Новые религиозные движения как социокультурный феномен современного российского мегаполиса тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.04, кандидат социологических наук Грусман, Янина Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Новые религиозные движения как социокультурный феномен современного российского мегаполиса». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 270014
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Грусман, Янина Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат социологических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
22.00.04
Специальность: 
Религия -- Религия в отдельных странах -- Российская Федерация -- Кон. 20 - нач. 21 вв.
Количество cтраниц: 
216

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Грусман, Янина Владимировна

Введение.

Глава I. Теоретико-методологические предпосылки исследования феномена новых религиозных движений.

§1. Концептуализация феномена религиозности и религиозных движений в отечественном религиоведении и социологии религии.

§2. Понятие «религиозность» в трактовке западных социологов религии.

§3. Методологические основания прикладного изучения религиозных движений.

Глава 2. Движение Анастасии как новый религиозный и социокультурный феномен современного российского мегаполиса.

§1. Конструирование теоретико-методологической базы исследования движения

Анастасии.

§2 Характеристика религиозности адептов движения Анастасии.

§3 Структурная организация движения Анастасии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Новые религиозные движения как социокультурный феномен современного российского мегаполиса"

Актуальность темы исследования. Социально-политические изменения, происходящие в России за последние пятнадцать лет, коренным образом повлияли на религиозную ситуацию в стране. Политические преобразования в России привели к установлению демократических законов - в частности, к выходу в свет закона РСФСР «О свободе вероисповеданий»1. Сформированная и утвержденная законодательная база явилась предпосылкой развития в российском обществе «рынка религий». В коротки период стремительно изменяется религиозно-идеологическая ситуация в стране: наряду с возрождением традиционных религий - христианства, ислама, иудаизма, буддизма - в страну «хлынули» новые религиозные движения (НРД). Большинство НРД было импортировано в Россию из стран Западной Европы и США. К таковым относятся, например, Церковь Христа, Семья (Дети Бога), Церковь Сайентологии, Церковь Единения (мунисты) и др. Кроме того, возникают и специфически российские новые религиозные движения, не имеющие аналогов ни в Западной Европе, ми Восточной Европе, ни в США. Образовавшееся за последние десятилетия религиозно-идеологическое пространство общественной деятельности оказывается практически неизученным с позиций социологии. Однако деятельность новых религиозных организаций и движений весьма значима в контексте политической, экономической, социокультурной сфер жизнедеятельности современного российского общества.

В отечественной социогуманитарии изучением новых религиозных организаций и движений занимается преимущественно религиоведение. Уже более десяти лет в фокусе внимания религиоведческих исследований оказываются такие темы, как история возникновения религиозных организаций и движений, доктрипатьпые основы их деятельности, культовые практики, а также предпринимаются попытки изучения социокультурной природы возникновения НРД и религиозности адептов. И здесь следует отметить, что в силу предметных рамок религиоведения на периферии внимания остаются многие важные для понимания природы возникновения и распространения НРД аспекты: социально-демографическая структура движения, организационная структура, мотивы обращения, а также идеологическое влияние

1 Закон РСФСР «О свободе вероисповедания», 1990г.; Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»,1997г. религиозных организаций на различные сферы жизнедеятельности общества. Эти аспекты, в свою очередь, являются актуальными и принципиально важными для социологического изучения религиозных организаций и движений.

Социологическое изучение ПРД важно в перспективе понимания экономических, политических, социокультурных процессов трансформации общества, оно также позволяет охарактеризовать отношение различных социальных групп к сфере трансцендентного, выявить религиозные предпочтения людей в современной России. Однако в данном случае мы сталкиваемся с другой проблемой: российская социология религии не так давно была выделена в отдельную научную дисциплину и в этой связи имеет большое количество методологических пробелов. Так, следует говорить и о малой изученности НРД, и о слабой разработанности теоретико-методологической базы для эмпирического исследования новых религиозных организаций и движений. Па восполнение данной лакуны и направлена настоящая работа.

Не менее важным представляется и другой аспект актуальности темы исследования - большинство отечественных научных работ по религиозным движениям, посвящено исключительно анализу НРД, импортированных из стран Западной Европы и США. Исследованию специфически российских религиозных движения - то есть движений, зародившихся непосредственно в нашей стране -уделяется недостаточно внимания не только социологами, но даже религиоведами и социальными философами.

Распространение новых религиозных движений наиболее активно происходит в мегаполисах, крупных городах, для которых свойственна дифференцированная социальная среда и разнообразие социокультурных практик. Для городской среды особо характерным выступает специфический тип ПРД - культовое движение, специфика которых представлена отчетливой организационной структурой, фиксированной доктриной, наличием харизматического лидера, процедурой принятия и исключения1. Отличительной особенностью культовых движений является стремление предложить адепту как можно более полную систему компенсаторов, удовлетворить все религиозные потребности индивида. Распространение этого нового для российской городской среды явления требует его научного осмысления и объяснения.

1 Социология: учебник / Под ред. Н.Г. Скворцова. - СПб.: Изд-во С.-11стерб. Ун-та, 2006. - 539 с.

С. 430.

Ярким примером культового движения, функционирующего в российских мегаполисах, выступает движение Анастасии, возникшее после публикации серии кииг Б. Мегре иод общей рубрикой «Звенящие кедры России» (первая книга вышла в 1998 г.). Анализ научного и публицистического дискурса, существующего вокруг данного движения, показывает, что отсутствие теоретико-методологических оснований изучения новых религиозных движений приводит к недоказанным выводам.

Степень разработанности темы. Социологическое изучение НРД и культовых движений как социокультурного феномена современного российского мегаполиса является относительно новым направлением исследования для гуманитарных дисциплин, занимающихся изучением религиозной жизнедеятельности общества. Теоретико-методологическую основу такого изучения составляют религиоведческие и социологические концепции отечественных и западных ученых. И в отечественном, и в зарубежном религиоведении и социологии религии накоплен значительный опыт анализа различных аспектов функционирования новых религиозных движений, неоднократно предпринимались попытки создания методологической базы для их исследования.

В трудах отечественных религиоведов и социологов религии 1960-1980-х гг.: В. И. Гараджи, М. Г. Писмапиика, Д. М. Угриповича, И. II. Яблокова - центральной выступает проблема теоретического изучения религии как феномена социальной жизни, и ключевым оказывается выстраивание понятий «религиозность» и «религиозная вера». Такая постановка проблемы обусловлена господствовавшим в советской гуманитарии марксистским подходом, предполагавшим критическое осмысление религии на базе методологии научного атеизма. Именно Яблоков, Угринович, Гараджа стали авторами первых советских работ, посвященных научному изучению религии, а также учебников по религиоведению и социологии религии, которые неоднократно переиздавались и представляют собой несомненный вклад в развитие отечественной социологии религии.

В 1980-1990-х гг. в нашей стране появляются исследования, посвященные непосредственно феномену НРД. Так, в монографиях Е. Г. Балагушкина «Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ» (1999) и Л.Н.Митрохина «Религиозные «культы» в США» (1984) рассматриваются факторы распространения религиозных движений, их влияние на общество, а также специфика и классификация НРД. Впервые в отечественный религиоведческий дискурс Митрохиным и Балагушкиным вводятся западные концепции зарубежных социологических исследований, посвященных новым религиозным движениям. Эти исследователи ввели в отечественный научный оборот само понятие «новые религиозные движения», а также предприняли попытку разработать понятийный аппарат для изучения НРД и критерии классификации религиозных организаций.

В 1990-2000 гг. к научному осмыслению феномена НРД подключились социальные философы и социологи, благодаря чему в дискуссию была введена тема выявления специфики российских религиозных организаций, НРД, культовых движений. Социальные философы и социологи Т. А. Бажан, II. А. Ворошилова, Л. И. Григорьева, А. Кырлежев обращаются к проблеме возникновения и распространения новых религиозных движений в России. И здесь можно констатировать наличие трех основных направлений исследований: это, во-первых, социально-философский анализ понятий «религиозность», «новая религиозность» и «религиозная вера»; во-вторых, анализ и обобщение данных, полученных в результате массовых социологических опросов; в-третьих, попытки эмпирического изучения новых религиозных движений и их классификации.

Идейно-теоретические предпосылки исследования НРД в западной социологии религии составляют теоретические тезисы классиков. Так, отправным пунктом теоретизирования выступают концепции религиозных организаций, созданные М. Вебером, Р. Нибуром, Э. Трельчем. Ключевым понятием этих классических для социологии религии концепций выступают понятие «религиозность». Религиозность определяется здесь как принадлежность к определенному типу религиозной организации - церкви, секте или деноминации.

В 1960-1980-е гг. западные социологи религии обращаются к проблеме эмпирического изучения различных типов религиозных организаций. В связи е этим встает вопрос о необходимости переработки классических концепций в направлении их адаптации к изменившейся социальной реальности. Эта переработка осуществлялась усилиями таких социологов, как У. Байнбридж, П. Бергер, Ч. Глок, Г. Лепски, Т. Лукман, Р. Старк.

Г. Ленски в работе «Религиозный фактор»1 (1961) одним из первых в западной социологии религии развил тезис о необходимости перехода от абстрактного теоретизирования к созданию теоретико-методологической базы эмпирического изучения религиозных организаций. В этих целях он предложил сфокусировать внимание на понятии «религиозность». Ленски вводит методологическое различение

1 Lenski, G. The Religious Factor. N.Y. -1961. религиозной принадлежности: принадлежности к социорелигиозной группе и принадлежности к религиозной организации.

Методологии изучения специфики религиозности НРД посвящены труды У. Байнбриджа, Ч. Глока и Р. Старка. Глоком и Старком в работе «Религия и общество в динамике»1 (1965) была предложена концепция «измерений религиозности», позволяющая выявить базовые составляющих феномена религиозности. Для измерения религиозности Старк и Глок выделяют следующие пять переменных: чувственную, ритуалистическую, мировоззренческую, интеллектуальную и логическую. Необходимо подчеркнуть, что объединение данных переменных в единую систему представляет собой инновационную разработку в социологии религии Старк и Байнбридж совместно разработали концепцию «культовых движений», представленную в работе «Будущее религии: Секуляризация, возрождение и образование культов»2 (1985). Этим они ввели в социологию религии не религиоведческое, а социологическое понимание термина «культовое движение».

Значительный вклад в социологическое изучение специфики современной религиозности внесли П. Бергер и Т. Лукмап. Ключевым понятием концепции Бергера выступает понятие «плюрализм», определяющее нормативно-ценностную структуру общества и специфику религиозности индивида. Исследователь рассматривает феномен приватизации религии и вводит понятие «рынок религий» для характеристики альтернативности религиозного выбора индивида. Концепция «невидимой религии» Лукмапа предлагает объяснение специфики религиозности в современном обществе, где особое значение приобретает «потребительское» поведение, в том числе, на «рынке религий».

Тема структурных характеристик религиозных организаций нового типа была введена английским социологом А. Баркер. Основные положения ее научных изысканий построены исключительно на анализе эмпирических данных, полученных ею или ее коллегами. Использование ключевых положений концепции Баркер для исследования конкретного НРД позволяет выявить специфические черты религиозных организаций нового типа.

Обзор степени изученности темы, заявленной в диссертационном исследовании, показывает, что и отечественные, и западные религиоведение и социология религии располагают определенным теоретико-методологическим инструментарием изучения

1 Glock С. Y., Stark R. Religion and Society in Tension. Chicago, 1965

2 Stark, R., Cambridge, W.S. The future of religion: Secularization, revival and cult formation. Berkley: University of California Press, 1985.

ПРД. Однако ни в отечественной, пи в западной социологии религии не предпринимались попытки объединить разрозненные понятия («религиозность», «религиозная принадлежность», «религиозная вера») и концепции (новых религиозных движений; измерения религиозности; культовых движений) для создания единой теоретико-методологической базы изучения НРД и новых религиозных организаций. Функционирующие понятия и концепции создавались применительно к конкретным эмпирическим объектам и пе были апробированы в других полевых исследованиях. И именно это затрудняло разрешение проблемы разработки теоретико-методологической базы для исследования НРД.

Цель диссертационного исследования - социологическое изучение специфики российских новых религиозных движений, особенностей их религиозности, организационной структуры, типа лидерства и социально-демографических характеристик.

Реализация данной цели связана с выполнением следующих задач:

- Выявить теоретико-методологический аппарат изучения НРД в рамках современного российского религиоведения, социальной философии и социологии религии и представить классификацию существующих подходов;

Проанализировать концепции НРД, закрепленные в зарубежной социологии религии и предложить их классификацию;

Сформировать теоретико-методологическую базу для эмпирического исследования российских культовых движений на основе анализа отечественных и зарубежных концепций теоретического и эмпирического изучения НРД;

- Провести кейс-стади (case-study) российского нового религиозного движения - движения - Анастасии и классифицировать его в качестве специфически российского культового движения.

Диссертационное исследование построено па основе изучения комплексного объекта - теоретических концепций религиозности и новых религиозных движений (анализ которых позволяет выработать теоретико-методологическую базу для эмпирического исследования НРД) и конкретного культового движения Анастасии, эмпирическое изучение которого позволяет апробировать разработанную теоретико-методологическую базу.

Предмет исследования - социорелигиозпые и социокультурные характеристики культовых движений, отражающие специфику современного российского религиозного движения «нового типа», его отличия от религиозных движений «западного образца».

Теоретическая и методологическая база исследования. Основными методами в данном диссертационном исследовании выступают историко-теорстический анализ; методы прикладной социологии: кейс-стади, включенное наблюдение, анализ документов, полуформализованпое интервью, экспертное интервью.

Историко-теоретический анализ направлен на выявление идейных источников, методологических принципов и логических связей между основными понятиями рассматриваемых концепций отечественных и зарубежных религиоведов и социологов религии и осуществление их классификации.

С помощью методов прикладной социологии, проведено социологическое исследование культового движения Анастасии: в 2003-2004 гг. - пилотажное исследование санкт-петербургского клуба «Сотворение»; в сентябре 2005 - апреле 2006 - анализ документов; в сентябре 2006 - мае 2007 кейс-стади санкт-петербургского клуба «Сотворение» и московского клуба «Чистые сердца планеты» с использованием методов включенного наблюдения, неформализованного интервью с адептами движения Анастасии, а также экспертного интервью с организационными лидерами «читательских клубов»1.

Информационной базой диссертационного исследования послужили:

-законодательные документы Российской Федерации;

- результаты социологических исследований Всероссийского центра изучеиия общественного мнения, Фонда «Общественное мнение», Аналитического центра 10. Левады;

- результаты эмпирического исследования, проведенного соискателем

Основные положения, выносимые на защиту.

1. В отечественном научном дискурсе исследование новых религиозных движений и повой религиозности проводятся в рамках религиоведения и социальной философии. Социологический дискурс практически отсутствует, и это обусловливает необходимость обращения к зарубежной социологии религии с целью поиска теоретико-методологических оснований для исследования российских НРД и культовых движений.

2. Понятия «новые религиозные движения» и «культовые движения» необходимо рассматривать как два различных типа религиозных организаций.

1 «Читательские клубы» - самоназвание большинства объединений адептов в рамках движения Анастасии.

Культовые движения, с социологической точки зрения, следует считать новым, самостоятельным типом религиозной организации.

3. Российские культовые движения радикальным образом отличаются от НРД западного образца. Они имеют особые религиозность, организационную структуру, тип лидерства, социально-демографические характеристики.

4. Движение Анастасии представляет собой культовое религиозное движение, характерное для современного российского мегаполиса и отличное от новых религиозных движений «западного образца». Возникновение движения па основе литературного образа, феномен «читательских клубов», основанием деятельности которых служит «учение» сконструированного писателем харизматического лидера, можно считать новым социокультурным феноменом в рамках современной городской культуры.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

1. Разработана классификация концепций новых религиозных движений, предложенных отечественными и западными учеными и связанных с теоретическим и эмпирическим исследованием религиозности.

2. На базе систематизации западных и отечественных концепций дополнена социологическая трактовка понятия «религиозность». Понятие религиозность в рамках диссертационного исследования определено как особое отношение индивида или социальной группы к области трансцендентного, в основе которого лежит религиозная картина мира, выражающееся в эмоциональных проявлениях, рациональных объяснениях и социорелигиозных практиках, и это «особое отношение» определяет направление социальной деятельности адептов религиозиого движения.

3. Сконструирована теоретико-методологическая база для социологического изучения НРД; обосновано и нровсдспо совмещение различных исследовательских концепций: измерения религиозности, «невидимой религии», эмпирического исследования новых религиозных движений;

4. Социологическая концепция культовых движений использована для анализа конкретного российского религиозиого движения. Выявлены структурная и организационная специфика культового движения, а также рассмотрены процессы его возникновения и распространения.

5. Проведено кейс-стади специфически российского культового движения -движения Анастасии. Анализ результатов исследования позволил провести социологическую классификацию данного феномена в качестве культового движения.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью применения сконструированной теоретико-методологической базы для социологического изучения ПРД и специфически российских культовых движений.

Практические результаты работы могут быть использованы в процессе подготовки курсов ио социологии религии, социальной антропологии, религиоведению, философии религии.

Апробации результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на аспирантских семинарах и заседаниях кафедры теории и истории социологии факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета; на конференции молодых ученых, приуроченной к 15-летию факультета социологии СПбГУ «Социальное и культурное пространство города» (Санкт-Петербург, 2004); на международной научной конференции «Ментальность этнических культур: от традиционных обществ к глобальному сообществу» (Санкт-Петербург, 2005); в финале конкурса «Галатея», посвящспиого памяти Г. В. Старовойтовой (Санкт-Петербург, 2006); на ежегодной конференции в рамках I Ковалевских чтений «Социологическая эпистемология и методология в XXI веке» (Санкт-Петербург, 2006). Результаты диссертационного исследования нашли отражение в пяти научных публикациях автора, общим объемом 2 п.л.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложения.

Заключение диссертации по теме "Религия -- Религия в отдельных странах -- Российская Федерация -- Кон. 20 - нач. 21 вв.", Грусман, Янина Владимировна

Заключение

В результате диссертационного исследования мы пришли к следующим выводам.

В классических трудах Яблокова, Угриновича, Писмапиика, Гараджи подробно проанализированы теоретические аспекты изучения религии как феномена социальной жизни — в особенности, такие понятия, как «религиозность» и «религиозная вера». Одним из несомненных достоинств данных концепций является понимание социальной специфики религиозности, а также анализ социальных проявлений религии в жизнедеятельности индивидов. Вместе с тем в работах указанных авторов доминирует религиоведческий подход к изучению религии и религиозности, что затрудняет изучение религиозных явлений методами социологии.

Работы Митрохина и Балагушкина непосредственно связаны с рассмотрением таких понятий, как «религиозные движения», «новая религиозность», «новые религиозные движения». Особое внимание эти ученые уделяют таким вопросам, как факторы распространения религиозных движений, влияние религиозных движений па общество, специфика новых религиозных движений и их классификация.

Вместе с тем, мы отметили существенные недостатки концепций Митрохина и Балагушкина. Это прежде всего нечеткое обоснование понятийного аппарата, смешение и путаница в использовании схожих по звучанию, но разных по содержанию понятий «новые религиозные движения», «новые религии», «нетрадиционные религии» и т.п. Также мы указали, что исследования этих авторов не основываются непосредственно на проведения эмпирического исследования новых религиозных движений, они ограничены сугубо теоретическим анализом и характеристикой лишь некоторых социально-демографических данных.

Современные отечественные исследователи А. Кырлежев, H.A. Ворошилова, Л.И. Григорьева, Т.А. Бажан, и др. рассматривают различные аспекты распространения и развития новых религиозных движений в России. Исследования, как правило, ведутся в трех направлениях: во-первых, социально-философского анализа понятий «новая религиозность» и «религиозная вера»; во-вторых, количественного изучения данных, полученных в результате массовых социологических опросов; в-третьих, непосредственным изучением новых религиозных движений и их классификацией. Рассмотрев указанные направления, мы пришли к выводу, что в современной российской социологии религии до сих пор не разграничены рамки предметных полей, связанных с изучением того или иного аспекта функционирования и развития новых религиозных движений социологией, философией религии или религиоведением. Этим, на наш взгляд, обусловливается путаница в понятиях, используемых для обозначения феноменов новой религиозности и новых религиозных движений, и в методологических подходах к его анализу.

Значительным недостатком всех отечественных концепций является то, что достаточно подробные теоретические разработки, представленные в них, пе подкрепляются данными эмпирических исследований конкретных объектов. Непосредственное обращение к эмпирическим данным, проведенное па основе выделенных единиц анализа, необходимо, поскольку не только позволяет более подробно и глубоко представить концепцию, но и подтвердить возможность ее использования для изучения конкретных областей социальной реальности.

Классические концепции религиозности отражены в трудах Вебера, Трельча, Нибура, Уилсона, посвященны характеристике традиционных религиозных организаций. Религиозность в данных теориях рассматривается преимущественно как состояние принадлежности к церкви, секте или деноминации, а ее специфика определяется типом религиозного сообщества, к которому принадлежит индивид. С пашей точки зрения, исследование принадлежности индивида к религиозной группе как одного из типов религиозной принадлежности является важным в контексте изучения выбранного нами объекта. Оно позволяет показать взаимосвязь и взаимозависимость деятельности группы и религиозной активности индивида, а также рассмотреть отношения индивидов внутри той или иной религиозной группы.

Г. Ленски основывается на теории социальных изменений и разработанной им «модели многопричинности». Он одним из первых в западной социологии религии развил тезис о том, что религия в современном обществе становится обособленной областью жизнедеятельности индивида, то есть взаимовлияние религиозных и сскулярных институтов снижается. Рассмотрение концепции религиозной принадлежности Ленски позволяет сделать вывод о необходимости включения в концептуальный аппарат исследования той или иной религиозной группы таких понятий, как религиозная принадлежность и религиозные ориентации. Их изучение позволит определить специфические характеристики религиозной группы, а также включенных в нее индивидов. Вместе с тем необходимо отметить, что концепция Ленски не раскрывает природу религиозности человека, а потому требует дополнения положениями концепций других социологов религии.

Р. Старк, Ч. Глок и У. Байнбридж объединяют в своих рассуждениях когнитивные принципы теории социального обмена с феноменологической теорией. Достоинством предлагаемой модели является, то, что она позволяет отказаться от стереотипов уникальности, «священности» религиозного поведения современного индивида рассматривать его наряду с любыми другими действиями в обществе. Кроме того, использование теоретических разработок Старка, Глока и Байнбриджа позволяет преодолеть существующую в классических источниках трактовку религиозности как данности, присущей человеческой природе, и показать, что религиозность зависит от социальных условий.

Рассуждения П. Бергера и Т. Лукмапа строятся в рамках конструктивистского подхода к исследованию социальной реальности. Ключевым понятием концепции Бергера выступает «плюрализм», определяющий нормативно-ценностную структуру общества и, следовательно, специфику религиозности индивида. По мнению Бергера, современное общество предоставляет несколько источников стабильности, устойчивости, необходимых современному индивиду (это семья, профессия, самореализация). Однако наиболее значимой основой уверенности продолжает выступать религия. Исследователь рассматривает феномен приватизации религии и вводит понятие религиозного рынка для характеристики альтернативности религиозного выбора индивида. Одним из наиболее значимых выводов Бергера представляется в его положение о том, что религиозные движения могут возникать в ответ на те или иные потребности индивидов в современном обществе.

Объяснение специфики религиозности человека в обществе, где особое значение приобретает «потребительское» поведение (в том числе, на «рынке религий»), также представлено в концепции индивидуальной религиозности Лукмана. Согласно данному подходу, религия имеет антропологическую предпосылку — религиозность присуща человеку изначально, «от природы». В обществе, характеризующемся культурным и религиозным плюрализмом, «автономный» индивид выбирает определенные религиозные представления из ассортимента доступных исходя из индивидуальных предпочтений, обусловленных спецификой его картины мира. Лукман подчеркивает, что, в отличие от других форм религии, «приватизированная» религия характеризуется прямым доступом потенциального потребителя к ассортименту религиозных представлений.

Сходство концепций Ленски, Старка, Глока, Байнбриджа, Бергера, Лукмана в основополагающих вопросах обусловливается тем, что их базовой методологической предпосылкой выступают классические концепции Вебера, Трельча, Нибура. Центральным положением каждой из рассмотренных концепций становится рассмотрение социального оформления религиозности: она в той или иной степени связывается с необходимостью выбора в ситуации изменяющейся социокультурной среды. Исследователи отмечают, что этот выбор представляет для индивида проблему, решение которой связывается с поисками религиозности. Основываясь па единых теоретических предпосылках, рассмотренные исследования взаимодополняют друг друга. Это позволяет нам использовать достижения каждой из проанализированных концепций для анализа выбранного нами объекта.

Изучение выбранного нами объекта может быть осуществлено через последовательное применение трех методологических установок. Первая из них, дескриптивная представлена в работах А. Баркер. Ее сущность составляет социологическое конструирование базовых характеристик НРД в их взаимосвязанности и взаимообусловленности. Этими характеристиками являются социально-демографические характеристики членов нового религиозного движения, его численность, обособленность НРД от внешнего мира, наличие харизматического лидера. Указанные характеристики НРД мы считаем необходимым использовать в качестве единиц анализа при изучении выбранного нами объекта. Однако необходимо отметить, что предложенная Баркер схема анализа структурных компонентов НРД не предполагает изучение такой важной характеристики подобного рода движений, как «религиозность».

Вторая методологическая установка, аналитическая, развивается в трудах Р. Старка и Ч. Глока. Она связана с теоретическим обоснованием индикаторов, выделяемых для характеристики такого феномена, как религиозность. Исследователи выделили пять отчетливых критериев, или измерений религиозности, в соответствии с которыми делается методологически возможной квалификация движения или организации в качестве религиозной. Это чувственное, мировоззренческое, интеллектуальное, ритуалистическое и логическое измерения. При определении единиц анализа для эмпирического исследования выбранного нами объекта мы будем руководствоваться этой концепцией измерения религиозности Старка и Байпбриджа.

Третья методологическая установка, была обозначена нами как теоретическая и рассмотрена на примере концепции невидимой религии Т. Лукмапа. Понятие «невидимая религия» вводится исследователем для обозначения неинституционализированных выражений религиозности в обществе. Изучение именно такого выражения религиозности принципиально важно для социологического понимания феномена НРД в современном обществе. Понятие невидимой религии позволяет показать, что инициация в новое религиозное движение мотивируется социальными и культурными потребностям современного индивида. Именно поэтому концепция Лукмана представляется значимой в контексте исследования выбранного нами объекта.

И отечественные, и зарубежные исследователи, приходят к выводу, что понятие НРД является предельно общим. С одной стороны, это позволяет использовать его для описания религиозных групп и организаций, имеющих качественно различную социорелигиозную природу. Однако, с другой стороны, термин «новые религиозные движения» не может дать необходимую конкретизацию объектам эмпирических исследований. Вследствие этого возникает потребность в спецификации объекта изучения.

Для адекватного конструирования теоретико-методологической базы нашего исследования, мы считаем необходимым провести спецификацию выбранного объекта и для этого обращаемся к концепции культовых движений Р. Старка и У. Байнбриджа. Старк и Байнбридж отмечают, что, как и все религиозные организации, культы предлагают своим адептам определенные сверхъестественные «компенсаторы», направленные на решение проблемных ситуаций, кризисов индивида. В основу типологии культовых движений положены следующие три признака. Во-первых, это характер компенсаторов; во-вторых, это организационная структура движения; в-третьих, это целевая направленность религиозной деятельности на социальные изменения.

В данном случае, мы подчеркиваем, что Старк и Байнбридж предлагают концепцию, в которой впервые вводится социологическое определение понятия «культ» как разновидности новых религиозных движений второй половины XX в. Использование концепции Старка и Байнбриджа позволит, с нашей точки зрения, поможет дать социологическую классификацию исследуемому нами религиозному движению, а также охарактеризовать механизм его образования.

Подробно рассмотренные нами трактовки понятия «религиозность» у отечественных и зарубежных ученых позволяют совместить сходные положения их концепций и сконструировать понятие «религиозность» адекватное для нашего эмпирического исследования. Религиозность мы трактуем как - особое отношение индивида или социальной группы к области трансцендентного, определяемое спецификой их картины мира и выражающееся в эмоциональных проявлениях, рациональных объяснениях и социорелигиозных практиках.

Исследование религиозности анастасийцев является важным этапом нашего эмпирического исследования. Однако как мы указывали ранее, специфику НРД составляет не только особый тип религиозности, но и специфический способ структурирования религиозных организаций. Таким образом, нашим следующим шагом было обоснование наиболее адекватной для изучения культовых движений социологических концепций. В качестве таковой в нашем исследовании выступает концепция А. Баркер. В своей концепции Баркер выделила те единицы анализа, которые важны именно для социологического исследования новых религиозных движений. К их числу относятся: численность движения и ее изменение с течением времени, социально-демографические характеристики его членов, анализ мотивов вступления в движение, способы выстраивания границ религиозной группы или организации, харизматический тип лидерства1.

Анализ данных, полученных в результате изучения движения Анастасии, позволяет сделать следующий вывод. По каждому из пяти измерений: чувственному, мировоззренческому, интеллектуальному, ритуалистическому и логическому с помощью единиц анализа, разработанных нами для эмпирического исследования, мы выводим ряд характеристик, позволяющих рассматривать движение как религиозное. Это, в свою очередь, дает нам основание для спецификации нового религиозного движения Анастасии в качестве культового движения.

Еще одним важным доказательством того, что движение Анастасии является культовым движением, мы считаем его особый способ структурной организации. В доказательство этого мы подробно рассматриваем структурную организацию московского и санкт-петербургского клубов анастасийцев. В качестве теоретического основания мы используем концепцию А. Баркер и разработанные ей единицы анализа: харизматический тип лидерства, численность движения и ее изменение с течением времени, социально-демографические характеристики членов движения, анализ мотивов вступления в движение, способы выстраивания границ религиозной группы или организации.

Изучение структурной специфики движения мы осуществляем с помощью методов анализа документов, включенного наблюдения и интервью. В соответствии с единицами анализа Баркер, мы прежде всего подробно рассмотриваем тин лидерства

1 Barker Е. Plus 9а change.// Social Compass 42 (2), 1995, p. 166.

Анастасии. Реконструирование образа Анастасии мы начинаем с анализа книг В. Мегре. Нами был выявлен ряд компонентов, позволяющих говорить о том, что Анастасия является харизматическим лидером. Эти компоненты следующие: характеристика внешности, образ жизни отшельницы, речь, способности сверхчеловека, сакральное знание, учение о мире, магические способности, наличие «врага».

Указанные составляющие позволяют нам классифицировать харизму Анастасии как сконструированную. Кроме того, опираясь на концепцию Вебсра, мы обозначаем харизму Анастасии как наследственную и личную.

Анализируя Интерпет-сайты, данные включенного наблюдения и интервью, мы делаем вывод, что Анастасия воспринимается адептами движения как харизматический лидер. Мы выделяем несколько аспектов такого восприятия.

Рассматривая следующую единицу анализа - численность движения и ее изменение с течением времени - мы обращаемся к истории возникновения и последующего функционирования клубов «Сотворение» и «Чистые сердца планеты». Нами проанализирована численность клубов, их организационная структура, история появления названий клубов.

Социально-демографические характеристики анастасийцев - следующая единица анализа нашего исследования. В данном случае мы рассматриваем социально-демографические характеристики членов клубов, а также деятельность и основные функции организационных лидеров.

К функциям организационных лидеров мы относим: во-первых то, что они являются непосредственными организаторами встреч, то есть находят помещение и собирают деньги для аренды зала. Во-вторых, организационный лидер клуба проводит еженедельные встречи клуба: устанавливает тематику, регламент и порядок выступлений, и следит за его соблюдением. В-третьих, одна из наиболее важных функций лидера, на наш взгляд, - функция передачи информации. Таким образом, мы подчеркиваем, что помимо харизматического лидера движения - Анастасии - и ее «посредника» В. Мегре в клубах анастасийцев есть организационные лидеры.

Мотивы вступления в движение, как еще одна единица анализа, рассматривается нами следующим образом. С помощью методов интервью и включенного наблюдения нам удалось показать, что большинство членов московского и петербургского клубов начали посещать встречи после прочтения книг Мегре. Наиболее распространенным мотивом вступления в клуб является желание общения с «единомышленниками».

Наряду с мотивами вступления, важной характеристикой НРД, по Баркер, является разделение «Они-Мы»1. Необходимо отметить, что в исследуемых нами клубах оно выражено довольно расплывчато: «Они» представляются членам движения как непонимающие идеи Анастасии. Подобное положение мы также доказываем выжимками из интервью.

Рассмотрев все вышеперечисленные единицы анализа, мы делаем следующий вывод. Члены петербургского и московского клубов образуют незамкнутую социальную группу с неконтролируемым членством. В большинстве своем, это люди среднего возраста. Ведущими мотивами их вступления в клуб являются желание общения с единомышленниками, возможность развивать свои способности в рамках клуба, усталость от «городской» жизни, стремление переехать на землю. Все перечисленные мотивы представляют собой элементы двух наиболее значимых процессов в жизни современного индивида - процессов самореализации и самовыражения2, наиболее полное воплощение которых возможно, по мнению адептов, в движении Анастасии.

Все единицы анализа, используемые в соответствие с концепцией А. Баркер, позволяют утверждать, что движение Анастасии является новым религиозным движением. Предложенная нами в предыдущем параграфе спецификация движения Анастасии в качестве культового, в данном случае не противоречит концепции Старка и Байнбриджа. Структурная организация клубов «Сотворение» и «Чистые сердца планеты» - представляется нам не четкой и специфичной, а это, в свою очередь, является одним из критериев определения движения как культового, опираясь на положения Старка и Байнбриджа.

Подводя итог всему вышеперечисленному, мы можем утверждать следующее. Выявленный нами особый тип религиозности и специфический способ структурирования движения Анастасия позволяет классифицировать его не только как НРД, но и как культовое движение. Подобные выводы позволяют нам считать подтвержденной обозначенную нами в эмпирическом исследовании гипотезу, что движение Анастасии является принципиально новым социокультурным феноменом для современного российского мегаполиса и представляет собой культовое движение, не восходящее ник одной из религиозных организаций, исторически закрепленных в России. Barker Е. Plus fa change.// Social Compass 42 (2), 1995, p. 177-178.

2 Cm. Luckmann T. The Invisible Religion: The Problem of Religion in Modern Society; New York, Macmillan Company, 1967, C. 101-105.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Грусман, Янина Владимировна, 2007 год

1. Абельс, X. Иптеракция, идентификация, презентация: Введение в интерпретативную социологию / X. Абельс; Пер. 1.. А. Головин, Пер. В. В. Козловский. -СПб.: Алетейя, 1999.-148 с.

2. Бажап, Т.А. Оппозиционная религиозность в России / Т. А. Бажап; Сиб. юрид. ин-т МВД России. Красноярск : СЮИ, 2000. - 371 с.

3. Бажан, Т.А. Проблемы религиозных потребностей : Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. филос. наук : (09.00.06) / ЛГУ. Л., 1990. - 16 с.

4. Балагушкин, Е.Г. Критика современных нетрадиционных религий / Е.Г.Балагушкин. М.: Изд-во МГУ, 1984.-286 с.

5. Балагушкин, Е.Г. Критика современных нетрадиционных религий / Е.Г.Балагушкин. М.: 1994.-364 с.

6. Балагушкин, Е.Г. Нетрадиционные религии в посткоммунистической России / Е.Г. Балагушкин // Вопросы философии. № 3. - 1996. - С. 27-35

7. Балагушкин, Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ. / Е.Г. Балагушкин: Рос. Акад. Наук, Ип-т философии. Ч. I и II. - М: ИФРАН., 1999. - С. 16-137

8. Балагушкин, Е. Г. Структуры религиозной деятельности. (К определению понятий «церковь», «секта», «культ», «богоискательство») / Е.Г. Балагушкин // Вопросы научного атеизма. В вып.39. Ред. кол.: Гараджа В. И. (отв. ред.) и др. М.: «Наука», 1989.-415 с.

9. Баркер, А. Новые религиозные движения : Практическое введение: Пер. с англ./ А. Баркер. СПб.: Изд-во РХГИ, 1997. - 281 с.

10. Батыгин, Г.С. Лекции по методологии социологических исследований: Учебник для студентов гуманитарных вузов и аспирантов./ Г.С. Батыгии. М. : Аспект-пресс, 1995.-285 с.

11. Белановский, С.А. Методика и техника фокусированного интервью: Учебно-метод. Пособие / С. А. Белановский; Ред. Ю. В. Яременко; Ин-т народнохоз. прогнозирования РАН. М.: Наука, 1993. - 352 с.

12. Белла, Р. Религиозный индивидуализм и религиозный плюрализм // Религия и общество: Хрестоматия по социологии религии/ Сост. В.И. Гараджа./ Р.Белла.-М.: Аспект Пресс, 1996. С. 677-699

13. Бергер, П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности : Трактат по социологии знания/ П. Бергер, Т. Лукман. М.: Медиум, 1995. - 322 с.

14. Бестужев-Лада, И.В. Диалог между религиями: Возможен ли? Нужен ли? // Вопросы философии, №4 / Бестужев-Лада И.В. М.: 2002. - С. 72-79

15. Булатова, A.B. Религия на рубеже столетий: основные тенденции развития / A.B. Булатова // Религия в ценностных измерениях: материалы научной конференции.-Уфа.- 2000. 58 с.

16. Ваторопип, A.C. Религиозный модернизм и постмодернизм / A.C. Ваторпин // Социологические исследования. 2003. - №12. - С. 84-92

17. Вебер, М. Социология религии / М. Вебер // Избранное. Образ общества. М. -1994. С. 78-308

18. Вебер, М. Типы господства / М.Вебер // Социологические понятия. Тексты. / Под ред. Головина. H.A. СПбГУ, факультет социологии. 37 с.

19. Вебер, М. Хозяйственная этика мировых религий / М.Вебер. // Избранное. Образ общества. М. - 1994. - С. 126-162

20. Вебер, М. Протестантская этика и дух капитализма / М.Вебер. // Избранные произведения,- М.- 1990. 648 с.

21. Вебер, М. Протестантские секты и дух капитализма / М.Вебер. // Избранные произведения. М. - 1990. - С. 60-272

22. Воронцова, Л.М. Религия в современном массовом сознании / Л.М. Воронцов, С.Б. Филатов, Ф.Е. Фурман // Социологические исследования. № 11. - 1995. - С. 81-91

23. Воронцова, Л.М., Филатов С.Б. Религиозность демократичность - авторитарность / Л.М. Воронцов//Полис.-№3.- 1993.-С. 141-149

24. Ворошилова, H.A. Религиозное сознание и способы его существования /Н.А.Ворошилова //. Красноярск : СибГАУ, 2002. - 141 с.

25. Выдрина, Г. А. Религиозная ситуация: проблемы исследования и управления : (На примере субъекта РФ Ханты-Манс. авт. округа Югры) / Г.А. Выдрина // - Ханты-Мансийск .-2004. - 197 с.

26. Гараджа, В.И. Социология религии : Учебное пособие для вузов/ В.И. Гараджа; Инт Открытое о-во (Фонд Сороса). М.: Аспект Пресс, 1996. - 238 с.

27. Григорьева, Л.И. Нетрадиционные религии в современной России./ Л.И. Григорьева //№- 1994. -425 с.

28. Григорьева, Л.И. Новые религиозные движения и государство в современной России. / Л.И. Григорьева // М,- 1994. - 358 с.

29. Григорьева, Л.И. Религии «Нового века» и государство. / Л.И. Григорьева // М., 1994. -317 с.

30. Григорьева, Л.И. Религии «Нового века» и современное государство / Л.И. Григорьева //. Красноярск: СибГТУ, 2002. - 399 с.

31. Дворкин, А.Л. Введение в сектоведение. / А.Л. Дворкин //. Н. Новгород. - 1988. -458 с.

32. Девятко, И.Ф. Методы социологического исследования: Учебное пособие/ И. Ф.Девятко // 2-е изд., испр. -М.: Университет, 2002. 295 с.

33. Демьянов, А.И. Религиозность: тенденции и особенности проявления (социально-психологический анализ)/ А.И. Демьянов II. — Воронеж : Изд-во Воронеж, ун-та, 1984.- 184 с.

34. Джеймс, У. Многообразие религиозного опыта : Пер. с англ./ У. Джеймс // Ин-т философии РАН. -М.: Наука, 1993. 432 с.

35. Дюркгейм, Э. Элементарные формы религиозной жизни / Дюркгейм Э. // Мистика. Религия. Наука М. - 1998. - 332 с.

36. Ельмеев, В. Я. Прикладная социология : Очерки методологии / В.Я. Ельмеев, В.Г. Овсянников // С.-Петерб. гос. ун-т. 2-е изд., испр. и доп. - СПб. : Изд-во СПбГУ, 1999.-293 с.

37. Ефименко, М.Н. К вопросу о российской религиозности / М.Н .Ефименко //. -Религия в ценностных измерениях: материалы научной конференции,- Уфа,- 2000. -117с.

38. Зуев, 10. П. Динамика религиозности в России в 20-м веке и ее социологическое изучение. / Ю. П. Зуев // Гараджа В. И. Социология религии. Уч. пос. для студ. вузов.-М.- 1995. 527 с.

39. Казарипова, Н. Практикум по социологии : Учебное пособие для вузов / II. В. Казарипова, О. Г. Филатова, А. Е. Хренов; Ред. Г. С. Батыгин. M.: Nota Bene, 2000. -319 с.

40. Кимелев, Ю.А. Современная западная философия религии./ Ю.А. Кимелев // М. : Мысль, 1989.-285 с.

41. Кимелев, Ю.А. Философия религии : Систематический очерк / 10. А. Кимелев // -M.: Nota Bene, 1998.-423 с.

42. Кокс, X. Мирской град: Секуляризация и урбанизация в теологическом аспекте / X. Кокс // Пер. с апгл. О. Боровой, К. Гуровской. М.: Восточная литература, 1995. -262 с.

43. Котельникова, Г.А., Лебедев С.Д. Концептуальные модели взаимодействия светской и религиозной культур / Г.А.Котельникова, С.Д. Лебедев // Социологические исследования. № 4. - 2004. - С. 121-129

44. Кублицкая, Е.А. Традиционная и нетрадиционная религиозность: опыт социологического изучения / Е.А. Кублицкая // Социологические исследования.- № 5.-1990.-С. 46-57

45. Кураев, А. Все ли равно как верить? / А. Кураев //.-Клип.- 2000. 274 с.

46. Кураев, А. Кто послал Блаватскую? / А. Кураев // М.: Православная библиотека «Троицкое слово».-2000.- 400 с.

47. Кырлежев, А. Безрелигиозное христианство» в «совершеннолетнем мире»?/ А. Кырлежев // Власть церкви. Публицистические статьи (1994-2000). — М,-: Гильдия религ. журналистики : Пробел 2000,2003. - 198 с.

48. Локосов, В. В. Религиозная ситуация в Ярославской области / В. В.Локосов, Ю.Ю. Синелина//; Рос. акад. наук, Ин-т соц.-полит. исслед. М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2004. -109 с.

49. Мегре, В.Н. Анастасия. / B.II. Мегре // СПб.: Диля. 2002. - 383 с.

50. Мегре, В.Н. Звенящие кедры России. / В.Н. Мегре // СПб.: Диля, 2002. 379 с.

51. Мегре, В.Н. Кто же мы?. / В.Н. Мегре // СПб.: Диля, 2001. 235 с.

52. Мегре, В.Н. Пространство любви. / В.Н. Мегре // СПб.: Диля, 2000. 381 с.

53. Мегре, В.Н. Родовая книга. / В.Н. Мегре // СПб.: Диля, 2002. 254 с.

54. Мегре, В.Н. Сотворение. / В.Н. Мегре // СПб.: Диля, 2002. 221 с.

55. Мегре, В.Н. Энергия жизни. / В.Н. Мегре // СПб.: Диля, 2003. 255 с.

56. Методы анализа документов в социологических исследованиях. Сб.статей. / Под ред. В.Н.Иванова М.: ИСИ АН СССР, ССА, 1985. 376 с.

57. Методы сбора информации в социологических исследованиях. В 2-х т. Т.1, 2. / Отв. ред. В.Г. Андреенков, О.М. Маслова. М.: Паука, 1990. 527 с.

58. Митрохин, Л.П. Баптизм: история и современность. /Митрохин Л.Н. // М. 1993 -477 с.

59. Митрохин, Л.Н. Религии «Нового света». / Митрохин Л.Н. // М. 1985. - 356 с.

60. Митрохин, Л.Н. Религиозные «культы» в США. /Митрохин Л.Н. // М. : Знание, 1984.-64 с.

61. Митрохин, Л.Н. Религия и культура: (Филос. очерки) /Митрохин Л.Н. // РАН. Ин-т философии. М.- 2000. - 318 с.

62. Митрохин, J1.H. «Религии нового века» в США /Митрохин Л.Н. // Вопр. философии. М. - N4. -1982. - С. 9-16

63. Митрохин, Л.Н. Философия религии: новые перспективы/Митрохин Л.Н. // Вопросы философии. № 8. - 2003, стр. 18-36

64. Мосс, М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии/ М. Мосс; Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. М.: Восточная литература, 1996. - 357 с.

65. Мосс, М. Социальные функции священного : монография/ М. Мосс; Пер. с фр. под общ. ред. И. В. Утехина; Сост. В. Ю. Трофимов. СПб.: Евразия, 2000. - 446 с.

66. Мчедлов, М. Религиозная ситуация в России: Реалии, противоречия, прогнозы/ М. Мчедлов// Свободная мысль,-№ 5.-1993. С. 101-115

67. Мчедлов, М.П. Свобода совести, религия, право/ М. Мчедлов // Вопросы философии. -N 12.- 1994.-С. 78-86

68. Мчедлов, М.П., Гаврилова Ю.А., Шевченко А.Г. О социальном портрете современного верующего / М. Мчедлов // Социологические исследования. №7 -2002, С. 68-77

69. Мчедлов, М.П., Нуруллаев A.A., Филимонов Э.Г., Элбакян Е.С. Религиозный фактор в социально-политической жизни России / М. Мчедлов // Обновление России: трудный поиск решений. Вып. 2. М.: РНИСиНП.- 1994. - 215 с.

70. Мчедлов, М.П., Нуруллаев A.A., Филимонов Э.Г., Элбакян Е.С. Религия в зеркале общественного мнения / М. Мчедлов // Социологические исследования. N 5. -1994.-С. 9-13

71. Мчедлов, М.П., Филимонов Э.Г. Социально-политические позиции верующих в России / М. Мчедлов // Социологические исследования. №3. - 1999. - С. 103-107

72. Мчедлов, М.П. Религии народов современной России : Словарь/ Рос. пезавис. ип-т соц. и нац. проблем, Исслед. центр "Религия в соврем, о-ве"; Ред. кол.: М. П. Мчедлов (отв. ред.) и др. -2-е изд., испр. и доп. М.: Республика, 2002. - 624 с.

73. Налетова, И.В. «Новые православные» в России: тип или стереотип религиозности / И.В. Налетова// Социологические исследования. №5, 2004. стр. 130-136

74. Немировский, В. Г. Структура и динамика религиозно-этических представлений студенческой молодежи (1987-2000 гг.) / В. Г. Немировский, П. А. Стариков//.-Краснояр. гос. ун-т. Красноярск : Поликом , - 2002. - 174 с.

75. Нетрадиционные религии» в посткоммунистической России «круглый стол». // Вопросы философии. М. - 1996. - №12. - С.3-32.

76. Нуруллаев, A.A. Концепция устойчивого развития: роль религиозных организаций в её реализации / А.А Нуруллаев // Экология и религия. Часть 2. М.: Луч, 1994. - 174 с.

77. Нуруллаев, A.A. Межконфессиональные противоречия и институты власти /А.А Нуруллаев// Многообразие интересов и институты власти. (Материалы международной теоретической конференции социологов. Москва, 15-16 июня 1993 г.). М. - Луч.- 1994.-17 с.

78. Нуруллаев, A.A. Религия, церковь, семья /А.А Нуруллаев // Международный год семьи. Тезисы международной конференции. Новгород. 1994. - 10 с.

79. Островская, Е.А. Буддийские мирские общины Санкт-Петербурга / Е.А. Островская // Социологические исследования.- №3.- 1999. С. 107-113

80. Островская, Е.А. Институционализация религиозной модели общества. / Е.А. Островская // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук. СПб. - 2003. - 25 с.

81. Островская, Е.А. Религиозная модель общества: Социологические аспекты институционализации традиционных религиозных идеологий. / Е.А. Островская / СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та.- 2005. 377 с.

82. Островская, Е.А. Социально-антропологическое исследование буддийских мирских общин Санкт-Петербурга / Е.А. Островская / Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических паук. СПб. -1998. - 264 с.

83. От нетерпимости к согласию. Проблемы перехода от гражданского и религиозного противостояния к веротерпимости и общественному согласию. М.: МИПП, Весь мир, 1999. 320 с.

84. Писманик, М. Г. Светская школа и религия / М. Г Писманик // Социально-гуманитарные знания. М., 1999, №2. С. 54-74

85. Писманик, М. Г. Современные верующие, их социальный облик и самочувствие / М. Г Писманик // Социально-гуманитарные знания. 2003. - N 4. - С. 139-146

86. Писманик, М.Г. Лекции по религиоведению. / М. Г Писманик// Учебное пособие. Пермский государственный технический университет. Пермь,- 2006. 245с.

87. Писманик, М.Г. Личность и религия. / М.Г Писманик// М. -1976. 266 с.

88. Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты. Судебная практика / Сост. к. ю. н. А. В. Пчелинцев, В. В. Ряховский. М.-2001.-847 с.

89. Лункин Р., Филатов С. Православие по-поморски и по-новгородски // Религия и общество. Очерки современной религиозной жизни России. Отв. ред. и сост. С. Б. Филатов. Кестопский Институт «Летний Сад». Москва - СПб, 2002. - С. 33-57

90. Мчедлов, М.П. Религия народов современной России: Словарь,- М.- 1999. 624 с.

91. Золото Льва Троцкого / Религия, церковь в России и за рубежом: Информационный бюллетень. М.: РАГС, 1995. № 6. С. 53 - 65

92. Самыгин, С.Н., Нечипуренко И.И. Религиоведение: социология и психология религии. / С.Н.Самыгип, И.И. Нечипуренко // Ростов-на-Дону.- 1996. 667 с.

93. Свобода совести в духовном возрождении Отечества/ Ред. колл.: М.П. Мчедлов, Е.С. Элбакян. М.: РНИСиНП, 1994. - 154 с.

94. Синелипа, Ю.Ю. О критериях определения религиозности населения /Ю.Ю. Синенлина // Социологические исследования. № 7. - 2001. - С. 89-96.

95. Алексей Малашенко. Современная религиозная жизнь России. Опыт систематического описания. Том I. Отв. ред. М. Бурдо, С. Б. Филатов. М.: Издательство «Логос», 2004. 328 с.

96. Сухов, А. Д. Религия в истории общества./ А. Д. Сухов // .-М.-1979. 423 с.

97. Сухов, А. Д. Религия как общественный феномен. / А. Д. Сухов //. М. - 1972. -378 с.

98. Торчинов, Е.А. Религии мира: Опыт запредельного: Трансперсональные состояния и психотехника/ Е. А. Торчинов. -СПб.: Петербургское востоковедение, 1997.-384 с.

99. Трельч, Э. Церковь и секта / Э. Трельч // Религия и общество. Хрестоматия по социологии религии.- М.-1996. 719 с.

100. Тэрнер, 13. Символ и ритуал / В. Тэрнер; Ред. И. С. Брагинский. -М.: Наука, 1983.277 с.

101. Угринович, Д. М. Введение в теоретическое религиоведение. /Д. М. Угринович // М., 1973.-239 с.

102. Угринович, Д.М. Введение в религиоведение. /Д. М. Угринович // М.: Мысль,1985.-270 с.

103. Угринович, Д.М. Психология рслигии/Д. М. Угринович //. М.: Политиздат.1986.-352 с.

104. Угринович, Д.М. Философские проблемы критики религии. /Д. М. Угринович //.М,- 1965.-215 с.

105. Филатов, С. Современная Россия и секты /С. Филатов // Иностранная литература. -№8.- 1996.-С. 201-219

106. Филатов, С. Щипков А. Нетрадиционная религиозность в посткоммунистической России / С. Филатов // Истина и жизнь. № 5-7. - 1997 . - С. 17-32

107. Филатов, С.Б. Новое рождение старой идеи: православие как национальный символ. / С.Б. Филатов //.-Полис, -1999 . № 3. С. 78-90

108. Филимонов, Э.Г. Религия и мифология в социокультурном развитии России / Э.Г. Филимонов // Введение в культурологию. М.- 1995. - 307 с.

109. Фурман, Д. Е. Религиозность в России в 90-е годы XX начале XXI века = The religiosity in Russia in the 90-s of the XX - the beginning of the XXI century / Д. E. Фурман, К. Каариайнен// - Москва : Огни ТД, 2006. - 90 с.

110. Циганенко, Н.В. Особенности функционирования социального института религии: региональный аспект / Н.В. Циганенко / Автореферат па соискание ученой степени к.с.н.- Пермь.- 2004. 17 с.

111. Шахов, М.О. Религиозное знание, объективное знание о религии и науке /М.О. Шахов // Вопросы философии. № 11.- 2004. - стр.65-80

112. Шевченко, М.Д. Религиозное сознание и духовная деятельность. // М.Д. Шевченко // М. : Моск. обществ, науч. фонд : Изд. Центр науч. и учеб. программ, 2000.-280 с.

113. Штерин, М. Новые религиозные движения в России 1990-х годов / М.Штерин // Старые церкви, новые верующие: Религия в массовом сознании постсоветской России. / Под ред. проф. К. Каариайнена и проф. Д.Е. Фурмана. СПб. - 2000. - С. 150-181

114. Щипков, А. Во что верит Россия : Религиозные процессы в постперестроечной России: Курс лекций/ A.B. Щипков; Православ. исслед. ин-т миссиологии, экуменизма и новых религиоз. движений. СПб.: Изд-во РХГИ, 1998. - 312 с.

115. Элиаде, М. Образы и символы / М. Элиаде // Избранные сочинения. М.- 2000. -352 с.

116. Элиаде, М. Избранные сочинения. Очерки сравнительного религиоведения : Пер. с англ./ М.Элиаде; Отв. ред. В. Я. Петрухин. -М.: Ладомир, 1999. 488 с.

117. Элиаде, М. Священное и мирское / М. Элиаде // Избранные сочинения,- М.-2000.- 144 с.

118. Элиаде, М. Трактат по истории религий : В 2 т. / М. Элиаде; Пер. с фр. A.A. Васильева. -СПб.: Алетейя. -1999. Т. 2. -1999. - 415 с.

119. Элиаде, М., Кулиано, И, Словарь религий, обрядов и верований : словарь/ М. Элиаде, И. Кулиано; При участии Г. С. Винер. -М.: Изд-во ВГБИЛ: Рудомино; СПб.: Университетская книга, 1997. 414 с.

120. Яблоков, И. Я. Социология религии./ И. Я. Яблоков М.- 1979. -415 с.

121. Яблоков, И.Н. Методологические проблемы социологии религии. / И.Н. Яблоков .-М.-1972.-329 с.

122. Яблоков, И.Н. Основы теоретического религиоведения. / И.Н. Яблоков. М. -1994.: Космополис, 1994. - 223 с.

123. Ядов, В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы : монография / В. А. Ядов. -Самара: Изд-во Самарского ун-та, 1995. 331 с.

124. Ядов, В.А. Стратегия социологического исследования. / В.А.Ядов // М .- 1998. -596 с.

125. Ядов, В. А. Стратегии и методы качественного анализа данных / В.А. Ядов // Социология: 4M. 1991.-№ 1. - С. 14-31.

126. Ядов, В. А. Стратегия социологического исследования : описание, объяснение, понимание соц. реальности / В.А.Ядов. 7-е изд. - М. : Институт социологии РАН : Добросвет, 2003. - 596с.

127. Barker, Е. New Religious Movements: A Perspective for Understanding Society. New York & Toronto, 1982. 234 c.

128. Barker, E. Plus 9a change.// Social Compass, vol 42 (2), p. 165-180.

129. Barker, E. The Making of Moonie: Brainwashing or Choice? Oxford, Blackwell. -1984.-312 p.

130. Barker, E. What Are We Studying? A Sociological Case for Keeping the «Nova». // Nova Religio.- 2004.- № 8. pp. 88-102.

131. Beckford, J.A., Levasseur, M. New religious movements in Western Europe // New religious movements and Rapid social change. Ed. by Beckford J.A. Univ. of California.-1987.-pp. 29-54

132. Berger, P. Protestantism and the Quest for Certainty / The Christian Century August 26-September 2,1998, pp. 782-796 // http://www.reIigion-onIine.org

133. Berger, P. The Sacred canopy. N.Y. 1967.-214 p.

134. Chryssides, G. Defining the New Spirituality // CESNUR Center for Studies on New Religions. 2000 // http:// www.cesnur.org/ conferences/riga2000/chryssides.htm.

135. Glock, C. Y., Stark R. Religion and Society in Tension. Chicago. 1965. - 112 p.

136. Lenski, G. The Religious Factor. N.Y. -1961.-219 p.

137. Luckmann, T. The Invisible Religion: The Problem of Religion in Modern Society, New York, Macmillan Company. 1967. - 128 p.

138. Luckmann, T. The New and the Old in Religion. // In Pierre Bourdieu & James Coleman (org.) Social Theory for a Changing Society. San Francisco: Westview. -1991. -128 p.

139. Luckmann, T. The Structural Conditions of Religious Consciousness in Modern Societies // Japanese Journal of Religious Studies. 6/ 1-2 March-June. 1979. - pp. 121137

140. Luckmann, T. Theories of religion and social change // The Annual Review of the Social Sciences of Religion. 1977. -№ 1, pp. 177-217

141. Niebuhr, H.R. The social sources of denominatiolism. New York. 1960. - 127 p.

142. Parsons, T. Religion in modern pluralistic society// S. Bruce (ed.).The Sociology of Religion I. Aldershot, UK, Brookfield, US.- 1995. pp. 143-146

143. Stark, R. Acts of faith: Explaining the human side of religion // The American Journal of Sociology, Vol. 106, No. 6 (May, 2001), University of California press. 2000. - pp. 1840-1842

144. Stark, R., Bainbridge, W.S. A theory of religion. New York. 1987. - 571 p.

145. Wallis, R. The Elementary Forms of New Religious Life // S. Bruse (ed.). The Sociology of Religion II. Aldershot, UK, Brookfield, US. 359 p.

146. Weber, M. Economy and Society. Univ. of California. 1978. - 485 p.

147. Wilson, B. R., Sects and Society. London, 1961. - 183 p.

148. Wilson, B. Secularization and the survival of the sociology of religion // The Journal of oriental studies. Feature: Beyond the Dichotomy of Secularity Religious. Vol. 26. №1.-Semiannual. - 1987. - Tokyo, Japan, - pp. 23-50

149. Wilson, B.R. Religion and the churches in contemporary America / S. Bruce (ed.).The Sociology of Religion I. Aldershot, UK, Brookfield.-US. 1995. - pp. 41-59

150. Wilson, B.R. An Analysis of Sect Development, American Sociological Review. -24 February. 1959.-pp. 3-15

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 270014