Крупная феодальная вотчина и город в Леоне в X-XIII вв. (по документам Саагунского монастыря) тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.00, кандидат исторических наук Минаков, Сергей Тимофеевич

  • Минаков, Сергей Тимофеевич
  • кандидат исторических науккандидат исторических наук
  • 1984, МоскваМосква
  • Специальность ВАК РФ07.00.00
  • Количество страниц 162
Минаков, Сергей Тимофеевич. Крупная феодальная вотчина и город в Леоне в X-XIII вв. (по документам Саагунского монастыря): дис. кандидат исторических наук: 07.00.00 - Исторические науки. Москва. 1984. 162 с.

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Минаков, Сергей Тимофеевич

ВВЕДЕНИЕ.3

Глава I. ФЕОДАЛЬНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ СААГУНСКОГО МОНАСТЫРЯ

В X - ХШ вв.23

§ I. Структура землевладения в округе Саагуна в период формирования вотчины.26

§ 2. Формирование землевладения Саагунского монастыря.32

§ 3. Структура домениального хозяйства Саагунского монастыря и ее эволюция.38

§ 4. Зависимое крестьянство во владениях

Саагунского монастыря.42

§ 5. Социально-экономические предпосылки возникновения городского хозяйства.54

Глава 2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ГОРОДА СААГУН

В XI - ХШ вв.60

§ I. Становление города Саагун.63

§ 2. Городское хозяйство Саагуна в Х1-ХШ вв.70

§ 3. Социальный состав населения города

Саагун в Х1-ХШ вв.79

§ 4. Структура городского управления и самоуправления.86

Глава 3. СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В ГОРОДЕ СААГУН

В Ж - ХШ вв.98

§ I. Восстания в Саагуне 1П0-П17 гг.99

§ 2. Социальная борьба во владениях Саагунского монастыря во второй половине ХП начале Х1У вв.142

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Крупная феодальная вотчина и город в Леоне в X-XIII вв. (по документам Саагунского монастыря)»

Актуальность проблемы взаимоотношения феодальной вотчины и города в средние века не вызывает сомнений. Вотчина, как наиболее типичная форма аграрной организации экономики, и город, как центр мелкотоварного ремесленного производства, выражали существо социально-экономических отношений при феодализме. К.Маркс писал: "Основой всякого развитого и товарообменом опос-редственного разделения труда является отделение города от деревни. Можно сказать, что вся экономическая история общества резкмируется в движении этой противоположности" (1,365).

Решение проблемы взаимоотношения города и вотчины предполагает исследование таких важных ее сторон, как формирование предпосылок возникновения города в аграрной экономике; взаимодействие вотчины и города в процессе его возникновения; социально-экономические и политические отношения города и вотчины и их влияние на внутренний строй как города, так и вотчины; характер борьбы горожан против власти вотчинника.

Первостепенная важность этих вопросов издавна привлекала к ним внимание медиевистов, в первую очередь марксистов. В советской науке указанная проблема успешно решается применительно к таким странам, как Англия, Франция, Италия; менее интенсивно ведется работа в области истории взаимоотношений города и вотчины в Германии, Скандинавских стран. В то же время в марксистской историографии полностью отсутствуют специальные исследования на эту тему на материале стран Пиренейского полуострова. Между тем, этот регион, обширный территориально, со значительным населением, заслуживает пристального внимания медиевистов еще и потому, что он обладал целым рядом своеобразных черт в развитии вотчинного и городского строя, что и делает его крайне интересным с точки зрения изучения охарактеризованной выше проблемы.

Наша работа посвящена исследованию" взаимоотношении вотчины и города в Леоно-Кастильском королевстве в Х-ХШ вв. на примере Саагуна - города, возникшего и существовавшего рядом с одноименным монастырем. Такой путь развития города встречается довольно редко, не только в Испании, но и вообще в Западной Европе, что само по себе представляет большой интерес. Кроме того, мы располагаем значительным комплексом разнообразных источников Х-Ж вв. по истории Саагунского монастыря, города Саагуна и их отношений. Наконец, Саагун занимает особое место в истории испанских городов в связи с тем, что он на протяжении двух столетий был ареной ожесточенных социальных битв.

Характеризуя степень изученности указанных вопросов истории Саагуна и общей проблемы взаимоотношений города и вотчины в Испании, следует выделить три главных объекта их исследования: вотчины, города и отношений между ними.

Широкое изучение крупной вотчины началось в Испании сравнительно недавно. Это объясняется тем, что признавая наличие крупного землевладения, специфику общественных отношений и экономической структуры Леона и Кастилии в Х-ХШ вв., обусловленную обстановкой реконкисты, испанские медиевисты (К.Санчес-Альборнос, Л.де Вальдеавельяно и другие) видят в подавляющем преобладании мелкой земельной собственности (181; 185-1.1,р. 476). Исследуя крупную вотчину, эти историки, а также Х.Ви-сенс Вывес, А.Бальестерос-и-Беретта., Р.Альтамира -и-Кревеа предпочитают рассматривать ее не столько как хозяйственный и социальный организм, предназначенный для эксплуатации феодально-зависимого крестьянства, а скорее, как юридический институт

129,pp.157f269,279,283 etc .,178;185,pp.476,511;120;37,T.I). В испанской историографии вотчинный строй вообще никак не связывается с феодализмом, трактуемым как совокупность вассально-ленных связей, слабо развитых в этом регионе. Исходя из этого, большинство вышеперешсленных историков не находили и не находят возможным рассматривать социально-экономические отношения в Леоне и Кастилии как феодальные. Изложенная позиция испанских медиевистов лежит и в основе конкретно-исторических исследований крупного, преимущественно церковного землевладения Леона и Кастилии.

С.М.Велайос, Ж.Готье-Далыпе, Р.Прието-Бансес и др., исследуя землевладение монастырей Сан-Педро де Карденья, Сан-Тори-био де Льевана, Сан-Висенте де Овьедо, преимущественно обращают внимание на сам процесс формирования церковного землевладения (187;141; 171; 137). В меньшей степени указанные авторы изучают положение зависимого крестьянства и в структуре упомянутых хозяйств. Они акцентируют внимание на юридической стороне вопроса (статус отдельных категорий крестьянства, происхождении и формах сеньориальных прав), обходя стороной исследование роли крестьянства в экономике крупного землевладения.

Подобное положение характерно и для тех работ, которые в той или иной степени касаются истории Саагуна. В частности, К.Саячес-Альборнос утверждает, что в данном регионе преобладает мелкая земельная собственность, и сосредоточивает внимание на том, что не поземельная зависимость крестьянства, а иммуни-тетные права монастыря являлись господствующей формой взаимоотношений между монастырем и крестьянством (181). Единственная работа,посвященная непосредственно Саагуну,написанная А.Пухолем

Алонсо (173), представляет собой доклад, где рассматривается главным образом история Саагуна как церковной организации. О развитие же монастырского землевладения он дает самое общее представление, В других работах, имеющих сводный характер, встречаются лишь отдельные упоминания о хозяйстве монастыря*.

Изучая леоно-кастильский город этого времени, испанские медиевисты в своем большинстве также не склонны исследовать его социально-экономическую природу. Не преуменьшая выдающихся заслуг Э.де Инохосы, отметим, что именно он заложил прочные основы правового, по преимуществу, направления в изучении города в испанской историографии (151,рр.43-45; 152,р.II).Работы его ученика и последователя, уже упоминавшегося нами К. Санчеса-Альборноса (179,t. П.,рр.115,118),также характеризуются весьма недостаточным вниманием именно к социально-экономическим аспектам в постановке, в решении вопроса о возникновении и развитии города. Те современные испанские медиевисты (Л.де Вальдеавельяно, М.дель Кармен Карле,X.Фонт Риус), которые специально исследуют городскую экономику, обращаются главным образом к изучению рынка и торговли, как правило, не считая необходимым поднимать вопрос о рож ремесленного производства (186,рр.80,81; 130,р.30; 189,р.316).

Для большинства исследователей подлинной экономической основой кастильского города остается аграрное хозяйство (179, рр.118,119;155,р.205; 117).

В испанской медиевистике вырабаталось представление о глубоких типологических различиях средневековых леоно-кастильских городов, к северу и к югу от р.Дуэро. Характерной особеннос

I См. с.4. тью возникновения и развития значительного большинства городов Кондадо (области к северу от р.Дуэро) по мнению большинства испанских историков, является большее или меньшее влияние французских ремесленников и торговцев на указанный процесс. Оно охватывало период с конца XI-до ХШ столетия и заметнее всего проявилось в обстоятельствах формирования и развития леоно-кастильских городов, расположенных вдоль так называемой "дороги франков" в Сантьяго де Компостелла. В их числе находились Дамшгона, Логроньо, Бургос.Каррион, Саагун, Леон, Сантьяго де Компостелла и др. Во всех указанных городах оседали в Х1-ХП вв. "французские" купцы и ремесленники, которые (на первых порах в особенности) определили характер поселения, общественные порядки в нем и направление его развития (186,рр.161,162; 166, pp.415,416,427,428,433,434; 136,pp.17-23).

Обращая внимание на причины "импорта" французских городских порядков на кастильскую почву, Л.де Вальдеавельяно, X. Перес де Урбель и некоторые другие историки важнейшей из них считают активизацию монахов-клюнийцев в конце XI-начале ХП столетий, а К.Санчес-Альборнос, Х.Гарсия, Кортасар и A.M. Бар-реро-Гарсия акцентируют внимание на инициативе королевской власти (179,pp.115; 122,pp.493-495). Р.Пастор де Тоньери и М. дель Кармен-Карле также подчеркивают иноземное происхождение ремесла и торговли в городах Кондадо, в том числе и в Саагуне, а основным содержанием их экономического развития считают постепенный упадок на протяжении ХП-Х1У вв. городского производства под влиянием кастильской аграрной периферии (165,pp.69, 70; 132,р.83).

Однако, хотя испанские историки в последнее время обращают большое внимание на экономические аспекты в исследовании средневекового леоно-кастильского города, традиции историко-пра-вового направления остаются пока господствующими, В единственной работе специально посвященной истории города Саагун, А.М. Барреро-Гарсия подаеняет проблему возникновения города вопросом о происхождении его фуэро-поселенной хартии (122).

Обращаясь к изучению взаимоотношений между крупным землевладении и городом в Леоне и Кастилии Х-2П вв., испанские медиевисты, в частности Р.Химберт (144,рр.25,26; 142,рр.702,703, 751; 143,рр.182,189,190), в целом рассматривают их как взаимодействие двух правовых систем, идентифицируя "муниципальное с городским, а сельское с сеньориальным" (145,р.187). Причем отмечается, что "муниципий знает отношения равенства, а сеньория - отношения зависимости" (145, р.187). Таким образом они игнорируют проблему экономического взаимодействия города и вотчины, исследуя преимущественно такие вопросы, как объем и характер сеньориальных прав вотчинника в городе, возникновение и эволюцию фуэрос, в которых юридически оформлялись отношения сеньора и города. В этом же плане рассматриваются отношения между крупнейшим феодальным сеньором - Саагунским монастырем и городом Саагуном в Х1-ЯИ вв. уже упоминавшейся А.М.Барреро-Гар-сия (122). В частности, длительные и постоянные восстания горожан Саагуна упомянутый автор рассматривает по сути дела как борьбу междо сеньориальным и муниципальным правом (122, рр.495-507). Восстания горожан Леона и Кастилии ХП-ХШ вв., определившие характер взаимоотношений между крупным землевладением и городом вообще, привлекали большое внимание исследователей, но при этом они концентрировали свое внимание в основном на перипетиях восстаний горожан в период так называемой "бюргерской революции" П10-Ш7гг. »оставляя в стороне более поздние события. Оценивая это движение, Р.Пастор де Тоньери, М.Дефурно Л.де Вальдеавельяно, Ж.Готье-Далыпе называют его коммунальным, однако главной причиной "бюргерской революции" в Саагуне считают антагонизм между горожанами-французами и кастильцами (136, рр.234,235; 186,р.119; 165, рр.75,76). Это утверждение вызывает сомнение и нуждается в проверке. Серьезных обоснований требуют суждения указанных исследователей о направленности и целях,преследовавшихся горожанами в ходе этих восстаний^.

Своеобразно трактует события "бюргерский революции" Р.Пас-тор де Тоньери. Она считает, что одной из главных характеристик движения была борьба горожан за земли с жителями сельской округи и монастырем, причем горожане стремились занять место последнего в системе эксплуатации зависимого крестьянства (165, рр.27,67,89). Как будет показано в главе Ш, эта точка зрения не совсем правомерна. Наряду с недостаточно полным учетом социально-экономических основ этого движения, некоторые историки допускают и ряд фактических неточностей в освещении конкретных его событий. ТакД.Готье- Дальше выдвигает недостаточно обоснованное утверждение о прямом взаимодействии между восставшими горожанами и крестьянами окрути (140,р.59).

Таким образом, испанские медиевисты,как это видно из предшествующего историографического обзора, изучая крупное землевладение, город и социальную борьбу горожан Леона и Кастилии, в большинстве случаев акцентировали внимание на правовых аспектах этих проблем. Вопросы же экономических и социальных взаимоотношений между крупным землевладением и городом остава

I Подробнее см.: Минаков С.Т. Восстание горожан в Саагуне в XI-2П вв.-Вестник Московского университета.Сер.история.М.,1978,М. лись вне их поля зрения. Социальная борьба в городе изучалась в весьма узких рамках первой четверти ХП столетия, причем оценивалась в первую очередь как межнациональная рознь.

Итак, проблема взаимоотношения города и вотчины в испанской историографии в теоретическом плане остается нерешенной. В конкретно-историческом аспекте история Саагуна- монастыря и города - не получила того освещения, которого заслуживает данный сюжет, обеспеченный многочисленными и первоклассными источниками. х х х

Историко-материалистическая историография проблем города и деревни в средние века базируется на глубоко обоснованных выводах и положениях К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина. В таких работах, как "Капитал", "Манифест коммунистической партии", "Немецкая идеология", "Анти-Дюринг", "Развитие капитализма в России" и других даны основополагающие характеристики социально-экономической сущности феодальной вотчины и средневекового города, роли мелкотоварного производства при феодализме, социальной структуры феодального общества, классовой борьбы в средние века. Как уже было сказано, в марксистской теории феодализма огромное значение придается взаимоотношениям города и деревни (а значит, и вотчины).К.Маркс и Ф.Энгельс писали,что "феодальной структуре землевладения соответствовала в городах корпоративная собственность, феодальная организация ремесла" (2,с.23), указывая тем самым на органическую, неразрывную взаимосвязь города и вотчины при феодализме.

Особое значение для нас имели конкретные оценки К.Марксом и Ф.Энгельсом социального развития средневековой Испании. В своей работе "Революционная Испания" К.Маркс отмечал,что "медленное освобождение от арабского владычества в процессе почти восьмисотлетием упорной борьбы придало полуострову. черты, совершенно отличные от тогдашней Европы" (5,с.429).По его мнению, "местная жизнь Испании, не зависимость ее провинций и коммун, разнообразие в состоянии общества были первоначально обусловлены географическими свойствами страны, а затем развились исторически благодаря своеобразным способам, какими различные провинции освобождались от владычества мавров" (5,с.429).Здесь отмечены два чрезвычайно важных для нас обстоятельства: во-пер-вых,подчеркнуто своеобразие средневекового развития Испании по сравнению с другими странами Западной Европы,и, во-вторых, констатируется та чрезвычайная пестрота в социальной жизни различных районов этой страны, которая делает остро необходимым изучение локальной истории города и деревни в Испании.

В советской медиевистике существует ряд работ по социально-экономической истории отдельных районов Пиренейского полуострова. Эти работы посвящены главным образом аграрным отношениям. В статьях С.В.Фрязинова и Л.Т.Мильской убедительно доказан феодальный характер землевладения крупных кастильских и ас-турийских церковных корпораций - епископства Овьедо, монастырей Сан-Педро де Онья и Сан-Торибио де Льевана (105; 106; ПО;III; 112; 113; 72; 75). При этом исследователи подчеркивают большую роль крупной вотчины и аграрном строе севера Испании Х-Ш вв. Они внимательно изучили особенности формирования землевладения, степень участия различных социальных групп в рассматриваемом процессе. В частности, было отмечено, что в формировании вотчины епископства Овьедо решающую роль играло королевское и крупное светское землевладение (72, с.99-100).

Проведенные исследования позволили констатировать наличие в Леоне и Кастилии крупного, преимущественно церковного феодального землевладения, где осуществлялась эксплуатация феодально зависимого крестьянства.

Отлично от испанской историографии был решен вопрос и о роли мелкой земельной собственности. По мнению С.В.Фрязинова и Л.Т.Мильской, в изученных ими регионах мелкое землевладение крестьянского типа занимало незначительное место (72). В этой связи особенно пристальное внимание указанных историков, а также И.С.Пичугиной и О.И.Варьяш, привлекло положение зависимого крестьянства (42;43;44;45;90). Их наблюдения относительно происхождения и статуса различных его категорий имеют большую ценность для понимания уровня развития и специфики феодальной вотчины на севере Испании, в частности, в Саагуне.

История городов Испании разрабатывалась в советской историографии значительно меньше. Можно упомянуть лишь отдельные статьи по этой тематике (116; 117; 76).

Наиболее важным достижением советской испанистики в области изучения истории Леона и Кастилии 1Х-Ж вв. явилась обобщающая работа А.Р.Корсунского. А.Р.Корсунский впервые с марксистских позиций рассмотрел основные проблемы леоно-кастильс-кого средневековья и пришел к выводу,"что нет оснований сомневаться в феодальном характере общества и государства Леона и Кастилии. В то же время следует учитывать особенности процесса феодализации в этих странах" (58,с.232). Он подробно охарактеризовал крупное землевладение светских магнатов и монастырей, его структуру, состав и повинности феодально-зависимого крестьянства. По мнению А.Р.Корсунского, сохранение слоя мелких земельных собственников, значение которых уменьшилось в ходе реконкисты, не противоречит господствующему положению крупного землевладения в экономике Леоно-Кастильского королеве тва (58,сс.125-131).

Касаясь проблемы города, А.Р.Корсувский писал, что "наиболее характерной чертой истории городов в этих королевствах является замедленность процесса отделения ремесла от сельского хозяйства по сравнению с Западной Европой. В Х1-Ж вв. земледелие, скотоводство, военное дело оставались основными занятиями большей части населения городов Леона и Кастилии, хотя значение ремесла и торговли росло" (58,с.181).

В книге А.Р.Кррсунского в общем виде охарактеризованы отношения города и феодальной вотчины, в частности, отрицательное влияние сеньориального окружения на административно-политическое устройство города, а также отмечены основные формы и направления социальной борьбы в городах (58,сс.169-170,181). Автор довольно подробно рассмотрел ход восстаний саагунских горожан, подчеркнув те их черты, которые сближали эти восстания с комглуниальными движениями других стран Европы. В то же время он установил, что своеобразие внутреннего строя города Леона и Кастилии, связанное с относительно слабым развитием в них ремесла и торговли, сказалось на формах, целях и социальном составе участников городских движений (58, сс.218-222, 224,227).

Решение поставленной перед нами проблемы было бы невозможно без опоры на теоретические достижения выдающихся историков-марксистов Е.А.Косминского, А.И.Неусыхина, С.Д.Сказки-на, Н.П.Грацианского, А.И.Данилова, Е.В.Гутновой. При исследовании аграрных отношений мы основывались на марксистской концепции феодальной вотчины, детально разработанной советскими медиевистами на материале Англии, Германии, Франции (63,82,83,96,47,48). Большое значение для понимания сущностных характеристик и специфических черт становления и развития испанского города имеют работы историков-урбанистов,таких как В.В.Стоклицкая-Терешкович, Я.А.Левицкий, С.М.Стам, Л.А. Котельникова, А.А.Сванидзе, Т.С.Осипова и др. (103,66,101,64, 92,84).

Проблема взаимодействия феодального города и вотчины во Франции, Германии, Италии, Скандинавии также успешно изучается в советской науке, особенно в последнее время1. Для нас особое значение имеют методика анализа экономических отношений между городом и деревней, созданная историками-марксистами, и сделанные ими выводы по этому вопросу, поскольку именно эта сторона проблемы, как уже было сказано, слабее всего освещена в трудах испанских медиевистов.

Вышеприведенный обзор как испанской, так и советской историографии изучаемой проблемы показывает, что крупное феодальное землевладение, город и взаимоотношения межде- ними в Леоне и Кастилии Х-ХШ вв. являются малоизученными аспектами социально-экономической истории Испании. В то же время они представляют собой один из вопросов общей кардинальной проблемы

I См. »например, упомянутые работы Л.А.Котельниковой и А.А.Сванидзе, а также: Бессмертный Ю.Л. Феодальная деревня и рынок в Западной Европе в ХП-ХШ вв. По северофранцузским и запад-нонемецким материалам. М. ,1969; Майер В.Е. Деревня и город в Германии в Х1У-ХУ1 вв. Л. ,1979. современной медиевистики - взаимоотношения города и деревни в средние века. х х х

Диссертация написана на основе исследования опубликованных документов из архива Саагунского монастыря. В составе использованных нами источников были документы разного характера. В основном это грамоты различного содержания и тематики, а также две Саагунские хроники ХП и 11 вв.

В архиве Саагунского монастыря содержится ок.1250 документов 1Х-Ж вв. В нашем распоряжении были 1134, опубликованные в ХУШ-ХХ вв. В их числе все грамоты IX-X вв. (399), подавляющее большинство грамот XI в. (377 из св.400), более половины грамот ХП в. (157 из св.230), большая часть грамот Ж в.(170 из св.230). Документы Х1У в. использовались нами выборочно. Это главным образом фуэрос и близкие к ним по содержанию грамоты. Таким образом, в нашей диссертации почти полностью использованы документы .; . IX-XI вв. и основная часть документов ХП-Ж вв. Это составляет более девяти десятых всех документов саагунского архива, относящихся к IX-Ж вв.

Наиболее значительны по количеству опубликованных документов издания Р.Эскалоны в приложениях к его "Истории.Саагунского монастыря (23) и издание всех саагунских грамот 1Х-Хвв., осуществленное Х.М.Мингесом-Фернандесом (32). Остальные публикации имеют характер тематических подборок и не столь представительны по объему. Ряд документов издан в виде регест (36,34, 25,26,131,24,33,27,17,146,122,16,18,35,30). По содержанию документы весьма разнообразны. Среди них грамоты дарений и продаж земельных владении (непосредственно земли Саагуну); грамоты обменов земельных владений; судебные решения относительно поземельных споров в пределах саагунской вотчины; привилегии королей, пал; фуэрос и другие. Как свидетельствуют данные,приводимые нами в таблице Ш I, свыше 800 грамот касаются поземельных сделок. Из них ок.600 фиксируют дарения земельных владений, а ок. 250 - покупку земли Саагуном и лицами, позднее передающими или продающими ее монастырю. Обменные сделки занимают весьма незначительное место в собрании саагунских грамот IX-M вв. (всего 28). Сравнительно много грамот привилегий (св.100). Фуэрос, грамоты, отражающие поземельные споры и прочие документы в количественном отношении играют незначительную роль.

Состав имеющихся в нашем распоряжении саагунских документов свидетельствует, что в основной своей массе они касаются вопросов формирования и развития землевладения Саагунского монастыря.

Грамоты дарений и продаж земельных владений Саагунскому монастырю поддаются статистической обработке, так как содержащаяся в них информация достаточно однородна. Как правило, в них имеются свидетельства о количестве передаваемых владений, их местоположении, часто о границах передаваемых земель, об их хозяйственном характере. В то же время эта информация в большинстве случаев неполна. Очень трудно судить на основании грамот о размерах передаваемых владений, аграрных распорядках, наличии общинных отношений, а также о домене монастыря. По документам не всегда можно определить социальный статус дарителя или продавца земли. Во многих грамотах упоминается зависимое население, но крайне редко сообщается о количестве крестьян, их юридическом статусе, повинностях. Монастырские архивы Саагуна, как правило, не содержат данных об отчуждении вотчинных владений. В дошедаих до нас грат,ютах нет сведений о внутреннем строе города, землевладении горожан в округе.

Важнейшими источниками, в которых содержится информация о положении, составе повинностей зависимых крестьян или горожан, формах их феодальной зависимости, условиях быта и хозяйственной деятельности являются фуэрос монастырских вилл. В числе 22 хартий XI-Ж вв. 4 фуэрос Саагуна (1085,1152,1255, 1304г.г. (23, Ш П8, 168, 250, 277), 4 фуэрос Вильявисенсио (1050, 1091, 1136, 1221 гг.) (23, р.440-441, 27, №26, 23 Ж 160, 225), 4 фуэрос Сан-Педро де лас Дуэньяс (1134, II3I, 1162, II9I гг.) (23, p.III, 17, рр.463-470), фуэрос Гальегильос, Та-лавера и Вильясалит (1127 г.) (146, р.124), Побласьонес (1100 г.) (23, № 141), Кинтана де Ленсон (1152 г.) (23, р. 115),Ре-больера (1157 г.) (146, р.124), Ломас (1166 г.) (146, р.124), Посуэлос (1197) (23 В 208), Мафудес (1198 г.) (17, 469-470), Боадилья де лас Виньяс (1256 г.) (36, № 46), Сан—Льерьенте де Парамо (1262 г.) (36, Jß 57), а также не датированные фуэрос вилли Сан-Андрее дель Кото и Сан-Фелисес де Сея (приблизительно Ж в.) (16, рр.121, 123). Из перечисленных хартий 2 являются поселенными грамотами (фуэрос Саагуна 1085 г. и Вильявисенсио 1050 г.), остальные регулируют поземельные и правовые отношения между сеньором-монастырем и зависимыми крестьянами (горожанами в Саагуне).

Среди перечисленных фуэрос два составлены на основе фуэро Леона 1020 г. (Вильявисенсио 1050 и 1221 г.г.). Первая из хартий в ряде своих статей почти текстуально воспроизводит соответствующие параграфы фуэро Леона. Второй из рассматриваемых документов сходен с фуэро Леона лишь структурно и по направленности. По существу это самостоятельное фуэро, отражающее специфику хозяйственного и правового развития виллы и особенностей ее взаимоотношений с Саагунским монастырем. Анализ текстов фуэрос показывает, что их создатели исходили не столько из текста фуэро Леона, сколько из местных условий.

Самостоятельную и особую группу составляют фуэрос Саагуна Х1-Х1Увв. Первоначальное фуэро стало моделью для фуэрос ХП в., которыми регулировались условия заселения, нормы повинностей и обязанностей горожан по отношению к сеньорам там, где упрочилось клюнийское влияние и имело место поселение французских ремесленников и торговцев (Опорто, Сан-Фрутос, Сан-Мартин, де Мадрид, Силос Авилес, Овьедо) (122, paesim. ).

Долгое время в историографии первым фуэро Саагуна считалась грамота Альфонса У1 от 1085г. (23 № II8)1. А.М.Барреро-Гарсия на основе сравнительно-текстологического анализа всех "фуэрос Саагуна" убедительно доказала, что эта хартия является фальсификацией первончального саагунского фуэро (122, рр. 495-505). В этой связи "фуэро 1085г." следует с крайней осторожностью использовать при характеристике социально-экономических отношений в городе, его административного устройства, сельской округи.

Источником, позволяющим ознакомиться с содержанием раннего саагунского фуэро, является "Первая анонимная хроника Саа

I Дальше в тексте мы будем обозначать этот документ сокращенно - (Ф 1085, § ). т гуна", где излагается содержание этого фуэро? В фуэро содержатся сведения о регулировании условий держания земли в Са-агуне, привилегиях и повинностях горожан. В этом же документе частично разграничиваются сеньориальные права короля и монастыря на город Саагун.

Фуэрос Саагуна 1152 и 1255 гг. (23 Ж 168, 250)2, последовательно заменяя друг друга, были составлены на основе первоначального фуэро. В хартиях ХП-ХШ вв. отчасти отменяются отдельные нормы предшествовавшего городского права, отчасти комментируются сохранившиеся параграфы. Вводится и значительное число статей, посвященных главным образом вопросам управления и самоуправления города. Отличительной особенностью хартии 1255 г. является ее синтетическая основа. Как отмечено в преамбуле, этот документ составляется на основе соединения и переработки статей фуэрос XI и ХП вв. Во второй половине ХШ-Х1У вв. нормы этого фуэро не претерпевают сколько-нибудь существенных изменений.

В целом следует отметить, что все саагунские фуэрос содержат весьма значительные данные о поземельных отношениях в городе, его адаинистрации, занятиях горожан, т.е. именно о том, что крайне скудно освещено в других грамотах.

Все остальные фуэрос, пожалованные в 1Х-2Ш вв. различным населенным пунктам в саагунских владениях, представляют собой документы, регулирующие поземельные связи зависимых крестьян с сеньором-монастырем, указывающие состав и нормы крестьянских повинностей, условия ухода крестьян из виллы и пр. Многие из этих фуэрос в той или иной мере подверглись влиянию норм фуэро

1 См. Приложение Ш I, примечания Ш 27,30-45.

2 Далее в тексте см.- Ф 1152 и Ф 1255.

Саагуна. Это весьма заметно при анализе текста фуэрос вилл Сан-Педро де лас Дуэньяс П31-Н62 гг., Гальегильос, Вильясалит, Талавера, а также Сан-Лъеренте де Парамо.

Ценные сведения о размерах "портазго" и вообще о составе товаров, обычно поступавших на саагунский рынок в Жв. содержатся в тарифной сетке, прилагаемой к саагунскому фуэро 1255г. (15).

Важнейшим источником для истории города Саагун и его округи в конце XI- начале ХП вв. является вышеупомянутая "Первая анонимная хроника Саагуна" (19) составленная в 1117-1119 гг., в которой описываются события, происходившие там с момента основания монастыря (конец IX в.) до конца Ш7г. Этот весьма обширный источник знаком историкам, обращавшимся к изучению социальной борьбы в Леоне и Кастилии в первой трети ХП столетия^". Специальному изучению "Аннонимную хронику" подверг :

Х.Пухоль -и- Алонсо (173). Его исследование посвящено главным образом сравнительно-текстологическому анализу различных списков хроники и выявило некоторые несущественные расхождения между ними. В то же время в работе Х.Пухоля не была проанализирована внутренняя структура ее текста. Между тем исследование внутренней структуры текста обнаруживает хронологическую непоследовательность излагаемого материала, незамеченную ис-2 ториками , что позволяет считать ее скорее подготовительным и не отредактированным материалом дня хроники.

1 Далее для обозначения этого источника мы будем употреблять сокращение - СА I.

2 См. подробнее Приложения }£ I, Примечания I I и далее.

Вторая анонимная хроника Саагуна" (20)является непосредственным продолжением первой, о чем говорит сам автор (САП, р.350). Хроника состоит из 9 глав и в издании Р.Эскалоны занимает всего 15 страниц. Она распадается на описание отдельных, тесно не взаимосвязанных, но последовательных эпизодов из истории конфликтов между Саагунским монастырем и горожанами Саагуна. Описываются восстания горожан 1187, 1230-1232 гг.,1244-1245 гг., 1252-1255 гг. Автор второй хроники, в отличие от своего предшественника, старается датировать события, но в ряде случаев эта датировка ошибочна. Излагая основной материал, хронист весьма редко обращается к архивным документам монастыря. При описании восстания 1252-1255 гг. заметно использование им личных впечатлений и воспоминаний. В то же время источник безусловно уступает предшествующему в информативности, выразительности и деятельности описываемых событий. Судя по содержанию, хроника была, закончена между 1255 и 1264 гг. ,в пору правления аббата Николаса 1,его другом,монахом Саагунского монастыря.

Кроме вышеохарактеризованных грамот и хроник, составляющих источниковую основу данной диссертации, в работе над темой были использованы свыше 100 документов,не имеющих непосредственного отношения к саагунскому архиву. В их числе фуэро Леона 1020г., фуэрос,пожалованные в ХП в. различным населенным пунктом в Леоне и Кастилии и составленным по образцу саагунского, хроники ("Императора Альфонса", Авилы,Сандоваля) и грамоты, свидетельствующие о социально-экономических отношениях в виллах, расположенных по соседству с саагунскими владениями. Подавляющее большинство как саагунских,так и несаагунских документов ранее не изучалось в работах советских историков. Далеко не все из испо

I Далее в тексте будет употребляться сокращение САП. льзованных источников специально изучалось и испанскими медиевистами. х х х

Степень изученности стоящей перед нами проблемы,а также объем и характер имеющихся в нашем распоряжении источников позволяют сформулировать цель и поставить задачи настоящего исследования.

Целью работы является изучение на основе комплексного анализа источников характера взаимоотношений города и вотчины в североиспанских землях в Ж-Ж вв. во всем многообразии экономических, политических и социальных связей на примере Саагунского монастыря и города Саагуна. В ходе решения этой проблемы требуется выяснить уровень развития вотчины в связи с процессом возникновения города; роль городского хозяйства в вотчинной экономике;влияние сеньориального окружения на городское хозяйство и административно-политическое устройство; характер и форы борьбы горожан против монастыря. Отсутствие специальных исследований по истории землевладения Саагунского монастыря и города Саагун делает неизбежной предварительную разработку этих вопросов на основании источников. Для этого необходимо, во-первых, проследить формирование, выявить и охарактеризовать структуру крупного феодального хозяйства Саагунского монастыря, изучить происхождение и состав зависимого крестьянства на его землях, установить нормы и характер феодальных повинностей. Во-вторых, следогет изучить степень, уровень и динамику развития ремесла и торговли, их место в городской экономике, выявить социальную и этническую структуру городского населения, исследовать его муниципальное устройство.

Цель и задачи нашей работы обусловили ее структуру. Диссертация содержит три главы, в которых рассматриваются землевладение, городская жизнь и социальная борьба в Саагуне.

Похожие диссертационные работы по специальности «Исторические науки», 07.00.00 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Исторические науки», Минаков, Сергей Тимофеевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение поставленных проблем на материале документов Саагунского монастыря дает нам возможность сделать ряд выводов.

Вотчина Саагунского монастыря, сформировавшаяся в основном в Х--ХП вв., была одной из крупнейших в Леоно-Кастильском королевстве, как по размеру земельных владений, так и по числу зависимого населения. Она существовала и функционировала за счет эксплуатации зависимого крестьянства, состав повинностей которого был в основном таким же, как и в других европейских странах. На довольно раннем этапе своего развития Саагунский монастырь стал обладателем значительных иммунитетных прав, способствовавших процессу оформления его землевладения.

В то же время ряд условий определил некоторые особенности формирования, развития и функционирования вотчинного хозяйства монастыря. К ним относятся: природная среда, обстановка реконкисты и связанные с ней политика королевской власти, а также факторы религиозно-политического характера. Эти факторы давали о себе знать на протяжении всего изучаемого периода. Главными отраслями хозяйства вотчины были виноделие, скотоводство, а с конца XI в. - и производство зерна. Социально-политическая обстановка в регионе сказалась и на формировании зависимого крестьянства Саагуна, значительную долю которого составляли свободные поселенцы.

Характерной чертой положения феодально-зависимого крестьянства монастыря было отсутствие во многих случаях или исчезновение к середине ХП в. повинностей личного характера. Их положение определялось преимущественно поземельными повинностями. Нормы отработочных повинностей, натуральных и денежных платежей по сравнению с другими странами континентальной Европы можно считать низкими, но дащ Леона и Кастилии от обычны. Основная масса крестьян была юридически свободна и обладала правом почти беспрепятственного ухода из монастырских владений.

Ряд специфических черт (малое распространение серважа, ограниченность баналитетных прав, известная неустойчивость владельческих прав вотчинника,) саагунской вотчины не дают, однако, оснований согласиться с традиционным для испанской историографии мнением о нефеодальном характере крупного землевладения в данном регионе. Названные особенности не выводят вотчину Саагун-ского монастыря за рамки основных характеристик западноевропейской вотчины эпохи развитого феодализма, В Х-Х1 в.в. здесь наблюдается постепенное развитие рыночных связей, в которых принимает все возрастающее участие и сам Саагунский монастырь. На товарности его хозяйства, что послужило одной из существенных причин возникновения здесь города, сказался экономический подъем в конце Х1-нач. ХП вв. Не последнюю роль в этом сыграло участие в рыночных связях средних и крупных землевладельцев региона, земли которых на протяжении всего изучаемого периода так и не были до конца поглощены феодальной вотчинной Саагунского монастыря. В ХП-ХШ вв. развитие монастырской вотчины идет в русле общих процессов, свойственных северо-западным районам Испании: исчезновение личных повинностей, постепенное ослабление экономического значения вотчин монастырей в связи с утратой ими прежней религиозно-политической роли. Влияние города обусловило некоторые особенности эволюции экономики Саагунского монастыря. Здесь происходит заметное изменение соотношений отраслей сельского хозяйства за счет возрастания роли производства зерна; интенсификация товарно-денежных отношений была наиболее заметна в ближайшей городской округе. Переселение крестьян округи в растущий город влекло за собой запустение близлежащих монастырских владений. Большое влияние на развитие монастырской вотчины оказала социальная борьба крестьян и горожан Саагуна, которая способствовала исчезновению здесь тяжелых форм зависимости, снижению уровня эксплуатации, экономического потенциала монастырской вотчины.

Город Саагун на протяжении всего изучаемого периода, в свою очередь, испытывал воздействие со стороны феодальной вотчины монастыря. Саагун возникает в конце Х1в. на "дороге франков". Важной предпосылкой возникновения здесь города явилось отделение ремесла от сельского хозяйства, имевшее место в обширном регионе южной Франции и северной Испании. Местные социально-экономические условия в определенной степени способствовали появлению торгово-ремесленного населения именно в Саагу-не. Однако они оказались недостаточными для упрочения и дальнейшего развития здесь ремесленного производства,, существовавшего в конце XI- начале ХП вв. преимущественно за счет миграции ремесленников-французов, обслуживавших дорогу пилигриммов.

Социально-экономическая структура города Саагуна на протяжении Х1-ХШвв. претерпела весьма существенную эволюцию. Из тор-гово-ремесленного центра он со второй половины ХПв. превращается в достаточно крупный региональный аграрно-торговый центр. Аграрная сфера производства не вытеснила окончательно ремесленную, но более интенсивно развивалась в значительной степени вследствие переселения в город большого числа сельских жителей. Приток сельского населения в городе сопутствовал урбанизации и в других регионах Западной Европы. Однако включение его в торгово-ремесленную деятельность происходило только там, где уровень отделения ремесла от сельского хозяйства был достаточно высок. Этого мы не наблюдаем в Саагуне. Здесь городская экономика приспосабливалась к конъюнктуре, складывавшейся в сельской округе, подчиненной монастырю, что выражалось в развитии лишь тех сфер ремесла и торговли которые ориентировались на переработку местной аграрной продукции. Социальная структура также несла на себе отпечаток развития города в условиях феодальной вотчины. Это сказалось на изменении как социального, так и этнического состава саагунского населения. На протяжении ХП-ХШ вв. заметно усиливается слой зажиточных горожан, занятых торговлей сельско»хозяйственной продукцией. В то же время роль ремесленников в социально-политической жизни Саагуна становится все более скромной. Из города, населенного в конце Х1-начале ХП вв. преимущественно французами, Саагун в первой половине ХШв. превращается в кастильский.

Определенные изменения наблюдаются и в адаинистративной структуре города Саагуна на протяжении всего изучаемого периода. Основные городские магистраты Саагуна выросли из вотчинной системы управления. Лишь к середине ХП в. мэрины, как высшие должностные лица монастырского управления, наделяются некоторыми правами и обязанностями представителей городского "консехо". В дальнейшем эволюция административной структуры выражалась преимущественно в ее усложнении и стремлении королей придать ей вид, свойственный большинству городов королевства. (ХШв.). Ограниченное городское самоуправление контролировалось представителями аграрно-торговой верхушки стремившимися к административной автономии. Однако попытки добиться этого не увенчались успехом. Коммунальные права горожан достигают известного развития к началу Х1Ув., но город в целом так и остался частью вотчинной админи- стративно-хозяйственной системы.

Таким образом, следует отметить весьма тесную, органическую связь города Саагуна с аграрной его округой, зависимость его социально-экономического и политического развития от нее и главным образом от монастырской вотчины.

Развитие социально-экономических отношений в городе Саагуне, и в равной мере отношений между городом и феодальной монастырской вотчиной, породило напряженную, порой весьма острую социальную борьбу на протяжении ХП-Ж вв. Наиболее значительным ее проявлением было восстание в Саагуне в П10-Ш7гг. Оно было безусловно антифеодальным по своему характеру. Восстание в Саагуне в 1110-1117 гг. во многом было связано с крестьянским восстанием саагунской округи и феодальной войной в королевстве в первой трети ХП в. Это составляет одну из особенностей социальной борьбы в Саагуне не только в 1110-1117 гг., но и на протяжении всей первой половины ХП в. Значительному размаху восстаний в Саагуне способствовали также поддержка и сочувствие оказывавшиеся им со стороны жителей других леоно-кастильских городов. Длительность восстаний в Саагуне, постепенное изменение, уточнение требований восставших, зависали главным образом от изменения состава участников движения. Общегородское восстание, возглавленное богатыми горожанами и обусловленное первоначально тяготами феодальной войны, постепенно превратилось в движение, лидирующую роль в котором играли городские ремесленные низы и плебс. Зто повлекло и определенные изменения в требованиях -на первое место выступают экономические интересы. Следует отметить, что вопреки устоявшемуся в историографии мнению в это время коммунальные требования практически не выдвигаются восставшими горожанами.

Изменение состава участников движения на протяжении 11101117 годов сопровождалось и ростом противоречий среди самих горожан вследствие их имущественной неоднородности. Межэтнические противоречия, которые многими исследователями выдвигались в- качестве причины, определившей направление социального движения в Саагуне, на самом деле играли второстепенную роль. В результате поражения восстания наибольший ущерб был нанесен ремесленным слоям города. Это весьма способствовало превращению города Саагуна из торгово-ремесленного в аграрно-торговый центр. В то же время необходимо в качестве общего вывода отметить, что продолжительные и весьма ожесточенные волнения в Саагуне в указанные годы не могут быть расценены как типичное проявление социальной борьбы в городах леоно-касткльского королевства. Пожалуй, можно даже говорить об известной уникальности отмеченных явлений, порожденных как особенностями возникновения и развития Саагуна, так и специфическим сочетанием внешних и внутренних обстоятельств.

В последующие годы, вплоть до середины ХП в. волнения горожан Саагуна уже не характеризуются таким размахом и продолжительностью. В это время заметно появление коммунальных требований, которые получают частичное удовлетворение.

Все происшедшие изменения в городе и его отношениях с монастырской вотчиной, а чаше с городской аграрной о1фугой нашли отражение в фуэро 1152 г. Как было показано выше, события социальной и политической борьбы в регионе и городе в первой половине ХП в. обусловили весьма существенные изменения и в вотчинном, и в городском хозяйствах, а равно и в отношениях между ними.

Социальная борьба горожан в последующее время, в частности в Ж в., уже не приобретает размаха, свойственного восстанию 1ПС1-П17 гг. Это были локальные выступления, преимущественно городской верхушки, интересы которой подчас совпадали с интересами отдельных феодальных группировок. В этот период требования горожан сводились к ликвидации юрисдикции монастыря над городом. В целом же весь Ж в. горожане в своих выступлениях против монастыря фактически отстаивали незыблемость тех норм взаимоотношений между монастырем и городом, которые сложились уже к середине ХП в.

Крупное феодальное землевладение Саагунского монастыря, его структура., характер взаимоотношений с феодально-зависимым крестьянством и городом, возникающим и развивающимся в его пределах, характерные черты городского хозяйства и его эволюции -все это отражает общее и особенное в развитии феодальных отношений в изучаемом регионе. История саагунского региона в X-Ж вв. являет собой пример диалектического взаимодействия, связи и противостояния важнейших феноменов социально-экономической жизни средневековья - феодальной вотчины и города.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.