Советская политика ликвидации неграмотности в 20-е - середине 30-х гг. XX века :На материалах Нижнего Поволжья тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Костикова, Елена Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Советская политика ликвидации неграмотности в 20-е - середине 30-х гг. XX века :На материалах Нижнего Поволжья». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 211122
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Костикова, Елена Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
194

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Костикова, Елена Александровна

Введение

Глава I. Методология, историография и источниковая база исследования.

Глава II. Большевистская концепция ликвидации неграмотности и мероприятия по ее осуществлению на Нижней Волге в годы нэпа.

Глава III. Политика ликвидации неграмотности в условиях форсированного строительства социализма.

§ 1. Экономическое и кадровое обеспечение ликвидации неграмотности на новом этапе.

§2. Культпоход в Нижнем Поволжье: декларация и реальность.

§3.Социальный аспект советской политики ликвидации неграмотности населения Нижне-Волжского региона.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Советская политика ликвидации неграмотности в 20-е - середине 30-х гг. XX века :На материалах Нижнего Поволжья"

Актуальность темы. Ежегодно по решению XIV Генеральной конференции ЮНЕСКО 8 сентября отмечается международный день искоренения неграмотности. Многим кажется, что эта проблема нашей страны не касается. Но если быть объективными, то эта тема сейчас актуальна не только для стран Африки, Азии или Ближнего Востока, но и, как это ни странно казалось бы, для России тоже.

В официальных источниках утверждается: "Практически все взрослое население России грамотно и в связи с этим нет необходимости принятия специальных мер или программ по ликвидации неграмотности-взрослых»1. По данным Госкомстата РФ процент грамотного населения в России составляет 99,8%, что соответствует показателю для стран с высоким уровнем дохода. Однако, как считают международные специалисты, проводящие специальные мониторинги по вычислению уровня грамотности населения1 развитых стран, российский официальный показатель, по-видимому, является завышенным. Во-первых, он относит к грамотным всех умеющих только читать (в большинстве других стран грамотными считаются

I • люди, умеющие не только читать, но и писать, а в некоторых странах даже считать, как, например, в Норвегии), во-вторых, в России этот показатель относится к лицам в возрасте 9-49 лет, в то время как в большинстве других стран - ко всем лицам от 15 лет и старше. В-третьих, что самое существенное, российский показатель основан на результатах переписи 1989 г. Естественно, эти сведения устарели, так как за последние 15 лет кардинальным образом изменился весь облик Российского государства, и ситуация в сфере народного образования в частности.

1 См.: Альтернативный доклад НПО по соблюдению Российской Федерацией Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах, Москва,' октябрь 2003 года, по данным Центра мониторинга и статистики образования на начало 2000-2001 уч. года.

2 См.: Г.А. Ключарев: Грамотность населения России как человеческий ресурС. Институт комплексных социальных исследований РАН.2004.

Преобразования, осуществляемые в России с начала 90-х годов, коренным образом изменили политическое, экономическое развитие страны, породили ситуацию острой социальной нестабильности. Низкий уровень жизни основной части населения, сильное социальное расслоение, коррупция, межнациональные конфликты, рост преступности и потеря культурных ценностей у населения привели к тому, что в начале XXI века страна, более 60 лет назад объявившая о полной победе над неграмотностью населения, вновь столкнулась с этой проблемой.

К сожалению, точная статистика, которая могла бы прояснить ситуацию с людьми, не умеющими или почти не умеющими читать и писать, в России отсутствует. Нет точных данных даже о том, каково количество потенциально неграмотных граждан — беспризорников и лиц без определенного места жительства, хотя можно предположить, что их миллионы. 1 июня 2005 года, выступая на заседании, приуроченном ко Дню защиты детей, министр внутренних дел России Рашид Нургалиев заявил, что в настоящее время 'Россия переживает третью - после Гражданской и Отечественной войн - волну беспризорности, "Даже по самым приблизительным подсчетам, в стране более 700 тысяч детей-сирот, два миллиона неграмотных подростков» . Как отмечалось в официальной печати третья волна беспризорности очень затянулась. И если с первыми двумя » • » * удалось справиться за 5 лет, то нынешняя — тянется уже 15. И каждый год количество детей, оставшихся без попечения родителей увеличивается на 20%»4.

Подсчеты Российской академии образования свидетельствуют: к неизвестному количеству полуграмотных беспризорников прибавляются 60 процентов детей (в российском масштабе это более десяти миллионов), которые выходят из начальной школы, едва умея читать.5 Кроме того, из-за . нерешенности социально-экономических и. культурных задач в начале XXI

3 По сообщению РИА «Новости».

4 См.: Ткаченко И.В «Уличная эмиграция» //Саратовские вести. 2005г., 25 августа. С.З.

5 См.: Кириллова С. Неграмотный с Тверской. Московские новости, № 3.22 января. века наметилась явная тенденция ликвидации малокомплектных школ в сельской местности, где и без того имеется значительная масса неграмотных и полуграмотных подростков. Отсутствие основ знаний практически не оставляет шансов для этих людей получить дальнейшее образование, лишает возможности нормальной полноценной жизни. В отличие от 1920-1930-х годов, когда решалась задача искоренения массовой неграмотности населения, в современной России нет учреждений, ведающих обучением неграмотных подростков и взрослых людей.

Неграмотность — это явление социально-экономического происхождения, это следствие кризисных явлений в стране. И решение этой проблемы тоже необходимо искать, прежде всего, в улучшении экономического положения России. И весьма актуальным является обращение к опыту ликвидации неграмотности, накопленному в первые десятилетия советской власти. В такие переломные моменты истории наиболее значимыми для общества становились задачи не только удержания, но и повышения уровня просвещения населения, его культуры, то есть тд, что может возродить и модернизировать экономику и социально-политическую жизнь страны. .Ликвидация неграмотности — первооснова i щ процесса приобщения народа к знаниям, культурного и экономического прогресса общества.

• • »

Актуальность темы исследования обусловлена и состоянием ее научной разработки, о чем конкретно идет речь в первой главе диссертации.

Предметом данного диссертационного исследования является история борьбы за ликвидацию массовой неграмотности населения, проводившейся Советским государством в 1920-середине 1930-х годов.

Объект исследования— деятельность центральной и местных властей, структур правящей коммунистической партии и государственных учреждений, хозяйственных и общественных организаций по решению этой исторической задачи.

Актуальность рассматриваемой проблемы, состояние ее научной разработанности предопределили постановку цели исследования. Она заключается в раскрытии процесса и итогов ликвидации неграмотности населения Нижнего Поволжья в 20-30-е годы XX века на основе, прежде всего, архивных и других документов, ранее не вводившихся в научный оборот. Автор стремилась по-новому взглянуть на этот процесс, дать более реалистичную оценку его характеру и результатам.

Вышеуказанная цель диссертационного исследования обусловила постановку конкретных его задач: провести теоретико-методологический, историографический и источниковедческий анализ по теме диссертации; с критических позиций рассмотреть основополагающие постулаты концепции «культурной революции» и ликвидации неграмотности под углом зрения соотношения теории и практики в хронологических рамках; обобщить конкретно-исторический материал о результатах советской политики ликвидации неграмотности как части «культурной революции» в Нижнем Поволжье, проанализировать его с точки зрения современного научного подхода, выявить сочетание, общенационального и местного аспектов, проявление общих тенденций и региональных особенностей; исследовать процесс ликвидации неграмотности в условиях нэпа, • * » # выяснить и уточнить причины, в силу которых не удалось решить проблему неграмотности к первоначально намеченному сроку—«10-летию Октябрьской революции»; показать ключевое значение кадрового фактора в преодолении неграмотности'; из комплекса организационных мер выделить и осветить проблемы создания материально-финансовой базы ликвидации неграмотности; реконструировать на базе опубликованных и архивных документов социальный аспект советской политики ликвидации неграмотности; сформулировать уроки, вытекающие из исторического опыта борьбы с неграмотностью, а также выработать научные рекомендации с учетом современных условий.

Методология, историография и источниковая база исследования подробно излагаются в первой главе диссертации. Диссертант, уважительно относясь к научным достижениям предшественников в изучении исторического опыта политики Советского государства по ликвидации неграмотности населения в 1920-середине 1930-е гг. пытается следовать научно-критическому подходу к оценке их трудов. По мнению автора, необходимо с современных методологических позиций оценить содержание, особенности и итоги этой политики в Нижнем Поволжье, как и в стране в целом, а для этого требуется не только привлечение новых источников, но и переосмысление целого ряда ее важных аспектов. Историографический анализ позволил сделать вывод, что выбранная тема оказалась малоизученной, что пока еще нет трудов комплексно и без идеологической догматики исследующих исторический опыт советской политики ликвидации неграмотности населения Нижнего Поволжья в 1920-середине 1930-х годов.

Территориальные рамки диссертационного исследования — Нижнее Поволжье—обусловлены тем, что этому региону принадлежит особая роль в истории ликвидации массовой неграмотности населения, а успешный и новаторский саратовский опыт «культпохода» получил поддержку и распространение во всем Советском Союзе.

Регион исследования включает в себя Саратовскую, Царицынскую ( с 1925 года — Сталинградскую), Астраханскую губернии, Калмыкскую автономную область, которые по правительственному решению 21 мая 1928 года составили Нижне-Волжскую область; тогда же к ней была присоединена часть Пугачевского уезда Самарской губернии; 11 июня 1928 года эта область была переименована в Нижне-Волжский край, а 28 июня к нему присоединена «Автономная Советская Социалистическая Республика

Немцев Поволжья» (АССРНП)6. Таким образом, Нижне-Волжский край стал одним • из крупных административно-территориальных единиц Российской Федерации с населением свыше 5 млн. человек7.

Нижнее Поволжье представляло собой в основном аграрный регион с преобладанием сельского населения (по данным ЦСУ, лишь 18% от всего о населения были горожане), большая часть которого была абсолютно неграмотной. Лишь 1/3 населения более или менее умела читать и писать.

Особенностью этого региона было то, что он являлся многонациональным по своему составу. На территории Нижней Волги проживали представители 13 национальностей, каждая из которых отличалась по уровню социально-экономического и культурно-бытового развития. Кроме русского населения, составлявшего 73,5% общего числа жителей края, его населяли украинцы — 8,1%, немцы - 7,9%, татары — 3,2%, мордва - 2,9%, калмыки — 1,9%, казахи - 0,8% и другие народы.9 По уровню грамотности они (кроме немцев) значительно отставали в сравнении с русским населением исследуемого региона.

Разнообразие природных, социально-экономических и культурных условий Нижнего Поволжья, преобладание сельского населения « * непосредственно влияло на осуществление государственной политики ликвидации неграмотности, внося в нее определенную специфику.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала 1920-х до середины 1930-х годов. За исходную точку диссертации взят декабрь 1919 года, время принятия и опубликования Декрета Совета Народных Комиссаров «О ликвидации безграмотности населения РСФСР», когда официально было положено начало проведению политики обязательного обучения грамоте в масштабах всей страны. Рамки исследования распространяются до середины 1930-х годов и принятия

6 См.: Нижне-Волжский край. Материалы к I Краевому Съезду Советов. Саратов, 1928. С. 4.

7 См.: Там же.

8 См.: Там же, Л. 5.

9 См.: ЦДНИСО. Ф. 55. On. 1. Д. 33. Л. 6. конституция СССР 1936 г., закрепившей, по большевистской терминологии, «победу социализма в СССР». Иначе говоря, эти рамки включают разные исторические периоды: последний год гражданской войны, годы нэпа и форсированного строительства социализма, что позволяет проследить эволюцию основных направлений, форм и методов советской политики ликвидации неграмотности населения и выявить влияние этапных задач того времени на ход борьбы «за грамоту».

Новизна диссертационного исследования состоит, прежде всего, в том, что на материалах Нижнего Поволжья впервые предпринята попытка без идеологической зашоренности недавнего прошлого осмыслить и переосмыслить исторический процесс ликвидации неграмотности населения в 1920-середине 1930-х гг., преодолевая стереотипы советской историографии по этому вопросу. Установлена периодизация этого процесса. На основе во многом впервые вводимой в научный оборот источниковой базы проанализированы общие и региональные особенности реализации политики ликвидации неграмотности в исследуемый период. Выявлено и обобщено все существенное и позитивное, имевшееся по вопросу о деятельности Советского государства и общества в 1920-середине 1930.-х гг. по ликвидации неграмотности, вскрыты наиболее характерные недостатки в ней, прежде всего, просчеты и негатив в сфере государственно-правового » ' ■ * регулирования и контроля со стороны правящей партии большевиков.

Новизна диссертационного исследования состоит также в комплексном, системном подходе к рассмотрению проблемы ликвидации неграмотности. Преодоление неграмотности раскрывается, с одной стороны, как целостной системы, неразрывно связанной с развитием новых социально-экономических отношений в условиях нэпа и форсированного социалистического строительства в СССР, а с другой стороны — с учетом весомого регионального компонента. Наконец, новизна и в том, что тема «Советская политика ликвидации неграмотности в 20-середине 30-х годов

XX века» раскрывается диссертантом в контексте эволюции ранее существовавших воззрений по ней вплоть до современных трактовок.

Достоверность диссертационного исследования обусловлена как широкой источниковой базой (с введением в научный оборот новых архивных документальных материалов), так и применением в этом исследовании инструментария его историко-методологического обеспечения, использованием методов сравнительного анализа и сопоставления, взаимной перепроверкой различных источников.

С точки зрения научного и практического значения результатов исследования можно констатировать, что выявленные в ходе исследования и введенные в научный оборот источники существенно расширяют источниковедческую базу по проблеме ликвидации неграмотности. Фактический и аналитический материал, содержащийся в работе, в определенной степени расширяет историографию темы. Выводы диссертации восполняют ряд пробелов в научной разработке истории ликвидации неграмотности, уточняют прежние представления по этому вопросу, позволяют более конкретно оценить роль государственных и общественных структур в его решении на Нижней Волге. Эти выводы и

• большой фактический материал диссертации могут быть использованы при написании обобщающих трудов по культурному строительству в 1920

• » ■ середине 1930-х гг., а также в историческом краеведении. А сформулированные автором уроки, вытекающие из исследования исторического опыта, и научные рекомендации могут быть учтены в современных условиях, когда вновь возникла проблема преодоления неграмотности, пусть и не столь массовой, как раньше.

Апробация диссертационной работы. По отдельным вопросамданного исследования автор выступала на научных конференциях в Саратовском государственном социально-экономическом университете в 2003-2004 гг., материалы которых опубликованы. Различные аспекты его нашли свое отражение в ряде научных статей диссертанта, посвященных ликвидации неграмотности населения в 1920-середине 1930-х годов.

Структура диссертационного исследования соответствует избранной цели и задачам исследования и включает введение, три главы и заключение, список использованных литературы и источников. В этой структуре автор стремилась отразить все то наиболее существенное и важное, что вытекает из проведенного анализа источников, обобщения большого фактического материала по Нижнему Поволжью и подчеркивает актуальность темы ликвидации неграмотности.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Костикова, Елена Александровна

Заключение

• Обобщая исторический опыт советской политики ликвидации неграмотности в 1920-середине 1930-х годов, автор особо выделила то, что она стала основой дальнейшего развития народного образования, базой культурного и экономического прогресса общества. В то же время кампания по ликвидации неграмотности населения существовала в рамках проекта революционных преобразований советской власти и проходила в общем контексте большевистской политики, что наложило определенный отпечаток на методы и формы, на основные результаты ее проведения. Ликвидация неграмотности рассматривалась советской властью не только как социальная, но и как важнейшая политическая задача.

Использование в диссертации широкой методологической основы, а также применение современных подходов к изучению исторической действительности позволило автору решить основные задачи данного исследования, убедиться в надежности источников и достоверности сделанных в диссертации выводов. Историографический анализ показал, что начало изучению проблем ликвидации неграмотности было положено практически с 1920-го года. С этого периода и по настоящее время была накоплена обширная литература, исследователями был изучен богатый фактический материал, проанализированы многие аспекты советской » » политики ликвидации неграмотности, сделано огромное количество интересных выводов и обобщений, введено в научный оборот значительное число источников.

Однако многие вопросы, касающиеся темы исследования, оказались недостаточно разработанными, а некоторые проблемы истории ликвидации неграмотности требуют нового, современного осмысления. Настоящее диссертационное исследование, думается, в определенной степени .восполняет этот пробел. Благодаря привлечению новых архивных материалов автор проследила становление большевистской концепции ликвидации неграмотности и основные этапы ее реализации на Нижней

Волге, охарактеризовала факторы, влияющие на ход этой кампании, в частности материальный и кадровый, проанализировала • основные результаты и социальный аспект ее проведения, сделала ряд обобщающих выводов, суть которых сводится к следующему.

1 .Несмотря на то, что в 20-е годы в губерниях Нижнего Поволжья была проведена большая работа по ликвидации неграмотности: разработана официальная концепция по ликвидации неграмотности, предприняты значительные меры по ее реализации, и к концу 20-х годов снижена численность неграмотного населения,— результаты кампании были далеки от запланированных большевиками. План Главного управления политпросвещения по ликвидации неграмотности на 1923-1927 г.г., рассчитанный на выполнение его к 10-летию Октябрьской революции, так и не был выполнен. По существу этот план не был обеспечен требуемой материально-технической базой, не хватало кадров, преданных делу, уровень оплаты их труда был низким, недостаточным было количество библиотек и изб-читален. Отсутствие соответствующей масштабам поставленных в плане задач инфраструктуры не способствовало успешному их выполнению. Кроме того, негативные последствия имел тот фактор, что форсированное, спешное выполнение плана ликвидации неграмотности приводило к снижению качества и результативности этого процесса.

• * » "

В конце 1920-х годов необходимость решения проблемы массовой неграмотности населения Российского государства осознавалась всеми партийными, общественными организациями. С этого момента неграмотность большей части населения начинает рассматриваться не только как социальная, но и как политическая, классовая проблема. Особенно остро проблема ликвидации неграмотности вставала в связи с началом индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства. Страна нуждалась в квалифицированных рабочих для промышленности и сельского хозяйства. А для этого необходимо было дать хотя бы минимум знаний трудящимся.

В конце 20-х годов ликвидация неграмотности приобрела еще одну задачу. Власть понимала: чтобы донести свою программу до народа, он должен быть хотя бы грамотным. Только одержав победу над неграмотностью, можно было построить новую культуру, отвечающую интересам социалистического развития и добиться максимального контроля над народом. Именно поэтому задача ликвидации массовой неграмотности становится к концу 20-х годов одним из главных направлений в деятельности партии и государства.

2. В 1928 году в деле ликвидации неграмотности наметился определенный сдвиг, связанный с перестройкой всей работы по методу «культпохода». Большую роль в этом процессе сыграло Нижнее Поволжье, так как именно здесь были оформлены, впервые применены и дали впечатляющие результаты новые формы и принципы работы в системе ликбеза.

История ликвидации неграмотности в Нижнем Поволжье в годы первых пятилеток продемонстрировала, что проблему массовой неграмотности населения при компетентном руководстве этой кампанией можно решить в основном за несколько лет и без значительного увеличения затрат со стороны государственного и местного бюджета. Благодаря совместным действиям местных органов власти и особых комиссий ликбеза

• » по привлечению к этой работе сил и средств самого населения Нижнее Поволжье за короткий срок из отстающих регионов превратилось в передовой по уровню грамотности населения.

Основу этих успехов составило, прежде всего, решение местных органов власти о ликвидации неграмотности силами и средствами самого населения. Так, в годы первых пятилеток на Нижней Волге в основном была решена проблема материального обеспечения дела ликвидации неграмотности. Появление принципиально новых методов изыскания средств способствовало тому, что практически каждое юридическое (организации, предприятия, колхозы, совхозы и т. п.) и физическое лицо обязано было отчислять ту или иную часть своих доходов в фонды ликвидации неграмотности. В конечном итоге именно финансирование за счёт внебюджетных средств и предопределило успех кампании по ликвидации неграмотности в исследуемом регионе.

3. В большей степени успех борьбы «за грамоту» в регионе был обеспечен благодаря решению кадрового вопроса. Так же как и в случае с материальным обеспечением, проблема кадров была решена силами самого населения, конечно же, при жестком планировании и жестком руководстве партийных органов. Можно сказать, что в ликвидации неграмотности в исследуемом регионе участвовали в той или иной степени все грамотные жители вне зависимости от возраста, профессии, педагогического стажа. Успех кадровой политики в области ликвидации неграмотности в годы первой пятилетки был еще весьма относительный. С одной стороны, столь значительный кадровый потенциал ликбеза позволил обеспечить почти полный охват неграмотного населения региона, но с другой стороны зачастую низкий уровень образования, слабая система подготовки и переподготовки специалистов ликбеза, нередко принудительное участие в этой работе, отсутствие материального стимула не способствовали качественному обучению неграмотных. Высокие темпы ликвидации неграмотности обесценивались низким качеством обучения, что приводило к массовым рецидивам неграмотности.

4. Социальный аспект ликвидации неграмотности населения Нижнего Поволжья состоит в том, что успешное проведение этой политики повлекло за собой своего рода переворот в социальной жизни общества, в формировании нового культурно-бытового уклада. В условиях форсированной индустриализации и коллективизации она обеспечивала промышленность и сельское хозяйство людьми, умеющими читать, писать, способными овладеть определённой специальностью. Принятая в крае система открыла возможности перехода от ликвидации азбучной неграмотности и малограмотности к охвату населения всеобщим начальным образованием. Внутри этой кампании по ликвидации неграмотности зародились, а впоследствии выделились в самостоятельные сферы деятельности библиотечный, дошкольный походы. Кроме того, одновременно с обучением в системе ликбеза делались реальные попытки улучшить санитарно-бытовые условия жизни жителей Нижнего Поволжья.

Помимо этого, владение грамотой повышало общественный и социальный статус человека, расширяло круг его личных и общественных интересов, положительно влияло на формирование стремления к учебе у подрастающего поколения, придавало большую социальную мобильность человеку. Одним словом, ликвидация неграмотности качественно улучшала социально-демографическую характеристику общества.

5. Оценивая в основном положительно осуществление советской политики ликвидации неграмотности в Нижнем Поволжье, следует подчеркнуть, что она так и не была завершена к 1936 г. и продолжалась практически ещё до начала 40-х годов. Кроме того, обученные грамоте в

1920-середине 1930 гг. в последующий период не так уж: редко вновь становились неграмотными из-за некачественного, непрофессионального обучения. Стремление местных партийных органов (как в индустриализации и коллективизации) решить данную проблему форсированными, чрезвычайными методами привело к тому, что ещё долгие годы » * t * преподаватели учебных заведений были вынуждены переучивать огромное количество людей. Рецидивы неграмотности были достаточно частым явлением и в определённой степени снижали результаты проделанной работы.

В условиях постоянного взвинчивания темпов ликвидации неграмотности, а также при отсутствии материальных стимулов в работе энтузиазм населения, характерный для начала первой пятилетки, постепенно сходил на нет. Таким образом, можно сказать, что стремление центральной и нижневолжских властей как можно скорее провозгласить победу над неграмотностью противоречило задачам качественного обучения в системе ликбеза. .

Из исторического опыта советской политики ликвидации неграмотности в 1920-середине 1930-х гг., вытекают, на наш взгляд, некоторые уроки.

1.Главный урок и основной вывод заключается в следующем. Ликвидация неграмотности диктовалась объективной необходимостью, являлась закономерным процессом в становлении индустриального общества. Но этот процесс не мог быть реализован «самотеком», а направлялся Советским государством и его правящей компартией, которая преследовала при этом и свои политико-идеологические цели. Это подтверждается и данным историческим исследованием на материалах Нижнего Поволжья.

Возникшая после распада СССР социально-экономическая нестабильность, миграционные потоки из ближнего зарубежья, в том числе в Нижнее Поволжье, значительная категория социально неадаптированных лиц, межэтнические конфликты 1990-х годов привели к тому, что в стране, давно победившей неграмотность, вновь обозначились признаки этой проблемы. В современной России по самым приблизительным данным только среди подростков уже 2 миллиона неграмотных, причем в обществе г • » * наблюдаются тенденции роста неграмотности уже в ближайшие годы. Наметившийся в начале XXI века курс на улучшение экономического положения страны, стабилизирующая социальная политика, отраженные в ежегодных посланиях Президента Федеральному Собранию,— решающие факторы преодоления этой тенденции.

2. Исторический опыт ликвидации неграмотности подтверждает, что нельзя финансировать сферу народного образования на основе остаточного принципа, только обеспечение ее в полном и необходимом объеме является одним из факторов успешного развития и прогресса общества.

3. Изученная в диссертационном исследовании советская политика по ликвидации неграмотности' подтверждает ту историческую истину, что и в сфере народного образования, и в борьбе с неграмотностью и малограмотностью ключевым фактором является кадровый. Именно от наличия достойных кадров зависит эффективная реализация государственной политики в области народного образования.

4. Как показывает исторический опыт 20-середины 30-х гг. прошлого века в плане ликвидации неграмотности особого внимания заслуживает молодежь подросткового возраста. Государство призвано включать в систему образования, в том числе внешкольного и вопросы ликвидации неграмотности подростков, оставшихся без внимания родителей и общества и не посещающих школу; их немало было в 1920-е г. и, к сожалению, появились они и в 90-е. Это очень важно, тем более, что именно эта категория граждан является источником для формирования преступного мира, а в силу своей безграмотности, не способна в будущем стать качественной рабочей силой для народйого хозяйства.

5.Опыт ликвидации неграмотности и малограмотности предостерегает как от игнорирования этой проблемы, так и от принятия поспешных и недостаточно обоснованных решений (вроде лозунга и задачи ликвидации неграмотности населения к 10-летию Октября).

Разумеется, недопустимы догматическое отношение к советскому опыту ликвидации неграмотности и его механическое копирование; требуются тщательное переосмысление и критический объективный анализ этого исторического опыта, чтобы творчески использовать его в иных современных условиях.

Из анализа опыта ликвидации массовой неграмотности населения в 1920-середине 1930-х гг. вытекает, по мнению автора, ряд практических рекомендаций, цозволяющих избежать роста неграмотности в современной России.

1 .Для предотвращения нарастающей тенденции неграмотности необходима, в первую- очередь, разработка четких профилактических мероприятий государственной власти и органов народного образования. Это, прежде всего, касается улучшения экономического климата, решения внутренних и внешних национальных конфликтов, проведения политики, направленной на поддержку социально незащищенных слоев населения. Кроме того, более осмысленной и прогнозируемой должна стать государственная политика в области народного образования. Каждый гражданин России, независимо от возраста, социального статуса, материального обеспечения, национальности, должен иметь равные возможности в получении и закреплении знаний. Особое внимание нужно обратить на обучение сельских жителей. Задача органов образования — предотвратить тенденцию ликвидации малокомплектных школ. Никакие экономические факторы не должны ограничивать население в получении образования. 2. Государство, по нашему мнению, долзкно изменить всю систему финансирования сферы народного образования. Просвещение населения должно стать приоритетной статьей затрат бюджета, а не финансироваться по остаточному принципу. Создание крепкой материальной базы педагогического процесса, повышение материального благосостояния

• ■ преподавателей всех учебных заведений позволило бы повысить качество обучения.

3. Особого внимания со стороны государства заслуживают социально незащищенные слои населения, в том числе дети из многодетных, малоимущих семей или дети, оставшиеся без попечения родителей. Они должны находится на постоянном учете органов народного образования. Для повышения действенности обучения этой категории лиц необходимо принять специальные программы по социальной защите и охране детства.

4. Только комплексные усилия государства и общества, разработка программ совместного действия могут реально изменить в положительную сторону ситуацию с неграмотностью в современной России. В этой связи важным моментом является повышение внимания всего населения к социальным негативам, в том числе и к неграмотности, максимальное участие его в решении таких социальных проблем. Исторический опыт ликвидации неграмотности и малограмотности указывает на важность взаимодействия государственных структур и общественных организаций (кооперации, профсоюзов, молодежных и др.) в борьбе за преодоление неграмотности на основе совместной заинтересованности. Сегодня такая совместная заинтересованность может выявляться у государства и бизнеса в решении подобной задачи.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Костикова, Елена Александровна, 2005 год

1. В поход за качество ликбезработы. Саратов: Городская особая комиссия по ликвидации неграмотности, 1931.

2. Всесоюзная перепись населения 1926 г. М.1930. Т.9.

3. Второй год культурного похода. Сборник материалов Сталинградской Окружной комиссии по ликвидации неграмотности. Сталинград, 1929.

4. Декреты Советской власти. М.,1968. Т.4.

5. Директивы ЦК ВКП (Б) и постановления советского правительства о народном образовании. Сборник документов за 1917-1947 г.г. M.-JL, 1947

6. Женщины в СССР. Статистический сборник. М., 1975.

7. Коммунистическая партия Советского союза в резолюциях и решениях съездов, конференций, пленумов ЦК. Изд. 9-е. М.,1985. Т. 1,^,3.

8. КПСС о культуре, просвещении, науке. Сб. документов. М,1963.

9. Культпоход «как метод культурной революции. Из» опыта Нижневолжского края. М., 1930.

10. Культурное строительство в РСФСР. Документы и материалы. Т. » * » '2. 1928-1941. М., 1985.111 .Культурное строительство в РСФСР. Статистический сборник. М.,1958

11. Культурное строительство в Саратовском Поволжье. Документы и материалы. В 2-х томах. Саратов, 1985

12. Культурное строительство в СССР 1917-1927 г.г. Разработка единой государственной политики в области культуры. Документы и материалы. М., 1984.

13. Материалы к отчету Астраханского губернского исполнительного комитета за 1924-1925 гг. Астрахань. 1924.

14. Народное образование в РСФСР: Статистический ежегодник за 1923-1924 г.г.М.,1925. •

15. Народное образование, наука и культура в СССР. Статистический сборник. М., 1977.

16. Народное хозяйство Волгоградской области. Статистический сборник. Волгоград. 1967.

17. Нижне-Волжский край. Материалы к I Краевому Съезду Советов. Саратов, 1928.

18. Нижнее Поволжье. Социально-экономическая книга. Сталинград,1934.

19. Отчет Сталинградского городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (за январь 1929-март 1930 года) Сталинград, 1930.

20. Отчет Царицынского губкома XI партконференции. Царицын,1925

21. Отчет Центрального правления ОДН.// Третий фронт. 1926. №5.1. С.З

22. Очерки истории Саратовской организации КПСС. Ч. 2. 1918-1937 гг. Саратов, 1965.

23. Планирование и учёт работы в школах грамоты и малограмотных.«

24. Саратов: Краевая особая комиссия, 1928.

25. Программа школы грамоты. Саратов, 1931.

26. Саратовская партийная организация в годы восстановления народного хозяйства. 1921-1925 гг. Документы и материалы. Саратов, 1960.

27. Саратовская партийная организация в годы социалистической индустриализации страны и подготовки сплошной коллективизации сельского хозяйства. Документы и материалы 1926-1929 гг. Саратов, 1966.

28. Саратовская партийная организация в период коренного наступления социализма по всему фронту. Создание колхозного строя. Документы и материалы 1930-1932 гг. Саратов, 1961.

29. Сборник документов и постановлений рабочего и крестьянского правительства по народному образованию. Выпуск 1.1919.

30. Статистический ежегодник на 1928 год. Саратов, 1928.

31. Статистический справочник Нижней Волги 1929-1933 гг. Сталинград, 1934.

32. Стенографический отчет XI Всероссийского съезда Советов РСФСР. М., 1924.

33. Неопубликованные источники

34. Государственный архив Российской Федерации

35. Фонд 2306. Наркомата Просвещения РСФСР. On. 1. Д.318, Оп.2.1. Д.24.

36. Фонд 2314. Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (Ф.2314) Оп.1. Д. 3, 7, 37, 53, 143, 223, 329, Оп.2. Д.26, Оп.З. Д.ЗО, 34, Оп.8. Д. 18, 19, 34, 50, 51, 62, 69, 89, Оп.9. Д. 42, 68, 72.

37. Российский государственный архив социально-политической истории

38. Фонд 17. Центральный комитет КПСС (ЦК КПСС). On. 1. Д.471,616.

39. Государственный архив Саратовской области.

40. Фонд 461. Исполнительный комитет Саратовского городского' * •совета депутатов трудящихся. Оп. 2. Д. 123, 131, 186, 204, 230, 461.

41. Фонд 521. Саратовский губернский исполнительный комитет совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Оп.1. Д.99, 1890, 2092.

42. Фонд 522. Исполнительный комитет Нижне-Волжского краевого совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. On. 1. Д. 98, 159, 259, Оп.З. Д. 15, 39, 57, 72, 78, 82, 83, 84, 89, 103, 108, 155, 167, 164, 204, 209.

43. Фонд 1119. Чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности при губернском отделе народного образования. On. 1. Д. 16, 23, 28, 30, 34, 45, 48, 68,91, 104,317.

44. Фонд 2905. Особая комиссия по ликвидации неграмотности и малограмотности в г. Саратове. On. 1. Д. 10, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 19, 21, 22, • 23, 26, 29, 32, 33, 40,41, 43, 47, 49, 50, 53, 54, 55, 58, 59, 61, 64, 65, 66, 67, 68,69,71,75,76,77.

45. Центр документации новейшей истории Саратовской области.

46. Фонд 27. Саратовский 1убком ВКП (б) Оп. 2. Д. 80, 801, Оп.З. Д.1,249.

47. Фонд 55. Нижне-Волжский крайком ВКП (б). On. 1. Д. 33, 34, 40, 68, 113, 119, 179,240,316,319,320,321,325.

48. Фонд 56. Нижне-Волжского райкома ВЖСМ. On. 1. Д.19, 41, 80,1. П7.

49. Фонд 140. Саратовский коммунистический университет (Комвуз). Оп.1. Д.123, 127,128, 131, 137.

50. Государственный архив Волгоградской области

51. Фонд 71. Сталинградский городской Совет рабочих крестьянских и красноармейских депутатов и его исполнительный комитет. On. 1. Д. 353, 362,541. .

52. Фонд 313. Нижневолжский краевой Совет рабочих крестьянских и ^ красноармейских депутатов и его исполнительный комитет. Опись 19. Д. 136,1208.

53. Фонд 904. Отдел народного образования Николаевского уездного исполнительного комитета Совета рабочих крестьянских и красноармейских депутатов Царицынской губернии. On. 1. Д. 94.

54. Фонд 1652. Отдел народного образования Хоперского окружного исполнительного комитета Совета рабочих крестьянских и красноармейских депутатов Царицынской губернии. On. 1. Д. 107, 510, 646.

55. Фонд 1661.0тдел народного образования Усть-Медведицкого окружного исполнительного комитета Совета рабочих крестьянских икрасноармейских депутатов Царицынской губернии. Оп. 2. Д. 195, 203, 205, 235.- • .

56. Государственный архив Астраханской области

57. Фонд 1362. Отдел народного образования Астраханского губисполкома. On. 1. Д. 1295, 1315, 1374, 1407.

58. З.Монографии, сборники, статьи

59. Агринский Н.С. Развитие культуры в Волгоградской области за годы Советской власти. Волгоград. 1967.

60. Аракелова М.П Ликвидация неграмотности среди женщин в первой половине 20-х годов.//Социологические исследования. 1994. N 3. С. 75-78.

61. Багреева Е. Образование, преступность и государственная безопасность.// Народное образование.2002. № 5.

62. Богданов И.М. Грамотность и образование в дореволюционной России и в СССР. М. 1964.

63. Богданов И.М. Статистика культуры. М.1950; Он же. Вопросы грамотности и образования в переписях населения.// . Народное образование. 1958 №11.

64. Бондарев Ю.П. Ликвидация неграмотности. Цифры, факты, перспективы. М.,1929.

65. Борисов Ю.С. Народное образование и обороноспособность страны.//Духовный потенциал победы советского народа в Великой Отечественной войне. Сборник статей. М.1990.

66. Бройдо Г. И. Основное в саратовском опыте // На культфронте. 1930. № 7-8. С. 17-19.

67. Бройдо Г. И. Три года побед решительно требуют новых побед // .На культфронте. 1931. № 5-6. С. 3-4.

68. Бромберг М.Я. Работа Сталинградской коммунистической организации по восстановлению народного хозяйства после гражданскойвойны.(1921-1926 годы)// Из истории парторганизации. Сборник статей. Сталинград. 1959. • .

69. Великая Октябрьская революция и становление советской культуры 1917-1927 г.г. М.,1985.

70. Веселов М.О. 15 лет борьбы за поголовную грамотность в Московской области. М, 1932.

71. Волков В. В. «Новая культура в области чувств». Как ликвидировали неграмотность в СССР // Человек. 1992. № 1. С. 96-102.

72. Всесоюзная перепись населения 1939 года: Основные итоги. М.,1992

73. Высоковская Е. Ликбезпоход в Калмыкии // На культфронте. 1930. №. Ц-12. С. 64-65.

74. Галин С.А. Исторический опыт культурного строительства в первые годы Советской власти. (1917-1925). М.,1990.

75. Гафинович Выше качество культармейских кадров // На культфронте. 1931.№ 5-6. С. 17* *

76. Гелис. Итоги и перспективы культпохода // Нижне-Волжский просвещенец. 1929. № 7-8. С. 7-15.

77. Гернштейн Э.Э. Борьба за осуществление ленинского декрета о ликвидации неграмотности в Саратовской губернии в 1920-1921гг.// Из• я *истории Саратовского Поволжья. Саратов.1968.

78. Гофлин Б. 105 тыс. за букварём // На культфронте. 1930. № 1-2. С.23.30.

79. Гофлин Б. К победным финишам на культфронте // На культфронте. 1930. № 15-16. С. 20-21.

80. Два века губернии. Саратов, 1997.

81. Дорохов Н. О просветительной работе среди национальных меньшинств Нижне-Волжского края // На культфронте, 1930. № 19-20. С 55

82. Жиромская В.Б. Всесоюзные переписи населения 1926,1937, 1939 года. История подготовки и проведения.//История СССР. 1990 №3.

83. Жиромская В.Б. После революционных бурь: население России в первой половине 20-х гг.-М., 1996.

84. Зак JI.M. История изучения советской культуры. М,1982.

85. Зиновьев М., Плешакова А. Как был выполнен ленинский декрет. М., 1961.

86. Иванов А.А. О содержании и методах работы в школе грамоты // Нижне-Волжский просвещенец. 1928. № 1-2. С. 124-130.

87. Иванов А.А. Усилим натиск на неграмотность // Нижне-Волжский просвещенец. 1929. № 1-2. С. 3-6.

88. Иванова A.M. Что сделала Советская власть по ликвидации неграмотности среди взрослых. М., 1949.

89. Идеи и реальности в 20-30-х годов в советской исторической науке. Иваново, 1993.

90. Из истории Сталинградской партийной организации. Сборник статей. Сталинград, 1959.

91. История Астраханского края: Монография. Астрахань:. 2000.

92. История гражданской войны. М. 1960.Т.5.

93. История образования в , архивах, (подготовлено Д.В. Воронковым.// Учебный год . 2002, № 3.

94. Кабанов П. И. История культурной революции в СССР. М., 1971.• » •3.37Карр Э. История Советской России. Кн. 1.Т. 1,2. М.,1990.

95. Ким М. П. 40 лет советской культуре. М., 1957.

96. Ключарев Г.А. Грамотность населения России как человеческий ресурс. Институт комплексных социальных исследований РАН. 2004.

97. Ковалевский А. Г. Грамотность Нижне-Волжского края. Итоги переписи 1932 г. Саратов, 1933.

98. Ковалевский А. Г. Итоги трёх лет борьбы за грамотный Саратов //На культфронте. 1931. № 5-6. С. 5-8.

99. Ковалевский А. Г. Саратовский опыт. Саратов, 1930.

100. Козлов В.А. Культурная революция и крестьянство в 1921-1927 г.г. (по материалам Европейской части РСФСР). М.,1983.

101. Кольцов А. В. Культурное строительство в РСФСР в годы первой пятилетки. М., 1960.

102. Комочков. Культпоход и антирелигиозная работа // На культфронте. 1930. № 3. С. 27.

103. Корнеев. Кадры нацменьшинствам // На культфронте. 1930. № 56. С. 49.

104. Королев Ф.Ф., Корнейчик Т.Д., Равкин З.И. Очерки по истории Советской школы и педагогики 1921-1931 гг. М. 1961.4

105. Крупская Н.К. Ликвидация неграмотности. Сборник статей, докладов и разных материалов за 1920-1936 гг. Наркомпрос РСФСР. 1938.

106. Крупская Н.К. Педагогические сочинения в 6 томах. Т.2. М., 1978.

107. Крупская Н. К. Собрание сочинений. Т. 2. М., 1932.*

108. Кузьмин М.Н. Культурность населения Советской России как фактор выбора политической модели.//Формирование административно-командной системы. Сборник статей. М.1992 с. 131-161.

109. Культпоход как метод культурной революции. Из опыта Нижневолжского края. М.,1930.

110. Куманев В. А. Ленинский комсомол в борьбе за всеобщую грамотность. М., 1959.

111. Куманев В.А. Революция и просвещение масс. М.,1973.

112. Куманев В.А. Социализм и всенародная грамотность. Ликвидация массовой неграмотности в СССР. М.,1967.

113. Кусов И. Культурная революция в СССР. Сборник статей. М., 1967. • .

114. Кусов И. На культурный штурм Калмыцкой области // На культфронте. 1931. №. 5-6. С. 21.

115. Лановенко. Городской и сельский букварь «Маленьким волгорям» // На культфронте. 1930. №. 1-2. С. 75.

116. Лебзак. АССРНП в борьбе за сплошную грамотность // На культфронте. 1931. №. 12-13. С. 12-13.

117. Ленин В. И. Полное собрание сочинений Т. 38. М., 1963.

118. Луначарский А. В. Задачи просвещения в системе советского правительства. М., 1925.

119. Луначарский А.В. Ленин и просвещение. М.,1924.

120. Луначарский А.В. На фронте просвещения. М.,1924.

121. Луначарский А.В. Проблемы народного образования. Сборник статей. М., 1923.

122. Луначарский А.В. Просвещение в Советской России.' М.,1924.

123. Луначарский А.В. О народном образовании. (Статьи и речи за период 1917-1929 гг.). М.,1958.

124. М. А. Культпоход в Березовке // На культфронте. 1930. №.5-6. С.47.48.

125. М. Ликбезпоход в казахских аулах // На культфронте. 1930. №. 4. С. 48-50.

126. Мартынов И. Республика в Поволжье. АССС НП к 15-й годовщине. Сталинград, 1933.

127. Медведев В.К. Крутой поворот. 1961.

128. Михалева М. Н. Ликбезпоход края на 1930-31 гг. // На культфронте. 1930. №. 14. С. 19-20.

129. Население Сталинградской, губернии по полу, возрасту и грамотности по переписи 1926 г. Сталинград. 1928.

130. Очерки истории Астраханской партийной организации. Волгоград, 1971. • .

131. Борьба Сталинградской партийной организации за восстановление и развитие народного хозяйства губернии. (1920-1925). Волгоград, 1979.

132. Пайпс Р. Россия при большевиках. Пер. с анг. М.,1997.

133. Римский JI.M. Ликбезпоход сегодня. М.-Л., 1931.

134. Романов Г. П. Решительный этап борьбы с неграмотностью // Нижне-Волжский просвещенец. 1928. № 3. С. 81-85.

135. Ромейко В. Об учебно-методическом руководстве работой по ликвидации неграмотности и малограмотности в крае // Нижне-Волжский просвещенец. 1928. № 4. С. 41-44.

136. Россия 20-х годов уходящего столетия. Тезисы Первой Всероссийской заочной научной конференции./Науч.ред.С.Н. Полторак. СПб, 1995.

137. Сердюк И.Н. Социалистическое строительство в Саратовском крае. 1917-1937. Саратов, 1968.

138. Серегин С.В. К, вопросу о содержании культурной политики российского государства в начале 20-х г.г.ХХ века// Россия 20-х годов уходящего столетия. Тезисы Первой Всероссийской заочной научной конференции./ Науч. Ред.С.Н. Полторак. СПб,1995.

139. Советская культура в реконструктивный период. Под обще редакцией М.П. Кима. М.1988.

140. Старовский В.И. Всесоюзная плановая Академия. Записки. М.1940.

141. Степанов П. Д. Из истории культурного строительства Саратовской области. //Труды СОЛМК. Вып.2. Саратов, 1959.

142. Сулковский Ф. В. Основные вопросы культурной работы в НижнеВолжском крае // Нижне-Волжский просвещенец. 1928. № 1-2. С. 7-15.

143. Терентьева Л. А. Культпоход на Нижней Волге. Саратов, 1967.

144. Ткаченко И.В. Уличная эмиграция. //Саратовские известия 2005г., 25 августа. С.З.

145. Третьяков П. Ликбезпоход в Астраханском округе //На культфронте. 1930. № 11-12. С. 43.

146. Третьяков П. Сигнализируем опасность // На культфронте. 1930. № 4. С. 45-46.

147. Троицкий Н. Культштурм на новом этапе // На культфронте. 1932. №. 3-4. С. 32.

148. Устав Общества «Долой неграмотность» и инструктивный материал. М., 1924.

149. Устав ОДН.//За грамоту. 1925. №1. С.35.

150. Федосеев П. Участие городской школы I ступени в культпоходе.

151. Нижне-Волжский просвещенец. 1929. № 11-12. С. 24-25.

152. Хорхордина Т. И. История и архивы. М., 1994.

153. Храмов В. Краевой слёт ударников. // На культфронте. 1930. № 910. С. 23-24.

154. Чирков П.М. Решение женского вопроса в СССР (1917-1937 гг.). М., 1978.- С.160.

155. Диссертации, авторефераты, рукописи.

156. Бакунина Т.П. Роль общества «Долой неграмотность» в осуществлении ленинского плана культурной революции. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Ж1984.

157. Вишняков Ю.Л. Проблемы ликвидации неграмотности В

158. РСФСР (вторая половина 1920-1930-е годы). Диссертация на соискание i «ученой степени канд. ист. наук. М.1994.

159. Жиромская В.Б. Население Российской Федерации в 1920-1930-е годы. Диссертация на соискание степени доктора исторических наук. М.1997.

160. Захарова Л.Б. Российское общество в 20-е годы XX века: социальный аспект развития. (На материалах Самарской, Саратовской и Симбирской губерний). Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. Самара, 2001.

161. Загребин С.С. Культурная политика государства и ее реализация на Урале в 1900-1940 г.г. Диссертация на соискание доктора ист. Наук. Челябинск, 1999.

162. Лобачев Ю.М. Деятельность партийных организации Нижнего Поволжья по подъему культурно-просветительной работы в деревне в годы первой пятилетки. Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. Волгоград. 1965.

163. Швец М.В. Деятельность культурно-просветительных учреждений Среднего Поволжья в 1921-1927 г.г. Диссертация на соискание ученой степени канд. ист. наук. Самара, 1992.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 211122