Обострение общественно-политической ситуации в Таджикистане в период перестройки :1985 - 1991 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Кобилова, Сулхия Яшиновна

Диссертация и автореферат на тему «Обострение общественно-политической ситуации в Таджикистане в период перестройки :1985 - 1991 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 270983
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Кобилова, Сулхия Яшиновна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Худжанд
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
187

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Кобилова, Сулхия Яшиновна

Введение.

Глава первая. От перестройки к разрушению СССР.

1.1. Сущность горбачёвской перестройки. Мифы о «застое» и «всеобщей нищете».

1.2. Политическая реформа. ГКЧП. Беловежское соглашение.

Глава вторая. Февральские события 1990 года.

2.1. Обстоятельства, вызвавшие трагедию.

2.2. Хроника противостояния: её особенности.

2.3. Уроки февраля - 90.

Глава третья. Дальнейшее обострение общественно-политической ситуации в республике.

3.1. Рождение новых политических партий.

3.2. Влияние московских августовских событий 1991 г. в Таджикистане.

3.3. Усиление политической конфронтации. Паралич власти.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Обострение общественно-политической ситуации в Таджикистане в период перестройки :1985 - 1991 гг."

Актуальность проблемы. Обращение к истории минувших времён и новейшего периода, стремление к её объективному осмыслению - одна из важнейших задач обществоведов. 1985-1991 годы вошли в новейшую историю СССР, как период перестройки, ставший водоразделом между двумя эпохами - советской системой и началом этапа рыночных отношений. Вопреки предполагаемым ожиданиям о серьёзных позитивных переменах и сдвигах в жизни общества, приумножении его материального и духовного потенциала, искоренении негативных явлений и т.д., венцом одновременно «воспетой» и проклятой народом перестройки, оказались разгром КПСС и демонтаж СССР. В результате осуществления необдуманной политики, поспешных авантюристических экспериментов, страна оказалось на грани катастрофы. Вот почему представляет большую научную ценность изучение, осмысление этого сложного процесса смены социально-экономической формации в стране.

Вместо «консолидации массовых настроений вокруг политического курса, выработанного в ходе перестройки», «процессы конфронтации приобрели более напряжённый характер». Число противников перестройки только за один год составляло примерно 23 % опрошенных. В 1990 г. оно уже составило в СССР 46,3 %'. Не реализовавшиеся ожидания обернулись разочарованием и даже озлоблением. Материалы опроса свидетельствовали, что только 10,4 % опрошенных (1990 г.) оптимистически оценивали перспективы своего материального положения и 47,70 % считали, что их положение ухудшается .

Перестройка ознаменовала наступление эпохи товаро-рыночных отношений, многообразия форм собственности, с приоритетом частной, разных социально-экономических укладов. На этом фоне на просторах бывшего Советского Союза формировались современные суверенные демократические и правовые государства.

1 Общеинститутский семинар «Методологические проблемы теории и истории социализма. Материалы семинарских занятий». Институт марксизма-ленинизма. М.: 1990. С. 6-7,8.

2 Там же.

Произошла кардинальная смена общественно-политической системы. Изменились не только социально-экономические, политические условия жизни людей, но их духовные ценности, нравы, мораль, взгляды и убеждения. Коренные изменения всех фундаментальных основ современного общества неизбежно становились причиной пересмотра, переориентации социальных и патриотическо-национальных приоритетов. Под флагом перестройки, а, по сути, под прикрытием признанного тогда обманутым народом курса партии на обновление общества, формировались силы, ведущие борьбу с теорией и практикой социалистического строительства в СССР. Представляя себя «демократами», «друзьями народа», эти силы вели злобные нападки на КПСС и Советскую власть. В обществоведении, в том числе исторической науке, сложилась тенденция несколько односторонних и категоричных суждений о месте перестройки, её действительной роли в политической истории. С одной стороны, перестройка буквально побудила общество к глубокому изучению, осмыслению эпохи, предшествующей ей. Но на практике это привело к стремлению переписать всю политическую историю XX столетия. Вольное, субъективное отношение к фактам и событиям толкали исследователей к односторонней оценке исторических процессов. Громко объявленный так называемый плюрализм идей и мнений оказался для некоторых представителей научной и творческой интеллигенции настолько удобным, что с его помощью стали ловко высказывать несогласие с положением КПСС в обществе. В дискуссионном плане ими альтернативно выдвигался тезис о том, что Коммунистическая партия довела страну (республику) до кризиса, придушила демократию, развила бюрократию, организованную преступность. В обществе сложилась парадоксальная ситуация. Запальчивая критика в адрес компартии стала чуть ли не повседневной нормой. Следует уяснить - с каких позиций и во имя чего так бурно и эмоционально предавались анафеме социализм и партия коммунистов.

В целях шельмования социалистических ценностей создавались разного рода небылицы и мифы о вождях КПСС - В.И. Ленине, И.В. Сталине, искажали образ Л.И. Брежнева. Государственных и общественных деятелей СССР, в том числе Таджикской ССР, стали оценивать не по тому вкладу, который они внесли в развитие государства, а по личным симпатиям и антипатиям. Яковлевскими праворадикальными демократами, верными им средствами массовой информации, антисоветски настроенными писателями, учёными, в том числе обществоведами, давно наложено табу на правдивое освещение истории отечества, на подлинную историю КПСС, самую массовую политическую партию. Чтобы опорочить социализм, прибегали к самым гнусным, клеветническим домыслам о преступлениях КПСС, о «её золоте», о несуществующем пакте Молотова-Риббентропа, о миллиардах в зарубежных банках и т.д.

Важно уяснить, что с ликвидацией СССР в постсоветском пространстве создалась новая социально-политическая обстановка. По существу общество пошло вспять к февральской революции 1917 г. Лозунг - вхождение в мировую цивилизацию - оказался лишь фасадом, прикрывающим господство новых демократов - власть капитала. В конъюнктурной критике советской государственности и «утопичности» марксизма последние бездумно и намеренно отождествляются с тоталитарным режимом. Огульный и агрессивный нигилизм стал причиной отрицания всех социально-экономических и духовных преобразований за годы Советской власти. На деле же, на Западе давно извлекли урок из самого факта существования такого социального феномена, как Советский Союз. Выдающиеся достижения советского социализма признают самые ярые враги Советов, но не «свои» национальные демократы.

После того, как народы СССР пережили социальные катастрофы начала 90-х. гг. и их последствия, общество постепенно протрезвело от явно роковых ударов судьбы, политического гипноза и полевело, стало несколько по-иному и здраво осмысливать весь спектр перестройки и утвердившиеся в жизни либеральные ценности.

В последние два десятилетия стали почти нормой искажение и реальной действительности, и истинного смысла и значения грандиозных послевоенных пятилеток, обеспечивших бурный социально-экономический, научно-технический рост советского общества. Тема «эпохи застоя» стала одной из основных стратегических задач антисоциалистических сил во всех государствах СНГ в постсоветском пространстве (за исключением Республики Беларусь). Всё это необходимо было для муссирования идеи неэффективности социалистической системы и утопичности марксизма.

В эпоху перестройки в советской стране причудливо сосуществовали и яростно боролись друг с другом две силы - с одной стороны - приверженцы социализма, ветераны труда и Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), абсолютное большинство рабочих, колхозников и народной интеллигенции, те, кто создал материальное и духовное богатство общества. Но этот народ оказался оболваненным. Другую сторону представляли, так называемые демократы, недовольные политикой КПСС и советского государства, значительная часть бывших партократов, госчиновников, предприниматели, биржевики, «новые русские» и «новые таджики», монархисты, исламисты, ненавидящие Советскую власть. Они объявили себя творцами новой цивилизации, новой модели демократического общества и правового государства и их стараниями первые были объявлены консерваторами, реакционерами, непонимающими из-за своей симпатии к идеям социальной справедливости, социалистической идеологии, все блага общества, где господствуют принципы частной собственности.

Актуальной проблемой остаются причины и обстоятельства распада СССР. Имеются две взаимоисключающие концепции, адекватные двум основным социально-политическим и идеологическим направлениям.

Первое - либерально-демократическое утверждает объективную обусловленность и неизбежность распада СССР, как следствие Октябрьского переворота -1917 г., искусственно приостановившего исторически эволюционный естественный процесс развития общества, недееспособность административно-командной системы и социалистической идеологии. Это направление объединяло на общей платформе все правые силы, включая партии религиозного толка, на платформе национализма, исключающего саму возможность союзного государства с республиками разных уровней социально-экономического развития.

Второе - левое направление, объединяющее приверженцев социального равенства и социальной справедливости, патриотов-интернационалистов, независимо от национальной и религиозной принадлежности, считает, что

СССР был сознательно разрушен преступной волей, видит причины распада СССР в происках Запада, стремящегося уничтожить геополитического конкурента, считает перестройку и предательство Горбачёва «троянским конём». Национальная элита в постсоветском пространстве заинтересована стать подлинным обладателем власти без диктата Центра и компартии.

Объективное изучение и обобщение общественно-политических событий Таджикской ССР в рассматриваемый нами период, в неразрывной связи с разрушительным перестроечным процессом фундаментальных экономических и политических основ советского государства представляют большую научную актуальность в современных условиях: СССР (социализм) оказался ликвидированным, разрушенным не в силу его природы, особенностей, тех или иных субъективных причин и обстоятельств, крупных промахов и серьёзных ошибок, которых было немало в советскую эпоху, а, главным образом, сознательно организованной деятельностью единого фронта антисоветских сил внутри страны и за её пределами.

Степень разработанности проблемы. Первые шаги руководства КПСС по модернизации, совершенствованию советского общества, перестройке экономики нашли отражения в трудах Андропова Ю.В. и Горбачёва М.С., в материалах XXVII съезда КПСС1. Позднее, в речи М. Горбачёва на торжественном заседании, посвященном 70-летию Октябрьской революции, впервые было сформулировано понятие перестройки. Затем провозглашалась необходимость коренной перестройки и экономики, и политики, и идеологии в соответствии «с общечеловеческими идеалами и ценностями». Тема перестройки становится ведущей, главной во всей общественно-политической жизни страны. О том, как набирала темпы реформа в экономической сфере, политическом фундаменте общества, какими качествами обладал М. Горбачёв, как личность и Генсек партии, как началось, затем усилилось противостояние между ним и Б. Ельциным, как сформировались в высших эшелонах законодательной власти СССР консолидированные силы, заинтересованные в

1 Ю.В. Андропов. Избранные речи статьи. - М.: 1984; М.С. Горбачёв. Избранные речи и статьи. — М.: Политиздат, 1985; Материалы XXV11 съезда Коммунистической партии Советского Союза. М.: Политиздат, 1986. развале системы, речь идёт в ряде официальных партийных публикациях, теоретико-мемуарных размышлениях и монографиях1.

Серьёзный вклад внесли в изучение социально-экономической и политической жизни советского общества, в раскрытие процесса эволюции переу стройки в контрреволюцию - В.Г. Долгов, В.Я. Ельмеев, М.В. Попов , А. Лукьянов3, М. Маматов4, Н.И. Рыжков5, Е.К. Лигачёв6 и И.П. Шевякин7. Эти труды, созданные известными партийными и государственными деятелями, учёными-обществоведами, отличаются глубиной анализа и обобщений.

Большой фактологический материал о политической жизни страны за рассматриваемый нами период содержится в энциклопедических словарях и о сборниках, изданных в РФ в последние годы .

Среди многочисленных изданий, посвященных анализу перестройки, её природы и последствий, следует отметить глубоко аналитические исследования профессоров В. Дрожкина и В. Тружкова9.

Богата и разнообразна историография социалистического строительства в СССР, в том числе Таджикской ССР, которая начисто опровергает раз- .

1 XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза. 28 июня

1 июля 1988 года. Стенографический отчёт в двух томах. М.: Политиздат. 1988; Борис Ельцин. Исповедь на заданную тему. Vilnius Balticon. 1990; B.C. Губарев. Президент России или уолтергейт по-русски. М.: MHO «Форум учёных и специалистов за советско-американский диалог». 1991; В. Печенов. Горбачёв к вершинам власти. (Из теоретико-мемуарных размышлений). М.: Господин народ: феномен человека. 1991; Анатолий Собчак. Хождение во власть. М.: Новости, 1991; Борис Кумачев. Отверженный с большой отметиной. Тайное и явное в жизни Михаила Горбачёва. - Изд. 2-е, доп. Ставрополь: 1992.

2 В.Г. Долгов, В.Я. Ельмеев, М.В. Попов. Выбор нового курса. -М.: Мысль, 1991.

3 А. Лукьянов. Переворот мнимый и настоящий (ответы на вопросы, пришедшие в «Матросскую тишину»). - М.: Независимое издательство «Манискрит», 1993.

Михаил Маматов. Революция снизу (1917 г.) и контрреволюция сверху (1991-1993 гг.). -Кемеровский полиграфический комбинат, 1997.

5 Н.И. Рыжков. Десять лет великих потрясений. - М.: 1995.

6 Е.К. Лигачёв. Предостережение. - М.: Газета «Правда», 1999.

7 А.П. Шевякин. Загадки гибели СССР. (История заговоров и предательств. 1945-1991). -М.: Вече, 2005.

8 Большая энциклопедия России. - М.: Изд-во «Большая Российская энциклопедия». 2004. Большая Российская энциклопедия. Россия. - Т. 1. М.: Научное издательство «Российская Энциклопедия», 2004; Большая историческая энциклопедия. Научно-популярное издание. Для школьников и студентов. - М.: Изд-во «Олма пресс». 2005; Первый большой энциклопедический словарь. - М.:-СПб.: РИПОЛ - НОРИНТ, 2006.

9 В. Дрожкин. Когда начался демонтаж СССР/Юбозреватель. Информационно-аналитический журнал. Проблемы, анализ, прогнозы. М.: 1995. - № 6; В. Тружков. Перестройка - зафасадный анализ.-Там же. - 1995.-№ 13. ного рода мифы о «застойном периоде», «всеобщей нищете» и отсталости советского общества. Создана уникальная обобщающая историческая литература о всех сторонах социалистических преобразований в масштабе всей огромной страны и её национальных республиках, краях и областях1.

Учёными-обществоведами, в том числе историками Таджикистана, внесён большой вклад в исследование проблем социально-экономического и культурного строительства в Таджикистане за годы Советской власти и, в особенности, в период послевоенных пятилеток. Именно в это время наиболее интенсивно развивалась экономика республики: она стала индустриально-аграрной.

Серьёзные перемены в социально-экономическом развитии, индустриальных подступах Таджикистана наметились в 70-80-е годы. Достаточно упомянуть такие обобщающие труды, как коллективные монографии: «Компартия Таджикистана в условиях развитого социалистического общества». Душанбе: «Ирфон», 1974; «К социализму, минуя капитализм. Исторический опыт КПСС по социалистическому строительству в Средней Азии и Казахстане», М.: Политиздат, 1974; «Советский Таджикистан». Р. Набиева. М.: Политиздат, 1982; «История Таджикской ССР». Учебное пособие для вузов республики. 2-е изд., перераб и доп. Душанбе: «Маориф», 1983; «Таджикская Советская Социалистическая Республика». Энциклопедический однотомник. Изд. 2-е, доп. Душанбе: Главная научная редакция Таджикской советской энциклопедии. 1984; «Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана». Т. 2 (1938-1983 гг.). Третье издание, доп. и перераб.: Душанбе: «Ирфон», 1984; «Очерки по истории Советского Бадахшана». Изд. 2-е, испр. и доп. Душанбе: «Дониш», 1985; «История исторической науки и историография социалистического строительства в Таджикистане», P.M. Масова. Душанбе: «Дониш», 1988; «Таджикская Советская Энциклопедия» (Энциклопедияи со-ветии точик) в восьми томах (1978-1988), изданная в Душанбе Главной ре

1 Здесь названы лишь самые популярные издания: Советский Союз. Политико-экономический справочник. - М.: Политиздат, 1975; Советская Родина. 1917-1980. Исторический очерк. Под общ. ред. М.П. Кима. - 4-е изд. - М.: Политиздат, 1981; Краткая история СССР. 2-я часть. От Великой Октябрьской революции до наших дней. Изд. 4-е, исп. и доп. - М.: Наука, 1983. дакцией Таджикской Советской Энциклопедии; «Очеркхои таърихи Точики-стони Совета», А. Рахматуллаева и С. Мухтарова. Душанбе: «Маориф», 1989; «История таджикского народа: XX век», Г.Х. Хайдарова, Худжанд: Нощир, 2001; «Таърихи сиёсии халки точик ва чахон. Дастури таълими-методи барои донишчуён». Ф. Зикриёева. Душанбе: «Маориф», 1995; «Экономика и политика». Т. Джалилова. Худжанд, 2002; коллективные труды - «Основа новейшей государственности». М.: 2002; «История Душанбе с древнейших времён до наших дней». Душанбе, 2004; «Таърихи навини Точикистон» А. Фузайло-ва и Дж. Исоматдинова. Хучанд, 2005.

На основе изучения архивных источников, исторической литературы, материалов периодической печати, воспоминаний ветеранов труда яркую книгу о коренных социально-экономических и духовных преобразованиях в Вахшской долине за годы Советской власти создал А. Набиев1.

Вся эта обширная историческая литература убедительный аргумент -ответ тем, кто вольно или невольно, по незнанию или же по заказу любит разглагольствовать о «застое» и «массовой нищете» в советском обществе. В исследованиях таджикских учёных подчеркивается, что пик развития промышленности республики, её регионов, в том числе Горно-Бадахшанской автономной области пришёлся на 1990 г. После, по объективным и субъективным причинам, произошёл резкий спад производства в отрасли во всех районах страны2. Аксиома, что в Таджикистане за годы Советской власти при братской помощи всех народов страны произошли глубокие социально-экономические и духовные преобразования, в корне изменившие общественный уклад, мировоззрение и психологию народа. «Таджикистан является классическим примером, лабораторией, где совершался переход к социализму не только от феодализма (на основной территории), но и патриархально-родового строя в некоторых районах республики»3. В словах академика P.M. Масова ни капли преувеличения.

1 Абдурахмон Набиев. Прости нас, Господи. - Душанбе: Сурушан, 2003.

2 История Горно-Бадахшанской автономной области. Т. 4. Новейшая история. - Душанбе, 2005.-С. 196.

3 P.M. Масов. История исторической науки и историографии социалистического строительства в Таджикистане. - Душанбе: Дониш, 1988. - С. 3.

Изучение степени разработанности исследуемой проблемы тесно связано с восприятием исследователями таких важнейших качеств, свойственных серьёзному и добросовестному учёному, как мера ответственности и объективности. Здесь следует обратиться к работам Президента РТ Эмомали Рахмона, где неизменно подчёркивается преемственность исторических явлений и процессов, дана объективно-взвешенная оценка истории страны в советскую эпоху. Ярким примером подобного научно-реалистического подхода к вопросам социально-экономической и общественно-политической жизни советского периода является глубокое аналитическое исследование -«Таджики в зеркале истории». Исторические параллели, неизбежный и полезный учёт опыта минувших времён в целях обеспечения материального и духовного богатства независимого и суверенного Таджикистана - характерная особенность творческой лаборатории президента. Э. Рахмон подчёркивает: «. Нельзя забывать, что многие страны, которые в период второй мировой войны были разрушены, стали развиваться очень быстро и высокими темпами именно в результате мобилизации умственного потенциала общества. Наша страна в советское время добилась большого прогресса в областях экономики, науки и техники. По умственным и материальным факторам Таджикистан находился в рядах развитых стран мира»1. Как ни странно, некоторые обществоведы и политики по разным причинам продолжают чернить историю отечества. Опыт последнего двадцатилетия подтвердил, что в характеристике сложной и противоречивой ситуации, сложившейся в республике в период распада СССР, в том числе периоды трагической февральской смуты 1990 г., новых политических партий и движений, их неистребимой страсти к митинговой демократии, в итоге ввергших республику в пучину братоубийственной войны, правда оказалась на стороне Э. Рахмона. Для историков, политологов, обществоведов, изучающих явления политической жизни XX столетия, труды гражданина и президента Э. Рахмона могут служить эталоном в правдивой трактовке исторического процесса.

1 Эмомали Рахмонов. Независимость Таджикистана и возрождение нации. Т. 2. - Душанбе: Ирфон, 2005. - С. 138.

Одним из первых к объективному освещению новейшей политической истории Таджикистана, в особенности трагических февральских событий 1990 г. обратились журналисты1, ответственные сотрудники прокуратуры республики, председатель КГБ, учёные-историки Г.Х. Хайдаров, М. Иномов и политик С. Кенджаев3. Авторы по горячим следам кровавой драмы в столице республики, потрясшей всё население, дают ей объективную оценку, правдиво раскрывают роль организаторов массовых беспорядков.

Известный общественный и государственный деятель республики А. Достиев также занимается изучением истории Таджикистана на рубеже XX-XXI веков4. Его работы отличаются глубиной анализа сложных процессов перестроечного периода, верностью принципам историзма. Тому периоду также посвящены труды И. Усмонова5. Отношение к февральским событиям 1990 г., как в зеркале отражает психологию и поведение людей. Одни считали ту трагедию смутой, путчем, попыткой дестабилизировать ситуацию, а другие - народным восстанием6. Президент Э. Рахмон неоднократно затрагивает эту болевую тему, называет конкретных виновников той трагедии. Ситуация в республике усугубилась тем, что «после первого выступления исламских сил в феврале 1990 года официальные власти, взяв курс на беспринципный компромисс с казиатом, допустили моральное избиение тех сотрудников милиции и госбезопасности, которые остались верны своему служебному долгу. И, напротив, чуть ли не героями народа стали преподноситься лица, устроившие массовые беспорядки». Масов Р. считает февраль - 90 г.

1 Сборник. Таджикистан в огне. - Душанбе: Ирфон, 1992.

2 Г.Х. Хайдаров, М. Иномов, Таджикистан: трагедия и боль народа. - Санкт-Петербург. 1993.

3 Сафарали Кенджаев. Табадддулоти Точикистон. [Иборат аз 3 китоб]. - Тошкент, 19931995.

4 Абдумачид Достиев. Точикистон. Шикастанхо ва бастанхо. - Душанбе: Ирфон, 2003; Истиклолияти Точикистон ва сабакхои таърихии он. Душанбе: Матбуот, 2005; Ситораи голиб. Душанбе: Матбуот, 2006.

5 Иброхим Усмонов. Таърихи сиёсии Точикистони сохибистиклол. - Хучанд: Маърифат, 2003; Миростроительство в Таджикистане. - Душанбе: Деваштич, 2006.

6 Подробно об этом речь идёт в Материалах Внеочередного пленума ЦК Коммунистической партии Таджикистана 15-16 февраля 1990 г. (Стенографический отчет). - Душанбе: Ирфон, 1990. позорной страницей нашей истории1. Диаметрально противоположную позицию выражают X. Насриддинов, А. Сохибназаров и, одна из ведущих фигур февральских событий, Б. Каримов2. Перестройка породила особый тип исследователей, занимающихся фальсификацией исторической действительности, не брезгуя клеветническими наветами. На книжном рынке появление подобных изданий не редкость3. Их авторы «доказывают», что северяне -шимолиен в течение 70 лет беззастенчиво грабили центральные и южные районы Таджикистана.

Интересным и вместе с тем серьёзным источником для изучения необычайно сложных, порою запутанных, противоречивых и неординарных общественно-политических событий, начиная с августовских и до конца 1991 г., в Таджикистане является труд Д. Назриева и И. Саттарова, где авторы в хронологическом порядке раскрывают панораму исторического процесса4. В республике изданы специальные труды, посвящённые правлению первого всенародно избранного президента Республики Таджикистан Р. Набиева5.

В рассматриваемый нами период стало очевидным фактом появление многочисленных политических партий и движений во всех, без исключения, бывших союзных республиках СССР. Вопросы о роли и месте политических партий в жизни общества, формирования многопартийности в условиях Таджикистана, о характере и особенностях межпартийного соперничества и их борьбы за власть освещены в работах Ш.Д. Шабдолова, М. Диноршоева, И. Каландарова, Т. Каримова6, А. Достиева7, Г.Х. Хайдарова8, И. Каландарова9,

1 Рахим Масов. Актуальные проблемы историографии истории таджикского народа: Душанбе, 2005. - С. 185. Бури Каримов. Курбонии дузахма. - Душанбе: Ориёно, 1992.

3 X. Насриддинов. Таркиш. - Душанбе: Афсона, 1995; А. Сохибназаров. Субхи ситоракуш. -Душанбе, 1995.

4 Давлат Назриев, Игорь Саттаров. Республика Таджикистан: история независимости. Год 1991-й (хроника событий). - Душанбе, 2002.

5 Усмон Иброхим. Соли Набиев. Душанбе, 1995: Абдулов Карим. Рохи бехбуд. Душанбе. 1995.

6 Ш.Д. Шабдолов, М. Диноршоев, И. Каландаров, Б. Каримов и др. Материалы по истории Компартии Таджикистана (1991-1996 гг.). - Душанбе, 1996.

7 Абдулмачид Достиев. Мавкеъ. - Душанбе: Шарки озод, 1999.

8 Г.Х. Хайдаров. История таджикского народа: XX век. - Худжанд, 2003.

9 Искандар Каландаров. Шоди Шабдолов - лидер коммунистов Таджикистана. - Душанбе, 2003.

М. Ходжиева1, Ш. Султонова2, X. Холджураева, Б. Алимова, А. Джалилова3.

Вместе с тем, анализ степени изучения исследуемой проблемы показывает, что в историографии Таджикистана больше представлены работы по постсоветскому периоду. Перестроечному этапу повезло меньше. В республике отсутствуют обобщающие труды, в которых системно и подробно освещена его история. Историками недостаточно изучены последствия горбачёвских экспериментов для республики. Не секрет, что февральская трагедия порождена перестройкой. Резкое обострение общественно-политической ситуации в Таджикистане, наступление объединённых исламско-демократических сил против конституционной власти и нагнетание массовой антикоммунистической истерии - это результат влияния московских августовских событий 1991 г. Эта тема также остаётся мало затронутой. Настало время, чтобы данный пробел был прёодолён. V

Уникальный труд создали сотрудники Института политических исследований ЦК КП Таджикистана, в котором в хронологическом порядке освещается деятельность первых секретарей парткомов Таджикистана за все годы Советской власти вплоть до августовских событий (ГКЧП 1991 г.), ставших поводом для запрета КПСС, всех её национальных отрядов4. .у.

Цели и задачи исследования. Главной целью диссертации является исследование сути горбачёвской перестройки, ставшей по воле её «архитекторов» орудием постепенного развала всех основ социалистической системы, демонтажа единого союзного государства. В этой связи перед диссертантом стояли следующие конкретные задачи: документально показать восприятие провозглашения перестройки народами СССР, в том числе Таджикистана, предвестницы крупных социально-экономических преобразований, и как на деле их ожидания

1 Мирзобек Хочиев. Эътикоди тагйирнопазир. - Душанбе, 2003.

2 Шукур Султонов. Очерки сиёсатшиноси. - Хучанд, 2003.

3 X. Холджураев, Б. Алимов, А. Джалилов. На путях перехода к многопартийности. - Худ-жанд, 2005.

4 Авторский коллектив. Они были первыми. Под общ. ред. И.К. Каландарова. - Душанбе, 2003. сменились разочарованием и озлоблением, утратой социальных завоеваний и единой советской Отчизны;

- проанализировать, как в итоге осуществления перестройки великая советская страна изменилась коренным образом. Курс на «экономические и политические преобразования» разрушил до основания всю политическую систему;

- обобщить факты и явления, связанные с «непременными условиями перестройки» (гласность, плюрализм), способствовавшими порождению стереотипов - «мифов» о пороках, «неизлечимых язвах» социализма. Автор стремился доказать абсурдность антикоммунистических тезисов о том, что беднота, скудость - это свойства социализма;

- показать, как ослабление и разрыв хозяйственных связей между Таджикской ССР и другими братскими республиками Союза стали причиной резкого падения жизненного уровня населения и обострения общественно-политической ситуации в республике;

- осветить, как эти социальные недуги использовались новыми нарождающимися партиями и движениями в политических целях дестабилизации обстановки;

- исследовать, как развёртывались трагические события в феврале 1990 г., проанализировать цели и намерения путчистов, раскрыть их роль в осуществлении попытки государственного переворота, подвести к тому, что февральские события 90-х были прологом, репетицией гражданской войны в Таджикистане;

- раскрыть объективно роль ГКЧП в августе 1991 г. и доказать на анализе конкретных материалов фальшь и лицемерие тех, кто звал к «защите Белого дома», использовав ГКЧП, как повод для разгрома КПСС и её национальных отрядов, показать суть Беловежского соглашения;

- осветить наступление паралича власти в результате конфронтационных действий оппозиции.

Научная новизна исследования. В республике создана разнообразная и довольно солидная литература по проблемам политической истории Таджикистана последнего десятилетия XX века. Что касается непосредственно перестроечного периода 1985-1991 гг., то этот исторический промежуток времени, ставший связующим звеном двух эпох и положившим начало рыночным отношениям (капитализму), остаётся малоисследованным.

Хотя хронологические рамки диссертации строго ограничены годами перестройки (1985-1991), при рассмотрении отдельных проблем, автор пользуется ретроспективным принципом, что позволяет глубже раскрыть вопрос об исторических судьбах Таджикской ССР в контексте всеобщей истории XX столетия.

В данной работе впервые подробно освящаются обстоятельства и причины, вызвавшие национальную драму в феврале 1990 г., показана её хроника и природа, позиции и поведение активных духовных вдохновителей массовых беспорядков, проанализированы сущность и социальные корни местничества, исторические уроки развернувшейся трагедии.

В диссертации впервые на основе всестороннего анализа значительного фактологического материала показано влияние московских августовских событий 1991 г. на обострение общественно-политической ситуации в республике. Для исследователей может предоставлять значительный интерес материал о противостоянии между сторонниками конституционной светской власти и объединённой исламско-демократической оппозицией, о неприглядной роли российских демократов - Собчака и Велихова в республике.

Диссертант на основе анализа фактов показывает мотивы крайнего радикализма и экстремизма в действиях сил, именуемых себя демократами, возросшую активность новых политических партий правого толка, их страсть к митинговщине и силовому давлению. В исследовании сделаны выводы о наступлении паралича власти.

Практическая значимость исследования заключается в том, что впервые в таджикской историографии создаётся обобщённый труд, посвя-щённый перестроечному периоду, последнему этапу существования советской системы. Впервые в условиях Таджикистана комплексно раскрывается значение и сущность перестройки, охватившей экономические отношения, сферу политики и государственной власти.

Вводимые в научный оборот материалы, выводы и обобщения диссертанта могут быть использованы в чтении спецкурсов и проведенииспецсеим-наров на гуманитарных факультетах университетов, при изучении предметов «Политическая история Таджикистана» и «Таджикистан на пороге XXI века», в составлении учебника по истории республики.

Методологической основой диссертационного исследования служили принципы историзма, логическая взаимосвязь и взаимообусловленность исторических событий и процессов. Историзм является важнейшим принципом исследования общественных явлений. В.И. Ленин убеждал, что «факты, если взять в их целом, в их связи, не только упрямая, но и, безусловно, доказательная вещь. Чтобы это был действительно фундамент, необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений их в целом преподносится «субъективная» стряпня для оправдания, может быть, «грязного дела»1. Овладение и осмысление материалистической концепции изучения общества имеет важное методологическое значение в восстановлении исторической правды, в преодолении односторонности и субъективности.

Материалистический метод остаётся действенным средством анализа экономических и общественных процессов, может послужить ключом к раскрытию и объяснению явлений эпохи перестройки, её последствий.

Первый таджикский советский историк С.Айни писал, что одним из условий написания истории является нейтральное рассуждение (суждение). «Хотя я и не беспристрастен, но во время написания этих страниц (истории бухарской революции 1920 г.) по мере своих сил сознательно и намеренно не писал неправду, не шёл против совести. Это я могу заявить. Моё мнение таково, что братья, которые меня хорошо знают, могут это подтвердить. Но

1 В.И. Ленин. ПСС. - Т.30. - С. 350-351. другие никогда не признают»1. С. Айни неизменно оценивал прошлое с чувством исторической ответственности и на основе исторической правды.

Субъективизм и односторонняя оценка сложных процессов исторического развития противоречат законам подлинной науки и принижают значение и ценность исследований. *

Хронологические рамки исследования - 1985-1991 годы, известные как перестроечные. Этот отрезок времени по обилию политических событий и коллизий, действующих исторических личностей, политических партий и движений, классов и других социальных групп населения, оказался судьбоносным не только для СССР и всех союзных республик, но и для всего земного шара. Этот период стал рубежом, границей между двумя эпохами - советской и капиталистической, именуемой «демократической».

Источниковедческой базой исследования послужили теоретические труды, посвященные проблемам теории истории, методологии подхода к анализу и освещению эпохи перестройки.

Важными источниками для настоящего исследования стали стенограммы пленумов и съездов КПСС и Коммунистической партии Таджикистана (КПТ), программные документы новых политических партий и движений в Таджикистане. ?

Ценным документальным источником послужили союзные и республиканские статистические сборники. Обширный материал по теме исследования почерпнут из всесоюзной, современной российской и республиканской периодической печати.

Документальными источниками исследования послужили материалы, извлечённые в партийном архиве Института политических исследований КП Таджикистана (ПА ИПИ КПТ), текущих архивов ЦК Компартии республики и Душанбинского горкома КП Таджикистана.

Апробация исследования. Диссертация обсуждена на объединённом заседании кафедр истории таджикского народа и общественных наук и политологии Таджикского государственного университета права, бизнеса и политики и рекомендована к защите. Основные положения диссертации изложены

1 Садриддин Айни. Таърихи инкилоби Бухоро. - Душанбе, 1987. - С. 233. на научно-теоретических конференциях, в монографии, брошюре, статьях и других выступлениях в массовой аудитории.

Структура диссертации. Она состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы и источников.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Кобилова, Сулхия Яшиновна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Период перестройки, 1985-1991 гг., теснейшим образом связан с именем М.С. Горбачева, Генерального секретаря ЦК КПСС и его команды. Объективное изучение горбачевской эпохи в СССР, в том числе в Таджикистане, имеет большое методологическое значение. Важно выяснить природу перестройки, ее истинные цели и задачи, особенности. Трудности заключаются в том, что сразу же всеми арсеналами идеологического воздействия, прежде всего СМИ, в общественном сознании укоренилось стереотипное представление о том, что социализм - день вчерашний, регресс, альтернативой этому общественному строю является демократическое общество. Иные обществоведы зачастую избегают вопросов о том, в каком обществе мы живем, что означает «переходный период». Большинство опрашиваемых без запинки однозначно отвечают; в демократическом, не раскрывая сущность этого социального явления. Вот почему и сегодня актуально научное объяснение и объективная оценка всей природы перестроечного процесса.

Активно приступив к преобразованиям всех сторон жизни общества, высшее партийное руководство СССР объявило, что цель этих перемен -обеспечение ускоренного социально-экономического развития страны, дальнейший рост уровня благосостояния трудящихся. Одновременно предполагалось преодолеть отчуждение трудящихся от власти, наращивание демократизации, чтобы способствовать превращению Советов в органы подлинного народовластия. Преобразования в демократизации общества рассматривались как инструмент активизации всей общественно-политической системы, усиления роли населения в государственном управлении, в сферах социально-экономической жизни, приумножении материального и духовного потенциала социалистического общества. На практике же вместо реформирования в сторону максимального удовлетворения материальных и духовных потребностей людей, улучшения их жизни, страна вверглась в пропасть.

Таким образом, горбачевская перестройка стала периодом крушения надежд на лучшее будущее. Вместо ожидаемых всеми народами страны ускорения и обновления «социализма с человеческим лицом», всё общество оказалось обманутым, население оболваненным, страна разрушенной, экономически и политически раздробленной. Были сведены на нет великие достижения страны, которые безоговорочно признавал весь мир, включая и рьяных ненавистников социализма. Произошло то, что человек даже в страшном сне не мог представить, те катастрофические социально-экономические и политические последствия, которые могла породить перестройка. Разрыв слова и дела, необдуманная субъективная кадровая политика, популистские в своей основе кампании борьбы с бюрократией, пьянством, коррупцией, так называемая политика гласности и плюрализма имели тяжелые последствия для всех сторон жизни общества.

В одночасье, оказался уничтоженным СССР. Демократический Запад во главе с США не смог смириться, 'что Советский Союз после второй мировой войны интенсивно набирает темпы в своем поступательном социально-экономическом, военно-техническом отношениях. Советский Союз обладал такой высокой степенью экономической интеграции, какой не знала ни одна страна в мире. Все, что так необходимо для успешного развития экономики и с таким трудом ныне создается в Западной Европе, было уже создано в СССР. Здесь было буквально все - несметные природные ресурсы, недра, с самыми разнообразными полезными ископаемыми, богатейшие залежи нефти и газа, огромнейшие просторы, мощнейший интеллектуальный потенциал, так необходимый для успешного развития экономики и повышения духовной культуры. За 70 лет своего существования интеграционные связи между союзными республиками постоянно крепли. Это было поистине великим достижением советской системы, обеспечивающей неуклонный рост экономики всех союзных республик. В едином народнохозяйственном комплексе СССР Таджикская ССР занимала достойное место. В результате всестороннего развития производительных сил, неуклонного подъема народного хозяйства и культуры, за короткий исторический срок республика превратилась в многоотраслевую индустриально развитию страну с технически оснащенным сельским хозяйством.

Перестроечная политика и лозунги - «нанесем удар по административно-командной системе» - на практике неизбежно привели к разрушению плановой системы развития народного хозяйства и разрыву экономических связей между регионами и братскими республиками Союза ССР. Последствия этих процессов для последних, Таджикской ССР в том числе, сравнимы только с самоубийством. Абсолютизация политического суверенитета и так называемая экономическая независимость, наивная вера в ее реальность, была доведена до абсурда. Ведь Таджикистан имел традиционные экономические связи с 12-тысячами предприятий и хозяйств (товаропроизводителями) во всех уголках Советского Союза. В результате демонтажа СССР эти связи были прерваны вообще, что крайне отрицательно сказалось на состоянии экономики Таджикистана. Ведь, только Ленинабадский шелковый и Кайрак-кумский ковровый комбинаты в 80-е гг. за день производили большие шелка и ковровых изделий, чем вся царская Россия. Вся многоотраслевая экономика тысячами нитей была связана с многочисленными предприятиями и организациями Советского Союза. Таджикская ССР, достигшая в 70-80-е годы, наиболее высокого уровня социально-экономического развития за всю свою историю, в самом начале 90-х гг. оказалась в трудном положении. В ее экономике появились первые симптомы кризиса. Сотни промышленных предприятий, целые отрасли народного хозяйства республики стали испытывать последствия разрыва торгово-экономических, научно-технических и других контактов.

В Таджикистане стали интенсивно формироваться новые социальные слои населения-предприниматели, кооператоры, занимающиеся в основном куплей и продажей и выполняющие роль посредников между предприятиями, хозяева и воротилы «черного рынка», приватизаторы, мафиозные группы, крайне заинтересованные в коренном изменении политического строя. В обществе обозначился резкий рост частнособственнических тенденций, которые порождали такие социальные явления, как коррупция и стяжательство.

Переход к рыночным отношениям стал причиной социальных конфликтов и потрясений, которые затронули все слои населения и парализовали структуры власти. Повсеместно, начиная от Москвы до берегов Балтики, вершин памирских гор и Кавказа, во всех республиках кипели политические страсти, усилилась борьба за власть. Общество раскололось на «белых» и красных», демократов и коммунистов, левых и правых. Изменилось буквально все, все перевернулось вверх дном. Однако общественно-политическая ситуация в Таджикистане, в отличии от большинства других бывших союзных республик СССР, стала складываться несколько по-иному сценарию. Новые политические объединения, вызванные перестройкой, вышли на политическую арену борьбы за власть, под флагом радикализма и экстремизма, насильственно навязывая обществу исламскую идеологию, разжигая ненависть и вражду, обостряя межнациональные отношения, культивируя и насаждая местнические настроения и исключительность таджикской нации. Обстановка конца 80-х - начала 90-х XX века показывает, что в республике именно к этому периоду относится наступление кризиса, охватившего, прежде всего, государственную власть, затем все другие сферы общества. Любой политический повод служил оппозиционным силам сигналом для нападок на властные структуры и дестабилизацию обстановки. Их действенным оружием стало местничество.

Местничество в Таджикистане имеет глубокие исторические, социально-экономические корни. Население края накануне Октябрьской революции находилось на различных этапах социально-политического развития. Северные районы, более развитые экономически, уже более полвека находились в пределах Российской империи и подвергались воздействию капиталистических производственных отношений. На большей части территории Таджикистана господствовали феодальные отношения, а на Восточном Памире - ро-доплеменные, а в глухих горных районах сохранилась патриархальная община. Эта пестрота социально-экономических отношений не давала возможности для общности экономических связей. Горный рельеф, классическое бездорожье чрезвычайно затрудняли налаживание экономических контактов. Отсутствие общности социальной жизни, экономическая разобщность и политическая раздробленность таджиков, продолжающаяся много столетий, не могли не наложить отпечаток на формирование таджикской нации в советский период. В XX столетии в республике решалась важная стратегическая задача - ликвидация всех остатков национального неравенства во всех отраслях хозяйственной и общественно-политической жизни, «планомерное насаждение промышленности, путем переноса фабрик к источникам сырья». Таджикистан, как и другие республики Средней Азии, в начале 20-х гг. был сугубо аграрным краем. Поэтому преодоление фактического неравенства и поднятие культурного уровня народов рассматривалось как важнейшая цель государства. С помощью рабочего класса РСФСР и других братских народов СССР эта историческая задача была осуществлена во второй половине 30-х гг. За короткий исторический срок в республике впервые в истории сформировалась и окрепла тесная экономическая общность. Народное хозяйство стало развиваться комплексно.

Параллельно с преобразованиями в социально-экономической сфере шел процесс приобретения таджикским народом своей государственности. После тысячи лет со времени распада империи Саманидов, таджики вновь обрели свое национальное государство - Таджикскую ССР. Одновременно стал развиваться и совершенствоваться таджикский язык. Впервые в истории была создана современная общеобразовательная школа, возникла и утвердилась прочная система высшего образования. Создан мощный потенциал комплекса для научных изысканий в лице Академии наук, её учреждений. Сформировалось современное профессиональное драматическое, музыкальное, оперно-балетное искусство, школа живописи и кинематография. Огромны и уникальны достижения новой таджикской литературы XX века, у истоков которых стояли С. Айни и А. Лахути.

Вместе с тем, следует учесть, что область национальных отношений, включая национальное самосознание, остаётся всегда деликатной. За годы Советской власти в Таджикистане проделана огромная работа по равномерному размещению производительных сил, росту городов и рабочих поселков, благоустройству села. Однако, государству здесь не удалось осуществить все намеченное. Разумеется, были недочеты, ошибки, более того допускались и волевые решения в планировании и размещении тех или иных объектов. Можно и нужно упрекнуть, критиковать прежнее партийное и государственное руководство за медлительность и неоперативность в решении проблем экономики и сферы социальной жизни. Одновременно навряд ли целесообразно закрывать глаза на печальные факты сопротивления отдельных представителей национальной интеллигенции, выдающих себя чуть ли не за героев демократии, устроивших буквально обструкцию возведению Рогунской ГЭС, строительству других важных промышленных объектов, как Таджикский алюминиевый завод.

Как и для всех бывших республик СССР, 1990-1991 г. для Таджикистана стали периодом резкого падения уровня жизни населения, особенно сельского. Этим объясняется усиление социальной напряженности, способствующей политическим потрясениям. На политической арене появились движения, намеренно обострявшие общественную ситуацию.

На народное движение «Растохез», в условиях отсутствия легальных ДПТ и ИПВ, выпала роль выразителя оппозиционных настроений к власти, а активисты демпартии и исламских демократов стали муссировать идею о неравномерном развитии регионов, о более индустриально развитом севере в ущерб южным и центральным районам Таджикистана.

Спад промышленного производства, как следствие обрыва межреспубликанских финансово-экономических связей, серьезные просчеты в социальной сфере, проблемы демографии, ослабление трудовой дисциплины, все это обострило и осложнило общественно-политическую обстановку в республике. Ее сделали напряженной такие социальные явления, менее ощутимые в советское время, как падение нравственности, рост преступности, коррупция, наркоторговля. Как никогда раньше, распространялся правовой нигилизм. Все это стало следствием рыночных отношений, приватизации - разгосударствления общественного производства. Одновременно подымали голову разного рода реакционные силы - исламский фундаментализм, воинствующий национализм и кланово-местнические группировки.

Февральские события стали первым в Средней Азии открытым противостоянием двух идеологий - коммунистической и исламской. Вторая звала народ к средневековым порядкам.

Душанбинская трагедия была тщательно запланирована и готовилась исподволь. Прокурор республики Г.С. Михайлин и министр внутренних дел М. Навджуванов уже в 1990 г. напрочь отвергли стихийность февральских событий. На момент беспорядков в городе практически не осталось ни милиn. ции, ни внутренних войск. Они были направлены в Азербайджан и Армению, чтобы тушить пожар междоусобицы. Главари, готовившие антигосударственное выступления, были прекрасно осведомлены об этом. В феврале 90 г., когда буйствовала толпа митингующих у здания ЦК компартии, уничтожая все, против погромщиков и вандалов, готовых взорвать весь Таджикистан, плечом к плечу встали жители Душанбинских микрорайонов - люди разных национальностей - таджики, русские, русскоязычные. Обращение к населению столицы первого секретаря ЦК КПТ К. Махкамова вечером 13 февраля с лаконичными словами - «Защищайтесь! Защищайте сами заводы и дома», даже не стало неожиданным. Все понимали всю трагичность обстановки, понимали, что судьба республики решается в центре. В микрорайонах г. Душанбе стихийно формировались отряды самообороны, душу которых составляли доблестные воины-афганцы. Они стали грозой поджигателям и погромщикам. Недаром, так называемые демократы, их печать сразу же подняли вой о новых происках «партократии». Как бы там ни было, ясно одно, в тех трагических условиях отряды самообороны сыграли положительную роль. С другой стороны их появление являлось свидетельством ослабления государственной власти.

Несмотря на введение чрезвычайного положения, по городу свободно разъезжали безномерные автомашины. Очевидно, не обошлось и без предательства отдельных высших чиновников из правоохранительных структур. Ни один из членов «Растохеза» - членов временного «Комитета - 17» не выступил с призывами к толпе успокоиться и разойтись, разрешить все вопросы мирным путём.

Февраль-90 г. показал, что деструктивные силы - реакционные части духовенства и мафиозно-коррумпированные элементы, связанные с преступным миром, ставили своей целью установление тоталитарного исламского государства. Их орудием стал политический, национальный и религиозный экстремизм. Эти политические силы (религиозные фундаменталисты) - лов. ко использовали лозунги и одежду молодых неопытных политических движений и организаций о демократии, о ценностях цивилизованного общества, используя перестроечную фразеологию. Оппозиционная печать старается обелить духовных вдохновителей той трагедии, обвиняя во всем власть и компартию. На деле же, тогда деструктивные силы стремились использовать демократию толпы, что обернулось гибелью ни в чем не повинных людей. Главным организаторам беспорядков и погромов удалось уйти от возмездия, оказаться за «кадром». Некоторые из них как депутаты Верховного Совета республики, стали прикрываться статусом иммунитета.

Потрясение, испытанное жителями республики в феврале-90 г, вызвало международный резонанс. Люди во всех уголках Советского Союза, за рубежом, удивились, возмутились проявлениям вандализма со стороны политических сил, цинично именуемых себя демократами. Р. Масов назвал февраль-90 г. «позорной страницей нашей истории».

Нестабильная социально-экономическая и общественно-политическая обстановка в республике породила такое негативное явление, как массовая миграция многих квалифицированных специалистов различных отраслей народного хозяйства, ученых, врачей, учителей, работников сферы культуры и искусства. Этот процесс усилился после февральской трагедии. От этого, прежде всего, пострадали крупнейшие промышленные предприятия, строительство. Все это стало причиной неуклонного спада производства, губительно сказалось на состоянии социальной сферы. ■

В марте 1991 г. большинство таджикистанцев, наперекор «Растохез» и другим демократам, исламистам, проголосовали за СССР.

Отмена 6-й статьи Конституции СССР ускорила формирование новых политических партий в Таджикистане. Первой политической партией, провозгласившей себя оппозиционной к компартии республики, стала Демократическая пария Таджикистана. До поры и времени, Исламская партия пользовалась крышей ДПТ и «Растохеза». Теперь ИПВ взяла твердый курс на возможность своей легализации.

Появление президентской власти в лице К. Махкамова - первого секретаря ЦК КПТ усилило противостояние в Верховном Совете республики. Сформировалась группа, заинтересованная в удалении Махкамова с политической арены.

-1754 Провозглашение Декларации независимости Таджикистана 9 сентября 1991 г. и образование суверенной Республики Таджикистан еще более накалило страсти в обществе, усилило надежды и уверенность оппозиционных сил в ее борьбе за политическое господство в обществе. Политическая активизация религиозных организаций, казиата и ИПВ вызвали обеспокоенность общественности республики, многих слоев населения, которых пугал религиозный фанатизм, нетерпимость, политический экстремизм. По данным Независимой социологической службы, в октябре 1991 г. более 40 % опрошенных избирателей хотели бы оставить государственный строй, таким, каким он есть; около одной трети ориентировалась на западные образцы. Сторонников исламской модели государства оказалось всего 5 %'.

Изучение особенностей периода перестройки показывает, что одним из наиболее заметных общественно-политических явлений времени стало полное раскрепощение религии. Нет слов, это прогрессивная примета эпохи, соответствующая духу процесса демократизации общественной жизни. Составной ее частью стало массовое строительство мечетей на всей территории Таджикистана, почти во всех населенных пунктах, даже небольших кишлаках, включая горные, не говоря о районных центрах, городах и столице. В 80-е гг. это богоугодное дело в республике осуществлялось не без помощи органов советской власти. Мечети эти тогда назывались «новыми чайханами», а население знало, что это «молитвенный дом». Мечети оттеснили библиотеки, театры, школы, клубы, а в период нарастания политической конфронтации, особенно начиная с конца 80-х начала 90-х гг., многие из них стали рассадником пропаганды исламского государства и подготовки противоправных антигосударственных выступлений. Тогда началось деление людей на правоверных и неверных. Некоторые партийные и государственные работники, представители интеллигенции стали заигрывать с мусульманским духовенством, приветствовали появление новых молельных домов, оживление старых обрядов, называя это возрождением истинных национальных традиций.

В печати и публичных выступлениях многих представителей интеллигенции республики последнее двадцатилетие почти исчезло выражение тре

1 Материалы по истории Компартии Таджикистана (1991-1996 гг.), с. 96. воги по усилению роли религии в общественно-политической жизни. Все это мало способствовало повышению духовной культуры, нравственности, сокращению преступности. Ведь мужественная актриса Таджикского театра драмы Марьям Исаева еще в феврале 1990 г. по этому поводу била тревогу, потому, что прекрасно «знала, во что это выльется». Это вылилось в то, что люди легко, по каждому поводу стали менять свою идеологию и убеждения. Бывшие ярые атеисты превратились в антикоммунистов, приверженцев ислама. Среди населения стали очень популярны строки поэта - Онхое, ки Се-карав буданд, ба даст тасбех гирифта, Маккарав шуданд» («Те, кто постоянно ходил в ЦК, стали с четками на руках ездить в Мекку»),

Известные московские августовские события (ГКЧП) оказали большое воздействие на политическую обстановку в Таджикистане, усилив резко противостояние исламско-демократических сил против коммунистической власти. После удаления «гекачеписта» Махкамова с поста Президента республики, у объединенной оппозиции появился реальный шанс для захвата власти и легализации исламской партии. «Растохез», «Лаъли Бадахшон», их лидеры и активисты, известные поэты сыграли исключительно важную роль, чтобы создать имидж демократическим силам, в особенности ИПВ, как спасителя нации, единственно способной силой вывести Таджикистан из состояния

Я"всеобщего кризиса на путь созидания и прогресса. Некоторые популярные в 1990-1991 гг. в республике газеты превратились в трибуну исламистов. Тогда наиболее дальновидные граждане, в том числе политики, учёные, предупреждали, что легализация ИПВ и приостановление деятельности КПТ, после надуманного обвинения в причастности к ГКЧП, могут иметь тяжелые последствия. К сожалению, псевдодемократам тогда удалось оболванить, обмануть население, хорошо замаскироваться, выдавая себя за «истинных друзей», «борцов за веру, истину, справедливость». Самое парадоксальное в тех политических интригах заключается в том, что сложился морально-политический союз между «певцами» демократии в Москве и соловьями демократии в Таджикистане и последние грудью встали на защиту своих братьев от произвола коммунистической империи. Посланцы вождя российских демократов - А. Собчак и Е. Велихов оказались не в состоянии разобраться в сложившейся обстановке. Они в основном поддержали оппозицию, желая видеть в ней активное демократическое движение в борьбе с коммунистами. Этим незамедлительно воспользовались приверженцы фундаменталистов. Всё это стало пороховой бочкой для разжигания гражданской войны. В Таджикистане, в ту пору, чуть ли ни стало модой предательство. Президент Э. Рахмон дал точный диагноз этой болезни: «феномен политического хамелеонства», присущий лидерам этих партий и движений. В зависимости от конъюктуры некоторые постоянно меняли свою идеологическую одежду. Появились лица, которые за один-два года проделали путь от членов ЦК КПСС и ЦК Компартии республики до главных выдвиженцев Исламской партии, ее тесных союзников1.

Осенью 1991 г. население центральных и южных районов республики было мобилизовано оппозицией на многодневные митинги-марафоны. И в этот раз, с 21 сентября по 7 октября, руководство оппозиции угрожало парламенту, Президенту Р. Набиеву бессрочной забастовкой, принуждая Парламент и центральную исполнительскую власть выполнить их ультиматумы. Все лозунги и призывы депутатов парламента - лидеров демократического блока оппозиции, «Растохеза», «Лаъли Бадахшон», ДПТ и ИПВ о свободе, демократии, запрете и приостановлении деятельности КПТ, - все это было игрой политических сил, борьбой идеологически противоположенных сторон за власть. Лидеры политических партий не желали поступиться принципами, хотя шло непримиримое противоборство объединенного либерально-демократического и исламского блока с существующим тогда коммунистическим парламентом.

Обстановка противостояния, великое стремление во чтобы то ни стало удалить с политической арены идейных противников, порождали излишнюю эмоциональность и агрессивность митингующей массы.

Исламская партия возрождения, её лидеры и активисты составляли ударную силу демократического блока Таджикистана, имели тесные связи со многими странами исламского мира, пользовались его моральной и финансовой поддержкой. Было очевидным, что в политической жизни республики

1 Рахмон Э. Независимость Таджикистана и возрождение нации. Т. 1, с. 27. сильное влияние обретала исламская ориентация. ИПВ имела отлаженные структуры, разветвленную сеть первичных организаций на местах, своих депутатов в Верховном Совете. Она была тесно связана с новыми предпринимателями, бизнесом. Руководство ИПВ ловко пользовалось слабостью политической власти, наступившим хаосом в её структурах, и при этом имело опору в массах, особенно сельского населения, исповедующего ислам.

Приостановив деятельность КПТ, оппозиция спешно приступила к операции по легализации ИПВ Таджикистана. Этот вопрос стал линией размежевания политических сил в Верховном Совете Таджикистана. Те, кто ратовал за эту партию, приводили доводы, по которым получалось, что она будет способствовать выводу республики из состояния всеобщего кризиса и демократия получит простор (А. Тураджонзода, Т. Абдуджабборов, X. Хо-мидов, Ш. Юсуфов, А. Сохибназаров, А. Хабибов, М. Химматзода, У. Давлат и другие), но была противоположная позиция. Депутаты В. Абдусамадова, Р. Набиев, Э. Курбонов, А. Рахмонова, X. Шарифов, Г. Орипов, Ш. Усмонова, М. Мирзобадалов высказывали диаметрально противоположные аргументы. Они категорически выступили против появления на политической арене республики партии религиозного характера, ведь дело религии - забота о духовности, нравственности народа, а не государственные дела.

Таджикское общество также разделилась на два противоположных лагеря - сторонников и противников исламского государства. Жители республики, исповедующие ислам, считали, что создание в Таджикистане исламской партии является серьезной опасностью и боялись, что исламский режим может отбросить республику на сто или более лет назад. Высказывались мнения, что фундаменталисты (ваххабия) в республике переходят в наступление с тем, чтобы при помощи исламской организации сделать то, что не удалось в 20-х годах XX столетия и создать Таджикскую исламскую республику. Для российских демократов и их посланцев в Таджикистане в октябре 1991 г. оставался «непонятной загадкой» тот факт, что абсолютное большинство населения республики, особенно ее русскоязычная часть, несмотря на все потуги «борцов» изничтожить, или хотя бы ослабить Коммунистический режим, показать его «антигуманизм», на деле продемонстрировало стабильную приверженность советскому строю. Демократы Таджикистана не понимали такое уникальное явление и удивлялись, почему в России русские, россияне стали опорой демократии, а здесь, русские, русскоязычные не влились в ряды таджикской демократии. Митинговые марафоны 1991 г. парализовали, прежде всего, исполнительскую власть. Они мало соответствовали материальному состоянию их многотысячных участников, в основном сельских жителей. Горожане с удивлением наблюдали, как четко, по государственному, участников митинга обеспечивали юртами для чабанов, питьем, питанием, десятки автомашин из разных районов и городов южного и центрального Таджикистана привозили на смену митингующим новые партии людей, женщин, детей. Организаторов митингов абсолютно не беспокоило состояние экономики, неубранный урожай. Руководители хозяйств на местах оказались бессильными воспрепятствовать отъезду работников в столицу, а некоторые из них даже оказывали материальную и финансовую помощь митингующим. В самом Душанбе работники МВД надежно обеспечивали покой и безопасность протестующих. И это не могло не сказаться на нормальной деятельности судебных органов. Это свидетельствовало о наступлении кризиса власти. Деструктивные силы всеми способами, искусственно нагнетая ситуацию, обостряя и без того напряженное противостояние конституционному строю, толкали общество в бездну.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Кобилова, Сулхия Яшиновна, 2007 год

1. Архивные документы:

2. Партийный архив Института политических исследований Коммунистической партии Таджикистана ПА ИПИ КПТ.

3. Ф.З. Центральный Комитет Коммунистической партии Таджикистана

4. Ф. 12. Душанбинский городской Комитет партии Таджикистана

5. Текущий архив Центрального комитета Коммунистической партии Таджикистана

6. Текущий архив Душанбинского горкома Коммунистической партии Таджикистана1.. Справочники, сборники материалов статистических сведений:

7. Народное хозяйство СССР в 1982 г. Статсборник. М.: 1983.

8. Народное хозяйство СССР в 1984 г. Стат. ежегодник. М.: Финансы и статистика, 1985.

9. Народное хозяйство СССР за 70 лет. М.: Финансы и статистика, 1987.

10. Советский Таджикистан за 60 лет. Юбилейный стат. ежегодник. Душанбе: Ирфон, 1984.

11. I. Энциклопедические материалы:

12. Байматов А., Клеандров И.М. Подъем материального благосостояния народа. Таджикская Советская Социалистическая Республика. Энциклопедический однотомник. Душанбе. Таджикская Советская Энциклопедия. 1984, с. 242-244.

13. Бакеркина В.В. Краткий словарь политического языка: Более 2 тыс. терминов и терминологий, сочетаний. -М.: ACT, 2002.

14. Большая историческая энциклопедия. Научно-популярное издание (для школьников и студентов). М.: Олма-Пресс, 2005.

15. Большая Российская Энциклопедия. Россия. Том первый. М.: Российская энциклопедия, 2004.

16. Большая энциклопедия России. М.: Большая Российская Энциклопедия, 2004, с. 399.

17. Краткий политический словарь. М.: 1989.

18. Марсаков К.П. Таджикистан в период развитого социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму. Таджикская Советская Социалистическая Республика. Энциклопедический однотомник, Душанбе, 1984.

19. Николаев Ю.А. Социалистическая индустриализация. Таджикская Советская Социалистическая республика. Энциклопедический однотомник, Душанбе, 1984.

20. Первый толковый большой энциклопедический словарь. М.; Санкт-Петербург, РИПОЛ-НОРИНТ, 2006.

21. Саидмуродов X. Южно-Таджикский территориально-производственный комплекс. Таджикская Советская Социалистическая республика. Энциклопедический однотомник, Душанбе, 1984.

22. Таджикская Советская Социалистическая Республика. -Энциклопедический однотомник, Душанбе, 1984.1.. Литература. Монографии, книги, статьи в сборниках

23. Абдулов К. Сиёсатномаи асри XXI Хучанд, 2003.

24. Абдулов К. Рохи бехбуд. Душанбе.: 1996.

25. Айни С. Таърихи инкилоби Бухоро. Душанбе: Адиб, 1987.

26. Андропов Ю.В. Шестьдесят лет СССР: Докл. на совместном торжественном заседании ЦК КПСС 21 дек.1982. М.: Политиздат, 1982.

27. Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи: 1984.

28. Вузовская молодежь: мировоззренческие и ценностные ориентации. Сб. социалистических исследований (1989-1990 гг.) Душанбе: 1990.

29. Гафуров Б.Г. Таджики, кн.И Душанбе: Ирфон, 1989.

30. Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. М.: Политиздат, 1985.

31. Гражданское политическое движение в Таджикистане (1989 март 1990)-Душанбе: 1990.

32. Губарев B.C. Президент России или уолтергейт по-русски. М.:МНО «форум ученых и специалистов за советско-американский диалог». 1991.

33. XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза. (28 июнь-1 июля 1988 г.) Стенографический отчет в двух то-мах-М.: Политиздат, 1988.

34. Деятельность Коммунистических партий республик Средней Азии и Казахстана в современных условиях. Ташкент: 1984.

35. Долгов В.Г. и др. Выбор нового курса. М.: Мысль, 1991.

36. Достиев А. Мавкеъ. Душанбе: Шарки озод, 1999.

37. Достиев А. Точикистон-шикастанхо ва бастанхо. Душанбе: Ирфон, 2003.

38. Достиев А. Истиклолияти Точикистон ва сабакхои таърихии он. -Душанбе: Матбуот, 2005.

39. Девидов М. Города без кризисов. М.: «Прогресс», 1978.

40. Ельцин Б. Исповедь на заданную тему. Vilnius, Balticon, 1990.-18238. Ельцин Б. Записки президента. Размышления, воспоминания, впечатления. М.: 2006.

41. Зикриёев Ф. Таърихи сиесии халки точик/Дастури тълими-методи барои донишчуён. Душанбе: Маориф, 1999.

42. Зюганов Г. Идти вперед. М.; Молодая гвардия, 2007.

43. Искандаров Б.И. Из истории проникновения капиталистических отношений в экономику дореволюционного Таджикистана (вторая половина XIX в.) Душанбе: Дониш, 1976.

44. История внешней политики СССР (1917-1980). В двух томах, Том I (1917-1945); Том II (1945-1980). Изд-е IV-e перераб. и доп./Под ред. Громыко А.А. и др.-М.: Наука, 1980, 1981.

45. История Горно-Бадахшанской Автономной области. Т.4. Новейшая история. Душанбе: 2005.

46. История государственного управления России./Учебник. М.: РАГС, 2002.

47. История Таджикской ССР./Учебное пособие для вузов республики. 2-е изд., перераб. и доп. Душанбе: Маориф, 1983.

48. Каландаров И.К. Шоди Шабдолов лидер коммунистов Таджикистана -Душанбе: 1993.

49. Каримов Б. Курбонии дузахма. Душанбе: Ориёно, 1992.

50. Каримов О. История горнорудной и добывающей промышленности Таджикистана. Худжанд: 2003.

51. Кенчаев С. Табаддулоти Точикистон/Иборат аз се китоб. Китоби аввал. -Тошканд, 1993-1995.

52. Кобилова С.Я. Февральские события 1990 г. в Таджикистане. Худжанд: Ношир, 2007

53. Кобилова С.Я. Мифы о «застое» и «всеобщей нищите». Худжанд: Ношир, 2007

54. Кобилова С.Я. О Беловежском соглашении \\ Учёные записки Худжанд-ского государственного университета. Серия: Общественные науки, 2007.-№1 (14).

55. Компартия Таджикистана в условиях развитого социалистического общества. Душанбе: 1974.

56. Конституция (Основной Закон) СССР. М.: Политиздат, 1978.- 18356. Конституция (Основной Закон) Таджикской Советской Социалистической Республики. Душанбе: Ирфон, 1979.

57. Коран./Перевод ак. Крачковского И.Ю. М.: Раритет, 1990.

58. КПСС. Съезд (27, 1986, Москва) XXVII Съезд КПСС, 25 февраль. 6 марта 1986 г. Стен, отчет. (В 3 т.). Т.2. - М.: Политиздат, 1986.

59. Краткая история СССР: от Великой Октябрьской революции до наших дней./В Н-х частях. Ч.П-я. Изд. IV-t исп. и доп. М.: Наука, 1983.

60. Кучмаев Б. Отверженный, с божьей отметиной. Тайное и явное в жизни Михаила Горбачева. Изд. 2-е, доп. Ставрополь: 1992.

61. Ленин В.И. Три источника и три составных части марксизма./ ПСС. Т. 23.

62. Ленин В.И. Статистика и социология./ПСС. Т.ЗО.

63. Ленин В.И. О характере наших газет/ПСС. Т.37.

64. Ленин В.И. IX. Всероссийский съезд Советов 23-28 декабря 1921 г. /ПСС.Т.44.

65. Ленин В.И. Лучшее меньше, да лучше. /ПСС.Т.45.

66. Ленин В.И. О нашей революции./ПСС.Т.45.

67. Ленин В.И. XI съезд РКП(б) 27 марта-2апреля 1922 Г./ПСС.Т.45.

68. Ленин В.И. Речь на пленуме Московского Совета 20 ноября 1922/ПСС.Т.45.

69. Лигачев Е.К. Предостережение Газета Правда, 1999.

70. Лукьянов А. Переворот мнимый и настоящий (ответы на вопросы, пришедшие в «Матросскую тишину»). М.: Манускрипт, 1993.

71. Маркс К. Критика Готской программы: К.Маркс и Ф.Энгельс/ Избранные произведения. В. 3-х томах. Т.З.-М.: Политиздат, 1985.

72. Маркс К., Энгельс Фридрих. Манифест Коммунистической партии/Избранные произведения. Т.1.-М.:Политиздат, 1985.

73. Маркс К. Капитал. Глава двадцать четвертая. Так называемое первоначальное накопление. Маркс Карл, Энгельс Фридрих./Избранные произ-ведения.Т.2. М.: Политиздат, 1985.

74. Масов Р. Актуальные проблемы историографии и истории Таджикского народа. Душанбе: 2005.

75. Мататов М. Революция снизу (1917 г.) и контрреволюция сверху (19911993 гг.). Кемеровский полиграфкомбинат, 1997.

76. Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. -М.; Политиздат. 1986.

77. Материалы первого конгресса народов СССР. 20 сентября 1993 года -М.: МХАТ им. A.M. Горького, 1993.

78. Материалы по истории Компартии-Таджикистана (1991-1996 гг.). Сборник статей. Душанбе: 1996.

79. Материалы семинарских занятий./Общеинститутский семинар «Методологические проблемы теории и истории социализма»./Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. М.:1990.

80. Мирхаликов Т. Хиёнат ва эътикод. Хучанд: Хуросон, 1998.

81. Набиев А. Прости нас, Господи. Душанбе: Сурушан, 2003.

82. Набиев Р.Н. Советский Таджикистан. М.: Политиздат, 1982.

83. Назриев Д. Сатторов И. Республика Таджикистан: история независимости. Год 1991-й Т. 1 Душанбе; 2002.

84. На пути к развитому социализму Ташкент; 1976.

85. Насриддинов X. Таркиш. Душанбе: Афсона, 1995.

86. Они были первыми. Коллектив Института политических исследований. КПТ.-Душанбе: 1999.

87. Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана. Том 2.(1938-1983 гг.) 3-е изд. Доп. И перераб.-Душанбе: Ирфон, 1984.

88. Очерки по истории Советского Бадахшана./Изд. 2-е, исп. И доп. Душанбе: Дониш, 1985.

89. Очерк теории социализма/ М.: Политиздат, 1989.

90. Панкратов Н. Разрушители Советского Союза перед судом истории. -М.: Информпечать ИТРК, 2000.

91. Петрусенко В.В. Белый дом и ЦРУ. М.: Мысль, 1985.

92. Печенев В. Горбачев к вершинам власти. (Из теоретико-мемуарных размышлений). -М.: Господин Народ: феномен человека, 1991.

93. Пионеры секретного оружия. Чкаловск; 1995.

94. Пленуми гайринавбатии XVII КМ Партияи Коммунистии Точикистон 15-16 феврали соли 1990. (Хисоботи стенографи). Душанбе: Ирфон, 1990.

95. Политические партии Республики Таджикистан. Душанбе: 2005.

96. Поступь независимости на земле Согдийской области/Глав. ред. Хайдаров Г.Х. Худжанд, 2001.

97. Развитие горных регионов: проблемы и перспективы. Материалы семинара Душанбе: Ирфон, 2006.

98. Рахматуллоев А., Мухтаров С. Очеркхои таърихи Точикистони Совета. -Душанбе: Маориф, 1989.

99. Рахмонов Э. Опираясь на волю народа. Обращение в связи с годовщиной принятия РТ в члены ООН (март 1993)/Независимость Таджикистана и возрождение нации. Том I. Душанбе: Ирфон, 2006.

100. Рахмонов Э. Наша главная цель интересы народа 1993 ./Независимость Таджикистана и возрождение нации. Том I. - Душанбе: Ирфон, 2006.

101. Рахмонов Э. Душанбе-город дружбы и братства (14 февраля 1977 г.). /Независимость Таджикистана и возрождение нации. Т.П. Душанбе: Ирфон, 2006.

102. Рахмонов Э. Таджикистан: надежды и опасения (1998). /Независимость Таджикистана и возрождение нации. Т.П.Душанбе: Ирфон, 2006.

103. Рахмонов Э. Таджики в зеркале истории.(1996.г)./Независимость Таджикистана и возрождение нации. Т.Н. Душанбе: Ирфон, 2006.

104. Родина Советская, 1917-1980: Ист. очерк. / 4-е изд., доп. М.: Политиздат, 1981.

105. Собчак Анатолий. Хождение во власти. М.: Новости, 1991.

106. Советское общество сегодня: Вопросы и ответы./Сост.: С.В. Колесников, Г.П. Н-Ли. М.: Политиздат, 1987.

107. Советский Союз. Политико-экономический справочник. М.: 1975.

108. СССР. 100 вопросов и ответов. М.: Новости, 1984.

109. Сохибназаров А. Субхи ситоракуш. Душанбе. 1995.

110. Султонов Ш. Тачдиди кишвари кухан. Душанбе: Ирфон, 1981.

111. Султонов Ш. Очерки сиёсатшиноси. -Хучанд:2003.

112. Таджикистан в огне. Сборник статьей. Душанбе: 1992.

113. Тружков В. Реставрация капитализма. (Начальная стадия). -М.:2003.

114. Усмон И. Соли Набиев. Душанбе: 1995.

115. Усмонов И. Таърихи сиёсии Точикистони сохибистиклол. Хучанд: Нури маърифат, 2003.

116. Усмонов И.К. Миростроительство в Таджикистане. Душанбе: Деваш-тич, 2006.

117. Устав и программа Коммунистической партии Таджикистана. Душанбе: 1992.

118. Фузайлов А., Исоматдинов Ч. Таърихи навини Точикистон. Хучанд, 2005.

119. Хайдаров Г.Х., Иномов М. Таджикистан: трагедия и боль народа. -Санкт-Петербург; 1993.

120. Хайдаров Г.Х. История таджикского народа. (Колониальный периода/Пособие для студентов. Ч. I. Худжанд, 1996.

121. Хайдаров Г.Х. История таджикского народа: XX век. Худжанд; 2001.

122. Хайдаров Г.Х. Алма-матер. (Мои воспоминания). Худжанд; Нури маърифат, 2002.

123. Хайдаров Г.Х. Былое и думы. (Из воспоминаний). Худжанд: Нури маърифат, 2004.

124. Хизбхо ва чунбиши чамъиятию сиёси дар Точикистон (1989-март 1990). -Душанбе: 1990.

125. Холджураев X, Джалнлов А., Алимов Б. На путях перехода к многопартийности. Худжанд: 2005.

126. Хочиев Мирзобек. Эътикоди тагйирнопазир. Душанбе: 2003.

127. Хроника важнейших событий по истории Компартии Таджикистана. /Центр политических исследований ЦК Компартии Таджикистана. -Душанбе: 1984.

128. Шарипов С.И. Таджикистан: Демократизация политических отношений. -Душанбе: 1999.

129. Шарифов. И. Табдили муносибатхои идеологи дар Точикистон. Душанбе: Дониш, 1986.

130. Шевякин А.П. Загадка гибели СССР. (История заговоров и предательств. 1945-1991).-М.: Вече, 2005.

131. Шенин О. Коммунист. В кн. Каландарова И. Шоди Шабдолов - лидер Коммунистов Таджикистана.

132. Шенин О.С. Единая судьба народов СССР. /Первый конгресс народов СССР 20 марта 1993 г. М.: МХАТ им. A.M. Горького, 1993 г.

133. Энгельс Ф./Карл Маркс. К критике политической экономии». /К. Маркс, Ф. Энгельс. Избранные произведения. В 3-х т. T.I М.: Политиздат,

134. Энгельс Фридрих. Введение к «Классовой борьбе во Франции с 1848 по 1850 г.» К. Маркса/К.Маркс, Ф.Энгельс. Избранные произведения. В 3-х т. T.I. М.: Политиздат, 1985.

135. Энгельс Ф. Предисловие к польскому изданию 1892 года./К. Маркс. Ф. Энгельс. Избранные произведения. В 3-х т. T.I. М.: Политиздат, 1985.

136. Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке./К.Маркс Ф.Энгельс. Избранные произведения. В 3-х т. Т.З. М.: Политиздат, 1985.

137. Энгельс Ф. Речь на могиле Маркса./К. Маркс, Ф.Энгельс. Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3. М.: Политиздат, 1985.

138. Юсупов X. Город нашей юности. Чкаловск: 2001.

139. Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. М.: Правда, 1985.1985.

140. Ленинабадская правда Народная газета.

141. Нидои ранчбар (Голос Таджикистана).163.Паёми Душанбе.164.Парастор.154. Труд б) Таджикские газеты1 бб.Растохез.167.Садои мардум.168.Сухан.169.Точикистони Совета.170.Точикистони Шурави.

142. Хакикати Ленинобод. 172.Чавонони Точикистон. 173.Чумхурият. 174.Чунбиш. 175.Шоми Душанбе. 176.Эътикод.в) газетные статьи (выборочно)

143. Азимов А. Темные мысли//Вечерний Душанбе, 27 июня 1990.

144. Амонов Р., Шукуров М., Юсуфов Р., Акбарзода Р. Китоби пур даъво.//Чунбиш, октябри 1997.

145. Андреева Н.А. Не могу поступаться принципами//Советская Россия, 13 марта 1988.

146. Камол Рустам. Кому в Таджикистане жить хорошо?//Вароруд, 7 июня

147. Каратыгина Т. Нынешнее поколение выбирает пепси?!// Народная газета, 25 сентября 1993.

148. К обновленному Союзу. Говорят участники Всесоюзного семинара: Актуальные проблемы национальной политики КПСС, состоявшегося в январе 1991 г. в г. Киеве.//Коммунист Таджикистана, 13 февраля 1991.

149. Козлова Н. Крик утки//Рабочая трибуна, 20 ноября 1990.

150. Курбониен Камол. Рахпаймоён кучо мераванд? Демократияро меому-зем.//Чавонони Точикистон, 2 феврали 1990.

151. Кургинян С.Е. и др. Таджикский узел. Анализ острой ситуации. Рекомендация властям.//Советская Россия, 29 июня 1993.

152. Ленский И. Двойка по философии //Правда, июля 1992.

153. Литов В. Акт предательства и позора // Правда, 8-11 декабря 2006.

154. Махкамов К. По ночам я сплю спокойно \\ Asia-Plus, 25 апреля 2007.189. «Мы позволили!» (Из выступления Б. Клинтона на секретном совещании начальников штабов 24.10.95 г.)//Русская газета, № 29,1997.2006.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 270983