Эпизоотологические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота и совершенствование методов его диагностики, профилактики и лечения тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 16.00.03, кандидат ветеринарных наук Бейсембаев, Канатжан Каиргельдинович

  • Бейсембаев, Канатжан Каиргельдинович
  • кандидат ветеринарных науккандидат ветеринарных наук
  • 2005, ОмскОмск
  • Специальность ВАК РФ16.00.03
  • Количество страниц 139
Бейсембаев, Канатжан Каиргельдинович. Эпизоотологические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота и совершенствование методов его диагностики, профилактики и лечения: дис. кандидат ветеринарных наук: 16.00.03 - Ветеринарная эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология. Омск. 2005. 139 с.

Оглавление диссертации кандидат ветеринарных наук Бейсембаев, Канатжан Каиргельдинович

1. ВВЕДЕНИЕ

1.2. Общая характеристика работы.

2. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

2.1. Этиологические и таксономические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота.

2.2. Эпизоотологические особенности.

2.3. Роль иксодовых клещей в передаче возбудителей трансмиссивных инфекций.

2.4. Патогенез и клинические проявления анаплазмоза рогатого скота.

2.5. Диагностика.

2.5.1. Микроскопическая и люминесцентная диагностика.

2.5.2. Серологическая диагностика. *

2.5.3. Использование полимеразной цепной реакции для обнаружения клещевых патогенов.

2.6. Терапия и профилактика при анаплазмозе крупного рогатого скота.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Ветеринарная эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология», 16.00.03 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Эпизоотологические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота и совершенствование методов его диагностики, профилактики и лечения»

1.2. Общая характеристика работы

Актуальность темы. Анаплазмоз регистрируется во многих странах мира, в частности странах Балтии, Средней Азии, Латинской Америки, а также во многих регионах России. На территории Западной Сибири анаплазмоз крупного рогатого скота ранее официально не регистрировался. По данным сотрудников нашего института (В.А. Стрельчик и др., 2000), за последние 15 лет в ряде хозяйств Омской, Новосибирской и Тюменской областях отмечались периодические вспышки заболевания крупного рогатого скота с клиническими признаками анаплазмоза, в мазках крови от больных животных обнаруживали поражение эритроцитов анаплазмами.

Анаплазмоз наносит, большой экономический ущерб животноводству, который складывается из снижения мясомолочной продуктивности, качества и количества продуктов животного происхождения, ущерба от недополучения молодняка и гибели животных.

Так, в августе 1987г., в совхозе "Западный" Называевского района за короткий промежуток времени пало 40 коров. В ноябре 1995г. в АО "Колос" Пав-лоградского района, началось массовое заболевание бычков в возрасте 10-12 месяцев. При этом смертность за декабрь и первую половину января составила 57 на 100 животных. В этом же хозяйстве, в ноябре 1998г. начался массовый падёж телят в возрасте 4-6 месяцев с синдроматикой поражения лёгких. При клиническом осмотре отмечено угнетение, анемия, желтушность слизистой оболочки и кожи молочного зеркала, мышечная дрожь, гипотония и атония преджелудков, повышение температуры тела до 40-42,5°С. На коже коров обнаружены десятки напившихся самок клещей Dermacentor sp. (В.А. Стрельчик и др., 2000).

Длительное время считалось, что эрлихии вызывают болезни только у животных и не представляют опасности для человека. В настоящее время доказано развитие у человека заболеваний, вызываемых возбудителями: эрлихиоза

Сеннетсу (Neorickettsia sennetsu), моноцитарного эрлихиоза (Ehrlichia chaffeensis) и гранулоцитарного эрлихиоза (Anaplasma phagocytophila).

Гранулоцитарный эрлихиоз человека — это трансмиссивное зоонозное, остролихорадочное заболевание, передающееся при присасывание клещей и часто приводящее к летальному исходу. Клинические признаки болезни: синдром интоксикации, поражения органов и гематологические нарушения, зависящие от вида возбудителя. На территории Алтайского края на фоне роста заболеваемости населения клещевым риккетсиозом (КР) часть случаев серонега-тивного КР была верифицирована с использованием реакции непрямой имму-нофлюоресценции (РНИФ) как гранулоцитарный эрлихиоз (Н.В. Рудаков и др. 2001). В Дальневосточном регионе серологически установлена заболеваемость людей гранулоцитарным эрлихиозом с некоторыми клиническими отличиями от описанного в Америке ГЭЧ (Ю.Н. Сидельников и др., 2002). На территории Азиатской части России в клещах Ixodes persulcatus генотипированы Е. muris и A. phagocytophila, в клещах Haemophesalis concinna в Приморском крае - A. bo-vis (С.Н. Шпынов и др., 2002, 2004). Возбудители анаплазмоза у животных на указанных территориях не генотипированы.

В последнее время благодаря широкому внедрению методов генетического анализа пересмотрена филогенетическая позиция представителей рода Ehrlichia. Вследствие этого Е. phagocytophila - этиологический агент гранулоцитарного эрлихиоза человека (ГЭЧ) была реклассифицирована и помещена в соседний род Anaplasma семейства Anaplasmataceae (J.S. Dumler et al., 2001), в связи с генетическим родством с возбудителем анаплазмоза крупного рогатого скота - Anaplasma marginale.

Anaplasma marginale относится к роду Anaplasma семейства Anaplasmata-сеа порядка Rickettsiales. Локализуются в эритроцитах, иногда находят в лейкоцитах и тромбоцитах. При исследовании мазков крови, окрашенных по Романовскому - Гимзе, обнаруживают круглые включения величиной 0,2-1,2 мкм почти тёмного цвета. Располагаются в эритроцитах (преимущественно на периферии, иногда ближе к центру). В одном эритроците может быть от 1 до 4 возбудителей. Пораженность эритроцитов составляет 3 - 40% , иногда до 80% (А.И. Ятусевич, Н.Н. Андросик, 2001).

По данным отечественной и зарубежной литературы, возбудители анаплазмозов животных имеют близкое генетическое родство с возбудителями анаплазмозов и эрлихиозов человека и относятся к одному и тому же семейству Anaplasmatacea. Возбудителями анаплазмозов у людей и животных генетически не идентифицированы в России, не доказано генетическое родство и отличие между ними, однако считается что один из них - A. phagocytophila является возбудителем гранулоцитарного анаплазмоза как у животных, так и у человека.

Исходя из этого, можно предположить, что одними и теми же или очень близкими анаплазмозами болеют люди и животные. А значит, больные люди и животные могут представлять эпидемическую и эпизоотическую опасность.

В связи с этим весьма актуальным является: выяснить эпизоотическую ситуацию по анаплазмозу (гранулоцитарному эрлихиозу) крупного рогатого скота в Омской области, определить таксономическое положение возбудителя, эпизоотологическую и эпидемиологическую опасность данной болезни и роль членистоногих переносчиков в передачи инфекции, для разработки профилактики и эффективных мер борьбы с ней.

Цель и задачи исследований: выявить эпизоотологические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота, свойства возбудителя, основных переносчиков, усовершенствовать диагностику, а также определить эффективность некоторых химиотерапевтических средств для борьбы с данной инфекцией в условиях хозяйств Омской области.

Для реализации поставленной цели были определены следующие задачи:

1. Выяснить эпизоотическую ситуацию по анаплазмозу крупного рогатого скота в хозяйствах Омской области и установить возможность его проявления в ассоциативной форме.

2. Изучить основные биологические свойства возбудителя.

3. Определить роль клещей в передаче возбудителя анаплазмоза крупного рогатого скота.

4. Установить клинико-морфологические изменения у животных спонтанно и экспериментально инфицированных A.sp.Omsk.

5. Получить антиген и анаплазмозную диагностическую сыворотку, определить в РНИФ их специфичность, активность и возможность применения для диагностики анаплазмоза крупного рогатого скота.

6. Разработать схемы профилактики и лечения при анаплазмозе крупного рогатого скота и дать им экономическое обоснование.

Научная новизна работы.

Впервые: установлена широкая распространённость анаплазмоза крупного рогатого скота и ассоциативные формы его проявления в хозяйствах Омской области. На территории Западной Сибири от больных животных выделен первый в России штамм анаплазм A.sp.Omsk, который по нуклеотидной последовательности фрагмента гена 16s р-РНК отличается от A. centrale и A. marginale. Изготовлены и лиофилизированы опытные образцы антигена из шт. A.sp.Omsk и гомологичная кроличья анаплаз-мозная сыворотка для производственного испытания в РНИФ. Разработан куль-туральный метод диагностики анаплазмоза с использованием клеток Vero. Для изучения возбудителя анаплазмоза крупного рогатого скота применён метод использования клещевой экспериментальной модели, который позволяет установить сроки персистирования анаплазм в клещах и выявлять трансовариаль-ный и трансфазовый пути передачи возбудителя. Разработаны, экспериментально и экономически обоснованы эффективные схемы лечения и профилактики анаплазмоза крупного рогатого скота.

Теоретическая и практическая значимость работы. Материалы диссертации дополняют концепцию о паразито-хозяинных отношениях, вносят вклад в развитие науки паразитоце-нологии об ассоциативных инфекционных процессах. Метод экспериментального моделирования естественного цикла метаморфоза клещей позволяет изучать взаимоотношения возбудителей и переносчиков, наблюдать инфекционный процесс и локализацию возбудителя в органах и тканях, изучать гетерогенные популяции возбудителей на уровне вертикальной передачи. Разработанные способы получения анаплазмозных антигенов и сывороток для РНИФ позволят внедрить данный экспресс-метод диагностики анаплазмоза крупного рогатого скота в условиях промышленного животноводства Омской области и в других регионах РФ. На основании результатов проведённых исследований разработаны методические рекомендации «Экспериментальное моделирование естественного цикла метаморфоза иксодовых клещей» и «Схемы лечения и профилактики при анаплазмозе крупного рогатого скота». Применение экспериментального моделирования естественного цикла метаморфоза клещей позволит изучить взаимоотношения клешей-переносчиков с возбудителями трансмиссивных инфекций и разрабатывать мероприятия по борьбе с ними. Применение приведённых схем лечения и профилактики при анаплазмозе крупного рогатого скота позволит контролировать эпизоотическую ситуацию по данной инфекции и своевременно проводить лечебно - профилактические мероприятия.

Апробация работы. Материалы исследований доложены и обсуждены на научных конференциях профессорско-преподавательского состава и аспирантов ИВМ ФГОУ ВПО ОмГАУ 2003-2005гг. (Омск): «Роль ветеринарного образования в подготовке специалистов агропромышленного комплекса» (Омск, 2003), «Результаты научных исследований в ветеринарии и зоотехнии в агропромышленном комплексе» (Омск, 2004), «Проблемы ветеринарного образования и научных исследований в агропромышленном комплексе» (Омск, 2005), на Межрегиональных научно-практических конференциях: «Эпизоотология, патология и ветеринарно-санитарные мероприятия при инфекционных болезнях животных» (Омск, 2004, СО РАСХН - ВНИИБТЖ), «Актуальные проблемы ветеринарной медицины» (Омск, 2005, СО РАСХН- ВНИИБТЖ), на региональной студенческой конференции «Достижения и перспективы студенческой науки» (Новосибирск, 2005, Региональное отделение Сибирского Федерального округа Международной Ассоциации «Агрообразо-вание» и ФГОУ ВПО Новосибирский государственный аграрный университет).

Внедрение результатов исследований. Результаты исследований вошли в методические рекомендации «Экспериментальное моделирование естественного цикла метаморфоза иксодовых клещей» и «Схемы лечения и профилактики при анаплазмозе крупного рогатого скота», рассмотренные и одобренные на заседании ученого совета ИВМ ФГОУ ВПО ОмГАУ от 25.05.2005 года, протокол №8 и на заседании Центра научного обеспечения АПК Омской области при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Омской области от 26.05.2005, протокол №4. Материалы диссертации используются в учебном процессе кафедр эпизоотологии и инфекционных болезней и микробиологии, вирусологии и иммунологии Института ветеринарной медицины ФГОУ ВПО ОмГАУ, Института повышения квалификации руководителей и специалистов АПК ОмГАУ, а также в курсе лекций Тюменского института переподготовки кадров агробизнеса. Депонирован штамм анаплазм «0мск/2004» во Всероссийском музее рик-кетсиозных культур НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН под инвентарным №138 от 19.09.2005.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Эпизоотологические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота в хозяйствах Омской области.

2. Основные биологические свойства возбудителя анаплазмоза крупного рогатого скота.""^

3. Экспериментальное изучение роли иксодовых клещей в передаче возбудителя анаплазмоза крупного рогатого скота.

4. Клинико-морфологические изменения у животных спонтанно и экспериментально инфицированных A. sp .Omsk.

5. Способы получения антигена и сыворотки и изучение их специфичности и активности в РНИФ для диагностики анаплазмоза крупного рогатого скота.

6. Схемы профилактики и лечения при анаплазмозе крупного рогатого скота.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 5 статей и две методические рекомендации «Экспериментальное моделирование естественного цикла метаморфоза иксодовых клещей» и «Схемы лечения и профилактики при анаплазмозе крупного рогатого скота».

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 132 страницах компьютерного текста и состоит из введения, обзора литературы, материалов собственных исследований, обсуждения результатов, выводов, практических предложений, списка литературы и приложения. Работа иллюстрирована 9 таблицами, 25 рисунками. Список литературы включает 177 источников, из них 71 зарубежных авторов.

Похожие диссертационные работы по специальности «Ветеринарная эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология», 16.00.03 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Ветеринарная эпизоотология, микология с микотоксикологией и иммунология», Бейсембаев, Канатжан Каиргельдинович

5. ВЫВОДЫ

1. Установлено широкое распространение анаплазмоза и анаплазмоноси-тельства в 92% исследованных хозяйств всех природно-климатических зон Омской области. При инфицированности коров и телят от 20 до 90%. Выражена сезонность проявления болезни с апреля по октябрь с максимумом инфицированности животных в летний период, что обусловлено паразитирова-нием на них большого количества иксодовых клещей.

2. Выявлено, что при обострении инфекции у анаплазмоносителей, болезнь у крупного рогатого скота протекает в виде моноинфекции в 10 — 60% случаев и в 10 - 50% случаев принимает ассоциативную форму течения. Ассоциативная форма вызывает клиническое проявление болезни в более тяжёлой форме. При этом у взрослого скота число сочленов ассоциации достигало до трёх, а у молодняка - до пяти, в различных сочетаниях с хламидиозом, лептоспирозом, а у молодняка ещё и с диплококкозом, ИРТ, ПГ-3, листериозом и особенно часто с сальмонеллёзом.

3. От больных анаплазмозом животных выделен возбудитель, который по биологическим свойствам принадлежит к роду анаплазм. Сравнительный анализ нуклеотидных последовательностей фрагмента гена 16s р-РНК, выявил нуклеотидную замену в ДНК, которая отличает A.sp.Omsk от A. central ей А. marginale, циркулирующих в зарубежных странах.

4. В экспериментальных условиях доказана восприимчивость клещей D. reticulatus и D. silvarum к Anaplasma sp. Omsk при интрацеломальном заражении и сохраняемость возбудителя в них до двух месяцев. При этом установлена возможность не только трансовариальной, но и трансфазовой передачи в пределах одной генерации (сроки наблюдения). Наличие же анаплазм в селезёнке крупного рогатого скота указывает на трансмиссивный путь передачи возбудителя данными клещами, а повышение числа инфицированных нимф из потомства инфицированных самок — на медиаторный путь передачи.

5. Возбудитель Anaplasma sp. Omsk, не только вызывает клиническое проявление болезни и гибель белых мышей, но и сохраняется в их организме в течение последующих двух пассажей. При этом в крови подопытных животных анаплазмы не увеличивают свою паразитемию выше 8 - 10%. Вместе с тем усиливается их патогенность, что обуславливает заболевание мышей.

6. Установлено, что у спленэктомированных кроликов инфекционный процесс протекает остро (с проявлением выраженных клинических признаков анаплазмоза), а интенсивность паразитарной реакции, возрастает до 30 - 40% заражённых клеток уже на 12 — 27 сутки после заражения.

7. Полученная диагностическая анаплазмозная сыворотка обладает специфичностью к гомологичному антигену штамма Anaplasma sp. Omsk в разведении 1/10 и выше. Применение её и анаплазмозного антигена в РНИФ позволит проводить индикацию возбудителя анаплазмоза крупного рогатого скота в биоматериале, определять его антигенные свойства и идентифицировать возбудитель для определения его роли в патологии и патогенезе болезни, а также выявлять антитела в сыворотке крови больных и анаплазмоносителей.

8. Применение 1, 2, 3, 8, 10, 11 схем лечения на спонтанно инфицированном крупном рогатом скоте оказывает бактериостатическое действие на анаплазмы. В то время как 4, 5, 7 схемы лечения оказывают бактерицидное действие, на что указывает отсутствие в крови опытных животных возбудителя анаплазмоза. Вместе с тем, по экономическим и технологическим параметрам преимущество имеют 5 и 7 схемы с применением азидина с нилвермом и ле-вотетрасульфина-ПЭГ. Применение данных схем лечения в базовом хозяйстве позволило получить экономический эффект на сумму 571854,9 руб.

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Для практического применения разработаны методические рекомендации: «Схемы профилактики и лечения при анаплазмозе крупного рогатого скота», «Экспериментальное моделирование естественного цикла метаморфоза иксодовых клещей» утверждены на заседании секции животноводства Центра научного обеспечения АПК Омской области при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Омской области, протокол №4 от 26.05.2005 г.

Материалы диссертации могут быть использованы:

• в учебном процессе при чтении лекций и проведении лабораторно-практических занятий по микробиологии, эпизоотологии;

• в научно-исследовательских институтах и учреждениях ветеринарной медицины при решении вопросов диагностики, профилактики и лечения анаплазмоза крупного рогатого скота и изучения биологического взаимоотношения возбудителей трансмиссивных инфекций с их переносчиками.

2.7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анаплазмоз крупного рогатого скота — трансмиссивная природно-очаговая болезнь многих видов сельскохозяйственных и диких парнокопытных животных (Bovidae, Cervidae, Camelidae, Caprinae, Antilope), протекающая остро или хронически, характеризующаяся лихорадкой не постоянного типа, резко выраженной анемией, желтушностью, расстройством пищеварения и истощением (А.А. Сидорчук и А.А. Глушков, 2005).

Анаплазмоз регистрируется во многих странах мира, в частности странах Балтии, Средней Азии, Латинской Америки, а также во многих регионах России. На территории Западной Сибири анаплазмоз крупного рогатого скота ранее официально не регистрировался. Вместе с тем, в последние 15 лет в ряде хозяйств Омской, Новосибирской и Тюменской областях периодически отмечались вспышки заболевания крупного рогатого скота с клиническими признаками анаплазмоза, во всех случаях в мазках крови от больных животных обнаруживались поражение эритроцитов анаплазмами. Так, в Омской области анаплазмоз, зарегистрирован в Называевском, Павлоградском, Горьковском, Знаменском, Муромцевском и Тарском районах, т. е. его ареал охватывал южную и северную лесостепь, а также подтаёжную зону. Вспышки наблюдались чаще в конце лета - начале осени и зимой, при этом, в каждом случае отмечались различия в клинико-морфологическом проявлении болезни, в возрасте заболевших животных и летальности (В.А. Стрельчик и др., 2000).

Е.И. Теплова и др. (1983), наблюдали клиническое проявление анаплазмоза в ряде хозяйств Новосибирской, Свердловской области и Алтайского края преимущественно в острой форме, в хозяйствах Амурской, Кемеровской области, Красноярского, Ставропольского края - в виде анаплазмоносительства. Особенно тяжело болели нетели и первотёлки черно-пёстрой породы. Коровы и нетели болели в последние месяцы стельности или в первые дни после отёла. Преимущественно заболевание анаплазмозом крупного рогатого скота приходилось на август-октябрь. Начало его совпадало с массовым лётом и нападением слепней. Кроме того, на больных животных обнаруживались в небольшом количестве клещи Dermacentor reticulates.

Как отмечают П.М. Мордасов и П.А. Битюков (1968), анаплазмоз снижает надои молока в среднем по стаду на 27,3%, а в период заболевания у некоторых животных происходят аборты, особенно во второй половине стельности.

У быков заболевание может вызвать стерильность. По данным этих же исследователей, в Белоруссии из 1562 животных пало от анаплазмоза 12 и вынужденно убито 291 животное.

Возбудители семейства Anaplasmataceae — обязательные внутриклеточные бактерии с уникальной специфичностью к клеткам хозяина. В зависимости от бактериальной разновидности инфицируют определенные клетки: грануло-циты, эндотелиальные клетки, моноциты, макрофаги, красные клетки крови, и клетки костного мозга. Эта уникальная специфичность к клеткам хозяина была главным препятствием, для выращивания этой группы бактерий. Поскольку эти бактерии не могут жить вне клетки хозяина, когда-то вышедшие из клеток хозяина, они должны быстро стимулировать сигналы для внедрения в другую клетку хозяина, уникальную к каждой разновидности. Когда эти бактерии взаимодействуют с клетками хозяина, сигналы преобразуются и внутри клеток хозяина и внутри бактерий. Сигналы, преобразованные внутри бактерий, позволяют им точно настраивать их метаболизм и физиологию в новой окружающей среде клетки хозяина, так, чтобы их пребывание не повредило физиологию клетки хозяина, пока они не достаточно размножились (Y. Rikihisa, 2003).

Anaplasma marginale - это риккетсия развивающаяся в основном в организме жвачных животных и иксодовых клещей (R.A. Bram, 1975; G. Dikman, 1950; S.A. Ewing, 1981; M. Ristic, 1968). Передача возбудителя анаплазмоза крупному рогатому скоту осуществляется механическим путём, заражением крови, секретом слюнных желёз с помощью острого ротового аппарата насекомого, приблизительно у 20 видов клещей являющихся носителями данной болезни подобный биологический путь передачи, позволяет распространять её по всему свету (D.W. Anthony and Т.О. Roby, 1962; К.М. Kocan et al., 1980; К.М. Kocan et al., 1981; C.W. Rees, 1934; R.W. Stich, 1989). Anaplasma marginale развивается внутриклеточно в пределах вакуоли и специфически связана с циклом жизненного развития беспозвоночного хозяина (К.М. Kocan, 1986).

Анаплазмоз наносит большой экономический ущерб животноводству, который складывается из снижения мясомолочной продуктивности, снижения качества и количества продуктов животного происхождения, ущерб от недополучения молодняка и гибели животных.

Таким образом, в целях полного и всестороннего изучения данной проблемы, необходимо проводить клинико-эпизоотологические, патолого-анатомические, иммуноморфологические, микробиологические, серологические генетические исследования. Нужны объединенные исследования клиницистов, паразитологов, инфекционистов, патоморфологов, проводимые на органном, тканевом, клеточном, субклеточном и макромолекулярном уровнях.

Многие исследователи (Г.Г. Гасанов, 1968; Э.А. Шегидевич и др. 1982; С.А. Сулейманов, 1982; Е.М. Мирутян, А.А. Зацарян, 1986; А.А. Агаев, Н.М. Ширинов, 1988; А.И. Ятусевич, Н.Н. Андросик, 2001; Н.А. Казаков, 2003) отмечают, что в большинстве случаев анаплазмоз протекает в ассоциации с возбудителями протозойных, бактериальных, вирусных инфекций, гельминтозов; инкубационный период при этом значительно сокращается, клиническая болезнь проявляется в более тяжёлой форме.

Исследования смешанных инфекций обусловленных ассоциациями микроорганизмов, должны носить комплексный, всесторонний анализирующее-объясняющий характер с использованием современных методик соответствующих профилей, так как поверхностные исследования, фиксирующие лишь отклонения в клиническом и пато-морфологическом проявлении, не дают полной информации о заболевании (В.М. Апатенко, 1985).

Лечение не является идеальным методом борьбы с анаплазмозом, однако при отсутствии адекватных эффективных средств профилактики оно приобретает особую актуальность.

Создание рациональной и эффективной терапии является важной задачей при анаплазмозе рогатого скота. А если учесть, что из более чем 200 испытанных в мире препаратов выраженным лечебным эффектом обладают в большей степени лишь тетрациклиновые антибиотики, то важность проблемы, в плане расширения арсенала эффективных лечебных средств, приобретает особую актуальность. К тому же, применение препаратов из одной и той же группы может привести при длительном использовании к повышению устойчивости возбудителя к ним.

СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

3.1. Материалы и методы

Тема диссертационной работы самостоятельным разделом входит в комплексную государственную программу «Профилактика (диагностика) и меры борьбы с ассоциативными инфекционными и инвазионными болезнями животных и птиц» и имеет номер государственной регистрации 01.2.001100602.

Работа проводилась в период с 2002 по 2005 годы в лаборатории микст-инфекций кафедры эпизоотологии и инфекционных болезней, в лаборатории электронной микроскопии кафедры микробиологии, вирусологии и иммунологии ИВМ ФГОУ ВПО ОмГАУ, в лаборатории зоонозных инфекций ФГУ Омского НИИ природно-очаговых инфекций Роспотребнадзора, а также в хозяйствах Омской области.

Объектом исследований являлся клинически здоровый крупный рогатый скот различных возрастов и с выраженными клиническими признаками анаплазмоза.

Использовали эпизоотологические, клинические, патологоана-томические и лабораторные методы диагностики инфекционных болезней.

Прижизненно от животных исследовали пробы крови, молока, молозива, цервико-вагинальной слизи, бронхиальной жидкости, полученную методом бронхоальвеолярного лаважа, мазки крови. Кровь для серологических исследований брали из ярёмной, а для гематологических — из краевой ушной вен. Ма

Д1 РОССИЙрКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА териалом для посмертных исследований служил пробы патологического материала, полученные от вынужденно убитых и павших животных: печень, почки, селезенка, легкие, сердечная мышца, лимфоузлы. Всего исследовано 170 голов крупного рогатого скота в возрасте 1,5-3,5 лет и 55 телят 4-6 мес. возраста из разных хозяйств Омской области.

Применяли стандартные и дополнительные, разработанные в лаборатории микст инфекций кафедры эпизоотологии и инфекционных болезней методы серологической диагностики — прямой и непрямой иммунофлуоресценции (РПИФ и РНИФ) для прижизненного выявления антигенов и антител (А.П. Красиков, В.Э. Малошевич, 2005). Фиксацию мазков проводили по методу Мо-ди с соавт. (1958), а постановку РНИФ по методике, предложенной Уэллером и Кунсом (1945). В качестве антигенов применяли: антигены вакцинных штаммов и стандартные антигены, используемые для постановки РА и РСК, а в качестве антител — гомологичные антигенам кроличьи и бычьи антисыворотки, антивидовые для РНИФ и специфические сальмонеллезные, риккетсиозные, листери-озные для РПИФ люминесцентные сыворотки меченные ФИТЦ (НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН).

Мазки просматривали под люминесцентным микроскопом ЛЮМ Р-8 при увеличении в 900 раз. Степень флуоресценции антител оценивали по 4-х крестной системе (Вайтекер и др., 1958). При этом кроличьи сыворотки против возбудителей хламидиоза, ИРТ, диплококкоза, стрептококкоза и стафилококкоза были получены и изучены на специфичность и чувствительность в лаборатории микст инфекций кафедры эпизоотологии и инфекционных болезней (Н.В. Лобанова, 2004).

В лабораторных опытах использовали белых мышей (6 дн. и 11,5 мес. возраста), кроликов (5-6 мес. возраста), культуры микроорганизмов, выделенные из патологического материала от крупного рогатого скота. В работе использованы также лабораторные линии клещей D. reticulatus (во втором поколении) и D. silvarum (в четвёртом поколении), полученные из клещей, собранных на территории

Тюкалинского района Омской области (D. reticulatus) и на территории Бурятии (D. silvarum).

В качестве материала для заражения иксодовых клещей использовали 10%-ную суспензию из селезёнки больной анаплазмозом коровы в острой форме (глубокая анемия, температура тела — 40,8°С, расстройство сердечной деятельности, истощение, атония желудочно-кишечного тракта, отёки век, подгрудка, паразитемия - 36% заражённых клеток).

Голодных половозрелых клещей (самец и самка) заражали интрацело-мально с помощью микроинъектора путём прокалывания мембраны у основания четвёртой коксы клеща, в дозе 0,2 - 0,3 мкл. Всего заражено 140 голодных половозрелых особей (самцы и самки) по 70 экземпляров на каждый вид клещей.

Для изучения восприимчивости клещей D. reticulatus и D. silvarum к возбудителю анаплазмоза крупного рогатого скота (A. sp. Omsk), их исследовали через 14 дней, а для определения сохраняемости в теле беспозвоночного, при итрацеломальном заражении - через 60 дней. Исследования проводили индивидуально по 30 особей от каждой линии клещей, путём тотального приготовления мазков-отпечатков. При индивидуальном исследовании членистоногих го-могенезировали в пластиковых пробирках для микропроб. В работе использовали 1 % суспензию клещей, гомогенаты из членистоногих суспензировали в 0,2 мл. 0,01 М ФСБР, рН 7,2 - 7,4. До исследования суспензии членистоногих хранили в течение суток при температуре +4°С, при более длительных сроках, при -20°С.

Клиническое проявление инфекционных болезней крупного рогатого скота наблюдали в хозяйствах Омской области. Из общих методов исследования использовали осмотр, пальпацию, термометрию, подсчет пульса и количества дыхательных движений. Гематологические исследования проводили по общепринятым методикам.

Вынужденному убою с диагностической целью подвергали животных с выраженными клиническими признаками болезни.

Отбор патологического материала для микроскопии и посева на клеточные культуры проводили согласно общепринятым методикам.

В процессе выделения чистых культур изучали их морфологические, тинкториальные, культуральные и вирулентные свойства.

Изучение морфологических и тинкториальных свойств выделенных микроорганизмов осуществляли при окраске мазков - препаратов по Романовскому-Гимза. Микроскопирование проводили при помощи светового микроскопа МБИ-15 с иммерсионным объективом при увеличении (100x15). Интенсивность паразитемии оценивали определением количества анаплазм в 100 полях зрения микроскопа.

Заражение культур клеток Vero проводили приготовленной суспензией из селезёнки от больной анаплазмозом коровы. Культуру клеток Vera выращивали в стеклянных флаконах в концентрации 150 тыс. на 1 мл. В качестве питательной среды использовали Игла MEM с двойным набором аминокислот, с добавлением 10% эмбриональной сыворотки и антибиотиков (пенициллин в дозе 1млн. ЕД. и стрептомицин в дозе 500тыс. ЕД. на 1 мл.). На следующие сутки после образования монослоя проводили замену среды роста на среду поддержки (Игла MEM с добавлением 1% эмбриональной сыворотки). Подготовленные флаконы заражали суспензией полученной из селезёнки, в дозе 0,5 мл на флакон. Флаконы с заражёнными клетками Vera центрифугировали при 800 об/мин при температуре 22°С в течение 1 часа, после центрифугирования среду поддержки меняли на новую. Флаконы помещали при анаэробных условиях и 36°С на 8 суток. После завершения инкубации все флаконы промораживали при -20°С в течение 30 мин, а затем оттаивали при +18°С. После оттаивания, клеточную взвесь центрифугировали при 3000 g в течение 15 мин и для дальнейшей работы отбирали супернатант. Для накопления антигенной биомассы, анаплаз-мы пассировались до 8 пассажей. Культуру клеток с анаплазмами после каждого пассажа просматривали при помощи световой и люминесцентной микроскопии.

Патогенные свойства выделенных культур изучали при постановке биологической пробы на белых мышах, которым внутрибрю-шинно вводили по 1 мл на голову культуры A. sp. Omsk выращенной на культуре клеток Vero. Наблюдение проводили в течение 30 суток. Животных, оставшихся в живых, по истечении срока наблюдения де-витализировали с помощью эфира.

Трупы вскрывали, из внутренних органов готовили мазки-отпечатки, которые окрашивали по Романовскому-Гимза.

Для изучения субмикроскопического строения анаплазменных клеток взвеси исследуемых культур фиксировали в смеси глутарово-го и параформальдегидного растворов. После промывки фосфатным буфером и дополнительной фиксации в 1% растворе четырёх окиси осмия обезвоживали в спиртах восходящей концентрации и ацетоне. Приготовленный материал заключали в аралдит. Ультратонкие срезы готовили на ультратоме УМТП-4. После контрастирования срезы исследовали под электронным микроскопом ЭМ — 125.

Видоспецифические сыворотки к полевому штамму анаплазм получали путём гипериммунизации кроликов по схеме D. Schimmel в модификации Красикова А.П. и Новиковой Н.Н. (2002). Для постановки РНИФ использовали ослиный антикроличий глобулин, меченный ФИТЦ, изготовленный НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН.

Для постановки ПЦР из селезёнки вырезали кусочки размером 1x1x1 см3. Пробы паренхиматозных органов (селезёнка) тщательно растирали в отдельных фарфоровых ступках или стеклянных гомогенизаторах, добавляли по 1 см3 физиологического раствора и тщательно перемешивали. Смесь отстаивали при +20-25°С в течение 30 мин, затем верхний слой переносили в одноразовые полипропиленовые пробирки типа «эппендорф», содержащие лизирующий раствор 4-х молярного гуанидин - изоционата. Двухраундовую ПЦР с применением ро-доспецифических праймеров с последующим секвенированием положительных образцов ДНК проводили совместно с сотрудниками Новосибирского института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН.

Опыты по сравнительному изучению химиотерапевтической эффективности некоторых препаратов тетрациклинового и фторхинолонового ряда, а также лекарственной смеси спирта с риванолом и азидина с нилвермом проводились в 3-х хозяйствах Омской области: в ЗАО «Колос» Павлоградского района, СПК «Большевик» Полтавского района, АОЗТ «Новороссийское» Нововаршавского района на спонтанно инфицированном крупном рогатом скоте. Для формирования опытных групп в данных хозяйствах провели обследование на анаплазмоз 120 голов крупного рогатого скота разных возрастных групп. По клиническим признакам (анемия, гипотония преджелудков, истощение), а также по положительным результатам гематологических исследований (микроскопия мазков крови из краевой вены уха) по принципу аналогов было сформировано 10 опытных и две контрольные группы животных, спонтанно инфицированных возбудителем анаплазмоза крупного рогатого скота. Схемы опытов представлены в табл. 3.1.1.

Расчёт экономической эффективности применения схем лечения при анаплазмозе крупного рогатого скота осуществляли в соответствии с методикой определения экономической эффективности ветеринарных мероприятий, утверждённой Министерством сельского хозяйства и продовольствия РФ, Департаментом Ветеринарии, Московской государственной академией ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина (1997).

Статистическую обработку материалов проводили согласно общепринятым методикам (А. М. Мерков, JI.E. Поляков, 1974).

Часть исследований была проведена совместно с сотрудниками Новосибирского института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН им. М. Лаврентьева (Pap В.А., Морозова О.В.), ФГУ Омского НИИ при-родно-очаговых инфекций Роспотребнадзора (И.Е. Самойленко, В.В. Якименко, Г.П. Юртова), а также с сотрудниками ИВМ ФГОУ ВПО ОмГАУ: лабораторий электронной микроскопии (Т.А. Беспалова), резистентности молодняка (В. И. Зайнчковский, В. С. Сороковой), кафедр ветеринарной хирургии (В.И. Самчук), внутренних незаразных болезней, фармакологии и токсикологии (С.В. Савицкий), аспирантами (Н.П. Бронникова), ОмГМА (J1.B. Кумпан), которым выражаем глубокую благодарность.

Список литературы диссертационного исследования кандидат ветеринарных наук Бейсембаев, Канатжан Каиргельдинович, 2005 год

1. Акбаев М. Ш. Паразитология и инвазионные болезни животных. — М.: Колос, 1998.-472 с.

2. Артёменко JL П. Анаплазмоз крупного рогатого скота / JI. П. Артёменко // Ветеринария. 1974. - № 12. - С. 57 - 58.

3. Артёменко JL П. Материалы к изучению анаплазмоза крупного рогатого скота в условиях Полесья Украины : автореф. дис. . канд. вет. наук / JI. П. Артёменко ; Моск. вет. акад. М., 1967. - 23 с.

4. Агаев А. А. Анаплазмоз крупного рогатого скота и меры борьбы с ним в Азербайджанской ССР (Эпизоотология, лечение и профилактика): автореф. дис . д-ра вет. наук / А. А. Агаев. М., 1971.- 43 с.

5. Ананьев О. П. Получение растворимых антигенов A. ovis различными методами / О. П. Ананьев, Т. Т. Сулейменов // Эпизоотология, иммунитет, диагностика и химиопрофилактика паразитов сельскохозяйственных животных в Казахстане. Алма - Ата, 1984. - С. 3 - 8.

6. Анаплазмозы животных / И. А. Абрамов, Н. И. Степанова, Л. П. Дьяконов и др.. М.: Колос, 1965.- 129 с.

7. Балашов Ю. С. Взаимоотношения иксодовых клещей (Ixodidae) с возбудителями трансмиссивных инфекций позвоночных животных / Ю. С. Балашов // Паразитология. -М., 1995. -Т. 29. С. 337.

8. Балашов Ю. С. Взаимоотношения кровососущих членистоногих и риккетсий / Ю. С. Балашов // Паразитология. М., 1971. - Т. 5. - С. 345 - 356.

9. Балашов Ю. С. Значение идей В. Н. Беклемишева о паразитарных системах и жизненных схемах видов в развитии паразитологии / Ю. С. Балашов // Паразитология. М., 1991.- Т. 25. - С. 185 - 195.

10. Балашов Ю. С. Организм иксодоидных клещей как среда обитания возбудителей трансмиссивных инфекций / Ю. С. Балашов // Паразитология. М., 1987.-Т. 34.-С. 48-69.

11. Балашов Ю. С. Патогенность возбудителей трансмиссивных инфекций для членистоногих переносчиков / Ю. С. Балашов // Итоги развития учения о природной очаговости болезней человека и дальнейшие задачи. М., 1972. -С. 162- 179.

12. Балашов Ю. С. Роль морфофизиологических особенностей кровососущих членистоногих в передаче возбудителей инфекций / Ю. С. Балашов // Паразитология. М., 1984. - Т. 32. - С. 22-42.

13. Беклемишев В. Н. Круг естественных переносчиков трансмиссивных болезней, поражающих человека / В. Н. Беклемишев //Зоол. журн. 1955. - № 1.- G.3- 16.

14. Беклемишев В. Н. Паразитизм членистоногих на наземных позвоночных / В. Н. Беклемишев // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. -М., 1951.-Т. 20, вып. 2.- С. 151-160.

15. Ганиев А. М. Экспериментальный анаплазмоз крупного рогатого скота, его лечение и профилактика : автореф. дис. . канд. вет. наук : 03.106 / А. М. Ганиев ; Ленингр. вет. ин-т. Л., 1971. - 24 с.

16. Гасанов Г. Г. Некоторые вопросы эпизоотологии и лечения анаплазмоза крупного рогатого скота в Азербайджанской республике : автореф. дис. . канд. вет. наук / Г. Г. Гасанов. Баку, 1968. - 18с.

17. Гасанова Т. А. Лабораторная диагностика инфекций передающихся половым путём при хронических воспалительных заболеваниях репродуктивнойсистемы / Т. А. Гасанова // Жури, микробиологии, эпидемиологи и иммунобиологии. 2001. - № 3. - С. 60 - 65.

18. Георгиу X. Динамика антител и лечебные свойства сыворотки крови овец при экспериментальном анаплазмозе (A. ovis) / X. Георгиу // Проблемы ветеринарной иммунологии : тр. ВИЭВ.- М., 1983. Т. 57. - С. 35 - 42.

19. Георгиу X. Дисперсный анализ эритроцитов с помощью электронного счётчика при анаплазмозе овец / X. Георгиу, JL А. Зиневич // Инфекционная патология сельскохозяйственных животных : тр. ВИЭВ.- М., 1984. Т. 61.-С. 96 - 98.

20. Георгиу X. Комплементсвязывающие антитела и паразитемия у овец при анаплазмозе / X. Георгиу // Актуальные проблемы профилактики и борьбы с протозойными болезнями животных : тр. ВИЭВ.- М., 1982. Т. 56. - С. 95 -98.

21. Георгиу X. Сравнительная оценка серологических тестов (РДСК, РИГА и ИФА) для диагностики анаплазмоза рогатого скота и нутталиоза лошадей : дис. . д-ра биол. наук / X. Георгиу ; ВИЭВ. М., 1997. - 203 с.

22. Гробов О. Ф. К вопросу о природной очаговости анаплазмоза крупного рогатого скота / О. Ф. Гробов // Совещание по паразитарным проблемам республик Закавказья и Северного Кавказа. Махачкала, 1961.- С. 39 - 41.

23. Громов Б. В. Бактерии внутриклеточные симбионты животных / Б. В. Громов // Успехи микробиологии.- М., 1978. - Т. 13. - С. 50 - 71.

24. Гроховская И. М. Клещи Ixodoidea и Dermacentroxenus sibiricus (экспериментальные исследования) / И. М. Гроховская, В. Е. Сидоров // Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1966.- № 6. - С. 104 - 125.

25. Гудима О. С. Культивирование риккетсий Бернета в культурах клеточных штаммов и трипсинизированных тканей / О. С.-Гудима'// Риккетсиозы. -М., 1960-С. 119.

26. Дзасохов Г. С. Диагностика протозойных болезней животных / Г. С. Дзасохов .-М.: Сельхозгиз, 1959.-245 с.

27. Дылько Н. И. Кровепаразитозы и их возбудители у животных / Н. И. Дыль-ко. Минск : Ураджай, 1977. - 53 с.

28. Дьяконов J1. П. Применение антибиотиков тетрациклинового ряда для лечения и профилактики анаплазмоза у животных / JI. П. Дьяконов, Н. А. Казаков : тр. ВИЭВ. М., 1964. - Т. 31.- С. 43 - 45.

29. Емельянов В. В. Эволюционное родство риккетсий и митохондрий эука-риота / В. В. Емельянов // Вестник РАМН. 2000. - № 3.- С. 3 - 7.

30. ЗЗ.Заслухин Д. Н. Кокцидиоз и анаплазмоз овец в Уральском округе / Д. Н. За-слухин // Вестник микробиологии.- 1930. № 9. - С. 244 - 249.

31. Зелютков Ю. Г. Использование РИФ в диагностике ротавирусных инфекций телят / Ю. Г. Зелютков // Современные проблемы иммунологии, ветеринарии и животноводства. — М., 1986. С. 35 - 36.

32. Изучение протективных свойств различных антигенов анаплазм и определение возможности их использования в качестве биологических препаратов : отчёт о НИР (заключит.) / ВИЭВ ; рук. Заблоцкий В. Т. М., 2001. -12 с.-№ TP 01200102150. - Инв. № 02200107354.

33. Игнатьев А. Использование метода иммунофлюоресценции при диагностике ИРТ КРС / А. Игнатьев // Важнейшие исследования по изучению заболевания сельскохозяйственных животных : сб. науч. тр. М., 1973. - С. 118119.

34. Казаков Н. А. Анаплазмоз рогатого скота : диагностика, лечение, профилактика, меры борьбы / Н. А. Казаков // Ветинформ. 2003. - № 1.- С. 6-8.

35. Казаков Н. А. Изучение лечебного действия имидокарба дипропионата при анаплазмозе овец / Н. А. Казаков // Бюл. ВИЭВ. М., 1977. - Вып. 31. - С. 38-40.

36. Казаков Н. А. О патогенезе и лечении при анаплазмозе овец : автореф. дис. . канд. вет. наук / Н. А. Казаков ; Моск. вет. акад. М., 1967. - 19 с.

37. Корниенко-Конева 3. П. Анаплазмоз крупного рогатого скота : тр. / 3. П. Корниенко-Конева ; ВИЭВ .- М., 1957. Т. 21. - С. 112 - 122.

38. Коваленко Я. Р. Микоплазмы и микоплазмозы животных / Я. Р. Коваленко, М. А. Сидоров // Бюл. ВИЭВ. -М., 1972. Вып. 13.- С. 5-13.

39. Кокорин И. Н. Выращивание риккетсий в культурах клеток / И. Н. Коко-рин // Руководство по лабораторной диагностике вирусных и риккетсиозных болезней. М., 1965 - С. 521.

40. Кокорин И. Н. Размножение риккетсий в культурах клеток / И. Н. Кокорин, Н. Н. Рыбкина, М. Ю. Морозова // Вопросы инфекционной патологии и иммунологии. М., 1963 - С. 108.

41. Кучерук В. В. Учение о природной очаговости болезней человека на современном этапе / В. В. Кучарук //Медицинская паразитология и паразитарные болезни.- 1976. Т. 45, вып. 3. - С. 262-269.

42. Кузякин А. П. К вопросу о характере распространения наземных животных / А. П. Кузякин // Вопросы географии. М., 1951. - С. 24-36.

43. Лобанова Н. В. Микропаразитоценозы при ассоциативных инфекционныхболезнях телят : дис.канд. вет. наук : 16.00.03 / Н. В. Лобанова. — Омск,2004.- 143 с.

44. Малошевич В. Э. Комплексная система мер борьбы и профилактики с ассоциативными инфекционными болезнями телят : дис. . канд. вет. наук : 16.00.03 / В. Э. Малошевич. Омск, 2005. - 148 с.

45. Мирутян Е. М. Эпизоотологические особенности анаплазмоза крупного рогатого скота / Е. М. Мирутян, А. А. Зацарян // Ветеринария. 1986. -№ 12. -С. 17-19.

46. Мотрич Т. А. Терапия крупного рогатого скота при экспериментальном анаплазмозе : труды / Мотрич Т. А.; Ленингр. вет. ин-т.- Ленинград, 1959. -Вып. 8.-С. 12-15.

47. Мерков А. М. Санитарная статистика / А. М. Мерков, Л. Е. Поляков. — М.: Медицина, 1974. 384 с.

48. Овсянникова Ю. П. Испытание имизола при анаплазмозе овец / Ю. П. Овсянникова // Диагностика, лечение, профилактика инфекционных и паразитарных заболеваний сельскохозяйственных животных : сб. науч. тр. Став-роп. СХИ. Ставрополь, 1988. - С. 14-15.

49. Павловский Е. Н. Микроорганизм, переносчик и внешняя среда в их соотношениях / Е. Н. Павловский // Зоол. журн. 1947. - Т. 26. - С. 294-312.

50. Павловский Е. Н. Природная очаговость трансмиссивных болезней / Е. Н. Павловский. М.; Л., 1964. - 212 с.

51. Павловский Е. Н. Руководство по паразитологии человека / Е. Н. Павловский. М.; Л., 1948. - Т. 2. - С. 522-1022.

52. Паутов В. Н. Биология риккетсий / В. Н. Паутов, А. И. Игумнов. М., 1968.-С. 27.

53. Петешев В. М. Анаплазмы и анаплазмоз овец / В. М. Петешев. — Алма-Ата: Наука, 1975. 237 с.

54. Подолян В. Я. Важнейшие этапы создания учения академика Е. Н. Павловского о природной очаговости болезней / В. Я. Подолян // Вестник АМН СССР. 1980. -№ Ю.- С. 10-14.

55. Применение хлортетрациклина при анаплазмозе овец / Н. С. Акулова, Л. П. Дьяконов, А. Н. Куташова и др. // Ветеринария. 1963.- № 9. - С. 40-44.

56. Рашидов А. А. Эпизоотология анаплазмоза крупного рогатого скота в Дагестане и меры борьбы с ним : автореф. дис. . канд. вет. наук : 030019 / А. А. Рашидов ; Азербайдж. НИВИ. Баку, 1975.- 15 с.

57. Рахимов Т. X. Исследования по анаплазмозу овец в Узбекистане (Уз. ССР) : дис. . канд. вет. наук / Т. X. Рахимов. М., 1965.- 131 с.

58. Рахимов Т. X. Применение имизола при анаплазмозе овец / Т. X. Рахимов, Т. А. Фаткулина, К. Жортабаев // Гельминтозы и паразитарные болезни сельскохозяйственных животных в Узбекистане : тр. УзНИВИ. Ташкент, 1984.-Вып. 36.-С. 60-62.

59. Рахимов Т. X. Клеточный иммунитет при экспериментальном анаплазмозе / Т. X. Рахимов, Т. А. Фаткулина // Паразитарные болезни сельскохозяйственных животных в Узбекистане : тр. УзНИВИ. Ташкент, 1983. - Т. 24. - С. 54-59.

60. Рахимов Т. X. Испытание некоторых антибиотиков при анаплазмозе крупного рогатого скота / Т. X. Рахимов, Т. Н. Шевченко, М. Т. Турсунов // Болезни сельскохозяйственных животных : тр. УзНИВИ. Ташкент, 1980. - Т. 30, ч. 1.-С. 75-78.

61. Расулов И. X. Эффективность различных препаратов при анаплазмозе крупного рогатого скота : тезисы докл. науч. конф. / И. X. Расулов, У. Б. Базаров. Самарканд, 1975. - С. 34-36.

62. Ржегачек И. Иксодовые клещи и риккетсии / И. Ржегачек, А. Б. Дайтер // Риккетсиозы : сб. науч. тр. ЛНИИЭМ им. Пастера.- Ленинград, 1989. Т. 66. - С. 68-88.

63. Рыбкина Н. Н. Культивирование риккетсий в трипсинизированных клетках почечного эпителия морских свинок / Н. Н. Рыбкина // Вопросы вирусологии. 1961.-№ 4.-С. 476-479.

64. Серологическая диагностика анаплазмоза рогатого скота / X. Георгиу, Н. А. Казаков, С. Д. Родин и др. // Проблемы ветеринарной иммунологии : тр. ВИЭВ.- М., 1983. Т. 57. - С. 77 - 81.

65. Сидорчук А. А. Анаплазмоз крупного рогатого скота и овец / А. А. Сидор-чук, А. А. Глушков // Ветеринария с.-х. животных : науч.-практ. ежемес. журн. 2005. - № 3. - С. 22-27.

66. Сомов Г. П. Получение корпускулярного антигена из D. Sibiricus на культуре ткани почек эмбриона человека / Г. П. Сомов // Журн. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1964. - № 2. - С. 3-123.

67. Степанова Н. И. ВИЭВ-ВАСНХНИЛ / Н. И. Степанова // Сборник рефератов. 1960. - № 1. - С. 55.

68. Степанова Н. И. Иммунитет к некоторым протозойным заболеваниям / Н. И. Степанова, Б. А. Тимофеев // Обзорная информация. М., 1972.- С. 9.

69. Степанова Н. И. Иммунологическое состояние организма животных при пироплазмидозах / Н. И. Степанова // Успехи протозоологии. Ленинград, 1973.-С. 299-300.

70. Степанова Н. И. Исследования по анаплазмозам животных : тр. ВИЭВ. / Н. И. Степанова, Л. П. Дьяконов, НА. Казаков- М., 1968. Т. 36. - С. 128 -129.

71. Степанова Н. И. Методы приготовления антигенов для диагностики крове-паразитарных болезней и изучения иммунологического состояния организма больных и переболевших животных : тр. ВИЭВ / Н. И. Степанова. М., 1970. - Т. 38. - С. 90-95.

72. Степанова Н. И. Протозойные болезни сельскохозяйственных животных / Н. И. Степанова, И. А. Казаков, В. Т. Заблоцкий. М.: Колос, 1982. - С. 347348.

73. Степанова И. И. РСК при анаплазмозе крупного рогатого скота / Н. И. Степанова // Ветеринария. 1961. - № 4.- С. 45-48.

74. Сулейманов С. А. Смешанные инвазии овец (паразитоценозы) / С. А. Су-лейманов // Актуальные проблемы профилактики и борьбы с протозойными болезнями животных : тр. ВИЭВ. -М., 1982. Т. 56. - С. 63-73.

75. Тагильцев А. А. Изучение членистоногих убежшцного комплекса в природных очагах трансмиссивных вирусных инфекций : (рук. по работе в полевых и лаб. условиях) / А. А. Тагильцев, JI. Н. Тарасевич, И. И. Богданов и др.. Томск, 1990. - С. 61-72.

76. Теплова Е. И. Вспышка анаплазмоза крупного рогатого скота в стойловый период / Е. И. Теплова, Л. К. Лиховоз // Ветеринария. 1984.-№ 12. - С. 4041.

77. Теплова Е. И. Терапевтический эффект сульфапиридазина-натрия при анаплазмозе крупного рогатого скота / Е. И. Теплова // Актуальные проблемы профилактики и борьбы с протозойными болезнями животных : тр. ВИЭВ. -М., 1982.-Т. 56.-С. 105-108.

78. Тимофеев Б. А. Стерилизующие свойства диамидина при некоторых пи-роплазмидозах сельскохозяйственных животных : тез. докл. на науч. конф. /Б. А. Тимофеев, С. 3. Дубовый, А. В. Хвальковская. Самарканд, 1975.- С. 41.

79. Фаткулина Т. А. Иммунные розеткообразующие лимфоциты в оценке активности анаплазмоза мелкого рогатого скота / Т. А. Фаткулина, Т. X. Рахимов // Болезни сельскохозяйственных животных : тр. УзНИВИ. Ташкент, 1981. - Т. 30, ч. 2. - С. 95-98.

80. Шмунк Э. К. Лечение животных, больных тейлериозом и анаплазмозом (смешанная инвазия) / Э. К. Шмунк, Т. Н. Шевченко // Паразитарные болезни сельскохозяйственных животных в Узбекистане : тр. УзНИВИ. Ташкент, 1983.-Т. 34.-С. 75-76.

81. Шмунк Э. К. Эффективность некоторых препаратов при анаплазмозе крупного рогатого скота / Э. К. Шмунк, Т. Н. Шевченко, Н. Шеркулов // Болезни сельскохозяйственных животных : тр. УзНИВИ. Ташкент, 1980. - Т. 30,ч. 1.-С. 127-129.

82. Эпизоотологические и иммунологические исследования анаплазмоза у жвачных животных : отчёт о НИР (заключит.) / НРБ // Сборник рефератов НИР и ОКР. Серия 25, Сельское и лесное хозяйство. М., 1991. - № 4. - 123

83. Ятусевич А. И. Анаплазмоз крупного рогатого скота / А. И. Ятусевич, Н. Н. Андросик // Малоизученные инфекционные и инвазионные болезни домашних животных. Минск : Ураджай, 2001. - С. 197-202.

84. Anthony D. W. and Roby Т. О. In "Proceedings, 4th Natl. Anaplas. Res.

85. Conf." Reno, Nevada, 1962. P. 78-81.

86. Bidwell G. F. Реакция энзиммеченых антител (РЭМА) // Бюл. ВОЗ. М., 1977. - Т. 54, №2. - С. 683 - 694.

87. Belongia Е. A. Epidemiology and impact of coinfections acquired from Ixodes ticks // Vector Borne Zoonotic Dis. 2002 Winter; 2(4) : 265-73.

88. Blouin E. F., de la Fuente J., Garcia-Garcia J. C., Sauer J.R., Saliki J. Т., Kocan К. M. Applications of a cell culture system for studying the interaction of Anaplasma marginale with tick cells // Anim Health Res Rev. 2002 Dec ; 3(2) : 57-68.

89. Blouin E. F., Saliki J. Т., Kocan К. M., Rodgers S. J. Evaluation of Anaplasma marginale from tick cell culture as an immunogen for cattle // Ann N Y Acad Sci. 1998 Jun 29; 849 : 253-8.

90. Bourtzis K. and Braig H. R. The many faces of Wolbachia // Rickettsiae and Rickrttsial Diseases at the Turn of the Third Millenium. Marsielle, 1999.-P. 199219.

91. Burgdorfer W. Hemolymph test. A technique for detection of rickettsiae in ticks // Am. J. Trop. Med. and Hyg. 1970. -Vol. 19.- P. 1010-1014.

92. De Kock G. A., Quinlan J. Splenectomy in domesticated animals and its sequel-lae with special referens to Anaplasmosis in shep. 11 & 12 reports of the director of veterin, educat. & research. Ptl S, 367, 1926.

93. Dumler J. S., Walker D. H. Tick born ehrlichiosis // The Lancet Infectious Diseases. - 2001. - P. 21 - 28.

94. Euseiy K. Eipedimentation des proprieties antipiroplasmiques de Г imidocarb sur Babesia stilergens et Babesis canis, agents de piroplasmous biline et canene en Europe // Bull. Soc. Se. Veter. Med. Сотр. Lyen . 1981. - V. 8, № 3. - P. 129-134.

95. Eremeeva M. E., Yu X. J., Raoult D. Differentiation among the spotled fever group rickettsiae species by analysis of restriction fragment length polymorphism of PCR- amplified DNA // J. Clin. Microbiol. 1994. -Vol. 32. - P. 803-810.

96. Friedhoff К. T. Interaction between parasites and tick vector // Intern. J. Parasi-tol. 1990. - Vol. 20. - P. 525-535.

97. Hayes S. F., Burgdorfer W. Reactivation ofRickettsiarickettsii in Dermacentor andersoni ticks: an ultrastructural analysis // Inf. Immunity. 1982.- Vol. 37.- P. 779-785.

98. Holland L. E, Caldwell D. R. Pyruvate metabolism by Anaplasma marginale in cell-free culture // Can J Microbiol. 1999 Feb ; 45(2) : 185-9.

99. Kuttler K. Comparison of complement fixation and capillary tube agglutination tests for detection of bovine anaplasmosis 7/ I. Am. Vet. Med. Ass. 1963. - V. 143, № 7.

100. Kocan К. М., de la Fuente J., Guglielmone A. A., Melendez R. D. Antigens and alternatives for control of Anaplasma marginale infection in cattle // Clin Microbiol Rev. 2003 Oct; 16 (4) : 698-712.

101. Kocan К. M., Halbur Т., Blouin E. F., Onet V., de la Fuente J., Garcia-Garcia J. C., Saliki J. T. Immunization of cattle with Anaplasma marginale derived from tick cell culture// Vet Parasitol. 2001 Dec 3 ; 102 (1-2) : 151-61.

102. Kocan К. M., Hair J. A., Ewing S. A. and Stratton L. G. Am. J. Vet. Res., 1981.-N42.-P. 15-18.

103. Kocan К. M. In "Morphology, Physiology and Behavioral Ecology of Ticks," Sauer J. R., Hair J. A., eds. Chichester, England, Horwood, Inc., 1986. - P. 472505.

104. Klieneberger-Nobel E. Pleuropneumonia-like organisms in genital infections // Brit. Med. J.- 1959.- N1.- S. 19.

105. Kiseleva V. I., Shcherbo S. N., Zaitseva S. P., Poverennyi A. M. Detection of Chlamydia trachomatis and Ureaplasma urealyticum by hybridization analysis using DNA-Pt ((dien)Cl)Cl-probes and PCR // Biokhimiia. 1995. - V. 60, May. -S. 783-790.

106. Levin B. R. Evolution parasites and hosts // Population biology of infectious diseases / Ed. Anderson R.M., May R. M. Berlin, 1982. P. 213-244.

107. Levin M. L., Fish D. Interference between the agents of Lyme disease and human granulocytic ehrlichiosis in a natural reservoir host // Vector Borne Zoonotic Dis. 2001 Summer; 1(2) : 139-48.

108. Mather T. N., Telford S. R., Moore S. I., Spielman A. Borrelia burgdorferi and Babesia microti: efficiency of trasmission from reservoirs to vector ticks (Ixodes dammini) //Exper. Parasitol. 1990. - Vol. 70. - P. 55-61.

109. Me Heardy H, Berger I., Simbson H. Англ. патент, кл. A 5 В/А 61 К 27/00, С 07 49/34/. 1974, № 1358979, 11. Ов 71/, 1974.

110. Morel P. S. Modalites drempleide Г imidocarbe dans le troineept et la prophy-laxie des babesioses et des anaplasmoses // Bull acad. Veter. Fr., 1981. 54. 21 -P. 205-212.

111. Miller James G. The Prevention and Treatment of Anaplasmosis, Ann. N J. Acad. Sci., 1956.-t. 64. P. 103-107.

112. Mazzola V., Amerault Т. E., Roby K. Electron microscope studies of Anaplasma marginale in an Aedes albopictus culture system // Am J Vet Res. 1979 Dec; 40(12): 1812-5.

113. Mazzola V., Kuttler К. L. Anaplasma marginale in bovine erythrocyte cultures // Am J Vet Res. 1980 Dec ; 41(12) : 2087-8.

114. Ormsbee R. A. Rickettsiae as organisms // Rickettsiae and Rickettsial Diseases / Ed. S. Kazar.-Bratislava, 1985. P. 15-37.

115. Price K., Poelma L., Faber J. Preparation of an improved antigen for Anaplas-mosis complement Fixation tests. Amer. J., Vet. Res., 13, 1952.

116. Pearson С. С., Brook W. E., Kliewer I. O. A study of Tetracycline Desage en cattle which are Anaplasmosis Carries // d. Amer. veterin. Med. Assoc, 1957. -V.130, № 7. P. 290-298.

117. Philip R. N., Casper E. A. Serotypes of spotted fever group rickettsiae from Dermacentor andersoni ticks in Western Montana // Am. J. Trop. Med. Hyg. — 1981.-Vol. 30.-P. 230-238.

118. Ristic M. Capillary tube agglutination test for anaplasmosis // I. Am. Vet. Med. Ass. - 1962. - V. 141, № 5.

119. Ristic M. Infectious blood diseases of man and animals, 1960. Vol. 2. - P. 5-8.

120. Ristic M. In "Infectious Blood Diseases of Man and Animals." / Weinman D., Ristic M., eds. Academic Press, Inc., New York, 1968. - P. 478-542.

121. Rikihisa Y., Kazar J., Toman R. Rickettsiae and rickettsial diseases, Bratislava, 1996.-C. 15-19.

122. Rikihisa Y. Mechanisms to create a safe haven by members of the family Anaplasmataceae // Ann N Y Acad Sci. 2003 Jun ; 990 : 548-55.

123. Rodgers S. J., Saliki J. Т., Blouin E. F., Kocan К. M. The development of a semi-automated latex agglutination test for the detection of antibodies to

124. Anaplasma marginale using a cell culture-derived antigen // Ann N Y Acad Sci., 1998 Jun 29 ; 849 : 282-92.

125. Rydkina E., Roux V., Fetisova N., Rudakov N. et al. New Rickettsiae in ticks collected in territories of the former Soviet Union // Emerging Inf. Dis., 1999. -V. 5,N6.-P. 811-814.

126. Roux V. and Raoult D. Phylogenetic analysis and taxonomic relationships among the genus Rickettsiae and Rickettsial Diseases at the Turn of the Third Millenium. Marsielle, 1999. - P. 52-66.

127. Roux V., Raoult D. Phylogenetic analysis of the genus Rickettsia by 16S rDNA sequencing//Res. Microbiol. 1995. - Vol. 146. - P. 385-396.

128. Rehacek J., Brezina R., Kovacova E., Zupancicova M. Haemocyto-test, an easy, quick and reliable mrthod for the detection of rickettsiae in ticks // Acta vird. -1971 a.-Vol. 15.-P. 237-240.

129. Rehacek J., Brezina R., Zupancicova M., Kovacova E. Demonstration of rickettsiae in tick haemocytes // J. hyg., epidemiol., microbial., immunol. 1971 b.- Vol. 15.-P. 424-434.

130. Regnery R. L., Spruill C. L., Plikaytis B. D. Genotipic identification of rickettsiae and rstimation of intraspecies sequence divergence for portions of two rickettsial genes//J. Bacteriol. 1991. - Vol. 173. - P. 1576-1589.

131. Rosicky B. Arthropods and natural foci of human and animal diseases // Труды XIII Международного энтомологического конгресса. М.; JL, 1972. -Т. 3. С. 237-238.

132. Splitter Е. I., Twiehaus М. I., Castro Е. R. Anaplasmosis in sheep in the United States (Manhatten Kansas). // J. Amer. Vet. Med. Assoc., 1955. Vol. 127, N 42. -P. 244-245.

133. Schindler R. Vergleichende Untersuchungen mit Anaplasma marginale and Anaplasma centrale //1. Tropenmed. Parasitol. 1966. - B. 17. - S. 337 - 360.

134. Schaechter M., Bozeman F. M., Smadel J. E. Study on the growth of Rickettsiae. II Morphologis observations of living Rickettsiae in tissue culture cells // Virologi, 1957. P. 3 ; 160.

135. Stochard D. R., Fuerst P. A. Evolutionary analysis of the spotted fever and typhus groups of Rickettsia using 16S rRNA gene sequences // System. Appl. Microbiol. 1995. - Vol. 18. - P. 52-61.

136. Shelford V. E. and Towler E. D. Animal communities of the San Juan Channei and abjacent areas // Publ. Puget. Sound boil. Station. 1925. - Vol. 5.

137. Simpson G. and Sanders P. Diagnosis of the carrier state of anaplasmosis under experimental conditions // Vet. Med., 48, 5, 1953.

138. Saliki J. Т., Blouin E. F., Rodgers S. J., Kocan К. M. Use of tick cell culture-derived Anaplasma marginale antigen in a competitive ELISA for serodiagnosis of anaplasmosis // Ann N Y Acad Sci. 1998 Jun 29 ; 849 : 273-81.

139. Samish M., Pipano E., Hana B. Cultivation of Anaplasma marginale from cattle in a Dermacentor cell line // Am J Vet Res. 1988 Feb ; 49(2) : 254-6.

140. Tarasevich I. V., Makarova V. A., Plotnikova L. F. Studies of the antigenic of the newly isolated strains of Rickettsiae and their relation to spotted fever group // Folia microbiol.- 1976.-Vol. 21.-№ 6.-P. 503-504.

141. Waghela S. D., Cruz D., Droleskey R. E., DeLoach J. R., Wagner G. G. In vitro cultivation of Anaplasma marginale in bovine erythrocytes co-cultured with endothelial cells//Vet Parasitol. 1997 Dec 15 ; 73 (1-2) : 43-52.

142. Walker A. R. Parasitic adaptations in the transmission of theileria by ticks. A review //Trop. Animal Health. Prod. 1990. - Vol. 22. - P. 23-33.

143. Wayne L. G., Brenner D. J., Colwell R. R. et al. Report of the ad hoc committee on reconciliation of approaches to bacterial systematics // Inf. J. Syst. Bacteriol. -1987. Vol. 37. - P. 463-464.

144. Woese С. R., Kandler О., Wheelis M. Towards a natural system of organisms: proposal for the domains Archaea, Bacteria, and Eukaria // Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 1990. V. 87. - P. 4576-4579.

145. Weiss E. The family rickettsiaceae: human pathogens // The Procariotes. A handbook on Habitats, Isolation and Identification of Bacteria / Mortimer R. et al. (ed.). Berlin - New York, 1981.-Vol. 2.-P. 2137-2160.

146. Weiss E., Moulder J. W., Order I. Rickettsiales Gieszczkiewicz 1939, 25 In : Kreig N. R., Holt J. G., eds. // Bergey's Manual of Systematic Bacteriology. -Baltimore: Williams & Wilkins, 1984.- P. 687-701.

147. Weisburg W. G., Dobson M. E., Samuel J. E., Dach G. A., Malavia L. P., Baca O., Mandelco L., Sechrest J. E., Weiss E., Woese C. R. Philogenetic diversity of rickettsiae // J. Bacterid., 1989. V. 171. - P. 4202-4206.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.