Маргинальность как социальный феномен современного города тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 09.00.11, кандидат философских наук Лапова, Ирина Юрьевна

  • Лапова, Ирина Юрьевна
  • кандидат философских науккандидат философских наук
  • 2009, НовосибирскНовосибирск
  • Специальность ВАК РФ09.00.11
  • Количество страниц 203
Лапова, Ирина Юрьевна. Маргинальность как социальный феномен современного города: дис. кандидат философских наук: 09.00.11 - Социальная философия. Новосибирск. 2009. 203 с.

Оглавление диссертации кандидат философских наук Лапова, Ирина Юрьевна

Введение.

Глава 1: Формирование городской культуры современного человека

1.1: Основные тенденции эволюции городской культуры.

1.2: Формирование социальных признаков городского человека.

1.3: Урбания как специфическая социальная общность современного города.

Глава 2: Маргинализация как атрибут самоопределения современного человека в условиях урбании.

2.1: Эволюция понятия маргинальное™.

2.2: Пути самоопределения человека в традиционной и современной городской культурах.

2.3: Диалектика устойчивости и маргинальности в личностных выборах современного человека.

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Маргинальность как социальный феномен современного города»

Актуальность темы исследования. Радикальные преобразования социокультурного пространства, которые характерны для Новейшего времени, предъявляют новые, резко возросшие требования к исследованию социальной действительности. В связи с многообразными качественными и беспрецедентно скорыми изменениями в мире в целом, границы и формы социокультурной среды не всегда четко обозначены. Город, представляющий собой наиболее сложную и многообразную среду обитания человек, на протяжении всей истории человечества играл одну из важнейших ролей, формируя определенный тип «городского человека». Однако с конца XIX в. под влиянием существенных социально-экономических, культурных изменений город становится основой нового этапа процесса урбанизации, в рамках которого вместе с ростом городского населения, повышением значимости городов, формируется новый тип расселения, а также в значительной степени — новые отношения, образ жизни и культура людей. К характерным чертам качественно изменяющегося городского мира можно Л отнести субъектную персонализацию, рост атомарности общества, возникновение новых форм социальных отношений, смену парадигм -общественных и политических, исчезновение единого ценностно-смыслового поля, плюралистичность искусственной среды обитания человека. В последние десятилетия новые форма и качество города как социокультурного пространства доминирующей массы человечества становятся одной из основных причин растущего кризиса самоопределения личности - и, как следствие, - маргинализации человека.

В данных обстоятельствах как феномен города, так и явление маргинальное™ можно отнести к числу категорий, нуждающихся в переосмыслении и уточнении. Вступление процесса урбанизации в постиндустриальный этап ставит вопрос о природе и сущности городских процессов, как условий социальной реальности современного человека.

На сегодняшний день не существует единой концепции явления маргинальное™, нет целостной и универсальной объяснительной модели. Сам термин обозначает промежуточность, пограничность положения человека между двумя и более социокультурными мирами. Однако история понятия показывает, что принципиальным в интерпретации маргинальное™ оказывается цивилизационный аспект, исторически заданный контекст. Так, в более сложном и дифференцированном современном городском пространстве человек оказывается перед многочисленным рядом вызовов (повышенная степень социальной, культурной, экономической мобильности, унификация традиционных форм общественных и семейных отношений и т.д.), что поднимает' проблему укорененности личности в социокультурной среде на качественно иной уровень. В эпоху всеобщей переходности деконструируются как ценностно-смысловая картина мира, так и исторически сложившиеся универсальные категории (Бог, смысл, истина). Мировоззрение становится временным, ситуативным, множится индивидуальными представлениями. В современном западном городе формируется качественно новая реальность - неустойчивости как новый социальный феномен. Все это актуализирует проблему самоопределения личности и ее включенности в социум. Логично предположить, что понятие маргинальное™ в данных условиях приобретает свое определенное качественно новое содержание, отличное от традиционных интерпретаций. Сегодня очевидно существование многочисленных дисциплинарных интерпретаций, фиксирующих отдельные моменты сложной и многоуровневой природы маргинальное™, либо использующих классические коннотации маргинальное™ при постановке проблем современности. Однако, несмотря на то, что появление данного феномена исторически непосредственно связано с городом как более сложной, крупной формой организации человеческой жизни, исследования, рассматривающие непосредственно взаимосвязь проблемы маргинальное™ в контексте трансформирующейся природы города, отсутствуют.

В таких условиях несомненно важным для социальной философии • становится качественное переосмысление состояния духовного и культурного наследия, а также понимание современной ситуации человеческого гбытия.

Степень разработанности* проблемы. Проведенный анализ научной литературы по вопросам исследования феноменов города и маргинальности показывает, что, несмотря на их принципиальное различие, оба указанных объекта начинают рассматриваться рядом гуманитарных дисциплин в начале XX в. в тесной взаимосвязи. Наиболее характерны в этом отношении тексты Г. Зиммеля с его теорией появления фигуры «чужака» в больших городах, а также Э. Дюркгейма, использующего понятие «аномии» для определения реакции человека на трансформацию ценностно-нормативной основы в изменяющемся социокультурном пространстве города. Эти идеи легли в основу теории маргинальности урбаниста-социолога Р.Э. Парка, впервые употребившего термин «маргинальный человек» в своей статье «Человеческая миграция и маргинальный человек» в Д928 г. в отношении к. неадаптированному мигранту, личности, находящейся* на рубеже двух г культурных миров. Условиями, вызывающими феномен маргинальности, Парк считал движение и миграцию народов, развитие международной торговли, глобализирующегося рынка, но особенно - возникновение городов-метрополисов. Концепция Парка была впоследствии развита, переработана в рамках сложившейся' чикагской школы городской социологии в работах В. Смита, Э. Стоунквиста, М. Голдберга, А. Антоновски, Э.ч-Хьюза, Т. Мак-Кормика, А. Керкхоффа и др. и впоследствии классифицирована как культурологическая. В рамках этой же школы создается классическая-работа по урбанистике JI. Вирта - «Урбанизм как образ жизни», где автор разводит понятия культуры традиционного общества и культуры, современных городов как качественно новой формы социальной -действительности, используя, однако, экологический подход к пониманию природы общества. В'^ целом в рамках указанной парадигмы феномен маргинальности рассматривается' как двойственность самосознания - не обходимый этап перехода от локального . тождества провинциального иностранца-мигранта к тождеству включенного в американскую культурную среду. Во многом, идея ассимиляции рассматривалась через западноцентристскую ориентацию на воспроизведение фундаментальных ценностей доминирующего общества.

В. 60-70 е гг. XX в. на смену модернистской идее референтных доминирующих культурных образцов приходит идея культурного плюрализма, согласно которой приоритетной становится поддержка культурных ценностей этнических меньшинств. Труды чикагской школы подвергаются критике (X. Дикки-Кларк, Д. Головенски), и в то же время возникают попытки внести собственные корректировки и новое представление о маргинальное™. Значимой, на наш взгляд, здесь оказывается концепция социального психолога Т. Шибутани, представленная- в1 работе 1969'г. «Социальная психология», где маргинальный статус рассматривается как позиция, в которой воплотились противоречия структуры общества в, изменяющихся условиях. Однако конкретно городской вопрос здесь уже не является определяющим. Центральным моментом* в понимании-маргинальное™ исследователем является акцент на общие условия; в.которых оказывается человек.

В 60-е гг. классическая модель маргинала-личности на «рубеже-культур» дополняется в европейской литературе социологической моделью маргинала-индивида «на'обочине» общества (у М. Винтера, Н. Дикина, А Каммаротта, С. Пассильи, Б. Пэрека, Д. Смита, Б. Хэппла и др.). Волновавшие исследователей личности на «рубеже культур» проблема амбивалентности-существования, личностной мотивации, выбора статуса сменяются' пониманием маргинальное™ как потери статуса вследствие неинтегрированности индивидов в общественные структуры. Маргинальность > рассматривается как результат процесса, в котором-отдельные личности или группы отстраняются от участия- в различных институтах, все1 больше вытесняются на край основного течения жизни общества и теряют возможность участвовать в ней. В результате достаточно четко выделились совершенно различные ракурсы понимания маргинальности и связанных с этим комплексов причинно-следственных процессов. Их можно обозначить ключевыми словами: "промежуточность", "окраинность", "пограничность", по-разному определяющих основные акценты в изучении маргинальности.

Любопытным в рамках европейской школы является французский подход, представленный работами Ж. Батая, А. Фаржа, М. Фуко, где маргинальность понимается как романтический протест против традиционных ценностей и норм общества, как продукт классовой борьбы.

На исходе XX в. усиливается положительная коннотация i маргинальности. Именно с момента описания данного феномена в феноменологическом аспекте, не привязанном к оценочным коннотациям, вводится социально-философский исследовательский подход. В концепциях Р. Барта, Ж. Делеза, Ф. Гуаттари выделяется ряд общих черт, присущих сложной и многоплановой мировоззренческой парадигме постмодернизма и постструктурализма: фрагментация, - децентрация, понятия' «ризома», «инаковости» и др.

Активное осмысление маргинальности отечественными исследователями началось с конца 1980-х гг., когда возникла острая необходимость понимания» изменений социальной реальности и кризисных явлений советского и постсоветского времени. Маргинальность зачастую освещалась под призмой проблемных «деклассированных» элементов, «люмпенов» (работы Е. Старикова, Г. Данишевской, А. Галкина). Однако ясно обозначенной философской рефлексии маргинальности, тем не менее, выделить нельзя. Более объемные и менее оценочно окрашенные интерпретации, где маргинальность понимается как особая социальная форма, которая не может быть «фиксированным» качеством той или иной социальной группы, нашли свое отражение в исследованиях В.А. Шапинского, А.И. Атояна, В.В. Радаева, Ю.М. Плюснина, Е.Б. Рашковского, B.JI. Каганского и др. Можно выделить ряд исследований данного феномена в рамках понятийного аппарата философии (А.В. Федосеенков, И.В. Зайцев, С.П. Гурин, С. П. Баньковская, В.

JI. Каганский, Е.И. Ефремова, Т.В. Вергун); призывающих к выработке междисциплинарного подхода к феномену маргинальность (С.Б. Кагермазова, А.И. Атоян, И.В. Митина, И.П. Попова); использующих цивилизационный подход к пониманию маргинальное™ как качественно новому типу трансформирующейся социальности (В.Г. Николаев, Н.О. Навджавонов, С.П. Баньковская, И.П. Попова). Отдельным блоком стоит выделить работы структуралистского направления.

Систематизируя вышесказанное, можно сказать, что в современном научном дискурсе понятие маргинальное™ зачастую употребляется в, большинстве дисциплин для анализа специфических, противопоставляемых общепринятому представлению о норме явлений, часто с позиции аксиологического подхода. За абсолютный- эталон принимается нечто, обусловленное конкретными социально-историческими и психологическими причинами, интересами власти и национальными традициями. Для понимания же современной природы маргинальное™ большое значение' имеет анализ эволюции теоретических представлений о ней во взаимосвязи с социокультурным цивилизационным контекстом. В данной работе мы не говорим о городе в общем, но рассматриваем его как идеально-типическую^ модель западного образца. Под западным образцом нами понимается городская1 форма, прошедшая индустриальную и вступившая в постиндустриальную-стадии развития. В< этом смысле проблема человеческой маргинальное™, рассматриваемая в теоретическом (т.е. универсалистском) контексте и ориентированная на формулирование необходимых и общезначимых выводов, не может быть оторвана от культурологического контекста. Таким образом, становится оправданным известный «европоцентризм» истолкования! проблемы маргинальное™ и городской среды в целом:

Возникает объективное противоречие между острой потребностью осмысления города как условия современного человеческого бытия и маргинальное™ как атрибута самоопределения человека в новой социальной реальности и отсутствием ясного понимания характера взаимосвязи феноменов города и маргинальное™. Это общее противоречие находит выражение в ряде частных противоречий, среди которых наиболее существенны следующие: между необходимостью научного описания условий социокультурного потенциала самоопределения< человека, его включенности в' социум в изменяющемся социокультурном пространстве и недостаточной разработанностью категориального аппарата для учета указанных изменений. между новым качеством маргинальное™ в условиях современного города и ограниченностью возможностей существующих отдельных дисциплинарных подходов ;к исследованию маргинальное™, ориентированный на классические интерпретации данного феномена.

Вследствие указанных противоречий нами сформулирована проблема, которую можно* представить в следующем виде: в рамках современной городской, культуры маргинальность становится базовым атрибутом самоопределения; меняя при- этом признак структурной периферийности на утрату укорененности человека в социальном бытии современного города в силу отсутствия морального стержня, иерархической системы.ценностей:.

Цель исследования. Анализ феномена маргинальное™ как атрибута* социального и личностного- бытия, обусловленного необходимостью * самоопределения в современной городской культуре (социально-философскит аспект). Для достижения этой цели ставятся следующие задачи:

1". Проанализировать становление современного* города как процесс формирования специфического социокультурного пространства.

2. Выявить содержание и динамику теоретических представлений о городе в индустриальном и постиндустриальном обществах.

3. Описать особенности самоопределения человека в традиционной* городской . культуре и культуре города индустриального- и постиндустриального типа.

4. ' Показать .социокультурное пространство современного-города^ как условие формирования идентичности современного человека.

5. Проанализировать влияние маргинализации на процесс самоопределения.

Объект исследования - современный город как социальное пространство взаимодействующих индивидов.

Предмет исследования' — феномен маргинальное™ как специфический способ бытия человека в современном западном городе.

Теоретико-методологические основания работы. Поскольку проблема комплексная, она требует анализа с различных научных позиций, а, следовательно, междисциплинарного изучения. Основным и интегрирующим выступает социально-философский подход, ориентированный на выявление теоретических и аксиологических оснований социологических концепций. Также благодаря социально-философскому анализу удалось квалифицировать маргинальность как атрибут социального и личностного бытия, проявляющийся в условиях современного города, а также предполагающий» свои временные и пространственные характеристики. Предметом его приложения' были концепции городской среды, социальной общности № социальной группы, представленные в работах М. Вебера, Тенниса, 3. Баумана. Социально-философский подход позволил ввести в инструментарий! исследования категории «общность», «общество», «социализация» и отграничить их философское содержание от социологических интерпретаций.

Значимым средством исследования являлся также философско-антропологический подход. С его помощью пространство социального взаимодействия было интерпретировано как пространство человеческого выбора и существования множества индивидов, принципиально не интегрируемых в коллективное целое. Посредством этого подхода в диссертационном исследовании были применены> категории «идентичность», «индивидуализация», «ситуативный выбор». Применение философско-антропологического подхода позволило представить категорию маргинальное™ как философскую • и выявить возможности ее корректного применения в социальном исследовании.

Поставленные задачи требовали применения метода рациональной реконструкции применительно к исследованию философской и социологической литературы по проблемам маргинальное™ и урбанистики. Этот подход позволил установить специфику предметной и, концептуальной интерпретации терминов, примененных известными исследователями-гуманитариями, установить как их эвристическую ценность, так и их познавательную ограниченность для задач данного диссертационного исследования.

Вспомогательным исследовательским подходом выступил социокультурный подход, ориентированный на изучение реальных социальных процессов, проходивших в условиях конкретного западного культурного локуса.

В работе были применены и классические концептуальные модели. В частности, была применена методологическая концепция «идеальных типов»-М. Вебера и Ф. Тенниса, позволившая обосновать представление о городе и маргинальное™ как теоретических конструктах, а'не только как эмпирическое обобщение. Описание эволюции городской среды было соотнесено с' подходом Д. Бэла (и зависимых от него конструкций Э. Тоффлера, М.„ Кастельса) к периодизации развития общества. В диссертации было, использовано его разграничение индустриального и постиндустриальный-этапы развития общества. Согласно данному подходу, мы выделяем ряд основных временных фаз с учетом их социально-экономической и культурной специфики, в рамках которых становится возможной поэтапная < систематизация городской культуры.

Значимым исследовательским средством была концепция постиндустриального общества. Ее идеи позволили увидеть в- городском маргинале не рудимент традиционного общества в ситуации дезадаптации, а релевантный для ситуации-. современного; города продукт социального взаимодействия:

Теоретическими источниками работы послужили труды по изучению природы городских процессов Г. Зиммеля, JL Вирта, Р. Парка, Э? Сойи; работы современных авторов, исследующих феномен* маргинальности с феноменологических (исследования А. Атояна), а также структурно-функциональных позиций (труды С. Баньковской, 3. Баумана, Р. Сеннета). Эмпирическую базу составляет обзор работ по истории культуры, социологии, психологии, урбанистики, статистические данные по процессу урбанизации, а также результаты различных социологических исследований.

Научная новизна исследования заключается в анализе феномена маргинальности как, атрибута личностного бытия, формирующегося; в процессе самоопределения человека в условиях современного города, и конкретизируется в основных положениях, содержащих элементы научной новизны:

1. В работе впервые в отечественной литературе вводится понятие урбании для описания специфической социальной общности современного города, характерными чертами которой* являются персонифицированные краткосрочные взаимоотношения между людьми, основанные на стремлении' к самоопределению в плюралистичном фрагментарном городском пространстве.

2. Обоснован тезис о том, что именно урбания как новая1 форма социальности, пришедшая на смену традиционно сложившимся образцам' социальных отношений, делает маргинальность как невозможность в настоящий момент укорененности в среде атрибутом бытия современного» западного человека.

3. Показано, что проблема идентичности человека в современном городе раскрывается! как проблема замены традиционных путей самоопределения темпоральными, поливариантными, плюралистическими: в частности, усиливается1 степень его индивидуализации, мобильности, специализации труда, ценностно-нормативно личностный набор обретает сменный характер, сопровождающийся отсутствием единого целостного постоянного мировоззренческого каркаса.

4. Маргинальная личность представлена как идеальный тип, являющийся- основой подхода к самоопределению человека в постиндустриальном городе.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Введенное в работе новое понятие «урбания» позволяет обозначить качественно новый тип социальной общности, формируемый в условиях смены в социокультурном пространстве современного города традиционных общественных форм отношений на персонифицированные краткосрочные взаимоотношения между людьми, основанные на стремлении к самоидентификации, в многообразном и фрагментарном городском пространстве.

2. В' современных исследованиях маргинальности культурологический-подход с его акцентом на значение межкультурных различий, а также социологический* с его> вниманием к локализации- маргинальных явлений в определенных группах и субкультурах — не позволяют с должной полнотой описать данный феномен на этапе постиндустриального города.

3. В современном западном городском про основным источником маргинальности становится природа современного города с его разнообразием культурных паттернов, ослабленностью традиционных социальных институтов, разрушейием регламентаций и предельным обострением проблемы идентификации человека.

4. Маргинальность можно охарактеризовать, как специфически нестабильную и ограниченную во временных и- пространственных рамках ' локализацию в социальной среде, своих координат существования"' и субъективное переживание этого процесса как отсутствие целостности, комфорта культурного окружения. Это состояние маргинальности становится преобладающим в современном городе.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что выполненное теоретическое обобщение,- позволяющее раскрыть природу i современной маргинальное™ городского человека, а также рассмотреть сущностные характеристики теоретических представлений как о самой маргинальное™, так и о феномене города в их эволюции, является решением проблемы, возникшей на стыке социальной философии, социологии и А урбанистики, как разработке нового видения феномена маргинальное™ с учетом специфики современного городского контекста.

В работе уточняются понятия «городского» и «традиционного» как идеально-типических форм общественной организации, что позволяет рассматривать городской аспект не только в историческом, но и в феноменологическом аспектах. Также уточнена содержательная характеристика сущности маргинальное™ как атрибута социального и t личностного бытия в современном городе, которая углубляет имеющиеся научные знания о маргинальное™ как феномене, возникающем, прежде всего, в городе.

Охарактеризовано развитие теоретических образов города и городских « процессов в традиционном, индустриальном и постиндустриальном обществах (западного образца); введена категория «урбании» для определения качественно новой формы социальности в городе; дана содержательная характеристика теоретических представлений о феномене маргинальное™; предложена идея маргинализации как процесса самоопределения человека в современном городе.

Результаты исследования открывают дополнительные возможности для, ? дальнейших теоретико-практических исследований фундаментального и прикладного характера в области социальной ' философии, социологии, урбанистики и смежных с ними наук.

Практическая значимость работы. Материалы диссертации могут быть использованы для критического осмысления новых форм социального бытия и положения человека в современной социальной реальности как в рамках I преподавания гуманитарных дисциплин (социальной философии, социологии, урбанистики, городской социологии, психологии, политологии), так и для практического применения социальными работниками, практикующими психологами, политологами.

Апробация работы. Результаты работы докладывались и обсуждались на нескольких региональных, всероссийских и международных конференциях. Отдельные результаты исследования использовались при чтении курса лекций по дисциплинам «Человек в городской культуре» и «Социальные проблемы городской среды» на кафедре философии Новосибирского государственного университета экономики и управления. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии Новосибирского государственного университета экономики и управления.

Публикации. Основные положения диссертационного исследования отражены в количестве семи работ, в том числе 6 работ в сборниках трудов конференций и 1 статья в издании, рекомендованном в ВАК.

Структура диссертации была определена целью и основными задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников из 194 наименований и приложений. Основное содержание диссертации изложено на 193 страницах основного текста, включая список литературы.

Похожие диссертационные работы по специальности «Социальная философия», 09.00.11 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Социальная философия», Лапова, Ирина Юрьевна

170 Заключение

В заключительной части нам бы хотелось обозначить основные выводы проделанной работы. Отметив необходимость исследования города как культурной константы, существующей объективно в качестве идеи, формы, образа и содержания, и развивающейся в контексте мировой истории человечества, автор посвятил первую главу подробному изучению феномена города и ситуации городского человека

В ходе исследования автором были рассмотрены, особенности урбогенеза во взаимосвязи с анализом эволюции существующих научных школ урбанистики. Так, проделав длинный •• путь от становления примитивных традиционных форм к постиндустриальным усложненным виртуальным сетевым системам, город, втягивая в свои границы и системы отношений внегородское пространство и одновременно продуцируя и распространяя образцы городской жизни за свои пределы, во все большей степени выступает в новом качестве при 1 структурировании общего социокультурного пространства. Изменения в развитии города - это не только выход его за пределы ранее поддерживаемых им региональных и национальных рамок, но и новые содержательные и смысловые характеристики городской культуры. Для формирующейся, урбанистической реальности характерна актуализация таких черт городского образа жизни, как кратковременность и поверхностность социальных связей, повышение интеллектуально-эмоциональной нагрузки, потребительское отношение к природе и подчинение искусственно установленным ритмам жизни, адаптивность и открытость горожанина к инновациям, «мультикультурность». Множество субкультур, . фрагментарность утверждают плюрализм как основную характеристику современной городской культуры, порождающей систему сообществ, объединенных по ■ принципу ценностных ориентиров, предпочтений, мировоззренческих установок. В связи с этим возникла необходимость переосмысления традиционного представления, о городе как социальной общности и о пути самоопределения городского человека в современной городской культуре.

В результате исследования особенностей самоопределения человека в традиционной и современной городской культурах мы подтвердили свое предположение, что этапы и направления формирования городского человека напрямую зависят от форм городской культуры, социокультурных и экономических детерминант временного контекста, в который она встроена. Однако оказалось возможным выделить ряд характерных черт, которые отличают городского человека от «негородского» на все м протяжении его эволюции: примат рационального типа мышления; над мифологическим, душевным, религиозным, индивидуальный тип сознания, повышенная степень социальной и культурной мобильности, узконаправленный'профессионализм. Впервые оформившееся в античном полисе представление о городском человеке как носителе стоических добродетелей, способном на формирование индивидуальной позиции и небёзучастном жизни полиса, окончательно отделяется от «негородского человека» в средние века. Период Реформации и идеи эпохи Ренессанса приводят к пересмотру городским человеком своего места в социуме, отношения к религии, труду, достатку - к раннее жестко регламентированным религией и феодальной идеологией сферам жизни средневекового общества. В результате секуляризации и формирования новой буржуазной общественной формации к Новому времени человеком города становится наиболее индивидуально-ориентированный, предприимчивый, более гибкий горожанин. С этого момента традиция окончательно утрачивает свою силу как механизм социального контроля и форма воспроизводства утвердившегося образа жизни, появляется проблема «отцов и детей». В большом капиталистическом городе человеку необходимо быть способным противостоять увеличивающемуся количеству вызовов. С одной стороны, он более автономен, инициативен в городской жизни, с другой, - он становится частью более глобальной капиталистической машинной системы. Будучи встроенным в существующий режим массового производства, человек становится потребителем и генератором материальных и идеальных ценностей массовой культуры. Во второй половине XX в.- с трансформацией капиталистических форм в более гибкие, информационно-ориентированные человек города оказывается в ситуации социального, культурного, экономического плюрализма. Как следствие, усиливается степень его индивидуализации, мобильности, специализации труда, появляется проблема самоопределения, связанного со сменой ценностно-нормативного набора, с отсутствием единого целостного постоянного мировоззренческого каркаса.

В ходе настоящего исследования при рассмотрении города как социальной общности в историческом срезе было введено понятие урбании для характеристики специфики современной социальной ситуации. Было установлено: город как общность на всем протяжении своего развития претерпевает существенные изменения. Само понятие города как социальной общности появляется только к Новому времени в связи со значительной трансформацией самих городских форм в процессе индустриализации и капитализации. Отношения между горожанами начинают выстраиваться, согласно функциональному принципу, на основе взаимовыгодного интереса. Сегментируется городская среда, исчезает значение организующего ядра (площадь, рынок, храм и проч.) как аккумулирующего общественного места. В условиях динамично развивающихся метрополий формы общения с незнакомцами становятся более абстрактными, в то время как в близком окружении человек становится более открытым. В результате, с одной стороны, у индивида вырабатывается сознательное равнодушие к межличностным отношениям как защитный механизм от уязвимости. С другой, - в силу отсутствия единой ценностно-нормативной базы, нивелирования традиционных схем городского поведения, единственным ориентиром во взаимоотношениях становится максимально личностно окрашенная позиция, свобода выбора. Ситуация дестабилизируется окончательно, с появлением новых информационных технологий, средств коммуникации, появлением новых более глобальных форм расселения. Новый глобализирующийся^ мир плюрализма заменяет исторически сложившиеся формы самоопределения человека; в городе (община, семья, государство' и т.д.), результатом чего становится, возрастающий кризис социальности и идентичности. Утрата социальных ролей-масок в атомизированной городской общности вынуждает индивидов объединяться* вокруг определенных форм самойдентификации, создавая? множество автономных закрытых друг для-друга, сообществ. Мы пришли к выводу, что само существование городов как коммуникативных артефактов на сегодняшний день.ставится'под вопрос, а не, собственно; жизнь в урбанизированном мире. Отсутствие внешних ценностно-нормативных, механизмов; социальных регуляторов; определяющих степень дистанции между городскими «незнакомцами» приводят к формированию качественно новой ^социальной' общности, которую мы обозначили «урбания». Характерными чертами ее являются персонифицированные краткосрочные взаимоотношения между людьми, основанные? на стремлении к самоопределению- в, плюралистичном; фрагментарном городском пространстве.

Проделав;' антропологический анализ; современного городского5 пространства, далее! в ходе исследования 'акцент был сделан на рассмотрение непосредственного влияния вышеуказанных. наблюдаемых тенденций на форму и содержание самоопределения современного человека.

Систематизируя: изложенный материал, посвященный раскрытию эволюции теоретических образов понятия маргинальное™ с учетом; цивилизационной специфики, мы приходим к выводу, что в своем становлений и развитии, указанный феномен проходит несколько стадий;, подвергается множеству отличных друг от друга подходов. Однако; до-настоящего момента' ни: в западной;. ни в* отечественной академической среде не выработано единого общепринятого представленияч о- маргинальности: Объем понятия; маргинальности меняется с момента своего становления; в зависимости от выбора системы отсчета; относительно^ или в рамках которой исследуется данный феномен. С момента появления в рамках чикагской социологической школы термин «маргинальность», а также «маргинальная личность» используется в исследованиях межэтнических взаимодействий, результатов миграционных процессов, роста больших городов для описания человека «на границе между двумя культурами, двумя, социальными мирами, не способного принадлежать ни к одному из них». Несмотря на критику и уточнения, существенно меняется представление о рассматриваемом феномене к сер. XX в. в связи изменением социо-экономических и культурных цивилизационных детерминант: появление новых технологий, глобализация рынков, значительное усиление мигрантских потоков. Маргинальность все чаще связывается с социально-экономическими и структурными изменениями в обществе. Статус маргинальности приобретает яркий негативный оттенок, обозначая человека «на обочине», лишившегося-социального статуса в обществе. В результате достаточно четко выделяются различные ракурсы понимания маргинальности и связанных с этим, комплексов причинно-следственных процессов. Однако их все можно обозначить ключевыми словами: "промежуточность'.', "окраинность", "пограничность", по-разному определяющих основные акценты в изучении маргинальности. На исходе XX в. роль маргинальных личностей и групп приобретает положительный статус, поскольку для успешного осуществления деятельности личность не должна ограничиваться интернализованной системой социальных ролей и моральных норм. Наиболее радикально изменяется интерпретация маргинальности у теоретиков постмодернизма.

На наш взгляд, маргинальность, несомненно, является признаком современной культуры. Процессы глобализации, урбанизации с их разнообразием культурных паттернов, ослабленностью традиционных культурных, социальных,, семейных форм, разрушением регламентаций предельно обостряют проблему человеческого самоопределения. Финальное определение маргинальности звучит как невозможность в> настоящий момент обретения «привязанности» к среде, своих координат существования и субъективное переживание этого процесса как отсутствие целостности, комфорта культурного окружения.

Предложенное понимание социокультурного пространства современного города далее было рассмотрено как условие обретения идентичности современного человека Было установлено, что от носителя1 традиционного типа сознания, характеризующегося низкой степенью адаптивности, коллективной логикой, горожанина отличает высокая степень социальной и культурной мобильности, многочисленный круг ценностных ориентиров, жизненных сценариев, наличие свободы выбора. Именно свобода как необходимость самостоятельного автономного принятия решений влечет за собой появление ответственности за принятое и реализованное решение, а, следовательно, и индивидуализацию человеческого существования. Окончательное «освобождение» городской культуры от авторитета традиций, могущества «абсолютов», детерминированности социальных и экономических структур Нового времени приводят к увеличивающемуся разнообразию жизни, I окончательному установлению индивидуализированной капиталистической культуры. С утратой готовых социальных, политических, религиозных конструктов в условиях индустриального и постиндустриального урбанизма человек оказывается перед многочисленным рядом вызовов, формирующих качественно иную среду самоопределения.

Рассмотрев концептуальные стороны феномена самоопределения, мы останавливаемся на понимании процесса самоопределения как достижения человеком своей идентичности, тождества с собой, способности самооопределения. Признавая современную природу идентичности как множественного набора равнозначных жизненных логик, исследователь видит условием успешного самоопределения личности в окружающей ее социокультурной реальности удовлетворение трех ключевых человеческих потребностей: чувства общности, наличие структуры и осмысления жизни.

Однако вышеописанные качественно новые черты современной городской культуры подвергают сомнению наиболее фундаментальные категории традиционно сложившихся и единственно возможных условий \ для самоидентификации личности. Отвечая на вопрос о природе уготованного пути личностного самоопределения, мы приходим к выводу, что в современном городском мире, где главными ценностями признаны свобода выбора, мобильность и высокая степень адаптации к новым условиям, человек оказывается не способным выстраивать внутреннюю долгосрочную систему ценностей и жизненных установок. Утратив долгосрочные приятельские формы, отношений, способность сохранения1 семьи как «оазиса стабильности», современный человек выходит, на конкурентное поле после очередной работы во «всеоружии» и ощущает себя всегда разным, согласно ситуативному отнесению к определенному «карманному» (по Тоффлеру) набору ценностных логик. В итоге жизнь человека в условиях кризиса идентичности приобретает прерывный характер, в котором присутствует повторение одних и тех же ошибок, событий, никак не связанных друг с другом.

Вг финальной части нашего исследования- мы обозначили путь и форму У самоопределения» урбанизированного^ человека как участника новой социальной реальности — урбании. Освободившись от первичных уз, модернистских оков, человек лишается также и связей, механизмов, дававших ему чувство уверенности и принадлежности к какой-то общности. Потеряв определенное место в этом мире, человек прежний теряет и ответ на вопрос о смысле его жизни. Поскольку самотождественность личности является производной от состояния общества, то в ситуации дестабилизации, децентрации социальной системы утрачивается и личностная целостность и упорядоченность. Фрагментарный характер урбанистического мира, одноразовость ценности и многообразие норм персонифицируются в новом типе человека — маргинале, переживающим состояние амбивалентности бытия в силу отсутствия целостной идентичности. Конструирование социальной действительности становится основополагающим свойством человека. Маргинализация же, согласно нашему представлению, это процесс превращения современного городского жителя в маргинала - не просто индивида «на рубеже культур», но в человека, не осознающего «пограничности» своего положения.

Признавая факт присутствия динамики новой системы связей, построенной вокруг самоконструируемой идентичности, а также учитывая представленные в работе диссертационные выводы, автор берет на себя смелость закончить работу обозначением проблемного поля, требующего дальнейшего теоретического и практического осмысления: означает ли маргинализация человека пограничное положение между сменой старого и нового цивилизационного формата, будучи шагом на пути к новой концепции индивида, либо она заключает в себе дегуманизирующее начало, означающее смерть культуры, смерть личности, точку невозврата.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Лапова, Ирина Юрьевна, 2009 год

1.Авдеев, А. А. Семья в докапиталистических формациях // Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. (Демография: проблемы и перспективы) / Под ред. JI.JI. Рыбаковский. М.: «Мысль», 1986. - 204 с.

2. Андреев, Ю.В. Историческая специфика греческой урбанизации. Полис и город // Город как социокультурное явление исторического процесса / Под ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1995. - С. 87-93.

3. Андреев, Ю.В. Начальные этапы становления греческого полиса // Город и государство в древних обществах. Межвузовский сборник / Под ред. Г.Л. Курбатова. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1982. -С. 13-26.

4. Андреев, Ю.В. Ранние формы урбанизации // Вестник древней истории, -1987. -№ 1.-С. 3-18.

5. Антонов, А.И. Социология семьи / А.И. Антонов, В.М. Медков. М.: Издательство МГУ: Издательство Меж/нар. университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 1996. - 304 с.

6. Аристотель. Политика. (http://www.koob.ru/aristotel/).

7. Аръес, Ф. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке / Ф. Арьес. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 1999. 415 с.

8. Атоян, А.И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурно-исторического синтеза // Политические исследования. 1993. - № 6. - С. 29-38.

9. Атоян, А.И. Социомаргиналистика / А.И. Атоян. Луганск: РИО ЛИВД, 1999.-456 с.

10. Бальзак, О. Блеск и нищета куртизанок. М.: ACT Москва, 2007. - 525 с.

11. Баньковская, С.П. Интервью с Э. Гидденсом // «Журнальный зал» в «Русском журнале». (http://magazines.russ.ru/oz/2003/l/2003.01.05.html).'

12. Баньковская, С.П. Миграция, свобода и гражданство: парадоксы маргинализации // Политические исследования. 2006. - № 4. - С. 120-126.

13. Баньковская, С.П. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальности//Отечественные записки;,-2002.г №6. •.- (http://www.strana-oz.ru/?numici:=7&article=327).

14. Баткин, JI.M;. К спорам'■ о логико-историческом определении индивидуальности // Одиссей. Человек в истории. 1990. М.: Наука, 1990. - G. 59-76. ■ ■ ■ . . \

15. Баткин, JI.M. Европейский человек наедине с собой. Очерки о культурно-историческом. основании и пределах личного самосознания / Л.М. Баткин. М;: Еоссийский,гуманитарный университет, 2000.- 902 с. •

16. Бауман, 3: Индивидуализированное, общество. / 3. Бауман. М.: Логос, 2005. -390 с. . . ;

17. Бауман, 3. Город страхов, город надежд / 3. Бауман // Логос: философско-литературный журнал.- 2008.-№ 3 (66). G. 24-54; *

18. Бауман, 3. Пять прогнозов и множество оговорок / 3. Бауман // Иностранная литература. 2006. - № 8.- (http://magazines.mss.ru/inostran/2006/8/bal4.html);

19. Бауман, 3. Текучая современность (Liquid:Modernity) / 3. Бауман. — СПб:: Питер, 2008. 240 с.

20. Бгщилли, П.М. Элементы средневековой культуры: монография / П.М. Бицилли: СПб.: Мифрил, 1995. - 243 с.

21. Богданова, О.А. Проце сс секуляризации и к ризис личности в Западной культуре XX века. — (www.i-u.ru).

22. Боголюбов, В. С. Актуальные проблемы крупных городов / B.C. Боголюбов;- СПб: СПбГИЭА,. 1997. 194 с.

23. Бодрияр, Ж. Символический обмен и смерть / Ж. Бодрияр. М.: Добросвег, 2000. -387 с.

24. Бродель, Ф. Что такое Франция? Пространство и история / Ф. Бродель. — М.: Издательство им. Сабашниковых, 1994. 405 с.

25. Бродель, Ф. Материальная цивилизация- экономика и капитализм; XV-XVIII вв.: монография в 3-х т./ Ф. Бродель. -М. б.и., 1992. Т. 1. -518 с.

26. Буркхардт, Я: Культура Возрождения .в Италии / Я. Буркхард. М.: Юристь, 1996. -575 с.

27. Бухаева, Р.В. Этнокультурная, маргинальность в условиях модернизации: Автореф. дис. на соис. уч. степ. к. соц. н. / Р.В. Бухаева'. — Иркутск, 2003:-17 с.

28. Валъденфелъс, Б. Одновременность неоднородного: Современный, порядок; в зеркале большого города / Б. Валь'дельфельс // Логос: философско-литературный журнал. 2000. - № 3-4. - С. 337-350.

29. Вебер, М. Город // Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994.-С. 309-446.

30. Вебер, М. Протестантская этика и дух капитализма / М. Вебер. 2-е изд., доп. и испр.. — Mi: Российская политическая энциклопедия, 2006. 648 с.

31. Воронофф; Дж. Социальный кризис в Японии / Дж. Воронофф // Япония в конце XX века: экономика^ социология, управление: реф. Сб. / Под ред. А.И: Фурсова.- М.: РАН ИНИОН, 2002. С. 6-53:

32. Всеобщая история искусств; В 6 т. — М.: Государственное издательство «Искусство», 1962. Т. 3: Искусство эпохи Возрождения / Под ред. Ю.Д. Колпинского, Е.И. Ротенберга. LXXX с.

33. Галлимулина,' З.Х. Маргиналы: понятие и эмпирическая реальность: Автореф. дис: на соис. учхтеп. к. соц. н. / З.Х. Галлимулина. — Казань, 1995. -19 с.

34. Голод, С.И. Современная семья: плюрализм моделей: / С.И. Голод // Социологический журнал. 1996. - № 3/4. — С 99-109.

35. Голъц, А. Урбанизация как феномен культуры: закономерности социально-информационного разнообразия 7 А. Тольц // Известия Российской академии наук. -М.: «Наука», 1994. № 3. С. 24-37.

36. Город в процессах исторических переходов: теоретические аспекты и социокультурные характеристики: сб.ст. / Под ред. Э.В. Сайко. — М.: Наука, 2001. -354 с.

37. Города на Востоке: хранители традиций и катализаторы перемен. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990.-278 с.

38. Горный, Е. Онтология виртуальной; личности / Персональный сайт Е. Горного. — (http://www.zhurnal.ru/stafl7gorny/texts/ovr.html).

39. Деминцева, Е. Быть «арабом» во Франции'/ Е. Деминцева. М.: Центр цивилизационных и региональных исследований, 2008. — 192 с.

40. Дилигенский, Г.Г. В защиту человеческой индивидуальности / Г.Г. Дилигенский // Вопросы философии. 1990. - № 3. - С. 31-45.

41. Дьяконов, И.М. Экономика древневосточного города (Передняя Азия, Ш-П т. до н.э.)7 И:М. Дьяконов. М'.: Наука, 1970. - 20 с.

42. Дьяконов, И.М. Город в Южном Двуречье времени Ранней древности (особенности развития) // Город как социокультурное явление исторического процесса / Под ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1995. — С. 61-66.

43. Дьяконов, И.М. «Номовые государства», «территориальные царства», «полисы» и «империи». Проблемы типологии / И.М. Дьяконов, В.А. Якобсон // Вестник Древней истории. 1982. - №2. - С. 3-17.

44. Енисеев, М.И. Психологический энциклопедический словарь. — М.: ' Проспект, 2006. 560 с.

45. Ермилова, А.В. Лица без * определенного места жительства как маргинальная группа современного российского общества: автореф. дис. на соис. уч. степ. к. соц. н. / А.В. Ермилова. Нижний Новгород, 2003. - 22 с.

46. Ефремова, ЕЖ. Маргинальность как фактор социокультурной динамики: Автореф. дис. на соис. уч.степ. к. филос. н. / Е.И. Ефремова. Иркутск, 2006. -16 с.

47. Зайцев, И.В. Маргинальность как социально-философская проблема: Автореф. дис.на соис. уч. степ. к. филос. н. / И.В. Зайцев. — Омск, 2002. 21 с.

48. Заковоротная, М.В. Идентичность человека. Социально-философские аспекты / М.В. Заковоротная. Ростов н/Д.: Издательство Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 1999. - 196 с.

49. Заковоротная, М.В. Информационные технологии: индивидуализм и тотальность (социально-психологические аспекты) / М.В. Заковоротная // Человек и город. М.: МГВПКОКС, 2000. В 2-х т. - Т. 1. - С. 91-93.

50. Зиммель, Г. Большие города и духовная жизнь / Г. Зиммель // Логос: философско-литературный журнал. 2000. № 3-4. С. 23-30.

51. Зубок, Ю.А. Маргинализация социальная / Ю.А. Зубок // Социологическая энциклопедия. Т.1. М.: Мысль, 2003. - 592 с.

52. Иванова, Н.В. Маргинальность в политическом пространстве: Автореф. дис. на соис. уч. степ. к. пол.н. / Н.В. Иванова. Саратов, 2005. 17 с.

53. Ильин, В.Г. Город : образ, концепт, реальность: (социокультур. анализ) / В. Г. Ильин ; Юж. отд-ние РАО и др.. Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 2003.- 246 с.

54. Казанский, В. Вопросы о пространстве маргинальности / В. Каганский // Новое литературное обозрение. 1999. - № 37. - С. 529-629.

55. Кагермазова, С.Б. Маргинальность как проблема социологии. Автореф. дис на соис. уч. степ к.соц.н. / С.Б. Кагермазова. — СПб, 1994. — 16 с.

56. Калъвино, И. Незримые города / Сайт книги И. Кальвино.- (www.calvino.lib.ru/mainframeset.html).

57. Кармазина, E.B. Философия свободы и проблема идентичности / ,Е.В. Кармазина. Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2006. — 236 с.

58. Х.Карцева, JI.B. Модель семьи в условиях трансформации российского общества / JI.B. Карцева // Социс. 2003.- № 7. - С. 24-29

59. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс.- М.: Высшая школа экономики, 2000. 607 с.

60. Кирилюк, С.С. Феномен маргинальности: проблема устойчивости бытия личности: Автореф. дис на соис. уч. степ к.филос.н. / С.С. Кирилюк. -Челябинск, 2006. 26 с.

61. Кларк, Д.Б. Потребление и город, современность и постсовременность / Д.Б. Кларк // Логос: философско-литературный журнал. 2002. № 3 (34).-С. 35-61.

62. Кнабе, Г. С. Изменчивое соотношение двух постоянных характеристик человека / Г.С. Кнабе // Одиссей. Человек в истории. 1990. М.: Наука, 1990. -С. 10-13.

63. Коган, Л.Б. Быть горожанами / Л.Б. Коган. М.: Мысль, 1990. - 206 с.

64. Кон, И. Личность и общество. (Возвращаясь к проблеме отчуждения) / И. Кон // Скепсис: научно-просветительский журнал.- (http://scepsis.ru/library/idl 113.html).

65. Кошеленко, Г.А. Полис и город: к постановке проблемы / Г.А. Кошеленко // Вестник Древней Истории. 1980. - № 1. - С. 3-29.

66. Коэн, Р. Социальные.последствия современного технического прогресса / Р. Коэн // Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С. Гуревича: — М.: Прогресс, 1986. С. 210-225.

67. Крупные города на пороге XXI века: проблемы, перспективы. Материалы международной научно-практической конференции. В 2-х т. — Волгоград: Волг ГАСА, 2000. 135 с.

68. Легикевич, Т.Г. Неопределенность в мире и мир неопределенности (философские размышления о порядке и хаосе). Ростов н/Д.: Изд-во Рост.ун-та, 1994.-232 с.

69. Липовецки, Ж. Эра пустоты: эссе об индивидуализме / Ж. Липовецки. — СПб.: «Владимир Даль», 2001. 331 с.

70. Литвинова; Т. А. Анализ города: социологическая история Ф. Броделя и историческая социология М. Вебера / Федеральный образовательный портал. (http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/46428.html).

71. Макарова, М.Н. «Конец труда»: миф и реальность постиндустриализма / М.Н. Макарова // Экономическая социология. 2007. - (http://escoc.msses.ru):

72. Малахов, B.C. Неудобства с идентичность / B.C. Малахов // Вопросы философии. 1998. - № 2. - С. 43-54.

73. Малахов, В. Парадоксы мультикультурализма // Иностранная литература, 1997.-№ 11.-С. 171-174.

74. Кравченко. -М.: Академ, проект, 2003. — С. 550-551.

75. Маргинальность в современной России. Коллективная монография. Серия: «Научные доклады». № 121. — М.: Московский общественный научный фонд, 2000.-208 с.

76. Мельникова, Н.Е. Феномен маргинальность в системе культуры: социально-философский анализ: Автореф. дис на соис. уч. степ к. филос. н. / Н.Е. Мельникова,- Москва, 2007. 22 с.

77. Митина, И.В. Культурная маргинальность: концепции и процессы: Автореф. дис. на соис. уч.степ.к. филос.н. / И.В. Митина. Ростов на/Д., 1997. -С. 13-14.

78. На изломах социальной структуры / Под ред. А.А. Галкина. М.: Мысль, 1987.-315 с.

79. Навджавонов, Н. О. Проблема маргинальной личности: постановка задачи и определение подходов// Социальная философия в конце XX века. М., 1991. с. 45-47.

80. Немцов, М. Блюз простого человека / М. Немцов // Мураками X. Слушай песню ветра. Пинбол 1973. М:: Эксмо, 2002. - С. 279-280.

81. Николаев, В.Г. Проблема маргинальности: ее структурный контекст и социально-психологические импликации / В.Г. Николаев // РЖ Социология. 1998. №2.-С.

82. Нордстрем, К.А. Бизнес в стиле фанк. Капитал пляшет под дудку таланта / К.А. Нордстрем, Й. Ридцерстрале. СПб.: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2001. - 479 с.

83. Овцов, Г.В. Восприятие времени как одного из факторов, способствующих формированию стресса в условиях мегаполиса / Г.В. Овцов,

84. А.Э. Потиевский // Человек и стресс в условиях мегаполиса. Омск, 1998. - С. 34-35.

85. Панченко, Д.В. Личности свойственно некое благородство / Д.В. Панченко // Одиссей. Человек в истории. 1990. М.: Наука, 1990. - С. 18-21.

86. Петрарка, Ф. Сочинение философские и полемические / Ф. Петрарка. — М.: Росспэн, 1998. 479 с.

87. Петров, В.Б. Глобализация и философия постмодернизма / В.Б. Петров // Россия и Европа: грани межкультурной коммуникации / Под ред. Ю.М. Почты. М.: Изд-во РУДН, 2005. - С. 361-377.

88. Петрова, Е.А. Экзистенциальные трудности, кризисы и ресурсы совладания с ними: значение прародителей и истории семьи / Е.А. Петрова // Психология зрелости и старения. 2006. - №4. - С. 49-56.

89. Покасова, Е.В. Этническая маргинальность в изменяющемся мире: Автореф. дис. на соис. уч. степ. к. фил. н. / Е.В. Покасова. — Новосибирск, 2005.-26 с.

90. Полежаева, И.М. Об использовании понятия «маргинальность» в социологии / И.М: Полежаева, ВТ. Немировский // Образование и социальное развитие региона. Барнаул, 1999. - № 3-4. - С. 22-29.

91. Поланъи, К. Великая трансформация: политические и экономически истоки нашего времени: монография / К. Поланьи / Под ред. С.Е. Федорова. — СПб: Алетейя, 2002. 230 с.

92. Поляков, В.И. Маргинальная личность / В.И. Поляков // Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990. — С. 175.

93. Попова, В.И. Маргинальность / В.И. Попова // Социологическая энциклопедия. Т.1. М.: Мысль, 2003. - С. 593-594.

94. Попова, И.П. Маргинальность и особенности ее проявления в современном российском обществе: Автореф. на соис. уч. степ. к. соц. н./ А.П. Попова. Москва, 1994. - 24 с.

95. Попова, ИИ. Маргинальность: социологический анализ. Учебное пособие / И.П. Попова. — М.: Изд. «Союз», 1996. — 79 с.

96. Правоторова А.А. Глобализация или урбанизация: есть ли у нас выбор? / А.А. Правоторова // Донских О.А. Россия как цивилизация. Сб. научн. тр. -Новосибирск: ИД «Сова», 2008. С. 58-77.

97. Рашковский, Е. Маргиналы / Е. Рашковский // 50/50. Опыт словаря нового мышления. / Под общ. ред. Ю.Афанасьева и М. Ферро. М.: Прогресс, 1989.- С. 146-149.

98. Рашковский, Е.Б. Личность как облик и как самостоянье / Е.Б. Рашковский // Одиссей. Человек в истории. 1990. М.: Наука, 1990. - С. 13-15.

99. Сайко, Э.В. Переход в социальной эволюции и роль города в ее историческом выполнении / Э.В. Сайко // Город в процессах исторических переходов. Теоретические аспекты и социокультурные характеристики. — М.: Наука, 2001.-С. 10-51.

100. Самохвалова, В. Метафизика глобализации. От утопии к антиутопии. — (http://www.prospekts.ru/oykumena/kotel/metafizikaglobalizacii.html). • •

101. Сеннет, Р. Каждый — сам себе дьявол. Париж Умбера де Романа /

102. Р. Сеннет // Логос: философско-литературный журнал (электронная версия). — (http://magazines.russ.ni/logos/2002/3/sennet.html).

103. Сеннет, Р. Капитализм в большом городе: глобализация, гибкость и безразличие / Р. Сеннет // Логос: философско-литературный журнал. 2008. -№ 3 (66). - С. 95-108.'

104. Сеннет, Р. Коррозия характера / Р. Сеннет. Новосибирск: ФСПИ «Тренды», 2004. - 296 с.

105. Сеннет, Р. Падение публичного человека / Р. Сеннет. М.: «Логос», 2002. - 424 с.

106. Сигеле, С. Преступная толпа / Под ред. О.А. Донских. 2-е изд. -Новосибирск: Сова, 2006. — 148 с.

107. Степин, В С. Научное познание и ценности техногенной цивилизации / B.C.;Степин//Вопросы философии.-1989.-№ 10. С. 3-19:

108. Тоффлер, Э. Раса, власть и культура / Э. Тоффлер // Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С. Гуревича. М.: Прогресс, 1986.-С. 276-289.

109. Тоффлер, Э. Третья волна / Э. Тоффлер. М.: ООО Издательство ACT», 2004.-781 с.

110. Тоффлер, Э. Шо к будущего / Э. Тоффлер. — М.: ООО «Издательство ACT», 2003. 557 с.

111. Трубина, Е.Г. Рассказанное Я: Проблема персональной; идентичности в: философии современности: монография / Е.Г. Трубина; Екатеринбург: УрО РАН, 1995.- 151 с. . . '

112. Урбанизация в формировании социокультурного пространства / Под ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 1999. - 285 с.

113. Усмаиова, А Р. Маргинальность / А.Р: Усманова//

114. Всемирная энциклопедия: философия;/ Под ред. А;А.: Грицанова: М;:АСТ, 2001.-С. 604-605.

115. Фарж, А. Маргиналы А. Фарж // 50/50. Опыт словаря нового мышления. / Под общ. ред- Ю-Афанасьева?и М; Ферро. Mi: Прогресс; ,1989; С. 143-146.

116. Февр, Л. Бои за историю / Л: Февр. М.: «Наука», .1991. - 629 с.

117. Федосеенков, А.В. Социальная маргинальность: экзистенциальный: аспект: 'Автореф;. дис. на соис. уч. степ. к. филос. н. / А.В: Федосеенков. -Ростов на/Д., 1998. 24 с.

118. Флиер, А.Я: Культурологиягдля- культурологов: Учебное пособие;1 для> магистрантов и аспирантов, докторантов и= соискателей; а- также: преподавателей; культурологи? / А:Я: Флиер: — Mf: Академический^ Проект; Екатеринбург: Деловая книга,.2002. 459 с.

119. Фромм; Э. Бегство от свободы. Человек для-самого себя / ©бщ.редг.ШС. Гуревича: М;: Издат. Группа «Прогресс»^1995. - 256 с.

120. Фромм, Э. Человеческая ситуация ключ к гуманистическому психоанализу // Фромм Э. / Под ред. Д.А. Леонтьева. 2-е изд. СПб!: Азбука-ютсика, 2005. - 224 с.

121. Хакова, Г.М. Ответ на неопределенность: персонализация производства / Г.М. Хакова // Человек в условиях неопределенности. Сборник материалов Всероссийской конференции* 2006:- (http://forum.myword.ru/index.php?automodule=downloads&showfile:=4666).

122. Хесле, В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности / В. Хесле // Вопросы философии:.- 1994 № 10: С. 112-124.

123. Хосе; Ортега-и-Гассет. Восстание масс / Хосе Ортега-и-Гассет. — М:: ACT: Ермак, 2005. 269 с.

124. Хренову Hi А. Урбанизационные аспекты перехода в истории культуры / Н.А. Хренов // Еород в процессах исторических переходов. Теоретические аспекты и социокультурные характеристики.—М;: Наука, 2001. С. 363-366.

125. Чепелик, О. Утопические аспекты современного урбанизма / О. Чепелик //Художественный журнал.- 2003. № 51/52:- (http://xz.gif.ru/numbers/51-52/urbanizm/).v> 149:' Черан, Дж. Нью-Йорк. История безумного города / Дж. Черан. М.: Астрель:АСТ, 2004. 176 с.

126. Шавердян, Г.М. Маргинальная ситуация;/ F.M. Шавердян // Социология: словарь-справочник. Т.З. Междисциплинарные исследования. М.: Наука, 1991.-С. 94-95. •

127. Шан, Б.-Й. Общины и развитие общины в ХХГвеке. — (www.old.hokma.ru/db/mc/hanoh/ben yosef community development in future: rusidoc).

128. Шаминский, B.A. Культурная? маргинальность как' социально-философская проблема: Автореф. дис. на соис. уч.стетк.филоЫн.» / В.А. Шапинский. --М., 1990. 15 с.

129. Шапинский, В:А. Проблема маргинальное™ в культуре / В.А. Шапинский //Ценности культуры и современная эпоха. — М.: Наука, 1990. С. 6-14.

130. Швейцер, А. Культура и^ этика / Под ред. проф. В. А., Карпу шина. М.: Прогресс, 1973.- 343 с.

131. Шеманов, А.Ю. Проблема самоидентификации как предмет исследования/ А.Ю. Шеманов // Постижение культуры. Ежегодник. В. 7. - М.: Российский институт культурологи, 1997. - С. 148-179.

132. Шибутани, Т. Социальное изменение и развитие личности / Т. Шибутани // Шибутани Т. Социальная психология. М.: «Прогресс», 1969. - 535 с.

133. Штшве, Р. Амбивалентность, индифферентность и социология чужого // Журнал^ социологии и социальной антропологии; 1998. - Т. 1. - №• 1. -(http://www.ecsocman.edu.ru/jssa/msg/180279.html).

134. Эллюлъ, Ж. Другая революция / Ж. Эллюль // Новая- технократическая волна на Западе / Под ред. П.С. Гуревича. М.: Прогресс, 1986. - С. 147-153.

135. Якимович, А. Культура и преступление / А. Якимович // Иностранная литература. 1995. - № 1. - С. 245-251.

136. Байт, S. Communities of the Postindustrial City / S. Baum, P. Mullins, R. Stimson, K. O'Connor // Urban Affairs Review. 2002. - № 37,322. -(http://uar.sagepub.eom/cgi/content/abstract/37/3/322).

137. Bauman, Z. From Pilgrim to Tourist — or a Short History of Identity / Z.i

138. Bauman^// Questions of Cultural identity / Ed. by S. Hall, P. Du Gay. -Los Angeles, London, New Delhi, Singapore: SAGE Publications, 1996. — 198 p.

139. Burgess, E.W. The Growth of the city: introduction to a Research Project / E.W. Burgess // The City. By R.E. Park, E.W. Burgess, R.D. McKenzie. Chicago, Illinois: The University if Chicago Press, 1925. - 300 p.

140. Cherot, N. Postmodern Urbanism: Reality or Fantasy? / N. Cherot, J.M. Murray // Urban Affairs Review. 2002. - № 37, 432. - (http://uar.sagepub.com).

141. Donald, J. The Citizen and the Man About» Town / J. Donald // Questions of Cultural* identity / Ed. by S. Hall, P. Du Gay. Los Angeles, London, New Delhi, Singapore: SAGE Publications, 1996. - 198 p.

142. Faunce, W.A. Professionalization and Stratification Patterns in an Industrial Community / W.A. Faunce // AJS. 1967. - V. 72. - № 4. - P. 341-350.

143. Fisher, C. S. Toward a Subcultural Theory of Urbanism/ C.S. Fisher I I AJS. -1975.-V. 80.-№6.-P. 1319-1341.

144. Fisher, C.S. A Research Note on Urbanism and Tolerance / C.S. Fisher // AJS.- 1971. V. 76.-№ 5. P. 847-855.

145. Form, W. H. The Social Construction, of Anomie: A Four-Nation Study of Industrial Workers / W.H. Form // AJS. 1975. - V. 80. - № 5. - P 1165-1189. *

146. Guterman, S.S. In Defence of Wirth's .«Urbanism as a way of life» / S.S. Guterman // AJS. 1969. - V. 74. - № 5. - P. 492-499.

147. Johnston, R. The Concept of "Marginal man": A Refinement of the Term / R. ■ Johnston // Journal of Sociology. 1976. - № 12. - P. 145-147 -(http://jos.sagepub.com).

148. Jose, A. Del Pilar. Marginality Theory: The Lack of Constuct Validity / A. Del Pilar Jose, Josedilynda, O. Udasco // Hispanic Journal of Behavioral Sciences. -2004. -№ 26-3. -P.3-15.- (http://hjb.sagepub.eom/cgi/content/abstract/26/l/3).

149. Hall; S. Who needs "Identity"? / S. Hall'// Questions of Cultural identity / Ed. by S. Hall, P: Du Gay. — Los Angeles, London, New Delhi, Singapore: SAGE Publications, 1996. 198 p.

150. Hawley, A.H. Review Symposium. A Nation of Strangers. By Vance Packard / A.H. Hawley // AJS. 1973. - V. 79. - № 1. .

151. Kenneth, K. Social and Psychological Consequences of Intergenerational Occupational Mobility / K. Kenneth // AJS. 1971. - V. 77. - № 1. - P. 5-6.

152. Kilminster, R. Narcissism or Informalization? Christopher Lasch, Norbert Elias ans Social Diagnosis / R. Kilminster I I Theory Culture Society. 2008; 25; 131. -(http://tcs.sagepub.com).

153. Marsh, R.M. Lifetime commitment in Japan: roles, norms, and values / R.M. Marsh//AJS. 1971. - V.,76.-№ 5.-P. 795-812.

154. Park, E. R. Race and Culture /E.R. Park. Glence, Illinoise: The Free Press, 1950.-403 p.

155. Park, R.E. The city: suggestions for the investigation of human behavior in the 1 urban environment / E.R. Park // The City. By R.E. Park, E.W. Burgess, R.D.

156. McKenzie. Chicago, Illinois: The University if Chicago Press, 1925. - 300 p.

157. Redjield, R. The Folk Society / R. Redfield // American Journal of Sociology. -1947.-Vol. 53,-№4.

158. Review Simposium. A Nation of Strangers. By Vance Packard // AJS. 1979. -V. 79.-№ 1.-P. 167-173.

159. Sennett, R. The culture of the new capitalism. (The Castle lectures in ethics, politics, and economics) / R. Sennett. New Haven&London: Yale University Press, 2006.-214 p.

160. Short, J.R. Megalopolis: Trends and Prospects.- (http://www.lboro.ac.uk/gawc/rb/rb254.html).

161. Simsova, S. The Marginal Man / S. Simsova // Journal of Librerianship and Information Science. 1974. - № 6. - P. 46-53.- (http://lis.sagepub.eom/cgi/content/abstract/6/l/46).

162. Smith,' R.G. Poststructuralism, Power and the Global City. — (http://www.lboro.ac.Uk/gawc/rb/rbl70.html#fl0).

163. Soju, E.W. Postmetropolis. Critical Studies of Cities and Regions / E.W. Soju.- Oxford:- Blackwell Publishers Ltd, 2000. 464 p.

164. Stephen, R. Marks. Durkheim's Theory of Anomie / R.M. Stephen // AJS. -1974.-V. 80.-№2.-P. 329-363.

165. Stephenson, J. B. Is everyone Going Modern? And Critique and a Suggestion for Measuring Modernism / J.B. Stephenson // AJS. 1968. - V.74. - № 3.

166. WirtPi, L. On cities and Social life / L. Wirth. Chicago, London, USA: The University of Chicago Press, 1964. 350 p.

167. Wirth, L. Urbanism as a Way of Life / L. Wirth. AJS. - 1939. - V. 44. - № 1.

168. World Urbanization prospects: the 2007 revision- (http://www.un.org/esa/population/publications/WUP2005/2005wup.html).

169. Отрывок из произведения Достоевского Ф.М. «Зимние записки о летних впечатлениях»

170. Отрывок из произведения Бальзака О. «Сцены из Парижской жизни»

171. Отрывок из стихотворения Гомера «Слово обидно твое человек.»

172. Бога в нем видят, когда он проходит по улицам града»

173. Отрывок из произведения Кальвино И.1. Невидимые города»

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.