Критерии диагностики и лечения осложнений позадилонной радикальной простатэктомии тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 14.01.23, кандидат медицинских наук Артемов, Артем Викторович

  • Артемов, Артем Викторович
  • кандидат медицинских науккандидат медицинских наук
  • 2015, Москва
  • Специальность ВАК РФ14.01.23
  • Количество страниц 157
Артемов, Артем Викторович. Критерии диагностики и лечения осложнений позадилонной радикальной простатэктомии: дис. кандидат медицинских наук: 14.01.23 - Урология. Москва. 2015. 157 с.

Оглавление диссертации кандидат медицинских наук Артемов, Артем Викторович

Оглавление

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВВЕДЕНИИ

Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Осложнения радикальной проста пктомии

1.2 Рубцовые осложнения радикальной простатэктомии

1.3 Сопутствующий фон

1.4 Способы выполнения радикальной проста! жюмии

1.5 Технические аспекты операции

1.6 Способы формирования анастомоза, шов

1.7 Кровотечение, образование послеоперационных I емагом

1.8 Уретральный катетер, страховые дренажи

1.9 Лечение рубцовых осложнений

1.10 Медикаментозная терапия при рецидивирующих стриктурах уретры

Глава 2. МАТЕРИАЛЫ И МКТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Харак1ерисгика нацистов

2.2 Меюды исследования

Глава 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Глава 4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВЫВОДЫ

1 ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕ11ДАЦИИ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Список сокращений

5-ФДЭ - 5-фосфодиэстераза БД - бронхиальная астма

ВИФУ- высокой интенсивности фокусированный ультразвук (IIIFU)

ВИЧ - вирус иммунодефицита человека

ГнРГ - гопадотронин-рилизипг-гормоп

ГТ - гормональная терапия

ГОН - гематоопцефалический барьер

ДЛТ - дистанционная лучевая 1ерапия

ДНК - дезоксирибонуклейиовая кислота

ИБС - ишемическая болезнь сердца

К/д - койко-депь

ЛДО - лечебно-диагностическое отделение

ЛР1 Г) - лапароскопическая радикальная простатитомия

ЛУ - лимфатический узел

М/п - мочевой пузырь

МАБ - максимальная апдрогенная блокада

МРТ - магнитно-резонансная томография

МСКТ - мультисииральпая компьютерная томография

ОЗМ - острая задержка мочеиспускания

OIIMK - острое нарушение мозгового кровообращения

ОРПЭ - открытая радикальная простатаомия

ПСА - простатический специфический антиген

РНК - рибонуклеиновая кислота

РГ1Ж (РГ1) - рак преде ппельиой железы

PIT) - радикальная простатэктомия

РРЮ - роботизированная радикальная простатэктомия

СД — сахарный диабет

СЗП - свежезамороженная плазма

"ГРУЗИ - транеректальпое ультразвуковое исследование

ТУР - трапсуречральная резекция

УЗИ - ультразвуковое исследование

ХОБЛ - хроническая обетруктивная болезнь легких

OKI" - электрокардиография

Охо-КГ - эхокардио1 рафия

HAU - European Association of Urology

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Критерии диагностики и лечения осложнений позадилонной радикальной простатэктомии»

Введение

Рак простаты — опухоль, имеющая злокачественное строение и происходящая из железистого эшпелия альвеолярпо-1 рубчатых оруюур в основном периферической зоны простаты. Возникает данное заболевание чаще у мужчин пожилого возраста. В связи с этим оно представляет колоссальную проблему в развитых странах (в том числе и РФ), где доля пожилых мужчин выше. Стоит отметить, что за последнее десятилетие отмечено резкое увеличение 1} структуре заболеваемости раком предстательной железы трудоспособного мужского населения чей возраст не достиг и 50-60 лет, что в свою очередь является значимой социальной проблемой. В настоящее время рак простаты — наиболее частое опкоурологическое заболевание, которому посвящены многочисленные научные труды как урологов так и онкологов, периодические российские и зарубежные публикации, учебники и монографии. Несмотря на это общемировая заболеваемость раком простаты неуклонно растёт. Более того, с начала наблюдения за данной категорией нацистов в 1985 г. паблюдаек'я небольшое увеличение числа легальных исходов от РПЖ в большинстве стран, включая и регионы, в которых он не распространен. Отчетливо отмечается, что заболеваемость РПЖ существенно различается в зависимости от региона проживания нацистов. 1С пример}, в западных индустриально развитых странах эта опухоль вюрая по часто!с у мужчин после рака лёгких. США - страна, где наиболее часто встречается рак простаты (с существенным преобладанием афроамериканиев среди всех пациентов). У этих пациентов рак простаты смещает рак легких с первого места в шкале причин смертельных исходов. Летальное п> от данного заболевания в течение последних 25 лет увеличилась более чем па 20%. Заболеваемость раком простаты в России сопоставима с таковой в странах азиатского коптипеша (до 18 человек па 100 чысяч населения). Стоит так же

отмерить существенный рост заболеваемости, составивший за последние 15 лет почти 50%. Увеличение частоты заболеваемости можно также объяснить увеличением продолжительности жизни мужчин примерно на 20 лет за прошедшие семь десятилетий. 'Гак же немаловажным факюром в росче заболеваемости является улучшение диагностики данного заболевания, разработкой стандартов обследования мужчин после 45 летнего возраста. Летальность, обусловленная непосредственно опухолью, в настоящее время составляет около 30%. В Германии рак простаты является трсчьей по частоте причиной смерти среди мужчин. В Австрии это заболевание — самая частая опухоль у мужчин и наиболее частая причина смерти от злокачественных новообразований. В Швейцарии заболеваемость раком простаты стоит па втором месте после рака лёгких. В Швеции - страна которая отличается высокой продолжительностью жизни п о тосител ьно незначительной смертностью от заболеваний, ассоциируемых с курением, РПЖ — наиболее распространенная злокачественная опухоль у мужчин, на долю которой приходится более трети всех новых случаев рака.

Такое разнообразное распределения обобщенных статистических данных в зависимости от страны проживания можно обьяснить лишь мультифакторпым характером развития того или иного онкологического заболевания и в частности рака предстательной железы. В частности, хорошо прослеживаются территориальные и расовые (гепежческпе) предрасполагающие факюры. К сожалению, факторы, определяющие именно риск развития клинического Р11Ж, пока недостаточно изучены и роль их малопонятна, однако некоторые из них уже определенно выявлены. А во! с точностью установлено три фактора риска развития рака просчагы: возрасм пациента, его этническая принадлежность и наследственная предрасположенность.

Радикальное хирургическое лечение PI 1Ж заключается в выполнении радикальной простатэктомии, при которой предстательная железа от уретры до мочевого пузыря удаляется единым блоком с семенными пузырьками и парапростатической клетчаткой в объеме, достаточном для получения отрицательного хирургического края. Часто Э1а операция сопровождается двусторонней тазовой лимфадепэктомией для достижения наилучшего результата. У мужчин с локализованным раком простаты и ожидаемой продолжительностью жизни более 10 лет цель выполнения PID независимо от доступа и техники выполнения — удаление опухоли с сохранением адекватного акта мочеиспускания и, если ото возможно, эректилыюй функции. 11-16]

Целью работы является улучшение результатов радикальной простатэктомии при локализованном раке простаты.

Для выполнения поставленной цели сформулированы следующие задачи:

• Определить частоту формирования рубцовых изменений мочевых путей после радикальной простатэкюмии на современном этапе ее технического развития.

• Изучить причины рубцовых изменений шейки мочевого пузыря и зоны анастомоза после радикальной простатэктомии.

• Изучить влияние сопутствующих заболеваний па дальнейшее течение послеоперационного периода и формирование рубцовых осложнений.

• Оцепить методы профилактики формирования послеоперационных рубцовых изменений, в том числе сроки удаления уретрал ыюго катетера.

• Оценить возможность и безопасность применения различных способов коррекции просвета иузырпо-уретралыюго анастомоза при его стриктурах.

• Оцепить эффективность применения препарата "Митомицип" на собственном опыте при рецидивирующих стриктурах уретры у пациентов после ради кал ы юй i фостатэктом и и.

Научная новизна

В рамках работы и проводимого исследования впервые разработаны алгоритмы ведения пациентов с Рубцовыми осложнениями после радикальной нростатэктомии, выявлены наиболее эффективные способы эндоскопической коррекции просвета пузырпо-уретралыюго анастомоза (уретры), дапа оценка эффективности внутри тканевого использования препарата "Митомицип" как метода профилактики рецидива формирования Рубцовых тканей после трансуретральпой оптической уретротомии или резекции зоны анастомоза.

Практический значимоеть

В проводимой работе уточнены критерии отбора пациентов, перенесших открытую радикальную простатэктомию, в группу «риска» по развитию рубцовых осложнений.

Определены сроки, минимальный обьем, критерии оценки обследования пациентов, у которых выявлены рубцовые осложнения после радикальной нросгатэктомии.

Определены наиболее рациональные эндоскопические способы коррекции просвета уретры (пузырно-уретрального анастомоза) у данной тяжелой категории пациентов.

Для нужд практического •здравоохранения намечен алгоритм обследования пациентов, которым была выполнена эндоскопическая коррекция рубцовых осложнений после простатэктомии.

Выполнена оценка эффективности препарата «Митоминин» при внутритканевом введении в качестве фактора, снижающего избыточную пролиферацию тканей после эндоскопического рассечения суженною участ ка уретры.

Основные положения, выносимые на защиту:

Рубцовые осложнения суммарно занимают третье место среди всех осложнений после открытой радикальной простатэктомии.

Независимо от способа и методов выполнения радикальной простатэктомии пока существует пузырпо-уретральный анастомоз возможно образования его стриктуры.

При ухудшении мочеиспускания в послеоперационном периоде в план обследования необходимо включи ть урофлоумстрию, восходящую уретрографию, микционную циеюуретрографпю, дшп нос 1 пческую уретроскопию.

Рецидив стриктуры пузырпо-уретралыюго анастомоза при оптической уретротомии и/или трансуретралыюй резекции остается высоким и значительно превышает половину всех наблюдении.

Внутритканевые инъекции препарата Митомиципа в зону оптической уретротомии и/или трансуретралыюй резекции зоны анастомоза не дают стойкого снижения функции удержания мочи, но в значительной степени снижают верояшость рецидива ефштуры пу зырно-уретралыкл о анастомоза.

Системной реакции на введение препарата отмечено не было, что характеризует его как безопасный меюд лечения.

Апробация работы

Материалы диссертации доложены на:

• V111 Конгрессе Российского общества онкоурологов, Москва 2-4 октября 2013 г.

• VIII Конгрессе Российского общества онкоурологов, Москва 2-4 октября 2013 г. - выполнена работа в виде постера.

• XIII Конгрессе Российского общеепза урологов. Москва 6-8 ноября 2013 г.

Внедрение в практику

Результаты проведенного исследования используются в практической работе при обследовании и лечении больных с Рубцовыми осложнениями после радикальной позадилоипой простатэктомии в клинике урологии Первого МГМУ имени И.М. Сеченова.

Публикации.

По теме диссертации оп>бликовапо 3 научных рабопп в журналах, рецензируемых Высшей Аттестационной Комиссией. Так же опубликовано 4 работы с тезисами в сборниках научно-практических конференций за 20122013 г.

Структура и обьем диееертцнп.

Диссертация состоит из введения, 4 глав, включающих обзор литературы, характеристику пациентов и методов, главу собственных данных и их обсуждение, заключение; выводов, практических рекомендаций. указа1еля литературы. Диссертация изложена на 157 страницах машинописного текста, включает 3 схемы. 6 таблиц. 60 диаграмм, 25 рисунков.

Глава 1. Обзор литературы.

Впервые радикальная проетатэктомия была выполнена хирчрюм Young П. через промежпостпый доступ в начале 20 века. (Young II. Radical perineal prostatetomy. John Hopkins IIosp Bull, 1905). Первыми, кто выполнил простатэктомию через позадилопиый доспи были Memmelaar и Miliin в 1947 году - работа опубликована в журнале Урология за сешябрь 1949 года. Впоследствии европейские и американские урологи внесли ряд усовершенствований в эту технику. Однако операция не получила широкого распространения ни в России, пи в мире до 80-х годов прошлого столетня в силу ряда веских причин: редкой диагностики локализованного рака простаты, отсутствия надежных методов выявления меч астатических поражений, технической сложности самой операции и присущих ей интраоперациоппых осложнений таких как кровотечение и повреждение прямой кишки. Восьмидесятые и девяностые годы ознаменовались рядом анатомических разработок, которые способствовали технической модернизации операции и позволили ликвидировать проблему массивных кровотечений, существенно ограничили частоту послеоперационных осложнений. Впервые описали апаюмию дорзальпого венозного комплекса в 1982 году Walsh и Donker. В ми же 80-е годы, по суш, была сформирована современная концепция диагностики и счадпрования карциномы проскиы, что привело к пересмотру эпидемиологического подхода к заболеваемости раком предстательной железы. Развитие диагностического и xnpypi ическо! о подходов дали огромный юлчок в прогрессе радикальной xnpypi ии рака предстательной железы: в ведущих странах мира радикальная проетатэктомия стала самой частой опкоурологичсской операцией.

Радикальная простатжтомия вне зависимости от хир>pi пческого дос!упа и метода исполнения являемся одной из наиболее сложных операций

в онкоурологии. Ото обусловлено тем, чю в облаем и малого una расположены магистральные сосуды нижних конечностей, нервные пучки, а к предстательной железе прилежит прямая кишка. Анатомический подход, разработанный спустя десяшлетия с момента первой иростатэктомии, позволил существенным образом спи инь лешльпость и часю1> послеоперационных осложнений. Кроме того, на уровень осложнений существенным образом повлияли новые меч оды диагностики рака предстательной железы. Все это позволило выполнят ь радикальное удаление предстательной железы ti лимфатических узлов с минимальным количеством осложнений и хорошими отдаленными резулыагами. Кроме того, нельзя игнорировать опыт клиник, где выполнение радикальной простатэктомии поставлено на поток. Именно в них центрах уровень осложнений минимальный, а отдаленные результаты лечения лучше. [ 1 7-241

В качестве примера, в "эру повсемесinoro внедрения контроля ПСА " в клинике "USC Institute oí Urology"(California, USA) хирургами (Dorin RP, Dancshmand S, Lassoff MA) было проведено многолетнее исследование с целыо изучения радикальпосчи и осложнений просгаглаомии у пациентов с локализованным раком иредекпельной железы в том числе и после радикальных просгатжтомий с расширенной лимфодиссекцией. Все пациенты были включены в созданную авторами специализированную базу, позволяющую с точность анализирован^ полученные данные. В исследование попали пациенты прооперированные в период с июля 1988 года по июнь 2008 со стадиями локализованного рака простаты Т1-2. Средний период наблюдения за включенными в базу и попадающими иод кршерии отбора (по стадии) пациентами (всего 2487 человек) сосчавил 7.2 года (от 1 юда до 21). Так же в зависимости от степени онкологического риска все пациенты были разделены па 4 группы: низкою риска составили 49.7%, умеренного 33.2%. высокого 16.1 %. В отдельную гр\пн> были определены пациенты с вовлечением в онкологический процесс лпмфашческих узлов - 6%. По

данным наблюдения через 10 лет е момента проведения радикальной позадилонной простатэктомии отсутствие биохимического рецидива составило в группах соответственно 92% (низкий риск), 83%) и 76%>(высокий риск, р<0.001), десятилетняя выживаемость по группам - 91%, 83%, 74%>. Гак же если распределить всех пациентов по группам в соответствии с выявленным "положительным краем", то десятилетняя выживаемость составила 76% ("с") и 88% ("без". р< 0.001). Из 2487 нацистов > 11% в последующем наблюдался биохимический рецидив, а у 3.7% нацистов локальный рецидив рака простаты. За время непрерывного наблюдения за пациентами наличие осложнений после перенесенной операции отмечали лишь 2.3%, а смертность от рака простаты не превысила и 2%. Оценивая представленный авторами материал, можно с уверенностью сказан», чю в "эру повсеместного скрининга ПСА" за долгие годы наблюдения операция дает хорошие онкологические результаты и оправдывает" возложенные на нее надежды - риск развития местного рецидива и смертность остаются на значительно низком уровне и напрямую зависят от группы онкологического риска, наличия "положительного края" или вовлечения в процесс лимфатической системы. [25]

В настоящее время в связи с широким внедрением в повседневную оперативную активность лапароскопического оборудования, появления робот-ассистированпых методик удаление предстательной железы через позадилопиый доступ не потеряло своей актуальности. Сравнительная оценка стоимости робот-ассис тированной и лапароскопической, лапароскопической и позадилонной проекпэкюмпп показала напмсныпмо затратность последней из перечисленных методов лечения рака предстательной железы, что напрямую связано с высокой стоимостью хирургической техники. [26|

Учитывая разные хирургические подходы, технику оперативного лечения авторы многочисленных работ и исследований представляют различные данные по встречаемости инграоперационных и послеоперационных осложнений. Неоценимый ф\'Д в статистической обработке данных по осложнениям после о i крытой позадилопной простатэктомии выполнили хирурги Lepor II, Nieder AM, Ferrandino MN. В проводимом ими исследовании приняло участие одна тысяча пациентов, которым в период с 1994 по 2000 i од была выполнена радикальная простатэктомия через позадилопный доступ. Средний возраст пациентов составил 60.3 года. Все пациенты соответствовали следующим критериям отбора: уровень ПСА был равен или ниже 10 нг/мл (в 73%), рак предстательной железы соответствовал стадии Т1-2 (99.8%)), сумма балов по Глисону была 7 и меньше (95.7%)). При i истологическом исследовании послеоперационного материала данные за наличие клеток аденокарциномы 15 оставленных тканях ("положительный край") были получены у 19.9% пациентов. За указанный оперативный период хирурги столкнулись всего с 8 случаями интраоперационпых осложнений (0.8%>): в том числе во время операций было выявлено повреждение прямой кишки и единственный случай пересечения мочеточника. Всего у 14 (1.4%) пациентов возникли дополнительные осложнения в ранний послеоперационный период (до 30 дней): в том числе тромбоз глубоких вен нижних конечноеiей с развшием тромбоэмболии мелких ветвей легочных apiepnii (0.4%>) и инфаркт миокарда (0.5%>). За период в 30 дней после выписки из стационара умер один пациент по причине возникшего острого инфаркта миокарда. 'Гак же во время 30 дневного срока после операции иовюрно были прооперированы следующие пациенты: 3 нациста но поводу кровотечения и 2 пациента были в*я]ы на операционный стол из-за несостоятельности пузырпо-уретралыюго анастомоза. Средняя продолжительность пребывания пациентов в стационаре составила 2.3 дня. В переливании компонентов крови для восполнения

дефицита форменных элементов за счет кровоиотери нуждались 9.7% пациентов. Представленная работа с достаточной точностью описывает все встречающиеся осложнения радикальной позадилонной простатэктомии. Учитывая низкую смертность и то что 98% пациентов (из прооперированных 1000 человек) не имели интраоперационпых или ранних послеоперационных осложнений, можно с уверенностью сказать, что открытая радикальная простатэктомия при отточенной технике и опытности хирурга задала высокую плапку для альтернативных методов консервативного и оперативного лечения. ¡27]

В свою очередь повсеместное начало скрининга 1ГСА изменило глобальную эпидемиологию рака простаты, повысив выявление локализованных форм заболевания в более молодом возрасте и в "меньшей" стадии. Радикальная простатэктомия как метод лечения этих пациентов, предлагая отличную многолетнюю выживаемость, в настоящее время сопровождается значительными побочными эффектами, главным образом, "ипвалидизирующим" недержанием мочи. Пожилой возраст, меньшая длина до и после операции мембрапозпого отдела уретры, стриктуры анастомоза, ожирение, малый опыт' хирурга, оп-слопепня от хирургической техники и перенесённые ранее операции па простате расцениваются как факторы риска, негативно влияющие па отсроченное восстановление коитинепции и/или развитие постоянного недержания мочи после радикальной простатэктомии. Значительный прогресс в выяснении функциональной анатомии и физиологии механизма удержания мочи у мужчин, достигнутый видеоуродинамичеекими и патологоанатомическими исследованиями, дал возможность хирургам разработать инновационные хирургические методики, позволяющие в ходе операции увеличим, сохранность механизма контипепции и добиться раннего его восстановления. К этим меюдикам относятся: оптимизация сохранения длины поперечно-полосатого сфинктера уретры: предотвращение травмы поперечно-полосатого сфинктера; задняя

реконструкция фасции Денонвиллье; сохранение шейки мочевого пузыря и внутреннего сфинктера; инвагинация шейки мочевого пузыря; выворо! слизистой шейки мочевого пузыря; сохранение лонно-просгатических связок и сухожильной дуги; и сохранение нервов поддерживающих механизм коптипепции. |28J

Недержания мочи пациенты перед операцией боятся больше всего. На возможное отсутствие потенции после радикальной нростатэктомии соглашаются более 80% нацистов, а вот перспективу недержания мочи каждый пациент воспринимает с опасением. Причина кроется в огромном социально дезадаптирующем воздействии этого грозного осложнения радикальной нростатэктомии. Постоянная потребность сменять прокладки и белье в значительной степени влияет на семейную жизнь, карьерное благополучие. В "погоне" за восстановлением коптипепции в виду ее частой встречаемости в тени остается проблема нарушения качества мочеиспускания, связанная с его затруднением. Неоспоримо более важным для врача (но не пациента), если гуманно приводить такое сравнение, является все же факт нормального огхождение мочи (пусчь и неконтролируемого) чем отсутствие его вовсе. По данным Нвропейекого общества урологов за 2013 год данная проблема по частоте встречаемости занимает лишь третье место, однако в абсолютных цифрах носит крайне угрожающий характер. 129-301

Осложнении радикальной простагэкюмип

С 1988 но 2001 год в "Sapporo Medical University" (Sapporo, Japan) было выполнено 123 операции в обьеме радикальной нозадилонной простатэкгомии но поводу локализованного рака предекиелыюй железы. Рефоспективному анализу подверглись все выявленные осложнения, коюрые авторами (Hisasue S, Takahashi А, К.ato R) были разделены на ишраоиерационпые. ранние (до 1 месяца с момеша оперативною

вмешательова) и поздние, куда пошли недержание мочи и р)бцовые изменения мочевых путей. Средний возраст оперируемых пациентов составил в группе 66 лет (от 53 до 74 лет) и среднее время наблюдения после операции - 44 месяца (от 2 до 157 месяцев). За время операппзпоп акшвиостп в институте не было зарегистрировано смертельных слччаев. Среди иитраонерационных осложнений хирурги столкнулись с повреждением прямой кишки (6 нацистов, 4.9%) и пересечением мочеточника (1 пациент, 0.8%). Что касается поздних послеоперационных осложнений, то процент формирования стриктуры пузырпо-ypciральпого анастомоза составил 13.8% (16 пациентов) и стойкого (более 12 месяцев) cipeccoBoro недержания мочи у 16%(13 пациентов). При подробном анализе данных причин, предшествующих формированию стриктур анастомоза, исследователями определено не было. Однако, обьем кровопотери и длшельность оперативного вмешательства находились в корреляционной связи со скоростью последующего восстановления удержания мочи. [311

Наиболее желаемыми результатами после открытой радикальной позадилониой простагжюмии по повод) локализованного рака проекты являются следующие: отсутствие рецидива рака, воссшновление удержание мочи и по 1'снции. Три указанных выше резулыата лечения можно обозначить термином "trifecta". В результате более широкого применения скрининга ПСА во всем мире в поле зрения онкологов (урологов) скши попала ib все более "здоровые" и молодые нацисты с локализованным раком прост i ы. Учитывая зпачшельный 1ехнпческий прогресс в области радикальной хирургии локализованною рака пред ста тельной железы и все меньшее количество послеоперационных осложнений, в настоящее время все менее целесообразно стремиться хирургам к достижению всего лишь состояния "trilecta". Полому в настоящее время учеными из разных стран широко используется термин "pentafccta". К [радициониым резулыакш (trifecta) оперативного лечения рака простаты в понятие "pentafccta" были

введены два следующих: отсутствие любых осложнений операции и "положительного края". Ксли у пациента имеются два них условия, то он подходит под модель "pentafecta". безусловно такая модель являе!ся регрессирующей по отношению к модели "Infecta", однако, допускает более четко определиться исследователю насчет влияния факторов па результат проведенного лечения. [32 J

Общее количество пациентов, прооперированных в "Miller School of Medicine" (Miami, USA) с 1992 по 2007 год составило 1738 человек (один оперирующий хирург). Из исследования были исключены пациенты, которым проводилась предоперационная лучевая или гормональная 1ераппя, имелось недержание мочи или эректильпая дисфункция. В послеоперационном периоде были проанализированы данные па предмет совпадения случаев модели "trifecta". Учитывая что одним из параметров модели было увеличение уровня ПСА в динамике (биохимический рецидив), то за основу взяли наибольшее значение равное 0.2 нг/мл (при превышении -рецидив). Основным критерием удержание мочи было отсутствие необходимости применять пациентом специальных урологических прокладок. Присутствие потенции в послеоперационном периоде исследователями считалась возможность достигнуть пациентом достаточной для совершения полового акта эрекции "без" или на фоне применения ингибиторов 5-ФДО. Среди всей группы пациентов (1738 человек) указанным критериям отбора подошли всего 831. При лом средний возраст пациентов 15 группе составил 59 лет. Через 52 месяца (усредненное значение) с момента операции процент биохимического рецидива, восстановления удержания мочи и потенции составил еоотвекчвеипо 18.7%, 94.5%), 71%). Предложенной модели "trifecta" через два юда обследования соо1вегсгвовали 64% пациентов, а уже через 5 лет - 61 %. Анализ данных исследования показал, что уровень Глпсопа. С1адия процесса, вес оперируемого и

нервоеберегающая тактика не влияют на дальнейшее течение послеоперационного периода в условиях "triiccta''-моделирования. [331

Так же в своем исследование "идеализирующую" модель "trifecta" использовали Bianco FJ и соавторы. С 1985 года в исследование были включены 1746 пациентов, которые перенесли радикальную позадилоипую иростатэктомию по поводу локализованного рака простаты. Контроль эффективности выполненного оперативного лечения по анализу результатов исследования хирургического края выполнен был у 83% пациентов. При отсутствии биохимического рецидива в течение 24 месяцев с момента операции в дальнейшем проводился контроль только осложнений. Через 2 года с момента операции исследуемой модели достигли 60% пациентов. При этом прогрессировать! заболевания пе было выявлено через 5,10 и 15 лег в 82%,77%) и 75% соответственно, обусловленная раком выживаемость составила 99%, 95% и 89%. Через 15 лет от рака простаты после оперативного лечения умерло 11% пациентов, при этом общая (от сопутствующих заболеваний) смертность через указанный промежуток времени равна смертности от рака простаты. В условиях представленной идеальной модели радикальная простатэктомии представлена как самый рациональный способ (с высоким процентом выживаемости в течение 15 лет) лечения радикального рака предстательной железы. |34|

Похожие диссертационные работы по специальности «Урология», 14.01.23 шифр ВАК

Список литературы диссертационного исследования кандидат медицинских наук Артемов, Артем Викторович, 2015 год

Список литературы

1. Кирби Р., Монторси Ф., Гонтсро П., Смит Дж. Д., Пушкарь Д.Ю. - М.: 2011.

2. 1 [ушкарь Д.Ю. Радикальная нростат'жтомия. -М.: 2002.

3. Грачева JJ. Выявление и предоперационный прогноз клинически незначимого рака предстательной железы // РМЖ. —Т. 5. -№4— 1997.

4. Матвеев Б.П., Бухаркин Б.В., Матвеев В.Б. Рак предстательной железы (Глава 7. Радикальная простатэктомим). -М.: 2000.

5. Boyle Р, Fcrlay J. Cancer incidence and mortality in Hurope 2004. Ann Oncol 2005 Mar;16(3):481-8.

6. Jemal A, Siegcl R, Ward H, el al. Cancer statistics, 2008. CA Cancer J Clin 2008 Mar-Apr;58(2):71 -96.

7. Quinn M, Babb P. Patterns and trends in prostate cancer incidence, survival, prevalence and mortality. Part I: international comparisons. BJU Int 2002 Jul;90(2): 162-73.

8. Parkin DM, Bray FI, Devesa SS. Cancer burden in the year 2000: the global picture. Rur J Cancer. 2001 Oct; 37(Suppl 8):S4-66.

9. lid wards BK, Noone AM, Mariotlo AB, Simard HP, Boscoe FP, Henley SJ, Jemal A, Cho II, Anderson RN, Kohler BA, Hhcman CR, Ward HM. Annual Report to the Nation on the status of cancer, 1975-2010, featuring prevalence of comorbidity and impact on survival among persons with lung, colorectal, breast, or prostate cancer. Cancer. 2013 Dec 16.

10. Redaniel MT, Martin RM, Gillatt D, Wade J, Jeffreys M. Time from diagnosis to surgery and prostate cancer survival: a retrospective cohort study. BMC Cancer. 2013 Nov 27; 13( 1 ):559.

11. Baade PD, Youlden DR, Cramb SM, Dunn J, Gardiner RA. Epidemiology of prostate cancer in the Asia-Pacific region. Prostate Int. 2013;l(2):47-58.

12. Ilic D, Murphy K, Green S. Risk communication and prostate cancer: identifying which summary statistics are best understood by men. Am J Mens Health. 2012 Nov;6(6):497-504.

13. Graclen M, Augustin H, Karakiewic/ PI,. Hammerer PG, Haese A, Palisaar J, Blonski J, Fernandez S, Hrbersdoblcr A, Iluland II. Can Predictive Models for Prostate Cancer Patients Derived in the United States of America Be Utilized in European Patients? A Validation Study of the Partin Tables. European Urology, 2003, Volume 43, Issue 1: 6-11.

14. Potters L, Klein EA, Kattan MW, Reddy CA, Ciezki JP, Reuther AM, Kupelian PA.Monotherapy for stage T1-T2 prostate cancer: radical prostatectomy, external beam radiotherapy, or permanent seed implantation. Radiother Oncol. 2004 Apr; 71(1 ):29-33.

15. Miyake H, Sakai I, Ilarada K, liara I, Eto H. Prediction of potentially insignificant prostate cancer in men undergoing radical prostatectomy for clinically organ-confined disease. Int J Urol. 2005 Mar;12(3):270-4.

16. Gronberg II, Dambcr JE, Jonsson 11, Lenner P. Patient age as a prognostic factor in prostate cancer. J Urol. 1994 Sep; 152(3):892-5.

17. Berglund RK, Jones JS, Ulchaker JC, Fergany A, Gill I, Kaouk J, Klein EA. Radical prostatectomy as primary treatment modality for locally advanced prostate cancer: a prospective analysis. Urology. 2006 Jun;67(6): 1253-6. Epub 2006 May 6.

18. Boccon-Gibod L, Bertaccini A, Bono AV, Dev Sarmah B, Holt! W, Mottet N, Tunn U, Zamboglou N. Management of locally advanced prostate cancer: a European consensus. Int J Clin Pract. 2003 Apr;57(3): 187-94.

19. I/awrentschuk N., Klot/. L. Active surveillance for low-risk prostate cancer: an update. Nature Reviews Urology 8. June 2011: 312-320.

20. Augustin II, Hammerer PG, Graden M, Erbersdobler A, Blonski J, Palisaar J, Daghofer F, Iluland I I.Eur. Insignificant prostate cancer in radical prostatectomy specimen: time trends and preoperative prediction. Urol. 2003 May; 43(5):455-60.

21. Е.И. Велиев, В.Л. Няхин, H.A. Томкевич. Самооценка функции мочеиспускания и удержания мочи после радикальной позадилонпой простатэктомии у больных с локализованным раком предстательной железы // Материалы конференции «Онкологическая урология: от научных исследований к клинической практике (современные возможности диагностики и лечения опухолей предстательной железы, мочевого пузыря и почек)». -М., 2004.-С. 54.

22. Е.И. Велиев, В.Л. Пяхип, Б. А. Томкевич. Самооценка общссоматичсского статуса после радикальной позадилонпой простатэктомии и удовлетворённость пациентами выбором метода проведённого лечения // Материалы конференции «Онкологическая урология: от научных исследований к клинической практике (современные возможности диагностики и лечения опухолей предстательной железы, мочевого пузыря и почек)». - М., 2004. - С. 55.

23. Е.И. Велиев, В.А. Няхин, Б.А. Томкевич. Отдалённые результаты оценки общего статуса и удовлетворённость результатами выбранного метода лечения пациентами после радикальной позадилонпой простатэктомии. // Материалы третьей московской ассамблеи «Здоровье столицы». М„ 2004.-С. 103.

24. Е.И. Велиев, В.А. Няхин, Б.А. 'Томкевич. Отдалённые результаты оценки функции мочеиспускания у пациентов после радикальной позадилонпой простатэктомии. // Материалы третьей московской ассамблеи «Здоровье столицы». М., 2004. - С. 101.

25. Dorin RP, Daneshmand S, Lassoff MA, Cai J, Skinner DG, Lieskovsky G. Long-term outcomes of open radical retropubic prostatectomy for clinically localized prostate canccr in the prostate-specific antigen era. Urology, 2012 Mar;79(3):626-31.

26. Bolenz C, Gupta A, Hotze T, Ho R, Cadeddu JA, Roehrborn CG, Lotan Y. Cost Comparison of Robotic, Laparoscopic, and Open Radical Prostatectomy for Prostate Cancer. Eur Urol. 2010 Mar;57(3):453-8.

27. Lcpor II, Nieder AM, Ferrandino MN. Intraoperative and postoperative complications of radical retropubic prostatectomy in a consecutive series of 1,000 cases. J Urol. 2001 Nov; 166(5): 1 729-33.

28. 'Fan GY, El Douaihy Y, Te AE, Tcwari AK. Scientific and technical advances in continence recovery following radical prostatectomy. Expert Rev Med Devices. 2009 Jul;6(4):431-53.

29. Donnellan SM, Duncan IIJ, MacGregor RJ, Russell JM. Prospective assessment of incontinence after radical retropubic prostatectomy: objective and subjective analysis. Urology. 1997 Feb;49(2):225-30.

30. Anger JT, Raj GV, Delvecchio FC, Webster GD. Anastomotic contracture and incontinence after radical prostatectomy: a graded approach to management. J Urol. 2005 Apr; 173(4): 1143-6.

31. Ilisasuc S, Takahashi A, Kato R, Shimizu T, Masumori N, Itoh N, Tsukamoto T. Early and late complications of radical retropubic prostatectomy: experience in a single institution. Jpn J Clin Oncol. 2004 May;34(5):274-9.

32. Patel VR, Sivaraman A, Coelho RF, Chauhan S, Palmer KJ, Orvieto MA, Camacho I, Coughlin G, Rocco B. Pentafecta: a new concept for reporting outcomes of robot-assisted laparoscopic radical prostatectomy. Eur Urol. 2011 May;59(5):702-7.

33. Antebi E, Eldcfrawy A, Katkoori D, Soloway CT, Manoharan M, Soloway MS. Oncological and functional outcomes following open radical prostatectomy: how patients may achieve the "Trifecta"? Urol. 201 1 May-Jun;37(3):320-7.

34. Bianco FJ, Scardino PT, Eastham JA. Radical prostatectomy: long-term cancer control and recovery of sexual and urinary function ("trifecta"). Urology. 2005 Nov;66(5 Suppl):83-94.

35. Коган М.И., Лоран О.Б., Петров С.Б. Радикальная хирургия рака предстательной железы. - М.: 2006.

36. Shimizu TI, Takahashi Л, Ichihara К, Shinkai N, Ikeda T, Nojima M, Takagi Y. Anastomotic stricture following radical retropubic prostatectomy: insights into incidence, management and factors predisposing for occurrence. Nihon Ilinyokika Gakkai Zasshi. 2012 Jul; 103(4):604-9.

37. Altinova S, Serefoglu LC, Ozdcmir AT, Atmaca AF, Akbulut X, Balbay MD. Factors affecting urethral stricture development after radical retropubic prostatectomy. Int Urol Nephrol. 2009 Dec;41 (4):881 -4.

38. Doublet JD, Barrcto II, Gattegno B, Thibault P. Urethro-vesical stenosis after radical prostatectomy. Prog Urol. 1994 Jun;4(3):357-61.

39. Corral DA, Bahnson RR. Survival of men with clinically localized prostate cancer detected in the eighth decade oflileJ Urol. 1994 May; 151(5): 1326-9.

40. Albertsen PC, Hanley JA, Gleason DF, Barry MJ. Competing risk analysis of men aged 55 to 74 years at diagnosis managed conservatively for clinically localized prostate cancer. JAMA. 1998 Sep 16; 280( 11 ):975-80.

41. Borboroglu PG, Sands JP, Roberts JL, Amling CL. Risk factors for vesicourethral anastomotic stricture after radical prostatectomy. Urology. 2000 Jul;56(l):96-100.

42. Van Roermund JG, van Basten JP, Kiemeney LA, Karthaus I IF, Witjes JA. Impact of obesity on surgical outcomes following open radical prostatectomy. Urol. 2009;82(3):256-61.

43. Flsu LI, Hong LK, Lepor I I. Influence of body weight and prostate volume on intraoperative, perioperative, and postoperative outcomes after radical retropubic prostatectomy. Urology. 2003 Mar;61(3):601-6.

44. I Iaga N, Aikawa K, Ishibashi K, Yanagida T, Takahashi N, Ogawa S, Oguro T, Kataoka M, Irisawa C, Kojima Y. Docs periprostatic local anesthesia for prostate biopsy affect the operative difficulty of open radical prostatectomy? A prospective randomized trial. Int Urol Nephrol. 2012 Dec;44(6):l 61 1-6.

45. Hrickson BA, Meeks JJ, Roehl KA, Gon/.ale/ CM, Calalona WJ. Bladder neck contracture after retropubic radical prostatectomy: incidence and risk factors from a large single-surgeon experience. BJU Int. 2009 Dec; 104(11): 1615-9

46. Zincke II, Bergstralh HJ, Blute ML, Myers RP, Barrett DM, Lieber MM, Martin SIC, Oesterling JL. Radical prostatectomy lor clinically localized prostate cancer: long-term results of 1,143 patients from a single institution. J Clin Oncol. 1994 Nov; 12(11):2254-63.

47. Myers R.P. The surgical management of prostate cancer: radical retrobubic and radical perineal prostatectomy. In Lcpor II, ed. Prostatic diseases. -Philadelphia: WB Saunders, 2000. - P. 410-443.

48. Myers RP. Practical surgical anatomy for radical prostatectomy. Urol Clin North Am. 2001 Aug;28(3):473-90.

49. Gillitzer R, ThurolT JW. Technical advances in radical retropubic prostatectomy techniques for avoiding complications. Part II: vesico-urethral anastomosis and nerve-sparing prostatectomy. BJU Int. 2003 Jul;92(2): 178-84.

50. Walsh PC. Anatomic radical prostatectomy: evolution of the surgical technique. J Urol. 1998 Dec; 160(6 Pt 2):2418-24.

5 1. Shah O, Robbins DA, Melamed J, Lcpor 11. The New York University nerve sparing algorithm decreases the rate of positive surgical margins following radical retropubic prostatectomy. J Urol. 2003;169:2147-2152.

52. Cheng L, Slezak J, Bergstralh LJ, et al. Preoperative prediction of surgical margin status in patients with prostate cancer treated by radical prostatectomy. J Clin Oncol. 2000;18:2862-2868.

53. Pettus J A, Weight CJ, Thompson CJ, et al. Biochemical failure in men following radical retropubic prostatectomy: impact of surgical margin status and location. J Urol. 2004;173:129-132.

54. Gillitzer R, Thomas C, Wiesner C, Jones J, Schmidt F, Ilampel C, Brenner W, Thuroff JW, Mclchior SW. Single Center Comparison of Anastomotic

Strictures After Radical Perineal and Radical Retropubic Prostatectomy. Urology. 2009 Dec 5.

55. Ficarra V, Novara G, Artibani W, Cestari A, Galfano A, Graelen M, Guazzoni G, Guillonneau B, Mcnon M, Montorsi F, Patel V, Rassweiler J, Van Poppel II. Retropubic, laparoscopic, and robot-assisted radical prostatectomy: a systematic review and cumulative analysis of comparative studies. Fur Urol. 2009 May;55(5): 1037-63.

56. I lu JC, Wang Q, Pashos CL, Lipsitz SR, Keating NL. Utilization and outcomes of minimally invasive radical prostatectomy. J Clin Oncol. 2008 May 10;26( 14):2278-84.

57. IIu JC, Gu X, Lipsitz SR, Barry MJ, D'Amico AV, Weinberg AC, Keating NL. Comparative effectiveness of minimally invasive vs open radical prostatectomy. JAMA. 2009 Oct 14;302( 14): 1557-64.

58. Webb DR, Sethi K, Gee K. An analysis of the causes of bladder neck contracture after open and robot-assisted laparoscopic radical prostatectomy. BJU Int. 2009 Apr;103(7):957-63.

59. Wang R, Wood DP Jr, Ilollenbeck BK, Li AY, I Ie C, Montie JL, Latini JM. Risk factors and quality of life for post-prostatectomy vesicourethral anastomotic stenoses. Urology. 2012 Fcb;79(2):449-57.

60. Licht MR, Klein LA, Tuason L, Levin II. Impact of bladder neck preservation during radical prostatectomy on continence and cancer control. Urology. 1994 Dcc;44(6):883-7.

61. Shelfo SW, Obek C, Soloway MS. Update on bladder neck preservation during radical retropubic prostatectomy: impact on pathologic outcome, anastomotic strictures, and continence. Urology. 1998 Jan;51( l):73-8.

62. Poon M, Ruckle II, Bamshad BR, I'sai C, Webster R, Lui P. Radical retropubic prostatectomy: bladder neck preservation versus reconstruction. J Urol. 2000 Jan; 163(1): 194-8.

63. Srougi M, Paranhos M, Leite KM, Dall'Qglio M, Nesrallah L. The influence of bladder neck mucosal eversión and early urinary extravasation on patient outcome after radical retropubic prostatectomy: a prospective controlled trial. BJU Int. 2005 Apr;95(6):757-60.

64. Ilarpster LH, Brien J. Initial results using a running vesicourethral anastomosis following open radical retropubic prostatectomy. J Urol. 2007 Jan; 177(1):118-22; discussion 122.

65. Türkeri LN, Temiz Y, Yazici CM, Tinay I. A new suture technique for anastomosis in radical retropubic prostatectomy and early removal of urethral catheter. Can J Urol. 2007 Dcc;14(6):3734-8.

66. Doré B, Grcmmo H, Ingrand P, Renardel-Irani A, Marroncle M, Irani J, Aubert J. Simplified vesico-urcthral anastomosis after radical retropubic prostatectomy for cancer. A preliminary comparative study. .) Urol (Paris). 1995; 101(3): 113-21.

67. Novicki DE, Larson TR, Andrews PE, Swanson SK, Ferrigni RG. Comparison of the modified vest and the direct anastomosis for radical retropubic prostatectomy. Urology. 1997 May;49(5):732-6.

68. Goad JR, Scardino PT. Modifications in the technique of radical retropubic prostatectomy to minimize blood loss. Atlas Urol. Clin. North Am. 1994; 2:65-80.

69. ElMalik EM, Ibrahim AI, Gahli AM, Saad MS, Bahar YM. Risk factors in prostatectomy bleeding: preoperative urinary infection is the only reversible factor. Eur Urol. 2000 Fcb;37(2): 199-204.

70. Tagawa ST, Dorff TB, Rochanda L, Ye W, Boyle S, Raghavan D, Lieskovsky G, Skinner DG, Quinn DI, Licbman HA. Subclinical haemostatic activation and current surgeon volume predict bleeding with open radical retropubic prostatectomy. BJU Int. 2008 Nov; 102(9): 1086-91.

71. Otsuki II, Kuwahara Y, Nakamura K, Tsukamoto T. Comparison of initial results with robotic-assisted laparoscopic radical prostatectomy and open

retropubic radical prostatectomy. Nihon Ilinyokika Gakkai Zasshi. 2013 Sep;104(5):635-43.

72. Stav K, Rahimi-Levene N, Lindner A, Siegel Yl, Zisman A. Retropubic radical prostatectomy: associated blood loss and transfusion requirements—a two-decade perspective review. Isr Med Assoc J. 2005 Fcb;7(2): 103-6.

73. Caras RJ, Lustik MB, Kern SQ, Sterbis JR, McMann LP. Laparoscopic radical prostatectomy demonstrates less morbidity than open radical prostatectomy: an analysis of the American College of Surgeons-National Surgical Quality Improvement Program database with a focus on surgical trainee involvement. J Lndourol. 2014 Mar;28(3):298-3Q5.

74. Kaufman JD1, Lepor II. Reoperation versus observation in men with major bleeding after radical retropubic prostatectomy. Urology. 2005 Sep;66(3):561 -5.

75. Froehner M, Novotny V, Koch R, Leike S, Twelker L, Wirlh MP. Perioperative complications after radical prostatectomy: open versus robot-assisted laparoscopic approach. Urol Int. 2013;90(3):312-5.

76. Djavan B, Agalliu I, Laze J, Sadri II, Kazzazi A, Lepor II. Blood loss during radical prostatectomy: impact on clinical, oncological and functional outcomesand complication rates. BJU Int. 2012 Jul; 1 10(1 ):69-75.

77. Huang G, Lepor II. Factors predisposing to the development of anastomotic strictures in a single-surgeon series of radical retropubic prostatectomies. BJU Int. 2006 Feb;97(2):255-8

78. Hedican SP, Walsh PC. Postoperative bleeding following radical retropubic prostatectomy. J Urol. 1994 Oct; 152(4): 1 181-3.

79. Lepor II, Nieder AM, Fraiman MC. Larly removal of urinary catheter after radical retropubic prostatectomy is both feasible and desirable. Urology 2001 Sep;58(3):425-9.

80. Koch MO, Nayee All, Sloan J, Gardner T, Wahle GR, Bihrlc R, Foster RS. Karly catheter removal after radical retropubic prostatectomy: long-term followup. J Urol. 2003 Jun;169(6):2170-2.

81. Palel R, Lepor H. Removal of urinary catheter on postoperative day 3 or 4 after radical retropubic prostatectomy. Urology. 2003 Jan;61(l):156-60.

82. Nieder AM, Manoharan M, Kim SS, Soloway MS. Neither alpha-blocker therapy nor cystography is required before early catheter removal after radical prostatectomy. BJU Int. 2005 Fcb;95(3):323-5.

83. Santis WF, Hoffman MA, Dewolf WC. Harly catheter removal in 100 consecutive patients undergoing radical retropubic prostatectomy. BJU Int. 2000 Jun;85(9): 1067-8.

84. Surga N, Spinoit AF, Viart L. Radical retropubic prostatectomy without posopcrative bladder catheter: study about 14 cases. Prog Urol. 2011 Jul;21(7):470-2.

85. Montgomery JS, Gayed BA, Daignault S, Latini JM, Wood DP, Montie JH, Wei JT, Schuster TG. Farly urinary retention after catheter removal following radical prostatectomy predicts for future symptomatic urethral stricture formation. Urology. 2007 Aug;70(2):324-7.

86. Noguchi M, Shimada A, Yahara J, Suekane S, Noda S. Harly catheter removal 3 days after radical retropubic prostatectomy. Int J Urol. 2004 Nov;l 1(1 l):983-8.

87. Ozu C, llagiuda J, Nakagami Y, llamada R, lloriguchi Y, Yoshioka K, Nakashima J, Hatano rf, Tachibana M. Radical retropubic prostatectomy with running vesicourethral anastomosis and early catheter removal: our experience. J Urol. 2009 May; 16(5):487-92.

88. Tiguert R, Rigaud J, Fradet Y. Safety and outcome of early catheter removal after radical retropubic prostatectomy. Urology. 2004 Mar;63(3):5 13-7.

89. Savoie M, Soloway MS, Kim SS, Manoharan M. A pelvic drain may be avoided after radical retropubic prostatectomy. J Urol. 2003 Jul;170(l):l 12-4.

90. Besarani D, Amoroso P, Kirby R. Bladder neck contracture after radical retropubic prostatectomy. BJU Int. 2004 Dec;94(9): 1245-7.

91. Surya BV, Proveí J, Johanson KE, Brown J. Anastomotic strictures following radical prostatectomy: risk factors and management. J Urol. 1990 Apr;143(4):755-8.

92. Popken G, Sommcrkamp II, Schult/.e-Seemann W, Wctteraucr U, Katzenwadel A. Anastomotic stricture after radical prostatectomy. Incidcnce, findings and treatment. Hur Urol. 1998;33(4):382-6.

93. Westney OL. Salvage surgery for bladder outlet obstruction after prostatectomy or cystectomy. Curr Opin Urol. 2008 Nov; 1 8(6):570-4.

94. Kuyumcuoglu U, Eryildirim B, Tarhan F, Faydaci G, Oxgi.il A, Erbay F. Antegrade Endourethroplasty with Free Skin Graft for Recurrent Vesicourethral Anastomotic Strictures After Radical Prostatectomy. J Fndourol. 2009 Nov 23.

95. Ma/.clak H, Meshki I, Ghassami F. Effect of mitomycin C on anterior urethral stricture recurrcnce after internal urethrotomy. Hur Urol. 2007 Apr;51(4): 1089-92.

96. Ayyildix A, Nuhoglu B, Gülerkaya B, Caydere M, Ustün H, Germiyanoglu C, Hrol D. Effect of intraurcthral Mitomycin-C on healing and fibrosis in rats with experimentally induced urethral stricture. Int J Urol. 2004 Dec;l 1(12): 1 122-6.

97. Vanni AJ, Zinman LN, Buckley JC. Radial urethrotomy and intralesional mitomycin C for the management of recurrent bladder neck contractures. J Urol. 201 1 Jul; 186(1): 156-60.

98. Tavakkoli Tabassi K, Yarmohamadi A, Mohammadi S. Triamcinolone injection following internal urethrotomy for treatment of urethral stricture. Urol J. 2011 Spring;8(2): 132-6.

99. Kravchick S, Lobik H, Pelcd R, Cytron S. Transrectal ultrasonography-guided injection of long-acting steroids in the treatment of recurrent/resistant anastomotic stenosis after radical prostatectomy. J Fndourol. 2013 Jul;27(7):875-9. Epub2013 Apr 27.

100. Коган М.И. Стриктуры уретры у мужчин. Реконструктивно-восстановительная хирургия. Иллюстрированное руководство. -М.: Практическая медицина, 2010.

101. Инструкция к лекарственному препарату «Веро-Митомицип». Лиофилизат для приготовления раствора для впутрисосудистого и внутринолостного введения 0.02 г; флакон (флакончик), пачка картонная 1; код HAN: 4605095002081; № Р N002367/01-2003, 2008-04-09 от Jbnc-Фарм ООО (Россия); производитель: Jbnc-Фарм ООО (Россия).

102. Литвицкий 11.Ф. «1 Гатофизиология. Учебник в 2 томах.» - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2012. Т1. Г5-6.

103. Новицкий В.В., Гольдбсрг Н.Д., Уразова О.И. «Патофизиология. Учебник в 2 томах.» - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2012. Т1. Г2-4.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.