Становление самосознания итальянского гуманиста Лоренцо Валлы тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Санников, Андрей Николаевич

  • Санников, Андрей Николаевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 2007, ИвановоИваново
  • Специальность ВАК РФ07.00.03
  • Количество страниц 138
Санников, Андрей Николаевич. Становление самосознания итальянского гуманиста Лоренцо Валлы: дис. кандидат исторических наук: 07.00.03 - Всеобщая история (соответствующего периода). Иваново. 2007. 138 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Санников, Андрей Николаевич

Введение

Глава I Эпоха Лоренцо Баллы и его окружение

§1 Основные этапы жизненного пути Лоренцо Баллы

§2 Творчество Баллы и гуманистическая среда

Глава II Образ «Я» Баллы в его сочинениях

§1 Особенности рассказа о себе

§2 Риторика самопредставления

Глава III Гуманист и человек

§1 О роли ученых занятий

§2 Проблема устойчивости авторского «Я»

§3 Отношение к себе и проблема плагиата

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Становление самосознания итальянского гуманиста Лоренцо Валлы»

Обращение к проблеме становления самосознания итальянского гуманиста эпохи Возрождения обусловлено повышенным интересом к человеку и его внутреннему миру не только в исторической науке, но и в области гуманитарных знаний в целом. В истории этот поворот к человеку выразился в развитии исследований в жанре истории ментальное™, персональной истории, микроистории - с одной стороны, как следствие желания определить особое, неповторимое «лицо» каждой эпохи (выявить некие общие ментальные установки), с другой -как стремление узнать как в различных эпохах в голове отдельного человека преломляются, переосмысливаются те самые общие установки, внешние импульсы. Кроме того, именно в ренессансной Италии, по признанию историков, начинается становление современного европейского менталитета, выразившееся в процессе индивидуализации - если и не определяющей, то, во всяком случае, одной из характерных особенностей этой переходной эпохи, идеологией которой был итальянский гуманизм.

Начало эпохи Возрождения историки традиционно связывают с особыми политическими, экономическими и социальными условиями, сложившимися в Италии к XIV в. Это экономический расцвет городов Северной и Средней Италии начиная с XI в.; зарождение раннекапи-талистических отношений (XIV в.), воплотившихся в новой форме производства - мануфактурах (прежде всего в производстве сукон и шелковых тканей); становление городских коммун (XI - XII вв.), в управлении которыми принимали участие горожане (пополаны). В городской среде Италии к началу Возрождения ценилась личность, опирающаяся прежде всего на самое себя, а не на корпорацию. И такие новые люди появлялись. Это были предприниматели: купцы, банкиры, промышленники, чья деятельность требовала активности, решительности, расчетливости. Таковы были и правители нового типа, часто приходившие в города-коммуны в качестве наемников-кондотьеров, постепенно сосредотачивая в своих руках политическую власть и становясь фактически единовластными правителями - сеньорами (при формальном сохранении коммунальных институтов). Они активно откликались на чаяния эпохи, обосновывали новое понимание благородства, благодаря делам, а не знатности (зачастую и не отличаясь родовитостью). Конечно же, такова была и интеллигенция Возрождения - гуманисты, выразители новой идеологии. Они противостояли ревнителям традиционной схоластической учености (интеллектуалам), стремясь занять место «властителей дум». При этом в отличие от интеллектуалов «классического» средневековья, гуманисты не относились к определенной социальной группе и не объединялись в самостоятельную корпорацию1. Гуманисты провозглашали идеи признания высокого достоинства человека и его способностей, культа человеческого разума.

Непросто выстроить строгие причинно-следственные связи между социальными предпосылками, сложившимися в итальянских городах-государствах, и гуманистическими взглядами. Во всяком случае, оба явления были созвучными. Все перечисленные социальные группы представляли новый для эпохи средних веков тип людей, как правило, достигших всего благодаря личным заслугам и желающих обосновать свое право на существование. Не случайно гуманисты

1 См. напр.: Абрамсон M.JI. От Данте к Альберти. М., 1979. Гл. 1 - 2; Баткин J1.M. Итальянские гуманисты. Стиль жизни, стиль мышления. М., 1978; Брагина JI.M. Итальянский гуманизм эпохи возрождения. Идеалы и практика культуры. М., 2002; Гуревич А.Я. Средневековый купец. // Одиссей 1990. С. 97 - 131; История Италии. Т. I М., 1970 Гл. 8,9; Ревякина Н.В. Человек в гуманизме итальянского Возрождения. Иваново, 2000; Стам С.М. Диалектика общества и личности в средние века. // Вопросы истории 1993, №3. становились воспитателями сыновей сеньоров (Гуарино да Верона у Леонелло д'Эсте в Ферраре, Витторино да Фельтре у семейства Кар-papa в Мантуе) . Гуманисты, представители новой интеллектуальной элиты во многом определявшие специфический характер, «лицо» Ренессанса, своим творчеством, а подчас и самим своим образом жизни могли влиять на жизнь своих читателей. Многие гуманисты были чрезвычайно яркими, своеобразными фигурами. В своих сочинениях они оставили немало свидетельств, позволяющих судить о чертах их личностей, об их «самоформировании» в переходных исторических условиях, о мотивах их поступков. Пристальное рассмотрение внутреннего «Я» гуманистов поможет дальнейшему пониманию и их творчества, и культуры Возрождения в целом.

Пониманию личности ренессансного гуманиста может способствовать изучение ее самосознания как одной из важнейших ее характеристик. При этом под самосознанием мы будем понимать осознание человеком своего бытия, видение им своего места в мире, оценка своего отношения к миру, своих мыслей, чувств, желаний, интересов, действий, поступков.

Учитывая актуальность проблемы ренессансного самосознания в исторической науке, мы обратились к фигуре итальянского гуманиста XV века Лоренцо Валлы (1407 - 1457). Объектом нашей работы является личность Лоренцо Валлы, одного из крупнейших представителей гуманистической культуры Кватроченто, рассматриваемая на основании его собственного творческого наследия: прежде всего эпистолярия, включающего ученую, деловую, частную переписку, а также полемических сочинений, ученых трудов (трактатов, диалогов). Предметом исследования выступает процесс складывания комплекса

2 См. напр.: Абрамсон M.JI. От Данте к Альберта.С. 123 - 124 представлений Баллы о себе как о писателе и человеке, о своей роли в культурной среде; особенности этих представлений.

Историография вопроса. Фигура Лоренцо Баллы давно привлекает пристальное внимание историков. Отметим в первую очередь публикации его трудов зарубежными исследователями. В XX веке ученые внесли наиболее значительный вклад в освоение творческого наследия гуманиста. Его сочинения переводились на современные европейские языки; здесь стоит отметить переводы трактатов «Об истинном и ложном благе» (De vero falsoque bono), «О подложности так называемой дарственной грамоты Константина» (De falsa credita et ementita Constantini donatione) на итальянский язык под редакцией Дж. Радетти, а также полный английский перевод труда о Константиновом даре, выполненный X. Колеманом3. Благодаря итальянскому историку Э. Гарэну в 1962 г. было осуществлено репринтное издание полного собрания сочинений Баллы, выходившего в Базеле в 1540 и 1543 гг., дополненное его письмами и малыми произведениями из других изданий4. Во второй половине XX века в зарубежной исторической науке наблюдается «взрыв» интереса к сочинениям Баллы как к историческим источникам, рост уровня их исследования; этот интерес воплотился в многочисленных критических публикациях трудов Баллы, снабженных подробными предисловиями и комментариями5. 1

Valla L. Scritti filosofici е religiosi. Firenze, 1953; The treatise of Lorenzo Valla on the Donation of Constantine. Text and translation. New Haven, 1922.

4 Valla L. Opera omnia, vol. I-II. Torino, 1962

5 См.: Valla L. De libera arbitrio. Ed. M. Anfossi. Firenze, 1934; Valla L. De vero falsoque bono. A cura di M. de Panizza Lorch. Bari, 1970; Valla L. Collatio novi testa-menti. Redazione inedita a cura di A. Perosa. Firenze, 1970; Defensio questionum in philosophia Laurentii Vallensis viri doctissimi atque eloquentissimi. Testo // Zippel G. Autodifesa di Lorenzo Valla per il processo dell'Inquisizione napoletana (1444). Rinas-cimento, 1970; Laurentii Valle Apologus // Camporeale S.I. Lorenzo Valla. Umane-simo e teologia Firenze, 1972; Valla L. Gesta Ferdinandi regis Aragonae. Lib. tres. a cura di 0. Besomi Padova, 1973; Valla L. De falso credita et ementita Constantini donatione. Herausgegeben von W. Setz Weimar, 1976; Valla L. La prima apologia con

Исследования зарубежных историков XVIII - XIX вв., посвященные Балле, представлены главным образом его биографиями. В последнее десятилетие XIX века были составлены обстоятельные биографические сочинения Дж. Манчини и Р. Саббадини6. Работу Джи-роламо Манчини считают первой подробной биографией Лоренцо Баллы, впрочем, недостаточно глубокой и не лишенной ошибок. Труд Ремиджио Саббадини не преследует цели глубокого анализа сочинений Баллы, особенностей его метода и черт личности. Саббадини стремится установить как можно более точные даты всех сколько-нибудь важных фактов биографии римского гуманиста. Порой автор отступает на второй план, предоставляя право говорить за себя документам того времени, довольствуясь краткими замечаниями относительно их датировки. Значительную часть содержания книги составляют публикации документов, полные либо частичные, - главным образом писем, написанных Валлой либо людьми из его окружения, а также отрывков из его сочинений. Что касается составленной хронологии жизни Баллы, в ней исправлен ряд неточностей, допущенных другими авторами (например, Манчини), однако немалое количество деталей Саббадини оставляет без комментариев, ссылаясь на недостаток сведений. Труд Саббадини представляет сейчас особую ценность не только, и даже не столько как жизнеописание, сколько как исторический источник о культурной жизни первой половины кватроченто. Из классических работ, переведенных на русский язык, стоит вспомнить фундаментальный труд немецкого историка Георга Фойгта об tro Poggio Bracciolini. Ed. critica con introduzione e note a cura di A. Wesseling Amsterdam, 1978; Laurentii Valle Antidotum in Facium. Ed. Regoliosi M. Padova, 1981; Laurentii Vallae Repastinatio dialectice et philosophic. Ed. G. Zippel Patavii, 1982; Laurentii Valle epistole. Ed. Besomi О. e Regoliosi M. Padova, 1984.

6 Mancini G. Vita di Lorenzo Valla. Firenze, 1891; Barozzi L. Lorenzo Valla // Barozzi L., Sabbadini R. Studi sul Panormita e sul Valla. - Firenze, 1891; Sabbadini R. Cronologia documentata della vita del Panormita e del Valla // Barozzi L., Sabbadini R. Studi sul Panormita e sul Valla. Firenze, 1891. эпохе Возрождения (1859)7; среди прочего, довольно пристальное внимание в нем уделено и обзору жизни итальянского гуманиста Баллы и его трудов, характеристике его метода и нравов.

В XX столетии (в особенности со второй его половины) Валлой интересовались очень многие ученые; их исследовательские интересы выходят за рамки обобщающих биографических сочинений. Одна из характерных тенденций заключается в углубленном интересе к существенным проблемам творчества Баллы. Особенностям этической концепции Баллы, ее истокам и эволюции уделяют пристальное внимание Ф. Гаэта, В. Сантанджело, М. де Паницца JIopx, обращаясь к о его знаменитому диалогу «Об истинном и ложном благе». Этические и философские воззрения гуманиста на примере его труда «Перекапывание диалектики» рассматривает Чезаре Вазоли9. На новом уровне по сравнению с историками XIX - первой половины XX веков исследователи решают проблему отношения гуманиста Баллы к религии. В этом отношении преуспели историки католического направления. Марио Фуа одним из первых попытался выявить особенности христианских воззрений Лоренцо Баллы на основании анализа его сочинений и соотнести их с католической традицией, а также с гуманистическими тенденциями и методами; Фуа постарался дать взвешенную оценку христианского мышления гуманиста10. Сальваторе Кампореале п

Фойгт Г. Возрождение классической древности или первый век гуманизма М., 1884. (Перевод сделан по второму изданию)

8 Gaeta F. Lorenzo Valla. Filologia e storia neH'umanesimo italiano. Napoli, 1955; Santangelo V. Retorica e letteratura nel «De vero bono» di L. Valla //Giornale italiano di filologia. Vol. 16. Napoli, 1963; Panizza Lorch M., de Voluptas, molle quoddam et non invidiosum nomen. Lorenzo Valla's defense of voluptas in the preface to his " De voluptate" // Philosophy and humanism. Renaissance essays in honour of P.O. Kris-teller. Leiden, 1975.

9 Vasoli C. Le "Dialecticae disputationes" del Valla e la critica umanistica della logica aristotelica // Rivista critica di storia delle filosofia, vol. 12 (1957), vol. 13 (1958).

10 Fois M. И pensiero cristiano di Lorenzo Valla nell'quadro storico-culturale del suo ambiente. Roma, 1969. обращается к проблеме обновления теологии, поднятой в трудах Баллы. Исследователь рассматривает мотивы и средства этого обновления в ситуации кризиса схоластической системы знаний к XV веку: критику Валлой логических концепций Аристотеля и Боэция; противопоставление им филологического метода критики философского и теологического языка, основанного на риторике Квинтилиана; развитие и обоснование этого метода в трудах Баллы. Основное внимание уделено «Диалектике» и «Сопоставлению Нового завета», но при этом затрагивается практически все творческое наследие гуманиста с точки зрения обсуждаемых теологических проблем11. Политические идеи, развиваемые в труде Баллы «О подложности так называемой Дарственной грамоты Константина», исследует Рикардо Фубини; он пересматривает значение трактата с точки зрения как политико-правовой, так и культурной ситуации первой половины кватроченто12. Крупный историк итальянского Возрождения Эудженио Гарэн (переиздавший «Opera omnia» Баллы) не раз обращался к проблемам творчества Баллы в своих работах: к его этической концепции, синтезирующей мораль эпикурейцев и христиан; к его полемике со схоластами; к филологическим изысканиям гуманиста и той всеобъемлющей роли, которую Валла придавал языку; к влиянию наследия Баллы на философию

I 7

Эразма Роттердамского . С позиции нашего исследования особый интерес представляют обобщающие и биографические очерки о Балле, составленные А. Весселингом и М. Реголиози в качестве предисловий к соответствующим критическим изданиям инвектив Баллы против Camporeale S.I. Lorenzo Valla. Umanesimo e teologia. Firenze, 1972.

12 Fubini R. Humanism and truth. Valla writes against the donation of Constantine // Journal of the history of ideas, 1996. vol. 57, №1.

13 Garin E. L'Umanesimo italiano. Filosofia e vita civile nel Rinascimento. Roma -Bari, 1975; Garin E. Rinascite e rivoluzioni. Movimenti culturali dal XIV al XVIII se-colo. Roma - Bari, 1975 P. 219 - 234; Garin E. И filosofo e il mago // L'Uomo del Rinascimento. Roma - Bari 1988 P. 177 - 180; Гарэн Э. Проблемы итальянского Возрождения М., 1986.

Поджо и против Фацио. Названные очерки составлены с учетом сложившейся историографии вопроса, но при этом - что привлекло наше особое внимание к ним, - творческий путь римского гуманиста подается через призму его полемики со своими оппонентами. Личностный аспект полемики, впрочем, отодвинут ими на второй план, так как рассмотрение только его, по вполне справедливому замечанию А. Весселинга, не может раскрыть целиком ее культурной значимости. Авторы акцентируют внимание на собственно-научном содержании и значении гуманистических споров.

В 1984 году международный конгресс в Парме - «Лоренцо Валла и итальянский гуманизм» - обозначил основные направления изучения творчества Валлы: его филологический метод, лингвистика и риторика Валлы, проблемы издания его сочинений, судьбы его наследия. Материалы конгресса были изданы два года спустя под редакцией О. Безоми и М. Реголиози14.

Основной всплеск интереса к сочинениям Валлы в отечественной исторической науке, выразившийся в подготовке переводов и их публикации, пришелся на 60 - 90-е годы XX столетия. Начало положили переводы антицерковных полемических сочинений Валлы: критического труда «О Константиновом даре» (пер. И.А. Перельмутера) и диалога «О монашеском обете» (пер. Ю.Х. Копелевич)15. В 80-е годы последовал перевод предисловий к грамматическому труду Валлы «Об изяществе латинского языка» или «Элеганции» (пер. предисловий ко всем шести книгам Н.А.

Федорова)16, а затем вышел целый сборник сочинений гуманиста, 1 посвященных различным философским проблемам . Основу

14 См.: Lorenzo Valla е L'umanesimo italiano. Atti del convegno internazionale di studi umanistici (Parma, 18-19 ottobre 1984). Padova, 1986.

15 См.: Итальянские гуманисты о церкви и религии М., 1963.

16 См.: Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV в.). М., 1985. блемам17. Основу сборника составили диалоги «Об истинном и ложном благе» (пер. Н.В. Ревякиной) и «О свободе воли» (пер. И.Х. Черняка), а в качестве приложения были опубликованы фрагменты из других крупных сочинений гуманиста: «Перекапывание всей диалектики вместе с основаниями общей философии» (частичный перевод В.А. Андрушко) и «Сопоставление Нового завета» (пер. предисловий И.Х. Черняка). Кроме того, в приложение вошли небольшие, но значимые для понимания философских воззрений Баллы работы: «Апология», обращенная к папе Евгению IV (пер. Н.В. Ревякиной), и речь «Похвальное слово святому Фоме Аквинскому» (пер. И.Х. Черняка). Из публикаций последних лет стоит отметить перевод фрагмента из исторического труда Баллы «Деяния Фердинанда Арагонского» (пер.

Е.В. Финогентовой) ; ранее это сочинение Баллы отечественные ученые обходили вниманием.

К жизни и деятельности Баллы отечественные историки обращались уже в XIX веке. В этой связи следует упомянуть, прежде всего, имя М.С. Корелина, автора статьи, посвященной этическому учению Баллы в его диалоге «О наслаждении», а также неоконченной (из-за смерти исследователя) монографии о Балле. В его этике Коре-лин видит первую попытку теоретически обосновать и оправдать поведение ренессансного человека19.

17 См.: Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

18 См.: Валла Лоренцо История деяний Фердинанда, короля Арагона. Вступление и отрывок из книги первой (Вступ. ст., пер. и коммент. Е.В. Финогентовой). // Средние века. Вып. 59. М., 1997.

19 Корелин М.С. Этический трактат Лоренцо Валлы «Об удовольствии и об истинном благе» // Вопросы философии и психологии. 1895. №4 (29) С. 391 - 444; №5 (30). С. 519 - 557; Он же. Папство в эпоху гуманизма // Русская мысль 1899. Кн. X. С. 70 - 104; Он же: Папский секретарь и гуманист Поджо Браччолини // Там же. Кн. XI С.133-153; Кн. XII. С. 105 - 132. В литературе неоднократно отмечалось, что Корелин видел в основе этических воззрений Валлы жизнь, а не учения древних. См.: Хоментовская А.И. Лоренцо Валла - великий итальянский гуманист. М.-Л., 1964. С. 15; Ревякина Н.В. Творческий путь Лоренцо Валлы и

До сего дня единственным монографическим исследованием в отечественной медиевистике, посвященным Балле, является труд А.И. Хоментовской «Лоренцо Валла - великий итальянский гуманист». Эта книга составлялась в первой трети XX века; автор работала над ней в течение долгого времени, вплоть до кончины в 1942 г. А.И. Хомен-товская ставила целью оценить творчество римского гуманиста в целом. Жизнь и творчество Баллы рассматриваются здесь в неразрывном единстве друг с другом и с историческими событиями, составлявшими их контекст. Структура книги выстроена в соответствии с этим замыслом автора. Первые четыре главы последовательно освещают выделенные А.И. Хоментовской четыре основных периода жизни Баллы. Автор концентрирует внимание читателя на основных вехах жизненного пути Баллы, на особенностях его характера, на проблематике его творчества, на историко-культурных условиях становления его таланта. Последняя, итоговая глава книги представляет собой исследование особенностей критического метода Баллы и сосредоточена на анализе всего творческого наследия гуманиста. Таким образом, Хоментовская делает сначала «вертикальный разрез через жизнь и творчество в его хронологической последовательности, а затем горизонтальный - через все литературно-научное наследие гума

20 ниста» .

Исследование А.И. Хоментовской о Балле является более глубоким и разносторонним сочинением, чем просто жизнеописание. Как плодотворная попытка дать по возможности исчерпывающую, емкую и объективную оценку фигуре Лоренцо Баллы монография и сегодня представляет огромную ценность. Составленная в начале 1940-х гг., его философское наследие // Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989. С. 11.

20 Хоментовская А. И. Лоренцо Валла - великий итальянский гуманист. М. - Л., 1964. С. 24 она была издана более 20 лет спустя. Во вступительной статье В.И. Рутенбурга была существенно дополнена (в соответствии с изменениями на момент издания) историографическая часть работы, а также дана собственная оценка Рутенбургом деятельности Баллы.

Начиная с первой половины 60-х годов XX века появилась целая серия исследований Н.В. Ревякиной, посвященных Балле. Н.В. Ревя-кина обращалась к исследованию политических и антицерковных идей Баллы (на материалах трактата «О подложности так называемой дарственной грамоты Константина»), его этических воззрений (по диалогу «О наслаждении»), особенностям его критического метода и философских взглядов, рассмотренных через призму апологетических сочинений21.

Кроме указанных авторов, в XX веке фигура Баллы так или иначе привлекала внимание многих исследователей, появляясь в обобщающих работах или статьях JI.M. Брагиной, M.JI. Абрамсон, JI.M. Баткина, В.В. Соколова, Л.Г. Степановой и других авторов. В фокусе внимания ученых оказывались различные стороны обширного творческого наследия гуманиста: его этическое учение (А.И. Хомен-товская, Н.В. Ревякина, JI.M. Брагина, M.JI. Абрамсон), диалектика (В.В. Соколов, Н.В. Ревякина, В.А. Андрушко), метод исторической и филологической критики (А.И. Хоментовская, O.JI. Вайнштейн, J1.M. Баткин, Л.Г. Степанова, Е.В. Финогентова).

21

Ревякина Н.В. Политическое значение трактата Лоренцо Баллы «Заявление о ложном и вымышленном дарении Константина» // Вестник МГУ. Сер. 9. История 1961, №4; Она же: Из истории этических идей эпохи Возрождения // Вестник МГУ. Сер. 9. История. 1962, №3; Она же: Лоренцо Валла. О наслаждении (Вступ. статья и пер.) // История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т.1. Античность. Средние века. Возрождение. М., 1962; Она же: Лоренцо Валла. Его борьба с католическим мировоззрением и церковью: Автореф дисс. . канд ист. наук М., 1963; Она же: Лоренцо Валла - критик «Константинова дара» // Сборник научных работ аспирантов Исторического факультета МГУ. М., 1963; Она же: Лоренцо Валла и инквизиционный процесс в Неаполе 1444 г. // Культура и общество Италии накануне нового времени. М., 1993.

Работ, посвященных непосредственно самосознанию Лоренцо Баллы, ни за рубежом, ни в России нет, хотя проблемы, связанные с личностью римского гуманиста (и в частности, с его самосознанием), учеными затрагивались. Из зарубежных исследований таковы, в частности, упомянутые работы Маристеллы де Паницца Лорх и Марио Фуа, останавливающих внимание на образе Валлы-борца, возникающем в его труде «Об истинном и ложном благе». О развитом самосознании и высоком уровне амбиций Баллы рассуждает А. Весселинг в биографическом очерке (признавая эти же качества и за его оппонентом Браччолини). В отечественной историографии в этом отношении, кроме работы А.И. Хоментовской, отметим статьи Н.В. Ревякиной о Балле и работы Л.М. Баткина о ренессансной личности, касающиеся в том числе личности Баллы. На основании анализа его творческого наследия и некоторых свидетельств той эпохи (Поджо Браччолини, Б. Фацио, М. Веджо и др.) исследователями были сделаны выводы о развитом индивидуальном самосознании Баллы, о его пытливости, высокой оценке своей деятельности, о свободомыслии и склонности к интеллектуальным провокациям22. Личность Баллы в целом оценивается Хоментовской как противоречивая: «Его лукавый образ при жизни был подобен Янусу»23. У Л.М. Баткина речь идет уже о диалогичности его мышления как проявлении особого «стиля мышления» гуманистов24. В том и другом случае оценки (в большей или меньшей степени) связаны с двойственным поведением гуманиста, сочетанием в нем независимости и конформизма, с его секулярным и в то же время религиозным мышлением.

22 Хоментовская А.И. Указ соч.; Ревякина Н.В. Творческий путь Лоренцо Баллы и его философское наследие // Лоренцо Валла. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989; Баткин Л.М. Итальянские гуманисты. Стиль жизни, стиль мышления. М., 1978.

23 Хоментовская А.И. Указ соч. С. 116.

24 Баткин Л.М. Итальянские гуманисты. С. 158 - 164.

Таким образом, представления Валлы о себе еще подлежат более основательному изучению, что и обусловило также наше внимание к этой проблеме.

Вопрос о становлении самосознания ренессансной личности тесно связан с проблемой развития индивидуализма в эпоху Возрождения. Первым обратил на нее внимание швейцарский ученый Якоб Буркхардт в своем обобщающем исследовании культуры итальянского Возрождения (1856). Повышенный интерес к личности, был, по его мнению, фундаментальной чертой эпохи, он явился «исходной точкой

25 новоевропейского индивидуализма» . С тех пор его точка зрения находила как последователей, так и противников. Современные исследователи предпочитают в качестве основания ренессансной культуры выделять принцип антропоцентризма, ставящий человека в центр мироздания26.

Интерес к проблеме самосознания итальянских гуманистов эпохи Возрождения характерен для отечественной историографии 60 -90-х гг. XX века и тесно связан с проблемой индивидуальности и личности в истории культуры. Дополнительная острота, важность последней в отечественной гуманитарной науке обусловливалась политическим и идеологическим контекстом (проблема индивидуальности в культуре переплеталась с проблемой свободомыслия в тоталитарном обществе). Особо стоит отметить значимость вклада в исследование специфики личности средневекового человека, внесенного А.Я. Гуре-вичем (в сущности, впервые поставившем такую проблему в отечественной исторической науке). Гуревич, в частности, отмечал отсутст

25 Буркхардт Я. Культура Италии эпохи Возрождения М., 2001. С. 314.

26 См. напр.: Сергеев К.А. Ренессансные основания антропоцентризма Л., 1993; Тезис об антропоцентризме как основании ренессансной культуры за рубежом начал развивать в середине XX в. Андре Шастель (A. Chastel); об историографии вопроса см.: Чекалов К.А. Буркхардт и наука о Возрождении // Буркхардт Я. Культура Италии эпохи Возрождения М., 2001. С. 6 - 12 вие идеи индивидуальности в средние века (личность ответственна перед богом, зависима от общности в социально-психологическом отношении, несамостоятельна), что, по его мнению, свидетельствует не о недоразвитости или отсутствии личности в этот период, но о ее специфике . На рубеже 80 - 90-х гг. были подведены предварительные итоги исследований; вспомним, например, дискуссию в ежегоднике «Одиссей»28, в которой приняли участие не только историки культуры (специалисты по Западной Европе и Востоку), но также философы, филологи, искусствоведы, психологи - то есть, был широко представлен спектр гуманитарных наук.

Проблему формирования самосознания ренессансной личности в отечественной историографии в числе первых поставила Н.В. Ревя-кина, взяв в качестве объекта исследования фигуру первого гуманиста Франческо Петрарки. На материале его трактата «Об уединенной жизни» Н.В. Ревякина пытается выявить и дать оценку чертам самосознания Петрарки, отличающим его от средневекового человека, подходя к проблеме исторически (рассматривая личность в контексте окружающей эпохи). Автор делает выводы об особенностях самосознания первого гуманиста, исходящих из осознания им специфики своей сферы деятельности, своего особого пути, из опоры на собственный жизненный опыт и противостояния общепринятым нормам. Н.В. Ревякина также отмечает, что в наиболее общих чертах самосознание Петрарки (первого представителя гуманистической интеллигенции) и «новых людей», энергичных итальянских предпринимателей сходят

27 См.: Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры М., 1972. С. 262 - 284. Заключительная часть монографии, посвященная собственно постановке проблемы средневековой личности, не входила в последующие издания. См. также: Гуревич А.Я. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. М., 1989; Он же Личность // Словарь средневековой культуры М., 1993

28 Индивидуальность и личность в истории (дискуссия) // Одиссей 1990. С. 6 - 89; постановка проблемы JI.M. Баткиным С. 6 - 9; полемические замечания А.Я. Гу-ревича на С. 76 - 89 ся, что позволяет говорить о появлении в эпоху Возрождения «инди

29 видуального самосознания нового человека» . Несколькими годами позже Н.В. Ревякина затронула авторский аспект самосознания гуманистов в обзорной статье «Авторское самосознание итальянских гуманистов». В статье производится попытка типологизации гуманистического авторского самосознания, определения его связи с тради

30 циеи и отрыва от нее.

Работы JI.M. Баткина посвящены исследованиям ренессансного стиля мышления в целом; исследователь обращается прежде всего к выдающимся личностям, «вершинам» ренессансной культуры, в том числе крупнейшим гуманистам (Петрарка, Фичино, Лоренцо Великолепный, Макиавелли). Отдельная его монография посвящена изучению авторского самосознания в письмах Франческо Петрарки (1304 -1374). JI.M. Баткин разрабатывает собственный «индивидуализирующий метод», привлекая культурологический инструментарий -метод герменевтики (обращаясь, в частности, к идеям М.М. Бахтина (о диалогизме мировой культуры) и B.C. Библера (о внутреннем диалоге как порождающей структуре мышления)). На основании своих исследований JI.M. Баткин рассуждает в частности об амбивалентном характере эпохи Возрождения, который определял двойственный (светский и религиозный, языческий и христианский) характер ренессансного типа мышления; об «изобретении» ренессансным автором

29 Ревякина Н.В. Франческо Петрарка и формирование самосознания новой личности // Средние века. Вып.49. М.,1986.

30 Ревякина Н.В. Авторское самосознание итальянских гуманистов // Scribantur haec. проблема автора и авторства в истории культуры. Материалы научной конференции РГГУ М., 1993. С. 40 - 41

31 См. особ.: Баткин JI.M. Итальянские гуманисты: стиль жизни; стиль мышления. М., 1978; Он же: Итальянское возрождение в поисках индивидуальности М., 1989; Он же: Петрарка на острие собственного пера. Авторское самосознание в письмах поэта. М., 1995; Он же: Европейский человек наедине с собой. Очерки о культурно-исторических основаниях и пределах личного самосознания М., 2ООО. своего «я» через «подражание» предшествующим культурным традициям и стилизацию им своего образа в тексте.

Ю.П. Зарецкий исследует самосознание другого известного гуманиста - Энея Сильвия Пикколомини (папы Пия II) (1405-1464) на материале его автобиографического сочинения. Отчасти следуя по стопам JI.M. Баткина, Ю.П. Зарецкий определяет свой метод как сочетание историко-культурного, культурно-психологического, герменевтического подходов. Автор приходит к выводу об «инаковости» возрождения как типа культуры, в котором признавались равноценными и античная, и христианская культурные традиции. Кроме того, он отмечает в самоописании гуманистов такую черту, как мифологизацию их поведения и мышления. Ю.П. Зарецкий определяет характер ре-нессансного самосознания как мифологический. Этот характер выражался в том, что индивид в рассказе о себе выстраивал свой образ «я» в соответствии с идеальными жизненными моделями, взятыми из античной и христианской традиций (например: античный поэт, герой; христианин, мученик и т.д.) .

Постараемся учесть также и достижения современной отечественной социальной философии и психологии в сфере изучения самосознания индивида. Ряд работ психолога и социолога И.С. Кона посвящен проблеме становления человеческого «Я», в том числе вопросу о становлении индивидуального самосознания на разных этапах истории34. Философ Ф.Т. Михайлов рассматривал, в частности, теоретические вопросы о генезисе индивидуального самосознания и о его субъекте. Согласно его «концепции обращений», субъектом самосознания выступает не структура мозга и не социальная структура, а

32 Зарецкий Ю.П. Ренессаисная автобиография и самосознание личности. Энеа Сильвио Пикколомини (Пий II) Н.Новгород, 2000.

33 Зарецкий Ю.П. Ренессаисная автобиография. С. 111 - 116.

34 См. напр.: Кон И.С. Открытие «Я». М., 1978; Он же: В поисках себя. М., 1984. произвольно и продуктивно действующий индивид», непрерывно воссоздающий самосознание «в процессе обращения к другим людям и к себе самому». Ф.Т. Михайлов подчеркивает креативную, творческую способность самосознания (как главного фактора его развития), которая реализуется «в формах совместной деятельности людей»35.

Приступая к довольно специфической теме, - исследованию представлений ренессансного гуманиста о самом себе, - необходимо сказать о характере источников. Исследователи оговаривают, что основными источниками для характеристики личности Баллы являются его эпистолярий и разрозненные сведения в его сочинениях, среди которых выделяют его «Апологию» и инвективы против гуманистов Поджо Браччолини и Бартоломео Фацио36. Валла не оставил цельного сочинения автобиографического характера. Тем не менее, в его обширном творческом наследии присутствуют в той или иной степени сообщения о себе. Валла повествует о событиях своей жизни, пытается оценить собственные действия, дать объяснение своим поступкам.

Ни «Апология» (хотя ее научный перевод был сделан относительно недавно), ни письма и инвективы римского гуманиста (исключая обращения историков к некоторым фрагментам из особо важных

37 его посланий и из «Второго противоядия против Поджо» ) специально не исследовались. Учитывая замечания предшественников, мы попытались в нашей работе сделать акцент на этих сочинениях Баллы. В этой связи представляется необходимым остановиться на характери

35 Михайлов Ф.Т. Общественное сознание и самосознание индивида М., 1990. С. 155 - 159,211,221; Он же: Избранное М., 2001. С. 6 - 7.

36 Sabbadini R. Cronologia documentata. P. 51; Хоментовская А.И. Указ соч. С. 22; Ревякина Н.В. Указ соч. С. 20.

37 См. напр.: Хоментовская А.И. Указ. соч. С. 92 - 94 (о «II Противоядии»), 96, 102,117 (о письмах к Дж. Серре и Ф. Бьондо); Ревякина Н.В. Творческий путь Лоренцо Валлы и его философское наследие. С. 20 - 21 (о переписке с М. Вед-жо), 22 - 23 (о послании к Дж. Серре). стике эпистолярного наследия Баллы и его полемики с Фацио и Под-жо более подробно.

Эпистолярное наследие. Письма как исторический источник действительно весьма ценны для изучения личности их автора; по выражению исследователей, «письмо есть форма представления себя в обыденности»38. В письмах человек, как правило, наиболее ярко и полно раскрывается как личность - разумеется, речь идет, прежде всего, о частной переписке. Исследователями отмечены такие общие характерные черты гуманистической переписки, как стилизованность, литературность и в то же время жизненность39. Этот факт, конечно же, следует учесть при изучении писем Баллы. С другой стороны, касательно его эпистолярия известно, что Лоренцо Валла относился к своей корреспонденции довольно спокойно, несмотря на значительное увлечение гуманистов кватроченто этим занятием; он не писал тщательно составленных писем40, подобно, например, Петрарке, и относился к ним с меньшим трепетом, чем к своим трудам. Сам Валла во «Втором противоядии против Поджо» достаточно красноречиво выразил свое отношение к корреспонденции: «У меня нет моих писем, потому что я не имею обыкновения ни собирать их в книги, ни переписывать»41. Есть и утверждение, что Валла советовал «писать, как говоришь» и видел в своих письмах образец деловой прозы42, что является весьма ценной характеристикой его писем. Действительно, его письма носят преимущественно деловой характер, того глубокого са

См.: Берк П. Антропология итальянского Возрождения // Одиссей 1993 М., 1993. С. 279.

39 См.: Баткин Л.М. Итальянские гуманисты. С. 101 - 109.

40 См.: Фойгт Г. Возрождение классической древности или первый век гуманизма М., 1884 -85. Т. 1, С. 424.

41 Valla L. Opera, vol. I. P. 345; Sabbadini R. Cronologia documentata della vita di Lorenzo della Valle. P. 50.

42 Хоментовская А. И. Указ. соч. С. 113. моанализа, как, например, в эпистолярном наследии Петрарки, в них не найти.

Переписка Валлы дошла до наших дней в далеко не полном виде. В конце XIX в. Ремиджио Саббадини впервые собрал разрозненные послания из рукописных кодексов и печатных изданий в единое целое, но выразил надежду, что впоследствии «более удачливые исследователи» дополнят ее, поскольку часть писем осталась ненайденной43. Открытия новых писем продолжались в течение следующего столетия. Сесил Клоу в своем исследовании о гуманистических собраниях писем сообщает о 40 найденных на тот момент манускриптах, содержащих 85 писем44; очевидно, к ним относятся как письма, написанные Валлой, так и адресованные ему послания. Составители критического издания эпистолярия Валлы О.Безоми и М.Реголиози называют уже 67 известных им кодексов, содержащих 87 писем, включая адресованные Балле; в 51 кодексе находятся составленные Валлой 56 посланий, более половины из них (29) дошли до нас в единственном экземпляре, рукописном или печатном, сохранились автографы 13 писем (главным образом относящихся к позднему периоду жизни Баллы)45. Это не слишком много, по сравнению с некоторыми его современниками-гуманистами, например, с Гуарино да Верона и его почти тысячей сохранившихся писем (тоже, кстати, не собранных в коллекцию).

О. Безоми и М. Реголиози полагают, что при кажущейся фрагментарности эпистолярия Валлы можно говорить о его сущностном единстве. Они выделяют несколько групп корреспондентов Валлы:

43 Sabbadini R. Op.cit. P. 50.

44 Clough C.H. The cult of antiquity: letters and letter collections // Cultural aspects of the Italian Renaissance. Essays in honour of P.O. Kristeller. Manchester - New York, 1976. P.36-37

45 Besomi 0., Regoliosi M. La tradizione delle lettere, о l'imagine della diaspora // Laurentii Valle epistole Padova, 1984. P. 11,92,93. во-первых, это люди Церкви, с которыми Валла, как правило, вел дипломатические переговоры. Таковы его обращения к кардиналам Лю-довико Скарампо и Джерардо Ландриани с просьбой разрешить ему посещать Рим, таковы и его послания к папе Евгению IV; во-вторых, его ученики, привязанные к Балле после периода обучения в Павии, Неаполе, Риме; в-третьих, выдающиеся представители гуманистической культуры, такие современники Баллы, как Дж. Тортелли, Л. Бру-ни, Дж. Ауриспа, Гуарино да Верона, Ф. Биондо, П.К. Дечембрио, Н. Перотти. Этот ряд «рисует сеть культурных связей Баллы», которая прослеживается и по другим его трудам (в том числе по его «Противоядиям» против Фацио и Поджо)46. В числе корреспондентов Баллы были и люди, ставшие в какой-то период жизни его противниками, например, А. Беккаделли-Панормита или венецианский гуманист Лауро Квирини47.

В рамках этой последней группы стоит выделить так называемые программные письма, содержащие развернутое обоснование Вал-лой своей писательской и исследовательской позиции, его творческие замыслы. Это «апологетическое послание» к Джованни Серра, чиновнику и ученому переписчику при неаполитанском дворе, одному из представителей Альфонсо Арагонского на соборе в Базеле, и чуть более позднее письмо к грамматику Джованни Тортелли, позже библиотекарю папы Николая V. Так, содержание послания к Джованни Серра

JO август 1440) представляет собой попытку подвести предварительный итог своему творчеству и обосновать свое место в пространстве

46 Besomi О., Regoliosi М. Introduzione //Laurentii Valle epistole. P.23 -24.

47 См.: Ryder A.F.C. Antonio Beccadelli: a humanist in government // Cultural aspects of the Italian Renaissance. Essays in honour of P.O. Kristeller. Manchester - New York, 1976. P. 37, note 2. Письма Баллы к А. Панормите и JI. Квирини опубликованы, например, в: Sabbadini R. Cronologia documentata.№ 40,60.

48 Наш перевод этого письма см. в сб.: Возрождение: общественно-политическая и историческая мысль, человек в гуманизме Иваново, 2003. культуры. По мнению С. Кампореале, это послание по своему характеру могло быть предисловием к одному из первых рукописных сборников основных сочинений Валлы49. Из переписки Валлы известно, что он позаботился об их распространении; то есть, сам автор воспринимал их не просто как частные послания, но для него они приобретают характер литературных произведений.

Отдельные фрагменты некоторых писем Валлы приводятся и анализируются в ряде работ отечественных и зарубежных авторов50, что существенно помогло нам в работе над ними. Авторы ссылаются в основном на неполную публикацию писем в книге JI. Бароцци и Р. Саббадини. Кроме этой книги, мы также использовали первое полное научное издание писем на латинском языке (оно было осуществлено в 1984 году)51.

Инвективы. Предваряя рассказ об инвективах Валлы, надо сказать несколько слов о жанровых особенностях гуманистической инвективы. Изначально, в эпоху античности, инвектива существовала в форме обличительной речи, полемически заостренной против одного или нескольких соперников и направленной на осмеяние их самих и на отстаивание своей позиции. Образцом здесь является полемика Гая Саллюстия Криспа и псевдо-Цицерона. В средние века инвективой могли назвать и разновидность эпистолы. В эпоху же Возрождения инвектива приобретает самые разнообразные формы. Итальянский исследователь Э. Рао замечает, что она могла представлять собой уже не только речь или эпистолу, но также философский трактат, диалог, комментарий, эпиграмму, сатиру.

49 Camporeale S.I. Lorenzo Valla. Umanesimo e teologia. P. 223

50 Хоментовская А.И. Указ. соч.; Ревякина Н.В. Творческий путь Лоренцо Валлы и его философское наследие // указ. соч.; Mack P. Renaissance Argument. Valla and Agricola in the traditions of Rhetoric and Dialectic Leiden, 1993. P. 26 - 28.

51 Laurentii Valle epistole. Ed. 0. Besomi e M. Regoliosi Padova, 1984.

Гуманистическая инвектива содержит немало объективной научной информации; она отражает различные предпочтения и взгляды своего составителя: политические, религиозные, литературные (в зависимости от причины ее составления); конечно же, за инвективой угадываются и черты характера ее автора, и его отношение к себе. Пожалуй, главной приметой инвективы всегда оставались непременные субъективные выпады в адрес соперника. Несмотря на столь высокую значимость этого жанра для своего времени, за рубежом вышло очень немного обобщающих работ, посвященных гуманистической инвективе. Э. Рао упоминает лишь двух авторов: француза Шарля Ни-зара (XIX в.) и итальянца Феличе Висмару (рубеж XIX - XX вв.) .

Уже первый гуманист Петрарка писал инвективы против своих недругов. В меньшей степени были склонны к сочинению подобных посланий Дж.Боккаччо и К. Салютати. Но в XV веке инвектива стала неотъемлемой частью литературной деятельности гуманистов. Среди наиболее крупных литературных ссор - Леонардо Бруни против Ник-коло Никколи; Георгий Трапезундский против Гуарино Веронезе; Поджо Браччолини против Франческо Филельфо, Томмазо да Реати, Джованни Ауриспы, Лоренцо Валлы и Никколо Перотти53.

В отечественной исторической науке гуманистическими инвективами как специфическим жанром и как источником интересовались немного в сравнении с другими видами документов.

Nisard Ch. Les gladiateurs de la Republique des lettres 1860, Rpt: Geneva, 1970; Vismara F. L'invettiva, arma preferita degli umanisti nelle lotte private, nelle po-lemiche letterarie, politiche e religiose Milan, 1900. По словам Рао, эти труды довольно устарели, не дают исчерпывающей информации, да к тому же грешат неточностями (См.: Facio Bartolomeo. Invective in Laurentium Vallam. Critical Edition with introduction by Ennio I. Rao. With a presentation by P.O. Kristeller Napoli, 1978, P. 7 - 9). Сам Эннио Рао собирался выпустить комплексное исследование о гуманистических инвективах первой половины XV в., но нам ничего не известно о том, осуществил ли он свое намерение.

53 См.: Фойгт Г. Указ соч. Т. II, С. 399; Wesseling A. Intoduzione allapolemica // Valla Lorenzo. La prima apologia contro Poggio Bracciolini. Amsterdam, 1978. Ap-pendice I. P. 245-251. немного в сравнении с другими видами документов. Можно вспомнить публикации такого сочинения, как «Против лицемеров» JI. Бру-ни, по форме приближающегося к обвинительной речи, направленной, в сущности, против института монашества в целом. Одни исследователи (напр. А.Х. Горфункель) именуют его инвективой, другие (в частности, М.А. Гуковский) более осторожно определяют жанр как трактат54. Главный интерес все же вызывал Франческо Петрарка, создавший прецедент в написании сочинений подобного рода. Пожалуй, наиболее пристальное внимание инвективам первого гуманиста уделила Н.И. Девятайкина. Ее статья «Петрарка как зачинатель жанра гуманистической инвективы» представляет собой развернутый жан-рово-источниковедческий анализ «Инвективы против врача», первого сочинения Петрарки, написанного в этом жанре. Н.И. Девятайкина рассматривает структуру сочинения, внутренние мотивы полемики, адресацию, способы аргументации и некоторые другие моменты55. Конечно же, отметим осуществленное Н.И. Девятайкиной и Л.М. Лукьяновой научное издание всех четырех инвектив первого гуманиста на русском языке, первую публикацию в этом жанре в отечественном ренессансоведении56.

Лоренцо Валла написал немало инвектив, но наиболее важной для достижения цели нашей работы нам представляется его полемика с гуманистами Бартоломео Фацио (1447) и Поджо Браччолини (1452 -53). Исследователи (Р. Саббадини, С. Кампореале, А. Весселинг, А.И. Хоментовская, Н.В. Ревякина), замечают наличие автобиографиче

54 См.: Бруни JI. Против лицемеров // Итальянские гуманисты XV в. о церкви и религии М., 1963; Горфункель А.Х. Гуманизм и натурфилософия эпохи Возрождения JL, 1977, гл.2; Гуковский М.А. Введение // Итальянские гуманисты XV в. о церкви и религии М., 1963. С. 21 - 22.

55 Девятайкина Н.И. Петрарка как зачинатель жанра гуманистической инвективы // Личность - идея - текст в культуре средневековья и Возрождения. Сб. в честь 65-летия Н.В. Ревякиной Иваново, 2001.

56 Петрарка Франческо. Сочинения философские и полемические. М., 1998 ских деталей именно в этих инвективах Валлы. Такие источники тем более ценны для решения нашей проблемы, что Валла не составлял специального автобиографического сочинения, и размышления о себе самом в его творчестве довольно разрознены.

События, имеющие отношение к полемике Валлы с Бартоломео Фацио, происходили в 1445 - 1447 гг. В известной мере ссора гуманистов объяснима борьбой за место историографа при неаполитанском дворе. Фацио стремился занять эту должность и написать историю деяний короля Альфонсо, но здесь на его пути стоял Валла. Он составил «Деяния Фердинанда Арагонского», исторический труд об отце Альфонсо Арагонского; в конце его Валла обозначил намерение описать и деяния самого Альфонсо. В ответ Фацио при помощи Панорми-ты добыл из библиотеки (во время отсутствия Валлы в Неаполе) незаконченный текст рукописи «Деяний Фердинанда Арагонского» и отыскал в нем пятьсот ошибок разного рода (по его мнению). Эти ошибки он изложил в четырех своих «Инвективах» против Валлы (осень 1446) и распространил их. Валла по возвращении в Неаполь стал доказывать свою правоту в «Противоядии против Фацио» (1447).

Четыре книги «Противоядия против Фацио» в несколько раз превосходят по объему «инвективы» Фацио. Они представляют собой по форме как бы диалог между автором (Валлой) и оппонентом (Фацио): сначала приводится пассаж из «Инвектив» Фацио, а за ним следует опровержение. Подобную форму имеют и «Инвективы» Фацио (каждую цитату из «Деяний Фердинанда Арагонского» Валлы сопровождают критические замечания различного характера), и более позднее сочинение Валлы «Первое противоядие против Поджо»57.

57 Вообще форма диалога считается типичной для полемических сочинений того времени. См.: Regoliosi М. Introduzione. I motivi della polemica // Laurentii Valle antidotum in Facium. Ed. Regoliosi M. Padova, 1981. P. LIII - LIV. (Далее в тексте

В основе структуры «Противоядия» лежит разделение обсуждаемых проблем по их характеру. Первая и вторая книги посвящены в основном вопросам грамматики «Деяний Фердинанда.», третья -вопросам риторики и содержания этого же труда, четвертая - полемике по поводу римского историка Тита Ливия (Валла приводит свои исправления первых шести книг его «III Декады»). Таким образом, Валла упорядочивает и содержание враждебных инвектив. Он четко структурирует бессвязно изложенный (по его мнению) материал обвинений, и тем самым еще раз демонстрирует соперникам (и вообще со читателю) превосходство своего ума . Начало первой и четвертой книг посвящено истории столкновения с Фацио59, а завершает четвертую книгу апология трудов Валлы и всей его деятельности на ниве 60 культуры .

Автограф инвектив против Фацио ныне утрачен, но сохранились семь рукописных редакций второй половины XV в. и три печатных издания первой половины XVI в. Составитель критического издания (которым мы и воспользовались) М. Реголиози установила, что наиболее точно текст «Противоядия» воспроизведен в кодексе из библиотеки Гварнериана в Сан Даниеле дель Фриуле (Biblioteca Guarneri-ana 16) и в рукописи из Национальной библиотеки Виктора Эммануила в Неаполе (VE 2). Все разночтения с прочими изданиями были учтены в справочном аппарате.

Конфликт Валлы и Поджо начала 50-х годов признается современными учеными, пожалуй, самой крупной ссорой гуманистов кватроченто по длительности (17 месяцев, с декабря 1451 по апрель 1453), примечаний: Ant. in F.; указания номеров книг, глав и параграфов следуют через запятую).

58 В полемике с Поджо проявится та же тенденция (См.: Valla Lorenzo. Antidotum primum, 1,36 - 37 и указание в: Regoliosi М. Introduzione. P. LIV., n. 2).

59 Ant. in F, 1,1-4; IV, 1-3

60 Ant. inF., IV, 10-14 интенсивности, ожесточению и степени влияния на культурную среду ренессансной Италии61.

Если мы обратимся к «структуре» этого конфликта, то мы можем заметить сходство с некой игрой, где ход поочередно переходит то к одному, то к другому сопернику и проигравшим считается тот, кто и выйдет из игры. Поджо сделал первый ход, и он же прекратил обмен выпадами. Его «антивалловы» сочинения представляют собой серию из пяти обвинительных речей (orationes)62. Поджо выпускал их в три этапа: «Oratio I» (декабрь 1451 - февраль 1452), «Orationes II, III, IV» (конец 1452), «Oratio V» (первые месяцы 1453, не позже апреля). Валла отвечал сначала «Первым противоядием» (первая половина 1452, апрель - июнь), затем «Апологом» в двух актах (конец 1452 -начало 1453), и, наконец, «Вторым противоядием» (март - апрель 1453), которое завершило литературную схватку.

Повод к ссоре изыскал Браччолини. Он случайно обнаружил на полях своего сборника писем исправления, сделанные учеником Баллы и заподозрил, что они сделаны по наущению учителя63. Поджо составил «Oratio I», с одной стороны, как отражение предъявленных ему упреков в ошибках, а с другой - как атаку против критического метода Баллы, против его самонадеянного опровержения древних авторов и против его собственных вероятных лингвистических неточностей и упущений. В качестве объекта порицаний Браччолини избрал, пожалуй, любимый труд Баллы - «Elegantiae linguae latinae». Кроме того, Поджо присовокупил к своей речи упреки Балле за его примечания к

61 См.: Wesseling A. Introduzione alia polemica fra Poggio Bracciolini e Lorenzo Valla // Valla L. La prima apologia. Amsterdam, 1978. P.33, 37. Camporeale S.I. Lorenzo Valla. Umanesimo e teologia. Firenze, 1972, P.328 - 350

62 Сам Поджо не называл эти сочинения инвективами, в рукописной традиции есть расхождение в их названии, причем в более поздних списках дано именно заглавие «Invectivae».

63 Эпистолярные сборники Поджо использовались, скорее всего, в качестве учебных пособий (См.: Wesseling A. Introduzione alia polemica. .P. 26). тексту «Вульгаты» и за его трактовку слова «persona»; он даже выразил намерение возбудить против него процесс по обвинению в ереси64. «Первое противоядие против Поджо», инвектива в трех книгах, написанная Валлой в ответ на «Oratio I». В первой книге последовательно изложены преамбула и программа сочинения (I, 1 - 35), а также защита тезисов «Elegantiae» (I, 36 - 154). Вторая книга содержит опровержение Валлой своего участия в критике сборника писем Поджо (II, 1 -115); затем Валла переходит к обоснованию своей критики древних и средневековых авторов (II, 116 - 175) В конце второй книги Валла обращается к защите «Elegantiae» от обвинения в лингвистических ошибках (II, 176-221). Книга III посвящена анализу и критике сборника писем Поджо (письма к разным людям, 1-я ред. 1438, 2-я ред. 1445), того самого, который послужил поводом к ссоре65.

Orationes II, III, IV» (они были написаны одна за другой в течение короткого промежутка времени и представляли, в сущности, органическое целое) стали ответом Браччолини на «Первое противоядие». Здесь больше внимания уделено критике личных качеств Валлы, разоблачению его нравственных пороков (вероятность их тоже сомнительна). Образ Валлы - богохульника и святотатца выведен еще более ярко, чем в «Oratio I». Валла начал парировать этот удар, даже не ознакомившись с содержанием трех речей, на основании слухов; он составляет «Аполог» в двух актах. Объектом критики в «Апологе» стали еще один эпистолярный сборник Поджо, а также его труд «His-toria tripartita convivalis». Последний затронут в связи с острой для Валлы проблемой соотношения латинского языка и латинской грамматики. Оставив второй акт «Аполога» незаконченным, Валла приступает к написанию «Второго противоядия». К этому моменту он

64 См.: Wesseling A. Ibid. Р.28, п. 140.

65 Wesseling A. Introduzione alia polemica. Р.29 - 30. Всего Поджо составил три сборника своей корреспонденции. уже прочитал «Oratio II» и отреагировал, как видим, немедленно. В очередной раз он предпринимает развернутую апологию своего метода (на примере «Сопоставлений нового завета», «Об истинном и ложном благе», «О свободе воли») и своей нравственной чистоты (и здесь обрушивается на «Фацеции» Поджо, возвышаясь на фоне критики непристойных историй, содержащихся там). Ответа Браччолини не дал и очень скоро оставил курию, чтобы занять должность канцлера во Флоренции.

До наших дней дошли 12 рукописных и 8 печатных изданий полемики Валлы против Поджо (в четырех рукописных кодексах содержится только текст «Первого противоядия», полностью или частично). Что особенно важно, сохранился автограф «Противоядий» и «Аполога» против Поджо (составленный примерно в 1452 - 53 году), хранящийся в Национальной Библиотеке в Париже (кодекс 8691). Использованное нами критическое издание «Первого противоядия» основано именно на тексте автографа. Ари Весселинг сохранил авторскую манеру письма, рубрикацию, исправления, внесенные самим Валлой. Кроме того, в критическом издании устранены все очевидные ошибки, невольно допущенные Валлой (издатель сверялся с текстом рукописного издания кодекса Урбино из Ватиканской библиотеки), приведен список разночтений с позднейшими изданиями, добавлена современная пунктуация и деление текста на абзацы и параграфы, ссылки на процитированные Валлой труды древних авторов и его современников, замечания об упомянутых в тексте личностях, сочинениях и событиях. Текст «Аполога» воспроизведен в приложении к монографии С. Кампореале о Балле. Что касается «Второго противоядия», ссылки на него сделаны по изданию «Opera omnia» Валлы.

Основные сочинения. К основным сочинениям Валлы мы относим корпус разнохарактерных документов, написанных в разное время с начала 30-х годов (диалог «О наслаждении» или «Об истинном и ложном благе») и до 1457 - последнего года жизни гуманиста (речь «Похвальное слово Фоме Аквинскому»). Это его диалоги и трактаты, речи, исторические сочинения, инвективы. В нашей работе использованы главным образом русские переводы сочинений; в отдельных случаях текст был сверен с оригиналом.

Трактаты Баллы посвящены разным проблемам. Мы обратились к самым известным сочинениям Баллы в этом жанре. Во-первых, это труд «О подложности так называемой дарственной грамоты Константина»66, представляющий собой образец исторической и филологической критики письменного источника. Во-вторых, «Перекапывание всей диалектики вместе с основаниями всеобщей философии»67 - работа, пересматривающая основные положения средневековой схоластической логики, также с привлечением средств филологии. В-третьих, это собственно филологическая работа Баллы, быть может, более всего ценимая им - «Об изяществе латинского языка». Шесть книг трактата не переводились на русский язык, за исключением предисловий ко всем шести книгам;68 в последние годы интерес к этому труду проявляет Л. Г. Степанова в связи с исследованием по истории итальянской лингвистики69. Стоит отметить и текстологический труд

66 Перевод И.А. Перельмутера в кн.: Итальянские гуманисты о церкви и религии М.,1963. Далее в тексте и примечаниях - трактат «О Константиновом даре». Текст сверен с оригиналом в критическом издании: Valla Lorenzo De falso credita et ementita Constantini donatione Weimar, 1976. en

Частичный перевод B.A. Андрушко в кн: Валла Лоренцо Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989. Далее в тексте и примечаниях - «Диалектика».

68 Перевод «Предисловий к шести книгам «Элеганций»» Н.А. Федорова в кн.: Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV в.) М., 1985. Далее в тексте и примечаниях - «Элеганции».

69 См.: Л.Г. Степанова «Итальянская лингвистическая мысль XIV - XV веков (от Данте до позднего Возрождения)» СПб., 2000. В монографии приводится структура трактата и анализ его содержания.

7 Л

Сопоставление Нового завета» (1-я ред. 1443) где латинский перевод, выполненный Иеронимом (точнее, позднейшие списки) сопоставляется с греческим оригиналом ради устранения ошибок и неточностей. Наконец, это исторический труд Баллы «Деяния Фердинанда Арагонского», вызвавший неоднозначную реакцию некоторых современников гуманиста, но в историографии изученный недостаточно подробно71.

Жанр диалога в гуманистической литературе был чрезвычайно распространен. Валла здесь не был исключением и создал несколько произведений в этом жанре. Прежде всего, надо упомянуть этический диалог «Об истинном и ложном благе» (1433, в первой редакции 1431 г. - «О наслаждении»)72, принесший молодому Балле широкую известность в гуманистической среде за возрождение идей Эпикура. Далее, это полемический диалог «О монашеском обете», где ставится вопрос о целесообразности института монашества, а также обсуждаются этические проблемы (пер. Ю.Х. Копелевич). Наконец, это диалог «О свободе воли», где автор предлагает свою трактовку проблемы соотношения свободной воли человека и божественного предопределения и в этой связи оспаривает теологические положения Боэция.

Из речей Баллы мы привлекли следующие: «Апология», обращенная к папе Евгению IV с целью самозащиты (1444, пер. Н.В. Ревя-киной), и последнее сочинение гуманиста «Похвальное слово святому

Фоме Аквинскому» (1457, пер. И.Х. Черняка).

Перевод предисловия и Ранней редакции предисловия И.Х. Черняка в кн.: Валла Лоренцо Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989. Текст сверен с оригиналом в критическом издании: Valla Laurentius Collatio novi testamenti. Redazione inedita a cura di Alessandro Perosa Firenze, 1970.

71 Перевод вступления и главы I Е.В. Финогентовой в сб. Средние века. М., 1997. Вып. 59. Немалую часть своей истории Валла цитирует в своих инвективах против Бартоломео Фацио.

72 Перевод Н.В. Ревякиной в кн: Валла Лоренцо Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

Методологическую базу работы составила совокупность принципов и подходов. Рассмотрение жизненного и творческого пути Лоренцо Валлы, характеристика его окружения, среды проводились на основе принципа историзма. При характеристике и анализе наследия Валлы применялись методы теоретического источниковедения и логики. Кроме того, анализ источников личного характера, относящихся к отличной от современной культуре, выявление неявного смысла вал-ловских текстов потребовали применения элементов историко-культурного и герменевтического подходов.

Цель исследования - на материале творческого наследия гуманиста Лоренцо Валлы рассмотреть процесс становления в течение жизни гуманиста образа его «Я».

Задачи, стоящие перед нами: 1) Очертив жизненный путь и историко-культурный фон деятельности Лоренцо Валлы, определив, что нового внес гуманист в различные области знания, выявить степень влияния гуманистической ученой среды на становление как ученого метода, так и характера Валлы в течение жизни. 2) Рассмотреть образы, оценки, характерстики, которыми оперирует Валла в своих сочинениях при описании себя; попытаться выявить и осмыслить специфику его представлений о себе. 3) Определить жизненные приоритеты Валлы в отношении гуманистических (литературных), деловых и прочих занятий.

Структура работы. В соответствии с поставленными задачами работа состоит из введения, трех глав (в первой и во второй из которых по два параграфа, в третьей - три) и заключения. В первой главе, носящей вводный характер, дан обзор основных событий жизни Лоренцо Валлы, представлены основные вехи его творчества. Кроме того, кратко (но, на наш взгляд, достаточно для того, чтобы увидеть истоки, «корни» метода Валлы и проблематики его творчества) охарактеризовано его непосредственное культурное окружение и в целом обстановка в Италии в первой половине XV столетия. Во второй главе мы обратились собственно к самовосприятию гуманиста Валлы на основании анализа тех включений личного характера, что встречаются в его сочинениях разных лет. Нам показалось целесообразным (в связи с тем, что многие сочинения римского гуманиста носили полемический характер, были напрямую обращены к кому-либо из культурного окружения Валлы, получали живой отклик в среде читателей) дать также характеристики Валлы «со стороны»: представить его образ, выведенный на страницах сочинений и писем его друзей и соперников. Особо рассмотрены те литературные приемы, риторические фигуры, к которым прибегает Валла при самоизображении (учитывая признанную в историографии «литературность» его творчества). В третьей главе речь пойдет о наиболее ярких, на наш взгляд, проявлениях самосознания Валлы как писателя-гуманиста, как автора и о том, как литературный облик Валлы и его идеалы согласовывались с жизненными обстоятельствами.

Похожие диссертационные работы по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Всеобщая история (соответствующего периода)», Санников, Андрей Николаевич

Заключение

На протяжении долгих лет Валла постепенно формировал для читателей свой образ поборника римской словесности (культуры), борца и полемиста. Из ранней переписки (начала 30-х гг. XV в.) и высказываний самого Баллы в своих сочинениях можно увидеть, что немалую роль в становлении этого образа сыграли гуманисты старшего поколения (в первую очередь флорентийский кружок), поощрявшие молодого Баллу к независимому, полемическому творчеству. Валла пошел дальше в своем творчестве, сформировав собственный критический метод анализа текстов, в котором выразилось его независимое отношение к ученой традиции, к авторитетам прошлого. Становление облика Баллы прослеживается от его сочинений начала 30-х годов, прежде всего диалога «О наслаждении» (представление себя «христианским воином», в то же время «перевоплощающимся» в представителей различных философских школ), через произведения и письма конца 30-х - начала 40-х годов XV в. («Элеганции», «О Константино-вом даре», «Диалектика», «Апология»), где появляются его заявления о превосходстве над авторитетами прошлого и настоящего и независимости от них, к поздним сочинениям (в частности, инвективам), где подчеркивается его исключительность. Окончательная кристаллизация облика Баллы происходит в годы испытаний его позиции на прочность, в спорах как с Церковью, так и с другими гуманистами.

Представления Лоренцо Баллы о себе вполне находятся в рамках ренессансного типа культуры. Созданный им литературный автопортрет в целом ряде моментов перекликается с теми, что принадлежали другим гуманистам, как его современникам, так и представителям предшествующего и последующего поколений; при этом за общими чертами просматриваются и его индивидуальные особенности.

В духе своей эпохи Валла оценивал себя очень высоко, порой эта самооценка переходила в заявления о собственной исключительности; в качестве самооправдания Валла часто сравнивает себя с персонажами античной и христианской культурной традиций. В его творчестве порой органично сочетаются христианские образы (Давид, апостол Павел, Христос) с античными мотивами славы и общей пользы. Однако условность и искусственность тех культурных образов, на которые Валла ориентировался в своих поступках, постепенно становится все более заметной, особенно в сочинениях периода его творческой зрелости, 40-х - 50-х годов. Валле чуждо осознание греховности самоизображения - он сравнивает себя с окружающими и заявляет о своем превосходстве не только и не столько в области морали, сколько в области знаний (прежде всего филологических). Валла бросает своим соперникам упреки в первую очередь в невежественности и отсталости от современной жизни (в отличие, скажем от его оппонентов-гуманистов Фацио, Панормиты, Поджо, порицавших Валлу за гордыню и ересь). Можно сказать, что мотив образованного ученого, независимого автора является доминирующим в представлениях Валлы о себе (более чем у многих его современников-гуманистов, судя по их реакции на его сочинения).

Самосознание Валлы-автора проявляется, во-первых, в определении им ведущей деятельности. Валла отдает предпочтение ученому досугу как перед официальной службой, так и перед бездельем. Ученые занятия в понимании Валлы являются залогом обладания разумом и возвышения человека. Такое распределение жизненных приоритетов - так склонны считать и современные историки - было присуще гуманистам вообще как интеллигенции эпохи Ренессанса. В этом отношении Валла принадлежит и культуре своего времени, и той самой интеллигенции - группе гуманистической элиты, разделяющей его взгляды, с которой Валла часто соотносит себя. Однако в сочинениях Валлы эти проявления группового самосознания постепенно получают индивидуальную окраску (индивидуальное измерение). Отметим то центральное, структурообразующее место, которое гуманист отводил себе в современной ученой среде (от «нового Камилла», предводителя борцов за чистоту латыни, до центра своеобразной «семьи» образованных и сведущих людей). Обратим внимание и на особый пафос его заявлений о совершенно «жизненной» необходимости для него ученых занятий и добавления новых знаний в различные сферы. Валла, как видится из его утверждений, находит себя прежде всего в процессе ученых занятий, а также и в плодах этих занятий - сочинениях, и в той славе (доброй и дурной), которую стяжали эти занятия.

Независимость мышления Римского гуманиста, его внутренняя свобода проявляется в его отношении к ученым авторитетам. Обращаясь к значимым для схоластической и гуманистической культур фигурам, Валла заявляет фактически об отрицании абсолютности и непогрешимости всех их - вне зависимости от личных пристрастий. Даже «квинтилианизм», в котором его упрекали с молодых лет, не противоречит этим заявлениям. Смысл ученой деятельности применительно к себе Валла видит в поиске истинного знания и исправлении возможных упущений со стороны своих предшественников.

Проблемы свободы и ответственности автора ставятся в сочинениях Валлы при столкновении его авторской позиции с его же обыденно-жизненными интересами. Письма-прошения, письма-апологии Валлы (особенно периода начала 40-х годов XV в., непростого для него) свидетельствуют о его готовности возложить на себя ответственность за сохранение своих суждений независимыми от давления несогласных с ним. При этом гуманист демонстрирует готовность отстаивать свои убеждения в ходе ученой полемики даже перед власть имущими. С другой стороны, у Валлы практически отсутствует как таковой мотив «гражданского» или «христианского» самопожертвования во имя истины - есть уверенность в силе своего слова и взывание к здравому смыслу и образованности влиятельных оппонентов.

Идея ответственности автора за свои мысли приобретает в творчестве Валлы и такую форму, как отношение к проблеме плагиата. Валла формирует для читателя представление о произведении как о детище автора, в которое тот вкладывает свои собственные мысли и от которого получает причитающуюся только ему славу. Кроме того, Римский гуманист стремится стать примером для читателей в таком понимании авторства и, судя по реакции своих сторонников, отчасти преуспевает в этом. Такое понимание Валла применяет в первую очередь к своим сочинениям. Рассуждая о краже идей и мыслей, Валла вплотную подходит к новому для его времени понятию интеллектуальной собственности.

Указаннные выводы позволяют сказать, что в Италии первой половины XV в., на волне подъема личного самосознания гуманист Лоренцо Валла делает очередной шаг на пути к становлению индивидуальности. Шаг этот не знаменует наступления индивидуальности (в современном понимании), но многие черты образа «Я» Валлы были необычны даже для его эпохи.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Санников, Андрей Николаевич, 2007 год

1. Laurentii Valle epistole. Ed. Besomi О. e Regoliosi M. Padova, 1984.

2. Laurentii Valle antidotum in Facium. Ed. Regoliosi M. Padova, 1981.

3. Laurentii Vallae Apologus // Camporeale S. I. Lorenzo Valla. Umanesimo eteologia Firenze, 1972

4. Valla Laurentius. Collatio novi testamenti. Redazione inedita a cura di Alessandro Perosa Firenze, 1970

5. Valla Laurentius. De reciprocatione "sui" et "suus". Edition critique avec une introduction et une traduction par Elisabet Sandstrom. Vastervik, 1998.

6. Valla Lorenzo. La prima apologia contro Poggio Bracciolini. Ed. critica con introduzione e note a cura di A. Wesseling. Assen Amsterdam, 1978.

7. Valla Lorenzo. De falso credita et ementita Constantini donatione. Weimar, 1976.

8. Facio Bartolomeo. Invective in Laurentium Vallam. Critical Edition with introduction by Ennio I. Rao. With a presentation by P. O. Kristeller. Napoli, 1978.

9. Валла Лоренцо. Апология. // Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

10. Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. // Валла Лоренцо Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

11. Валла Лоренцо. О свободе воли. // Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

12. Валла Лоренцо. О монашеском обете. // Итальянские гуманисты о церкви и религии. М., 1963.

13. Валла Лоренцо. Перекапывание всей диалектики вместе с основаниями всеобщей философии. // Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

14. Валла Лоренцо. Похвальное слово святому Фоме Аквинскому. // Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

15. Валла Лоренцо. Рассуждение о подложности так называемой дарственной грамоты Константина. // Итальянские гуманисты о церкви и религии. М., 1963.

16. Валла Лоренцо. Сопоставление Нового завета. // Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989.

17. Валла Лоренцо. Элеганции. Предисловия к шести книгам «Элеган-ций». // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV в.). М., 1985.

18. Валла Лоренцо. История деяний Фердинанда, короля Арагона. Вступление и отрывок из книги первой (Вступ. ст., пер. и коммент. Е.В. Фи-ногентовой). // Средние века. М., 1997. Вып. 59.

19. Гомер. Илиада. СПб., 2005.20. Гомер. Одиссея. М., 1985.

20. Квинт Гораций Флакк. Собрание сочинений. СПб., 1993.

21. Квинтилиан Марк Фабий. Двенадцать книг риторических наставлений. Ч. I М., 1834

22. Публий Вергилий Марон. Буколики. Георгики. Энеида. М., 1971.

23. Петрарка Франческо. Сочинения философские и полемические. М.,1998.

24. Петрарка Франческо. Стихи, сонеты, размышления. М., 2002.1. ЛИТЕРАТУРА

25. Barozzi L. Lorenzo Valla. // Barozzi L., Sabbadini R. Studi sul Panormita esul Valla. Firenze, 1891.

26. Besomi O., Regoliosi M. Valla e Tortelli. // IMU, IX. Padova, 1966.

27. Bigi E., Petrucci A. Poggio Bracciolini. // Dizionario biografico degli italiani, v. 13. Roma, 1971.

28. Camporeale S.I. Lorenzo Valla. Umanesimo e teologia. Firenze, 1972.

29. Camporeale S.I. Poggio Bracciolini contro Lorenzo Valla. Le "Orationes in L. Vallam".// Poggio Bracciolini 1380-1980. Nel VI centenario della nascita. -Firenze, 1982.

30. Chambers D.S. Studium urbis et gabella studii: the university of Rome in the fifteenth century. // Cultural aspects of the Italian Renaissance. Essays in honour of P.O. Kristeller. Manchester New York, 1976.

31. Clough C.H. The cult of antiquity: letters and letter collections. // Cultural aspects of the Italian Renaissance. Essays in honour of P. O. Kristeller. Manchester New York, 1976.

32. Contemporaries of Erasmus: a biographical register of the Renaissance and reformation. Vol. I Toronto, 1985.

33. Di Napoli G. Lorenzo Valla, filosofia e religione nell'umanesimo itali-ano. Roma, 1971.

34. Fois M. II pensiero cristiano di Lorenzo Valla nell'quadro storico-culturale del suo ambiente Roma, 1969.

35. Fubini R. Antonio da Rho. // Dizionario biografico degli italiani, v. 3. Roma, 1961.

36. Fubini R. Humanism and truth. Valla writes against the donation of Constantine. // Journal of the history of ideas, 1996. Vol. 57, №1.

37. Gaeta F. Lorenzo Valla. Filologia e storia neH'umanesimo italiano. Napoli, 1955.

38. Garin E. L'Umanesimo italiano. Filosofia e vita civile nel Rinasci-mento. Roma-Bari, 1975.

39. Garin E. Rinascite e rivoluzioni. Movimenti culturali dal XIV al XVIII secolo. Roma-Bari, 1975.

40. Holmes, G. Poggio Bracciolini. //A concise encyclopaedia of the Italian Renaissance. London, 1981.

41. Kristeller P.O. Eight philosophers of the Italian Renaissance. Stanford (California), 1964.

42. Lorenzo Valla e L'Umanesimo italiano. Atti del Convegno internazion-ale di studi umanistici (Parma 18-19 ottobre 1984). Padova, 1986

43. Mack P. Renaissance argument. Valla and Agricola in the traditions of Rhetoric and Dialectic. Leiden, 1993.

44. Panizza Lorch M.,de Voluptas, molle quoddam et non invidiosum no-men. Lorenzo Valla's defense of voluptas in the preface to his " De voluptate". // philosophy and humanism. Renaissance essays in honour of P.O. Kristeller. Leiden, 1975.

45. Rao E. Introduction. The life and works of Bartholomeo Facio, humanist. The Facio-Valla controversy. // Facio Bartolomeo. Invective in Laurentium Vallam. Critical Edition. Napoli, 1978.

46. Regoliosi M. Introduzione. // Laurentii Valle antidotum in Facium. Padova, 1981.

47. Rico F. Nebrija frente a los barbaros. El canon de gramaticos nefastos en la polemica del humanismo. Salamanca, 1978.

48. Ryder A.F.C. Antonio Beccadelli: a humanist in government. // Cultural aspects of the Italian Renaissance. Essays in honour of P.O. Kristeller. Manchester-New York, 1976.

49. Sabbadini R. Cronologia documentata della vita del Panormita e del Valla. // Barozzi L., Sabbadini R. Studi sul Panormita e sul Valla. Firenze, 1891.

50. Santangelo V. Retorica e letteratura nel "De vero bono" di L. Valla. //Giornale italiano di filologia. Vol. 16. Napoli, 1963.

51. Sottili A. Note biografiche sui petrarchisti Giacomo Publico e Guini-forte Barzizza e sull'umanista valenziano Giovanni Serra. // Petrarca 1304 -1374. Beitrage zu werk und wirkung. Frankfurt Am Main, 1975.

52. Seigel J.E. Renaissance Humanism: Petrarch and Valla. // Renaissance men and ideas. N.Y., 1971.

53. L'Uomo del Rinascimento, a cura di E. Garin. Roma Bari, 1988.

54. Vasoli C. Le "Dialecticae disputationes" del Valla e la critica umanis-tica della logica aristotelica. // Rivista critica di storia delle filosofia, vol. 12 (1957), vol. 13 (1958).

55. Viti P. Bartolomeo Facio // Dizionario biografico degli italiani, v. 44. Roma, 1994.

56. Wesseling A. Intoduzione alia polemica // Valla Lorenzo. La prima apologia contro Poggio Bracciolini. Amsterdam, 1978.

57. Zimmermann T.C., Price Confession and autobiography in the early Renaissance. // Renaissance studies in honour of Hans Baron. Firenze, 1971.

58. Абрамсон M.JI. От Данте до Альберти М., 1979.

59. Баткин Л.М. Авторство как сочинение себя. Новое «Я» в эпистоля-рии Петрарки // Scribantur haec . проблема автора и авторства в истории культуры. Мат-лы науч. конференции. РГГУ. М., 1993.

60. Баткин Л.М. Европейский человек наедине с собой. Очерки о культурно-исторических основаниях и пределах личного самосознания. М., 2000

61. Баткин JI.M. Итальянское возрождение и религия. // Одиссей 1992. М., 1992.

62. Баткин Л.М. Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления. М., 1978.

63. Баткин Л.М. Итальянское возрождение в поисках индивидуальности. М., 1989.

64. Баткин Л.М. Петрарка на острие собственного пера. Авторское самосознание в письмах поэта. М., 1995.

65. Баткин Л.М. Пристрастия. Избранные эссе и статьи о культуре. Изд. 2е, доп. М., 2002.

66. Баткин Л.М. Ради чего Абеляр написал свою автобиографию? // Arbor mundi. Вып. 3. М., 1994.

67. Берк П. Антропология итальянского возрождения. // Одиссей 1993. М„ 1993.

68. Бицилли П.М. Место Ренессанса в истории культуры. Спб., 1996

69. Брагина Л.М. Итальянский гуманизм. Этические учения XIV XV веков. М., 1977.

70. Буркхардт Я. Культура Италии эпохи Возрождения. М., 2001.

71. Вайнштейн О.Л. Западноевропейская средневековая историография. М-Л., 1964.

72. Возрождение: общественно-политическая и историческая мысль, человек в гуманизме. Иваново, 2003.

73. Гарнцев М.А. Проблема самосознания в западноевропейской философии. М., 1987.

74. Гарэн Э. Проблемы итальянского Возрождения. М., 1986.

75. Горфункель А.Х. Гуманизм и натурфилософия итальянского Возрождения. М., 1977.

76. Горфункель А.Х. Философия эпохи возрождения. Л., 1980.

77. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1972.

78. Гуревич А.Я. «В этом безумии есть метод»: к проблеме «индивид в средние века». // Arbor mundi. Вып. 3. М., 1994.

79. Девятайкина Н.И. Петрарка как зачинатель жанра гуманистической инвективы // Личность идея - текст в культуре средневековья и Возрождения. Сб.в честь 65-летия Н.В. Ревякиной. Иваново, 2001.

80. Дживелегов А.К. Начало итальянского возрождения. // Дживелегов А. К. Творцы итальянского возрождения, т. 1. М., 1998.

81. Дживелегов А.К. Поджо Браччолини и его «Фацеции». // Дживелегов А.К. Творцы итальянского возрождения, т.2. М., 1998.

82. Зарецкий Ю.П. Автобиография венецианского раввина и новоевропейский индивидуализм // Одиссей 1999. М., 1999.

83. Зарецкий Ю.П. Ренессансная автобиография и самосознание личности. Энеа Сильвио Пикколомини (Пий II). Н.Новгород. 2000.

84. Зарецкий Ю.П. Папа гуманист Пий II о самом себе (к проблеме ренессансного самосознания). // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи М., 1997.

85. Зарецкий Ю.П. Смертный грех гордыни и ренессаисная автобиография.//Средние века. Вып. 55 М., 1992.

86. Зарецкий Ю.П. Тело и его казни. Об автобиографии Епифания Соловецкого. // Казус. Вып. 3. М., 2000.

87. Индивидуальность и личность в истории (дискуссия). // Одиссей 1990 М., 1990.

88. История Италии, в Зх тт. Том 1. М., 1970.

89. Кон И.С. В поисках себя. М., 1984.

90. Кон И.С. Открытие «Я». М., 1978.

91. Корелин М. С. Ранний итальянский гуманизм и его историография. СПб., 1914.

92. Кудрявцев О.Ф. Патент на благородство: миф о золотом веке в становлении самосознания ренессансной культуры // Миф в культуре Возрождения. М., 2003.

93. ЛеГоффЖ. Интеллектуалы в средние века. М., 1997.

94. ЛеГоффЖ. Цивилизация средневекового запада. М., 1992.

95. Ле Гофф Ж. Другое средневековье. Время, труд и культура Запада. Екатеринбург, 2000.

96. Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. М., 1982.

97. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. Латинская патристика. М., 1979.

98. Михайлов Ф.Т. Избранное. М., 2001.

99. Михайлов Ф.Т. Общественное сознание и самосознание индивида. М, 1990.

100. Петров М.Т. Итальянская интеллигенция в эпоху Ренессанса. Л.,1982.

101. Ревякина Н.В. Авторское самосознание итальянских гуманистов. // Scribantur haec. Проблема автора и авторства в истории культуры. Мат-лы науч. конференции. М., РГГУ, 1993.

102. Ревякина Н.В. Лоренцо Валла и инквизиционный процесс в Неаполе 1444г. // Культура и общество Италии накануне нового времени. М., 1993.

103. Ревякина Н.В. Творческий путь Лоренцо Валлы и его философское наследие. // Валла Лоренцо Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989., Вступ. ст.

104. Ревякина Н.В. Франческо Петрарка и формирование самосознания новой личности (по трактату «Об уединенной жизни»). // Средние века, вып.49. М.,1986.

105. Ревякина Н.В. Христианские истоки гуманистической мысли Италии XIV XV вв. // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи. М., 1997.

106. Ревякина Н.В. Человек в гуманизме итальянского возрождения. Иваново, 2000.

107. Рутенбург В.И. Лоренцо Валла и его время. // Хоментовская А.И. Лоренцо Валла великий итальянский гуманист. М. - Л., 1964., Вступ. ст.

108. Сергеев К.А. Ренессансные основания антропоцентризма СПб.,1993

109. Словарь средневековой культуры. Под ред. А.Я. Гуревича. М., 2003

110. Стам С.М. Ведущие идеи итальянского гуманизма // Итальянский гуманизм эпохи Возрождения. 4.1. Саратов, 1984., Вступ. ст.

111. Стам С.М. Диалектика общества и личности в средние века // Вопросы истории 1993, №3.

112. Соколов В.В. Европейская философия XV XVII вв. М., 1996.

113. Степанова Л.Г. Итальянская лингвистическая мысль XIV XV вв. (От Данте до позднего Возрождения) СПб., 2000.

114. Средневековая Европа глазами современников и историков, в 5-ти томах, тт 3 4 М., 1995.

115. Тендрякова М.В. О социально-исторической «прародине» личности//Одиссей 1995. М., 1995.

116. Финогентова Е.В. Тит Ливий и Лоренцо Валла: Два Тарквиния. Проблема исторического мифа. // Миф в культуре Возрождения. М., 2003.

117. Фойгт Г. Возрождение классической древности или первый век гуманизма, тт. 1 2. М., 1884 - 85.

118. Хоментовская А.И. Лоренцо Валла великий итальянский гуманист М.-Л., 1964.

119. Частная жизнь. Человек в мире чувств. М., 2000.

120. Человек и его близкие на западе и востоке Европы. М., 2000.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.