Томский кремль середины XVII-XVIII веков: Проблемы реконструкции и исторической интерпретации тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.06, кандидат исторических наук Черная, Мария Петровна

  • Черная, Мария Петровна
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 1999, БарнаулБарнаул
  • Специальность ВАК РФ07.00.06
  • Количество страниц 258
Черная, Мария Петровна. Томский кремль середины XVII-XVIII веков: Проблемы реконструкции и исторической интерпретации: дис. кандидат исторических наук: 07.00.06 - Археология. Барнаул. 1999. 258 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Черная, Мария Петровна

Введение . ->

Глава I. Историография.

Глава II. Археологическое изучение Томского кремля.

Глава III. История строительства Томского кремля середины

XVII в.

1. Проблема преемственности в расположении городского центра Томска в первой половине XVII в. и в середине XVII в.

2. Причины и обстоятельства строительства Томского кремля середины XVII в.

3. Сроки строительства последнего в истории Томска кремля.

Глава IV. Проблема идентификации кремля 1648 г. и крепости

XVIII в.

Глава V. Комплексная реконструкция оборонительной системы Томского кремля середины XVII - XVIII в.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Томский кремль середины XVII-XVIII веков: Проблемы реконструкции и исторической интерпретации»

Томский кремль, выполнявший функции административно-политического, культурно-идеологического, военно-оборонительного центра города, в силу своего предназначения сыграл значительную роль в истории средневекового Томска. Однако до последнего времени тема истории Томского кремля оставалась слабо изученной. Внимание исследователей было поглощено другими, важными для познания исторического прошлого, проблемами: ход колонизационного процесса на Томской земле, население Томского края, его состав, занятия, взаимоотношения с аборигенами, характер и содержание политики центральной и местной власти; тема Томского кремля упоминалась лишь в контексте этих общих проблем. Целенаправленная реконструкция первоначального облика города была осуществлена Н.М.Петровым (1954 г.) и сразу воспринята наукой и популяризована в различных изданиях. Что касается реконструкции последнего Томского кремля (середина XVII - XVIII в.), выполненной архитекторами А.И.Поповым (1959) и В.И.Кочедамовым (1978), то она осталась незамеченной томскими историками и краеведами. Недостаток источников о прошлом кремля, сосредоточенность исследователей на других проблемах стали причиной недооценки как значения кремля в жизни средневекового Томска, так и необходимости изучения его истории.

Кремль древнерусского города, начиная с IX в., организовывал вокруг себя селитебную территорию, являлся главным средоточием важнейших функций города, его общественно-политическим и культурным центром, общегородской цитаделью, где размещались официальные резиденции светских и духовных властей (Куза, 1985. С.53, 55, 63, 65). Свое значение общегородского центра кремль сохраняет и в русских городах Сибири конца XVI - середины XVIII вв.

С официальной даты основания Томска в 1604 г. город обладал своим кремлем, со всеми присущими городскому центру атрибутами: центральным положением в планировочной системе поселения, наличием вое4 водских хором, административных зданий, Соборной Троицкой церкви, главных казенных хранилищ, оборонительных сооружений, доминирующих в городской застройке. За время существования Томского кремля по меньшей мере дважды кардинально менялся его облик, но статус управляющего, организующего, объединяющего центра, главного укрепленного ядра города сохранялся. Кремль являлся руководящей главой города, его сердцем, ритму биения которого подчинялась жизнь горожан в обыденной повседневности и в экстремальных ситуациях. Неслучайно в ходе Томского бунта 1648 г. восставшие казаки запечатали съезжую избу и перевезли документы воеводской канцелярии во двор казака Семена Девятки Халдея. Стремление казаков обезглавить своих противников путем отстранения от власти воеводы О.И.Щербатого было подкреплено переносом главного административного учреждения из кремля в нижний посадский острог города (Бояршинова, 1956. С.113, 114; Чистякова, 1973. С.82; Покровский, 1989. С.54, 75).

Ярким свидетельством значимости городского центра является существование специального ритуала закладки городов, истоки которого уходят в глубокую древность. Тексты «закладного чина» известны по требникам -собраниям молитв и священнодействий. Ритуал начинался с освящения территории будущего города. Согласно «закладному чину» в первую очередь расчерчивали крепостные стены и освящали их основание, а затем уже определялись места храмов и государственных построек, особого освящения удостаивались планируемые входы в город. Город являлся священным местом, он охранял христиан и нес людям благодать (Алферова, 1989. С.56-62, 138).

Старинный ритуал был соблюден при закладке в 1647 г. нового Томского города-кремля: в честь начала строительных работ отслужили торжественный молебен, освятив территорию будущего города и его укрепления (Покровский, 1989. С. 100, 156). Более ста лет этот кремль - освященный защитник томичей - достойно выполнял свое предназначение центра, в котором сходились все нити городской жизни. Судьба последнего в истории 5

Томска кремля с самого начала сложилась драматично: его строительство в 1648 г. шло в обстановке восстания, конфронтации и открытых столкновений горожан, а после того, как кремль прекратил свое существование, его постигла участь забвения. Потомки почти ничего не знают о Томском кремле, функционирование которого обусловливало течение повседневной жизни и развитие города в целом. Сведения о городском центре Томска в источниках и литературе скупы, отрывочны, противоречивы и разбросаны в разных публикациях, что не дает возможности составить о нем сколько-нибудь связное и содержательное представление. После того, как Томский кремль исчез с лица земли, он не подвергался целенаправленному изучению, хотя, учитывая, с одной стороны, объем имеющихся источников и возможности современных методов исследования, с другой - историческое значение кремля, необходимость научного анализа и обобщения сведений о его истории давно назрела. Выдающейся роли кремля в истории Томска в качестве руководящего, объединяющего, оборонительного центра города совершенно не соответствует степень его изученности. Гносеологическая взаимообусловленность действительности и наших знаний о ней, в данном случае неадекватность научных представлений о кремле и его роли в жизни Томска, предопределила актуальность выбранной темы. Появление археологических источников сделало возможным применения комплексного подхода к решению проблем, раскрывающих тему.

Особую актуальность изучение истории Томского кремля приобретает в преддверии 400-летия города, но не просто из-за очередного юбилея, а в связи с необходимостью практического воплощения концептуальной идеи о восстановлении исторического облика Томска на Воскресенской горе в виде фрагмента кремля, выполненного в натуральную величину.

Недостаточность, а по ряду вопросов несостоятельность, существующего научного знания о Томском кремле порождает проблемную ситуацию, требующую своего разрешения - необходимость изучения кремля и выявление его реальной значимости в истории Томска. 6

Кремль в Томске существовал с начала XVII в. до 80-х гг. XVIII в., за это время он менял свое местоположение и облик. Предметом данного исследования является история последнего Томского кремля середины XVII -XVIII вв., расположенного на южном мысе Воскресенской горы. Установление хронологических и территориальных рамок исследования обусловлено источниковой базой. Автор располагает комплексом источников, относящихся к последнему кремлю середины XVII - XVIII вв.

Цель диссертационной работы заключается в изучении истории Томского кремля середины XVII - XVIII вв. и восстановлении его исторического облика. Для ее достижения необходимо решить ряд задач:

• Историографический анализ проблемы.

• Анализ результатов археологического изучения Томского кремля.

• Восстановление истории строительства последнего кремля.

• Выяснение причин, обстоятельств и сроков сооружения нового кремля.

• Установление хронологических границ существования последнего Томского кремля.

• Реконструкция оборонительной системы кремля середины XVII - XVIII вв.

• Выявление общего и особенного в истории и облике Томского кремля середины XVII - XVIII вв.

Важный вопрос, требующий определенного ответа, касается терминологии. Центральное укрепленное ядро города обозначено автором термином «кремль». Однако этот объект фигурирует в источниках и литературе под разными названиями: в официальных документах XVII - XVIII вв. городской центр называется «городом», ученые-путешественники XVIII в. ввели в употребление термин «крепость», среди современных жителей и в средствах массовой информации бытует название «острог». Для того, чтобы сделать обоснованный вывод о том, какой из терминов наиболее точно отражает суть предмета исследования, необходимо раскрыть содержание каждого термина и сопоставить их между собой.

Названия «острог», «крепость», «город», «кремль» употреблялись в IX - XVIII вв. в разном значении: 1) как тип поселения, 2) тип укрепления, 3)определенная композиционно-планировочная часть поселения.

Острог» - «частокол или палисадник из свай, вверху заостренных; .поселенье острогом - делался наскоро, из бревен стойком, и им ограждалось небольшое войско, или обносился осаждаемый город .Первые поселения на севере и в Сибири., вначале обнесенныя острогом, как поселения восточной границы назывались крепостями, редутами» (Даль, 1955. Т.П. С.707). Как тип поселения острог в административном отношении уступал городу, стоял рангом ниже, даже наличие вокруг острога венчатых стен и башен не повышало его статуса. Ярким примером является Чаусский острог, имевший рубленые стены и 6 башен, но продолжавший называться острогом. Возрастание административной и социально-экономической важности населенного пункта переводило его из разряда острога в разряд города, и тип его укреплений не имел значения. Как композиционная часть поселения острог представлял наружную часть укреплений по отношению к укрепленному центру-кремлю и назывался окольный город, а позже посад, обнесенный самостоятельной оборонительной стеной острожной конструкции (Ласковский, 1858. С. 16-17; Султанов, 1907. С.70-73; Раппопорт, 1961. С.98; 1967. С.4; Баландин, 1974. С.9, 11; Резун, 1979. С.172-176; Кра-дин, 1986. С.241; Огурцов, 1986. С.131, 132).

Таким образом, в отношении Томска середины XVII в. термин «острог» с полным правом можно использовать в значении композиционно-планировочной части поселения, которое обозначает городской посад, имевший внешнее кольцо острожных стен с башнями и располагавшийся наверху, на Воскресенской горе («верхний острог») и внизу, под горой, по обе стороны р.Ушайки («нижний острог»), К городскому центру, размещенному на южном мысе Воскресенской горы, термин «острог» не приложим.

Крепость» - 1. Укрепление, сооружение, делающее неприступным какой-либо пункт; 2. Приспособления для скрепления, укрепления частей 8 каких-либо строений, сооружений; 3. Укрепленное место, крепость (Словарь РЯ, 1981. Вып.8. С.36, 37).

Примером употребления термина «крепость» в первом значении как вида оборонительных сооружений служит отписка кетского воеводы 1605 г., в которой упоминается факт строительства Томска: «. в Томской волости город зделали со всеми крепостъми сентября в 27 день» (Миллер, 1937. С.413), т.е. построили город «с крепостьми» - стенами и башнями. Во втором значении термин «крепость» использован в отписке 1648 г. енисейского воеводы Ф.П.Полибина к томскому воеводе О.И.Щербатому: «а что, господине, к тому новому городу понадобитца каких железных крепостей в проезжие башни к воротам и в малые воротца замков и засовов и крюков и пробоев и в остроге к проезжим башням и к малым воротцам крюков и пробоев и засовов и замков и к башням на шатры и ветреницы белово железа, и то, господине, велено покупать на государевы деньги» (Миллер, 1941. С.524-525). В данном случае «крепостями» являются железные замки, засовы, крюки, пробои.

Ученые-путешественники XVIII в. употребляли термин «крепость» в его третьем значении - как укрепленное место, укрепленная часть города, подчеркивая ее военно-оборонительный характер. Г.Ф.Миллер: «В настоящее время город Томск состоит в первую очередь из маленькой деревянной крепости, или цитадели» (Элерт, 1988. С.73); И.Г.Гмелин: «Город как бы разделен на две местности: высокую и низкую. На высокой находится четырехугольная деревянная крепость» (Из истории земли Томской, 1978. С.76); П.С.Паллас: «В середине почти города идет. хребет, на котором находится. крепость или кремль» (1786. С.427); И.П.Фальк: «Нынешняя крепость стоит на высоком берегу речки Ушайки» (ПСУПР, 1824. Т.6. С.540). Применение термина «крепость» к городскому центру правомерно, когда он выступает в качестве военного объекта. Однако городской центр функционировал не только и не столько как внутренняя крепость поселенческого комплекса, гораздо более широкие обязанности определяли его роль средоточия городской жизни. 9

Город» - 1. Ограда, крепостная стена, линия укреплений; 2. Укрепленное поселение, крепость; 3. Внутренняя укрепленная часть города, кремль; 4. Населенное место, принятое за город, которому правительство дало городское управление; встарь говорили: срубить город, построить обнеся место, для защиты, рублеными бревенчатыми стенами, ино с башнями, бойницами, воротами (Даль, 1955. Т.1. С.380; Словарь РЯ, 1977. Вып.4. С.90-91).

К разряду города относился населенный пункт рангом выше острога, административный центр округи с широким спектром управленческих, политических, социально-экономических, коммуникативных, культурно-идеологических, военно-оборонительных функций. Укрепления, как обязательный элемент средневекового города, не обязательно были рублеными. В композиционном плане «городом» называлось центральное укрепленное ядро поселения (Ласковский, 1858. С.9, 10; Султанов, 1907. С.70-73; Раппопорт, 1961. С.97; Рабинович, 1978. С.16-21; 1983. С.19-24; Резун, 1979. С.172-176; Куза, 1985. С.51-66; Крадин, 1986. С.240-241; Огурцов, 1986. С.131-132).

Томск в XVII - XVIII вв. назывался городом в соответствии со своим статусом крупного административного, многофункционального центра. «Городом» называлась также в официальных документах главная композиционно-планировочная часть Томска, с середины XVII в. обнесенная рублеными тарасными стенами с семью башнями. «Томской город рубленой. А к тому городу острог стоячей», - сообщается в отчете томских воевод 1706 г.

Кремль» - внутренняя городская крепость, цитадель; стена с бойницами, воротами, башнями, ограждающая важнейшую часть города (Даль, 1955. Т.П. С. 189; Словарь РЯ, 1981. Вып.8. С.29; Ласковский, 1858. С.12, 13; Раппопорт, 1961.С.97, 98).

Кремль являлся центральной укрепленной частью поселения, в соответствии с чем занимал главенствующее положение в планировочной структуре города - на высоком, «красном» яру, выгодном с военно-тактической точки зрения. Кремль выступал главной архитектурно

10 силуэтной доминантой поселенческого комплекса, служил важнейшим узлом городских магистралей, расположение его ворот было органично связано с основными дорогами, ведущими в разные части поселения (ВИА, 1968. Т.6. С.50; Чиняков, 1960. С. 18). Кремль русского города это, безусловно, не только наиболее укрепленная его часть, цитадель, кремль - это административно-политический, культурно-идеологический, общественный центр, поэтому здесь располагалась воеводская резиденция, главная городская Соборная церковь, канцелярия и съезжая изба, в которых велись текущие дела, принимали послов, гостей, просителей, аманацкая изба, где держали важных заложников, склады и амбары, где хранили наиболее ценное - казну, пороховое зелье, хлебные запасы. Кремль играл роль главного градообразующего фактора. В органичном единстве своего внутреннего содержания и внешних характеристик кремль являлся ядром города, неотделимым от поселения в целом.

Таким образом, в соответствии со своим статусом городского центра и доминирующим положением в композиционно-планировочной структуре поселения «Томской город рубленой» являлся кремлем. Термин «кремль», равнозначный административно-политическому, культурному, общественному, военно-оборонительному центру города, наиболее точно выражает суть предмета исследования. В тексте диссертации допускается двойное наименование «город-кремль», чем, во-первых, подчеркивается совпадение терминов «город» и «кремль» в значении городского центра и, во-вторых, учитывается то немаловажное обстоятельство, что у большинства людей «город» ассоциируется со всем поселением, поэтому употребление двойного названия, в котором «кремль» служит главным определяющим словом, позволяет уточнить о какой именно части города идет речь.

В основу исследования положены археологические источники, а также проведен сравнительно-исторический анализ письменных, картографических и изобразительных данных.

Археологические материалы получены в ходе раскопок 1968 г. (В.И.Матющенко), 1983 г. (М.В.Фролов, М.П.Черная), 1984-1986, 1990,

11

1997, 1998 гг. (М.П.Черная) на южном мысе Воскресенской горы - месте расположения кремля середины XVII - XVIII вв. Ископаемые вещественные источники дают представление о материальной культуре средневекового города по разнообразию хозяйственного, бытового инвентаря, остаткам построек, находившимся на территории кремля. Предельная конкретность археологических источников позволяет различить такие детали, установление которых по другим источникам, если и возможно, то в лучшем случае приблизительно: точное определение местонахождения объектов с привязкой их к современной карте города, выявление планировки застройки, в некоторых случаях фиксирование деталей интерьера, уточнение горизонтальных размеров построек, получение трудноуловимой по письменным, картографическим данным, но особо значимой информации о конструктивных особенностях сооружений вплоть до таких подробностей, как способы сочленения различных элементов построек, техника рубки, устройство фундаментов, настилов и т.д. Стратиграфический анализ напластований культурного слоя позволяет установить количество строительных горизонтов, датировку архитектурно-археологических комплексов, хронологию памятника в целом.

Важнейшее достоинство археологических источников заключается в их способности непосредственно отражать историческую действительность, хотя и в ископаемой форме, тогда как в письменных, картографических, изобразительных источниках события, факты прошлого преломляются через личность информатора. Вместе с тем фрагментарное состояние археологических источников, представляющих собой руинированные остатки прошлого, приводит к утрате значительного объема информации, особенно это относится к органическим материалам, верхним частям построек; недостаток археологических данных компенсируется за счет привлечения архивных материалов.

Используемые в настоящей работе археологические источники, по объему и качеству информации, являются базовыми при решении ряда поставленных задач: проблемы преемственности в размещении первого (1604

12 г.) и последнего (1648 г.) кремлей, установлении хронологических границ функционирования последнего Томского кремля, выявлении конструктивных особенностей укреплений. Основополагающее значение археологических данных для выводов диссертации сделало необходимым посвятить их характеристике отдельную главу.

В диссертации использованы опубликованные письменные источники различного характера: летописи - «Книга записная» (1973), «Записки, к Сибирской истории служащие» (ДРВ, 1788); документы, помещенные как в специальных сборниках материалов - «Материалы для истории Императорской Академии наук» (1886), «Томск в XVII в.» (1910), «Из истории земли Томской» (1978), так и в работах отдельных исследователей, особое значение среди которых имеют приложения к «Истории Сибири» Г.Ф.Миллера (1937, 1941), публикации Н.Н.Оглоблина (1903), Н.Н.Покровского (1987, 1989), А.Х.Элерта (1988, 1990), А.А.Люцидарской (1992); историко-географические описания, путевые записки участников академических экспедиций XVIII в. (Г.Ф.Миллер, И.Г.Гмелин, П.С.Паллас, И.П.Фальк), топографическое описание Томской области, составленное уездными землемерами в 1784-1785 гг. (1982).

Привлечение письменных сведений облегчает поиск ответов по широкому кругу вопросов: датировки, исторические персоналии, события, связанные с историей строительства и существования Томского кремля середины XVII - XVIII вв., его облик. Некоторые факты можно узнать только через посредство письменных данных, например, перипетии выбора места под город, обстоятельства, вызвавшие накал страстей среди томичей, конкретные действующие лица и их роль в событиях. Важнейшая качественная особенность письменных источников заключается в их способности «разговаривать» на общедоступном языке, при этом весьма широк языковой диапазон изложения от сухого канцелярского стиля официальных документов до эмоционально-выразительной, порой «кричащей», речи челобитных. Способность письменных свидетельств к «живому рассказу» является их достоинством как исторического источника, поскольку, по верному

13 замечанию В.О.Ключевского, «исторические факты - не одни события. Идеи, взгляды, чувства, впечатления - тоже факты и очень важные».

Вместе с тем письменным источникам присущи существенные недостатки: неполнота, а подчас и скудость информации, поверхностный характер сведений на уровне краткой констатации фактов или, например, перечня внутрикремлевских построек, набор которых был практически одинаковым для всех городов Сибири на протяжении 100-150 лет, отсутствие конкретных данных о конструктивных особенностях сооружений, слабая топографическая привязка объектов. На основе имеющихся в распоряжении исследователя письменных данных удается создать лишь обобщенный словесный портрет средневекового города, а не исторически-конкретный облик Томского кремля середины XVII - XVIII вв.

Даже обстоятельные описания не всегда возможно привлечь для ис-торико-архитектурной реконструкции, в чем можно убедиться на примере «Росписи Томскому городу и острогу» 1627 г. Этот документ обоснованно вызвал пристальный интерес ученых и краеведов, но был до некоторой степени абсолютизирован. С одной стороны, то обстоятельство, что «Роспись» является одним из единичных источников, содержащих сведения о первоначальном облике Томска, и единственным документом, дающим подробные внешние характеристики города и острога, привело к переоценке возможностей «Росписи», с другой стороны, недостаточно глубокая научная критика источника помешала увидеть его очевидные недостатки, ведущие к неоднозначному истолкованию информации - отсутствие ориентировки по сторонам света, приблизительная, «плавающая» топографическая привязка, не во всем конкретное и вразумительное описание, составленное канцелярским приказным в меру своего умения (например, описание городских башен, сведения о количестве и взаиморасположении которых неточны). Важность «Росписи» 1627 г. заключается в подробном характере описания объектов, но отмеченные недостатки блокируют ее применение без привлечения других источников. «Роспись Томскому городу и острогу»

14 является, бесспорно, ценным документом, необходимым, но недостаточным для реконструкции первоначального облика Томска.

Такая оценка приложима и к остальным письменным источникам, несущим в себе информацию о внешних чертах города-кремля.

Картографические источники представлены «Чертежом земли Том-скаго города из «Чертежной книги Сибири» С.У.Ремезова (1882. Л. 11), планом города Томска, составленным Второй Камчатской экспедицией в 1734-1740 гг. (ААН. Ф.21. Оп.5. Д.39/14), планом Томска 1748 г. С.Плаутина (РГВИА. Ф.349, Оп.39. Д.2218), копией кремля с плана И.Шишкова 1739-1741 гг. (РГАДА. Ф.192. Оп.1. Д.10), планом Томска 1768 г. П.Григорьева (РГВИА. Ф.ВУА. Д.22677).

Специфика картографических источников состоит в их свойстве с помощью графических средств наглядно отражать объекты реального мира. Картографический источник представляет собой пространственную графическую модель, воспроизводящую некоторые стороны действительности в упрощенной, схематизированной, доступной обозрению форме. Упрощение заключается в отказе от множества характеристик и связей и сохранении лишь наиболее существенных. Изначально при составлении карты, плана, чертежа идет отбор и обобщение отображаемых явлений, или, по определению специалистов-картографов, генерализация (Салищев, 1975. С.37, 38).

Особенности картографических источников сложились под влиянием конкретно-исторических условий, определяющим среди которых является уровень развитии картографии XVIII в.

Характеризуют русскую картографию XVIII в. следующие черты (Галкович, 1974. С.132, 137, 138; 1980. С. 20, 22; Постников, 1985. С.18-21, 142, 145):

1. Низкая геометрическая точность старых карт и планов вследствие полуинструментальной или рекогносцировочной методики съемки, например, при составлении планов городов расстояния измерялись с помощью веревки или железной цепи;

15

2. Камеральный характер картографирования, когда вычерчивание не производилось непосредственно на местности, в поле велась только запись измерений, которые затем в камеральных условиях «переводились» в картографическое изображение, что приводило к пропускам и ошибкам, создавало простор для произвольной зарисовки элементов географической ситуации;

3. Формальный характер масштаба по ряду технических условий, в частности, камеральной методики составления карты, при которой полевые измерения масштабировались с разной степенью точности. Именно по этой причине отличаются габариты Томского кремля середины XVII -XVIII вв. на планах разных лет;

4. Неравноточное изображение элементов плана, согласно представлениям картосоставителя о степени их важности: главное и наиболее изученное изображается с высокой степенью наглядности и метричности, фиксация малозначащего характеризуется в лучшем случае правдоподобием, а не геометрической точностью. Обмерный чертеж башен Томского кремля С.Плаутина отличает более высокий уровень точности, нежели изображение им крепостных стен;

5. Хронологический разрыв между датой составления карты и датой, к которой приурочено ее содержание; чем древнее картографическое произведение, тем больший временной диапазон может разделять различные элементы его содержания. Определение даты, на которую дано содержание старой карты или отдельных ее частей, можно сделать при условии установления исходных данных и методов их использования картографом. Для планов Томска 1734-1768 гг. этот хронологический разрыв меньше, но он присутствует, учитывая камеральный характер их составления, для рисунка Томского города из «ЧКС» диапазон увеличивается и вместе с тем, в результате использования С.У.Ремезовым устаревших материалов, на его чертеже присутствуют анахронизмы.

Л.А.Гольденберг резюмирует: «точность карт XVIII в., ограниченная достигнутым уровнем картографических знаний и техники того времени,

16 относительна (с нашей, современной точки зрения), хотя составители карт всегда стремились к созданию совершенных произведений» (1975. С.231).

Качество картографического изображения определяется не только его геометрической точностью, но обязательно полнотой и достоверностью. Достоверность карты означает соответствие изображения действительности. Правильность отображения объектов на карте, или ее достоверность, обусловлена не только теоретическим и техническим уровнем развития картографии, но компетентностью и добросовестностью автора, его представлением об иерархической значимости составных частей карты (Кусов, 1989. С.60; Медушевская, 1957. С. 14).

В силу указанных причин оценка достоверности картографического источника должна быть дифференцированной в соответствии со степенью адекватности его отдельных элементов действительности.

Будучи пространственно-графической моделью, картографические источники обладают безусловным достоинством, давая наглядное представление об объекте. Составленный по письменным данным словесный портрет рождает у читателя неопределенный и неоднозначный мысленный образ, тогда как картографический источник передает конкретный, зрительно осязаемый облик города.

С еще большей степенью наглядности представлен сибирский город в изобразительных источниках, к которым относятся панорамные виды Томска 1734 г. и 1768 г. (ААН. Ф.21. Оп.5. Д.39/43. Д.39/45; РГВИА. Ф.ВУА. Д.22677). «Перспективное художество», возникшее в петровское время, согласно специальной инструкции, должно было соответствовать определенным требованиям, художник обязан был «прилежно примечать и со всяким тщанием того смотреть, чтоб все притом ясно рассмотреть можно было и того рода свои рисунки наипаче совершеннее и пространнее, нежели сокращенно делать» (Враская, 1978. С. 121, 122, 123). В живописном изображении Томский город и кремль обретают «плоть», становятся объемными, силуэтными. На панорамах представлен развернутый вид города и прорисованы элементы застройки и даже детали отдельных построек.

17

Перспективы» Томска, выполненные по художественным канонам, реалистичны, но их реализм преломляется через внутреннее восприятие художника. В отличие от картографических источников, «прочтение» которых требует определенного умения и навыка, эмоционально выразительные панорамы доступны непосредственному восприятию зрителя, что сближает изобразительные источники с письменными.

Не существует идеальных источников, обладающих исчерпывающей информацией, хотя бы уже потому, что любой источник только частица реальности, которой свойственно бесконечное разнообразие связей и отношений. Совокупность разных видов источников, каждый из которых обладает своими специфичными средствами отображения действительности, позволяет адекватно воспроизвести многомерность исторического явления.

Согласно современной методике источниковедения «правильное исследование любой проблемы истории должно опираться не на специфически ограниченную группу источников, а на исчерпывающую совокупность этих источников или же на достаточно репрезентативное их сочетание. Источниковедение обязано быть комплексным. .Синтез источников в едином исследовании - главное средство развития исторической науки сегодня. Цельное здание истории может твердо стоять только на цельном фундаменте источниковедения» (Янин, 1977. С.20, 21).

Письменные источники способны наполнить повествование живой речью реальных исторических лиц, картографические и изобразительные источники создают зримую картину событий. Эти виды источников описывают, показывают, рассказывают о прошлом, материальные остатки которого воплощены в археологических источниках, ископаемые данные помогают отслеживать и восстанавливать неразличимые по другим источникам подробности исторической реальности. В совокупности письменных, картографических, изобразительных, археологических источников облик Томского кремля середины XVII - XVIII вв. обрисовывается с возрастающей степенью «резкости» изображения. Синтез источников дает возможность

18 наблюдать кремль и «в перспективе», как главную градообразующую часть застройки, и «крупным планом» с элементами его конструкций.

Рабочим инструментом сравнительно-исторического исследования являются конкретные методы: типологический, ретроспективный, стратиграфический, планиграфический, картографический, метод аналогий и графических реконструкций. Сравнительно исторический и типологический методы выступают в исторических и археологических исследованиях универсальным способом познания действительности. Эти методы позволяют выявить путем сравнения то общее, что характеризует средневековый Томск как русский город, его материальную культуру как неотъемлемую часть общерусской культуры, и вместе с тем то особенное, что отличает Томск и от городов Европейской России, и от других городов Сибири и что сформировалось под влиянием времени, местных условий, творческой переработки культурных традиций, придавшее неповторимое своеобразие истории и облику Томска. С помощью типологического метода появилась возможность уточнить ответы по ряду важных вопросов: об отсутствии преемственности в местоположении городского центра первой половины

XVII в. и середины XVII в., о датировках, конструктивных особенностях оборонительных сооружений.

Ретроспективный анализ, основанный на установлении обратной связи явлений, особенно действенный в сочетании с археологическими исследованиями, позволяет положительно решить проблему идентификации кремля 1648 г. с крепостью XVIII в. и привлечь источники XVIII в. к комплексной реконструкции оборонительной системы кремля середины XVII

XVIII вв.

Учитывая неполноту и фрагментарность источников в исследовании не обойтись без метода аналогий, основанного на сходстве объектов по их существенным свойствам, когда знание о достаточно хорошо изученном объекте переносится на менее изученный. Возможность привлечения аналогий обоснована высокой степенью типичности русской культуры в целом и

19 деревянного оборонного зодчества в частности, что позволило полнее и детальнее реконструировать облик последнего Томского кремля.

Таким образом, комплексный подход выражается в диалектическом единстве и взаимодействии имеющихся в нашем распоряжении источников и эффективных методов исследования, что позволило решить поставленные в диссертации задачи.

Представленная работа является первой попыткой целенаправленного и комплексного исследования истории Томского кремля середины XVII -XVIII вв.

Научной новизной обладает ряд положений диссертации:

1. Доказательство отсутствия преемственности в расположении кремля первой половины XVII в. и середины XVII в.; обоснование тезиса о том, что кремль был построен на южном мысе Воскресенской горы впервые в 1648г.

2. Доказательство идентификации кремля 1648 г. и крепости XVIII в., установление хронологических границ функционирования кремля.

3. Комплексная реконструкция оборонительной системы кремля середины XVII - XVIII вв., принципиальными моментами которой являются восстановление обруба-фундамента кремлевской стены и выявление бастионных элементов укреплений.

4. Установление конструктивных особенностей тарасных стен кремля как результата творческой переработки в местных условиях традиций русского деревянного оборонного зодчества.

В научный оборот введен новый обширный археологический материал, появление которого позволило перейти по ряду вопросов от гипотезы к научному факту: отсутствие каких-либо следов города первой половины XVII в. на южном мысе Воскресенской горы; отсутствие кардинальных перестроек подтверждающее вывод о том, что кремль, построенный в 1648 г., функционировал до 1780-х гг. и был последним в истории Томска; выявление в ходе раскопок специфики оборонительных стен Томского кремля,

20 выразившейся в новаторском конструктивном решении сложной инженерной задачи.

Практическая значимость работы состоит в использовании результатов исследования в обобщающих трудах по истории средневекового Томска, при подготовке энциклопедических изданий по Томску и Томской области, в работах по истории русского деревянного оборонного зодчества Сибири.

Новые археологические материалы по истории Томского кремля середины XVII - XVIII вв. пополнили фонды Томского областного краеведческого музея, муниципального музея истории города Томска, музея археологии и этнографии Сибири Томского госуниверситета; они использовались и будут использованы при создании экспозиций по материальной культуре и быту горожан средневекового Томска.

Результаты исследования включены в учебный процесс, лекционные курсы и спецкурсы (Кафедра археологии и исторического краеведения ТГУ).

Практическая ценность выполненной работы заключается также в реализации научно-проектной разработки по воссозданию на Воскресенской горе к 400-летию города фрагмента Томского кремля в натуральную величину в качестве музейного, культурно-просветительного, туристического объекта.

Диссертационное исследование выполнено по теме «Археология Западной Сибири» (143.91 ГАСМТИ 03.41.00), часть разработок - по гранту Федеральной целевой программы государственной поддержки интеграции высшего образования и фундаментальной науки 1997-2000 гг. по теме «Полевые археолого-этнографические исследования в южнотаежной зоне Западной Сибири и их культурно-историческое значение: традиции и инновации системы жизнеобеспечения». Отдельные положения работы выполнены в рамках межвузовской научно-технической программы «Строительство» (1992-1993 гг.) по теме «Разработка теоретических основ

21 использования историко-архитектурного наследия для совершенствования современных архитектурных форм».

Основные идеи и результаты исследования опубликованы и излагались автором в докладах на конференциях: «II Гуманитарные чтения памяти академика А.П.Окладникова» в Новосибирске (1985), «Областные краеведческие чтения» в Томске (1989), международный симпозиум «Проблемы историко-культурной среды Арктики» в Сыктывкаре (1991), международная конференция «Проблемы культурогенеза и культурного наследия» в Тюмени (1993), всероссийская конференция «Русский вопрос: история и современность» в Омске (1993, 1994, 1996), межвузовская научно-методическая конференция «Новое в изучении и преподавании истории в вузах» в Томске (1994), X и XI «Западно-Сибирское археолого-этнографические совещания» в Томске (1995, 1998), международная конференция «Американский и сибирский фронтир» в Томске (1996), международная конференция «Развитие исторических центров сибирских городов: проблемы и новые подходы» в Новосибирске (1997), конференция, посвященная 120-летию ТГУ «Историческая наука на рубеже веков» в Томске (1998), VII международный семинар «Интеграция археологических и этнографических исследований» в Москве (1999).

Проектное предложение по восстановлению на историческом месте фрагмента оборонительных стен и башен Томского кремля середины XVII в. в натуральную величину зарегистрировано 21.12.1998 как оригинальная фундаментальная разработка во Всероссийском Научно-техническом Информационном Центре Министерства Науки России с номером 03.9.90 000123 государственной регистрации.

Проблемы, рассмотренные в диссертации, взаимосвязаны, что обусловило структуру работы. Во введении дано обоснование темы и ее актуальности, сформулированы цели и задачи исследования, дан терминологический комментарий, подтвердивший, что термин «кремль» наиболее точно отражает суть предмета исследования, охарактеризованы источники и ме

22 тоды, показана научная новизна и практическая значимость работы, апробация основных положений работы в печати и публичных выступлениях.

Историографический анализ исследуемой темы, данный в первой главе диссертации позволил сделать обоснованное заключение о том, что Томский кремль не был предметом специального изучения, а отрывочные данные о нем в литературе не отражают реальной роли кремля в истории Томска. Низкая степень изученности темы обусловливает актуальность исследования истории Томского кремля и постановку задач, решение которых раскрывает содержание конкретно-исторического процесса.

Во второй главе рассмотрены результаты археологического обследования Томского кремля, которое позволило сделать принципиально важные выводы по проблеме преемственности в расположении городского центра первой половины XVII в. и середины XVII в., о хронологических границах существования последнего кремля в Томске, о конструктивных особенностях оборонительных стен.

Истории строительства Томского кремля середины XVII - XVIII вв. посвящена третья глава диссертации, в которой показано в какой непростой, противоречивой конкретно-исторической ситуации шло создание нового городского центра в Томске. Рассмотренные в главе проблемы порождены самой жизнью со всеми ее спутанными в единый клубок сложностями, поэтому проблемы решаются автором в их взаимосвязи, переплетении друг с другом: причины постройки нового городского центра, перипетии при выборе места под кремль, вопросы организации строительства и характер участия в нем реальных исторических лиц полнее и глубже раскрываются через призму обстоятельств, сопровождавших стройку; сроки строительства непосредственно связаны с подрядной формой организации труда; мастерство и специфика конструкторского замысла смыкается с проблемой добротности и надежности оборонительных сооружений, и, значит, их долголетием, а это уже прямой выход на верхнюю хронологическую границу существования кремля.

23

Проблема идентификации кремля 1648 г. и крепости XVIII в., выделенная в четвертую главу диссертации, чрезвычайно важна для восстановления истории последнего Томского кремля, поскольку без ее разрешения невозможно установить временные рамки функционирования кремля и выполнить реконструкцию его облика.

Комплексная реконструкция оборонительной системы Томского кремля середины XVII - XVIII вв., представленная в пятой главе диссертации, показала, что этот кремль был наиболее мощным, внушительным, монументальным в истории города, в укреплениях которого воплотились лучшие традиции русского деревянного оборонного зодчества, творчески и талантливо переработанные местными градодельцами, вместе с тем в оборонительную систему кремля были внедрены новейшие приемы фортификации в виде бастионных креплений, что выдвигает Томский кремль в число передовых военно-оборонительных объектов Сибири.

В заключении приводятся основные выводы и перспективы дальнейших исследований.

В приложение вынесено научное обоснование проектного предложения о восстановлении на южном мысе Воскресенской горы фрагмента Томского кремля в виде восточного и части южного прясел стен с двумя башнями, выполненными в натуральную величину. Практический смысл предложения заключается в том, чтобы научные разработки не оставались «вещью в себе», но приносили общественную пользу. Возвращение городу памятника XVII в. в преддверии 400-летнего юбилея Томска формирует и обогащает историческое сознание, без которого общество обречено на исчезновение.

В конце работы дан список источников, используемой литературы и сокращений. К диссертации прилагается альбом иллюстраций из планов, рисунков, карт, фотографий.

24

Похожие диссертационные работы по специальности «Археология», 07.00.06 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Археология», Черная, Мария Петровна

Заключение

Предназначение кремля в городе заключалось в выполнении им роли общественно-административного, политического, культурно-идеологического, военно-оборонительного центра. В соответствии с этим статусом главным правом и обязанностью Томского кремля было управление жизнью города в различных ее ипостасях. Однако административная функция кремля не ограничивалась внутригородской сферой. Учитывая высокий ранг Томска в иерархической структуре городов Сибири, через кремль, в котором располагались главные административные учреждения, осуществлялось управление внешнеполитической деятельностью, здесь, в кремле, по меткому выражению A.A. Люцидарской, «делалась политика государства» (Люцидарская, 1992. С.42).

Вместе с возрастанием значения Томска повышался статус его административно-политического центра. История средневекового Томска не может быть раскрыта с достаточной полнотой без глубокого изучения Томского кремля середины XVII - XVIII вв., роль которого в прошлом города наиболее значима.

История строительства Томского кремля 1648 г. проходившего в обстановке восстания, конфронтации и столкновений, убедительно показывает, сколь важным, социально востребованным было для томичей возведение нового городского центра. В стычке противоборствующих сторон серьезно пострадал руководитель плотничьей артели П.Терентьев. Этот простой «мужик», казак был в городе заметной, авторитетной фигурой, поэтому неслучайно его пытались использовать в своих интересах враждовавшие воеводы. Томский мир простил П.Терентьеву его незлонамеренное «отступничество», спровоцированное действиями О.И.Щербатого, по достоинству оценив вклад мастера в «городовое ставление», нарекши его званием «Петруша-Горододел».

В полном соответствии с тем, что кремль являлся главным элементом города, он занимал центральную позицию в планировочно

178 композиционной структуре поселения. Состояние источниковой базы не позволяет пока определить местонахождение города-кремля 1604 г. Столкновение мнений по поводу размещения городского центра в 1648 г. есть яркое свидетельство того, что вопрос: «Где строить?» имел первостепенное стратегическое значение и во многом предопределял тактический вопрос: «как строить»?» или конструктивные особенности укреплений. Перипетии выбора места под кремль, зафиксированные в письменных источниках, все же оставляли некоторые сомнения в том, состоялся ли перенос городского центра на новую площадку. Окончательную ясность в этот вопрос вносят археологические данные, которые убедительно свидетельствуют об отсутствии преемственности в расположении первого и второго кремлей Томска, доказывают, что на южном мысе Воскресенской горы находился только один кремль - построенный в 1648 г., когда эта площадка впервые была выбрана для размещения городского центра и с тех пор закрепилась в памяти томичей как историческое местоположение средневекового Томска.

Кремль строили недолго, в течение одного года. Тезис о длительном семилетнем строительстве Томского кремля не имеет под собой научных оснований. Средний по продолжительности срок сооружения города мог быть ощутимо короче, если бы не простои из-за отстранения, истязаний, а затем болезни П.Терентьева, во время которых работы прекращались. В государственном деле создания городов вопрос о сроках строительства был чрезвычайно важен не только для центральной власти, стремившейся оперативно создать сеть надежных опорных пунктов колонизации, но и для местных жителей, для которых город был благодатным, защищенным жизненным пространством в окружающем неизвестном, и потому опасном, мире. Строительство Томского кремля явилось подтверждением общероссийской и общесибирской практики строить «скоро и споро».

Хронологические рамки существования Томского кремля - середина XVII - XVIII вв. - устанавливаются на комплексной источниковой базе. Но именно археологические данные позволяют восстановить непрерывную хронологическую вертикаль, связав воедино информацию других источни

179 ков, разорванных временными лакунами. Идентификация кремля середины XVII в. и крепости XVIII в. подтвердила тот факт, что кремль, построенный в 1648 г. был последним укрепленным городским центром в истории Томска, который функционировал до конца 1770-х - начала 1780-х гг., не подвергаясь коренной перестройке. Впечатляющее долголетие последнего Томского кремля является знаменательным событием не только для местной истории, но имеет общесибирское значение как наглядный пример внушительных потенциальных ресурсов, заложенных в деревянные укрепления, при условии грамотного инженерного решения конструктивной задачи и его добротного исполнения.

Археологические изыскания позволили точно установить тарасный тип устройства кремлевских стен и снять имеющиеся в литературе разночтения по этому поводу. Благодаря археологии выявлены конструктивные особенности тарасной стены Томского кремля, подземная часть которой, вкопанная в материковый целик, служила одновременно обрубом, укреплявшим откосы горы, и фундаментом наземной части стены. Забутовка нижних венцов тарас в материковых траншеях, хотя и находит себе отдаленные аналогии в виде фундаментальных ровиков и канавок в русском крепостном зодчестве и домостроительстве, но именно в Томске этот инженерный прием был применен в столь законченном, оптимальном варианте. Впервые выявленные на археологическом материале особенности устройства обруба, безусловно, важны и познавательны для истории Томска, но их значение не ограничивается местными рамками. Конструктивная специфика тарасных стен Томского кремля служит убедительным проявлением успешного по воплощению и грандиозного по размаху процесса укоренения на сибирской почве традиций русского деревянного оборонного зодчества, который протекал не в виде механического переноса тех или иных форм и приемов, но их творческого развития и совершенствования применительно к местным условиям.

Использование в оборонительной системе Томского кремля элементов бастионной защиты, внедрение которых в русских сибирских городах начинается со второй половины XVII в., подтверждает, что Сибирь выступала «огромным полигоном, где проверялись гибкость и жизненность русской военно-инженерной традиции» (Овсянников, 1972. С.38).

Томский кремль середины XVII - XVIII вв., в укреплениях которого воплощались лучшие традиционные и новейшие приемы отечественной фортификации, во всех отношениях превзошел своего предшественника, являлся одной из наиболее мощных и передовых крепостей Сибири, что соответствовало значению и месту Томска в сибирском регионе. Конструктивное своеобразие обруба тарасных стен Томского кремля расширяет научное представление о диапазоне возможностей творческой военно-инженерной мысли и конкретных способах ее реализации, чем качественно обогащает знание о развитии русского деревянного оборонного зодчества.

Последний Томский кремль с его внушительным силуэтом и лаконичной выразительностью, органичной вписанностью в архитектурно-пространственную среду достойно представлял исторический облик средневекового Томска.

Изучение Томского кремля середины XVII - XVIII вв. выходит за рамки сугубо научной работы в практическую область. Проектное предложение, основанное на комплексных научных изысканиях, по восстановлению на южном мысе Воскресенской горы фрагмента оборонительных стен и башен в натуральную величину имеет огромное культурно-просветительское и воспитательное значение. Возрождение облика средневекового Томска сохраняет и обогащает историческое сознание современников, обеспечивая живую, осязаемую связь настоящего с прошлым.

Сделаны только первые шаги в изучении истории Томского кремля. Потенциал археологических источников гораздо богаче того, что было использовано в настоящей работе. Глубокий разносторонний анализ материальной культуры средневекового города, основанный на археологических данных, не входивший в задачу диссертации, является перспективным направлением работы и требует большого самостоятельного исследования. Для раскрытия всего многообразия материальной культуры со сложной

181 взаимосвязью ее элементов необходим достаточный объем источников, состояние же археологической базы данных - фрагментарность и скупость источников, неполная исследованность объектов кремля - требует продолжения археологических изысканий, ближайшей задачей которых является дальнейшее обследование архитектурного комплекса воеводского двора с целью выявления его планировки, состава и характера построек, их конструктивных особенностей. Сохраняет свою актуальность исследование оборонительных сооружений Томского кремля середины XVII XVIII вв., понесших значительные утраты: ничего не осталось от южного и западного прясел, вместе с башнями из-за разрушения склонов, уничтожена, вероятно, половина северного прясла. Тем большую значимость приобретает археологический поиск и изучение северо-восточной угловой башни и остатков северной стены для выяснения их конструкции, способов сочленения стен с башней; видимо, устройство северного прясла отличалось от остальных трех кремлевских стен, поскольку под северную стену, расположенную на пологой стороне мыса, не было надобности подводить обруб. Выявление северо-восточной башни и северной границы города крайне важно для привязки кремля к современной топографической ситуации и уточнения его размеров, известных сегодня по письменным и картографическим источникам только приблизительно.

Наконец, проблема определения местоположения первоначального Томского кремля, построенного в 1604 г. Конечно, необходимо продолжить целенаправленный поиск архивных документов, однако, учитывая не более чем ориентировочный характер топографических сведений в письменных источниках, наложение их на современную карту весьма затруднительно. Поэтому археологический поиск остатков первого города-кремля наиболее перспективен. Принимая во внимание ряд обстоятельств: площадь кремля (не менее 7000 кв. м), небольшую с точки зрения городских габаритов, но трудоемкую при археологических исследованиях, застроен-ность Воскресенской горы по улицам Бакунина и Октябрьской, фрагмен

182 гарность ископаемых материалов, объем раскопочных работ должен быть достаточно масштабным с тем, чтобы достичь положительных результатов.

История Томска и его кремля, который занимал положение «города в городе», связаны неразрывно. Наполнение конкретным содержанием прошлого Томского кремля, восстановление его исторического облика расширяет и углубляет представление о самом Томске, в 400-летней истории которого в течение почти двух веков кремль играл роль административно-политического, общественно-идеологического, военно-оборонительного, культурного центра.

183

Архивные источники Отчеты

Матющенко В.И. Отчет об археологических исследованиях, проведенных Томским госуниверситетом летом 1968 г. - Архив Института археологии РАН. М., 1969. Р.1. № 3682.

Фролов М.В. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1983 г. (раскоп № 1). - Архив Институт археологии РАН. М., 1984. Р.1. № 10006.

Черная М.П. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1983 г. (раскоп № 2). - Архив Института археологии РАН. М., 1984. Р.1. № 10008.

Черная М.П. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1984 г. - Архив Института археологии РАН. М.,

1985. Р.1. № 10481.

Черная М.П. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1985 г. - Архив Института археологии РАН. М.,

1986. Р.1. № 10795.

Черная М.П. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1986 г. - Архив Института археологии РАН. М.,

1987. Р.1. № 11357.

Черная М.П. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1997 г. - Архив Института археологии РАН. М.,

1998.

Черная М.П. Отчет об археологических исследованиях на Воскресенской горе в г.Томске в 1998 г. - Архив Института археологии РАН. М.,

1999.

184

Картографические и изобразительные источники

План города Томска, составленный Второй Камчатской экспедицией Ч ААН. Ф.21. Оп.5. Д.39/14.

План Томска 1748 г., составленный инженер-майором С.Плаутиным // РГВИА. Ф.349. Оп.39. Д.2218.

Копия Томского кремля с плана И.Шишкова 1739-1741 гг. // РГАДА. Ф.192. ОпЛ.Д.Ю.

План Томска 1768 г., составленный П.Григорьевым // РГВИА. Ф.ВУА. Д.22677.

Панорама г.Томска, выполненная И.Беркханом // ААН. Ф.21. Оп.5. Д.39/43.

Панорама г.Томска, выполненная И.-В.Люрсениусом // ААН. Ф.21. Оп.5. Д.39/45.

Панорама г.Томска, выполненная П.Григорьевым // РГВИА. Ф.ВУА. Д. 22677.

План Томска, составленный Г.С.Батеньковым // ГАТО. Ф.Р.-1313. Оп.З. Д.1299.

Дела комиссии по постройке Гаубвахты и Острога (7 марта 1825 г. -17 января 1828 г.) // ГАТО. Ф.6. Оп.1. Д.З.

Личный архив Н.В.Татаурова // ГАТО. Ф.Р.-1313. Оп.З. Д. 1296-1347; Ф.Р.1354. Оп.1 .Д.7.

185

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Черная, Мария Петровна, 1999 год

1. Адрианов A.B. Томск в прошлом и настоящем. Томск, 1890.

2. Адрианов A.B. Томская старина. Томск, 1912.

3. Алексеев A.B. Первые русские поселения XVII XVIII вв. на северо-востоке Якутии. Новосибирск, 1996. 152 с.

4. Алешковский М.Х. Новгородский детинец 1044-1430 гг. // Архитектурное наследство. М., 1962. №14.С.7-15.

5. Алферова Г.Ф. Методы проектировки и строительства русских городов в XVI XVII вв. // Автореф. дис. докт. архитектуры. М., 1981. 30 с.

6. Алфёрова Г.В. Организация строительства городов в Русском государстве в XVI XVII вв.// Вопросы истории. М., 1977. № 7. С.50-66.

7. Алферова Г.В. Русские города XVI XVII вв. М., 1989. 210 с.

8. Андреев А.И. Очерки по источниковедению Сибири. Вып.1. XVII в. М.-Л., 1960.

9. Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приамурья во второй половине XVII XVIII вв. (историко-археологические исследования) // Автореф. дис. докт. ист. наук. Владивосток, 1997. 60 с.

10. Артемьев А.Р. Новый памятник русских первопроходцев XVII в. на Верхнем Амуре // Материалы по средневековой археологии и истории Дальнего Востока СССР. Владивосток, 1990. С. 170-175.

11. Ащепков Е.А. Русское народное зодчество в Западной Сибири М., 1950.

12. Багаутдинов А.З. Иркутск в XVII в. (1661-1701) // Записки Иркутского областного краеведческого музея. Вып. 2. К 300-летию Иркутска. Иркутск, 1961. С.21-35.

13. Баландин С.Н. Архитектурно-строительная деятельность геодезистов в Сибири в XVIII в. // Известия вузов. Геодезия и аэрофотосъемка. М., 1980. №5. С. 118-128.186

14. Баландин С.Н. К истории архитектуры Якутского острога // История городов Сибири досоветского периода (XVII начало XX вв.). Новосибирск, 1977. С.253-267.

15. Баландин С.Н. Оборонная архитектура Сибири в XVII в. // Города Сибири (экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период). Новосибирск, 1974. С.7-33.

16. Барсуков А. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия. С.-Пб., 1902.

17. Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф. Мангазея. М., 1980. 4.1. 1981. 4.2. 146 с.

18. Белякова Л.А. О датировке «поставления» Томского города // История и культура Томской области. Томск, 1998. С.49-54.

19. Берг Л.С. Географические труды В.Н.Татищева // Вопросы географии. 1953. Сб.31. С.31-38.

20. Бломквист Е.Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов // Труды Института этнографии АН СССР. Т.XXXI. Восточнославянская этнография. М., 1956. С.3-460.

21. Бояршинова З.Я. Волнения в Томске в XVII в. // Вопросы истории. М., 1956. №6. С. 109-115.

22. Бояршинова З.Я. Население Томского уезда в первой половине XVIIв. // Труды Томского госуниверситета. Томск, 1950. Т.112. С.23-157.

23. Бояршинова З.Я. Основание города Томска // Вопросы географии Сибири. Сб. 3. Томск, 1953. С.21-48.

24. Бояршинова З.Я. Основание русского города на Томи (к 375-летиюг.Томска) // Томску 375 лет. Томск, 1979. С. 11-20.187

25. Бояршинова З.Я. Томск в XVII XVIII вв. // Очерки истории города Томска (1604-1654). Томск, 1954. С. 1-36.

26. Булыгин Ю.С. Выход русских к реке Бии и основание Бикатунской крепости.// Города Алтая (эпоха феодализма и капитализма). Барнаул, 1986. С.3-24.

27. Быконя Г.Ф. Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в. Новосибирск, 1981.

28. Вилков О.Н. К проблеме наемного труда в сибирской промышленности конца XVI начала XVIII в. // Промышленность Сибири в феодальную эпоху (к. XVI - сер. XIX в.). Новосибирск, 1982. С.31-60.

29. Вилков О.Н. Очерки социально-экономического развития Сибири конца XVI начала XVIII в. Новосибирск, 1990. 370 с.

30. Вилков О.Н. Тобольские таможенные книги XVII в. // Города Сибири (эпоха феодализма и капитализма). Новосибирск, 1978. С. 5-46.

31. Воронин H.H. Архитектурный памятник как археологический источник. Советская археология. М., 1954. Вып. 19. С.41-76.

32. Воронин H.H. Московский кремль (1156-1367 гг.) // МИА №7. Метательная артиллерия и оборонительные сооружения Древней Руси. M.-JL, 1958.

33. Воронов Н.В. Изразцы // Русское декоративное искусство от древнейшего периода до XVIII в. М., 1962. Т. 1. С.265-290.

34. Воронов Н.В., Блохина Н.Б. Ярославские изразцы // Краеведческие записки. Ярославль, 1956. Вып.1. С 113-133.

35. Воронов Н.В., Сахарова Н.Г. О датировке и распространении некоторых видов московских изразцов. МИА. №47. М., 1955. С.77-115.

36. Враская О.Б. Отечественные города в гравюре (кроме Москвы и Ленинграда) // Фонд гравюр как исторический источник изучения архитектуры русских городов. Л., 978. С. 103-131.

37. Временник МОИДР. М., 1850. Кн.7.188

38. Всеобщая история архитектуры в 12-ти томах. Т.6. Архитектура России, Украины и Белоруссии (XIV первая половина XIX вв.). М., 1968. Гл.4.

39. Галкович Б.Г. О применении картографического метода в исторических исследованиях // История СССР. М., 1974. №3. С. 132-141.

40. Галкович Б.Г. Источниковые сведения старых карт и планов // Использование старых карт в географических и исторических исследованиях. М„ 980. С.16-41.

41. Географический Лексикон Российского государства или Словарь,., собранный Ф.А.Полуниным. М., 1773.

42. Гнучева В.Ф. Материалы для истории экспедиций Академических наук в XVIII и XIX вв. М.-Л., 1940. 312 с.

43. Гнучева В.Ф. Географический департамент Академии наук XVIII в. М.-Л., 1946. Вып.6. 446 с.

44. Головачев П.М. Ближайшие задачи исторического изучения Сибири. ЖМНП. 1902. №9. С.49-68.

45. Головачев П.М. Желательный тип сборников материалов для сибирских городов XVII в. М., 1903.

46. Гольденберг Л.А. Атласы Сибири С.У.Ремезова как источник для истории сибирских городов // Города Сибири (эпоха феодализма и капитализма). Новосибирск, 1978. С. 163-171.

47. Гольденберг Л.А. К вопросу о картографическом источниковедении // История географии России XII нач. XX в. М., 1975. С.217-233.

48. Гольденберг Л.А. С.У.Ремезов сибирский картограф и географ. М., 1965. 263 с.

49. Гольденберг Л.А., Новлянская М.Г., Троицкий С.М. И.К.Кирилов и его труд «Цветущее состояние Всероссийского государства» // Кирилов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства. М., 1977. С.3-24.1. Город Томск. Томск, 1912.

50. Город у Красного Яра. Документы и материалы по истории Красноярска XVII в. Ч. 1. Красноярск, 1981.189

51. Гравировальная палата Академии наук XVIII в. Л., 1985.

52. Греков В.И. Очерки из истории русских географических исследований з 1725-1765 гг. М., 1960. 425 с.

53. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. T.I. (А-3). Т.П. (И-О).

54. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб.-М., 1882. T.IV. (P-V).

55. Деревянная архитектура Томска. М., 1987. 152 с.

56. Добжанский В.Н. Керамика Илимского острога // Сибирь в древности. Новосибирск, 1979. С. 122-127.

57. Дульзон А.П. Археологические памятники Томской области // Труды ТОКМ. Томск, 1956. T.V. С.89-316.

58. Евтеев O.A. В.Н.Татищев и русские государственные съемки первой половины XVIII в. (по материалам фонда Сената ЦГАДА) // Вопросы географии. 1958. Сб.42. С.189-195.

59. Емельянов Н.Ф. Город Томск в феодальную эпоху. Томск, 1984. 224 с.

60. Жеребов Д.К., Майков Е.И. Русское военно-инженерное искусство в XVI XVII вв. // Из истории русского военно-инженерного искусства. М., 1952. С.25-50.

61. Записки к Сибирской истории служащие // Древняя Российская вив-лиофика. М„ 1788. Ч.З. С.104-288.

62. Записки путешествия академика Фалька // Полное собрание ученых путешествий по России. СПб., 1824. Т.6. С.534-544.

63. Заплавный С.А. Мирской круг: к 375-летию Томска // Красное знамя. 1978. 26 сентября.

64. Заплавный С.А. Рассказы о Томске. Новосибирск, 1980. 320 с.

65. Иванов А.И. Забытое производство. Очерк изразцовой промышленности Владимирского края. Владимир, 1930. С.5-56.190

66. Иванов П.PI. Обозрение геодезических работ в России со времени Императора Петра Великого до сочинения генеральной ландкарты Российской империи в 1776 г. // Записки ИРГО. КнЛХ. СПб., 1853. С.423-464.

67. Из истории земли Томской. Сборник документов и материалов. Томск, 1978. Вып. 1. 224 с.

68. История названий томских улиц. Томск, 1998. 320 с.

69. История Сибири с древнейших времен до наших дней. Л., 1968. Т.П.538 с.

70. Кабо P.M. Города Западной Сибири. М., 1949.

71. Каргер М.К. Крепостные сооружения г. Свияжска. // Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском госуниверсите-те.Т.34. Вып. 3-4. Казань, 1929. С.131-151.

72. Кильдюшевский В.И. раскопки древнего Орешка // АО 1975-го года. М„ 1976. С,17-18.

73. Кириченко Е.И. Деревянная крепость на Томи // Деревянная архитектура Томска. М., 1987. С.117-119.

74. Кирпичников А.Н. Крепости бастионного типа в средние века в России // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1978 год. Л., 1979. С.471-499.

75. Книга Записная. Томск, 1973. 115 с.

76. Кобрин В.Б., Леонтьева Г.А., Шорин П.А. Вспомогательные исторические дисциплины. М., 1984. 208с.

77. Коноплева М.С. М.И Махаев (1716-1770) // Труды Всероссийской Академии художеств. Л.-М., 1947. T.I. С.87-98.

78. Копылов А.Н. Очерки культурной жизни Сибири XVII начала XIX вв. Новосибирск, 1974.

79. Корчагин П.А. История города Верхотурья // Археологические и исторические исследования г.Верхотурья. Екатеринбург, 1998. С.26-57.

80. Косова Л.С. Первые карты города Томска // Вопросы географии Сибири. Томск, 1997. Вып.22. С.231-238.191

81. Косточкин B.B. Русское оборонное зодчество конца XIII начала XV зв. М., 1962. 285 с.

82. Костров Н. Томск 100 лет тому назад //ТГВ. 1872. №14.

83. Кочедамов В.И. Строительство Тюмени в XVI XVIII вв. // Ежегодник Тюменского областного краеведческого музея. 1961-1962. Вып.З. С.83-106.

84. Кочедамов В.И. Первые русские города Сибири. М., 1978. 190 с.

85. Крадин Н.П. Оборонительные стены как элемент композиции деревянных крепостей Сибири // Проблемы охраны и освоения культурно-исторических ландшафтов Сибири. Новосибирск, 1986. С.238-252.

86. Крадин Н.П. Русское деревянное оборонное зодчество. М., 1988. 192с.

87. Красноярск и красноярцы. Красноярск, 1978.

88. Куза A.B. Древнерусские поселения // Древняя Русь. Город, замок, село. М., 1985. С.39-136.

89. Кузин A.A. Развитие чертежного дела в России (до XVIII в.) // Труды Института истории естествознания и ботаники. М., 1955. №3. С.131-169.

90. Куратов A.A., Овсянников О.Б. Новейшие археологические исследования на территории Архангельской области // Историография и источниковедение истории северного крестьянства СССР. Северный Археографический сборник. Вологда, 1978. Вып.VI. С.3-12.

91. Курилов В.Н. Из истории шатрового зодчества в Сибири XVII в. // Памятники быта и хозяйственного освоения Сибири. Новосибирск, 1989. С.87-94.

92. Кусов B.C. Картографическое искусство Русского государства. М., 1989.97 с.

93. Кусов B.C. Карту создают первопроходцы. М., 1983. 69 с.192

94. Ласковский Ф.Ф. Материалы для истории инженерного искусства в эоссии. СПб., 1858. 4.1.

95. Леонтьева Г.А. Застройка Тюмени и ее государственное обеспечение в юнце XVI начале XVIII в. // Памятники истории, археологии и архитекту-эы Сибири. Новосибирск, 1989. С.54-69.

96. Люцидарская A.A. К вопросу о развитии сибирского судостроительного промысла в XVII в. // Промышленность и рабочие кадры досоветской Сибири. Новосибирск, 1978. С.56-69.

97. Люцидарская A.A. Старожилы Сибири. Новосибирск, 1992. 196 с.

98. Лясоцкий И.Е. Прошлое Томска в названиях его улиц, построек и окрестностей. Томск, 1952. 62 с.

99. Маковецкий И.В. Деревянное зодчество Среднего Приангарья (XVII -XX вв.) // Быт и искусство русского населения Восточной Сибири. Новосибирск, 1971. 4.1.

100. Маслих С.А. Русское изразцовое искусство XV XIX веков. М., 1983.

101. Матвеев A.B. Ирменская культура в лесостепном Приобье. Новосибирск, 1993. 181 с.

102. Материалы для истории Императорской Академии наук. СПб., 1886.1. Т.З.

103. Матющенко В.И. Древняя история населения лесного и лесостепного Приобья (неолит и бронзовый век). Томск, 1974. 4.4. 195 с.

104. Медушевская О.М. Картографические источники XVII XVIII вв. М., 1957. 28 с.

105. Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 1937. Т. I. 1941. Т. II.

106. Миненко H.A. «Описания» Томского и кузнецкого уездов геодезиста И.Шишкова как историко-географический источник // Сибирское источниковедение и историография. Новосибирск, 1980. С.73-80.

107. Миненко М.А. Русские остроги и форпосты на территории Новосибирского Приобья и Барабы // Памятники Новосибирской области. Новосибирск, 1989. С.80-91.193

108. Мильчик М.И. Древнерусский архитектурный ансамбль на чертежах i иконах XVII в. // История СССР. М„ 1974. №2. С.202-216.

109. Мильчик М.И., Ушаков Ю.С. Деревянная архитектура Русского Севера. Л., 1981. 128 с.

110. Минерт Л.К. Памятники начального этапа градостроительства в Бу-эятии // Памятники истории, археологии и архитектуры Сибири. Новоси-эирск, 1989. С.80-107.

111. Молодин В.И., Добжанский В.Н. Система водоотводов Илимского эстрога//Древние культуры Приангарья. Новосибирск, 1978. С.233-238.

112. Монгайт А.Л. Древнерусские деревянные укрепления по раскопам в Старой Рязани // КСИИМК. М., 947. Вып.17. С.28-37.

113. Никитин A.B. Оборонные сооружения засечной черты XVI XVII вв. П МИ А. М., 1955. №44. С.116-213.

114. Никольская Т.Н. Работа Верхнеокской археологической экспедиции (1960-1961)//КСИА. М„ 1963. Вып.96. С.25-31.

115. Оборин В.А. Орел-городок русский опорный пункт в Прикамье (XVI-XVIII вв.)//УЗ ПГУ. Пермь, 1957. Т.Х. Вып.З. С.145-164.

116. Овсянников О.В. Архангельский деревянный город XVI XVII вв. // КСИА. М., 1989. Вып. 195. С. 92-97.

117. Овсянников О.В. Из истории русского оборонного зодчества XVII в. // КСИА. М., 1972. №129. С.37-41.

118. Овсянников О.В. Красные печные изразцы из древних Холмогор // КСИА. М., 1967. Вып. 110. С.24-29.

119. Овсянников О.В. О керамике древней Мангазеи // Проблемы археологии Урала и Сибири. М., 1973. С.269-272.

120. Овсянников О.В. Укрепленные усадьбы XIV XV вв. как памятники оборонного зодчества русского Севера // КСИА. М., 1981. №172. С.97-104.

121. Овсянников Ю.М. Русские изразцы (альбом). М., 1968. 126 с.

122. Оглоблин H.H. К истории Томского бунта 1648 года // ЧОИДР. Кн. 3. М., 1903. С. 3-30.194

123. Огурцов А.Ю. К вопросу о датировке чертежа «Града Кузнецкого» ".У.Ремезова // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 1993. Вып.1. С.103-107.

124. Огурцов А.Ю. Типологическая классификация русских укрепленных тунктов в конце XVII середине XVIII вв. // Проблемы охраны и освоения сультурно-исторических ландшафтов Сибири. Новосибирск, 1986. С.129-138.

125. Ожередов Ю.И., Яковлев Я.А. Археологическая карта Томской области. Томск, 1993. Т.2.

126. Окладников А.П. Предисловие к книге В.И.Кочедамова «Первые русские города Сибири». М., 1978. С.5-9.

127. Описание Тобольского наместничества. Составитель А.Д.Колесников. Новосибирск, 1982.

128. Очерки истории города Томска. Томск, 1954. 325 с.

129. Очерки истории Томской области. Томск, 1968. 184 с.

130. Очерки русской культуры XVII в. М., 1979. 4.1.

131. Паллас П.С. Путешествия по разным местам Российского государства. Спб., 1786. 4.2. Кн.2.

132. Плетнева JI.M. Томское Приобье в позднем средневековье. Томск, 1990. 134 с.

133. Петров Н.М. Опыт восстановления плана Томского города и острога начала XVII в.// Труды ТО КМ. Т. V. Томск, 1956. С. 59-78.

134. Покровский H.H. Начальные челобитные Томского восстания 16481649гг. // Литература и классовая борьба эпохи позднего феодализма в России. Новосибирск, 1987. С. 70-104.

135. Покровский H.H. Томск в 1648-1649 гг. Воеводская власть и земские миры. Новосибирск, 1989. 388 с.

136. Полние собрание ученых путешествий по России. Т.6. СПб., 1824.

137. Попов А.И. Томск. М„ 1959.

138. Постников A.B. Развитие картографии и вопросы использования старых карт. М., 1985. 208 с.

139. Потанин Г.Н. Привоз и вывоз товаров в г.Томск во второй половине XVII столетия //Вестник ИРГО. СПб., 1859. №12. 4.27. С. 125-144.

140. Прибыткова A.M. Деревянное зодчество Томска // Архитектурное наследство. М., 1955. № 5. С.101-114.

141. Принцева Г.А. К истории создания гравированных видов городов Сибири и Поволжья // Труды ГЭ. JI., 1970. Вып.11. С.57-62.

142. Проскурякова Т.С. Планировочные композиции городов-крепостей Сибири//Архитектурное наследство. М., 1976. №25. С.57-72.

143. Пруцын О.И. Исторический Томск: настоящее и будущее // Памятники Отечества. М., 1981. №1. С.103-107.

144. Пруцын О.И. Реставрация и реконструкция архитектурного наследия. Теоретические и методические основы реставрации исторического и архитектурного наследия. М., 1997. 105 с.

145. Пруцын О. И., Рымашевский Б., Борусевич В. Архитектурно-историческая среда. М., 1990. 408 с.

146. Пугачёв А.Р. Томск в XVII веке // Альманах « Томск». № 2. Томск, 1947. С.154-177.

147. Пугачев А.Р. Кузнец-рудознатец Федор Еремеев. Томск, 1961. 60 с.

148. Рабинович М.Г. Деревянные сооружения городского хозяйства в Древней Руси //Средневековая Русь. М., 1976. С.30-38.

149. Рабинович М.Г. К определению понятия «город» // Советская этнография. М., 1983. №3. С. 19-24.

150. Рабинович М.Г. Московская керамика // МИА. №12. М., 1949. Т.П. С.57-105.

151. Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. Горожане, их общественный и домашний быт. М., 1978.

152. Раппопорт П.А. О типологии древнерусских поселений // КСИА. М., 1967. Вып.110. С.3-9.

153. Раппопорт П.А. Очерки по истории военно-оборонного зодчества северо-восточной и северо-западной Руси X XV вв. // МИА. №105. M.-JI., 1961.196

154. Раппопорт П.А. Очерки по истории русского военного зодчества X -XIII вв. // МИА. №52. М.-Л., 1956. T.V.

155. Резун Д.Я. К истории изучения сибирского города XVII в. в русской дореволюционной исторической науке (к постановке вопроса) // Города Сибири (эпоха феодализма и капитализма). Новосибирск, 1978. С.143-163.

156. Резун Д.Я. К истории «поставления» городов и острогов в Сибири // Сибирские города XVII начала XX вв. Новосибирск, 1981. С.35-57.

157. Резун Д.Я. «Написание о поставлении городов и острогов в Сибири.» // Источниковедение и историография городов Сибири конца XVI -первой половины XIX вв. Новосибирск, 1987. С.259-267.

158. Резун Д.Я. Эволюция понятий «город» и «острог» в приказном делопроизводстве XVII в. // Вопросы истории. М., 1979. №10. С. 172-176.

159. Резун Д. Я., Васильевский P.C. Летопись сибирских городов. Новосибирск, 1989. 304 с.

160. Резун Д.Я., Элерт А.Х. Сибирские города как памятники истории и культуры XVIII в. (по материалам Второй Камчатской экспедиции) // Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири. Новосибирск, 1991. С.5-25.

161. Ремезов С.У. Чертежная книга Сибири. М., 1882.

162. Родной край. Очерки истории. Томск, 1974. 402 с.

163. Розенфельд Р.Л. Красные московские изразцы // Памятники культуры. М., 1961. Вып.З. С.228-241.

164. Розенфельд Р.Л. Московское керамическое производство XVII XVIII вв. // САИ. М„ 1968. Вып. Е1-39.

165. Салищев К.А. О картографическом методе познания (анализ некото-эых представлений о картографии) // Пути развития картографии. М., 1975. С.36-45.

166. Салтыков А.Б. Гончарные изделия // Русское декоративное искусство эт древнейшего периода до XVIII в. М., 1962. Т.1. С.249-264.

167. Святов В.Н., Старков A.B., Чаиркин С.Е. Археологические исследования в г.Верхотурье в 1997 г. // Археологические и исторические исследования г.Верхотурья. Екатеринбург, 1998. С.144-157.

168. Седов В.В. Из полевых исследований 1961 г. (К изучению оборонительных сооружений Владимира) // КСИА. М., 1963. Выи.96. С.37-43.

169. Седов В.В. Исследования Изборска//АО 1984 г. М., 1986. С.25-26.

170. Сергеев В.И. Первые сибирские города, их военное, экономическое и культурное значение // Вестник истории мировой культуры. М., 1960. №3 (21). С.113-124.

171. Славнин В.Д. Томск: от крепости к городу. Томск, 1995. 128 с.

172. Словарь Географический Российского государства,., собранный АЩекатовым. 4.6. (Т-Х). М„ 1808.

173. Словарь русского языка XI XVII вв. Вып.4. (Г-Д). М., 1975.

174. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. СПб., 1886. Кн.II.

175. Смоктунович J1.JI. Из опыта научно-технической обработки картографических материалов // Исторический архив. М., 1955. Вып.5. С. 180-188.

176. Соболев H.H. Русский орнамент М., 1948.

177. Соколова Н.Е. Изразцы Верхотурского кремля // Археологические и исторические исследования г. Верхотурья. Екатеринбург, 1998. С. 165-170.

178. Степи Евразии в эпоху средневековья // Археология СССР. М., 1981.301 с.

179. Султанов Н.В. Остатки Якутского острога и некоторые другие памятники деревянного зодчества в Сибири // Известия археологической комиссии. СПб., 1907. Вып.24.

180. Татауров Н.В. Историко-краеведческая работа в мужской семилетней школе №7 г.Томска // УЗ ТГПИ. Томск, 1954. Т.12. С. 107-170.198

181. Тимощук Б.А. Оборонительный вал XII XIII вв. Ленковецкого городища //КСИА. М., 1967. Вып.110. С.98-111.

182. Томск в XVII веке. Материалы для истории города. СПб., 1910. 169 с.

183. Томская область. Исторический очерк. Томск, 1994. 656 с.

184. Томская старина и сибирская старина // ТГВ. 1858. №7.

185. Томские губернские ведомости. 1872. № 14.

186. Томску 375 лет. Томск, 1979. 261 с.

187. Трухин Г.В. Воскресенская гора. // Красное знамя. 1961. № 25

188. Трухин Г.В. Описание археологических памятников по берегам р.Томи в пределах Томской области // УЗ ТГПИ. Томск, 1952. T.IX. С.64-75.

189. Тыжнов И. Заметки о городских летописях Сибири. СПб., 1898. 4.1.210 с.

190. Фель С.Е. Картография России в XVII в. М., 1960. 226 с.

191. Филиппов A.B. Древнерусские изразцы. М., 1938. Вып.1. 70 с.

192. Филиппов A.B., Филиппова C.B., Брик Ф.Г. Архитектурная терракота. М., 1941. 224 с.

193. Флеров B.C. Восстания 30 40-х годов XVII века в Томске. // УЗ ТГПИ. T. XII. Томск, 1954. С.287-315.

194. Худяков Ю.С., Хославская Л.М. Канонические мотивы в орнаментике южно-сибирской торевтики // Культура древних народов Южной Сибири. Барнаул, 1993. С.71-76.

195. Черная М.П. Реконструкция оборонительных стен Томского кремля середины XVII в. // Актуальные проблемы древней и средневековой истории Сибири. Томск, 1997. С.327-342.

196. Черная М.П. Томская крепость XVII в. по археологическим источникам // Вопросы этнокультурной истории народов Западной Сибири. Томск, 1992. С.57-76.

197. Черная М.П. Томская крепость XVII в. по археологическим данным // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в XVII XIX вв. (историко-археологические исследования). Владивосток, 1994. С.84-104.199

198. Чиняков А.Г. О некоторых особенностях древнерусского градостроительства//Архитектурное наследство. М., 1960. №12. С.3-22.

199. Чистякова Е.В. Городские восстания в России в первой половине XVII века (30 40-е годы). Воронеж, 1975.

200. Чистякова Е.В. Томске восстание 1648г. // Русское население Поморья и Сибири. М„ 1973. С. 72-93.

201. Членова H.JI. Памятники конца эпохи бронзы в Западной Сибири. М, 1994. 170 с.

202. Чупров A.C. Антифеодальный протест русского населения Сибири в первой половине XVII в. // Диссертация. канд. ист. наук. Томск, 1984.

203. Цирлин А.Д. Передовые черты русского военно-инженерного искусства // Из истории русского военно-инженерного искусства. М, 1952. С.3-24.

204. Шафрановский К.И. Реэстр ландкартам, чертежам и планам 1748 г. (к 200-летию со дня выходя в свет) // Известия ВГО. М., 1949. Т.81. Вып.З. С.321-326.

205. Шеляпина Н.С., Авдусина Т.Д., Панова Т.Д. Археологические на-элюдения в Московском кремле// АО 1976 г. М., 1976. С.99-100.

206. Шепелев Ю.И. Вступительная статья к книге «Деревянная архитектура Томска». М., 1987. С.8-25.

207. Шибанов Ф.А. О некоторых вопросах из истории картографии Сибири XVII в. // УЗ ЛГУ. Л., 1949. №104. Вып.5. С.270-306.

208. Шибанов Ф.А. Очерки по истории отечественной картографии. Л., 1971.160 с.

209. Щукин Н.С. Поездка в Якутск. СПб., 1844.

210. Элерт А.Х. Историко-географическое описание Томского уезда Г.Ф. Миллера (1734 г.) // Источники по истории Сибири досоветского периода. Новосибирск, 1988. С.59-85.

211. Элерт А.Х. Описание уездов Сибири Г.Ф.Миллера как исторический источник // Источники по истории русского общественного сознания периода феодализма. Новосибирск, 1986. С.97-104.200

212. Элерт А.Х. Экспедиционные материалы Г.Ф.Миллера как источник по истории Сибири. Новосибирск, 1990. 247 с.

213. Янин B.JI. Очерки комплексного источниковедения. Средневековый Новгород//Учебное пособие. М., 1977. 240 с.

214. Ястребов Е.В. Географические карты и планы в ЦГАДА // Вопросы истории, естествознания и математики. 1970. Вып.З. С.79-80.

215. Die Grosse Nordiscle Expedition Georg Wilhelm Steller (1707-1746) ein Lutheraner erforseht Siberien und Alaska. Halle, 1996.

216. Chornaja M.P. The Archaeological Study of two medieval Russian Towns in Siberia: Tomsk and Kuznetsk // Specimina Sibirica. T.V. Savariae. 1992. P.63-70.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.