Кирилло-Новоезерский монастырь как социокультурное явление средневековой жизни Московского государства :1540-е - 1660-е гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Сазонова, Татьяна Викторовна

Диссертация и автореферат на тему «Кирилло-Новоезерский монастырь как социокультурное явление средневековой жизни Московского государства :1540-е - 1660-е гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 200241
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Сазонова, Татьяна Викторовна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
338

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сазонова, Татьяна Викторовна

Введение.

Глава 1. Источники по истории Кирилло-Новоезерского монастыря.

§ 1. Приходные и расходные книги.

§ 2. Описи имущества.

§ 3. Анализ полноты источников.

Глава 2. Формирование комплекса построек и вотчины Кирилло-Новоезерского монастыря.

§ 1. Храмы и хозяйственные постройки.

§ 2. Формирование вотчины Кирилло-Новоезерского монастыря.

Глава 3. Насельники Кирилло-Новоезерского монастыря. Управление монастырем.

§ 1. Проблема управления монастырем.

§ 2. Игумен и строитель.

§3. Собор.

§ 4. Черный священник.

§ 5. Келарь.

§ 6. Казначей.

§ 7. Житник, посельский и мельничный старцы.

§ 8. Дьяконы и клирошане.

§ 9. Происхождение и численность старцев.

§ 10. Слуги.

§11. Служебники.

§ 12. Другие работники.

Глава 4. Средства содержания Кирилло-Новоезерского монастыря в XVI—XVII вв.

§ 1. Государева руга.

§ 2. Доходы от рыбных ловель.

§ 3. Вклады.

§ 4. Пожертвования «о чюдотворцевой памяти».

§ 5. Крестьянские повинности.

§ 6. Доходы от торговли.

§ 7. Прочие доходы.

Глава 5. Монастырь в структуре средневекового общества.

§ 1. Монастырь и Москва: «государевы богомольцы».

§ 2. Монастырь в структуре Церкви.

§ 3. Монастырь и Белоозеро.

§ 4. Монастырь и округа.

§ 5. Монастырь и его вкладчики.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Кирилло-Новоезерский монастырь как социокультурное явление средневековой жизни Московского государства :1540-е - 1660-е гг."

Интерес к истории русских монастырей возник в начале XIX в. Первыми к этой теме обратились церковные историки, которые рассматривали монастыри как религиозно-благотворительные учреждения. Основное внимание обращалось в основном на «внешнюю» историю - судьбу основателей монастырей, жизнь игуменов и архимандритов, структуру церковной организации и т. п.1 Огромный фактический материал содержится в трудах Е. Е. Голубинского, П. М. Строева, В. В. Зверинского и др.2 В. О. Ключевский впервые комплексно исследовал жития как исторические источники3. Он же положил начало изучению социально-экономического развития монастырских вотчин4.

В конце XIX—начале XX вв. было положено начало разработке истории отдельных монастырей5. Этому сопутствовало введение в научный оборот материалов монастырского делопроизводства. Классическим примером комплексного изучения отдельной обители стал труд Н. К. Никольского. В нем рассматривались история основания монастыря, его строения, средства содержания, управление, келейная и общинная жизнь, а также богослужение. В качестве приложения Н. К. Никольский опубликовал большое число хозяйственных документов их архива Кирилло-Белозерского монастыря6.

В советское время изучение монастырей не прекращалось, но с учетом изменившихся идеологических предпочтений монастыри рассматривались, прежде всего, как крупные земельные собственники, игравшие важную роль в социальном

1 Амвросий (Орнатский). История Российской иерархии. Ч. 1—6. СПб., 1807—1813. Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской церкви. Т. 1—12. СПб., 1868—1887.

2 Голубинский Е.Е. История русской церкви. Т. 1—2. М., 1880—1911. Строев П. М. Списки иерархов российской церкви. СПб., 1877. Зверинский В. В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. II. СПб., 1892.

3 Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871.

4 Ключевский В. О. Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря в Беломорском крае // Сочинения в 9 томах. Т. 8. М., 1987. С. 5—30.

3 Доброклонский А.П. Солотчинский монастырь, его слуги и крестьяне в XVII в. // ЧОИДР, 1888. Арсений, иеромонах. Доклады, грамоты и другие акты о служках Троицкого Сергеева монастыря. Тверь, 1899. Воронцова JI. Д. Несколько данных о быте монастырей XVII—XVIII вв. // Древности. Труды археографической комиссии Императорского Московского археологического общества. М., 1900.

6 Никольский Н. К. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII вв. (1397— 1625). Т. 1. Вып. 1—2. СПб., 1897—1910. Он же. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII вв. Т. II. Управление (СПб отделение Архива РАН. Ф. 247. On. 1. Д. 32,35,37). Отдельные фрагменты исследования общинной жизни были опубликованы: Никольский Н. К. Общинная и келейная жизнь в Кирилло-Белозерском монастыре в XV и XVI вв. и в начале XVII // Христианское чтение. 1907. Август. С. 153—189; 1908. Февраль. С. 267—292; 1908. Июнь—июль. С. 800—907. и экономическом развитии страны. Со страниц исследований монастыри представали как «коллективные феодалы» и субъекты классовой борьбы7. Особое о внимание уделялось изучению землевладения и хозяйственной деятельности , история крестьянства как преобладающего населения монастырских вотчин в XVI—XVII вв.9 На основе монастырских архивов в отечественной историографии решались и другие проблемы, такие, как проблема монастырской колонизации10,

7 Тихомиров М.Н. Монастырь-вотчинник XVI в. // Исторические записки. М., 1938. Т. 3. С. 130—161. Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI вв. М., 1966. Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России в конце XV-начале XVI вв. М., 1977.

8 Савич А. А. Монастырское землевладение на Русском Севере XVI—XVII вв. Пермь, 1930. Веселовский С. Б. Монастырское землевладение в Московской Руси во второй половине XVI в. // Исторические записки. 1943. Т. 10. С. 96—116. Он же. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. М.-Л., 1947. Щепетов К. Н. Сельское хозяйство в вотчинах Иосифо-Волоколамского монастыря в конце XVI века // Исторические записки. М., 1946. Т. 18. С. 92—147. Копанев А. И. История землевладения Белозерского края XV—XVI вв. М.-Л., 1951. Прокофьева Л. С. Вотчинное хозяйство в XVII в.: По материалам Спасо-Прилуцкого монастыря. М.; Л., 1959. Заозерская Е. И. Из истории феодальной вотчины и положения крестьян в первой половине XVII в. // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. М., I960. С. 39—66. Прокофьева Л. С. Вотчинное хозяйство в XVII в.: По материалам Спасо-Прилуцкого монастыря. М.; Л., 1959. Ивина Л. И. Крупная вотчина в северо-восточной Руси конца XIV—первой половины XVI вв. Л., 1979. Круглик Г. М. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в период феодальной войны (1425—1453 гг.) // Аграрный строй в феодальной России XV — начала XVIII вв. М., 1986. С. 4—25. Назаров В. Д. Из истории землевладения и хозяйства монастырей Новгорода в XV в. // Аграрный строй в феодальной России XV - начала XVIII вв. М., 1986. С. 26—54. Пономарева И. Г. Крупная вотчина Тверского края XV—начала

XVII в. Автореф. дисс. . к.и.н. М., 1987. Соколова Н. В. Монастырское землевладение и хозяйство в Нижегородском крае в XVI—сер. XVIII вв. Автореф. дисс. . к.и.н. М., 1990.

9 Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в. М., 1946. Прокофьева Л. С. Вотчинное хозяйство в XVII в.: По материалам Спасо-Прилуцкого монастыря. М.; Л., 1959. Горская Н. А. Монастырские крестьяне Центральной России в XVII в.: О сущности и формах феодально-крепостнических отношений. М., 1977. Бакланова Е. Н. Крестьянский двор и община на Русском севере (конец XVII—начало

XVIII вв.) М., 1976. Водарский Я. Е. Население России в конце XVII—начале XVIII вв. М„ 1977. Копанев А. И. Крестьяне русского Севера в XVII в. Л., 1984. Иванов В. И. Монастырские крестьяне Поморья в XVII в. Автореф. дисс. . д.и.н. М., 1997. Огризко 3. А. Из истории крестьянства на Севере феодальной России XVII в. М., 1968. Сахаров А. Н. Русская деревня XVII в. По материалам патриаршего хозяйства. М., 1966. Шапиро А. Л. Русское крестьянство перед закрепощением (XIV—XVI вв.). Л., 1987. Аграрная история Северо-Запада России. Л., 1971, 1974, 1978, 1989. История северного крестьянства. Т. 1. Крестьянство Европейского Севера в период феодализма. Архангельск, 1984.

10 Савич А. А. Монастырское землевладение на русском Севере XIV—XVII вв. Пермь, 1930. Колесников П. А. Северная деревня в XV—первой половине XIX в. Вологда, 1976. Ивина Л. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в. Л., 1985. Водарский Я. Е. Землевладение русской православной церкви и ее хозяйственно-экономическая деятельность (XI—начало XX в.) // Русское православие: Вехи истории. М., 1985.

II 12 монастырская торговля , вклады и вкладчики монастырей XVI—XVII вв. внутренняя жизнь и состав монастырских насельников13.

Современная российская историография во многом продолжает традиции отечественной исторической науки. Основное внимание по-прежнему уделяется рассмотрению землевладения монастырей, населению их вотчин, землеустройству, эволюции феодальной ренты, монастырскому иммунитету и вкладам14. Появляются новые подходы к изучению ряда традиционных тем, например, таких, как монастырская торговля (В. Б. Перхавко, А. Е. Чекунова, М. Б. Булгаков, JI. В. Данилова, А. В. Крайковский и др.)15.

Е. И. Колычева в одной из последних работ предприняла попытку показать необходимость всестороннего изучения истории монастырей. Она обратила внимание на то, что многие вопросы монастырской жизни на протяжении последних 70 лет оставались практически не затронутыми исследователями. Среди них - история русского монастырского строительства, его региональные особенности, благотворительность, формы организации монашества и внутреннего устройства обителей, влияние иноческого идеала на мировоззрение и судьбы

11 Горфункель А. X. Перестройка хозяйства Кирилло-Белозерского монастыря в связи с развитием товарно-денежных отношений в XVI в. // Ученые записки Карельского государственного педагогического института. 1956. Т. 2. Вып. 1. С.90—111. Манъков А. Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI в. M.-JL, 1951. Колычева Е. И. Приходо-расходные книги XVI в. как источник по истории монастырского хозяйства // Тезисы докладов и сообщений XV сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. М., 1974. С. 45—61.

12 Савич А. А. Вклады и вкладчики в севернорусских монастырях XV—XVII в. Пермь, 1929. ИвинаЛ. И. Вкладная и кормовая книга Симонова монастыря // Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. II. JL, 1969.

13 Огризко 3. А. Слуги Спасо-Прилуцкого монастыря XVI—XVII вв. // Труды государственного исторического музея. Вып. XXVII. М., 1955. Петров В. А. Слуги и деловые люди монастырских вотчин XVI в. // Вопросы экономики и классовых отношений в русском государстве XII—XVII вв. M.-JL, 1960. С. 129—171.

14 Черкасова М.С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XVI—XVII вв. М., 1996. Чернов С. 3. Сельские монастыри и великокняжеские волости на северо-востоке Московского княжества в XIV—XV вв. Н Церковь в истории России. М., 1997. Николаева С. В. Вклады и вкладчики в Троице-Сергиев монастырь в XVI—XVII вв. // Церковь в истории России. М., 1997. С. 81—107. Пономарева И. Г. Слуги Троицкого-Макарьева Калягина монастыря // Архив русской истории. Вып. 7. М., 2002. С. 83—101.

15 Перхавко В. Б. Монастыри и торговля в домонгольской Руси // Церковь в истории России. М., 1997. С. 123—130. Прохоров М. Ф., Чекунова А. Е. Вотчинное хозяйство Донского монастыря в XVII—XVIII вв. // Монастыри в жизни России. Калуга, 1997. С. 60—65. Булгаков М. Б. Монастырские ярмарки в XVII в. // Там же. С. 66—68. Горская Н. А., Данилова Л. В. и др. Собственность в России: Средневековье и раннее новое время. М., 2001. Крайковский А. В. Торговля солью на Русском Севере в 1630-х—1650-х годах. Автореф. дисс. . к.и.н. СПб., 2005. средневекового человека. Е. И. Колычева наметила новые пути изучения монастырей в контексте русской культуры16.

В последнее время обозначилась тенденция к изучению духовной и повседневной монастырской жизни. В частности, современные авторы исследовали поминальную практику в русских средневековых монастырях17, монастырские 1 б уставы , повседневную жизнь в русских средневековых обителях (Е. В. Романенко, JI. П. Найденова и др.)19.

Пол Бушкович исследовал изменения в религиозном сознании русского общества XVI—XVII вв., в том числе и в монастырской среде. Его ученица Дженнифер Спок посвятила свою диссертационную работу исследованию вкладов в Соловецкий монастырь в связи с особенностями поминальной практики XVI— XVII вв. Она пришла к выводу, что истинными благотворителями Соловецкого монастыря были не представители московской элиты, делавшие крупные вклады, а жители Русского Севера, которые считали соловецких чудотворцев своими небесными покровителями.

3. В. Дмитриева в 2003 г. опубликовала монографию, о Кирилло-Белозерском монастыре, где анализируются вытные книги, описи строений и имущества, устанавливается полнота и достоверность содержащихся в них сведений. В книге рассмотрен широкий круг вопросов: влияние событий «смутного времени» на состояние хозяйства монастырской вотчины, эволюция землепользования крестьян, их хлебные и денежные платежи в пользу монастыря, развитие ссудно-кредитных отношений и т. д. Широкое сравнительное изучение вотчинных и государственных описаний позволило автору применить антропологический подход к изучению

16 Колычева Е. И. Православные монастыри второй половины XV—XVI века // Монашество и монастыри в России XI—XX века. Исторические очерки. М., 2002. С. 81—115.

17 Штайндорф Л. Сравнение источников об организации поминания усопших в Иосифо-Волоколамском и Троице-Сергиевом монастырях в XVI веке // Археографический ежегодник за 1996 г. М., 1998. С. 208— 239Алексеев А. И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV—начала XVI вв. СПб., 2002. Шаблова Т. И. Предисловие // Синодик Иосифо-Волоколамского монастыря (1479—1510-е годы). СПб., 2004. Сазонов С. В. О видах синодика-помянника // История и культура Ростовской земли. Ростов, 1993.

Щ 18 Белякова Е. В. Скитский устав и его значение в истории русского монашества // Церковь в истории

России. М., 1997. С. 21—29. Сергеев А. Г. Житие и устав св. Корнилия Комельского как исторический источник. Автореф. дисс. к.и.н. СПб., 2001. Сергеев А. Г. К вопросу об источниках Устава св. Корнилия Комельского // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность. СПб., 1997. аграрных отношений в российской средневековой деревне и показать влияние субъективного фактора на развитие социальных и экономических процессов XVI— XVII вв.20 ф В 2004 г. в свет вышла фундаментальная работа М. С. Черкасовой, посвященная социально-экономической истории Троице-Сергиева монастыря. В ней с исчерпывающей полнотой раскрыты эволюция землевладения Троицкой корпорации и этапы расселения сельского населения в ее владениях, структура и динамика пашни и перелога, крестьянское землепользование, размеры феодальной ренты, особенности монастырского иммунитета21.

Характерной особенностью как отечественной, так и зарубежной историографии является использование материалов в основном наиболее крупных монастырей. В то же время мелкие и средние монастыри остались практически вне сферы научного интереса историков. Это отчасти объясняется плохой сохранностью архивов этих монастырей. От многих из них вообще не осталось никаких документов. В то же время архивы таких крупных монастырей, как Троице-Серигиев, Кирилло-Белозерский, Иосифо-Волоколамский или Соловецкий, в значительной степени дошли до нас и находятся в распоряжении историков.

Вместе с тем, в России того времени преобладали малые монастыри. По росписи 1661 г., «какова взята из Монастырского приказу за дьячьею приписью, сколько за всеми монастырями крестьянских дворов», в Московском государстве XVII в., существовало 476 монастырей22. В историографии используются разные принципы классификации монастырей. В. С. Румянцева разделила их на четыре разряда в зависимости от числа имеющихся в их распоряжении крестьянских дворов. Она выделила наиболее крупные (свыше 1000 дворов), крупные (от 1000 до

19 Романенко Е. В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. М., 2002. Найденова Л. П. Внутренняя жизнь монастыря и монастырский быт (по материалам Соловецкого монастыря) // Монашество и монастыри в России XI—XX века. Исторические очерки. М., 2002. С. 285—301.

20 Дмитриева 3. В. Вытные и описные книги Кирилло-Белозерского монастыря XVI—XVII вв. СПб., 2003.

21 Черкасова М. С. Крупная феодальная вотчина в России конца XVI—XVII вв. (по архиву Троице-Сергиевой Лавры) М., 2004.

22 Роспись 170 году, какова взята из Монастырского приказу за дьячьею приписью, сколько за всеми монастырями крестьянских дворов // Записки Отделения русской и славянской археологии Императорского Русского археологического общества. 1861. Т. 2 (далее - Роспись 170 году). С. 401 —422.

100 дворов), средние (от 100 до 10 дворов) и мелкие (менее 10 дворов) . Е. И. Колычева классифицировала монастыри по-другому. Она также распределяла их на четыре категории. К первой относились монастыри, «обладавшие десятками тысяч десятин, разбросанных во многих уездах». Ко второй Е. И. Колычева отнесла средние и малые обители, чьи вотчины находились в пределах одного уезда. В третью категорию входили малоземельные и безземельные обители, а в четвертую - преимущественно северные обители, чье богатство основывалось не на землевладении, а на промыслах, в частности, соледобыче24.

В фокусе изучения отечественной историографии традиционно находились обители, классифицируемые В. С. Румянцевой как «наиболее крупные». А таких, по ее подсчетам, было на 1661 г. всего 17, что составляло лишь 3,5% от общего числа всех русских монастырей. Только в последнее время тенденция была нарушена. В 2003 г. была защищена кандидатская диссертация И. Н. Шаминой, посвященная монастырям Вологодского уезда. Среди обителей, история которых затронута в этой работе, есть как относительно крупные (Корнильево-Комельский), так и средние монастыри (Павлов Обнорский и Николо-Озерский). Хотя И. Н. Шамина затрагивает разные аспекты деятельности монастырей (повседневный быт, насельники монастырей, роль вкладчиков), но преимущественное внимание она уделяет хозяйственному освоению региона и роли монастырей в нем, а также организации их хозяйства25.

Являющийся предметом настоящего исследования Кирилло-Новоезерский монастырь владел в 1581 г. 5 дворами, в 1646 г. - 107, а в 1657 г. - 128 дворами. л/

Официальная роспись 1661 г. насчитывает в его вотчине 119 дворов . По классификации Е. И. Колычевой, Кирилло-Новоезерский монастырь входил во вторую категорию, а по классификации В. С. Румянцевой находился на грани второй и третьей. Если принять в расчет не размер вотчины, а численность братии, то Новоезерский окажется среди мелких монастырей. В середине XVI в. в

23 Румянцева В. С. Монастыри и монашество в XVII веке // Монашество и монастыри в России. XI— XX века. Исторические очерки. М., 2002. С. 173.

24 Колычева Е. И. Православные монастыри второй половины XV—XVI века // Монашество и монастыри в России. XI—XX века. Исторические очерки. М., 2002. С. 100—101.

25 Шамина И. И. Монастыри Вологодского уезда в XVI—XVII вв.: землевладение и организация хозяйства. Рукопись диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2003.

26 Роспись 170 году. С. 420. монастыре было, судя по размеру государевой руги, 4 монаха. Максимальное известное по источникам количество старцев в монастыре - 24 человека. Таким образом, Кирилло-Новоезерский монастырь представлял собой небольшую обитель, которая за полтора столетия проделала путь от пустыньки до крупного (по типологии В. С. Румянцевой) монастыря.

Кирилло-Новоезерский монастырь находился в Белозерье. Этот регион выделялся по высокой степени концентрации монастырей, в связи с чем в литературе его именуют Белозерской Фиваидой. В XVII в. Белозерье насчитывалось 28 монастырей27, однако, судя по росписи 1661 г., только 8 из них владели крестьянскими дворами. При этом один из них - Кирилло-Белозерский -владел 3855 дворами, два - Новоезерский и Усть-Шехонский - свыше 100 дворов, остальные 5 - от 1 до 38 дворов28. До наших дней в значительной степени дошел архив крупного и влиятельного Кирилло-Белозерского монастыря. Однако архивов от остальных монастырей, помимо отдельных документов, практически не сохранилось. Единственным исключением является Кирилло-Новоезерский монастырь.

Часть документов была вывезена из монастыря в 1913 г., тогда же, когда по приказу Новгородского митрополита Арсения большая часть книг из его библиотеки была перевезена в библиотеку Новгородского церковного Археологического общества. В настоящее время часть документов хранится в Новгородском музее-заповеднике в Отделе письменных источников. Это акты, приходные и расходные хлебные книги и другие делопроизводственные документы. Член Археографической комиссии М. Г. Курдюмов в 1919 г. вывез из монастыря два сборника, состоящих из описей имущества и приходных и расходных денежных книг, которые в настоящее время хранятся в архиве СПб ИИ РАН в коллекции Археографической комиссии (Кол. 115). Вкладная книга XVII— XVIII вв. и синодики хранится в Череповецком музее-заповеднике. Часть документов, в основном акты, хранится в Москве, в фонде Кирилло-Новоезерского монастыря (Ф. 1606) и в фонде Государственной коллегии экономии (Ф. 281)

27 Раков И. Г. Монастыри Белозерья. Северная Фиваида // Русские монастыри. Север и Северо-Запад России. Б. м., 2001.C. 26.

28 Роспись 170 году. С. 419—420.

РГАДА, а в отделе письменных источников Государственного исторического музея - одна из описей имущества.

Эти источники позволяют показать развитие Кирилло-Новоезерской обители от пустыни до среднего монастыря, определить его размеры, проследить, как складывалась монастырская вотчина, за счет чего он жил, как осуществлялось управление, выяснить состав братии, определить его место в средневековом обществе.

Первый краткий очерк истории Кирилло-Новоезерского монастыря был написан Амвросием Орнатским в его «Истории Российской иерархии». Однако исследователь коснулся только истории монастыря конца XVII—начала XVIII в.29 П. М. Строев в работе «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви» привел неполный перечень строителей и игуменов монастыря с момента основания до XVIII в.30 Ряд авторов конца XVIII—XIX вв. оставил отчеты о своих поездках по Северу России, в которых наряду с описанием Кирилло-Новоезерского монастыря приведены краткие исторические сведения о нем31. Существует несколько статей, посвященных настоятелю Кирилло-Новоезерского монастыря XIX в. архимандриту Феофану . В работе А. Е. Викторова, посвященной рукописным собраниям монастырей, была описана библиотека Кирилло-Новоезерского монастыря в XIX в.33 В 1919 г. М. Г. Курдюмов, член Археографической комиссии, дал описание монастыря к началу XX в., опубликованное лишь в

1994 г.34 Начало исследованию формирования вотчины Новоезерского монастыря было положено А. И. Копаневым в его труде, посвященном землевладению Белозерского края35.

29 Амвросий (Орнатский). История Российской иерархии. СПб., 1812. Ч. 4. С. 507—516.

30 Строев П. М. Списки иерархов российской церкви. СПб., 1877. Стб. 1128.

31 Шевырев С. Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь. Ч. 1—2. М., 1850. Титов Н. 77. Путевые очерки от Вологды до Новоезерского монастыря // Вологодские губернские ведомости. 1848. № 21. С. 229—235. Он же. Дневник на пути из Новоезерского монастыря в Вологду. 1848. № 32. С. 357—360. Челищев П. И. Путешествие по Северу России в 1791 г. СПб., 1886.

32 Морошкин М. Я. Записка о Феофане, архимандрите Кирилло-Новоезерского монастыря, бывшего келейника преосвященного Гавриила // Странник. 1862. № 2. С. 33—59. Субботин Н. Архимандрит Феофан - настоятель Кирилло-Новоезерского монастыря // Странник. 1862. № 3. С. 89—145.

33 Викторов А. Е. Описи рукописных собраний в книгохранилищах Северной России. СПб, 1890.

34 Курдюмов М. Г. Отчет об археографической поездке в Белозерский край в августе 1919 года // Памятники Отечества. Вып. 30. Северная Фиваида. М., 1994.

35 Копанев А.И. История землевладения Белозерского края XV—XVI вв. М., 1951.

В настоящее время Кирилло-Новоезерский монастырь является предметом изучения преимущественно искусствоведов и филологов. В частности, в 7-м выпуске «Известий Вологодского общества изучения Северного края» опубликованы две статьи, посвященных иконографии преподобного Кирилла Новоезерского36. Сотрудница Пушкинского дома Т. Б. Карбасова занимается библиотекой Новоезерского монастыря и Житием преп. Кирилла Новоезерского. Ею опубликовано несколько работ по этой теме . Таким образом, история монастыря XVI—XVII в. остается практически не исследованной.

В связи с этим целью настоящей диссертации является исследование особенностей развития и функционирования средней обители на примере Кирилло-Новоезерского монастыря. В соответствии с целью исследования сформулированы основные задачи: проведение источниковедческого анализа источников, связанных с Кирилло-Новоезерским монастырем, и выработка методов работы с ними; восстановление внешнего облика монастыря; реконструкция процессов складывания монастырской вотчины и численный состав населения; установить характер управления и распределения обязанностей среди монастырской братии, а также других категорий насельников монастыря; выявить социальное происхождение старцев и восстановить элементы их повседневного быта; реконструировать средства содержания монастыря; осветить связи монастыря с государством, епархиальными властями, вкладчиками, округой, то есть определить место монастыря в структуре средневекового общества.

36 Хрусталёв М. Ю. Преподобный Кирилл Новоезерский и основанный им Воскресенский Новоезерский монастырь в иконографии первой половины XVII - начала XX века // Известия Вологодского общества изучения Северного края. Вып. 7. Вологда, 2000. С. 58—63. Петрова Т. Г. Преподобный Кирилл Новоезерский и памятники его иконографии в собрании Вологодского музея-заповедника // Там же. С. 64— 71.

37 Карбасова Т. Б. Библиотека Кирилло-Новоезерского монастыря в XVI — сер. XVII вв. // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность: Сб. статей в честь В. К. Зиборова. СПб., 1997. С. 27—36. Она же. Житие Кирилла Новоезерского (Белого) // Словарь книжности и книжников. Вып. 3.4.4. Дополнения. СПб., 2004. С. 842—850. Она же. История почитания преподобного Кирилла Новоезерского // Русская агиография. Исследования. Публикации. Полемика. Под ред. С. А. Семечко. В печати. С. 51fr—533. Благодарю Т. Б. Карбасову за предоставленную возможность ознакомиться с неопубликованными материалами.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Сазонова, Татьяна Викторовна

Заключение

От Кирилло-Новоезерского монастыря сохранился комплекс источников, в , который вошли описи строений и имущества, денежные и хлебные приходные и расходные книги, вкладная книга и актовый материал. Уникальность комплексу источников Кирилло-Новоезерского монастыря придает его «компактность». Это означает, что при разнообразии документов из-за небольших размеров делопроизводства они могут быть рассмотрены в рамках одной работы, что невозможно сделать при работе с материалами крупных монастырей.

Особую сложность представляла работа с массовыми источниками. Критический анализ этих источников показал, что часть содержащихся в них сведений по ряду причин была искажена. В частности, подтверждена установленная на материалах крупных монастырей возникшая в 20-е гг. XVII в. тенденция скрывать крестьянское население вотчин от государства, что было связано с введением нового принципа налогообложения. Не менее важной проблемой является то, что реализация стремления монастырских казначеев к полному учету информации противоречит современному представлению о точности. Из этого следует, что при работе с источниками Кирилло-Новоезерского монастыря невозможно применять методы, основанные на их статистической обработке. При работе с монастырскими книгами следует делать акцент не на цифрах, а на фиксируемых в связи с ними фактах и явлениях жизни средневекового общества. Только при комплексном использовании всех видов источников возможна реконструкция этих явлений, поэтому важным моментом и является их «компактность».

В результате проведенной работы установлено, что Кирилло-Новоезерский монастырь был основан как пустынь, в местности, лежавшей вдали от основных путей сообщения. Комплекс построек монастыря в основном сложился уже в царствование Ивана IV. Это же касается и монастырской вотчины. В качестве ее особенностей следует выделить компактность вотчины - все ее поселения Ф находились в трех соседних волостях Белозерского уезда. К началу XVII в.

Кирилло-Новоезерский монастырь представлял собой небольшую обитель, сохранявшую название пустыни. Состояние источников не позволяет проследить точную динамику численности населения вотчины, однако ясно, что оно постоянно росло. Особенно явно приток населения прослеживается между 1638 и 1646 гг. В остальное время увеличение численности населения шло за счет повышения дворности деревень. В 1657 г. количество мужского населения в вотчине составило 465 человек, что, однако, было в 26 раз меньше численности населения в вотчине Кирилло-Белозерского монастыря.

Характер управления в Кирилло-Новоезерском монастыре отличался упрощенным по сравнению с крупными монастырями характером. Функции настоятеля исполняли игумен или строитель, а в некоторых случаях - черный священник. Впервые установлено, что, вопреки сложившемуся в историографии убеждению, должности игумена и строителя в Кирилло-Новоезерском монастыре имели практически идентичный характер, отличаясь лишь тем, что строитель не обладал священническим саном. Было возможным одновременное функционирование обеих должностей, в таком случае строитель «строил и ведал монастырь». Из остальных должностей наиболее важными являлись келарь, казначей и житник. Круг их обязанностей в целом был традиционным, однако в силу малых размеров Кирилло-Новоезерского монастыря исполнявшие их старцы нередко выполняли обязанности, выходившие за пределы их компетенции. Отдельно стоит фигура черного священника, которая выделялась в братских приговорах, в которых он, как правило, стоит на первом месте в ряду соборных старцев. В зависимости от ситуации, черный священник мог как исполнять функции настоятеля, так и входить в число рядовых старцев.

Точная численность насельников Кирилло-Новоезерского монастыря известна только за период с 1646 г. По косвенным данным устанавливается, что в середине XVI в. в пустыни было не более 4 старцев. В середине XVII в. численность старцев возросла: в 1646 г. в монастыре их было 11, в 1649 г. - 16, в 1657 г. - 24. В тех случаях, когда известно их происхождение, оказывается, что они были выходцами либо из представителей среднего слоя белозерского края (помещик, посадский человек, священник), либо из крестьян.

Материалы Кирилло-Новоезерского монастыря подтверждают мнение Н. К. Никольского о дезорганизации в это время общежительного строя в его основных особенностях. Имеются свидетельства, что новоезерские старцы могли обладать деньгами или даже имуществом. В 50-е гг. XVII в. прослеживается тенденция получения денежного вознаграждения за выполнение священнических и церковных функций, а иногда и хозяйственных работ старцами монастыря.

Помимо братии, монастырские источники фиксируют проживание в монастыре и других категорий насельников - слуг, служебников и детенышей. Слуги выполняли ответственные поручения, в том числе связанные с дальними поездками. Им доверяли доставку денежных и иных ценностей, они могли охранять монастырь и нести военную службу. Служебники выполняли работы по обслуживанию братии и привлекались к рыбной ловле и сельскохозяйственным работам. Упоминания о детенышах наиболее скудны. Из них ясно, что они работали на монастырской пашне и в «шваленном дворце». Однако установлено, что большинство работ для нужд монастыря - от писания икон до копания могил -выполнялось по найму, то есть оплачивалось деньгами. Таким образом, монастырь являлся открытой системой, в которой с ним взаимодействовало значительное число людей из округи и других местностей.

Средства содержания монастыря на ранних этапах его существования известны только из жития Кирилла Новоезерского: окрестные крестьяне уступили преподобному Красный остров, на котором был построен монастырь, а князь В. И. Пенков дал ему ругу, состоявшую из хлеба, масла и сыра. В 50-е гг. XVI в. основными источниками дохода Кирилло-Новоезерского монастыря были государева руга, состоявшая из денег и хлеба, а также вклады и мельничные деньги. Определить долю каждого из этих источников для этого периода невозможно. В 50-е гг. XVII в. монастырь получал доход от рыбного оброка, сборов с «могилы чудотворца», свечных денег, пошлины от ярмарки, сдачи земель в аренду. В 1623/24 г. основной статьей дохода был крестьянский оброк, в 1657/58 г. - в равной пропорции вклады и торговля, в 1658/59 г. - торговля (в основном вкладным имуществом). Кирилло-Новоезерский монастырь не имел такой статьи дохода, которая стабильно давала бы основную часть дохода, какой, например, в Кирилло-Белозерском и Спасо-Прилуцком монастырях была продажа соли.

Старцы Кирилло-Новоезерского монастыря рассматривали себя как государевых богомольцев. Они часто добивались поддержки с его стороны. В 40-е гг. XVI в. обители была дана государева руга и началось формирование вотчины, в основном сложившейся в 80-е гг., периодически предоставлялись налоговые льготы, не исчезнувшие даже после официальной отмены тарханов. В 20-е гг. XVII в. монастырь добился выгодной для себя замены руги на рыболовные промыслы на прилегающих озерах, а в 50-е гг. - и на Белом озере. В 40-е гг. к Новоезерскому монастырю были приписаны две небольшие обители, располагавшиеся неподалеку

- Андозерский Успенский монастырь и Никольская пустынь в Становищах. Новые земли сдавались в аренду местным крестьянам, что увеличивало доход обители.

Все эти успехи были невозможны без содействия влиятельных покровителей. В 20-е гг. на эту роль можно определить Годуновых, затем в источниках фигурирует имя боярина Б. И. Морозова, благодаря которому в монастыре началось каменное строительство.

Несмотря на важную роль монастырей в обществе, не все они выживали, превращаясь в приписные или исчезая совсем. Новоезерские старцы сумели, используя популярность своей обители, добиться увеличения ее благосостояния. Особенно важные последствия имело прославление Кирилла Белого и его канонизация. Культ преподобного благодаря стараниям старцев получил распространение за пределами Белозерья, затронув ряд городов, включая Москву. Новоезерские старцы активно прославляли основателя обители преп. Кирилла Белого, распространяя его жития, иконы, «чудотворцеву воду», что увеличивало престиж монастыря. Об успехе этого прославления свидетельствует увеличение доходов от кружечного сбора от могилы чудотворца и ярмарки, проводившейся у стен обители в дни монастырских праздников, а также рост числа его вкладчиков.

Вкладчики Кирилло-Новоезерского монастыря состояли из двух основных групп

- представителей московской элиты, для которых Кирилло-Новоезерский монастырь был всего лишь одним из объектов благотворения, и жителей близлежащих волостей Белозерья, для которых Кирилло-Новоезерский монастырь был духовным центром. Первая группа жертвовала спорадически, но в основном крупные суммы, вторая группа жертвовала регулярно, но суммы их вкладов были значительно меньше. Основатель монастыря Кирилл Белый воспринимался ими как святой покровитель, на праздник которого они посещали его «гроб», куда привозили хлеб и деньги, приводили скот. С 50-х гг. XVII в. местные крестьяне стали покупать места на монастырском кладбище. По отношению к обеим группам вкладчиков монастырь выступал в первую очередь как центр культа преп. Кирилла. Не менее важным было и то, что он осуществлял поминальную практику, которая могла помочь душе умершего в загробном мире. Предполагалось, что молитвы монахов более действенны, чем простых мирян, особенно если обращены к авторитетному святому чудотворцу.

Монастырь использовал характерные для общества того времени модели поведения. В частности, при контактах с представителями государственной и церковной администрации в Москве, Белоозере, Ростове и Вологде им делались подношения. Кирилло-Новоезерский монастырь активно взаимодействовал с окрестным населением, активно отстаивая свои интересы в конфликтных ситуациях. Контакты затрагивали все социальные слои - белозерских горожан, приходское священство, местных помещиков, крестьян. К сожалению, специфика источников позволяет судить почти исключительно об экономической стороне этого процесса. Благодаря ежегодной ярмарке монастырь выполнял функции торгового центра. Для части населения региона он выступал как работодатель, а также являлся кредитным центром для округи и более отдаленных мест. Монастырь органично вошел в жизнь края, в которую он был вписан экономическими и - более широко - соседскими отношениями.

Таким образом, Кирилло-Новоезерский монастырь, помимо того, что являлся духовным центром, не был замкнутой на себя корпорацией, являясь открытым миру коллективным членом социума. Он был представителем неэлитной среды, русского средневекового общества наравне с другими его членами взаимодействуя в экономическом и социокультурном пространстве.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сазонова, Татьяна Викторовна, 2005 год

1. Архивные материалы

2. Российский государственный Архив древних актов

3. Фонд 196. Рукописное собрание Ф. Ф. Мазурина.

4. Фонд 281. Грамоты Коллегии экономии.

5. Фонд 1404. Кирилло-Белозерский монастырь.

6. Фонд 1606. Кирилло-Новоезерский монастырь.1.. Архив Санкт-Петербургского института истории РАН

7. Коллекция 115. Коллекция Археографической комиссии.

8. I. Собрание Череповецкого объединенного музея-заповедника1.. Отдел письменных источников Новгородского государственного объединенного музея-заповедника

9. V. Отдел письменных источников Государственного исторического музея (Москва).1. Собрание Уварова.

10. VI. Российская Национальная библиотека. 1. ОСРК.1. Опубликованные источники

11. Вотчинно-хозяйственные книги XVI в.: Ужинно-умолотные книги Иосифо-Волоколамского монастыря. 1590-1600 // Под ред. А. Г. Манькова. М.; JL, 1976.

12. Вотчинно-хозяйственные книги XVI в.: Книги денежных сборов и выплат Иосифо-Волоколамского монастыря. 1573-1595 // Под ред. А. Г. Манькова. М.; Л., 1978.

13. Вотчинно-хозяйственные книги XVI в.: Приходные и расходные книги Иосифо-Волоколамского монастыря. 80-90-х гг. // Под ред. А. Г. Манькова. М.; Л., 1987.

14. Дозорная книга города Белоозера «письма и дозору» Г. И. Квашнина и подьячего П. Дементьева 1617/18 г. // Белозерье. Историко-литературный альманах. Вып. 1. Вологда, 1994.

15. Донесение патриарху Иосифу архиепископа Вологодского Маркелла // Вологодские епархиальные ведомости. 1865. № 22.

16. Житие Кирилла Новоезерского / Подготовка текста, перевод и комментарий Т. Б. Карбасовой // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 13. В печати.

17. Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича. Москва и Европа. М., 2000.

18. Описи Новгородского Софийского собора XVIII — нач. XIX в. / Сост. Э. А. Гордиенко, Г. К. Маркина. М.; Л., 1988.

19. Описи Саввина Сторожевского монастыря XVII в. М., 1994.

20. Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года / Сост. 3. В. Дмитриева, М. Н. Шаромазов. СПб., 1998.

21. Хозяйственные книги Чудова монастыря. 1585/86 г. / Подготовка текста С. Н. Богатырёва. М., 1996.1. Список литературы

22. Аграрная история Северо-запада России XVII в. JI., 1989.

23. Алексеев А. И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца ф XIV—начала XVI вв. СПб., 2002.

24. Амвросий (Орпатский). История Российской иерархии. Ч. 1—6. СПб., 1807—1813.

25. Арсений, иеромонах. Доклады, грамоты и другие акты о служках Троицкого Сергиева монастыря. Тверь, 1899.

26. Бакланова Е. Н. Крестьянский двор и община на Русском севере (конец XVII— начало XVIII вв.) М., 1976.

27. Барашкова С. В. Торговые связи Белозерского края в XVI—начале XVII в. // Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в.: очерки по исторической географии XVII в. М., 1974.

28. Бахрушин С. В. Очерки по истории ремесла, торговли и городов Русского централизованного государства XVI-начала XVII вв. // Научные труды. М., 1952. Т. 1.

29. Белякова Е. В. Скитский устав и его значение в истории русского монашества // Церковь в истории России. М., 1997. С. 21—29.

30. Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском севере. М., 1909—1912.

31. Будовниц И. У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV—XVI вв. М., 1966.

32. Булгаков М. Б. Вологодско-белозерские торговые связи в первой половине XVII века// Белозерье. Историко-литературный альманах. Вып. 1. Вологда, 1994.

33. Булгаков М. Б. Монастырские ярмарки в XVII в. // Монастыри в жизни России. Калуга, 1997. С. 66—68.

34. Булгаков М. Б. Белозерские кузнецы XVII в. // Белозерье. Краеведческий альманах. Вып. 2. Вологда, 1998.

35. Булыгин И. А. Земельная аренда монастырских крестьян в первой четверти XVIII в. // История СССР. 1974. № 4. С. 164—175.

36. Веселовский С. Б. Монастырское землевладение в Московской Руси во второй половине XVI в. // Исторические записки. 1943. Т. 10. С. 96—116.

37. Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в северо-восточной Руси. M.-JL, 1947.

38. Викторов А. Е. Описи рукописных собраний в книгохранилищах Северной России. СПб, 1890.

39. Водарский Я. Е. Население России в конце XVII—начале XVIII вв. М., 1977.

40. Водарский Я. Е. Землевладение русской православной церкви и ее хозяйственно-экономическая деятельность (XI начало XX в.) // Русское православие: Вехи истории. М., 1985.

41. Воронцова JI. Д. Несколько данных о быте монастырей XVII—XVIII вв. // Древности. Труды археографической комиссии Императорского Московского археологического общества. М., 1900.

42. Голубинский С. История канонизации святых в русской церкви. М., 1903.

43. Голубинский Е. Е. История русской церкви. Т. 1—2. М., 1880—1911.

44. Горская Н. А. Монастырские крестьяне Центральной России в XVII в.: О сущности ф и формах феодально-крепостнических отношений. М., 1977.

45. Горская Н. А., Данилова Л. В. и др. Собственность в России: Средневековье и раннее новое время. М., 2001.

46. Горфункель А. X. Вотчинное хозяйство и крестьяне Кирилло-Белозерского монастыря в XVII в. JL, 1956.

47. Горчаков М. И. О земельных владениях всероссийских митрополитов, патриархов и святого Синода (988-1738 гг.). Из опытов исследования в истории русского права. СПб., 1871.

48. Греков Б. Д. Новгородский дом Святой Софии (опыт изучения организации и внутренних отношений крупной церковной вотчины). СПб., 1914.

49. Греков Б. Д. Монастырское хозяйство XVI-XVII веков. JL, 1924.

50. Греков Б. Д. Монастырские детеныши // Вопросы истории. 1945. № 5-6.

51. Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в. М.; JL, 1946.

52. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб., М., 1907.

53. Дмитриева 3. В. Вытные и описные книги Кирилло-Белозерского монастыря XVI—XVII вв. СПб., 2003.

54. Доброклонский А. П. Солотчинский монастырь (его слуги и крестьяне в XVII веке). М„ 1888.

55. Дьяконов М. А. Очерки из истории сельского населения в Московском государстве (XVI—XVII вв.). СПб., 1898.

56. Емченко Е. Б. Стоглав. Исследование и текст. М., 2000.

57. Енин Г. П. Воеводское кормление в России в XVII в. (содержание населением уезда государственного органа власти). СПб., 2000.

58. Заозерская Е. И. Из истории феодальной вотчины и положения крестьян в первой половине XVII в. // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. М., 1960. С. 39—66.

59. Зверинский В. В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. II. СПб., 1892.

60. Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России в конце XV начале XVI вв. М., 1977.

61. Зимин А. А. К истории восстания Болотникова // Исторические записки. Т. 24. 1947.

62. Иванов В. И. О достоверности монастырских приходных книг XVII в. // Источниковедческие исследования по истории феодальной России. Сб. статей. М.,1981.

63. Иванов В. И. Приходо-расходные книги северных монастырей как источник по социально-экономической истории России XVII в. Автореф. дисс. . к.и.н. М.,1982.

64. Иванов В. И. Монастырские крестьяне Поморья в XVII в. Автореф. дисс. . д.и.н. М„ 1997.

65. ИвинаЛ. И. Вкладная и кормовая книга Симонова монастыря // Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. II. JL, 1969.

66. Ивина Л. И. Крупная вотчина в северо-восточной Руси конца XIV—первой половины XVI вв. JI., 1979.

67. ИвинаЛ. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в. JL, 1985.

68. История северного крестьянства. Т. 1. Крестьянство Европейского Севера в период феодализма. Архангельск, 1984.

69. Карбасова Т. Б. Библиотека Кирилло-Новоезерского монастыря в XVI — сер. XVII вв. // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность: Сб. статей в честь В. К. Зиборова. СПб., 1997. С. 27—36.50,51.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 200241