вносит проблема статуса русских и русского языка на Украине. В соответствии с законодательством русское население признано национальным меньшинством, а русский язык - средство общения большинства населения Украины - лишен официального статуса. При этом на русский язык ведется наступление - в сфере образования, в органах госуправления, в СМИ. Как следствие, происходит насильственная украинизация русских.

Судя по всему, такая тенденция продолжится, ибо, с точки зрения официального Киева, именно украинский язык находится «в загоне» и именно его надо всеми силами внедрять в жизнь. Националистическая оппозиция требует от властей еще большей непримиримости в сфере языка и культуры.

России ничего не остается, как продолжать жестко отстаивать права соотечественников, а значит данная проблематика будет и впредь фигурировать в межгосударственных отношениях. Смягчать ее должно лишь то обстоятельство, что на бытовом уровне между украинцами и русскими в целом сохраняются приязнь и гармония (за исключением Западного региона Украины).

8. Прошло почти шесть лет, прежде чем удалось подвести договорный фундамент под российско-украинские отношения: лишь 31 мая 1997 года был заключен договор «О дружбе, сотрудничестве и партнерстве между РФ и Украиной» (часто называемый для краткости «Большим договором»).

Подписанию и ратификации документа предшествовали острые дебаты. Победила точка зрения, что нератификация договора «надолго разведет два славянские государства по различные стороны баррикад». «Большой договор» подвел солидную базу под долгосрочное партнерство, однако не устранил всех разногласий как в двусторонних отношениях, так и на международной арене. От реализма занимаемых позиций будет зависеть формирующийся ныне тип долговременных отношений РФ и Украины: будут ли это отношения партнерства и сотрудничества или же взаимного недоверия и противоборства.

9. На протяжении всего постсоветского периода экономическая политика Москвы и Киева в отношении друг друга не имела четких ориентиров, отличалась противоречивостью, конъюнктурностью, зависимостью от внутриполитической ситуации.

На первоначальном этапе Украина всячески стремилась размежеваться с Россией, обособиться от нее. Одновременно нарастал стихийный процесс разрыва экономических связей, что, среди других причин, повлекло за собой катастрофическое падение производства. Тенденции к восстановлению утраченных связей мешает нежелание Киева участвовать в надстроечных учреждениях СНГ, в формировании единого экономического пространства Содружества.

Серьезными изъянами страдает нормативно-правовая база торгово-экономических взаимосвязей. Подписано большое число соглашений, но отсутствует действенный механизм их реализации. Главная трудность -принципиальные нестыковки в законодательствах двух стран, определяющих внешнеторговый режим. В частности, разнятся методы регулирования экспортно-импортных операций, их налогообложение. Все это приводит к неоправданному повышению цен, препятствует свободному движению товаров и услуг, провоцирует расширение нелегальной торговли.

В последнее время стороны предпринимают усилия к исправлению положения. В частности, принята Программа двухстороннего экономического сотрудничества на 1998-2007 гг., направленная на формирование механизма согласования основных направлений экономической стратегии. Отрадно, что взаимный товарооборот, неуклонно сокращавшийся на протяжении всех 1990-х годов, в 2000 году пошел вверх.

Оздоровление торгово-экономических связей во многом зависит от урегулирования неурядиц в сфере поставок на Украину российских энергоресурсов. Большую часть нефти и газа Украина получает из России, и, несмотря на все попытки разнообразить источники энергии, зависимость Киева от российских поставщиков лишь возрастает. При этом украинцы не платят за российские энергоресурсы (накопленный долг превышает 3 млрд. долларов), производят несанкционированный отбор транзитного газа, незаконно реэкспортируют его в третьи страны по демпинговым ценам.

Единственный реальный путь выхода из тупика - открытие шлюзов для приобретения российским капиталом в собственность украинской трубопроводной системы и предприятий топливной отрасли. Несмотря на ощутимую оппозицию этому в украинском парламенте, Киев, как представляется, все ближе подходит к осознанию безальтернативное™ такого пути.

Появляются определенные перспективы активизации инвестиционного сотрудничества и в других областях - между предприятиями военно-промышленного комплекса, в гражданском машиностроении, в модернизации портово-промышленных хозяйств. Сотрудничеству способствует все более либеральная внешнеэкономическая политика Киева, нарастание в украинской экономике реформенных процессов и, наконец, оживление хозяйственной конъюнктуры в обеих странах.

Само собой разумеется, что преодоление разногласий, восстановление и углубление торгово-экономических взаимосвязей дадут мощный толчок оздоровлению российско-украинских отношений в целом.

10. При всей важности экономической составляющей, взаимоотношения Москвы и Киева во многом зависят от их геополитических приоритетов. Они далеко не во всем совпадают.

Россия остается глобальной державой и сохраняет волю к лидерству в мировой политике. Один из главных приоритетов в этом контексте заключается в стремлении к сплочению постсоветских государств, осуществлению ими согласованной внешнеполитической стратегии. Взаимодействие с Украиной имеет для Российской Федерации первостепенное значение, далеко опережающее (по значимости) отношения со многими другими государствами и союзами.

Для Киева же задача номер один заключается в укреплении суверенитета. Чрезмерная близость к Москве может, с точки зрения украинских элит, помешать реализации поставленной задачи. Украина поэтому предпочитает держать дистанцию от России, вести «свою игру» на международной арене.

Очевидно и то, что Киев не стремится (и не может стремиться) к лидерству, в том числе в Европе. Как следствие, он не разделяет опасений Москвы по поводу изменения баланса сил на Европейском континенте, не испытывает отрицательных эмоций по поводу действий и планов НАТО, американского доминирования на глобальном уровне. Украина озабочена лишь желанием влиться в западное сообщество, стать его рядовым, но полноправным членом - и не только для защиты собственного суверенитета, но и по мотивам экономического и цивилизационного характера. Одновременно отсутствие соответствующих лидерских амбиций, географическая и культурная отдаленность препятствуют пробуждению у Киева интереса к активному участию в делах Евразии и других регионов.

В результате Россия и Украина занимают неодинаковые позиции по многим проблемам как в ареале их обитания, так и на других азимутах.

И все же возможности для взаимодействия двух восточнославянских государств на мировой арене имеются и, нельзя исключать, будут расширяться. Во-первых, потому что Украина заинтересована в поддержании нормальных политико-экономических отношений с Россией, а значит должна считаться с ее позициями, в какой-то степени подстраиваться под них. Во-вторых, исторические традиции, культурно-психологическая близость населения и геополитические реалии постепенно нивелируют различия в подходах двух стран к ряду актуальных проблем современности.

11. Происходит некоторая эволюция позиции Киева в отношении СНГ. В предшествующие годы украинские власти ограничивали его роль лишь функциями «цивилизованного развода», затем стали рассматривать как «переговорный механизм», одновременно ослабляя своими действиями интеграционный потенциал объединения. Так, Украина не подписала Устав СНГ, отказалась участвовать в каких-либо формах военной интеграции, сводила к минимуму политические и даже экономические многосторонние акции. Более того, украинское руководство предпринимало прямые попытки ограничить российское влияние на постсоветском пространстве, в частности, выступало инициатором новообразований, предусматривающих взаимодействие выборочных постсоветских государств в обход СНГ и России (ГУУАМ, Балтийско-Черноморское региональное сотрудничество и т.д.).

В последнее же время (особенно после избрания В.В.Путина на пост президента РФ) Киев начал демонстрировать готовность к партнерству в рамках СНГ. Связано это в определенной мере с благоприятным воздействием на украинские элиты факта заключения «Большого договора», а также с растущей потребностью Украины в более тесном экономическом сотрудничестве с Россией и другими участниками Содружества. В украинских коридорах власти не исключают, что в перспективе экономическое партнерство на постсоветском пространстве может перерасти и в политическое сотрудничество. При этом президент Л.Кучма все чаще ставит вопрос о том, чтобы Украина не пыталась выполнять функции политического посредника между Европой и Россией, а нацеливалась на роль «интегрирующего элемента в центре евразийского региона, что позволит Украине войти в группу процветающих и цивилизованных стран».

12. Перспективы возможного углубления российско-украинских взаимоотношений не исключают тем не менее очевидных различий в позициях Москвы и Киева по отношению к Западу.

Не отказываясь от идеи создания единого европейского пространства, Россия в то же время полна решимости оставаться самостоятельной державой, не желая превращаться в «младшего партнера» США и НАТО. Она противостоит диктату Вашингтона и его союзников в международных делах, эскалации их усилий по внедрению в зону СНГ, в первую очередь в жизненно важные структуры Украины.

Для Киева же США, НАТО, Запад не просто партнеры, с которым нет принципиальных разногласий. Они представляют собой то политико-экономическое и культурное пространство, в которое Украина жаждет влиться, стать его составной частью. Украинские лидеры утверждают, что НАТО из военного альянса успешно трансформируется в политический союз и проводит «политику доброй воли и отсутствия агрессивных устремлений». У Киева нет претензий к расширению Совероатлантического альянса, и он советует Москве «перестать пугать других, подталкивая бывших участников Варшавского договора проситься под чужой зонтик». Соединенные Штаты рассматриваются в Киеве в качестве главного гаранта украинского суверенитета, источника и вдохновителя экономической помощи молодому государству. Украинские власти прилагают максимум усилий к углублению всестороннего сотрудничества с США, НАТО, Европейским Союзом и другими континентальными институтами, отдельными странами континента.

Оценивая характер и перспективы взаимоотношений Украины с Западом, важно вместе с тем не упускать из виду разногласий и различий, которые сдерживают и будут продолжать сдерживать их сотрудничество, в том числе и те его формы, которые наносят ущерб России.

Во-первых, это украинское общественное мнение, которое по-прежнему рассматривает Россию в качестве приоритетного партнера.

Во-вторых, не только в украинском народе, но и в украинской элите присутствуют антинатовские настроения. «Левые» вообще высказываются в пользу присоединения Украины к Союзу Беларуси и России, Ташкентскому оборонному объединению. Неслучайно президент Л.Кучма вынужден был публично осудить натовские бомбардировки Югославии.

В-третьих, Киев отдает себе отчет в нецелесообразности и даже невозможности ухода от России - и в силу экономических факторов, и по соображениям непредсказуемости политико-стратегических последствий.

В-четвертых, интеграция в НАТО непосильна для Украины с финансовой точки зрения.

В-пятых, украинские власти начинают осознавать, что Запад не спешит принимать восточнославянскую республику в свои структуры, не готов признать ее полноценным и равноправным союзником.

В-шестых, очевидно, что Украина если и нужна Западу, то главным образом в российском контексте. При условии налаживания между Москвой и Западом конструктивного сотрудничества, интерес к Киеву, заигрыванию с ним и в США, и в Европе резко сократится.

В целом анализ позиций, а главное глубинных национальных интересов России и Украины позволяет придти к выводу, что имеется потенциал для российско-украинского взаимодействия и на западном направлении.

Принципиально важно то, что народы наших двух стран в целом симпатизируют друг другу, тесно взаимосвязаны и не мыслят свое существование в отрыве друг от друга, а тем более нахождение в противоборствующих лагерях. С этим фактором не могут не считаться правящие круги Украины при конструировании своих отношений с Западом.

Не вызывает сомнения и то обстоятельство, что безопасность России и Украины в силу геополитических, исторических, экономических и других объективных факторов неразделима и ни одну из сторон в конечном счете не устроит такая система безопасности в Европе, которая противопоставляла бы Москву и Киев. В этой связи в перспективе открывается возможность их параллельных или даже совместных действий по созданию всеобъемлющей системы безопасности на европейском континенте под эгидой ООН и ОБСЕ и на основе общепризнанных норм международного права.

Совпадает стремление России и Украины стать неотъемлемыми и равноправными частями европейского политического, экономического и культурного ландшафта. Москва и Киев только выиграют, если будут добиваться этой цели, поддерживая друг друга, совместно преодолевая различные объективные и субъективные преграды.

Конкретно есть поле для российско-украинского взаимодействия в налаживании адекватных отношений с ЕС и НАТО, недопущении размещения ядерного оружия в Центральной и Восточной Европе, реформировании Североатлантического альянса в преимущественно политическую организацию, стимулировании роли ОБСЕ и формировании новой архитектуры общеевропейской безопасности, оказании отпора вмешательству во внутренние дела других государств (под предлогом «гуманитарных катастроф» и т.п.), борьбе с дискриминацией на европейских рынках, противодействии терроризму, оргпреступности, наркобизнесу, экологическим и техногенным катастрофам и пр.

13. Определенное влияние на взаимоотношения России и Украины имеет специфика их включения в процессы современного мира, особенно в отношения с Западом. Обе страны - естественные конкуренты на внешних рынках по ряду важных экспортных позиций. Это обстоятельство может негативно сказываться на наших политических взаимоотношениях, если внешнеполитические ведомства наших стран не будут отслеживать данный фактор и если в конечном счете конкуренцию не удастся ввести в русло кооперации (как это делают в других странах).

Правда, для развития кооперационного сотрудничества, особенно в сфере высоких технологий, ВПК необходим не только баланс коммерческих интересов, но и высокая степень долговременного политического доверия, являющегося на сегодня одной из ключевых проблем в двусторонних отношениях.

14. На южном направлении российские и украинские интересы пересекаются главным образом в Черноморском регионе. Проблемы Черноморского флота и Севастополя превратили Москву и Киев в соперников, предопределив и другие акценты в их региональной политике. Украина попыталась опереться на Турцию, в том^нисле за счет развития с ней военного сотрудничества. Стали набирать обороты контакты на Черноморье Киева с НАТО.

И тем не менее у России и Украины есть общее в интересах на Черном море. Сейчас, после урегулирования проблем ЧФ и Севастополя, общность должна проявляться в возрастающей степени. Обе страны стоят перед однотипными вызовами на Черноморском побережье: предотвращение экологических катастроф, использование транспортных возможностей моря для расширения экономического сотрудничества, устранение опасных межэтнических конфликтов.

В условиях трудностей, с которыми столкнулись на переходном этапе хозяйственные комплексы России и особенно Украины, важным является их включение в процессы многостороннего сотрудничества (в таких отраслях, как энергетика, легкая и пищевая промышленность, строительство, сельское хозяйство, рыболовство). Все большее значение приобретает участие Москвы и Киева в организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), которое способствует решению не только хозяйственных, но и политических вопросов.

Россия и Украина в одинаковой степени оказались в сложном положении из-за введения Турцией новых правил движения судов через Босфор и Дарданеллы. Стороны сотрудничают в преодолении трудностей: очищение проливов от нефтяной пленки, модернизация танкерных флотов и т.д. Есть потребность в согласовании позиций по способам транспортировки нефти с Каспия и из Центральной Азии, по использованию черноморских портов.

Стоят на повестке дня и военно-политические проблемы, в частности, охрана черноморских рубежей. В одиночку (особенно Украине) трудно будет уравновесить турецкое военное присутствие.

15. Таким образом, в российско-украинских отношениях присутствуют как позитивные, так и негативные моменты. При всем этом представляется очевидным, что коренным интересам России соответствует поддержание тесных добрососедских отношений с Украиной и что для их развития существуют реальные возможности.

Конструктивное партнерство с Украиной способствует решению важнейшей геополитической задачи - созданию мирной и надежной среды обитания российского государства, обеспечению безопасности, стабильности и процветания на всем постсоветском пространстве. Добрососедские отношения с Украиной являются также необходимым элементом стратегии на закрепление России в европейском политико-экономическом и культурном пространстве в качестве полноправного члена, на создание сбалансированной общеевропейской системы безопасности. При помощи партнерства Украина гарантированно выводится из числа участников какой-либо антироссийской коалиции, в значительной степени нейтрализуется любая потенциальная угроза с Запада. Украина - и ценный экономический контрагент, не только рынок сбыта энергоресурсов, но и сфера приложения российского капитала, партнер по кооперации в различных отраслях - от ВПК до пищевой промышленности.

Учитывая, что тесное взаимодействие с Россией объективно соответствует подлинным национальным интересам Украины по экономическим, культурно-историческим, этническим и геополитическим соображениям, нам следует сполна использовать исторический шанс и создать устойчивую модель взаимовыгодного, динамичного российско-украинского сотрудничества в XXI веке, подвести прочный фундамент под интеграцию всего постсоветского пространства во благо проживающих на нем народов. Такая модель, если она утвердится, позволит устранять или приглушать те реальные и потенциальные разногласия, которые могут появляться между Москвой и Киевом.

Оптимальная стратегия России на украинском направлении должна, на наш взгляд, учитывать следующие принципиальные моменты.

Интеграция с Украиной может осуществляться исключительно на принципах добровольности и равноправия.

Молодое украинское государство, продолжая переживать пору становления, весьма озабочено своим суверенитетом. Проявления менторства с нашей стороны воспринимаются в Киеве весьма болезненно, как некие рецидивы «имперских амбиций», отталкивают Украину от России, провоцируют ее на поиск моральной и политической опоры на других азимутах, прежде всего у США.

Попытки ставить под сомнение договорные границы, муссировать территориальные вопросы и обострять иные споры политического характера отдаляют украинскую элиту от Москвы и сближают ее с другими центрами силы.

Проявляя взвешенность, сдержанность и гибкость в упомянутых вопросах, мы вместе с тем должны отдавать себе отчет в том, что Украина в любом случае будет стремиться к диверсификации внешних связей. Это естественно для независимого, да к тому же молодого и испытывающего социально-экономические трудности восточнославянского государства, которое ищет признания, надежные источники финансово-технологических ресурсов и желает в перспективе утвердиться в качестве полноправного члена европейского сообщества. В конце концов Россия сама добивается углубления партнерства с демократическими и экономически процветающими странами.

Таким образом, наше влияние на Украину должно обеспечиваться не нажимом, а совсем иными мерами: а) отчетливо выраженным пониманием стремления Киева к укреплению суверенитета и территориальной целостности, расширению внешних связей; б) преодолением наслоений и стереотипов, оставшихся в наследство от прошлого; в) принципиальным, но цивилизованным отстаиванием законных прав русской диаспоры на Украине, оказанием ей реальной помощи в сохранении культурных традиций и родного языка; г) неустанными усилиями по расширению и углублению торгово-экономических связей, осуществлению подлинной интеграции двух экономик в рамках СНГ при строгом соблюдении принципов взаимовыгодности и равной ответственности сторон; д) искренней заинтересованностью, воплощаемой в конкретных делах, в поступательном развитии и благополучии Украины, добиваясь при этом аналогичного подхода Киева к нам; е) постепенным формированием условий и эффективных механизмов для перерастания экономической интеграции России и Украины, всего СНГ в интеграцию политическую; ж) объединением усилий с Украиной в противодействии общим вызовам: терроризм, наркомафия, техногенные катастрофы, болезни и т.д. з) осуществлением согласованной линии по интегрированию России, Украины и других государств СНГ в общеевропейские институты и общеевропейское пространство в целом, созданию единой континентальной системы безопасности под эгидой ООН и на базе ОБСЕ. и) гармонизацией действий России и Украины в черноморскосредиземноморской зоне. * *

В перспективе проблем в российско-украинских отношениях при установлении стратегической определенности и прагматическом соблюдении национальных интересов может стать даже больше, чем на современном этапе. Но все это будут проблемы конкретного, а не принципиального, характера. Принципы фактически определены, и речь идет об их правильном выполнении.

Для реализации изложенной стратегии от России потребуются немалые усилия. Важнейший залог ее успеха - укрепление российского государства и его обороноспособности, оздоровление национальной экономики, повышение благосостояния граждан. От этого, в конечном счете, будет зависеть привлекательность России в глазах Украины в качестве экономического, политического и военного партнера, превращение Москвы во внешнеполитический ориентир для Киева.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Сидорова, Надежда Павловна, 2000 год

1. Документы и материалы.

2. Внешняя политика России. Сборник документов. 1990-1998. М., 1999.

3. Встреча Генерального секретаря ЦК КПСС с Патриархом Московским и Всея Руси и членами Синода // Журнал Московской патриархии. 1998. № 37.

4. Гришаев И.А., Семченко А.Г., Сусоколов A.A. Доклад в Центре исследований русских меньшинств в странах ближнего зарубежья. М., 1997.

5. Диалог украинской и русской культур. Материалы международной научно-практической конференции. Киев, 1997.

6. Дипломатический словарь. М., 1993.

7. Документы внешнеполитической деятельности социалистов // Товарищ. 1997. № 1-2.

8. Документы правительства РФ. Сборник. М., 1999.

9. Документы 1-го этапа VI съезда СПУ. Киев. 1996. 21-22 декабря // Товарищ. 1997. № 3.

10. Интервью Л.Кучмы // Независимая газета. 1997. 20 февраля.

11. Интервью Президента Украины Л.Кучмы корреспонденту «Известий»//Известия. 1994. 13 июля.

12. Концепция внешней политики Российской Федерации // Дипломатический вестник. 2000. № 8.

13. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. М., 2000.

14. Материалы заседания Научного совета МИД России, 1993-1998 (неопубликованы).

15. Перспективы евразийской интеграции: доклады, выступления и материалы «круглого стола». Дипакадемия. 1994. 14 июня. М., 1993.

16. Программа реализации стратегического курса Российской Федерации с государствами-участниками СНГ. Утверждена постановлением Правительства РФ от 6 марта 1996.

17. Россия и Украина: история и современность. Материалы симпозиума. М., 2000.

18. Российско-украинские отношения: проблемы и перспективы. Материалы международной конференции. Одесса, 1994.

19. Россия-СНГ: нуждается ли в коррекции позиция Запада? Доклад Службы внешней разведки Российской Федерации. М., 1994.

20. Симоненко П. Доклад на Объединенном пленуме ЦК и ЦКК. 1997. 15 февраля // Коммунист. 1997. № 8.

21. Статистический отчет о количестве религиозных объединений в УССР. Архив по делам религии при СМ УССР. Киев, 1986.21111 съезд Союза Православного Братства Украины. 1995. 13-26 мая. Киев, 1995.

22. Украина и Россия в новом геополитическом пространстве. Материалы «круглого стола». Москва, 1998.

23. Готуемось до VI зЧзду СПУ // Товарищ. 1996. № 41.

24. Грамота Алекая Другого, Божою мшнстю Патр1арха Московьского вс1е1 Рус1, Митрополиту Кшвському вс1е1 Украши Фшарету // Православний вюник. 1991. № 1.

25. Доновщо О.Мороза на засщанш Шштради СПУ // Товарищ. 1993. №37.26.1нструкщя про вибори. Льв1в, 1998.27.1нформацшний бюллетень Мшютерства Украши у справах нащональностей, мхгроцп та кулъив. Кшв, 1995. № 2. 28.Конститущя Украши. Кшв, 1996.

26. Передвиборча програма кандидата в Президенты Украши Л.Кучма. Кшв, 1995.

27. Права людини в Украшь Вип. 13. Кшв-Харюв, 1995.

28. Прогамма заява зЧзду КПУ // Товарищ. 1997. № 3.

29. Регюнальш вщмшноси в оцшщ економ1чно1 та сощально-пол1тично1 ситуацп // Полггичний портрет Украши. Бюллетень. 1996. № 15.

30. Результаты двоих загальнонацюнальных опитувань-думки, оцшки i р1вень життя населения Украши. Кшв, 1997.

31. Репональна политика Украши. М1жнародна науково-практична конференщя. Кшв, 1995.

32. Статистичий изор1чник Украши за 1999. Кшв, 2000.

33. The Military Balance 1997-1998. The International Institute for Strategic Studies. London, 1999.

34. A Political Portrait of Ukraine: The Results of Four Polls Conducted During Election Campaigns in Ukraine. Kiev: Democratic Initiatives Research and Educational Center, 1998.

35. RFE | RL Research Report. Vol. 3. № 12. March 25, 1994.

36. Strategic Assessment 1999/ Washington D.C., 2000.1.. Литература.

37. Монографии на русском языке

38. Актуальные вопросы безопасности России. Гармиш (Германия), 2000.

39. Бажанов Е.П., Асфари Д.А. О тенденциях международных отношений на пороге XXI столетия. М., 1999.

40. Бажанов Е.П. Приоритеты внешней политики России. М., 2000.

41. Барсегов Ю.Г. Геополитическая угроза России с Юга. М., 1996.

42. Богатуров А.Д., Кортунов А.В. Положение России и ее национальные интересы. М., 1993.

43. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М., 1998.

44. Богданов В. Кто такие украинцы? Париж, 1929.

45. Владимиров А., Кочетов Э. Проблема поиска пути России в XXI веке. Некоторые концептуальные подходы. М., 1996.

46. Волконский А.М. Историческая правда и украинофильская пропаганда. Турин, 1920.

47. Ю.Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997. 11.Гарнетт Шерман У. Искушение интеграцией. М., 1999. ^.Геополитические и геоэкономические проблемы России. М., 1998.

48. Глебов В.В. Современная политика в Черноморском регионе. Одесса, 1998.

49. Гринев В. Новая Украина: какой я ее вижу. Киев, 1997.

50. Грушевский М.С. Иллюстрированная история украинского народа. Спб., 1913.

51. Грушевский М.С. Очерки истории украинского народа. Спб., 1914.

52. Грязьев И. Севастополь и его значение для России. М., 1994.

53. Дементьев В., Суриков А. Армия, реформа, безопасность. М., 1996.

54. Дипломатический ежегодник 1999. М., 1999.

55. Дипломатический ежегодник 1998. М., 1998.

56. Дипломатический ежегодник 1997. М., 1997.

57. Дугин А. Основы геополитики. М., 1997.

58. Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992. 24.3адохин А.Г. Россия и Евразия. М., 1999.25.3дравомыслов А. Украина и Россия в постсоветском пространстве. М., 1998.

59. Исаев И.А. Геополитические корни авторитарного мышления. (Исторический опыт евразийства). М., 1992.

60. Каппелер А. Мазепинцы, малороссы, хохлы: украинцы в этнической иерархии Российской империи. // Россия Украина: история взаимоотношений. М., 1997.

61. Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997.

62. Козырев А. Преображение. М., 1994.

63. Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. М., 1997.

64. Красин Ю.А. (отв.ред.). Концепция национальных интересов: общие параметры и российская специфика. М., 1996.

65. Ларраби Ф. Стивен. Сложная эквилибристика Украины. Гармиш-Партенкирхен (Германия), 2000.

66. Лысякова JIM. Независимая Украина: государство, общество, граждане. М., 1998.

67. Макунин A.A. и Волков А.Т. Военно-политические отношения между Россией и Украиной: поиск моделей сотрудничества. М., 1998.

68. Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. М., 1995.

69. Митрофанова А. Перспективы вступления Украины в евроатлантические структуры. Рукопись, 2000.

70. Моисеев Н. Некоторые общие особенности цивилизации наступающего века. М., 1994.

71. Отношения Европейского союза с Беларусью и Украиной (1994-1997). Санкт-Петербург, 1998.39.0т реформы к стабилизации. Внешняя, военная и экономическая политика России (анализ и прогноз). М., 1995.

72. Поздняков Э. Геополитика: теория и практика. М., 1993.

73. Понарин A.C. Россия в цивилизационном процессе. М., 1995.

74. Розуваев В.В. Геополитика постсоветского пространства. М., 1993.

75. Саввон И.И. Международно-правовые основы российско-украинского торгово-экономического сотрудничества. Рукопись, 2000.

76. Савоскул С.С. Русские в славянской среде: Украина и Белоруссия. М., 1996.

77. Стефановский В. (ред.). Генезис украинцев. Прага. 1932.

78. Тищенко Г.Г. Оборонный потенциал Украины: состояние и перспективы. М., 1998.

79. Торкунов A.B. (ред.) Современные международные отношения. М., 1998.

80. Украина: проблемы безопасности. Научные доклады. Выпуск 12. М., 1996.

81. Украинская государственность в XX веке. Киев, 1999.

82. Ульянов Н.И. Происхождение украинского сепаратизма. М., 1996.51. фон Хаген М. Русско-украинские отношения в первой половине XX в., Мюнхен, 1996.

83. Хазанов A.M. (отв. ред.). Россия, Ближнее и Дальнее зарубежье Азии. М., 1997.

84. З.Хромов Ю. Проблемы топливно-экономического комплекса Украины. М., 1998.

85. Шутов А.Д. (ред.). Материалы российско-украинского семинара. М., 2000.

86. Шутов А.Д. (ред.). Российско-украинские отношения. М., 2000.

87. Шутов А.Д. Постсоветское пространство. М., 2000.57.Шутов А.Д. СНГ. М., 1998.

88. Язькова A.A. Причерноморье в контексте российско-украинских отношений. М., 1998.22. Статьи на русском языке

89. Баженов А. Нужен ли России «Большой договор?» // Независимая газета. 1999. 4 февраля.

90. Балытников В., Радченко И. Проблему Крыма можно решить // Независимая газета. 1998. 16 апреля.

91. Вахромеев А. Расширение НАТО на Восток: причины и следствия // Бизнес и политика. 1997. № 8.

92. Выдрин Д. Украинская политическая элита // Киевские ведомости. 1994. 3 сентября.

93. Гаджиев К. Размышления о политической культуре современной России // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 2.

94. Глазьев С. Россия, которую обманули // Сегодня. 1996. 29 марта.

95. Гузенкова Т.С. Новая идентичность и старые обиды: современный взгляд на украинскую историю // Диалог украинской и русской культур. Материалы международной конференции. Киев, 1997.

96. Дергачев В., Кухарская Н. Регионализация постсоветской Украины // Внешняя торговля, 1996. № 12.

97. Ильин В.В. Россия и Европа путь в будущее: вместе или врозь? //Вестник Московского университета. 1994. № 6.

98. Ю.Ильин М. Русь, куда же несешься ты? // Бизнес и политика. 1995.2.

99. Интересы России и СНГ: Сборник статей // Международная жизнь. 1994. № 9.

100. Мацкевич В. Чего не хватает, чтобы ответить на вопрос "Как нам обустроить Россию? // Бизнес и политика. 1995.№ 1(2).13 .Миллер А.И. Образ России и русских в западно-украинской прессе //Полис. 1995. №3.

101. Н.Миллер А. Украина как национализирующееся государство // Pro et contra, 1997.

102. Мошес A.JT. Геополитические искания Киева. Центральная и Восточная Европа в политике Украины. // Pro et Contra. М., 1998.

103. Мошес A.JI. Конфликтный потенциал в российско-украинских отношениях. Взгляд из России. // Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 2. М., 1997.

104. Мошес А.Л. Новая старая Украина и политика России. // Содружество НГ. М., 1998.

105. Мошес А.Л. Политика Запада в отношении Украины. // Мировая экономика и Международные отношения. № 2. 1996.19.0кара А. Мышление провинциальными категорями во внешней политике гибельно для России // Независимая газета. 1999. 17 февраля.

106. Печенев В. Российская внешняя политика по отношению к странам СНГ и Балтии. // Независимая газета. 1996. 20 ноября.

107. Плотников А. Что осталось за текстом // Независимая газета. 1999. 4 марта.

108. Примаков Е. Россия ищет новое место в мире. // Известия. 1996. 6 марта.

109. Россия и ее западные соседи // Pro et Contra. 1998. Весна.

110. Ситнянский Г. Проблема реинтеграции бывшего СССР с точки зрения исторического наследия народов Евразии // Вестник Евразии. 1996. № 2.

111. Смолянский Олесь. Фактор горючего. // Журнал евроазиатских исследований. 1998. № 3.

112. СНГ: начало или конец истории? // Независимая газета. 1998. 26 марта.

113. Совоскул С.С. Русские в славянской среде: Украина и Белоруссия // Новые славянские диаспоры. М., 1996.

114. Сорокин К.Э. Геополитика современного мира и Россия. // Полис. 1995. № 1.

115. Степаненко С. Газ с национальным запахом // Время. 2000. 21.августа.

116. Фурман Д. Украина и мы // Свободная мысль (М.). 1995. № 1.

117. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и что оно может означать для России. // Дипломатический ежегодник. 1996.

118. Шульга H.A. Условия диалога украинской и русской культур в Украине // Диалог украинской и русской культур. Материалы международной конференции. Киев, 1997.

119. Шутов А. Д. Украина: время стратегических решений // Дипломатический ежегодник. М., 1999.

120. Монографии и статьи на украинском языке.

121. Андршчук В. Зберегти внутр1шнш ринок, уникнути неоколошально1 залежност1 // Пол1тика i час. 1997, № 5-6.

122. Андр1чук В., Титаренко В. Пщ загрозою сповзания на периферпо свггового господарства // Полггика i час. Кшв, 1998. № 2.

123. Бурмютров М.П. Украша. Кшв, 2000.

124. Василенко Ю. Щляхи розвитку товарообмшу м1ж Pociaio й Укра1ною // Економист. 1999, № 4.

125. Воронин О. Bin, Велико дня до Велико дня // Сучасшсть (Мюнхен), 1990. №7-8.

126. Галуха J1. Погляд кр1зь десятил1ття. Кшв, 1998.

127. Грабович Ч. До питания критичного самоусвщомления в украшськш думщ XIX стол1ття. Ки1в, 1997.

128. Грушевський М. Украша i Галичина // Штературно-науковий в1сник. JlbBiB, 1906.

129. Губський Б.В. 1нвестицшш процеси в глобальному середовищ!. Кшв, 1998.

130. Ю.Губський Б.В. Конкурентноспроможн1сть yKpaiHCKoi економ1ки: ор1ентири макропол1тики в кризовых умовах // Економ1ка Украши. Кшв, 1999. № 4.

131. Дгргачев А. (отв.ред.). Украинская государственность в XX веке. Киев, 1996.

132. Демченко С. Мудрють М.Садового // Товариш. 1997, № 23.

133. Еленьский В.Е., Перебенесюк В.П. Релтя. Церква. Молодь. Кшв, 1998.14.1льницка Л.1. Антинародна д1яльнють украшсько1 церкви на Украпн. Льв1в, 1976.

134. Конститущю маемо. Що дал1? // Виб1р. 1996, № 1-2.

135. Коровицький I. Мр1я оголошена. Кшв, 1998.

136. Кремень В. Сощально-политична ситуащя в Украши. Кшв, 1994.

137. Кремнук Б. Украша. Кшв, 2000.

138. Кремень В., Ткаченко В. Украша: шлях до себе. Проблеми сусл1ально1 трансформации. Кшв, 1998.

139. Либер Дж., Черниш Н. Сощально-пол1тичш та нацюнальш процеси в Украши в 20-30-т1 роки. Кшв, 1998.

140. Лисяк-Рудницький I. Роля Украшы в новггнш ютори. 1сторичш есе. Кшв, 1996.

141. Литвин В. Полггична арена Украшы д1стови особи та виконавщ. Кшв, 1994.

142. Литвин В. Солодка наша чи ч1ркий хрест // В1че, 1993. № 9.

143. Мороз О. Куди йдемо? Кшв, 1993.

144. Павленко В.М. Трансформащя сощально1 1дентичност1 в Украшь Кшв, 1997.

145. Павленко Ю. Украша та сучасш цившзаци. Кшв, 1998.

146. Пахльовска О. Украшська л1тература очима заходу: форми та причини аберрацп. Кшв, 1996.

147. Пила В., Чиир О. П1дсумки I перспективи створення СЕЗ в Украш1 // Економша Украши. 1999. № 8.

148. Пирожков СЛ., Сухорукое A.I. (пщ. редакщэю). Украшсько-росшсью вщМосини: економ1чний аспект. Кшв, 1996.

149. Пол1тичний портрет Украши. Кшв, 1994.

150. Полохало В. Вщ Украши комунютично-тоталггарно1 до Украши неототал1тарной. Khîb, 1998.

151. Прщяк Омелян. Пророк // Кшвська старовина. 1994. № 2.

152. Радишевський Р. Сарматське лидарство в поезп польско-украшьского пограшчя. Кшв, 1998.

153. Ромащенко В. Готовый працювати хоч у пелл1, аби це було на користь СПУ // Товарищ. 1996. № 4.

154. Савченко Ф. Заборона украшства. Khîb, 1999.

155. Самодуров О. Торговий режим не змшився, незваусяючи на домовлешсть Украши та Pocii // Полггика i час. 1997. № 9.

156. Самойлик Г. Мы были первыми // Товарищ. 1996. № 4.

157. Сщенко В. Субъект чи объект геопол1тики? // Полггична думка. 1998. №3.

158. Соколовський Б. Початок реального зближения. До шдсумюв сампу Укра1на-ЕС. // Полггика i час. № 10. 1997.

159. Стратеги розвитку Украши: виклики часу та Bbi6ip. KuiB, 1999.

160. Томенко M. Самоозначення Украши: вщ юторндо политики. Ки1в, 1998.

161. Украша на nopo3i XXI столетия: полит1чний аспект. Khîb, 1996.

162. Шилов Ю. Прародина ариев. Кшв, 1997.

163. Шульга Ю.Нацюнальш права в громодянському сусп1льств1. Ки1в, 1995.

164. Монографии и статьи на западноевропейских языках.

165. Beauvois D. La batalle de la terre en Ukraine. Lille, 1994.

166. Bilinsky Yaroslav. Ukraine, Russia and the West: An Insecure Security Triangle. New York, 1998.

167. Binnendijk Hans (ed.). Strategic Assessment 1999. Washington D.C., 2000.

168. Bowen, William. Russian Tradition and Ukraine. Berkley (USA), 1998.

169. Brusstar James H. Ukrainian Stability. New York, 2000.

170. Burbank Jane. Historians of Russia and Ukraine, please, leap forward! Неопубликованный доклад на конференции "Peoples, Nations, Identities, Russian-Ukrainian".(Columbia University, New York, November 1994).

171. Bushkovich P. The Ukraine in Russian Culture 1790-1860: The Evidence of the Journals // Jahrbucher fur Geschichte Osteuropas 39 (1991).

172. C.I.S. Notes. Garmisch (Germany), 2000.

173. Von Hagen Mark. Does Ukraine Have a History? // Slavic Review. 1995. N54 (3).

174. Hrytsak Yarosiau. Shifting Indentities in Western and Eastern Ukraine. New York, 1999.

175. Huntington Samuel P. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. New York, 1993, Summer.

176. Kaiser R.J. The Geography of Nationalism in Russia and the USSR. Princeton, N.J., 1994.

177. Keenan Edward L. Muscovite Perceptions of Other East Slavs Before 1654: An Agenda for Historians // Potichnyj Peter J.(ed.). Ukraine and Russia in Their Historical Encounter. Edmonton, 1992.

178. Keenan Edward L. On Certain Mythical Beliefs and Russian Behaviors // Starr S. Frederik (ed). The Legacy of History in Russia and the New States of Eurasia. London, 1994.

179. Moore Franz. Growing Instability in the CIS. Oxford, 2000.

180. Prizel Jlya. The Influence of Ethnicity on Foreign Policy: The Case of Ukraine. New York, 1994.

181. Rokiatinski Nicolas. History of Ukraine. Palo Alto (USA), 1996.

182. Rumer Eugene B. Eurasia Letter: Will Ukraine Return to Russia // Foreign Policy. 1994. Fall.

183. Strekal Oleg. Independent Ukraine: The Search for Security. Ebenhausen (Germany), 1999.

184. Svoboda V. Was the Soviet Union Really Necessary? // Soviet Studies. Harvard, 1991. N2.

185. Udovenko Gennady. European Stability and NATO Enlargement:Ukraine's Perspective // NATO Review. 1995. N 6.

186. Ukraine and NATO. Garmish, 2000.

187. Walicki Andrzej. Poland Between East and West: The Controversies over Self Definition and Modernization in Partitioned Poland, the August Zaleski Lectures. Harvard University. 18-22 April. 1994. Cambridge, Mass.: Ukrainian Research Institute, 1994.

188. Wilson A. The Donbas between Ukraine and Russia. New York, 1996.

189. Wolff Larry. Inventing Eastern Europe: The Map of Civilization on the Mind of The Enlightenment. Stanford, Calif., 1994.1.I. Периодика

190. Российские газеты, журналы, телеграфные агентства.

191. Дипломатический ежегодник (М.)2. Известия (М.)3. Итоги (М.)4. Коммерсант-Daily (М.)5. Московские новости (М.)

192. Ю.Киевские ведомости (Киев) 11 .Комушст (Кшв)12.Людина и свгг (Кшв)13.Молодь Украши (Кшв)14.Негоциант (Киев)15. Пол ¡тика 1 час (Киев)16.Шштична думка (Кшв)

193. Полггичний портрет Украши (Кшв)

194. Полгголоч1чш читання (Ки1в)19.Политическая мысль (Киев)20. Прав да Украины (Киев)

195. Роб1тнича газета Украши (Кшв)22.Слово (Киев)23.Украинформ (Киев)24.Урядовий кур'ер (Кшв)25.Финансовая Украина (Киев)26.Porto-Franco (Киев)27.The Economist (London)28.Europe-Asia (London)

196. European Report (Bruxelles)

197. The Financial Times (London)31 .The Foreign Affairs (New York) 32.The Independent (London) 33.Intel News Weekly Digest (London) 34.International Gas Report (New York)

198. The New York Times (New York)36.Newsweek (New York)

199. Political Studies (Boston)

200. Russian Petroleum Investor (New York)

201. The Ukrainian Quarterly (Boston) Washington Quaterly (Washington)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.